Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Золотой фонд » "Обратная волна"A. K. Naten


"Обратная волна"A. K. Naten

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

A. K. Naten перевод: Ehv-irina
Современные любовные романы
издано в 2005 г.


Аннотация

Любовь редко бывает идеальной…
Иногда, кажется, что ее не существует.
Молодая женщина бежит от своего прошлого, решая начать новую жизнь в новом городе, где сталкивается с властной и агрессивной M.J. Whitton…
Что ее ждет? Она не знает. Неужели ее мечта стала явью, или сбылся ее самый худший кошмар.

http://uploads.ru/t/B/P/p/BPpVS.jpg
Скачать в формате fb2   http://sf.uploads.ru/t/W9rhQ.png

    У людей забавные штучки

    плавают внутри.

    Они качаются как маятники,

    Которые возвращаются,

    подобно волнам.

    Милый,

    Мне не нужны деньги.

    Я могла бы обрести счастье

    С тем, кого я люблю…

    Garbage

Глава 1

Эллисон с облегчением вздохнула, когда, наконец, свернула на своем голубом VW Жук на 200 block of West Market Street. Три раза повернув не туда и заблудившись в огромном, шумном городе Джексонвилл, блондинка уже была готова закричать от отчаяния. Но это было еще полбеды. Ранним июльским утром было ужасно жарко, и, будучи, уже вся мокрая, она боялась испортить свой совершенно новый костюм, который обошелся ей в кучу денег.

К счастью, она выехала на полчаса раньше, поэтому опоздать в свой первый рабочий день ей не грозило. Повернув на светофоре, блондинка легко нашла высотное здание, которое должно было стать ей новым домом.

Трудно не заметить четырнадцати этажное строение из металла и стали с синими тонированными стеклами, подумала девушка с довольной улыбкой.

Эллисон нервничала. Мало того, что она только недавно переехала в этот город, сегодня был ее «первый рабочий день» в новой компании. Под ложечкой предательски засосало, но она быстро вспомнила вчерашний ободряющий звонок сестры: «Ты со всем справишься, Элли, как всегда». Кейтлин. Она всегда помогала ей избавиться от тяжелых мыслей и укрепить ее уверенность в себе. Девушка улыбнулась, вспомнив, успокаивающий голос старшей сестры. Почувствовав себя немного лучше, она шагнула навстречу судьбе.

Джексонвилл известный как «Первое европейское поселение» был одним из крупнейших городов США, его деловая жизнь никогда не стояла на месте. Это был один из крупнейших торгово-промышленных центров на Юге страны, где господствовали индустриальные и финансовые гиганты. Традиции и модернизм, старое и новое смешалось в этом городе, лежащем на берегах реки Сент-Джонс, впадающей в Атлантический океан. Центральная набережная стала настоящим оазисом для туристов, где располагалось огромное количество бутиков, магазинов, ресторанов, кафе и других культурно-развлекательных объектов. Вся ночная жизнь этого удивительного города сосредотачивалась на пляже с его ночными клубами, барами и закусочными.

И хотя Эллисон выросла в городке, находящимся всего в нескольких часах езды, недалеко от Саванны, штат Джорджия, между ним и Джексонвилл была огромная пропасть. Это была своего рода «земля обетованная», куда съезжались люди разных культур и этнических групп. Молодая женщина надеялась, что этот город примет и ее тоже.

Учитывая причины ее побега, ей нужны были перемены, и желательно в лучшую сторону. Последние несколько лет, она начала чувствовать, что ее жизнь катится вниз, исчезли все краски, вокруг была одна пустота, и ничего, кроме неудач и разочарований. Все ее надежды, мечты и стремления, казалось, ускользали от нее все дальше и дальше. Она постоянно ощущала, что попусту тратит свое время и свою жизнь, а ведь вокруг было еще так много дел и вещей, которые ей хотелось сделать, увидеть и испытать. Услышав о возможностях, которые открывались перед молодыми, квалифицированными специалистами в быстро развивающемся деловом мире Джексонвилл, Эллисон решила использовать представившийся шанс и изменить свою судьбу.

И теперь, когда она была здесь, словно стоя на краю обрыва, то испытывала смешанные чувства трепета и возбуждения одновременно.

***

Блондинка заехала в подземный гараж и показала охраннику идентификационную карточку безопасности. Услышав в ответ вежливое: «Доброе утро и добро пожаловать, госпожа Филипс», она проехала в ворота.

Когда лифт остановился на 13-м этаже, Эллисон нерешительно вышла, оглядываясь вокруг и читая указатели на стенах. Все выглядело совершенно иначе в отличие от того раза, когда она была здесь несколько недель назад на повторном собеседовании, после которого ей предложили работу. Ей вдруг стало интересно, с чем были связаны все эти изменения. Наконец-то, найдя стол ресепшн, девушка подошла к грузной на вид, средних лет, женщине.

– Чем я могу вам помочь? – Спросила администратор, глядя на молодую особу, стоящую перед ней.

Эллисон постаралась, чтобы ее голос прозвучал как можно по-деловому. – Да, я Эллисон Филлипс, у меня на 9.00 утра назначена встреча с Джоном Стивенсоном…

– Ах, да, мисс Филлипс, – прервала ее женщина. – Я сообщу мистеру Стивенсону, что вы подошли. Добро пожаловать в Уиттон Incorporated, – сказала она не без гордости в голосе.

Эллисон поблагодарила секретаря и села в приемной на диванчик. Она снова начала нервничать. Для нее, получить работу в качестве помощника начальника департамента по персоналу в одной из крупнейших строительных инвестиционных компаний – это был огромный шаг. Уиттон Inc. была широко известна как огромная, успешная, семейная компания, которая имеет влияние во всех сферах деятельности, и которая продолжает развиваться и расти. Здесь были созданы прекрасные условия для работы и, главное, высокая заработная плата, удерживающая сотрудника от мысли сменить работу. Масса возможностей для карьерного роста, дополнительные премиальные за хорошо выполненную работу, и это был еще не весь список плюсов. Проведя все эти исследования, прежде чем отправить свое резюме, Элли поняла, что это было отличное место, чтобы начать новую жизнь.

– Эллисон! – Воскликнул высокий мужчина средних лет, выводя девушку из задумчивости. Джон Стивенсон был начальником департамента по персоналу и отличным парнем. Чуть за 50, песчано-светлые волосы, которые уже начали редеть, и карие глаза. Общительный, дружелюбный, от него исходила такая положительная энергетика, что с первых минут знакомства с ним, Эллисон поняла, что они обязательно сработаются.

Они мило болтали, идя по разным коридорам, пока, наконец, не вошли в огромное помещение, разделенное на рабочие сектора. Это напомнило Элли больницу, правда, здесь было намного просторнее, светлее, да и сама атмосфера была легкой и непринужденной. Вскоре Джон подвел ее к большому кабинету, который был явно свободен. Элли улыбнулась. Просторный рабочий стол, панорамные окна, удобное с высокой спинкой кожаное кресло, новый компьютер с огромным, плоским экраном монитора, достаточное количество шкафов для документов, и, в довершение всего, на столе стоял огромный букет с карточкой, на которой было написано: «Добро пожаловать в Уиттон Inc.» Очевидно, здесь умели встречать новых сотрудников.

– Это все ваше, – улыбнулся Джон, жестом приглашая девушку зайти в кабинет.

– Ничего себе, – единственное, что смогла произнести Элли.

Стивенсон лишь улыбнулся: – Да, кажется, что это немного слишком, но поверьте мне – эти молодые Уиттон знают, что они делают. – Девушка вопросительно посмотрела на Джона, не понимая, что он хотел этим сказать. – О, просто, старший Уиттон был далек от современных технологий, эстетичности и эргономичности, в отличие от своих детей, если вы понимаете, о чем я? – Объяснил он с улыбкой.

– О, понятно. – Элли улыбнулась. Значит, сейчас здесь всем заправляют «дети»?

– За последние несколько месяцев в компании произошли некоторые серьезные изменения, и все из-за новых боссов, – добавил Стивенсон, порождая в голове Элли множество новых вопросов.

Но на его замечание девушка лишь кивнула, сделав вид, что все поняла, хотя на самом деле она не помнила большую часть «общей» информации, которой с ней поделился Джон на предыдущих собеседованиях. Ей было известно, что Марк Уиттон был главой семьи и президентом компании. Также вспомнила, как Джон говорил ей, что кое-кто из его детей работают здесь, но кто именно, и чем они занимаются, Эллисон не помнила. Кажется, он также говорил ей и о том, что в компании идет «реструктуризация», но, услышав его нынешний комментарий, девушка хотела бы знать, что именно изменилось с момента ее последнего визита сюда.

Хотя, в действительности это не так уж и важно, подумала Элли про себя, я здесь для того, чтобы делать свою работу. Дела семьи Уиттон меня совершенно не интересуют.

***

Показав девушке ее кабинет, Стивенсон провел ей экскурсию по зданию, по дороге знакомя с огромным количеством сотрудников и рассказывая, в чем именно будут заключаться ее обязанности. После он пригласил ее на обед в местный кафетерий, который одновременно сочетал в себе функции гриль/салат-бара и кофейни, кроме того, там даже оказался небольшой киоск с мороженым.

– Это удивительно место. Отсюда вообще кто-нибудь когда-нибудь уходит? Если да, то я хочу знать ПОЧЕМУ? – пошутила Эллисон, когда они сели за столик.

– Да, я вас понимаю. Здесь чертовски хорошо отдыхаешь. Уиттон, конечно, многого ожидают от своих сотрудников, но они одни из немногих работодателей, которые, кажется, понимают, что если ты хорошо относишься к своим сотрудникам и обеспечиваешь им приятную атмосферу и все удобства, то тогда будет больше и отдача.

– Хм, ну, в этом я не вижу ничего новаторского, – сказала Эллисон, жуя бутерброд.

– Подождите, вот увидите комнату отдыха… она просто огромная, – сказал Джон, жестикулируя рукой.

– Компания занимает все 14 этажей? – Спросила Эллисон.

– Нет, около половины здания находится под арендой, остальное это Уиттон Inc., а также принадлежащие им кафетерии, конференц-залы, и много другое. О, кроме того, здесь есть еще и тренажерный зал, – добавил он с усмешкой.

– Вы шутите? – Недоверчиво спросила Эллисон.

Стивенсон покачал головой. – Нет. Это самое настоящее произведение искусства. Вот еще увидите наш бассейн, – сказал он с усмешкой, в то время как Элли, жуя, смотрела на него широко раскрытыми глазами. На какую-то долю секунды под взглядом невинно смотрящих на него нефритовых глаз, Джон почувствовал легкое возбуждение. Эллисон, несомненно, была очень привлекательной женщиной, однако он понял, что будет лучше не думать о своей новой коллеге подобным образом. У них возможны только чисто деловые отношения, даже если это убьет его. – Очень многим… нравится болтаться в спортзале, в надежде встретить… «друга или подругу», если вы понимаете, о чем я? – Сказал он с легкой ухмылкой, забрасывая удочку, чтобы узнать, свободна ли девушка или нет.

– О, поняла, – ответила Эллисон, пожимая плечами. – Но я не заинтересована в чем-то подобном,… по крайней мере, не сейчас, – добавила она, тоже ухмыльнувшись, и они вместе рассмеялись. Кроме того, я сомневаюсь, что найду здесь человека, который сумеет «заинтересовать» меня, одновременно про себя подумала блондинка. В этот момент на их стол упало две тени.

– Мисс Уиттон, мистер Калхун, рад встречи, – быстро вскочив со стула, поприветствовал Стивенсон темноволосую женщину и мужчину, пожав им руки. – Мэдисон Уиттон, Рэйфорд Калхун познакомьтесь Эллисон Филипс. Эллисон новый член моей команды, – представил он девушку. Услышав «Уиттон», блондинка быстро встала и взглянула на подошедшую пару.

Мэдисон Уиттон была очень привлекательной женщиной, ростом около 170 сантиметров, у нее были слегка волнистые, темно-русые волосы, ниспадающие чуть ниже плеч, прямой, тонкий нос, высокие скулы, идеальной формы рот и волевой подбородок. Стройная и хорошо сложенная, она скептически оглядела Элли с головы до ног своими глазами серо-стального цвета, выглядывающими из-под серебряной оправы очков. Женщина вежливо улыбнулась, когда они пожали друг другу руки. Она была одета в дорогой, классический деловой костюм, состоящий из темно-синего жакета и юбки, которая была достаточно короткой, чтобы не скрывать сексуальную привлекательность, и достаточно длинной, чтобы при этом выглядеть строго официально.

Рэйфорд Калхун был чуть выше Мэдисон, мускулистый, также довольно хорошо сложенный, с каштановыми волосами, глубокими карими глазами и невероятно белыми зубами, выделяющимися на фоне бронзовой от загара кожи. Он был молод и одет не так официально: коричневые хлопковые брюки и рубашка с коротким рукавом. От него так и веяло аурой «смазливого мальчика». На его фоне Мэдисон выглядела более изысканно и профессионально, поэтому Эллисон стало немного любопытно, что связывает этих двух таких разных людей.

– Очень приятно познакомиться с вами, мисс Уиттон, мистер Калхун, – как можно вежливее поздоровалась Элли. Пока Рэйфор пожимал ей руку, она не могла избавиться от ощущения, что серые глаза Мэдисон пристально изучают ее. Элли задумалась, если Мэдисон была новой главой компании, то почему она не встретила ее раньше на своих предыдущих собеседованиях.

– Вы находитесь в хороших руках, мисс Филлипс, и хотя я лично не имела удовольствия тесно взаимодействовать с мистером Стивенсоном, я слышала, что он один из лучших наших менеджеров. – Сказала Мэдисон низким глубоким голосом, улыбнувшись Стивенсону, который слегка покраснел.

– Ну, спасибо, – довольно игриво ответил Джон. – Мэдисон вице-президент Управления недвижимости и инвестиций, поэтому мы, к сожалению, не слишком часто видимся, – добавил он, посылая ответную ухмылку темно-русой женщине. – А Рэйфорд – вице-президент Управления коммерческого и жиллищного строительства. Вот с ним мы видимся довольно часто, поскольку складывается такое впечатление, что мы только и делаем, что нанимаем людей в его строительные бригады. – На его слова Рэйфорд лишь усмехнулся.

– О, понятно, – пробормотала Эллисон, рассматривая молодого человека и краем глаза наблюдая за взаимоотношениями между ее боссом и Мэдисон. Интересно. Оказывается, Стивенсон любит флиртовать не только с простыми сотрудниками, но и с вице-президентом Уиттон…пробивной малый! Подумала Элли.

Обменявшись улыбками с директором по подбору персонала, Мэдисон извинилась. – Ну что ж, было приятно познакомиться с вами, мисс Филлипс, и добро пожаловать. – После чего женщина покинула их.

– Мне очень жаль, что у нас не было возможности встретиться с вами мисс Филлипс, когда вы были здесь в последний раз, – сказал Рэйфорд, растягивая слова на южный манер, при этом, заинтересованно и самоуверенно разглядывая Элли. – Джон, я надеюсь, вы позволите мне иногда навещать ее? Может быть, нам стоит обсудить возможные пути решения и упрощения процедуры найма людей в мои строительные бригады?… Вы знаете, это моя больная мозоль,- немного снисходительно добавил мужчина, не утруждая себя посмотреть на Стивенсона.

В ответ Элли лишь вежливо улыбнулась, чувствуя, как под его взглядом по телу пробежала дрожь. Довольно неприятное ощущение, словно ты… добыча, а он хищник. Как она и предполагала, Рэйфорд оказался высокомерным и напыщенным типом, который считал, что от одного его взгляда, все женщины готовы пасть к его ногам.

– Да, думаю, это будет для нее хорошим первым заданием; пусть Дебби позвонит ей на следующей неделе и договорится о времени, – кивнул Стивенсон и улыбнулся.

Элли рассердилась. Эти двое разговаривали так, будто ее здесь не было. Оказывается, что в современной и ультрамодной компании все еще действовали нравы и политика «домостроя».

Боже, надеюсь, я попала не в «клуб для мальчиков» или место, где женщины всего добиваются только через постель, уныло подумала она. Если это так, то здесь я ничего не добьюсь. Погруженная в свои мысли, девушка лишь слабо кивнула, соглашаясь с мужчинами. М-да, если я скажу тебе «нет», а это будет «нет», то ты отдашь меня на съедение вице-президенту.

– Отлично, буду с нетерпением ждать встречи. Эллисон, было очень приятно познакомиться с вами, надеюсь увидеть вас в ближайшее время, – сказал Рэйфорд и, пожав девушке руку, послал ей на прощание шаловливую улыбку.

Когда он ушел, у Элли накопилось к Джону множество вопросов, но что-то внутри нее подсказало ей промолчать и оставить пока все как есть. По своей природе девушка была очень любознательной, но, поскольку она еще не очень хорошо знала своего нового босса, который мог счесть это за проявление нездорового «любопытства», то спрашивать его об интересующих ее вещах, она не решилась. Иногда лучше было просто промолчать и на время смириться с положением дел, что она сейчас и сделала.

***

В первую очередь Элли направилась в Финансовый и Бюджетный департамент, чтобы заполнить необходимые налоговые формы и другие документы по трудоустройству, а также встретиться с людьми, с которыми ей предстояло в будущем тесно сотрудничать.

Не успела она зайти в офис, как услышала громкие голоса, доносящиеся из-за закрытой двери одного из кабинетов. Судя по крикам, спор был в самом разгаре. Элли огляделась. Все сотрудники в офисе выглядели напряженными и обеспокоенными, однако, несмотря на гнетущую атмосферу, в приемной ее встретила жизнерадостная секретарь и попросила подождать, когда начальник освободиться.

Примерно через 15 минут ожидания Элли заерзала. Разговор на повышенных тонах все еще продолжался, и у нее начало складываться впечатление, что кабинет начальника как раз находится за дверью, откуда раздавались крики. Она не знала, как ей поступить: или прийти позже, или все-таки дождаться окончания разговора. Именно в этот момент из одного из кабинетов вышла маленькая, коренастая женщина с короткими каштановыми волосами и подошла к ней с улыбкой.

– Привет, я Кэрол Бернс – административный помощник. Почему бы нам пока не заполнить ваши документы. Вы сможете встретиться с начальником, когда она… закончит, – сказала Кэрол, бросив обеспокоенный взгляд в сторону закрытой двери.

– Это было бы здорово, – ответила Элли, обрадовавшись возможности заняться делом, вместо того чтобы сидеть и ждать. Когда она встала и последовала за Кэрол, дверь в кабинет начальника департамента финансов внезапно распахнулась и оттуда стремительно выскочила высокая молодая женщина. От последовавшего за этим столкновения Эллисон рассыпала все свои документы по полу.

– Черт! – Воскликнула женщины, вовремя поймав и удержав девушку за руку. После чего виновато посмотрела на блондинку. Девушка, стоящая перед ней, выглядела молодой, больше похожа на стажера колледжа, да и вид у нее был довольно растерянный. Я, наверное, слишком сильно ударила бедняжку… идиотка. – Извините, вы в порядке? – Спросила она, когда Эллисон, наконец, посмотрела на нее.

У Элли пропал дар речи, когда она увидела, кто стоит перед ней. Женщина была высокой – очень высокой… должно было быть около 6 футов – и она, одним словом, была потрясающая. У нее были длинные темно-коричневые волосы, сверкающие голубые глаза, которые, казалось, прожигали ее насквозь.

Женщина на мгновение задержала на Элли свой взгляд, после чего быстро опустилась на колени и начала собирать документы, разбросанные по полу.

Элли же просто стояла с отвисшей челюстью и наблюдала за действиями брюнетки, откровенно разглядывая ее. На женщине были красивые угольно-серые брюки, соответствующего цвета жакет, синяя блузка, волосы были аккуратно скручены и заколоты на затылке. Когда она встала и снова посмотрела на нее, Эллисон не могла не восхититься безупречной кожей, точенными скульптурными чертами лица, тонкими темными бровями, и совершенными, светло-лиловыми губами. Она была заворожена… дикой первобытной красотой и изяществом этой женщины. Элли никогда не верила в любовь с первого взгляда, но…

– Вы в порядке? – Снова задала свой вопрос брюнетка, выводя Эллисон из оцепенения, и посмотрела на блондинку своими бездонными голубыми глазами.

– Хм, я…я в порядке, – наконец, выдавила из себя Элли. Женщина быстро улыбнулась и пристально оглядела ее с головы до ног, отчего у Элли волосы на затылке встали дыбом.

– Полагаю, в следующий раз я должна быть более внимательной, да? – Сказала высокая женщина своим глубоким контральто, передавая бумаги обратно все еще ошеломленной Эллисон. Затем она резко повернулась и взглянула на начальника департамента, которая стояла в дверях, глядя на них. – Я хочу, услышать твой ответ сегодня, Лиз, – строго сказала она, указывая пальцем на женщину, после чего снова повернулась к Элли. – Еще раз прошу прощения, мисс, – сказала она и быстро покинула кабинет, оставив присутствующих молча провожать ее взглядом.

– Адская преисподняя, это первый раз, когда я слышу от «нее» извинения за «что-то»! – Язвительно с ноткой сарказма заметила начальник департамента, тем самым, разрушив воцарившуюся в приемной напряженную атмосферу и заставив всех тихо захихикать.

Эллисон улыбнулась и, повернувшись, взглянула на женщину. Она тоже была довольно высокого роста. Гладкая кожа и оливковый цвет лица, полные, совершенной формы губы, теплые карие глаза и мягкие немного вьющиеся светло-каштановые волосы.

Это что необходимое условие компании, быть молодым и очень красивым, если хочешь стать менеджером или начальником департамента? Мелькнула мысль в голове у Элли. Пока, все кого она встречала, попадали именно под эту характеристику.

– Вы должно быть Эллисон Филлипс. Я Элизабет Джейкобс. Пожалуйста, входите. – Элизабет закрыла за ними дверь и, заняв свое место за огромным письменным столом, жестом пригласила Элли сесть. – Прошу прощения, за это небольшое столкновение, а также за то, что происходило здесь недавно, если вы слышали нашу… «дискуссию», – со вздохом сказала Элизабет и, проведя рукой по волосам, порылась в папках, разбросанных на столе. Женщина выглядела рассерженной и раздраженной, и Элли стало немного ее жалко.

– Ничего страшного. А кто эта женщина, если я, конечно, могу спросить? – Не смогла сдержать своего любопытства блондинка.

– «Это», мисс Филлипс, был «Бог»… так же известная как Эм Джей Уиттон, – сказала Элизабет с оттенком сарказма.

Элли пришла в замешательство. – Это была Эм Джей Уиттон? – Пискнула она от изумления. Быстро прокрутив в голове недавние события, Элли вспомнила красивое лицо высокой женщины и встречу с Мэдисон Уиттон. Хм… возможно, все женщины Уиттон являются прямыми потомками греческих богинь, подумала она. Может, они и были похожи, однако, Элли до сих пор была смущена тем фактом, что не признала в женщине Уиттон. – Что-то я совсем запуталась. Я думала, что Эм Джей Уиттон это Марк Джей Уиттон, основатель и Глава компании? – Спросила Эллисон, вопросительно глядя на Элизабет.

– Больше нет. Я имею в виду, да, Марк Уиттон основал эту компанию, но он уже не является ее главой. Теперь здесь всем заправляют его дочери.

– О, это должно быть Мэдисон и довольно… «стремительная» Эм Джей? – Спросила Элли с оттенком юмора.

Элизабет рассмеялась. – Все верно. Хотя, назвать Эм Джей «стремительной», это еще мягко сказано. – Женщина проницательно посмотрела на Элли, отчего та в замешательстве нахмурилась. – Давайте просто скажем, что Эм Джей Уиттон оооочень «агрессивная», – добавила финансовый директор, очевидно, тщательно подбирая слова. – Она очень умная, властная… это сила, с которой нельзя не считаться, она «всегда» получает то, чего хочет. – Заметив, как нахмурилась Элизабет, Эллисон оставалось только догадываться, что скрывалось за ее словами. -… О, и я, конечно, не имею в виду ничего плохого, – быстро добавила Элизабет с усмешкой, на что Элли тоже улыбнулась. – Не поймите меня неправильно. Эм Джей – гений, то, что она сделала с компанией, просто чудо, и она, хм… скажем так, с ней очень «интересно» работать, – несколько уныло добавила она. Элли в замешательстве посмотрела на женщину. Увидев ее удивленный взгляд, Элизабет робко улыбнулась. – Ну… С моей стороны так откровенничать было очень непрофессионально. Это был тяжелый день, мисс Филлипс, и…

– Пожалуйста, зовите меня Элли, – перебила ее блондинка.

– Хорошо, а ты зови меня Лиз, – сказала женщина, улыбнувшись. – Так или иначе… Я прошу прощения за это жалкое вступление. Обычно, после встречи с Эм Джей я всегда хожу расстроенной и сердитой. – Она грустно усмехнулась и переложила кипу бумаг в сторону.

Однако у Элли все еще остались вопросы. – Хм, если это уместно… могу я спросить, почему Марк Уиттон больше не работает в компании?

– Несколько лет назад ему поставили диагноз рак. Эм Джей и Мэдисон тогда руководили собственными департаментами, но когда он действительно почувствовал себя плохо, то несколько месяцев назад ушел в отставку, и Эм Джей заняла его место.

– Но почему Эм Джей? В смысле, почему сестры не стали управлять компанией совместно? – Поинтересовалась Элли, на что Лиз рассмеялась. Девушка посчитала, что, наверное, ее вопрос прозвучал слишком наивно или нагло.

– «Это» хороший вопрос, на самом деле. Я думаю, что Эм Джей стала главной, только потому, что она старшая, и потому, что Мэдисон никогда не осмелится оспорить ее кандидатуру… но истинная причина никому не известна. Вполне возможно, что Марк захотел, чтобы компанию возглавила именно она… хотя это, кажется, маловероятным… они с Эм Джей никогда не ладили, ругались по любому поводу. Если ты думаешь, что это был скандал, то ты пропустила грандиозные битвы двух титанов – вот где разворачивались настоящие баталии! – Сказала Лиз, разводя руками и глядя в потолок.

– Видимо, они были очень похожи, – вслух озвучила свое наблюдение Элли.

– Думаю, да. Хотя Эм Джей более агрессивна, чем ее отец, а также…, – Элизабет замолчала, очевидно, снова тщательно взвешивая свои слова. -…Хм, скажем, что к ней не так-то легко найти подход, в отличие от ее отца. – Женщина приподняла брови. – Боже, что я говорю, ты еще подумаешь, что она какой-то монстр, на самом деле Эм Джей не такая уж плохая, когда узнаешь ее поближе и заслужишь ее доверие, – сказала Лиз извиняющимся тоном. – Но, к сожалению, сделать это довольно трудно…, – пробубнила она себе под нос, видимо, исходя из собственного опыта. – Ну, хватит об этом. Давай поговорим о тебе. – Сказала женщина с улыбкой, меняя тему.

Разговор об Эм Джей Уиттон закончился, однако вопросов у Элли стало еще больше. Она была удивлена, что Лиз так много рассказала ей о президенте Уиттон Inc. и поделилась с ней своими мыслями, хотя они друг друга совсем не знали. Очевидно, Эм Джей Уиттон умела произвести впечатление и вывести человека из себя. Исходя из того, что она узнала, у девушки не осталось никаких сомнений, что Эм Джей Уиттон очень обворожительная женщина со сложным прошлым. И сейчас Элли была не уверена, что же ей делать. Стоит ли надеяться на новую встречу с мисс Уиттон, а, возможно, даже и познакомиться с ней поближе, или же ей стоит прямо сейчас начать молиться, чтобы их пути никогда не пересеклись.

+1

2

Глава 2

    Спаси меня этикетка

    От духов, что лежит на столе,

    Чтоб я мог вспомнить,

    что стало причиной моей гибели;

    … Все женщины плохие.

    The Cramps

– Просто подпишите, и мы покончим с этим, – сказал упитанный юрист привлекательной брюнетке, сидящей за большим длинным письменным столом. Женщина кивнула, продолжая бегло читать бумаги, нетерпеливо перебирая ручку длинными пальцами.

Чарльз Барнингер облизал губы, глядя на это невероятно прекрасное создание, сидящее перед ним. Ему всегда было трудно контролировать свои похотливые мысли и либидо, когда эта женщина появилась на пороге его адвокатской конторы. Сегодня, было хуже, чем когда-либо, и это поражало его, учитывая, что вчера вечером у него был отменный секс со своей новой, молодой женой. Однако его Эмбер была ничто по сравнению с этой богиней… он так и представлял, как это божественное тело шлепает его толстую задницу всю ночь, а он, стоя на коленях, по-прежнему просит все больше, и больше, и больше.

Адвокат прикрыл ладонью рот, надеясь спрятать похотливую улыбку, которая расцвела на его губах. Он восхищено наблюдал, как изящная рука быстро поставила подпись на бумаге. Неоновые голубые глаза посмотрели на него, и с темно-малиновых губ сорвался вздох.

– Ладно… спасибо, Чак, – сказала женщина и, встав с кресла, пожала мужчине липкую от пота руку.

– Хм, сейчас всего лишь 12:30… могу я пригласить вас на обед?… Или, может быть, тебя заинтересует быстрый минет? – неуклюже спросил Чак, размечтавшись о большем.

– Спасибо, но я должна вернуться в офис. Может быть, в другой раз? – Сказала женщина. Только в твоих снах, жирная свинья, подумала она про себя, и, подарив ему на прощание сухую натянутую улыбку, повернулась и направилась к двери, радуясь, что встреча с этим противным жирным уродом уже закончилась.

Женщина прошла по коридору и, завернув за угол, направилась к благословенной двери, ведущей во внешний мир. Когда она ускорила шаг, ее внезапно обхватили сильные ловкие руки и потянули в сторону.

– Ну и ну,… какая чудесная встреча, – с оттенком сарказма произнесла рыжеволосая адвокат. Брюнетка еле удержалась от мученической гримасы, Ее побег не удался, и вот сейчас она стояла лицом к лицу с человеком, которого не хотела сегодня видеть.

– Привет, Кейт, – процедила темноволосая женщина сквозь плотно сжатые губы.

– И это все? А так понимаю, это означает, что ты все еще злишься на меня? – Сказала рыжая, сузив глаза и наклоняя голову в сторону.

Брюнетка вздохнула и посмотрела вокруг, чтобы убедиться, что их никто не мог услышать. – Я не злюсь и не расстроена. Я просто спешу, понятно?

– Спешишь, спешишь… Ты всегда куда-то торопишься, – осуждающе сказала женщина. Брюнетка промолчала в ответ и, отвернувшись, закатила к небу голубые глаза и нетерпеливо вздохнула. – Ты ушла, не попрощавшись тогда. – Продолжила рыжая и протянула руку, чтобы незаметно коснуться и приласкать высокую женщину, однако брюнетка отодвинулась от нее.

– Да… и что?

– И что…? Мы провели замечательный вечер… а ты ушла, даже не разбудив меня. Почему ты не позвонила мне…? – Сказала адвокат с болью в голосе, на что брюнетка снова нетерпеливо вздохнула. – И так… в чем проблема, Эм Джей? – Рассердилась юрист.

– Нет никакой проблемы, Кейт. Вот уж не знала, что я должна «отчитываться» перед тобой. – Эм Джей почувствовала, что начала уже сама закипать от гнева.

Настала очередь Кейт вздохнуть. – Тогда почему ты избегаешь меня? – Брюнетка не ответила, поскольку говорить об этом ей сейчас не хотелось. – Ну, хорошо, давай я угадаю, – продолжила рыжая. – Ты обиделась, потому что я сказала, что мы должны «охладеть» друг к другу ненадолго… Не так ли? – Тишина.- О, да ладно, Эм Джей… не будь такой сволочью… поговори со мной.

– Здесь не о чем разговаривать, Кейт. Ты сказала «охладеть», поэтому мы остановились. – Терпение у брюнетки лопнуло, ледяные глаза вспыхнули синим огнем.

– Да, но «охладеть друг к другу» не значит, что ты должна полностью «игнорировать» меня! Ради Бога, Эм Джей! – Рассердилась Кейт.

– Будь добра, говори тише! – Сквозь зубы процедила брюнетка, смотря по сторонам. Лицо Кейт раскраснелось. Мгновение женщины сердито сверлили друг друга взглядами. Адвокат явно выглядела расстроенной и это, почему-то, доставило Эм Джей огромное удовольствие.

– Ты такая… холодная, грубая… такая чертовски «бесчувственная»! – Добавила Кейт, глядя на высокую женщину.

– Мне все равно, что ты думаешь. Послушай, я должна идти. – Бросила Эм Джей, поворачиваясь обратно к двери.

– Отлично. Иди. Полагаю, я еще увижу тебя, когда тебе что-то «понадобится» от меня? – С сарказмом сказала Кейт.

Эм Джей развернулась и, выгнув бровь, взглянула на невысокую женщину, ее губы растянулись в злой усмешке. – Не обольщайтесь, советник, – сказала она и, развернувшись на каблуках, направилась к выходу, оставив раздраженную Кейт одну.

– … Сука.

Глава 3

    Мир – это вампир, посланный иссушать,

    тайные разрушители, ввергают тебя в пламя,

    И что я хочу получить за свою боль?

    Предательские желания и право участвовать в игре.

    Даже, зная чем все это закончится, я покажу им

    на что способна, я буду холодна и сдержана.

    Но, несмотря на всю свою злость, я все еще чувствую себя как крыса в клетке,

    Но, несмотря на всю свою злость, я все еще чувствую себя крыса в клетке.

    Smashing Pumpkins

– Они ждут вас, госпожа Уиттон, – нервно произнес новый молодой помощник, просунув голову в дверь кабинета своего босса.

– Пусть подождут… Я подойду через минуту, – сухо бросила Эм Джей, собирая со стола бумаги. Вот-вот должно было начаться заседание начальников департаментов, к которому она была совершенно не подготовлена. Один из ее вице-президентов должен был уйти в отпуск, а это означало, что большинство его обязанностей, как обычно, ляжет на ее плечи. Сейчас ей действительно было не до совещания; огромное количество дел требовало ее незамедлительного внимания, но она сомневалась, что ей удастся все удержать под своим контролем. Видимо, ей снова предстоит делать хорошую мину при плохой игре.

Запихнув бумаги в свой ежедневник, она направилась в конференц-зал. Стоило женщине войти в помещение, как тихое перешептывание тут же прекратилось, и взоры всех присутствующих обратились к ней. Учитывая, что сегодня у нее было плохое настроение, она надеялась, что никаких сюрпризов не предвидится.

– Леди и джентльмены… давайте начнем, – сказала Эм Джей, сев во главе огромного стола. В зале собрались все начальники департаментов, а также два вице-президента, на столе пред всеми лежали бумаги и ручка. Повестка дня была одна и та же: показатели, задания и поручения, ответственные, сроки исполнения и выговоры.

Начало встречи проходило довольно гладко: все начальники выступили с отчетами о состоянии своих текущих проектов, а Мэдисон зачитала доклад об инвестициях и финансовых перспективах, с учетом своих корректировок.

Когда она закончила, слово взяла Эм Джей. – Переходим к последнему вопросу повестки дня – предстоящему отпуску Рэя. Рэй доложи нам о состоянии всех строительных проектов и расскажи, кто будет отвечать за них в твое отсутствие, – сказала она сугубо деловым тоном.

– О делах позаботятся те, кто привык ими заниматься, – с сарказмом ответил Рэй своей сводной сестре, откинувшись на спинку стула.

Мать Рэйфорда Калхуна вышла замуж за Марка Уиттон несколько лет назад, и по просьбе новой жены, он устроил молодого человека на работу в Уиттон Inc. Рэй самоотверженно работал в течение многих лет, и хотя он был не слишком яркой личностью, как-то ему удалось завоевать доверие и лояльность своего отчима. Старший Уиттон взял молодого человека под свою опеку, став его наставником и способствуя его быстрому продвижению по служебной лестнице – к большому огорчению двух своих старших дочерей. Когда он заболел, то настоял, чтобы Рэй занял пост вице-президента.

Ни Эм Джей, ни Мэдисон не одобряли поступок своего отца, поэтому в отношениях между братом и сестрами всегда была определенная напряженность. В отличие от Марка Уиттона, девушки никогда не доверяли Рэю, зная его с другой стороны. Он был слишком молод, глуп, неопытен, чтобы его серьезно воспринимать в новой должности, а главное, он был самой настоящей подколодной змеей.

И хотя он проработал в Уиттон Inc. целых пять лет, и Эм Джей и Мэдисон, обе знали, что из Рэйфорда никогда не получится по-настоящему эффективного лидера, для этого у него было не достаточно знаний и опыта. Будучи еще простым менеджером, Рэй был высокомерным и дерзким, а, став Вице-президентом, его самомнение выросло до планетарных масштабов. Их сводный брат часто бросал девушкам в лицо фразу, что он любимчик Марка, просто чтобы позлить их, особенно Эм Джей. Однажды он даже имел наглость сказать, что Марк считает его сыном, которого у него никогда не было, отчего сестры пришли в неописуемую ярость. С тех пор Эм Джей никогда не забывала об этом. Рейфорд Калхун мог «думать», что он является «сыном» Марка, но она никогда, «никогда» не позволит этому случиться.

У Марка Уиттона когда-то давно был сын, и никто «никогда» не займет его место.

Темноволосая женщина взглянула на молодого человека. – Пожалуйста, поподробнее, Рэйфорд, – язвительно заметила она.

Мужчина закатил глаза. – Этот раз ничем не отличается от предыдущего, когда я ушел в отпуск, Эм Джей. Джимми будет отвечать за разработку проектов, Харпер – за оборудование и технику, Уоткинс – за поставки…

– Я «все» это знаю, – нетерпеливо перебила его президент. – Но кто из «них» непосредственно будет отчитываться передо мной? – Эм Джей многозначительно посмотрела на Рэя.

– Они все будут отчитываться перед «тобой», как делали это «всегда», – ехидно ответил он.

Мэдисон закатила глаза, в то время как Эм Джей бросила на Рея сердитый взгляд. – Они не могут снова ВСЕ отчитываться мне. Тебя не будет целых четыре недели, меня не устраивает такое положение дел… У меня нет на это времени. – Отрезала женщина. Присутствующие в зале заерзали на местах, почувствовав, что сейчас начнется буря.

– Вообще-то… меня не будет намного дольше, – сказал Рэй.

Все присутствующие застыли, конференц-зал погрузился в тишину.

Брови Эм Джей взлетели вверх, она недоверчиво посмотрела на вице-президента. Как это было типично для Рэя, использовать свое положение, чтобы провернуть свой очередной идиотский трюк.

– О, правда? – Сказала президент низким голосом, пронзая его ледяным взглядом. Температура в зале заседания упала на 10 градусов. Мэдисон раздраженно вздохнула и потерла виски, почувствовав, что ничего хорошего их сейчас не ждет.

– Да, хм… я хотел поговорить с тобой об этом, – сказал Рэй, быстро обведя взглядом присутствующих.

Внутри Эм Джей полыхал самый настоящий пожар, уши покраснели от еле сдерживаемой ярости. Рэй обожал проворачивать свои трюки в толпе, пользуясь ею как щитом, потому что знал, что его старшая сестра никогда не потеряет над собой контроль в присутствии начальников департаментов и менеджеров.

Эм Джей начала стучать пальцами по столу, бросая на Рэя убийственные взгляды, едва сдерживаясь, чтобы голыми руками не задушить его.

– Совещание прерывается. Мистер Калхун, мисс Уиттон в мой кабинет, «сейчас же», – сказала президент резким тоном, после чего встала и стремительно вышла из зала заседаний. Остальные последовали ее примеру, быстро унося свои ноги и с облегчением вздыхая.

– Я говорила тебе, – сказала Мэдисон Рэю, поднимаясь из-за стола, – надо было спросить ее раньше. Сейчас она готова стереть тебя в порошок, – добавила она, осуждающе смотря на молодого человека.

– «Скорпион» снова собирается ужалить меня… тоже мне новость, – язвительно ответил Рэй, употребив ненавистное Эм Джей прозвище.

Какой же ты редиска, подумала Мэдисон, с отвращением закатив глаза. В отличие от своей сестры, Мэдисон хоть как-то пыталась загладить свою вину, не желая держать в себе обиды на людей. Она часто старалась зарыть топор войны с Рэем, но, как правило, он всегда умудрялся раскопать его снова.

Как только Рэй и Мэдисон вошли в кабинет Эм Джей и закрыли за собой дверь, женщина набросилась на него: – Что, черт возьми, это значит, Рэй?

– Я ухожу в отпуск больше чем на месяц, – сказал мужчина, как ни в чем не бывало.

– «Насколько» дольше? И почему?

– Так и хочется сказать, что это не твое дело и не твоя забота, но раз уж ты спросила, то я собираюсь провести немного времени с Марком, а затем мы со Стейси уезжаем в путешествие, – сказал он, плюхнувшись в одно из кожаных кресел. В том, что он собирался провести часть отпуска с Марком Уиттон не было ничего удивительного, поскольку, хоть он и был придурком, он искренне любил старика, который стал ему ближе, чем родной отец.

– Насколько дольше, Рэй? – Потребовала ответа Эм Джей.

Ее сводный брат выдержал паузу, стрельнув взглядом в Мэдисон. – Неделю или две я проведу с Марком, а потом месяц или два за рубежом, если мне понравится, то, может быть, и больше, – заявил он, подняв подбородок.

– ЧТО?! Ты должно быть шутишь! Ты не можешь «исчезнуть» на ДВА МЕСЯЦА, Рэй! НЕ МОЖЕШЬ! – Закричала Эм Джей, вскакивая со своего кресла.

– Почему нет?! У нас сейчас нет никаких важных проектов, и я «хочу» увидеть Марка! Но ТЕБЕ ведь этого не понять, – ехидно добавил он.

– Это не имеет ничего общего с МОИМ отцом, и ты это прекрасно знаешь, – огрызнулась Эм Джей, подчеркивая, их не кровное родство. – Ты НЕ МОЖЕШЬ исчезнуть на два месяца и свалить все свое дерьмо на меня. Ты, черт тебя побери, все-таки вице-президент, Рэй! Пора начинать думать и поступать в соответствии с должностью! – Кричала женщина.

Рэй посмотрел на Эм Джей через весь стол, когда Мэдисон заговорила. – Морган, я не думаю, что это такая уж большая проблема, – спокойно сказала она, желая сгладить острые углы.

– О, правда? Полагаю, ты об этом знала? – Осуждающе спросила Эм Джей сестру.

– Я «сказала» ему, чтобы он рассказал тебе об этом еще неделю назад, и, как обычно, он проигнорировал мой совет, – сказала Мэдисон, неодобрительно взглянув на молодого человека.

– Сейчас это уже не имеет значения. Ты не можешь оставить дела на такой долгий срок. Я даю тебе только шесть недель – это все, – сказала Эм Джей, глядя на Рэя и снова садясь за стол.

– Ничего подобного, Эм Джей! Я уже купил билеты и спланировал маршрут! Я не могу изменить планы! Я НЕ БУДУ этого делать! – Закричал Рэй.

– Чушь собачья, Рэй! Мы здесь работаем, это наш бизнес, и у нас у троих есть обязательства! Ты не можешь бросать все и уезжать в путешествие по всей Европе со своей очередной подружкой всякий раз, когда тебе этого захочется!

– Ты самая настоящая сука! – Зарычал Рэй, яростно сжимая ручки кресла и наклоняясь вперед.

– Да, я сука, но также и твой БОСС! – процедила Эм Джей сквозь сжатые зубы.

Рэй вскочил со своего места и рванулся к сестре. Эм Джей быстро встала, толкнув свое кресло назад, и, расставив ноги, сжала руки в кулаки, готовая устроить своему сводному брату взбучку.

Оба горячие и вспыльчивые, брат и сестра всегда ссорились между собой. Марк Уиттон часто заставлял их тесно работать друг с другом, что им никогда не нравилось. Они постоянно соперничали, с трудом терпели друг друга, стараясь ладить, только чтобы порадовать своих родителей и сохранить лицо ради компании. И вот сейчас эти двое яростно смотрели друг на друга, готовые сцепиться в любой момент и завязать драку между собой.

Мэдисон встала. – А ну, угомонитесь, вы оба! Сейчас же, прекратите! Если кто-нибудь узнает, что вы ведешь себя подобным образом, это будет позор нам всем! – Отругала она их, несильно подтолкнув Рэя обратно к креслу. – Морган, послушай… почему бы его людям не отчитываться передо мной – таким образом, ты не будешь обременена все этим. – Предложила Мэдисон, как всегда, пытаясь уладить конфликт.

– И что же ты знаешь о строительстве, Мэдди? – Огрызнулась Эм Джей. Всем было известно, что ее младшая сестра великолепный эксперт в математике и в праве. Именно Эм Джей возглавляла строительный департамент до того момента, как на эту должность официально был назначен Рэй.

– Давай я буду контролировать сделки, сертификацию, и… я не знаю… завершение проектов, что ли. А ты можешь взять все остальное, – предложила Мэдисон, умоляюще смотря на Эм Джей. Она привыкла играть роль миротворца между своей старшей сестрой и их младшим сводным братом. Кто-то ведь должен был их усмирять, чтобы они не поубивали друг друга. Вот уже пять лет она была их третейским судьей, и если честно, она уже порядком устала от этой роли.

Темноволосая женщина пододвинула к себе кресло и рухнула в него. Раздраженно вздохнув, она молча посмотрела на свой стол. – Зачем тебе так много времени проводить с Марком? Что происходит? – Спросила Эм Джей, уже более спокойно, но все еще сердито глядя на Рэя.

– Ничего «не происходит». Если ты забыла, он умирает, – цинично сказал мужчина, получив в ответ гневные взгляды от обеих женщин.

– Никогда больше не смей так говорить и поучать меня. Он МОЙ отец, ты чертов сукин сын! – Зарычала Эм Джей.

– Эй, может, я просто хочу провести с ним время, понятно? Я знаю, что для вас двоих это не имеет значения, но для меня это важно! – Бросил он ей в ответ.

– О, трахни себя, Рэй. Черт возьми, ты прекрасно знаешь, что я и Мэдди тоже навещаем его. Так что даже не пытайся заставить нас испытывать чувство вины! Это не сработает, – яростно ответила брюнетка.

– О да, вы обе были на его дне рождении – «вау», – сердито упрекнул сестер молодой человек. Он знал, что нарывается на драку, но ему всегда нравилось противостоять сестрам, поэтому он использовал для этого любую возможность.

– О, ЗАТКНИСЬ, Рэй! Ради Бога! – Наконец, не выдержала Мэдисон и, пригладив волосы руками, раздраженно встала. – Послушайте, я должна идти. Мы закончили? – Ее терпению пришел конец.

– Да, мы закончили, Мэдди. Мы с тобой можем встретиться и позже, чтобы обсудить все это дерьмо. Рэй, до свидания, и хорошей «дороги»! – С сарказмом попрощалась Эм Джей с братом.

– Я «пока» еще не уезжаю! – Огрызнулся он, вставая.

– А зачем ждать? – Бросила ему вслед Эм Джей, когда он вышел из кабинета, проигнорировав ее выпад и хлопнув дверью.

Гнев сжигал Эм Джей изнутри, и она, наконец, дала волю своим чувствам. Утробно зарычав и ударив по столу, она скинула все бумаги на пол, после чего, сжав руками виски, начала методично тереть их, отчаянно пытаясь снова взять свою ярость под контроль.

Чертов Рэй, мрачно подумала она про себя, на этот раз ты перешел границу, и я не собираюсь спускать тебе это с рук. Женщина повернулась и подошла к окну, чтобы посмотреть на садящееся солнце, окрасившее небо и реку Сент-Джонс в оранжевый цвет. На самом деле она не сердилась на Рэя за его стремление и желание провести время со своим умирающим отцом. Может быть, он и был полным уродом, но она знала, что он искренне любит старика. Однако ее просто бесило… что он был таким самонадеянным, лживым и непримиримым. Иногда ее брат был настоящим засранцем. Рэю прекрасно было известно, что могло вывести ее из себя. Их личные беседы всегда заканчивались одним – большой ссорой.

В редких визитах к отцу, Эм Джей не позволяла чувству вины взять над ней власть. Конечно, он должен был понимать, что его дочь не могла много времени проводить с ним – ведь она стала президентом компании – именно он назначил ее вместо себя. Теперь она не могла уже себе позволить сбежать на время в Пенсильванию, где находилось их родовое гнездо. Кроме того, время, проведенное с отцом, будь то минута или неделя, всегда было тяжелым и напряженным. Ее отец с каждым днем чувствовал себя все хуже и хуже. Не то, чтобы она не могла смириться с тем, что он умирает – нет – она просто не знала, что ему сказать в эти моменты. И он также не знал, что сказать ей. Как давно они в последний раз разговаривали как отец с дочерью. Их связь оборвалась много лет назад.

В свое время, Эм Джей думала, что болезнь ее отца каким-то образом сблизит их, или, возможно, залечит старые раны. Но спустя время она, наконец, поняла, что этого никогда не произойдет. Видимо пропасть между ними была слишком велика. Ей казалось, что она должна была испытывать чувство вины, но его не было, поскольку считала, что это не она была виновата в их разладе, а он. Именно поэтому Эм Джей, подавив в себе зачатки вины, не желала проводить с отцом много времени. Да, по мере возможности она будет навещать его, но для себя она решила, что никогда не будет играть в скорбящую дочь и умолять о прощении и отпущении грехов, роль, которую от нее все ждали. Возможно, это было сурово и бессердечно с ее стороны, но ей было все равно. Никто, кроме Мэдисон, не знал причину их семейной драмы. Никто не знал, сколько усилий она потратила, на что пошла, чтобы быть здесь, делает то, что она делает. Все могут отправляться в ад, поскольку она никому не обязана ничего объяснять.

Сегодня Эм Джей была очень сильно расстроена по многим причинам, а стычка с Рэйфордом лишь еще больше ухудшила ее настроение. Она чувствовала, как от накопившегося в ней за эти дни гнева, закипает кровь. Ярость достигла опасного предела. Ей нужно было уйти… забыть на время обо всем этом. И она решила избавиться от гнева привычным для себя способом. Вот только гордиться тут было нечем… Это был ее маленький грязный секрет… но столь необходимый ей.

Женщина повернулась обратно к столу и посмотрела на часы. Она решила немного поработать, чтобы выпустить пар, прежде чем отправиться «отводить душу». В конце концов, она не хотела никого напугать количество лишней «энергии».

Глава 4

    Новокаин для души

    Лучше дай мне что-нибудь,

    Для того чтобы заполнить дыры

    Прежде, чем я затихну

    Eels

Высокая брюнетка стояла в ванной комнате, намеренно приводя свои длинные, темные волосы в беспорядок, чтобы они выглядели грязными и растрепанными. Когда она выходила в такие вечера на охоту, она не желала быть похожей на саму себя при дневном свете. Несмотря на то, что она провела дома не один час, избивая боксерскую грушу, Эм Джей по-прежнему чувствовала, как горят в ней гнев и разочарование. Она ненавидела это в себе… огонь, разрушающий все на своем пути, оставляющий после себя только боль и пустоту. Сколько способов она перепробовала за последние несколько лет, чтобы избавиться от этой сокрушительной неконтролируемой ярости, заполнившей ее душу. К сожалению, она обнаружила, что единственный способ потушить огонь, это доминировать и владеть другим человеком.

Она не могла объяснить с психологической точки зрения, что с ней, но, в любом случае, она не желала этого знать. Главное, что имело для нее значение, что после сексуальной разрядки, она чувствовала себя намного лучше, и чем жестче она доминировала, тем эффективнее был результат. Однако вся проблема заключалась в том, что это был порочный замкнутый круг. Даже после успешного «завоевания» и «освобождения» через несколько дней все начиналось сначала. Это была палка о двух концах: дикое желание побыть в одиночестве боролось с потребностью завладеть случайным человеком, чтобы «освободиться» от пылающего внутри огня.

Конечно, ей не нравилось использовать женщин таким образом, но для нее это стало своего рода наркотиком, зависимостью; она жаждала ощутить власть и временное забвение. Все ее встречи всегда заканчивались одним – диким сексом с незнакомкой. Именно поэтому, чтобы избежать проблем и последствий, она всегда старалась действовать анонимно, никаких имен, только случайные связи. Быстрый секс, без обязательств, только чтобы освободиться от накопившегося в душе разочарования, после чего снова оказаться в безопасности у себя дома. Ее жизнь была лишена смысла, ей казалось, что она роет сама себе огромную яму и не знает, как из нее выбраться обратно.

Ну, может быть, когда-нибудь придет очаровательная принцесса и спасет меня от самой себя, подумала она про себя с саркастической улыбкой. Выключив свет в ванной комнате, женщина направилась на охоту.

***

Эм Джей ехала в переулке на своем старом джипе, высматривая место для парковки: безопасное и удаленное. В такие вечера она всегда использовала эту неприметную машину.

Каблуки кожаных сапог громко стучали по тротуару, когда она шла в клуб, который служил ей секретным убежищем… местом, куда она убегала, чтобы заглушить внутри себя пустоту. Женщина провела рукой по волосам и поправила брюки, чтобы выглядеть иначе и никем не быть узнанной.

Впрочем, если меня кто и увидит, то вряд ли признает во мне Морган Уиттон, подумала она про себя.

А вообще-то, ей было наплевать, если кто-нибудь узнает о ее предпочтениях, она никогда не делала из этого тайну, правда, и открыто никогда не заявляла об этом. Будучи главой крупной компании, она была вынуждена быть сдержанной и вести себя в рамках приличия. Кроме того, она понимала, что будет лучше, если ее партнеры, коллеги по бизнесу и сотрудники ничего не будут знать о ее личной жизни, или о том, как она проводит свои вечера. Однако… ничто не могло ее остановить или заставить не делать того, что она хотела. Главное, просто быть осторожной и упражняться в самоконтроле. Перевоплощение в совершенно другого человека тоже помогало Эм Джей бороться со своими демонами. Ей нравилось выглядеть по-другому, ей нравилось чувствовать себя другой.

Сомневаюсь, что кому-нибудь из моих служащих придет в голову представить меня в таком виде: в рваных джинсах и кожаной куртке, подумала она, наслаждаясь своей таинственностью.

Приблизившись к входу в клуб, брюнетка услышала громкие звуки музыки. Оскалившись, она расслабилась и перевоплотилась в хищницу, вышедшую на охоту. Это место было ее охотничьим угодьем, где она выслеживала свою жертву и удовлетворяла голод, переполняющий ее. Это была игра, но игра, в которую она должна была и хотела играть, и в которой должна была победить. Было ли ей стыдно? Абсолютно нет, по крайней мере, не в такие моменты как сейчас, когда изнутри ее сжигал яростный огонь. Стыд придет позже, но она справится с ним, как всегда.

Женщина вошла в клуб и, прихватив в баре напиток, заняла неприметный столик в самом углу, откуда могла видеть все и всех, высматривая потенциальную жертву. Она усмехнулась, предвкушая удовольствие. Иногда она чувствовала себя вампиром, рыскающим по городу в поисках невинной жертвы, чтобы утолить свой голод. В некотором смысле, так оно и было. Чтобы насытиться ей было достаточно всего лишь несколько часов. Главное, было привлечь их внимание, заинтересовать, заставить умолять, быстро оттрахать, а после просто уйти. Холодно, безлико, но именно этого она и хотела.

Не прошло и получаса, как несколько отважных женщин начали приближаться к темной, отталкивающей на вид красавице. В своем выборе Эм Джей всегда была избирательна; она искала определенный тип жертвы. И, наконец, она нашла его в невысокой, но красиво сложенной платиновой блондинке с янтарными глазами и очаровательной улыбкой. Они разговорились, обменялись остроумными шутками и сексуальными намеками. Эм Джей этого было достаточно, чтобы убедиться, что женщина была достаточно умна, чтобы понять, что происходит. Брюнетка поднялась из-за стола и, встав за спиной у незнакомки, тесно прижавшись к ней, прошептала ей на ухо, что она хочет уйти. Женщина согласилась присоединиться к ней.

Идя по тротуару, уходя все дальше и дальше от клуба, Эм Джей неожиданно поняла, что не хочет никуда идти с этой женщиной. Она пришла в клуб с одной единственной целью, так зачем тратить время на дорогу до дешевой гостиницы или заниматься этим на заднем сиденье ее машины? Схватив блондинку за руку, женщина затащила ее в темный переулок и прижала спиной к кирпичной стене.

Блондинка успела только ахнуть, как темноволосая женщина, грозно посмотрев на нее, расстегнула на ней куртку и начала покусывать ее шею, прижимаясь к ней бедрами. Незнакомка уперлась руками в широкие плечи, в то время как высокая брюнетка, стащив с нее кожаную юбку, сильно сжала ее ягодицы.

– Подожди! Ч-что ты делаешь? – Пробормотала блондинка, задыхаясь.

– А, по-твоему, на что это похоже? – Огрызнулась Эм Джей, продолжая покусывать и посасывать шею и ключицу незнакомки.

– Но-но… не здесь! Только не так! Я хочу пойти к тебе, – сказала смутившаяся блондинка, напуганная внезапной агрессивностью. Эм Джей остановилась и встала в полный рост перед женщиной.

– Давай-ка, кое-что проясним, милая. Я буду делать только то, что я хочу, а не то, что хочешь ты, – зарычала Эм Джей низким угрожающим голосом, схватив женщину за груди. Блондинке оставалось только смотреть широко раскрытыми глазами… и сожалеть, что она вообще взглянула на эту женщину. Хоть она и привыкла к такому типу женщин и такому обращению, но от этих холодных, ледяных глаз, которые безразлично смотрели на нее, по всему ее телу пробежала дрожь. Блондинка испугалась, что, возможно, сегодня она сделала неправильный выбор.

Эм Джей мгновение смотрела на женщину, потом, резко развернув ее кругом, прижала лицом к кирпичной стене. Схватив одной рукой ее запястье, она плотно прижала ее руку к стене, второй рукой накрыв ее грудь. Блондинка задрожала от холода, когда ее кожа коснулась шершавой стены. Сила и власть, исходящие от темноволосой красавицы, начали безмерно возбуждать ее.

Удерживая руку женщины на стене, Эм Джей схватила незнакомку за тонкую шею и грозно прошептала ей на ухо: – Теперь ты будешь делать только то, что я скажу, поняла?

– Н-но… – тихо начала блондинка, испытывая одновременно страх и желание.

– Шшшшш… Я не обижу тебя, – зарычала Эм Джей, ее голос соблазнял и требовал. Блондинка не знала, как ей быть. – Я хочу, чтобы ты была очень тихой… Ты сможешь сделать это? – Прошептала Эм Джей, сдавливая женщине горло. Блондинка смогла, только молча кивнуть, не в состоянии бросить вызов сильной незнакомке, которая могла с легкостью перекрыть ей единственный источник кислорода. -… Хорошая девочка, – усмехнулась брюнетка, облизнув ухо своей жертвы. Быстро выпустив запястья женщины, она стащила с нее трусики.

Расстегнув джинсы, Эм Джей достала спрятанный внутри фаллос, прикрепленный к ее бедрам специальным ремешком. Одной рукой она схватила женщину за бедро, а второй, направив член ей между дрожащих ног, быстро погрузила его в тугую мокрую плоть.

Блондинка шумно вздохнула, и Эм Джей пришлось снова сдавить ей горло. – Шшшшш! – Скомандовала она, замерев внутри. – Скажи мне, что ты хочешь этого, – зарычала она ей на ухо.

– Да!… Боже, Дааа! – Всхлипнула блондинка, извиваясь бедрами, отчаянно нуждаясь в продолжении.

– Скажи, что ты хочешь, чтобы я сделала, – потребовала Эм Джей, удерживая бедра незнакомки, чтобы она не могла ими двигать.

– Трахни меня… Боже! Трахни меня! – Застонала блондинка, переходя на шепот.

Эм Джей улыбнулась, услышав мольбу в голосе женщины. – Шшшш! Я хочу чувствовать, как ты кончаешь, однако я не хочу слышать тебя, – потребовала брюнетка, начав медленно двигаться. Возбужденная до предела незнакомка изо всех сил вцепилась в кирпичную стену и стала энергично вращать бедрами. Эм Джей грубо прижала женщину к себе и начала трахать ее, удовлетворяя свой голод.

Блондинка, стиснув зубы, пыталась молчать, но то, как эта сумасшедшая имела ее, быстро подталкивая к краю, она начала сомневаться, что сможет выполнить все ее команды. Ее разум метался между страхом, что может произойти, если она закричит, и удовольствием, которое ей доставляла темноволосая незнакомка. Ее лицо все сильнее вжималось в холодную кирпичную стену, по мере того, как брюнетка резко входила и выходила из нее. Желая еще более глубокого проникновения, она начала яростно двигать бедрами,

Эм Джей почувствовала, как тело под ней задрожало, и поняла, что кульминация неизбежна. Убрав руку от бедра женщины, она сунула пальцы между ее ног и потерла опухший клитор блондинки, заставляя ту задохнуться от наслаждения. В ответ Эм Джей сжала ее горло, не переставая работать пальцами, пока, наконец, блондинка не взорвалась, громко застонав и задрожав всем телом.

Светловолосая незнакомка улыбнулась, сквозь пелену в сознании почувствовав, как по телу брюнетки пробежала ответная дрожь, как у нее перехватило дыхание – единственное доказательство того, что темноволосая красавица тоже получила удовольствие.

Эм Джей выпустила горло женщины и уперлась руками о кирпичную стену по обе стороны от головы блондинки. Пока она изо всех сил пыталась восстановить самообладание, женщина быстро развернулась и оказалась с ней лицом к лицу.

Наверное, какая-то больная, решила про себя блондинка. Желая ощутить вкус сочных уст, которые так извращенно издевались над ней, женщина руками обхватила брюнетку за шею. Но только она наклонилась для поцелуя, как та дернулась и, быстро отстранившись, высвободилась из ее объятий.

– Что? – В замешательстве спросила незнакомка.

Эм Джей посмотрела на нее холодными равнодушными глазами и, сделав шаг назад, застегнула джинсы. – Спасибо, – просто сказала она, а затем, резко повернувшись на каблуках, пошла по улице, оставляя позади себя озадаченную блондинку.

Глава 5

    Почему бы мне просто не сдаться, и пусть все будет как есть?

    Моя жизнь постепенно сереет, теряя яркие краски;

    Все одно и то же, снова и снова и снова

    Soft Cell

Пронзительный звонок телефона разбудил Эм Джей, прервав ее чудесный сон, в котором она страстно занималась любовью с незнакомкой. Женщина решила, как обычно, проигнорировать раздражающую трель, однако когда сработал автоответчик, абонент повесил трубку.

Проклятый телемаркетинг, проворчала про себя брюнетка, и, снова свернувшись калачиком, накрыла голову подушкой, желая вновь забыться сном и увидеть женщину своей мечты. Но, увы, этому не суждено было сбыться… телефон зазвонил снова.

Перекатившись к тумбочке, Эм Джей схватила телефон. – Что? – Прорычала она хриплым голосом.

– Морган!? Где, черт возьми, ты была?! – Закричала Мэдисон в трубку, отчего Эм Джей вздрогнула.

– О чем ты говоришь? Я была здесь, у себя дома!

– Нет, не была. Я пытаюсь дозвониться до тебя всю ночь, даже в офис звонила! Где, черт возьми, ты была?!… Или мне этого знать не положено? – Осуждающе сказала младшая Уиттон.

– Черт, Мэдди… что тебе надо от меня…- Эм Джей посмотрела на часы, – в гребанные восемь часов утра в субботу?

– Папа в больнице.

– Что? – Переспросила Эм Джей, обратившись вслух. – Что случилось?

– Хочешь верь, хочешь нет, мне позвонила Вирджиния и сказала, что он пожаловался на боли в животе и тошноту, поэтому она вызвала скорую. Его увезли в больницу. Оказалось, что у него какая-то кишечная непроходимость, поэтому они собираются завтра вставить ему стент и…

– Что вставить? – Не поняла Эм Джей.

– Стент – это маленькая металлическая трубка-имплантат, с помощью которой они расширят участок, суженный патологическим процессом. Они надеются, что это сработает.

– А если нет?

– Я не знаю… откуда, черт возьми, мне знать! – Раздраженно ответила Мэдисон.

Эм Джей шумно вздохнула и, откинувшись назад на кровать, на мгновение задумалась. – Значит, мисс Вирджиния позвонила тебе, да? – Спросила она в притворном возмущении.

Вирджиния Калхун вышла замуж за Марка Уиттона 6 лет назад, к большой досаде и разочарованию двух его дочерей. Девушки с трудом переносили эту женщину, видя в ней лишь золотоискательницу. Однако Марк, казалось, обожал ее, поэтому ради него они смирились с мачехой. Теперь же, когда их отец был болен, им становилось все труднее и труднее выносить ее выходки. Но больше всего сестры боялись, что может произойти, в случае если Марк умрет. Никто из них не сомневался, что Вирджиния и ее сын начнут бороться за контроль над Уиттон Inc. Если это произойдет, случится самая настоящая эпическая битва, которая поглотить их всех.

– Она никогда не звонила мне, Морган. Клянусь, я чуть со стула не упала, когда до меня дошло с кем я разговариваю, – сказала Мэдисон.

– Ну, это хорошо, что она позвонила тебе. Вирджиния никогда бы не позвонила мне, даже если бы от этого зависела ее собственная жизнь, – саркастически заметила Эм Джей. В том, что она ненавидела свою мачеху, не было секрета, Эм Джей ясно дала ей это понять, еще до того, как женщина вышла замуж за ее отца. В отличие от нее, Мэдисон старалась быть любезнее с мачехой.

– Я даже не сразу узнала ее голос. И когда, наконец, меня осенило кто это, я подумала… ну… ты знаешь, – тихо сказала Мэдисон, и Эм Джей догадалась, что ее сестра имела в виду. Для них обеих не было ничего страшнее, чем услышать от этой женщины, что их отец скончался.

– Ну, надеюсь, она собирается сообщить тебе, как он будет себя чувствовать после операции? – Спросила Эм Джей.

– Да, я попросила ее, дать мне знать. Если она не позвонит, что будет неудивительно, я позвоню ей сама завтра вечером. Если конечно, ты сама не хочешь сделать это, – сказала Мэдисон, подразнив сестру.

– Ха, – фыркнула Эм Джей. – Скорее я полечу туда сама, чем позвоню этой ведьме и попрошу ее о чем-нибудь.

– А знаешь, Морган, на самом деле, это не такая уж плохая идея, – серьезно заговорила Мэдисон.

– Что? Мне полететь туда? Сейчас?… Забудь об этом, – возразила Эм Джей.

– Ну, может, и не сейчас, но… в ближайшее время? Возможно, нам обеим стоит слетать к отцу? – С надеждой спросила Мэдди.

Эм Джей вздохнула. – Я не могу уехать сейчас, только не тогда, когда Рэй собирается уйти в отпуск. Кроме того, мне бы не хотелось там быть вместе с ним. Кстати, говоря, о Рэе, он знает об этом?

– Не знаю, но уверена, что Джинни сказала ему, прежде чем позвонить мне, – сказала Мэдисон.

В трубке ненадолго повисло молчание, когда Эм Джей снова заговорила: – Знаешь, Мэдди, если ты действительно хочешь навестить его, то, пожалуйста. Я смогу обойтись без тебя какое-то время на работе.

Мэдисон вздохнула. – Нет, нет… все нормально. Я не брошу тебя в отсутствие Рея… Морган?

– Да?

– Почему ты так добра ко мне, но так ужасно относишься к Рэю и остальным, кто тебя окружает? – Спросила Мэдди в шутку, но на самом деле ей было очень интересно услышать, что ответит старшая сестра.

Эм Джей тяжело вздохнула и закрыла глаза, мгновение обдумывая свой ответ. – Потому что… они все придурки, и я не доверяю Рэю… Я могу доверять только тебе.

Такой прямой честный ответ старшей сестры шокировал Мэдисон, и на какое-то мгновение она аж потеряла дар речи. Эм Джей редко откровенничала, делясь своими истинными чувствами, даже с ней.

– О, Морган, мне кажется, ты просто становишься мягкотелой! – Подразнила Мэдисон сестру.

– Заткнись, Мэдди. Послушай, я должна идти… раз уж теперь я не сплю, пойду приму душ и съезжу на работу, – сказала брюнетка в притворном раздражении.

– Морган Джей… неужели ты никогда не отдыхаешь? – Упрекнула Мэдисон старшую сестру.

– Нет, не совсем. – Эм Джей громко вздохнула.

– Боже, милая… Ты должна остановиться и оглянуться, вокруг тебя удивительный мир.

– Расскажи мне лучше то, чего я не знаю, сестренка, – ответила Эм Джей и, потерев пальцами между глаз, снова громко вздохнула.

– Хорошо, хорошо. Я поняла тебя. О, Морган? И последний вопрос?

– Что?

– Где ты была вчера вечером на самом деле?

– ДО СВИДАНИЯ, Мэдди! – Эм Джей повесила трубку и рухнула обратно на кровать. Конечно, она любила свою сестру, но иногда та была слишком любопытна. Брюнетка уставилась на белый потолок и внезапно почувствовала себя очень несчастной и одинокой, но самое ужасное, она почувствовала стыд.

Ах да, вот и наступило утро, саркастически обратилась к самой себе Эм Джей. Если бы ее сестра только знала, чем она занималась прошлой ночью… если бы она знала, во что превратилась ее жизнь… если бы она знала, что ее сестра только существует, а не живет… Мэдисон пришла бы в ужас. Эм Джей сама была в ужасе от своей жизни.

Темноволосая женщина лежала на кровати, слушая тишину, нарушаемую только работающим потолочным вентилятором, создающим легкий ветерок.

Пустота… Вот что я чувствую, подумала она про себя,… вот что всегда преследует меня. Эм Джей никогда не тратила время на несбыточные мечты. В редких случаях, когда она забывалась и позволяла себе помечтать, происходило одно и то же: она убеждалась, что реальность сильно отличается от грез.

0

3

Глава 6

    Ты сводишь меня с ума, когда оборачиваешься,

    Ты переворачиваешь мой мир с ног на голову!

    Я пойман, опутан, я на твоем крючке и замурован,

    Я увяз в тебе, словно в клею,

    Ты делаешь так,

    Ты делаешь так, что я голоден снова

    The Cure

Эм Джей вышла из лифта на 13 этаже и стремительно направилась к офису Джона Стивенсона. И хотя, вероятно, он уже знал, что от него требуется, она просто хотела убедиться, что он понял, что в отсутствие Рэя все вопросы, связанные с приемом на работу или увольнением, будет теперь проходить через нее. В департаменте строительства и подведомственных ему подразделениях, как правило, была слишком большая текучка кадров, поэтому Рэй по всем вопросам часто обращался непосредственно к Джону, намеренно обходя Эм Джей, которая раньше руководила этим направлением и хотела быть в курсе всех дел. Кадры и вопросы трудоустройства это было то, что больше всего ей нравилось контролировать, поскольку все возникающие проблемы, как правило, были легко устранимы. Войдя в помещение, и не глядя ни на кого из сотрудников, Эм Джей направилась прямиком в кабинет начальника.

Прежде чем двери распахнулись, и вошла ОНА, Эллисон скорее почувствовала, чем увидела, ее приближение.

– Оооо… прекрати печатать… сюда идет плохая леди-босс, – тихо прошептала она. Ей на ум сразу же пришли слова Лиз об агрессивном характере Эм Джей и ее стремлении всеми управлять.

Хммм… я была бы совсем не против, если бы она направила свою необузданную энергию в мою сторону, пошутила Элли про себя, с похотливой ухмылкой незаметно наблюдая за объектом своих желаний, которая с серьезным выражением на лице стремительно направлялась к двери, ведущей в кабинет Стивенсона. На женщине был темно-синий брючный костюм в тонкую полоску, просто, но элегантно, а ее волосы были снова стянуты на затылке и закреплены заколкой. Эм Джей Уиттон излучала уверенность и решимость. Когда женщина исчезла с поля ее зрения, Элли попыталась вспомнить ее лицо. К ее огорчению – или радости – ей еще не довелось познакомиться с президентом компании, после того раза, когда они, в буквальном смысле, столкнулись друг с другом. Эллисон еще никогда не видела такого красивого и благородного лица.

Красивое и благородное… Интересное сочетание, подумала девушка.

Элли вдруг стало очень интересно, как эта женщина выглядела и вела себя вне работы. В то время, когда большинству сотрудников было наплевать, как выглядят их боссы внерабочее время, ей было интересно узнать, как выглядела Эм Джей Уиттон с распущенными волосами.

Она, наверное, из тех людей, которые всегда выглядят одинаково, потому что никогда не отдыхают… Такая же, как и я, трудоголик, промелькнула у Элли мысль, после чего девушка вернулась к работе.

Эм Джей, не глядя по сторонам, вошла в кабинет начальника департамента по персоналу. Джон разговаривал с одной из секретарш, когда дверной проем загородила высокая фигура.

– Эм Джей, какой приятный сюрприз, – сказал он с небольшим намеком на сарказм.

Испытывая сексуальное влечение к женщине, которая была его боссом, Джон, однако, предпочитал игнорировать сей факт, особенно, в свете того, что сейчас эти две женщины, которые также были сестрами, заправляли здесь всем. В основном он предпочитал отшучиваться на эту тему, говоря всем, что в первую очередь Эм Джей для него взыскательный босс, а уж потом женщина.

Зная, что Джон и Рей Калхун были друзьями за пределами офиса, для Элли стало сюрпризом, что Джон и Эм Джей, оказывается, тоже сталкивались друг с другом, решая многочисленные вопросы.

– Я просто хотела напомнить тебе, что в отсутствие Рэя, все вопросы, связанные с наймом рабочих в строительные бригады, должны решаться через меня, – язвительно заметила брюнетка, отказываясь подстраиваться под игривое настроение мужчины.

– Да, конечно, Эм Джей, однако сейчас нет ничего срочного, так что не волнуйся – мы постараемся не слишком часто тебя беспокоить, – добавил он, полулежа в кресле.

– Хорошо, однако, поскольку Рэя не будет почти два месяца, я уверена, что вопросы возникнут. Когда это произойдет, я хочу быть уверенной, что все документы окажутся на моем столе. Понятно? – Сказала Эм Джей низким, повелительным тоном. Отношение Джона до невозможности раздражало ее, но в тоже время, она знала, что, чем мягче она с ним будет, тем легче ей будет контролировать его и держать в узде.

– Да, мэм, – коротко ответил Джон, с вызовом взглянув на женщину. Эм Джей бросила на него строгий взгляд и, повернувшись к выходу, оглядела офис. Молодая женщина сидела за столом и неуверенно смотрела на нее. У нее были короткие светлые волосы, которые при офисном флуоресцентном освещении отливали золотом. Яркие глаза неопределенного оттенка на мгновение задержались на Эм Джей, после чего блондинка вежливо улыбнулась и вернулась к компьютеру. Женщине показалось, что девушка выглядит знакомой, но не смогла вспомнить, где видела ее раньше.

Интересно, это и есть новая помощница Джона? Выглядит довольно молодой… милой… как это похоже на него, нанять такую молодую особу… Грязный старик, подумала Эм Джей, направляясь к лифту.

Господи, ну и внешность, подумала Элли про себя и глубоко вздохнула, когда поняла, что на время утратила способность нормально дышать. Будучи человеком любопытным и проницательным, когда дело касалось изучения и анализа другой личности, Элли была заинтригована властностью и загадочностью, исходящими от госпожи Уиттон. Она уже повстречалась и побеседовала почти со всеми топ менеджерами и начальниками департаментов, а также с двумя вице-президентами, но таинственный президент до сих пор был для нее неуловим. Ей удавалось лишь мельком увидеть величественную брюнетку то там, то здесь: в кафетерии, коридоре, торопливо убегающую и вбегающую в кабинет. Элли мечтала найти возможность заговорить с ней, хотя, согласно тому, что она о ней знала по рассказам других или случайно брошенных фраз, делать ей этого совершенно не следовало.

Эм Джей Уиттон, может, и была умной и проницательной бизнес-вумен, но как выяснила Элли, в собственной компании у нее было очень мало союзников. Это по некоторым причинам очень беспокоило блондинку. Она не могла себе представить, что эта женщина сделала, – или не сделала, – чтобы заслужить в ответ одну только критику. Да, Эм Джей Уиттон, казалось, резкой и требовательной, но она была хорошим лидером, а бизнес это, обычно, не то место, где заводят друзей. Чаще всего, именно наиболее успешные лидеры оказывались людьми бессердечными и независимыми, и это была необходимость. Однако Эм Джей была молодым лидером – слишком молодой, чтобы быть жесткой, пресытившейся и уставшей от жизни, каким, возможно, был ее отец. Она была слишком молодой, чтобы иметь так много врагов, и слишком привлекательной, чтобы не иметь поклонников. Но больше всего Элли беспокоило, что наиболее часто используемое существительное в адрес Эм Джей было слово «сука». Девушка не могла не задаться вопросом, если бы Эм Джей была мужчиной, люди по-прежнему относились к ней так же?

Ну, так или иначе, это не имеет значения… Мы никогда с ней не пересечемся, поскольку находимся в разных весовых категориях, подумала Элли про себя и попыталась снова сосредоточиться на работе.

***

В один прекрасный день Элли решила пообедать и спуститься в кафетерий, чтобы, наконец-то, заставить свой желудок замолчать. Стоя у буфета за сэндвичем, ее глаза выхватили в толпе одинокую и мрачную фигуру Эм Джей Уиттон, сидящую в углу в самом дальнем конце кафетерия, перед женщиной на столе стояли небольшая тарелка и чашка, а глаза были полностью сосредоточены на документе в ее руке.

Элли заплатила за обед и села за стол, все это время не в состоянии отвести взгляд от одинокой фигуры. Люди входили и выходили из кафе, многие из них проходили мимо президента, но, ни один из них даже не заговорил с ней или признал ее. Разве они не знают кто она? Или им все равно? Для Элли это было удивительно и очень необычно, что президент компании сидит в одиночестве в таком общественном месте в середине рабочего дня, и никто не остановился, чтобы перемолвиться с ней хоть парой слов. Элли внимательно изучала брюнетку: сегодня на ней был темно-зеленый костюм, идеально подобранные к нему туфли и очки. Ее волосы снова были заколоты сзади, и девушке стало интересно, умеет ли Эм Джей Уиттон делать другую прическу. Женщина, не отрываясь от чтения бумаг, спокойно съела кусочек мяса со своей тарелки и запила его кофе. Элли задалась вопросом, что стоит за этим неприступным фасадом, что скрывается под властным и агрессивным поведением и какие мысли таит в себе этот холодный колючий взгляд.

– Увидела что-то интересное?

Прозвучавший вопрос застал Элли врасплох, и она от неожиданности подскочила. Лиз Джейкобс рассмеялась, заметив реакцию блондинки.

– Ч-что? – Спросила Элли.

– Увидела что-то интересное? – Повторила Лиз, на этот раз, кивнув головой в сторону одинокой фигуры президента компании.

Элли почувствовала, как краска начала заливать ее лицо. Нервно бросив взгляд на Эм Джей Уиттон, девушка нахмурилась, стараясь скрыть свое смущение.

– Нет, нет, я просто… наблюдаю. – Элли постаралась, чтобы ее голос прозвучал как можно беспечнее.

Лиз понимающе улыбнулась и подмигнула. – Не возражаешь, если я присоединюсь к тебе? – И не дав Элли возможность ответить, женщина села на соседний стул.

Девушке оставалось только кивнуть и тихо пробормотать: – Конечно. – Вообще, ей нравилась Лиз, и она была искренне рада их знакомству и благодарна ей за оказанное внимание к ее скромной персоне. Лиз была реалисткой и обладала своеобразным чувством юмора, эти ее качества Элли находила восхитительными и освежающими.

– Она действительно обаятельная женщина, – сказала Лиз, безусловно, имея в виду Эм Джей.

– Кто? – Элли решила сделать вид, что не понимает, о ком говорит подруга.

– Эм Джей, конечно. Эта женщина завораживает и пленяет, но с ней трудно иметь дело, – сказала Лиз, впиваясь зубами в свой бутерброд.

– Кажется, ты очень много о ней знаешь, – ответила Элли и, подперев локтями стол, посмотрела на новую подругу.

– Может больше, чем другие, но, к сожалению, не так много как хотелось бы, – загадочно сказала Лиз.

– И как получилось, что тебе известно о ней гораздо больше, чем другим? – Как бы, между прочим, спросила Элли и ухмыльнулась, надеясь, что Лиз подумает, что она спрашивает только из праздного любопытства.

– О… это довольно запутанная история, – ответила женщина и, подняв палец, улыбнулась. – Напомни мне как-нибудь, рассказать тебе ее, когда мы узнаем друг друга получше, хорошо? – Лиз снова подмигнула и сделала еще один укус.

Черт, подумала Элли про себя, полагаю, сейчас из нее ничего не вытянешь. Элизабет Джейкобс была одной из тех женщин в компании, кто знал немного обо всем и каждом, поэтому Элли часто умирала от желания забраться к ней в мозг и добыть интересующую ее информацию. Ее подруга уже перезнакомила Элли с огромным количеством людей в компании, и девушка оценила этот широкий жест. Перед ней теперь были открыты все двери. Все, за исключением одной.

– Итак, ты идешь на Рождественский бал? – Спросила Лиз.

Элли нахмурилась, не имея представления, о чем та ее спрашивает. – Что еще за Рождественский бал?

– Разве ты не получила пригласительного? Все менеджеры компании уже получили их. Приглашения разослали по электронной почте сегодня…? – Спросила ничего не понимающая Элизабет.

– Я ничего не получала. Полагаю, меня не пригласили, – сказала Элли с улыбкой и пожала плечами.

– Нет пригласили. Эта глупышка Хелен, вероятно, просто забыла внести тебя в список на этот год. На самом деле, она хорошая женщина, но иногда ее лифт идет на самый верхний этаж несколько дней, ну ты поняла меня? – Сказала Лиз и указала глазами на свою голову. Элли усмехнулась на этот комментарий, и девушки вернулись к еде.

– Ну и что это за бал? Звучит безнадежно старомодно, – спросила девушка через какое-то время.

– О, так оно и есть, – ответила женщина, округлив глаза. – Это большая, совсем немодная, роскошная вечеринка, которую семья Уиттон проводит каждый год только для менеджеров и начальников департаментов. Совершенно безвкусная, сплошная демонстрация денег и социального статуса Уиттон, – сказала Лиз с легкой горчинкой в голосе. – Это стало традицией, которую начали много лет назад Уиттон старший и его чванливая жена. Я думала, что его дочери отменят ее, но, видимо, все было уже спланировано, поэтому… – Не договорив, она пожала плечами и отхлебнула свой напиток. – Не удивлюсь, если все будет как в прошлом году, – закончила женщина.

– Ну, и на что похож этот бал? – Спросила Элли.

– На закрытый званый ужин в шикарном загородном клубе с джазовым сопровождением и танцами. – Лиз пожала плечами. – Раньше было достаточно заявиться туда при галстуке. Но, когда старик снова женился, его новая южная красавица жена взяла на себя всю организацию торжества, и сделала из него то, что мы имеем сейчас – отвратительную показуху и демонстрацию денег и власти, – сказала язвительно Лиз, переходя на мгновение на южный акцент.

– О, я не знала, что Марк Уиттон повторно женился, – заметила Элли вскользь, но в голове у нее уже роился миллион мыслей и вопросов.

– Да. Некоторое время назад он развелся со своей первой женой. Кажется, она живет в Париже или Лондоне, точно не помню. А его нынешняя жена самая настоящая заноза в заднице. Кстати, Рэй Калхун – ее сын, – добавила Лиз. – Очень удобно, не правда ли? – Женщина заговорщически подмигнула и снова отпила напиток.

– Да… интересно, – ответила Элли с усмешкой. Она могла только вообразить себе, какие семейные драмы разворачиваются, и какие тайны скрываются за стенами стоического фасада Уиттон Inc. У нее в голове мгновенно промелькнули воспоминания о первой встречи с Мэдисон Уиттон и Рэйфордом Калхун.

Бьюсь об заклад, им действительно есть что скрывать, подумала Элли про себя.

– Знаешь, мне что-то совсем не хочется идти на этот шикарный бал, – сказала она, поморщив носик.

– О, все не так уж плохо. На самом деле, иногда там бывает очень даже весело… по крайней мере, я так считаю. Кто-нибудь всегда нажирается в хлам и лезет на сцену… Я обожаю эту часть! – Зло сказала Лиз и рассмеялась.

Элли лишь усмехнулась в ответ. Лиз нравилась ей все больше и больше. Конечно, она была грубоватой и прямолинейной, но в целом, казалось, хорошим человеком. А поскольку девушка достаточно хорошо разбиралась в людях, то чувствовала исходящий от Лиз Джейкобс позитив. Элли надеялась, что они станут отличными друзьями. Ей просто был необходим человек, которому она могла бы доверять.

– На вечеринке все мужчины должны быть в смокингах, а женщины в коктейльных платьях, ты тоже должна там быть в соответствующем виде. О, и конечно, ты должна захватить с собой кавалера, правда, я всегда предпочитаю ходить соло, – сказала Лиз, усмехнувшись. – Я уверена, что это всегда возмущало леди Уиттон, но, черт возьми, какое мне до этого дело? В любом случае, сомневаюсь, что она будет там в этом году. – Женщина пожала плечами и склонилась над соломинкой.

– Звучит невероятно скучно, – сказала Элли и рассмеялась над откровенностью подруги.

– О, так оно и есть, – повторила Элизабет. – На этих вечеринках собираются практически все сливки общества: и толстосумы инвесторы, и юристы Дуги Коэна, а также партнеры и крупные клиенты компании. Знаешь, это довольно впечатляющее зрелище, – насмешливо сказала женщина.

– Кто такой Дуги Коэн? – Спросила Элли.

– О, Дуглас Коэн – это самый крутой адвокат и муж Мэдисон. Ты слышала когда-нибудь о юридической фирме «Коэн, Рид amp; Барнингер»? – Элли кивнула, смутно припоминая это название. – Это он, – объяснила Лиз.

– Хм, звучит так, словно Уиттон могут позволить себе купить все и всех и наслаждаются своим могуществом и богатством, – заметила Элли.

– Большинство из них так и делают и радуются каждой возможности продемонстрировать это, – снова бросила Лиз загадочную фразу, – но не все. – Элли вопросительно посмотрела на подругу. – Если тебе когда-либо представится возможность – или, может быть, мне стоит сказать «несчастье» – познакомиться с Эм Джей, Мэдисон или Рэем, ты поймешь, что я имею в виду, – добавила Лиз.

– Я разговаривала с Мэдисон и Рэйфордом уже несколько раз, но, не считая того столкновения в твоем офисе в первый же мой рабочий день, я больше не встречалась с Эм Джей, – сказала Элли, стараясь, чтобы ее голос не прозвучал разочарованно.

– Хм, – издала Лиз и усмехнулась. – Ну, это не так уж и плохо, поверь мне. Что-то мне подсказывает, что скоро ты будешь иметь удовольствие познакомиться с ней очень близко, учитывая, что она берет твой департамент под личный контроль, также как и мой.

– Ах, да. Кстати, почему? Разве это не необычно, что президент лично будет заниматься кадровой политикой? – Не смогла сдержать своего любопытства Элли.

– Возможно, но дело в том, что Эм Джей не доверяет Рэйфорду, а Мэдисон слишком занята своими собственными подведомственными департаментами. Кроме того, Эм Джей не доверяет Джону, и, скорее всего, не доверяет мне. Короче, она никому не доверяет, – насмешливо ответила Лиз.

– Хм… звучит так, словно она какой-то суперменеджер. Должно быть, это тяжело, – вслух озвучила свою мысль Элли.

– Да, но кто знает, что происходит в голове у этой женщины. Слушай, просто делай свою работу и держи свои мысли при себе, – сказала Лиз, на что Элли вопросительно приподняла бровь. – Для Эм Джей существует только два пути: либо ты делаешь все, как она сказала, либо отправляешься в ад, – ответила Лиз, загибая пальцы. – Она не любит ни с кем ничего обсуждать. Если она тебя о чем-то попросит, просто сделай это, не задавая лишних вопросов, но главное, никогда не спорь с ней. – Лиз наклонилась к Элли и, понизив голос, заговорщицки прошептала: – Ее прозвали Скорпионом, и на это были серьезные основания, поверь мне. У нее быстрая реакция, не успеешь ты и глазом моргнуть, как она нанесет тебе смертельный удар. Я видела это. Черт возьми, я пережила это! – Сказала Лиз, улыбаясь и делая глаза широко раскрытыми. – Я знаю, что говорю. Не будь упрямой и самонадеянной, но и не будь бесхребетной, она не уважает слабаков и беспозвоночных, – добавила женщина, поморщив нос.

Элли смутилась. – Я что-то не поняла, не быть самоуверенной, но и не быть бесхребетной? Звучит невозможно, но увлекательно.

– Я знаю. – Лиз поморщилась, понимая, о чем говорит Элли. – Это тонкая грань, которую надо понять. Но именно так Эм Джей и предпочитает работать. Как только ты познакомишься с ней и ее стилем, ты поймешь, о чем я говорю. Просто давай ей одни голые факты, и держи свой рот на замке. Никакой другой посторонней информации, никаких собственных умозаключений. Ничего! Но больше всего она ненавидит, когда не получает ответы на свои вопросы. А Эм Джей просто обожает задавать вопросы. – Сказала Лиз, доедая бутерброд.

– Хм… Кажется, я поняла, о чем ты говоришь. Спасибо за предупреждение, – ответила Элли с задумчивой улыбкой.

– Нет проблем. О, слушай, я должна уже бежать, – бросила Лиз, вытирая салфеткой рот и вставая. – Уверена, мы еще увидимся. Эй, может, как-нибудь пообедаем вместе?

– Да, это было бы здорово, – с восторгом ответила Элли.

– Круто. Увидимся позже, – сказала женщина, хватая поднос. Она уже начала отходить, как вдруг снова обернулась. – О, если у тебя нет кавалера на Рождественский бал, может быть, тогда мы пойдем соло вместе, хорошо? – Предложила она и рассмеялась.

– Договорились!

Глава 7

    Я хочу девушку, которая чиста помыслами,

    Я хочу девушку, которая знает, что лучше,

    Я хочу девушку с туфлями на низком каблуке, и

    Глазами, которые горят, как сигареты.

    Я хочу девушку с правильными взглядами,

    Быструю, совершенную и острую как кнопка.

    Cake

Первый месяц у Элли прошел довольно гладко. Она с легкостью втянулась в работу и заведенный рутинный порядок в департаменте и уже вскоре обнаружила, что в отделе кадров на удивление было не так уж много срочной работы, не было того драйва, по сравнению с ее последним местом работы. Ей сразу же стало интересно, неужели так обстояли дела и в других департаментах компании? Кроме того, новость о том, что ей уже довелось столкнуться с Эм Джей и Мэдисон Уиттон, разлетелась по всей компании, и Элли понятия не имела как.

Все было тихо и спокойной, пока однажды утром к ней в кабинет не зашел Джон и не сказал, что, начиная с сегодняшнего дня, она будет ходить вместе с ним на встречи с президентом Уиттон Inc. Ее спокойной жизни пришел конец.

– Ты готова? – Спросил Стивенсон, просунув голову в дверной проем.

– Полагаю… хм… мне нужно взять что-нибудь с собой? – Элли все еще находилась в полном замешательстве от сообщения Джона, что сегодня они идут на ежемесячную планерку с Эм Джей. Девушка нервничала, не желая опозориться и выставить себя круглой идиоткой. Это будет ее первая реальная встреча с таинственным и неуловимым президентом. Помня, что ей говорила Лиз, она хотела выглядеть компетентным и уверенным специалистом.

Выйдя на 14-ом этаже, они расположились в приемной, ожидая, когда их пригласят в кабинет. Из-за двери президента раздавались громкие голоса, один из которых был явно расстроенный, а другой – раздраженный и властный. Было очевидно, что говорящие о чем-то ожесточенно спорили друг с другом.

Да, что такое с этой женщиной? Неужели ей нравится кричать за закрытыми дверями? Подумала Элли про себя. А крики все не умолкали, становясь иногда то громче, то тише. Прошло еще 20 минут, и Эллисон заметила, что эта задержка уже начала раздражать Джона. Работая с этим человеком бок о бок, девушка вскоре обнаружила, что ее босс всегда строго придерживался рабочего графика. Он всегда обедал в одно и то же время – с 12:00 до 13:00, и как только часы показывали 17:00, ее босс резко вставал и уходил домой, никогда не задерживаясь на работе. Элли усмехнулась про себя, подумав, что, вероятнее всего, Джон беспокоится, что из-за этой встречи пропустит свой обед.

Открывшиеся двери вырвали Элли из задумчивости. Из кабинета Эм Джей с ярко пунцовым лицом вылетел Рэйфорд Калхун и, не останавливаясь, чтобы поздороваться с ними, побежал дальше.

Хм… Скорпион снова нанес удар, подумала Элли.

– Вы можете войти, мистер Стивенсон, мисс Филлипс, – сказала Хелен. Элли же про себя подумала, что со стороны этой женщины было бы более благоразумным дать своему боссу время остыть, прежде чем бросать свежее мясо в логово льва. Девушке показалось, что она услышала протяжный стон Джона, как они поднялись и вошли в кабинет.

– Присаживайтесь, – сказала Эм Джей вместо приветствия, окинув вошедших быстрым взглядом.

Элли мельком незаметно осмотрела кабинет.

В офисе президента Уиттон Inc. царила гнетущая атмосфера, и только два огромных окна, из которых, скорее всего, открывался великолепный вид на город, радовали глаз. Обстановка чем-то напоминала офис адвоката: здесь были всевозможные деревянные стеллажи, множество книжных полок, шкаф, огромный массивный деревянный стол, кожаные стулья и синие ковры. Кабинет был довольно мрачный и типично мужской, однако, скорее всего, предположила Элли, что Эм Джей просто ничего здесь не меняла после своего отца. Хотя… Может быть, ей нравится эта обстановка? Сразу же бросалось в глаза, что здесь не было никаких личных вещей: ни картин, ни декоративных украшений… ни фотографий, ни настольных мелочей, которые обычно присутствовали на рабочих местах многих специалистов. Все было довольно скудно и консервативно, и на какое-то мгновение Элли даже ощутила смутное беспокойство, почувствовав себя неуютно. Она работала в компании только месяц, а ее кабинет уже был увешан всякими картинками и фотографиями, а стол завален безделушками.

Джон формально представил Эллисон президенту, которая даже не спросила, кто она такая. Создалось впечатление, что брюнетка уже знала все, что ей нужно знать, и, очевидно, не считала нужным тратить свое время на разговоры с новым помощником начальника отдела кадров. И хотя это было довольно грубо с ее стороны, Элли решила не слишком остро реагировать на такое отношение. В конце концов, Эм Джей – президент, и она, вероятно, не может позволить себе такую роскошь, как персонально знакомиться со всеми новыми сотрудниками.

Кроме того, на светскую беседу совершенно не было времени, поскольку не успели они сесть, как Эм Джей начала задавать им четко поставленные вопросы по существу, будто заранее заготовив их в своей голове.

Они обсудили все, что происходит в отделе кадров, но Эм Джей, казалось, этого было мало. Она требовала все больше и больше деталей и новой информации от Джона, который постоянно увиливал от прямого ответа, не вдаваясь в подробности. Было очевидно, что он недолюбливал Эм Джей, и наоборот. Элли стало интересно почему. Да, Эм Джей Уиттон была женщиной и требовательным президентом, любящим задавать множество вопросов, но это ведь не могло быть единственной причиной для столь очевидных разногласий. Девушке стало интересно, неужели Джон позволял себе вести себя подобным образом, когда Марк Уиттон был президентом и столь же требовательным?

Этих двоих, наверное, связывает какая-то история, подумала про себя Элли. Она видела, что Эм Джей возмущало не желание Джона сотрудничать с ней, но, что самое удивительное, брюнетка не пыталась «укусить» его, а просто бросала в его сторону ледяные раздраженные взгляды.

В конце концов, может, она не такая уж и плохая? Подумала Элли… Или, может быть, она сдерживает себя, потому что я здесь? Интересно.

Большую часть встречи Эллисон молча сидела, лишь иногда вставляя незначительные замечания, когда Джон обращался к ней и, как правило, задавал ей вопрос, на который она не могла ответить, отчего она чувствовала себя довольно глупо. У Элли создалось ощущение, что Эм Джей прекрасно знает, что скрывает от нее Джон, и ей стало интересно, почему женщина до сих пор ничего не предприняла. Что это: выжидательная тактика перед нападением или же она действительно верит, что Джон сдастся и сам даст ей то, чего она хочет. И хотя было очевидно, что ее босс пока не собирался сдаваться, Элли решила, что этот бунт недолго продлится. Кроме того, сейчас было не самое подходящее время встревать в беседу и предлагать собственные идеи по решению проблемы. Она не желала еще сильнее раскачать и без того качающуюся лодку. Самый лучший выход в такой ситуации, было просто сидеть сложа руки, смотреть и ждать. В данном случае, это было не так уж плохо, кроме того, это дало ей возможность понаблюдать за высокой брюнеткой и за ее взаимодействием с ее боссом.

Эм Джей была холодна и сдержана, а на ее лице застыла маска суровости. Сегодня на ней были маленькие очки в темной оправе, а волосы, как всегда, были стянуты в тугой пучок на затылке. Этот ее вид напоминал Элли старую учительницу. Женщина по-царски восседала на своем кресле, закинув ногу на ногу, и спокойно реагировала на замечания Джона, даже когда он резко возражал в ответ на один из ее вопросов. Казалось, что она знает, что Джон не любит, когда его ответ или действия ставят под сомнение, и играла на его раздражительности с чувством безмятежного превосходства, выказывая ему пренебрежительное отношение. Элли с интересов наблюдала за стилем работы Эм Джей и ее манипуляциями.

На протяжении всей встречи Морган Уиттон ни разу не обратилась к Элли и, вообще, даже не взглянула на нее, как будто она была невидимка.

Я просто помощник, и, полагаю, это означает, что от меня нет никакого толку, подумала девушка, чувствуя поднимающееся внутри нее раздражение. Может быть, она оправданно заслужила свою репутацию?

– Я только что разговаривала с Рэем. Мы обсуждали его чрезмерный и, откровенно говоря, сомнительный подход к найму рабочих в строительные бригады. Я думаю, ты должен понимать, что мы обязаны найти более разумный выход из создавшейся ситуации и разработать новый порядок трудоустройства, – сказала Эм Джей и посмотрела на Джона серьезным взглядом.

– Что ты имеешь в виду? – В голосе мужчины сквозило раздражение.

– Это означает, что мы больше не нанимаем друзей друзей, которые не соответствует квалификационным требованиям. Я имею в виду, что мы больше не нанимаем нелегальных иммигрантов и не оплачиваем их работу под столом. Я имею в виду, что с нас уже достаточно этого дерьма, Джон, – возмутилась Эм Джей, на мгновение потеряв хладнокровие. Глаза полыхнули синим огнем.

– О, да брось, Эм Джей! Мы всегда нанимали его людей. Мы просто делали то, о чем просил нас Рэй! – Ответил Джон, вставая в оборону.

– Да, я знаю, и из-за этого, Министерство по труду и промышленности дышит мне в спину. Наши юристы уже устали уклоняться от исков, поступающих от комитетов по гражданским правам и этики! – Зарычала темноволосая женщина, наклоняясь вперед в своем кресле и сверкая глазами на Стивенсона. – Отныне, все, что касается трудоустройства, будет проходить через меня, независимо оттого, здесь Рэй или нет, – добавила Эм Джей, ставя точку в этом вопросе, и начала постукивать пальцем по столу, бросая на Джона убийственные взгляды в ожидании его реакции.

Элли вжалась в кресло, чувствуя, как ее душа уходит в пятки. Определено, она изменила свое мнение об Эм Джей Уиттон, и поблагодарила небеса, что эта женщина обращается не к ней, поскольку в гневе она была страшна.

Значит, все слухи оказались верны… Хорошо.

– Отлично. Как скажешь Эм Джей. Что-нибудь еще? У меня назначена еще одна встреча, – нетерпеливо ответил Джон и заерзал на стуле, готовясь встать и уйти.

– Да, осталась только одна вещь. От тебя мне нужны все данные о работниках компании, – сказала Эм Джей, роясь в бумагах на своем столе. Джон тяжело вздохнул и снова откинулся на спинку стула, смирившись с тем, что он не скоро отсюда уйдет.

– Мне нужно знать… все данные за последние пять лет… все, кого мы наняли, уволили, повысили или понизили в должности, кого поощрили. Я хочу знать все… расовую принадлежность, пол, возраст, – потребовала Эм Джей, просматривая бумаги в руке.

– Что? Зачем? – Осмелился спросить Джон.

– Не важно зачем. Мне нужна информация, и я хочу ее к пятнице. – Эм Джей сузила глаза и крепко сжала челюсти. Ей явно надоело неподчинение Джона, и Элли, откровенно говоря, тоже была не в восторге от поведения своего босса. Ей еще никогда не доводилось видеть, чтобы он вел себя подобным образом. А в это время Скорпион поднял хвост и был готов нанести удар.

– К пятнице! Мы не сможем собрать такое количество информации за два дня! – Взорвался Джон. – Кроме того, у нас даже нет таких данных! – Раздраженно выплюнул он.

Другое, что узнала Элли о Стивенсоне за этот месяц, было то, что он совершенно не владел компьютером. Ее босс знал только, как получать и отправлять свою электронную почту, но все что касалось остального, то он избегал этого, как чумы. Однако Элли, ознакомившись с документами и данными отдела, знала, что запрашиваемая Эм Джей информация была у них в наличии и даже в электронном виде. Нужно было только узнать, как ее выгрузить из программы. Девушка почувствовала, что, с одной стороны, просто обязана сообщить своему боссу, что они могут собрать эти сведения, но, при этом, ей бы не хотелось выставить Джона дураком и смутить его. С другой – это, возможно, осчастливило бы темпераментного президента…

– Хм, на самом деле, мы можем без особых проблем получить эти данные, – сказала Элли, презирая себя за то, что ее голос прозвучал так кротко и неуверенно. Девушка почувствовала, как Джон посмотрел на нее, но она видела перед собой только глаза Эм Джей.

Теперь она знала, на что это похоже, когда смотришь ей глаза в глаза. Твое сердце просто замирает в груди. Говорят, что самое горячее пламя горит синим цветом… если это так, то она должна была уже сгореть. В горле пересохло, и Элли попыталась сглотнуть, образовавшийся в горле ком. Эм Джей, не отрываясь, смотрела на нее своими мерцающими синими глазами, и девушка решилась объяснить, что она имела в виду, в надежде, что ее объяснение на этот раз не будет звучать столь по-идиотски.

– Ну, у нас есть каталоговая персональная система, куда заносятся все сведения на каждого сотрудника: данные о его приеме на работу, все должностные изменения и текущая информацию о нем. Эта база постоянно обновляется после каждого расчета заработной платы. Финансовый и бюджетный департамент часто используют наши данные для своих отчетов, поэтому, я думаю, мы также можем воспользоваться их информацией для нашего сводного отчета.

Кажется, прозвучало неплохо. Так, будто я знаю, о чем говорю. Боже, надеюсь, что я права, помолилась про себя Элли.

Джон, услышав ее объяснение, а, в частности, ее последнюю фразу, как всегда начал юлить, говоря такие вещи, как: «О, ну, я не знаю, получится у нас или нет!» и «Тебе, вероятно, тогда следует поговорить об этом с Лиз, а не с нами». Элли почувствовала себя неуютно, снова смущенная очевидной попыткой Стивенсона увернуться от выполнения задания. Ей на мгновение даже стало страшно, что как только они окажутся в лифте, Джон сделает ей выговор за такое выступление и ограничит ее полномочия. Но все сомнения испарились, стоило ей увидеть, как приподнялся уголок рта Эм Джей, и как та посмотрела на нее, после чего президент вновь обратила свое внимание на Джона и резко оборвала его.

– Хорошо, Джон. Не беспокойся об этом… Я знаю, что уже подходит время обеда, и мне бы не хотелось задерживать тебя и отрывать от чего-то более важного, – с сарказмом сказала Эм Джей и, выгнув брови, бросила убийственный взгляд на мужчину, заставив его покраснеть. Услышав саркастическое замечание высокой женщины, Элли широко распахнула свои глаза и укусила себя за щеку, чтобы не расхохотаться.

– Мисс Филлипс и я справимся с этой работой и без твоей помощи…, если, конечно, это вас устраивает? – Бездонные синие глаза обратились к Элли, и блондинка почувствовала, как у нее засосало под ложечкой.

– Хм. – Девушка колебалась лишь секунду. Она посмотрела на Джона, чтобы увидеть его реакцию. На его лице были написаны смешанные чувства: шок и смирение одновременно. Что же ей делать? Сказать президенту и генеральному директору компании: «Извините, но я не могу работать с вами, поскольку тем самым унижу своего глупого босса?» -… Конечно, – согласилась Эллисон, пожав плечами.

– Отлично, – сказала Эм Джей и удовлетворенно кивнула. – Посмотрим, что вам удастся сделать к завтрашнему дню, и мы снова встретимся, чтобы обсудить это. Я скажу Хелен, чтобы она позвонила вам и договорилась о времени встречи.

0

4

Глава 8

    Я не могу встать, я не могу забыть,

    Я не могу поднять свою голову с земли;

    Когда я, наконец, встаю,

    И приближаюсь к тебе, то получаю разряд

    The Jesus and Mary Chain

Удивительно, но Джон не сказал Элли ни одного слова после напряженной встречи, и она не знала, хорошо это было или плохо. Устрашающая всех одним только своим взглядом президент просто взяла и назначила нового, неопытного помощника начальника департамента ответственной над каким-то секретным проектом, полностью проигнорировав более опытного руководителя.

Может, он все еще растерян, чтобы сказать хоть что-нибудь… или может быть, слишком зол. Наверное, он растерян, подумала Элли. Интересно, почему он так неуважительно к ней относится. Она ведь его босс. Но как бы сильно ей не хотелось понять причины его воинственного поведения, и разобраться, наконец, в их отношениях, она знала, что всему свое время.

Весь день Элли усердно работала, постоянно отвлекая Лиз своими вопросами о том, как получить доступ к данным, и как их извлечь и обработать. К счастью, она была очень хорошо знакома с современными компьютерными технологиями, и с легкостью разобралась в системе и новой программе.

На следующий день, собрав нужную ей информацию, девушка начала забивать ее в таблицу. Встреча с Эм Джей была назначена на 16.00, и час расплаты неумолимо приближался. Как бы ей хотелось, чтобы у нее было чуть больше времени, чтобы систематизировать и привести данные в более презентабельный вид. Элли немного нервничала от мысли, что вскоре ей предстоит зайти в логово Скорпиона и остаться наедине с взыскательным президентом. Но с другой стороны ее сердце грела мысль, что Эм Джей будет довольна тем, что какому-то ничтожному ассистенту руководителя удалось собрать всю информацию, которую она запросила.

Закончив формировать таблицу, готовая шагнуть навстречу своей судьбе, Элли неожиданно обнаружила, что с нетерпением ждет встречи с Эм Джей. В действительности женщина оказалась не так уж и ужасна, как о ней ходила людская молва – Эм Джей Уиттон не была грубой, чрезмерно требовательной и властной, и не пыталась запугивать. Пока. Если это когда-нибудь изменится, то, возможно, Элли тоже поменяет свое мнение о ней, однако сейчас президент Уиттон Inc. был у нее в милости.

***

– Ладно, Мэдди, но только мне не нужно знать все эти цифры, просто укажи самые важные из них… – пробормотала Эм Джей вслух, переписываясь с сестрой по электронной почте. Мэдисон было прекрасно известно, что она любит быть в курсе всех деловых и инвестиционных отношений, но иногда ее младшая сестра уж слишком перебарщивала с подробностями. И наоборот, Мэдисон всегда обвиняла ее в том, что она слишком кратко излагает свои мысли, однако Эм Джей считала, что это наиболее эффективный способ передать суть проблемы. Темноволосая женщина взглянула на часы, которые показывали 15:55.

– Черт… надо поспешить, – пробормотала она, с нетерпением ожидая весь день встречи с белокурой помощницей начальника департамента по персоналу. На вчерашнем совещании Эм Джей хорошенько присмотрелась к Эллисон Филлипс, и, наконец, вспомнила, как познакомилась с ней, столкнувшись в приемной Лиз Джейкобс. Тогда она еще подумала, что эта девушка еще несмышленый ребенок, который, наверное, проходит стажировку в компании, и поэтому не обратила на нее никакого внимания. Тем не менее, после того, как эта девушка спокойно высказала свое предложение, тем самым неосознанно поставив своего босса-идиота на место, Эм Джей не терпелось увидеть, с чем Эллисон придет к ней сегодня. У нее было такое ощущение, что эта встреча будет полна сюрпризов, и она надеялась, что они будут приятными.

Я могла бы использовать союзника в отделе кадров, подумала про себя Эм Джей и закатила глаза. Черт, кого я обманываю? Я могла бы использовать своего союзника где угодно. Она нутром чувствовала, что в этой молодой женщине не было ничего поддельного. И хотя, наверное, хищники уже предупредили ее и ознакомили с печально известной репутацией президента, у Эм Джей было ощущение, что Эллисон Филлипс не так проста, как могло показаться на первый взгляд, определенно эта девушка привыкла полагаться на свое собственное мнение. Назовите это шестым чувством, интуицией, или принятием желаемого за действительное, называйте это как хотите, но Эм Джей чувствовала, что Эллисон была другой. Эта молодая женщина чем-то выделялась из толпы, окружавших Эм Джей марионеток и волков, она видела это в ее ясных серо-зеленых глазах. Невинная на первый взгляд, Эллисон была полна решимости и внутреннего огня.

Не могу дождаться, чтобы увидеть, права я или нет, с усмешкой подумала Эм Джей про себя.

***

В 15:58 Элли вошла в приемную президента Уиттон Inc., крепко прижимая к себе документы и диск, содержащий ценную информацию. Хелен отсутствовала на своем рабочем месте, однако девушка заметила, что дверь в кабинет Эм Джей приоткрыта. Означает ли это, что ей следует постучать или же все-таки стоит присесть и дождаться возвращения секретаря? Она не хотела показаться слишком нахальной, но с другой стороны, и не желала, чтобы Эм Джей подумала, что она опоздала. Пытаясь побороть свою нервозность, Элли подошла к открытой двери и коснулась темного дерева.

Президент сидела за компьютером, что-то печатая. Услышав тихий стук в дверь, женщина сразу же подняла глаза. – О, мисс Филипс.

– Вашего секретаря нет на месте, поэтому… – Элли замолчала, не желая показаться самонадеянной.

– Все хорошо. Проходите и присаживаетесь, – сказала Эм Джей, после чего встала и, подойдя к двери, закрыла ее за девушкой. Оказавшись так близко к президенту, Элли уловила запах ее духов. Это был ненасыщенный, нежный, тонкий аромат, не слишком женственный, никакого намека на цветы или пряности… одним словом легкий и приятный, и совсем не соответствующий ее личности.

Или точнее сказать ее образу снежной королевы, подумала Элли.

Эм Джей снова заняла свое место и повернулась к компьютеру. – Мне необходимо закончить одно письмо… это не займет много времени… я скоро присоединюсь к вам…, – сказала она, одновременно стуча по клавиатуре.

– Нет проблем, – ответила девушка, откидываясь на спинку стула и радуясь возможности осмотреться и украдкой понаблюдать за главой компании. Как обычно, волосы Эм Джей были скручены и закреплены на затылке, но на этот раз несколько прядей свободно обрамляли аристократичные черты ее лица вместе с челкой, закрывающей ей лоб. Это делало женщину намного моложе и мягче. Неожиданно Элли в голову пришла мысль, что, возможно, президент закалывала волосы назад, только чтобы казаться взрослой и мудрой. Неужели она думает, что ей нужно выглядеть старше и строже для того, чтобы завоевать уважение окружающих, или это ее истинная сущность? Сколько же ей лет?

– Хорошо… прошу прощения. Итак, что у вас есть для меня? – сказала Эм Джей, закончив печатать и обратив все свое внимание на Элли.

Девушка рассказала президенту обо всем, что ей удалось собрать, надеясь, что ее голос звучит уверенно. Эм Джей слушала ее, не перебивая и, казалось, осталась довольна ее докладом. Она вставила диск в компьютер и начала просматривать сформированную блондинкой таблицу, прокручивая данные. Элли уже была готова расстроиться из-за молчания Эм Джей и отсутствия благодарности с ее стороны, когда неожиданно женщина что-то забормотала вслух. Девушка немного перегнулась через стол, в надежде узнать, что же такого делала президент, одновременно боясь увидеть, что вся ее работа была проделана впустую.

Эм Джей, заметив любопытство блондинки, впервые почувствовала, что ей необходимо объясниться, поскольку эта девушка была единственной, кто смогла своевременно выполнить ее задание и предоставить необходимые данные.

– Хм, вот… идите сюда, и я покажу вам, что я ищу, – нерешительно сказала Эм Джей. Обычно она никому ничего не показывала и не объясняла, и, если честно, она понятия не имела, почему решила ответить на очевидный интерес молодой женщины. Но что-то подсказывало ей, что эта любознательная блондинка совсем не опасна, и может даже оказаться очень полезной. Эм Джей пододвинула к себе соседний стул и, когда девушка присела рядом, начала объяснять, зачем ей понадобилась эта информация, и что она намерена с ней делать.

Элли увлеченно слушала и смотрела на темноволосую женщину, которая, указав ей на строку в таблицу, начала свое объяснение: «Видите, этого не должно быть здесь… он просто стажер из колледжа…, а этот парень умер, но в том, что он есть в наших ведомостях, нет вашей вины… а это… хм… это может стать проблемой».

Девушка была поражена, что эта женщина – президент компании – знала всех своих сотрудников и мельчайшие подробности о них. Эм Джей Уиттон, определенно, обладала феноменальной памятью. Элли могла поспорить на что угодно, что даже Джон, начальник департамента по персоналу, не знал того, что знала Эм Джей.

Вскоре блондинка поняла, что хочет найти президент, изучая кадровую политику компании. Она искала доказательства того, что Уиттон Inc. нанимала, увольняла или переводила сотрудника на другую должность, действуя в рамках Трудового законодательства. Элли стало интересно, не связанно ли это с тем, что Эм Джей на днях говорила Джону об исках в адрес компании от Комиссии по правам человека. Хоть девушка и не была сильна в юридических тонкостях, она догадалась, что президента очень беспокоит эта сторона вопроса и сложившаяся ситуация с кадрами. Элли умирала от желания задать вопросы, но решила пока попридержать язык за зубами.

– Хорошо, я думаю, это должно выглядеть так. Как вы думаете, сможете подкорректировать таблицу и привести ее в презентабельный вид с учетом моих правок? – Спросила Эм Джей, отвлекая Элли от ее мыслей.

– Э-э, да, конечно, – пробормотала девушка, ругая себя за то, что не смогла сказать что-то более умное.

– Хорошо. Я отправлю вам правленый вариант по почте… Какой у вас адрес? – Спросила брюнетка, открыв на своем рабочем столе адресную книгу.

– Аphillips@whitton.net, – ответила Элли, глядя на экран монитора.

– Aphillips? Почему не полное имя – Эллисон-точка-Филлипс, как у всех остальных? – поинтересовалась Эм Джей, вопросительно глядя на Элли.

Девушка почувствовала, как ее шея медленно начала краснеть. – О, э-э, это тоже можно использовать, но «aphillips»… ммм… это просто… чтобы меньше набирать, я полагаю, – сказала Элли, нервно улыбнувшись, в то время как Эм Джей продолжала непонимающе рассматривать ее.

– Я и не знала, что имя можно сокращать. Так может сделать каждый? – Полюбопытствовала Эм Джей.

Значит, эта супер-женщина знает не все на свете? Подумала про себя блондинка.

– О да, на самом деле, у вас есть несколько различных вариантов. Я могу показать вам…? – Предложила Элли, указывая на клавиатуру.

– Пожалуйста, – сказала Эм Джей и, откатившись на кресле чуть в сторону, указала на свой стол, освобождая место и предоставляя полный доступ к своему компьютеру блондинке. Когда Эллисон взяла мышь и начала ею щелкать, женщина украдкой взглянула на нее. Мягкие, нежные линии скул, обрамленные золотистыми волосами, ниспадающими на плечи, челка, и умные зеленые глаза цвета морской волны, которые пристально смотрели на экран монитора. Эм Джей вдруг стало интересно, сколько же лет этой женщине.

– Здесь… в настройках вы можете устанавливать на выбор имя вашего почтового ящика, – сказала Элли, быстро глянув на брюнетку, затем обратно на экран. – Здесь говорится, что ваш адрес может быть или «mj-dot-whitton@whitton.net», или просто «mjwhitton@whitton.net», или «Морган-точка-Уиттон»… Видите? У вас есть много различных вариантов, – добавила девушка, снова встретившись с пристальным взглядом голубых глаз.

Морган… Морган Уиттон, подумала про себя Элли. Мне нравится… Интересно, почему она не использует его?

Невозможно было не заметить, что Эм Джей внимательно наблюдает за ней, и хотя это очень сильно нервировало Элли, она не могла отрицать, что испытывает удовольствие и волнение, зная, что эти потрясающие глаза изучают ее.

Темноволосой женщине, наконец, удалось вырваться из плена нефритовых глаз, и она взглянула на экран. – Ну… говорят, что каждый день мы узнаем что-то новое. Никто еще из департамента информационных технологий не надоедал вам разговорами такого рода? Как вы узнали об этом? – Спросила Эм Джей, внимательно глядя на девушку.

Элли усмехнулась. Оказывает, президент крупной компании не проявила должного любопытства, чтобы узнать о такой незначительной вещи, как установка и функционирование почтовая системы.

– Ой, знаете… Думаю, я просто любознательна по природе… Если я наткнусь на что-нибудь… необычное, например, как это, то я готова из кожи вон вылезти, но обязательно докопаюсь до сути, – объяснила Элли с нервным смешком.

Эм Джей приподняла бровь, когда блондинка подтвердила некоторые из ее ранних мыслей, и вернула девушке ухмылку.

– Правда? Ну… Я буду иметь это в виду, – сказала президент и позволила своему взгляду пробежаться сверху вниз по стройному молодому телу. Когда она снова подняла свои глаза, то потерялась в широко распахнутых океанах зелени. Она прекрасно знала, что, вероятно, ее откровенный взгляд шокировал девушку, и что ей не следовало этого делать… но милая принцесса была такой легкой добычей.

Элли покраснела и на мгновение почувствовала, как почва уходит из-под ног. Небесно-голубые глаза только что практически раздели ее, и, да поможет ей бог, ей это понравилось.

O, Боже мой… да, что же это со мной! Подумала в панике Элли и, вздохнув слабый аромат духов Эм Джей, вдруг остро осознала, как близко они находятся друг к другу. В горле внезапно пересохло и девушка, сглотнув, нервно облизала губы. Безусловно, это было не то, что она ожидала получить от этой встречи, и, безусловно, Морган Джей Уиттон была совершенно не такой, какой она представляла себе раньше.

Темноволосая женщина решила немного ослабить давление на новенькую, несмотря на то, что это была очень заманчивая идея держать ее при себе, чтобы иногда развлекаться.

– Итак… если вам удастся отредактировать файл и отправить его обратно мне завтра утром, я была бы очень признательна, – сказала брюнетка низким голосом, по-прежнему не сводя лукавых глаз с блондинки.

– Конечно… нет проблем, – робко ответила Элли и, откашлявшись, отодвинула стул подальше, чтобы встать, радуясь возможности избежать возникшей неловкости.

Эм Джей тоже встала, чтобы проводить девушку до двери. – Спасибо за вашу помощь, мисс Филипс…

– Пожалуйста, и зовите меня Эллисон, – перебила Элли и повернулась к брюнетке, – или Элли… Мои друзья и родные зовут меня Элли, – добавила она, неожиданно застеснявшись.

Эм Джей усмехнулась и снова окинула девушку быстрым оценивающим взглядом. – Хорошо… Эллисон или Элли… спасибо, – скромно сказала она, на что Элли только кивнула головой и, подарив женщине нервную улыбку, повернулась и пошла прочь.

***

К счастью, к тому времени, как Элли вернулась к себе в кабинет, рабочий день уже закончился. Она не могла поверить, что женщина, о которой два дня назад ей ничего не было известно, только что открыто флиртовала с ней.

Господи, подумала Элли, застонав вслух, она действительно флиртовала со мной, или я просто слишком эмоционально реагирую на ее близость? Может быть, она просто играет? Образы брюнетки как слайд-шоу замелькали перед ее глазами. Высокая, выгнутая бровь, молча издевающаяся над ней, кристаллические глаза, пронизывающие ее насквозь, хитрая все знающая ухмылка на губах, с которых так легко слетало ее имя…

Ты идиотка, она сама противоречивость, и ты влюбилась в это!

И, тем не менее, пронизывающие бездонные голубые глаза доказывали двойственность сущности Эм Джей Уиттон: жестокость, несокрушимая сила и проницательный ум уживались с бурлящей раскаленной до предела лавой чувственности, которая практически обрушивалась на вас. Видимо, эта женщина не могла быть всегда только суровой и серьезной, и сейчас после их маленького противостояния, Элли неожиданно четко осознала, что собой представляет Эм Джей Уиттон, когда Скорпион, сидящий внутри нее, решает поиграть.

О, Боже… даже не думай об этом, Эллисон, наказала она самой себе и, покачав головой, выключила в офисе свет и направилась к двери.

Однако была еще одна вещь, которая сильно беспокоила Элли. Хоть она и предложила опустить все формальности и называть ее по имени, Эм Джей не ответила ей тем же.

Ну, она все-таки президент. Думаю, ее можно понять, почему она не захотела возвращать мне жест, подумала Эллисон про себя. Определенно, мне тоже необходимо придерживаться рамок. Да, верно… с каких это пор заигрывание с подчиненными стало считаться нормой? Черт, может быть, она брала уроки у самого Билла Клинтона, усмехнулась блондинка своим мыслям и попыталась вспомнить, а не лежали ли сигары на столе Эм Джей.

Глава 9

    Спать с привидениями -

    Очень печальный опыт.

    Звезды сияют в эту ночь,

    Лишь они услышат твое дыхание…

    Ты так похожа на розу

    Garbage

Элли щелкнула выключателем, когда, наконец, добралась до своего нового жилья, ставшим ей «домом». Это было небольшое бунгало всего лишь с одной спальней, построенное в духе 60-х годов, но очень изящное, чистое, дешевое, а, главное, оно находилось всего в двух кварталах от пляжа.

После такого тяжелого рабочего дня, девушка не могла не нарадоваться, оказавшись дома. Бросив ключи и сумочку на столик в прихожей, она прошла в кухню, чтобы смочить горло и посмотреть, чем бы ей перекусить. Стоят у плиты и что-то готовить, не было ни сил и ни желания, поэтому Элли, достав из холодильника замороженный полуфабрикат, без особого энтузиазма бросила его на столешницу.

Маленький инцидент с Эм Джей совершенно выбил ее из равновесия, и ей не приходилось сомневаться, что потребуется время разобраться в себе и выяснить, что же действительно она чувствует, о чем думает и почему. И хотя в это мгновение Эллисон знала, что чувствует и чего хочет ее тело, поскольку это было не в первый раз, когда другая женщина возбуждала и заводила ее, однако прямо сейчас ей это было совсем не нужно. Сейчас она просто хотела расслабиться и насладиться тишиной и спокойствием. Включив стерео, Элли вставила в проигрыватель CD-диск с песнями своей любимой группы Garbage и пошла переодеваться.

О да, давай послушаем, как громко и красиво поет детка Ширли о конце света… Отличная идея, Эллисон, подумала она и, закатив глаза, потащилась к себе в спальню.

Проходя мимо автоответчика, девушка заметила, что для нее есть сообщение. Нажав кнопку, она услышала сладкий с южным акцентом голос своей старшей сестры: «Привет, Элли, это Кейт… просто хотела узнать, как у тебя идут дела на работе и вообще как тебе живется… Мы давно не разговаривали… Пожалуйста, позвони мне, хорошо?… До свидания, милая». Элли улыбнулась и сразу же почувствовала себя лучше.

Они с Кейтлин всегда были более близки, чем со старшей сестрой Эрин. Будучи самой старшей в семье, Эрин всегда поучала ее и относилась к ней скорее как мать, в то время как Кейтлин была спокойной и добродушной, играя роль верного и самого лучшего друга. Они всегда делились друг другом своими секретами, переживаниями и огорчениями, и остались близки, даже после того, как несколько лет назад Кейт вышла замуж. Джош был отличным парнем, и их отношениям можно было только позавидовать. Если бы она когда-либо снова решилась выйти замуж за парня, то это был бы Джош, всегда думала Элли.

Эрин была совершенно другой. Блондинка часто думала, что ее сестра и ее муж Джеффри слишком разные и абсолютно не совместимы, поэтому она немного волновалась и переживала, когда они поспешно поженились много лет назад. Однако, учитывая, что Эрин всегда была уверенна в принятии своих решений, Элли надеялась, что ее сестра знала, во что ввязывается. Сейчас же эти двое постоянно о чем-то спорили, и Эрин все чаще бывала не в духе. Она была невероятно строгой и властной со своими двумя детьми, что не могло не беспокоить Элли, поскольку считала, что у нее замечательные племянники, и ей не хотелось видеть, как родители манипулируют ими словно пешками при каждой своей ссоре. Элли не понаслышке знала, как от этого страдают дети.

Ее родители развелись, когда ей было всего восемь лет, и воспоминания о самом ужасном периоде в ее жизни были еще свежи. Ее отец больше никогда не женился, и хотя она никогда не была близка с ним, став жить с матерью и двумя сестрами, Элли практически перестала с ним видеться. Однако, повзрослев, она обнаружила, что тоскует по нему. Ей захотелось узнать его, узнать каким он был на самом деле. И через несколько лет после развода – в то время как ее мать меняла ухажеров как перчатки – Элли стала ездить и проводить все выходные в доме своего отца. Они сблизились, и девушка была поражена тем, каким мудрым и образованным человеком оказался ее отец. Она часто ругала себя и жалела, что не узнала его раньше. Роберт Райли не был ни тупицей, ни бессердечным, как часто утверждала ее мать. На самом деле ее отец оказался нежным, спокойным и умиротворенным человеком, который хотел в этой жизни не так уж и много, просто заботиться о своих детях и внуках.

С ее матерью дело обстояло совсем по-другому. Элли часто задавалась вопросом, что Сюзанна Уотсон ищет в этой жизни. Сейчас она была замужем за своим третьим мужем, Альбертом Уотсоном, и этот брак был ничем не лучше двух предыдущих. Все ее отчимы были полными идиотами и абсолютной противоположностью ее родному отцу. Однако в отличие от ее отца, который был простым рабочим, эти мужчины были белыми воротничками. Видимо, ее мать могла быть счастлива только до тех пор, пока у нее были деньги, чтобы заполнить пустоту внутри себя. Она ездила на красивой машине, носила дорогие украшения, но в глубине души, Элли знала, что ее мать по-прежнему была несчастна.

В последнее время ее нынешний отчим постоянно стал цепляться к ней. У него появилась привычка искоса смотреть на нее и часто делать ей ехидные замечания по поводу ее одежды, как она выглядит, что говорит, которые Элли считала неподходящими для того, чтобы высказывать их своей падчерице. Она понятия не имела, знала ли ее мать, что ее нынешний муж был настоящим шовинистом и свиньей, а если и знала, то, видимо, полностью игнорировала сей факт, делая вид, что все замечательно.

Если бы ее мать не была такой непримиримой, суровой и субъективной к ней и к ее жизни, может быть, тогда Элли и пожалела бы ее. Но с тех пор как девушка совершила роковую ошибку, неожиданно забеременев, выйдя замуж и разведясь, ее мать только и делала, что критиковала каждый ее шаг, постоянно цепляясь к любой мелочи. Она часто сравнивала образ ее жизни с жизнью ее сестер, чем доводила Элли до исступления. И это была одна из главных причин, почему она уехала из родной Джорджии, чтобы начать новую жизнь Джексонвилл.

Моя собственная мать не понимает меня и никогда не поймет, подумала Элли и, стерев сообщение от Кейт, побрела дальше в спальню. Кейт единственная, кто понимает меня… Задумчиво пробормотала блондинка и переоделась в шорты и футболку.

Имена Кейтлин была той, кто нашла время, чтобы выслушать ее и утешить. Ее сестра была единственным человеком, кому Элли доверила свои тайны и признания. Да, в прошлом она сделала плохой выбор и совершила множество глупых ошибок, но она упорно трудилась, чтобы исправить их и наладить свою жизнь. Теперь впереди ее ждала многообещающая карьера, и ее жизнь, наконец-то, вошла в спокойное русло. Однако мать, казалось, не замечала этого, все, что она видела, что ее младшая дочь до сих пор была не замужем. Когда Элли заявила ей, что переезжает в Джексонвилл, ее мать практически вынесла ей мозг своими причитаниями о том, как опасно жить одинокой девушке в большом городе. И когда Кейт попыталась встала на ее защиту, Элли остановила ее, сказав: «Мама никогда не изменится, Кейт. Неважно, что я говорю или делаю, она никогда не поддержит меня или мои решения», на что ее сестра ответила: «Может, и нет, милая, но помни, что я здесь. Я всегда пойму и поддержу тебя». Элли вспомнила, как тогда проплакала всю дорогу до Джексонвилл.

Вернувшись на кухню, чтобы приготовить ужин, Элли, к своему сожалению, вернулась мыслями к своему злополучному браку. И как бы сильно она не желала, забыть о нем, в глубине души Эллисон знала, что этого никогда не случится, поскольку она вынесла из него слишком много ценных уроков, и потому что он стал важным поворотным моментом в ее жизни. Она была так молода и так растеряна… если бы она только знала о себе то, что знает теперь. «Двадцать лет есть двадцать лет, детка», сказал ей тогда ее отец.

Она оканчивала университет Джорджии, встречаясь с Эриком Филлипсом примерно уже 6-ть месяцев, когда поняла, что забеременела. Это известие просто шокировало ее. Эрик сделал ей предложение, и тогда она подумала, что это лучший выход из ситуации… Боже, она была так напугана и растеряна. Ее мать, конечно же, согласилась, сказав, что это было единственно правильное решение проблемы, но произошло это только после того, как она накричалась и отругала дочь, неоднократно повторяя фразу: «Как ты могла быть такое ГЛУПОЙ и безрассудной?!» Ее мать во всем винила только ее, считая, что Эрик поступает по-рыцарски, предлагая ей вступить в брак, и что Элли будет сумасшедшей, если откажется от его щедрого предложения.

Однако сама Элли считала, что в этом не меньше и вины Эрика, тем более что именно он спровоцировал и подтолкнул ее к сексу. Она же хотела подождать, пока не будет уверена, пока не почувствует, что он ее единственный, но он был неумолим и, наконец, убедил ее, почти насильно, заставив сделать то, чего хотел только он один. Смешно прозвучит фраза, что она просто смирилась с этим, но истина заключалась в том, что Элли не хотела разочаровать или расстроить его. Да, тогда она была застенчивой и наивной девушкой, которой не хватало уверенности в себе, и она с легкостью позволяла манипулировать собой красивому атлетически сложенному и иногда пугающему Эрику. И хотя Элли была неуверенна в глубине своих чувств к нему, она тупо верила, что лучше его она никогда уже не встретит. Именно поэтому она отдалась ему. И вот в конечном итоге, что получила: ни мужа, ни ребенка, ни денег, ни будущего и никого, кто бы поддержал ее. Никого, кроме Кейтлин… Кейт была единственной, на кого она могла всегда положиться. Ее мать, казалось, интересовали только проблемы и чувства Эрики.

Итак, веря в лучшее будущее и уповая на то, что она, в конце концов, полюбит Эрика, и будет жить с ним нормальной жизнью, Элли согласилась на его предложение, и они поженились сразу после окончания университета. Ее муж устроился работать на местный целлюлозно-бумажный завод с минимальной заработной платой, а она – клерком в отделе кадров на допотопной фабрике. Они жили в ужасных условиях, дожидаясь своего часа, надеясь, что скоро на них снизойдет манна небесная и жизнь станет лучше.

Но ничего не происходило. На самом деле, их дела становились все хуже и хуже.

Элли бросила взгляд на кухонный стол и почувствовала, что совсем не голодна. Почему я до сих пор страдаю от этого? Когда воспоминания, наконец, оставят меня? Спросила она себя, и так происходило всякий раз, когда они вдруг всплыли в ее голове.

Она вспомнила все, что случилось тогда, и как их отношения быстро ухудшились. Эрик все чаще стал пропадать с друзьями, чем с ней, и его чрезмерное употребление алкоголя не могло не сказаться на его поведении. Уравновешенный, спокойный и сладкоголосый молодой человек, который ухаживал за ней в колледже, исчез. Его место занял горький ненавистный пьяница, который начал часто оскорблять ее и твердить, как он несчастен, и что именно она разрушила его жизнь.

Можно подумать, что в этом была виновата я одна, подумала Элли, заставляя себя съесть свой ужин.

Сначала и она так думала, зная, как Эрика тяготит их брак, но это ощущение продлилось недолго. Все изменилось, и она, наконец, решила, что больше не должна нести всю ответственность за ситуацию одна и винить во всем только себя. Каждый раз, глядя на себя в зеркало, она говорила себе, что должна быть сильной. И, наконец, ей удалось найти в себе силы и понять, что брак это совсем не то, чего она хочет, несмотря на то, что ее мать постоянно давила на нее, заставляя ее попытаться спасти его. Предполагать ей подобную вещь, было настоящим лицемерием со стороны женщины, уже дважды разведенной, и еще больше Элли было противно смотреть, как ее мать постоянно любезничала с Эриком и относилась к нему намного лучше, чем к своей собственной дочери.

Они были женаты чуть более двух лет, когда, наконец, Элли решила, что с нее достаточно. От словесных оскорблений вскоре Эрик перешел к рукоприкладству, и девушка поняла, что дальше так продолжаться просто не может. Она не какая-то там игрушка, с которой можно делать все что угодно. Так или иначе, Элли, воспаряв духом и обнаружив в себе силы противостоять, заставила себя уйти от него, пока это не зашло слишком далеко. По неизвестным ей причинам, или просто из нежелания отказываться от своей власти над ней, Эрик был против развода и отказался подписать бумаги, сказав, что он никогда не позволит Элли уйти от него. И, когда ее мать снова встала на сторону Эрика, защищая и игнорируя его поведение, постоянно твердя ей о примирении, девушка обратилась к единственному близкому человеку, который мог помочь ей, к своему отцу.

Только тогда, когда Роберт Райли вступился за нее и пригрозил Эрику расправой, молодой человек, наконец, сдался и подписал документы. И хотя такое поведение было не в характере Роберта, он не мог спокойно наблюдать, как страдает его младшая дочь. Элли никогда не забывала о том, что он сделал для нее. И никогда не забуду, подумала девушка, закрывая глаза. Она всегда будет помнить его нежные и мудрые слова, его неизменную поддержку. «В конце концов, волна вернется к тебе, милая… просто будь терпеливой», говорил он ей. Элли улыбнулась, чувствуя, как ее охватывает тоска по отцу, и как одинокая слеза бежит по щеке.

Почему я снова об этом вспомнила, почему именно сейчас? Подумала блондинка. После всех этих лет, я должна была уже забыть об этом.

Единственная причина, решила Элли, по которой она вспомнила свое прошлое, была встреча и маленькое противостояние с Эм Джей. Эта женщина заставила ее испытать чувства, которые она не ощущала уже очень долгое время. Президент Уиттон Inc. перевернул ее душу, задев что-то глубоко внутри нее, то, что она уже практически забыла… Ее агрессивность, властность и пугающая сила породили внутри Элли нехорошее предчувствие, однако девушка попыталась убедить себя, что ее опасения были напрасны, что это только плод ее воображения и отголоски воспоминаний, вытекающие из ее прошлого опыта.

Не все люди похожи на Эрика, неоднократно твердила она самой себе.

Даже после того как они развелись, и Элли уехала от него, Эрик продолжал звонить ей, как правило, пьяный, и умолял ее вернуться к нему. В своем стремлении он дошел до того, что стал преследовать ее везде, где бы она не появлялась: на улице, когда она шла на работу, в магазине, библиотеке, чем довел ее до сумасшествия. С тех пор она зареклась знакомиться с другими мужчинами, однако ее добровольное затворничество длилось всего лишь около года. Когда домогательства Эрика, наконец, прекратились, Элли начала выходить в клубы и бары со своими друзьями, где открыла новую себя и научилась рисковать и экспериментировать со своими чувствами… и со своей сексуальностью.

Именно тогда пробудилась настоящая она и, в конце концов, Элли примирилась и приняла тот факт, что ее больше влечет к женщинам, нежели к мужчинам. Это долго копилось и таилось глубоко в ее душе, делая несчастной. И вот, наконец, она освободилась, получив возможность выпустить на волю накопившиеся чувства и разочарование, которое мучило ее на протяжении стольких лет. Однако Элли никогда не позволяла себе далеко заходить в своих экспериментах, упорно отказываясь от серьезных отношений, не желая больше никому подчиняться и оказаться в чьей-либо власти. Жизнь с Эриком стала ей уроком. И вскоре девушка обнаружила, что под ее, казалось бы, невинной внешностью скрывается очень волевая женщина.

Элли по-настоящему начала наслаждаться свободой, позволяя себе развлекаться и экспериментировать со своей новообретенной самоуверенностью. Однако, валяя дурака, она никогда не доводила свои знакомства до физической близости. Эллисон поклялась, что не допустит этого, пока не встретит человека, который действительно потрясет ее мир. Который будет относиться ней с должным уважением, с безграничной преданностью, с нежностью граничащей с всепоглощающей страстью. Это были то, чего у нее не было с Эриком, и то, что она была готова ждать.

Именно поэтому ее отношение к Эм Джей казалось странным и приводило ее в замешательство. Да, она чувствовала, что нравится ей, и что та уважает ее, но Элли сильно сомневалась, что здесь скрывается нечто большее, чем отношение руководителя к сотруднику. Это был уже не первый раз, когда Элли чувствовала влечение, но она всегда останавливалась, не желая связываться с коллегой – не говоря уже о президенте компании. Однако сейчас все было по-другому… Эм Джей Уиттон абсолютно очаровала ее, и Элли просто не могла выбросить ее из головы, хотя знала, что должна.

Эм Джей оказалась совершенно другой, полной противоположность тому, что Эллисон думала о ней раньше… и все же она привлекала ее. Девушка знала, что это совершенно бессмысленно томиться по женщине, которая, черт возьми, была ее БОССОМ. Кроме того, Элли понятия не имела о сексуальных предпочтениях Эм Джей: была ли она лесбиянкой, натуралкой или би. Конечно, она чувствовала, что от таинственной красавицы исходят некоторые флюиды, но это еще не значило, что ее гейрадар прав, поэтому она не сильно рассчитывала на него.

Выбросив остатки еды в мусорное ведро, Элли для себя решила, что будет пока продолжать играть на условиях темноволосой женщины-загадки.

Вероятно, она одна из тех, кто любит флиртовать со всеми… И это ничего для нее не значит… Это всего лишь один из ее способов манипулировать людьми… Бьюсь об заклад, что она получает от этого удовольствие, уныло подумала блондинка. Богатые, красивые и влиятельные… все одинаковые.

Элли плюхнулась на диван и, взяв в руку телефон, набрала номер Кейтлин. Она скучала по сестре… особенно с такие моменты как этот.

0

5

Глава 10

    Ты слишком молода, чтобы

    Быть настолько порочной;

    Ты, как солнечная вспышка,

    Восходящего солнца

    New Order

На следующее утро Элли все еще думала о вчерашней встрече с интригующим президентом. Вспомнив настоящее имя Эм Джей, ей вдруг стало интересно, что еще эта женщина прячет под маской строгости.

Было бы интересно заглянуть в ее личное дело. Нет, я не могу! Я не должна! Отругала себя девушка. Хотя, что в этом такого плохого?… Я просто загляну… чуть-чуть, одним глазком… И это не значит, что я собираюсь использовать полученную информацию в корыстных целях… Мне просто любопытно… Вот и все.

И вскоре блондинка уже сидела в своем кабинете, разглядывая удивительно тонкую коричневую папку с пометкой «Эм Джей Уиттон». Она быстро просматривала сведения, скользя взглядом по документам в поисках… сама не зная чего. Эм Джей окончила множество школ и университетов, медицинская карта не содержала ничего интересного, информация о ее заработной плате и налогах полностью отсутствовала.

Элли уже было начала испытывать стыд за свое вторжение в частную жизнь президента, когда неожиданно увидела страховую бенефициарную форму. В графе «Имя застрахованного лица» было написано Морган Джульетта Грейсон Уиттон, а ниже стояло имя Элизабет Катарина Уиттон Коэн в качестве единственного бенефициара.

Коэн, Коэн… Это, кажется, фамилия мужа Мэдисон? Тотчас вспомнила Эллисон. Дата рождение получателя была 29 сентября 1998 года, а ниже стояла подпись законного представителя / опекуна – Мэдисон Элизабет Уиттон Коэн. Документ был датирован 29 декабря 1998 годом.

Значит, она все завещала своей племяннице? Подумала девушка… И это решение она приняла, когда ребенку только исполнилось три месяца?… Интересно. Она должно быть очень близка с Мэдисон.

Элли снова пробежалась глазами по документам в поисках другой интересующей ее даты и нашла ее в карточке медицинского страхования – 10 ноября 1969 год.

Хммм… подлинный Скорпион… Это многое объясняет… Ничего удивительного, подумала Элли. Морган Джульетта, могущественный и таинственный Скорпион… прямо в точку.

Документов в деле Эм Джей оказалось на удивление мало, и девушка поняла, что это была только вершина айсберга, что еще больше возбудило в ней любопытство.

Так мне и надо… В любом случае, я не должна была вообще шпионить за ней, решила Элли и, захлопнув папку, вышла из кабинета, чтобы вернуть ее на свое законное место.

***

В обед раздался телефонный звонок от Хелен, которая попросила Элли, чтобы она, прежде чем уехать домой, зашла к Эм Джей. Это была довольно странная просьба – если не официальная встреча… тогда что? Элли как раз перед обедом отправила отредактированную таблицу обратно Эм Джей, поэтому она подозревала, что это как-то было связанно с этим. Девушке оставалось только надеяться, что ничего ужасного не случилось, но утверждать это с уверенностью было трудно. С каждым часом ее беспокойство все возрастало, и вскоре она представляла собой один сплошной комок нервов.

После долгих раздумий, что же означала фраза «прежде чем уехать», без четверти пять вечера Элли решила подняться наверх. Зайдя в приемную, она нашла Хелен, убирающей свой рабочий стол. Дверь в кабинет Эм Джей была закрыта.

Секретарь, встретив ее, попыталась дозвониться до босса. – Хм, она все еще на линии. Подождите немного, – сказала женщина и, подойдя к двери президента, слегка постучала, после чего чуть приоткрыла дверь и просунула голову в дверной проем.

Элли с трудом расслышала, как Хелен тихо прошептала: «Мисс Филлипс», затем, кивнув, повернула голову обратно к ней.

– Вы можете войти, – сказала она.

Девушка прошла в затемненную комнату и увидела Эм Джей, разговаривающую по телефону и сидящую спиной к двери. Окна были зашторены, и большой кабинет освещала только одна горящая настольная лампа.

– Послушай, я предоставила тебе достаточно информации, будь добр позаботиться о проблеме, – требовала от кого-то на другой линии брюнетка.

Элли села, стараясь не пялиться на сильные руки президента, которые выглядывали из-под коротких рукавов ее кремовой шелковой блузки. Почувствовав на себе взгляд зеленых глаз, Эм Джей чуть повернулась и, скупо улыбнувшись, кивнула головой в знак приветствия. Темноволосая женщина выглядела расстроенной и уставшей, обычно яркие и горящие глаза, сейчас были потухшими и под ними залегли темные круги. Эм Джей потерла пальцами лоб.

– Чак… Чак! Ты меня совершенно не слушаешь! – Возмутилась брюнетка, внезапно повышая голос и подходя к окнам. Элли вдруг захотелось оказаться снова в приемной… правда, с другой стороны, тогда она лишилась бы возможности любоваться прекрасной женщиной, находящейся прямо перед ней. Эм Джей стояла к ней спиной, и Элли открыто восхищалась очертаниями ее сильного тела, скрытого под блузкой и облегающими темно-синими брюками. Девушка впервые отчетливо разглядела президента.

А у нее очень хорошая фигура, подумала Элли, выгнув бровь и пожирая Эм Джей глазами. Брюнетка была не только высокой, но и еще идеально сложенной: длинные ноги, тонкая талия, стройные бедра, широкие плечи и изящная шея. И почему эта женщина не супермодель? Задалась она вопросом. У Эм Джей были сильные изящные руки, а ее кожа была слегка смуглой… Элли могла только мечтать увидеть эти длинные ноги во плоти.

O, Боже мой! Перестань! Да что с тобой такое? Закричала она на себя и закрыла глаза.

– Нет! Так не годится! – Вдруг воскликнула Эм Джей и повернулась к своему столу, избавляя Элли от ее порочных мыслей. – Нет! Это все фигня! Значит, договорись! Это твоя работа, Чак! Заключи это проклятое соглашение! – Ее голос поднялся еще выше, и женщина стукнула кулаком по столу. – Тогда ты можешь передать Дугласу, что я откручу ему его проклятую шею, если вы, ребята, провалите мне это дело. Я хочу, чтобы ты закрыл этот вопрос. Ты понял меня? Я хочу, чтобы больше никто не дышал мне в спину!… Хорошо… Отлично. Послушай, я должна идти. Позвони мне позже и дай знать, чем все это закончилось… До свидания.

Эм Джей развернулась и, бросив трубку на место, нетерпеливо вздохнула. – Прошу прощения за это… Юристы, – сказала раздраженно она и поморщилась.

Элли облегченно улыбнулась, обрадовавшись, что женщина не собирается бросать стул в окно или сделать что-нибудь в этом роде. Однако она взяла на заметку, что надо держать ухо востро, находясь рядом с темпераментной брюнеткой.

– Хм, ну, посмотрим… Я пригласила вас сюда, просто чтобы сказать спасибо, – сказала Эм Джей, садясь в свое кресло.

– Спасибо? – Переспросила Элли, не понимая за что.

– Да, окончательный вариант доклада, что вы прислали мне, был великолепен – лаконичный и понятный, именно то, что я хотела. Поэтому я лично хотела поблагодарить вас за помощь, – объяснила Эм Джей как ни в чем не бывало.

Элли была совершенно потрясена и очень старалась, чтобы это не отобразилось на ее лице. – Ну… всегда, пожалуйста… Я имею в виду, спасибо, в смысле… ну, ведь это моя работа, не так ли? – Сказала она, проклиная себя за косноязычие. Эм Джей гортанно рассмеялась и улыбнулась ей – подлинной, широкой усмешкой, от вида которой у Элли появилось чувство, что сейчас она стала свидетелем нечто необычного, и девушка подумала про себя, что это самая великолепная улыбка, которую она когда-либо видела. Эм Джей показала ей редкую себя, и Элли действительно ощутила себя особенной. Она улыбнулась ей в ответ и покраснела.

– Я, хм… Я часто нуждаюсь в информации, такой как эта и… ну… Как правило, это занимает чертовски много времени, – начала объяснять Эм Джей. – На самом деле, чтобы заполучить ее, обычно мне приходилось убеждать в этом других людей, или, в конечном итоге, делать все самой, – сказала она с оттенком горечи. Услышав это замечание, Элли вдруг стало многое понятным.

Судя по всему, никто до этого момента не помогал добровольно президенту, никто не предлагал ей помощь в получении информации. Женщина взяла департамент по персоналу под свой контроль только потому, что ей часто были необходимы жизненно важные сведения о сотрудниках, и, оказывается, ей было так много известно о них потому, что она сама была вынуждена проводить исследовательскую работу. Эм Джей Уиттон авторитарно повелевала людьми, потому что в противном случае они игнорировали ее, она должна была быть требовательной и властной, потому что по-другому не было никакого результата.

Разве это не печально, что этой женщине приходится становиться сукой только, чтобы заставить делать работника то, что входит в его прямые обязанности, подумала Элли.

– Ну, я рада, что смогла помочь. Если вам понадобится что-нибудь еще, не стесняйтесь, спрашиваете меня, – сказала Элли от всего сердца. Она хотела быть другой, не похожей на остальных. Ей искренне захотелось предложить свою помощь президенту, поскольку до этого момента, Эллисон не понимала, почему не должна помогать этой трудолюбивой женщине.

Эм Джей посмотрела на девушку и снова улыбнулась. – Спасибо, я ценю это. Вы не представляете, какое это облегчение, что, наконец-то, появился человек, на которого я могу положиться, – сказала она, глядя Элли прямо в глаза, чтобы подтвердить искренность своих слов.

Эти синие глаза и неожиданно нежный голос, безмерно взволновали девушку, и она почувствовала, как проклятые бабочки снова запорхали в животе. В ответ Элли смогла только нервно улыбнуться, задумавшись над тем, знает ли Эм Джей Уиттон, что с ней происходит от одного только ее взгляда.

Однако прежде чем к Элли вернулся дар речи, в офис ворвался крошечный вихрь.

– Тетя Эм Джей! Тетя Эм Джей! – Маленькая светловолосая малыша бросилась к темноволосой женщине.

Эм Джей откатилась на стуле и, широко улыбнувшись, раскрыла свои объятия ребенку. – Привет, моя маленькая принцесса! – Воскликнула она и, смеясь, подкинула малышку в воздух над своей головой. Элли не могла поверить, это же женщина всего пять минут назад угрожала своему юристу физической расправой.

– Я так давно тебя не видела, как ты милая? – Спросила Эм Джей теплым, мелодичным голосом, прижав девочку к себе.

Тут в кабинет вошла Мэдисон и заметила Элли. – О, извини, Морган. Я не подумала, что у тебя может быть совещание, – запинаясь, пробормотала вице-президент.

– Все в порядке, мы уже закончили, – ответила старшая Уиттон, все еще ухмыляясь, и, бросив быстрый взгляд на Элли, кивнула, отпуская ее.

– Эллисон, как дела? – Спросила Мэдисон, обращаясь к девушке с вежливой улыбкой.

– Хорошо, спасибо. Это ваша дочь? – Поинтересовалась Элли, кивнув головой в сторону девочки и улыбнувшись.

– Да, это Лиззи. Лиззи? Не могла бы ты сказать «привет» мисс Филлипс? – обратилась Мэдисон к дочери, которую в настоящий момент безжалостно щекотала ее тетя.

Лиззи… Катарина Элизабет Уиттон Коэн, подумала Элли, вспомнив информацию, которую она ранее почерпнула из личного дела Эм Джей.

– Привет, мисс Филл… Ааа! – закричала малышка, уворачиваясь от щекотки. Элли восторженно и очарованно смотрела, как обычно напряженная и суровая президент с любовью и обожанием щекотала и дразнила свою племянницу, сидящую у нее на коленях.

Спустя несколько минут, заметив, как Мэдисон пододвинула к себе стул, очевидно, намереваясь поговорить с сестрой, Элли решила, что ей пора уже оставить сестер Уиттон наедине, Девушка извинилась и попрощалась с женщинами, услышав напоследок от Эм Джей снова слова благодарности.

Идя по коридору с кривой улыбкой на лице, Элли не могла не вспомнить теплую семейную сцену, разыгравшуюся в кабинете президента. Оказывается не все, что она слышала об этой женщине, было правдой, по крайней мере, в ее глазах. Эм Джей Уиттон была не похожа на злобного тирана, который набрасывается на свою жертву с ядовитым хвостом и откручивает людям головы без причины. Женщина, которая сейчас обнимала и целовала маленького ребенка, источала только любовь, ослепляя Элли своей очаровательной и восхитительной улыбкой. Хотя, возможно, думать так было наивно с ее стороны, может быть, ей всего лишь посчастливилось поймать Эм Джей в период хорошего настроения… девушка не знала.

С какой стороны не посмотри… эта женщина остается для меня загадкой, подумала Элли. Неужели это все показное? Она не знала, да и знать не хотела, однако правда заключалась в том, что блондинка безнадежно была околдована неотразимым президентом компании.

Элли громко вздохнула и зашла в лифт. Нажав на кнопку 13 этажа, девушка потерла рукой висок. Хватит уже думать… пора идти домой.

Глава 11

    Все отлично, спокойно мой неистовый, она дерьмо;

    Умная, образованная, она ангел;

    Самовлюбленная, красивая и аппетитная;

    Я могу принять это, но меня раздели догола, и я облажался

    J . Cantrell

Получая удовольствие от своей новой работы, Эллисон и не заметила, как пролетели три месяца. В первую очередь она сосредоточила свое внимание на решении проблемы, связанной с текучестью кадров в строительных бригадах, и поскольку заведенный порядок трудоустройства, по слова Рэя Калхуна, действительно нуждался в преобразовании. Впервые она была абсолютно свободна и ничем не ограничена в воплощении своих идей в жизнь, никто не стоял у нее над душой и не контролировал каждый ее шаг. Джон, казалось, предоставил ей полную независимость и самостоятельность, и Элли наслаждалась полученной возможностью спокойно и безгранично творить.

Дела шли очень хорошо, пока однажды офис не потрясла новость о том, что у жены Джона нашли рак молочной железы, и он немедленно уходит в отпуск, чтобы быть рядом с ней. Из простого помощника Эллисон в одночасье превратилась в руководителя департамента. С одной стороны, на ее плечи легла огромная ответственность, а с другой – она увидела в этом возможность проявить себя. Но больше всего ее взволновала и нервировала мысль, что с этого момента Эм Джей Уиттон будет пристально следить за каждым ее шагом.

***

Сегодня Эллисон активно готовилась к предстоящей встрече с президентом по вопросу об иске в адрес компании с требованием о возмещении убытков, который был подан одним из рабочих строительной бригады Рэя. После того разговора о настройке электронной почты, она больше не встречалась с Эм Джей, поэтому сейчас Элли не только нервничала в связи с перспективой снова оказаться под испытывающим взглядом синих глаз, но и была взволнована. Эм Джей, казалось, что-то пробуждала в ней: желание помочь и утолить ее информационный голод, или, возможно, это была просто глупая потребность доказывать себе, что она достойна ее внимания. А, может быть, здесь таилось нечто совершенно иное, чего Элли не могла пока понять и озвучить. Единственной, что она сейчас знала, что не может заставить свои руки перестать дрожать, и как щекотно внизу живота.

На предыдущем месте работы у Элли уже был опыт руководить сотрудниками, однако Уиттон Inc. это было совершенно другое дело, и она, конечно, не ожидала, что ей предстоит иметь дело непосредственно с самой Эм Джей… по крайней мере, не так скоро. Если честно, ей уже не хватало Джона, который обычно принимал весь удар на себя. Элли понятия не имела, почему этот вопрос оказался в центре внимания Эм Джей, и почему она была вовлечена в его решение. И когда Эм Джей лично позвонила ей и пригласила на совещание, девушка чуть не намочила в штаны. Эллисон предполагала, что раз Рей вернулся уже из своего затянувшегося отпуска, то Эм Джей снова станет сторонним наблюдателем, и мысль, что с ней обычно управлялся Джон, порождала в ней чувство неуверенности.

Вот тебе и крещение огнем, подумала блондинка и нажала в лифте на 14 этаж. В приемную Эм Джей она зашла, будучи вся на нервах. Просто расслабься… сосредоточься… не позволяй ей добраться до тебя… Говорите ей только факты, мэм, передразнила она себя в мыслях. Помощник Эм Джей постучал в дверь президента и объявил о ее приходе. Когда Эллисон зашла внутрь, она увидела сидящих за столом Эм Джей и Мэдисон.

О, спасибо Господи, что не оставил меня наедине с мисс очарование, с облегчением подумала девушка. В тех пор как Элли узнала о встрече, она не находила себе места от мысли, что ей предстоит оказаться один на один с Эм Джей Уиттон. Эта женщина, честно говоря, пугала ее до смерти. Элли теряла присутствие духа, поскольку Морган Уиттон, и физически, и умственно, подавляла ее и… очаровывала одновременно. Это была самая красивая женщина, которую она когда-либо встречала, и девушка боялась, что ей будет очень трудно сосредоточиться на вопросе, если они окажутся одни. Поэтому сейчас она наказала себе быть объективной и не смотреть на президента как влюбленный подросток.

– Присаживайтесь, Эллисон, – промурлыкала Эм Джей, видимо, настроенная на серьезный и деловой разговор, но от этого ее голоса Элли почувствовала, как волосы у нее на затылке встали дыбом. – Я попросила Мэдисон присоединиться к нам и озвучить правовой аспект проблемы, – продолжила женщина, кивая на свою сестру.

Правовой аспект? Неужели все так серьезно?… О, дерьмо, запаниковала Элли, но стоически села в кресло. Эм Джей выглядела, как всегда, ошеломляюще и сдержанно. Послав Элли искреннюю, но скупую улыбку, женщина перешла к проблеме, из-за которой они здесь все собрались.

Всякий раз, когда Элли слышала этот голос, у нее в животе начинали порхать бабочки. И этот раз не стал исключением.

… Я не позволю президенту этой чертовой компании манипулировать собой! Я не позволю… Я не позволю! Закричала она самой себе. Прекрати!

Больше часа три женщины обсуждали вопрос. Элли была очарована тем, как слаженно работали две сестры. Наблюдая, как они играют в игру «вопрос-ответ», ей в голову пришла мысль, что она стала свидетелем редкого встречающегося в жизни случая, когда два родных человека идеально взаимодействуют в качестве деловых партнеров. И хотя внешне две сестры выглядели схоже, внутри они были совершенно разными. Эм Джей была нетерпеливой и резкой, разделяла вещи только на черное и белое, да или нет, она вышагивала перед окнами туда-сюда, говоря и думая вслух. Мэдисон же напротив была более спокойной и вежливой, она мягко спорила со своей старшей сестрой, объясняя ей, почему в этом деле так много подводных течений, и что они означают.

Элли получив прекрасную возможность понаблюдать за ними, более внимательно пригляделась к сестрам Уиттон.

Эм Джей часто хмурилась и постоянно сводила брови, когда концентрировала на чем-то свое внимание. Хотя если бы она носила макияж, это было бы не так заметно. Проницательные глаза, точеные скулы и несильно выступающий подбородок делали ее лицо более жестким и пугающим. Все это в сочетании с ее ростом предавало ее внешности неземную красоту. Сегодня на женщине были простые жемчужные серьги и тонкие золотые часы на руке. На безымянном пальце правой руки Эм Джей носила золотое кольцо с красивым ограненным сапфиром, окруженным маленькими бриллиантами. Из украшений на ней больше ничего не было.

В отличие от своей старшей сестры, Мэдисон была более женственной. И пусть она тоже обладала теми же идеальными скулами и волевым подбородком, в целом она выглядела более утонченной и не такой ошеломляюще красивой как Эм Джей. Выражение ее лица всегда было открытым и спокойным, а серо-синие глаза, хоть и были красивыми, но не такими завораживающими как у сестры. Она всегда использовала макияж, но это не умаляло ее красоты. Мэдди носила большие золотые инкрустированные бриллиантами серьги, которыми время от времени играла, когда о чем-то задумывалась. Ее руки были идеально ухожены, а ногти накрашены лаком цвета клюквы, который полностью соответствовал ее помаде на губах. Элли вдруг стало интересно, как выглядят родители этих двух женщин, которым удалось произвести на свет таких красивых дочерей, и почему они еще не появились на обложках журналов. Девушка была просто сражена их красотой.

Как и при первой встречи, на правой руке Мэдисон красовалось золотое кольцо с рубином и бриллиантами, а на безымянном пальце левой руки – обручальное кольцо с огромным преогромным бриллиантом. У Эм Джей, напротив, на левой руке ничего не было.

Это еще ничего не значит, подумала Элли про себя. Сосредоточься на деле… идиотка!

– Я не понимаю, почему мы просто не можем уволить этого парня! Он просто вытягивает из нас деньги и будет продолжать делать это и дальше, – с явным разочарованием проворчала Эм Джей, рухнув обратно в кресло. Ну и темперамент, подумала Элли. Это женщина была словно инь и ян… то холодная, то горячая, то лед, то огонь, но чаще всего это был огонь.

– Ты не можешь этого сделать, Морган. Предложи ему перейти на более гибкий график работы или другую приемлемую альтернативу. Но если он откажется от них, то у тебя появятся все основания, чтобы уволить его, – мягко возразила Мэдисон. Ее голос и речь были похожи на речь адвоката: четкая, ясная и убедительная. Элли не помнила, чтобы кто-нибудь говорил ей, что у Мэдисон было юридическое образование, однако теперь она в этом не сомневалась. А еще девушка не могла не заметить, что Мэдисон всегда называет сестру «Морган», а не Эм Джей.

Значит, она единственная, кому это сходит с рук, подумала Элли.

– Я просто беспокоюсь, что это создаст плохой прецедент, Мэдди. Если мы не пресечем это в зародыше, то когда другие увидят, что этому парню все сошло с рук, нас просто завалят подобными исками! – Нетерпеливо сказала Эм Джей. – И вообще, мне не нравится, когда работники компании высказывают нам свои претензии. Это чревато последствиями и отрицательно сказывается на имидже компании, – отрезала она и, откинувшись на спинку кресла, взволнованно выдохнула.

– Согласна, но нам все равно придется решить эту проблему, руководствуясь здравым рассудком и, главное, законом. Кроме того, мы получили не так уж и много претензий, – небрежно добавила Мэдисон.

– Хм, на самом деле, их довольно много, – откашлялась Эллисон, нерешительно вставив свое замечание. Обе Уиттон мгновенно развернулись и удивленно посмотрели на нее. От сковавшего ее напряжения на висках девушки проступили капельки пота. – Хм, я изучила несколько файлов и просмотрела данные, и… Их действительно много, но от большинства, я думаю, мы смогли бы уклониться, если рабочие пройдут курсы по технике безопасности… или что-то в этом роде.

Эллисон посмотрела на двух женщин в ожидании их отрицательной реакции, особенно от Эм Джей, но вместо этого, они просто выжидающе смотрели на нее с поднятыми бровями. Девушке ничего не оставалось сделать, как продолжить, осторожно подбирая слова. – Мне кажется, что это не такая уж и плохая идея, рассмотреть вопрос о найме специалиста по обеспечению здоровья и безопасности… он мог бы обучить сотрудников и проверить рабочие места и условия работы от имени руководства компании… это помогло бы урегулировать множество проблем и, в конечном итоге, предотвратить появление претензий…? – Эллисон замолчала и нервно начала вертеть ручку в руках.

Эм Джей уставилась на нее так, словно у нее выросли две головы, и она заговорила на чужом языке. Элли почувствовала, что краснеет под этим испытывающим взглядом, и перевела глаза на Мэдисон, чтобы увидеть ее реакцию. Девушка с облегчением вздохнула, заметив на лице вице-президента слабую улыбку.

– Когда-то давно я нечто подобное порекомендовала Рэйфорду и Лиз Джейкобс. Очевидно, Рэй проигнорировал меня… как обычно, – сказала Мэдисон, и Эм Джей, наконец, удалось оторвать свой взгляд от Элли.

– Почему ты упомянула Лиз? – Спросила президент, совершенно запутавшись.

– Ее департамент рассматривал претензии работников… э-э… прежде, чем Алекс Как-там-ее-зовут, покинула его, помнишь? – Сказала Мэдисон, бросив многозначительный взгляд на сестру, которая в свою очередь ответила ей предупреждающей ослепительной синей вспышкой. К счастью, казалось, блондинка не заметила этот молчаливый обмен мнениями между сестрами. – В любом случае, после того как она ушла, рассмотрение претензий перешло в функции кадрового департамента, – закончила вице-президент.

– О… точно, – ответила Эм Джей, желая немедленно замять это небольшое путешествие Мэдисон в прошлое. – Я удивлена, что никто не упомянул об этом раньше. И почему Рэй или Лиз не реализовали идею о найме специалиста по безопасности? Это отличное предложение, Эллисон, – сказала она и подошла к окну, после чего оглянулась назад и кивнула блондинке, полностью одобряя ее идею. Девушка почувствовала, как ее начало распирать от гордости – она только что поднялась на еще одну ступеньку выше в глазах Эм Джей Уиттон.

Интересно, можно ли это процитировать и напечатать на сертификате, чтобы я смогла повесить его в своем кабинете в качестве доказательства? Подумала Элли, подавляя усмешку, которая была готова вот-вот появиться на ее губах.

– Да, это хорошая идея. Мы должны немедленно нанять человека на эту должность. Когда вернется Стивенсон? Кто-нибудь знает? – Спросила Мэдисон, глядя на Элли и Эм Джей. Последняя в свою очередь повернулась и выжидающе посмотрела на блондинку.

– Я ничего не слышала о нем с прошлой недели, а вы? – Спросила президент, сверкнув синими глазами.

От этого взгляда, который, казалось, пронзил ее насквозь, Элли задрожала. – Э-э, да, я говорила с ним в понедельник. Он сказал, что Донна не слишком хорошо отреагировала на первый курс химиотерапии, так что… подозреваю, его еще не будет какое-то время, – ответила она, чувствуя себя ужасно оттого, что Джон, очевидно, не потрудился сообщить Эм Джей о своем отпуске.

– О… это очень плохо, – пробормотала вслух Мэдисон.

– Ну что ж, думаю, что вы и я совместно займемся поисками специалиста по обеспечению здоровья и безопасности, Эллисон, – сказала Эм Джей и, подойдя к креслу блондинки, прислонилась к столу. Элли не могла не заметить, как изменились черты ее лица. Темноволосая женщина кокетливо посмотрела на нее, почти хищно, на ее красивом лице расцвела улыбка Моны Лизы, лазурные глаза заблестели и начали блуждать по Элли вверх-вниз, будто она была ее потенциальным противником… или ужином.

От ощущения дежа вю волосы на затылке Эллисон встали дыбом, а во рту пересохло. Боже, она только надеялась, что не сидит сейчас, высунув язык. Встав на слегка дрожащие ноги, девушка выдавила из себя: – Я с нетерпением буду этого ждать, мисс Уиттон. – Надо же, ей все-таки удалось найти в себе силы сделать так, чтобы ее голос прозвучал уверенно, и она даже смогла выгнуть бровь.

– О, это звучит слишком официально – зовите меня Эм Джей, – сказала президент и, нежно коснувшись предплечья Элли, неизменно ухмыльнулась.

– Хорошо, Эм Джей… дайте мне знать, когда вы захотите начать поиски, – снова уверенно ответила блондинка. Она была польщена тем, что всемогущий президент, наконец-то, решила вернуть ей жест, и по-дружески коснулась ее… Элли была на седьмом небе от счастья.

О, держи себя в руках, дурочка!

– Как насчет на следующей неделе? – Мгновенно предложила Эм Джей. В ответ девушка кивнула и улыбнулась. Ни одна из них не заметила, что Мэдисон с большим интересом наблюдает за их взаимодействием.

– Конечно. Рада буду снова видеть вас, мисс Уиттон, – не забывая быть вежливой, сказала Элли. Пожав на прощание Мэдисон руку, девушка покинула кабинет президента.

***

– Моргаааан, – протянула Мэдисон, когда за Эллисон закрылась дверь.

– Что? – Равнодушно ответила Эм Джей, снова садясь в свое кресло.

– Ты прекрасно знаешь что, – сказала Мэдди.

– Не понимаю, о чем ты говоришь, – спокойно возразила брюнетка, делая вид, что высматривает какие-то бумаги на столе. Тогда Мэдисон встала и, подойдя к столу, положила ладони на документы. Эм Джей медленно подняла глаза и ожесточенно уставилась на сестру.

– Морган… только…, – начала мягко умоляюще говорить Мэдисон.

– Что, Мэдди? Только что? – Ощетинилась Эм Джей.

– Только… не делай глупостей, ладно? Не будь снова такой беспечной, я не хочу повторения ситуации как с Алекс Виксзлески, хорошо? – Мягко напомнила Мэдисон своей старшей сестре. Обычно светлые глаза Эм Джей потемнели. Одно упоминание этого имени, и на брюнетку обрушился шквал плохих воспоминаний. Она была удивлена, что Мэдисон помнила фамилию Алекс – они всегда насмешливо называли бывшую сотрудницу Алекс Как-там-ее-зовут.

Это случилось несколько лет назад… Эм Джей совершила ужасную ошибку, бросив Алекс Виксзлески, которая была одним из менеджеров в финансовом департаменте. Все началось как случайный роман, однако закончился он просто кошмарно, если не сказать больше. Эм Джей быстро поняла, что с ее стороны было большой ошибкой обратить свое внимание на Алекс. Эта женщина оказалась слишком прилипчивой и эмоционально неустойчивой и, по мнению Мэдисон, жаждущей запустить руку в богатство их семьи. Когда Эм Джей попыталась прекратить эти отношения, Алекс разозлилась и приняла ответные меры, став угрожать предать гласности и подать в суд на Эм Джей и Уиттон Inc. за сексуальные домогательства. Это едва не стоило Эм Джей работы и чуть не угробило семейный бизнес. Только заключив с Алекс сделку и выплатив ей огромную компенсацию, она смогла избавиться от сумасшедшей. Это случилось так давно, что она почти забыла об этом. Эм Джей всегда предпочитала оставлять прошлое в прошлом.

Брюнетка с досадой вздохнула, выходя из задумчивости. – Не будет никакого повторения ситуации, так что не волнуйся, – отмахнулась Эм Джей, вытягивая документы из-под руки сестры.

– Я просто хочу сказать… ну, ты знаешь, о чем я говорю, Морган, – заметила Мэдисон. Эм Джей снова посмотрела на нее, правда, уже не такими черными глазами, и вздохнула. Как обычно, ее сестра была права и просто предупреждала ее о возможных последствиях.

– Да, я знаю, о чем ты говоришь, Мэдди… Обещаю, что буду следить за собой, хорошо?- Нетерпеливо сказала Эм Джей, бросая на младшую сестру раздраженный взгляд.

Мэдисон вздохнула и открыла дверь. – Да, уверена, что будешь, – пробормотала она и, покачав головой, вышла. Эм Джей улыбнулась ей вслед и вернулась к работе.

***

Пока Элли спускалась в лифте на 13 этаж, перед ее глазами мелькали яркие образы настоящего и воображаемого. У нее не было никаких сомнений, что президент Уиттон Inc. вновь открыто флиртовала с ней, теперь уже на глазах сестры и вице-президента. Да, это был тонкий и легкий флирт, но он был реален. Элли прекрасно знала и умела читать язык тела и распознавать безмолвные сигналы, и сейчас она была уверена, что невербальный язык высокой брюнетки совсем не соответствовал деловому характеру их встречи и отношений.

Боже, как она смотрела на меня… аааааам! Почти вслух простонала девушка.

Но каким-то образом ей все же удалось не превратиться в желе и сдержать рвущиеся наружу эмоции, невероятно, она даже смогла уверенно ответить этой всепоглощающей женщине.

Черт, понятия не имею, как мне это удалось, подумала Элли, вспомнив, как выгнула брови, взглянув на самодовольного президента.

Кроме того, она не могла не заметить, как сестры Уиттон постоянно обменивались взглядами. Элли знала все о сестринской связи – она сама была сестрой и тоже часто безмолвно переговаривалась с Кейтлин.

Жаль, я не могу видеть сестер также часто… Я скучаю по нашей близости, тоскливо подумала блондинка.

Отбросив грустные мысли, Элли зашла в свой кабинет и решила начать работу по поиску специалиста по безопасности, преисполненная решимостью произвести хорошее впечатление на большого и, черт возьми, флиртующего с ней босса.

Но это не значит, что она заинтересована в нечто большем, подумала девушка, двигалась по кабинету. Бога ради, она же твой БОСС… А ты ничто, всего лишь ее мелкий служащий.

Окунувшись в работу, Элли вскоре обнаружила, что ее мысли были далеки от нее. Она до сих пор ощущала на себе пару загадочных пронзающих голубых глаз. Это тревожило ее и одновременно возбуждало. Перед ней так и маячил образ высокой стройной Эм Джей, расхаживающейся взад-вперед по своему кабинету… Мрачная и задумчивая, она, казалось, никогда не знала покоя, ее ум постоянно работал. Эм Джей Уиттон словно пантера, попавшая в золотую клетку, ждала возможности наброситься и вырваться на свободу. Красавица и чудовище, богиня и искусительница – все это была ОНА.

Элли вздохнула про себя и постаралась выкинуть из головы все эти глупости и поэтические бредни и дать своему разуму передышку. Ей предстояло работать вместе с этой привлекательной и ошеломляющей женщиной над важным проектом, и она не могла позволить себе отвлечься – ни на секунду. Девушка сделала глубокий вдох и, шумно выдохнув, решила просто игнорировать свои глупые мысли и чувства, и сосредоточиться на деле. Но, когда она повернулась к компьютеру, то готова была поклясться, что увидела на мониторе вспышку небесно-голубого цвета.

О, это будет нелегко, подумала Элли.

0

6

Глава 12

    Зачем ты пришел сюда,

    Неужели ты не знаешь, что этим усложняешь мне жизнь?

    Неужели ты не знаешь… ах, зачем ты пришел?

    Мне так плохо, о, как же мне сейчас плохо…

    Но это было хорошо, было хорошо,

    Это было хорошо, очень хорошо…

    Morrissey

Было почти 19:00, когда Эм Джей, наконец, взглянула на часы на столе. Женщина громко вздохнула и, откинувшись на спинку кресла, закинула руки за голову.

Пора выбираться отсюда… Я устала, я хочу есть, и я расстроена… Ничего нового, подумала она про себя, глядя в окно на потемневший горизонт города. Как всегда, сегодня вечером ее ждет быстрый ужин, выматывающая тренировка, бассейн, затем долгий горячий душ и беспокойный сон.

Какая ужасно захватывающая жизнь, подумала Эм Джей и, закатив глаза, приступила к наведению порядка на своем столе. Однако пронзительный телефонный звонок прервал ее.

– Да, – как обычно сказала она в качестве короткого приветствия.

– Привет, красавица, – промурлыкал соблазнительно голос на другом конце линии. В голове у Эм Джей немедленно прозвучал сигнал тревоги. – Молчишь?… Ну, хорошооо…, – саркастически добавил голос.

– Я собираюсь домой, Кейт, чего ты хочешь? – Нетерпеливо спросила брюнетка.

– Ты всегда такая чертовски вежливая, Эм Джей? – Подразнила юрист бархатным голосом. В ответ Эм Джей только вздохнула в трубку. – Слушай, мне нужно поговорить с тобой кое о чем… об одном деле, – решительно добавила Кейт.

– Так говори, пока я не ушла, – сказала Эм Джей и начала класть бумаги в портфель, не желая больше ни одной минуты задерживаться в офисе.

– Вообще-то, я в машине и нахожусь практически за углом… Я могла бы зайти…?

– Я уже ухожу, Кейт, позвони мне завтра, и мы обсудим это, – настойчиво перебила Эм Джей. Чего она терпеть не могла, так это умение Кейт сладко говорить.

– О, прекрати, Эм Джей. Это займет всего лишь минуту… Обещаю, – убеждала адвокат. – Я уже захожу в здание. – Она точно знала, какие кнопки нажать и как задобрить Эм Джей, и по возможности часто использовала это знание в свою пользу… как, например, сейчас.

Темноволосая женщина выпустила еще один громкий вздох. – Прекрасно, но сделай это быстро. Я хочу поскорее отсюда убраться. – Резко отключив телефон, она сунула его в свой портфель. Эм Джей знала, что ведет и поступает сейчас как сука, но ей было на это наплевать. Она не собиралась позволять Кейт Рид контролировать себя – и тем более предоставлять ей такую возможность – когда они оказывались в спальне, это была настоящая битва двух львиц за господство.

Да, она замечательна в постели, но, чтобы я позволила ей контролировать себя, об этом не может быть и речи, сказала себе Эм Джей. Кейт во многих отношениях была похожа на нее, поскольку также любила доминировать и управлять людьми, а это означало вечное противостояние.

В том, что юрист позвонила ей сегодня, было что-то ироничное. Из всех дней, она выбрала тот, когда Эм Джей вспомнила об Алекс Как-там-ее-зовут. Именно во время урегулирования судебной тяжбы с Алекс, Эм Джей познакомилась с Кейт.

Да уж, из огня да в полымя, подумала про себя брюнетка. Женщина вздохнула, прекрасно зная, что еще пожалеет о том, что поддалась на провокацию этой рыжей. Одному Богу было известно, что эта женщина пробуждала в ней.

***

Через час Эм Джей, наконец, была готова вернуться домой. Обсуждение дела заняло всего лишь 15 минут, после чего Кейт приступила к соблазнению. И хотя брюнетка была недовольна таким поворотом событий, из-за усталости и разочарования в жизни, она оказалась не в состоянии воспротивиться и снова уступила адвокату.

Чертова сука, подумала она про себя и решила заглянуть в туалет, чтобы привести себя в порядок. Эм Джей включила свет и бегло осмотрела себя.

Не так уж и плохо, учитывая, что мы вели себя как дикарки, подумала она про себя и начала мыть руки, на подсознательном уровне желая очистить всю себя, после чего аккуратно заправила блузку в брюки, поправила прическу и надела жакет. Схватив портфель, женщина направилась к лифту, стараясь не обращать внимания на боль в плече.

Очутившись в душном замкнутом пространстве, Эм Джей не могла не задуматься над смыслом своей жизни, или его отсутствии. Она ненавидела копаться в себе, однако время от времени это случалось. В ее жизни не было практически ничего значимого, за исключением, наверное, карьеры.

Моя карьера, с сарказмом подумала брюнетка. Что в ней такого хорошего? Это все у меня есть, но получаю ли я от этого удовольствие? НЕТ. Эм Джей рассердилась. Я никогда не хотела быть здесь… Я была счастлива там, где была… Я приняла эту должность только потому, что Марк заставил меня почувствовать себя виноватой и обязанной ему… Это была моя семейная обязанность, хоть он и старался, чтобы это прозвучало так, будто я просто делаю ему одолжение… Я должна была сказать ему НЕТ… Я должна была воспротивиться и сделать то, что всегда планировала сделать… Просто поработать здесь несколько лет, а затем послать все это к черту.

И прежде чем лифт остановился, и двери открылись, Эм Джей вспоминала о своей давно потерянной мечте. Женщина поплелась к своему черному Jaguar и, сев за руль, бросила портфель на пассажирское сиденье. С облегчением вздохнув, она завела свой любимый спортивный автомобиль и, включив проигрыватель, отправилась домой под музыку Стивена Моррисси, поющего о том, как ему жаль.

В это время года погода на Юге была очень переменчива: то прохладно и свежо, то жарко, как в середине лета. Сегодняшний вечер был теплый и влажный. Идея запустить кондиционер в середине осени, показалась Эм Джей смешной, но и соблазн открыть откидной верх автомобиля она смогла пересилить. Да, ей нравилось, когда яркое солнце светило прямо в глаза, а волосы развевались на ветру, когда она свободная и счастливая неслась по дороге в никуда. Но это было давно… Эм Джей уже и забыла то время, когда ощущала себя свободной и счастливой.

Вскоре подъехав к своему дому, брюнетка заехала через ворота в просторный гараж и, увидев старый потрепанный Jeep Cherokee и мотоцикл Harley-Davidson, впервые улыбнулась за этот день.

Надо будет в ближайшее время оседлать его… я уже целую вечность не ездила на нем, подумала она, проходя мимо мотоцикла, после чего подошла к джипу и задумчиво посмотрела на него. В глаза бросились ржавые пятна, покрывающие практически весь металлический кузов. Ее старенький надежный друг, который был с ней уже, наверное, 15 лет, и это не могло не сказаться на нем. Эм Джей снова улыбнулась, почувствовав ностальгию по прошлому, и, похлопав ладонью по капоту, вышла из гаража и направилась в дом.

Бросив портфель на кухонный стол, Эм Джей первым делом заглянула в холодильник, посмотреть, что есть из съестного. Остановив свой выбор на замороженных отбивных, она бросила их в микроволновую печь и схватила бутылку с холодной водой. Прислонившись к столешнице, женщина огляделась вокруг. Разумеется, везде было чисто, поскольку Рут сегодня делала уборку. В отличие от своей сестры, чей дом был полон прислуги, Эм Джей наняла лишь одну женщину, чтобы та иногда приходила к ней: убирала, стирала и готовила.

А Рут молодец… Не знаю, как ей удается одной держать это место в чистоте и порядке.

Ее дом представлял собой исторический и архитектурный шедевр. Ее отец настаивал, чтобы она построила себе новый особняк Уиттон, но вместо этого Эм Джей решила купить старый дом и отремонтировать его. Что она и сделала. Это был великолепный, крепкий, старый кирпичный двух этажный особняк в стиле рабовладельческого юга: красивые паркетные полы, широкие, толстые плинтуса, стены со штукатуркой толщиной в один дюйм, тяжелая шиферная крыша, огромная винтовая лестница, королевского размера спальни, в каждой из которых был камин, длинный деревянный причал, который вел к сараю для лодок.

И располагалась вся эта красота на берегу реки Сент-Джонс, скрытая от посторонних глаз. Единственное, что реконструировала и модернизировала Эм Джей, были кухня и ванные комнаты – остальное сохранилось в оригинале. Кроме того, потакая своей прихоти, она вырыла во дворе огромный бассейн, поскольку очень сильно любила плавать и постоянно испытывала в этом потребность. Эм Джей с первой же минуты, как увидела этот старый дом, была очарована им. Он оказался именно таким, о котором она всегда мечтала. Брюнетка лично контролировала все ремонтные работы, и сама спроектировала дизайн кухни и ванных комнат.

И хотя она старалась избегать вычурности и роскоши, Эм Джей знала, что если бы не ее положение в обществе, ничего бы этого у нее не было.

Ну, и не страшно, подумала Эм Джей про себя. Она всегда старалась рационально расходовать деньги и вкладывать их с умом, а не бездумно тратить на абсурдно дорогие ювелирные украшения, бесценный антиквариат, огромные яхты, частные самолеты, как делали это Мэдисон, ее отец и Рэй. И хотя ее дом, Jaguar и даже Harley можно было назвать кричащими, она знала, что купила их для себя, потому что они действительно ей нравились, а не потому, что демонстрировали миру о ее положении и богатстве. Помнится, когда она решила купить себе кабриолет XKR Jag, Мэдисон возмутилась. Ее младшая сестра и родная мать обвинили ее в снобизме, и их комментарии практически заставили ее отказаться от покупки, однако, будучи с рождения упрямой, Эм Джей наплевала на их мнение и купила его, рассудив, что если бы она действительно хотела похвастаться, то купила бы себе Aston Martin. Кроме того, о чем тут вообще можно было говорить, когда сама Мэдисон ездила на Bentley.

Эм Джей вспомнила, как покупала этот дом… даже, несмотря на то, что он нуждался в ремонте, она была счастлива, и не столько из-за того, что в доме было пять спальных комнат, а потому, что у него была своя история, как у большинства старых домов, расположенных вдоль реки Сент-Джонс. Ее отец и Мэдисон, и даже Рэй старались уговорить ее создать что-то новое, нечто масштабное и более экстравагантное. «Помни, что твой дом будет отражением твоего положения в обществе», – говорили они, считая, что ей нужно напоминание того, к какой семье она принадлежит. Ее родные прекрасно знали, что ей не была свойственна расточительность и тяга к роскоши. Она была не такая как они и, чтобы доказать это, Эм Джей специально не покупала яхту… вместо нее она купила себе Harley, поскольку всегда предпочитала иметь небольшие и легко управляемые вещи.

Будучи единственным человеком, живущим в этом доме, здесь было достаточно просторно. Он был таким огромным, что в нем можно было заблудиться, и она нехотя вынуждена была признаваться себе, что здесь, как ни в каком другом месте, она чувствовала себя одиноко.

Эти признания она делала только в такие дни, когда была особенно расстроена или после того, как где-нибудь с кем-нибудь быстро перепихнется.

Например, как… сегодня вечером? Подумала Эм Джей. Черт… Проклятая женщина!

По правде сказать, брюнетка совсем не возражала против одиночества, но она просто ненавидела чувствовать себя одинокой… в этом была большая разница, которую ей было трудно объяснить. Эм Джей была уверена, что никто не сможет понять ее. У нее никогда ни с кем не будет серьезных отношений – одна неудача в прошлом отбила все желание. Теперь ее не интересовали долгосрочные или подлинные чувства, ее сердце никогда никому не будет принадлежать. Кроме того, она считала, что совершенно не создана для семьи и партнерства, для нее это была скука смертная. Эм Джей Уиттон поклялась, что никогда не потеряет голову и не позволит себе по уши влюбиться в кого-либо.

Черт возьми, от этих серьезных отношений у нее были одни только неприятности, взять хотя бы, например, ее отношения с Кейт, если, конечно, их вообще можно было так назвать. Их связывал только случайный хороший трах, любовь к сарказму и борьбе за власть. Она не понимала, ни почему Кейт продолжала возвращаться к ней, ни почему она сама так легко уступала ей. Кейт ничего для нее не значила, это было просто тело, которое Эм Джей использовала, чтобы освободиться от накопившегося разочарования. Они использовали друг друга. Это было не что иное, как грубый, жесткий, лишенный всяких эмоций секс. Хладнокровный и совершенно бесчувственный трах.

Эм Джей часто спрашивала себя, неужели она намеренно выбирает себе таких партнеров? Неужели это все чего она стоит? Может, она связывалась с такими женщинами, как Алекс Как-там-ее-зовут и Кейт, потому что на подсознательном уровне знала, что у нее нет никаких шансов встретить настоящую любовь, и что ее удел случайная связь длинной в одну ночь. Может, из-за своего решения избегать длительных серьезных отношений, она подсознательно выбирала себе таких секс-партнеров. Разве такое возможно?… Эм Джей не знала, но ей не нравилось то, кем она стала. И нынешняя ситуация с Кейт только послужила ей напоминанием об этом. Теперь их сексуальные контакты заставляли ее чувствовать себя грязной и жалкой. Она ненавидела это. Более того, она ненавидела себя за то, что они были необходимы ей.

Эм Джей допила бутылку с водой и вышла из кухни, забыв про ужин. Чувствуя себя совершенно разбитой и уставшей, сегодня она решила отказаться от намеченных планов.

Я просто хочу лечь и заснуть, подумала Эм Джей. Войдя в спальню, она распустила волосы и, раздевшись, направилась в ванную комнату. Включив в душе теплую воду, брюнетка повернулась к большому зеркалу, которое украшало всю стену.

Эм Джей знала, что она была очень привлекательной женщиной, но все же в ней было то, чего она была бы не прочь изменить. Иногда ей казалось, что у нее слишком тонкие губы и выпирающая челюсть. И хотя многие, говорили ей, что большинство женщин убили бы, чтобы иметь такое лицо, как у нее, сама она не считала его таким уж идеальным… для нее в нем не было ничего особенного. Однако, ее радовало, что она была такой высокой. В ней было почти 5 футов и 11 дюймов, а это в сочетании с темными волосами и пылающими голубыми глазами привлекало внимание всех без исключения… и мужчин… и женщин. Поэтому она довольно часто пользовалась своей внешностью, чтобы получить желаемое.

Эм Джей повернулась плечом к зеркалу. Гладкую загорелую кожу пересекал красный след от царапины.

Твою мать… Не удивительно, что плечо болит! Сердито заметила она, осторожно коснувшись воспаленной области. В следующий раз, когда эта сумасшедшая решит зайти ко мне, надо будет убедиться, что ее руки крепко связаны за спиной! Наказала себе Эм Джей и встала под струи горячей воды.

Глава 13

    Мне нужно сказать тебе кое-что, я – волк, но

    Я люблю одеваться в овечью шкуру.

    Я – пожар! Я – вампир!

    Я жду подходящего момента…

    Ты для меня как наркотик, и мне все мало.

    Я словно наркозависимая, прихожу к тебе за новой дозой

    Garbage

Следующие несколько недель Элли занималась в основном отчетами, изредка встречаясь с Эм Джей, чтобы разработать с ней требования к специалисту по безопасности и предоставить ей, запрошенные сведения о сотрудниках. Для президента и помощника руководителя кадрового департамента стало обычным делом работать вместе. Президент не нарадовалась, что теперь у нее есть Элли, которая собирала и генерировала для нее отчеты, содержащие важную статистическую информацию. Она обладала качествами, которые женщина всегда искала в собственных личных помощниках, но никто из них, казалось, никогда не мог понять, чего она хочет, и что ей необходимо. Так или иначе, интеллектуальная блондинка идеально подходила для этой роли. Эм Джей было достаточно дать ей минимальные инструкции и озвучить руководящие принципы, чтобы Элли поняла ее и немедленно предоставила ей данные. Брюнетка постепенно входила во вкус и, признаться, стала немного зависимой от нее, что не могло не тревожить ее.

Эм Джей всегда была осторожна в своих деловых отношениях; никогда нельзя быть уверенной, кто стоит перед тобой – враг или союзник. Она не могла себе позволить ошибиться… хватит с нее уже неудач. Однако интуиция подсказывала ей, что Эллисон Филлипс была надежным другом, на фоне стервятников, которые сидели в ожидании своей очереди, готовые в любой момент наброситься на президента. Но больше всего, наверное, поразило ее в Элли то, что она, казалось, никогда не боялась ее или не восторгалась ею. Девушка явно уважала положение Эм Джей и ее власть, но, при этом, никогда не пыталась целовать ей задницу, как делали все остальные. Всякий раз, когда они работали вместе, Элли относилась к ней, как к любой другой коллеге, и честно высказывала свое мнение, когда Эм Джей просила ее об этом, даже если оно шло в разрез с ее.

Более того, темноволосая женщина узнала и о себе кое-что новое – она будет уважать другого человека, если он будет уважать ее. Их встречи всегда проходили в расслабляющей и спокойной атмосфере, и Эм Джей обнаружила, что стала относиться к Элли также, как к Мэдисон – как к верному другу и доверенному лицу. Она не знала, когда это произошло, и чем было вызвано; возможно, это был постепенный процесс и естественная эволюция. Эм Джей пришлось признать, что, хотя это и вводило ее в замешательство, это также было весьма приятно.

И, конечно, что было самым привлекательным, существовала одна небольшая проблема с «новой зоной комфорта», в чем Эм Джей, нехотя, призналась самой себе и тут же прогнала эту мысль. Элли была милой, умной и волевой девушкой, и, казалось, она – пока еще – обладает всеми качествами, которые Эм Джей нравились в женщине. Но… Брюнетка знала, что между ними ничего не могло быть. Прежде всего, Элли была ее сотрудницей, и не ей ли знать, чем она рискует, если снова наступит на те же грабли. А во-вторых, Эм Джей никогда бы не позволила себе связаться с такой женщиной как Элли, которая была слишком наивна и имела чистое сердце и душу, чтобы быть опустошенной бессердечным хищником, каким была Эм Джей. Она прекрасно знала, что сделает с ничего не подозревающей женщиной голодный зверь, сидящий внутри нее. Она никогда бы не подвергала доминированию такую, как Эллисон. Кроме того, Мэдисон уже высказала ей свое мнение об Элли, и Эм Джей изо всех сил старалась держать себя в узде, но иногда ей было очень трудно; она искренне наслаждалась флиртом с блондинкой. И, черт возьми, может, Эм Джей и знала, что не должна этого делать, но остановить себя не могла. И, если она не ошибалась, чего никогда еще не было, то, можно было с уверенностью сказать, что Элли тоже наслаждалась им. Поэтому Эм Джей часто задавала себе вопрос, что такого плохого в невинном флирте и легком заигрывании…?

***

– Отлично… это хорошо, но я также думаю, что сюда необходимо внести сведения о текущей зарплате всех сотрудников канцелярии, – сказала президент, просматривая электронную таблицу, которую ей предоставила Элли.

– Хорошо… канцелярию… тоже, – пробормотала девушка, делая пометки в своем блокноте. – Административных помощников тоже, или только секретарей и клерков?

– Ммм… давайте пока остановимся на секретарях и клерках; может быть, позже я решу добавить сюда административную группу. Сколько их всего? – Спросила Эм Джей.

– Амммм… Пять, но в конце года Джейн Лидс выходит на пенсию, а вскоре за ней и Хелен, поэтому…, – заговорила Элли, одновременно продолжая писать. Эм Джей улыбнулась про себя, ей нравилось, что молодая девушка уже так хорошо ознакомилась с делами компании, что могла без колебаний озвучить факты. Эллисон Филлипс была хороша.

– Хорошо, – ответила президент, нажимая мышкой по таблице. Две женщины как обычно сидели рядом, работая над еще одним проектом: Эм Джей за компьютером, а Элли рядышком на стуле, наблюдая за всем, что делает Глава компании. Женщина наслаждалась таким тесным взаимодействием, получая ценный опыт от совместного сотрудничества. Она обнаружила, что блондинка отлично разбирается в электронных таблицах – и компьютере в целом, – и с удовольствием наблюдала за работой ее проницательного ума.

В этот момент громкий булькающий звук внезапно разорвал установившуюся в кабинете тишину. Элли была готова провалиться сквозь землю.

– Ооо, извините… Видимо, это расплата за то, что я пропустила сегодня завтрак, – сгримасничала она и, погладив себя по протестующему желудку, покраснела от смущения. Эм Джей улыбнулась и коротко рассмеялась, после чего взглянула на часы и, бросив ручку, отодвинулась от стола.

– Пойдем, – сказала президент, вставая. Элли в замешательстве посмотрела на нее. – Обед. Пойдем что-нибудь перекусим. Давай сделаем перерыв и накормим ЕГО, – сказала она, улыбаясь и указывая на живот блондинки.

– Хм… хорошо. Но мне надо спуститься вниз и взять свои вещи из кабинета, – быстро затараторила Элли, чувствуя, что вся краснеет. Она просто пригласила тебя на обед, дурочка. Успокойся! Наказала она себе.

– Хорошо, я буду ждать вас внизу, – сказала Эм Джей.

Дерьмо дерьмо дерьмо дерьмо, забормотала Элли про себя, спускаясь на лифте на свой этаж. Она прекрасно знала, что это всего лишь обед, но не могла с собой ничего поделать – Эм Джей Уиттон только что пригласила ее на обед!

Ладно, ладно… просто расслабься! Бога ради, не веди себя как полная тупица! Снова отругала она себя, вбегая в свой офис.

Когда девушка направилась обратно в сторону лифта, то увидела стоящую Эм Джей, разговаривающую с пожилым человеком, который только и делал, что улыбался президенту, очевидно, заискиваясь перед ней и целуя ей задницу. Элли оставалось только изумленно смотреть, как брюнетка разговаривает с мужчиной, демонстрируя терпение и доброжелательность, однако язык ее тела, так и кричал: «Ты идиот!» Было интересно наблюдать за этой женщиной в действии; она управляла и подчиняла, очевидно, что-то высказывая сотруднику, но, при этом, мужчина выглядел так, будто наслаждался каждой минутой ее внимания. Элли вдруг стало интересно, его предложение носило личный или деловой характер? Эм Джей, увидев приближающуюся блондинку, извинилась, радуясь возможности избавиться от слюнявого дурака с идиотскими идеями. Женщины сели в лифт и поехали вниз.

– Итак, что вы предпочитаете? Кафе или ресторан? – Спросила Эм Джей.

– Аммм… Не думаю, что я одета для ресторана, – пробормотала Элли, глядя на себя. На ней были обычные блузка и брюки.

– Ерунда, вы великолепно выглядите, – небрежно ответила Эм Джей и, воспользовавшись подвернувшейся возможностью, оглядела стройную фигуру блондинки. Ухмылка слегка тронула уголок ее рта.

Ну, вот опять она смотрит на меня этим взглядом, подумала Элли и с трудом сглотнула, стараясь не покраснеть. Черт! – Ну, если вы не против,… то я выбираю кафе, – пробормотала она.

– Значит кафе, – сказала Эм Джей, и ее ухмылка переросла в настоящую улыбку.

***

Через пять минут они уже сидели в черном Jaguar Эм Джей, и Элли, обожающая машины, не смогла удержаться от восторженного комментария. Брюнетка совсем не возражала против такого энтузиазма и, для разнообразия, нашла его даже приятным. По дороге они болтали о всякой ерунде, и Элли с удивлением обнаружила, что с обычно пугающим президентом очень легко говорить. Очевидно, она была гораздо спокойнее, находясь вне пределов своего кабинета, и девушка снова задалась вопросом, что же собой представляет настоящая Эм Джей Уиттон?

– Значит… вы коренная южанка, да? – Как гром среди ясного неба прозвучал вопрос главы компании, отрывая Элли от ее мыслей.

– Э-э, да… истинная девочка Джорджии, – ответила блондинка, переходя на южный протяжный говор. – Как вы узнали? – Спросила она, пораженная проницательностью высокой женщины.

Эм Джей самодовольно улыбнулась. – У вас акцент, и хотя вы боритесь с ним, иногда я его замечаю, – пояснила она.

Элли была удивлена. Она то думала, что спрятала его довольно хорошо. – О, ну… Я изо всех сил стараюсь скрывать его, поскольку люди имеют тенденцию менять свое отношение, узнав, что ты с Юга, – сказала она, переходя на нормальную речь.

Эм Джей усмехнулась на это признание. – Я знаю, что вы имеете в виду. Я чистокровный янки, и поверьте мне, это не сулит ничего слишком хорошо южанам, – сказала она и подарила блондинке озорную усмешку. Элли улыбнулась, чувствуя, как падает в пропасть.

О Боже…

Спортивный автомобиль вскоре съехал с дороги и остановился у старомодного придорожного кафе, где официанты ездили на роликах. Элли в изумлении огляделась, и глупая усмешка появилась у нее на лице.

– Я знаю, что это слишком просто, но здесь подают самые вкусные гамбургеры, – сказала Эм Джей, выключив двигатель.

– Нет, все хорошо… здесь здорово, – ответила Элли, усмехнувшись про себя от мысли, что она сейчас будет обедать с загадочным и великолепным президентом Уиттон Inc. в автомобиле, который стоит дороже, чем дом ее матери. Эм Джей Уиттон была полна сюрпризов.

Две женщины сидели и болтали о разных вещах, поглощая свои гамбургеры, которые действительно были восхитительны. Элли немного рассказала Эм Джей о своей семье и причинах побудивших ее уехать из родной Джорджии, стараясь не слишком сильно вдаваться в детали. К счастью, проницательная Эм Джей и не спрашивала ее ни о чем, за что блондинка была ей благодарна. Но вскоре девушка, заметив, что говорит только она одна, постаралась ненавязчиво перевести разговор на Эм Джей и посмотреть захочет ли та рассказать о себе. Однако, верная себе, мисс Уиттон неоднократно ловко избегала разглашения какой-либо информации о себе.

Полагаю, у нее тоже есть юридическое образование… она отлично умеет уворачиваться от вопросов, подумала Элли.

– Хорошо… время десерта. У них тут великолепное мороженое, – заявила Эм Джей, одарив блондинку дьявольской улыбкой, чем напомнила той непослушного ребенка.

– О, нет! Я не могу… Я уже объелась! – Солгала Элли, любящая мороженое.

– О, да ладно… Я знаю, что ты хочешь! – Понизив голос, подразнила Эм Джей, отчего волосы на затылке Элли встали дыбом. – Давай посмотрим, я бы заказала тееебе… шоколадный молочный коктейль, – сказала она, сузив глаза и заманчиво улыбнувшись.

Черт, а она умеет убеждать, подумала Эллисон. – Со мной все так ясно? – Спросила она, не подозревая, как прозвучал ее вопрос, пока не увидела, как бровь Эм Джей взлетела вверх.

– Ну, я не знаю… а это так? – Передразнила кокетливо женщина и, заметив, как Элли вспыхнула, рассмеялась, после чего заказала им один шоколадный и один ванильный коктейли.

Осмелев, девушка решила из любопытства ответить на флирт и шагнуть немного дальше. – Ванильное… я бы никогда не подумала, что вам нравится ваниль, – сказала блондинка, чуть-чуть понизив голос, и вернула высокой женщине ухмылку, стараясь не обращать внимания на тревожные сигналы в голове, кричащие ей: «Угроза для жизни! Высокое напряжение!»

От голодного взгляда, которым окинула ее Эм Джей, у Элли участился пульс, и стремительно подскочило кровяное давление. Увидев реакцию блондинки, темноволосая женщина решила вступить в двусмысленную игру.

– Ну, я могу вас заверить, мисс Эллисон… что молочные коктейли и мороженое я предпочитаю только ванильные, – почти шепотом, сказала Эм Джей, и, наклонившись к девушке, выгнула бровь.

Эта фраза, которая явно содержала сексуальный подтекст, заставила Элли задохнуться. Пронизывающие синие глаза и чувственные слова полностью лишили ее кислорода, и она изо всех сил сжала подлокотник автомобильного кресла.

Этот момент ознаменовал для них конец одного этапа и начало другого. Безобидный флирт закончился.

Глава 14

    Каково это – обходиться со мной так, как ты?

    Когда ты положила свои руки на меня

    И сказала мне, кто ты…

    Я подумал, что ошибся,

    Я подумал, что услышал твои слова.

    Скажи, каково мне?

    Ну же, скажи, что я чувствую?

    New Order

После инцидента в закусочной все изменилось между двумя женщинами. Невинный и легкий флирт стал более открытым, и каждый раз, когда они оказывались вместе, ни одна из них не желала останавливаться. Застенчивые взгляды, вкрадчивые улыбки, не очень тонкие намеки и заигрывания сопровождали их, когда они оставались наедине. И в большинстве случаев зачинщиком выступала Эм Джей, делая бесцеремонный комментарий, который обычно вгонял Элли в краску, однако почти всегда та оказывалась в состоянии противопоставить ей что-то такое же дерзкой. Эм Джей была блестящей соблазнительницей и, как правило, маскировала свои маленькие уколы в невинные замечания, но Элли научилась быстро распознавать и отвечать на них.

В глазах девушки эти новые отношения были приятными и безвредными. Не переходя границы дозволенного, они всегда весело и кокетливо обменивались остроумными замечаниями. И хотя время от времени это вызывало путаницу, Элли была польщена вниманием Эм Джей к себе. Ей было интересно, что эта женщина действительно думает о ней. Что она в ней увидела? Родственную душу? Неужели она почувствовала то же самое, что и она, духовную связь? Лиз Джейкобс назвала Эм Джей пленительной, но Элли подозревала, что здесь было нечто большее.

С одной стороны, Эм Джей была смешной и кокетливой, но, с другой, она могла в один миг стать деловой и серьезной, особенно, когда они оказывались не одни. Это беспокоило Элли, потому что она думала, что в сложившихся у них рабочих отношениях нет ничего неправильного, и она не понимала, почему Эм Джей скрывала их от всех. Иногда президент вела себя так, будто едва знакома с Элли, и проходила мимо нее, не говоря ни слова. Она всегда с такой легкостью и равнодушием могла уволить человека, что это ошеломляло девушку. Такое отношение обижало Эллисон, и она ненавидела тот факт, что Эм Джей имеет на нее такое огромное влияние. Конечно, президент была обязана быть серьезной и строгой, но, как правило, рядом с Элли она становилось совершенно другой, и девушка думала, что эта суровая женщина, чуть-чуть, но изменилась. Однако, очевидно, это было не так, в чем Элли была немного разочарована.

Ей еще не доводилось работать и дружить с человеком, у которого настолько было переменчиво настроение, как у Эм Джей. И если это были не капризы, то Элли понятия не имела, что за чертовщина происходит с этой женщиной. Она никогда не знала, чего ей ожидать, как интерпретировать ее странное поведение, когда та находилась в одном из своих убийственных настроений. Это порождало внутри нее тревогу, и каждый раз она с трепетом ожидала встречи с непостоянной брюнеткой. Когда Эм Джей была в «хорошем» настроении, то была игривая и кокетливая, в «плохом» – не допускающей никаких споров и дискуссий, быстро и резко пресекающей все возражения.

Более того, Элли серьезно начала задумываться над вопросом, действительно ли Эм Джей гей или нет. Когда они только начали флиртовать, она автоматически предположила, что да, и все признаки, казалось, указывали на это, но иногда, она была совсем в этом не уверена. Да, Эм Джей Уиттон открыто флиртовала с ней, но Элли также видела, как привлекательный президент открыто заигрывает и с мужчинами. Кого на самом деле предпочитает Эм Джей? Где истинные эмоции и чувства, а где всего лишь игра? Эллисон не знала, и высокая женщина совсем не помогала ей в этом разобраться: то включаясь, то выключаясь. Может быть, она просто дразнится? Может быть, это была еще одна грань ее личности? Может быть, ей просто нравилось выносить людям мозг? Элли понятия не имела.

Девушку не раз посещала мысль, что она должна прекратить все заигрывания с этой женщиной, которая в значительной степени подавляет ее и которая скрывает от всех настоящую себя. Так как же ей узнать, за какую команду играет Эм Джей? Кто в компании может знать такие вещи? Элли предполагала, что Лиз Джейкобс могла это знать, но она не осмеливалась спросить ее об этом… или осмелилась бы?

Элли пыталась убедить себя, что должна просто продолжать играть и быть терпеливой. В конце концов, она узнает правду о загадочной брюнетке. Ведь флирт и подшучивания не могут продолжаться вечно. Рано или поздно, одна из них либо положит этому конец, либо перейдет границу.

… Правда, никакой из этих вариантов ей не нравился.

***

Одна встреча сменялась другой, и так прошла целая неделя. Сегодняшнее заседание ничем не отличалось от предыдущих – масса работы и немного флирта. Настроение у Эм Джей, казалось, было ровным – ни хорошим, ни плохим – да и выглядела она рассредоточенной и уставшей. Обсудив все дела, женщина предложила снова встретиться завтра. Элли, не могла не заметить, серые тени под глазами президента. Голубая блузка, что была надета на ней сегодня, делала ее глаза еще более устрашающе ледяными и полупрозрачными, а ее лицо казалось пепельно-бледным.

– Почему бы нам не встретиться в…, – Эм Джей быстро проверила свое расписание, -… 10:30 или около того. Посмотрим, если нам удастся покончить с этим вопросом, тогда… Я не знаю… может быть, перекусим или… сходим куда-нибудь?… Мне нужно выйти отсюда, – тихо сказала она, почти про себя, и потерла висок.

Элли была шокирована этим предложение, но быстро согласилась. Она встала, чтобы уйти, но прежде чем сделать это, коснулась предплечья Эм Джей. – Эй… Ты в порядке?… Ты выглядишь уставшей?

Эм Джей удивилась, но забота Элли была ей приятна. Она посмотрела на изящную руку блондинки и внутренне улыбнулась. – Я в порядке… в последнее время чертовски много навалилось дел, – сказала она с усмешкой.

– Согласна, – ответила девушка с улыбкой. – Ну, тогда иди домой и отдохни, ладно? – добавила она и, нежно похлопав президента по руке, направилась к двери.

– Означает ли это, что мне надо ХОРОШО отдохнуть перед завтрашней встречей с тобой? – Игриво крикнула Эм Джей, не желая выглядеть побежденной в глазах подруги.

Элли с улыбкой обернулась. – Этого ты никогда не узнаешь, – возразила она, прежде чем выскользнуть за дверь. Эм Джей усмехнулась, она была бы сильно разочарована, если бы Элли ответила по-другому. Ей очень нравились их рабочие отношения.

Рабочие отношения, Эм Джей… рабочие рабочие рабочие, забормотала женщина, посмотрев на огромные стопки бумаг. Она знала, что ведет себя ужасно с девушкой, обращаясь с ней то с холодностью, то с теплотой, но ничего поделать с собой не могла. Как только она позволяла себе расслабиться в обществе очаровательного заместителя, в ее голове громко срабатывало напоминание о ее прошлом опыте и о своем обещании Мэдисон, что она будет следить за собой, поэтому Эм Джей снова наглухо закрывалась в своем панцире. Более того, брюнетка была вынуждена следить и контролировать свои жесты и язык тела всякий раз, когда кто-либо оказывался рядом с ними. Она не могла позволить себе вызвать слухи – это привело бы к новой катастрофе. Эм Джей облокотилась на стол и потерла лоб.

И почему все всегда должно быть так чертовски сложно? Задала она себе риторический вопрос и громко вздохнула.

***

На часах пробило 10:30, и Элли еле сдерживала себя, чтобы не побежать сломя голову в офис президента. Она могла с уверенностью сказать, что из всех сотрудников компании, больше всего ей нравилось работать именно с Эм Джей. На втором месте шла Лиз Джейкобс, но, безусловно, Эм Джей Уиттон была наиболее привлекательней и манящей.

Да, определенно, манящей и опьяняющей, подумала Элли. Боже, ты безнадежна!

Войдя в приемную, девушка услышала голоса из кабинета президента, которая, по-видимому, отдавала кому-то приказы. Через несколько секунд, оттуда вышла красная и взволнованная Рэйчел, молодая помощница Эм Джей по административным вопросам и, пробежав мимо Элли к своему столу, схватила какие-то бумаги и бросилась назад в кабинет. Эм Джей продолжила отдавать приказы и выставлять сроки исполнения.

Э-э… Ой, это выглядит не очень хорошо, подумала Элли, закатив глаза.

– Нет, вы должны позаботиться об этом СЕЙЧАС!

По позвоночнику девушки пробежал озноб, когда она слышала повышенный голос президента. Неожиданно из кабинета вышли Рэйчел и Хелен, на лицах которых читал не то страх, не то гнев, и разошлись по своим рабочим местам, как можно быстрее и дальше унося ноги от офиса Эм Джей. Заметив, что она осталась в полном одиночестве в приемной, Элли задавалась вопросом, может ей тоже, пока не поздно, стоит уйти, и не рисковать, вторгаясь к явно раздраженному президенту. Блондинка взглянула на часы, было 10:35. Ну, и делема! Девушка не хотела, чтобы Эм Джей подумала, что она опоздала, но с другой стороны, ей не хватало смелости зайти в логово льва.

Наконец, глубоко вздохнув, она подошла к открытой двери и нерешительно заглянула внутрь. Эм Джей, стоя, склонилась над столом, поспешно сортируя документы, рядом лежал открытый портфель, на спинку стула было наброшено пальто, а между подбородком и плечо она сжимала телефон.

– Я не смогу собраться за час – дай мне время до полудня… Нет… Послушай, просто забери меня у дома в 12:30… ну тогда мы просто поедим БЫСТРЕЕ, ладно! Господи!… Хорошо… Пока. – Эм Джей захлопнула телефон и продолжила складывать бумаги в отдельные стопки. Впервые вижу ее такой взволнованной и расстроенной, подумала Элли. Несколько прядей темных волос выбились из прически, а пальцы лихорадочно работали карандашом, что она держала в руке, что-то строча и помечая на верхних документах.

Элли сделала глубокий вдох и тихо постучала в дверь. Штормовые синие глаза немедленно отреагировали на звук.

– Что вы здесь делаете? – Раздраженно спросила Эм Джей.

– Хм, у нас была назначена встреча на 10:30…, – запинаясь, пробормотала блондинка.

– Я отменила ее, мне надо уехать из города – разве Хелен не позвонила вам? – Сухо перебила президент.

– Хм, нет…

– Черт возьми! ХЕЛЕН! – Рявкнула Эм Джей в сторону двери, заставив Элли съежиться.

Пожилая женщина сразу же появилась на пороге кабинета и кротко сказала: – Да, мэм?

– Я просила тебя отменить ВСЕ мои встречи до конца недели!

– Да, мэм, что я и сделала, – кротко пробормотала секретарь своим мягким южным акцентом.

– Тогда ПОЧЕМУ мисс Филлипс здесь?! Я сказала ВСЕ заседания. Слово «все» включает в себя и сегодняшнее утро тоже, Хелен! – Сделала резкий выговор Эм Джей пожилой женщине.

– Да, мэм. Я немедленно всех уведомлю об этом. Прошу прощения, мисс Филипс, – пробормотала Хелен, затем повернулась и побежала к своему столу.

– Господи! – Зарычала Эм Джей, обращаясь больше к себе, чем к Эллисон, которая была несколько шокирована скверным поведением президента. Девушка несказанно обрадовалась, что их встреча отменилась, поскольку с такой Эм Джей ей не хотелось иметь никаких дел. Она уже намеревалась спросить, что случилось и куда та уезжает, но, испугавшись, обрушить гнев брюнетки на свою голову, вовремя прикусила язык.

Лучше просто уйти, и тем самым сохранить свою голову на плечах, подумала Элли и начала осторожно красться к двери.

– Кстати, что мы должны были обсудить на встрече? Что-то срочное? – Спросила Эм Джей, прежде чем девушка успела скрыться.

Элли снова отважилась вернуться в кабинет. – Аммм, мы собирались обсудить окончательный список претендентов в новую строительную бригаду Рэя… вот и все. – Робко ответила она. Нынешнее настроение Эм Джей отбило у нее все желание что-либо обсуждать.

– Точно… ну, придется подождать, пока я не вернусь, вот и все… Им придется подождать! – Раздраженно сказала Глава компании.

– Хм, ну, я могла бы отобрать их… Я имею в виду, если вы доверяете моему мнению…? – Нервно предложила Элли, сама не зная с чего это вдруг, ей пришло в голову предложить такую идею президенту. Эм Джей никогда не предоставляла ей свободу действия, всегда оставляя за собой окончательное решение, особенно, когда это касалось вопросов трудоустройства людей в строительные бригады Рэя.

– Конечно, я доверяю вашему мнению! Что за вопрос?! – Резко возразила президент, сузив глаза. Элли, ощутив, как над ее головой нависла угроза, оказалась не в состоянии мгновенно отреагировать на резкое замечание Эм Джей. – Делайте все, что считаете нужным, и мы обсудим это, когда я вернусь. Думаю, вы справитесь с этим? – Язвительно заметила брюнетка, бросая на Элли холодные ледяные взгляды.

– Да… конечно… Я обо всем позабочусь. Что-нибудь еще? – Спросила девушка, хотя прекрасно знала, что сейчас ей следовало бы поджать хвост и бежать отсюда со всех ног.

– Нет, ничего… просто… уйдите, – сказала Эм Джей и, не глядя на Элли, махнула рукой.

Ладно, я вижу, что ты, очевидно, чем-то расстроена, но нельзя же быть настолько грубой, подумала блондинка, возмутившись. Резкий ответ так и вертелся на кончике ее языка, но она знала, что не осмелится высказать его высокой женщине. Постояв секунду, закусив язык, Элли развернулась и направилась к двери.

Эм Джей покосилась на уходящую фигуру и отругала себя за свое ужасное поведение. Элли не заслужила ее гнева, она всего лишь пыталась ей помочь. Женщина на мгновение закрыла глаза и выпустила разочарованный вздох.

– Эллисон, – резко крикнула она, когда та уже наполовину скрылась за дверью. Элли повернулась и посмотрела на Эм Джей, стараясь скрыть на лице раздражение.

– Послушайте, я… я извиняюсь. – Начала Эм Джей, подходя к девушке. Чувствуя, как раскалывается ее голова, она на мгновение зажмурилась и, потерев пальцами переносицу, продолжила. – У меня… в семье чрезвычайная ситуация… Я должна немедленно уехать. – Постепенно ее голос становился все спокойнее и мягче, пока, наконец, женщина не остановилась прямо перед Элли. – Я не хотела обидеть и срываться на тебе, – тихо сказала Эм Джей и, быстро взглянув на блондинку, опустила глаза. – Я просто…

– Все нормально, – мягко успокоила ее девушка, коснувшись и сжав руку Эм Джей в понимании и утешении, отчего та сразу же почувствовала себя настоящей хамкой. Как эта девушка могла быть с ней такой милой сейчас, это было выше ее понимания. Женщина настолько привыкла кричать на всех и плевать на мысли и чувства людей, что была абсолютно не готова к обрушившемуся на нее чувству вины за свое поведение… Она не была готова к проявлению беспокойства за нее и заботы о ней. Ее отношения с Эллисон начали усложняться.

… Черт возьми.

Элли сочувственно улыбнулась, желая показать, что у нее не было никаких обид. – Я позабочусь об этом за вас, – сказала она, указывая на документы в руке, и добавила. – Не волнуйтесь.

Эм Джей улыбнулась в знак признательности, и положила руку на плечо заместителя руководителя кадрового департамента. – Спасибо, я ценю это… и буду должна вам, – тихо сказал она, глядя Элли прямо в глаза, и прежде чем убрать свою руку, сжала ей плечо.

В ответ девушка смогла только выдавить из себя нервную улыбку, поскольку сейчас ее разум был слишком занят тем, что переваривал случившееся: принесенные Эм Джей извинения, ее прикосновение и то, что женщина так близко стояла к ней. Но, видимо, ей этого было недостаточно, и она вдохнула сладкий чувственный аромат ее духов. В животе тут же запорхали бабочки.

Эм Джей развернулась, но, прежде чем отойти от Элли, добавила. – Когда я вернусь, мы обязательно вместе поужинаем – я угощаю… Хорошо?

– Договорились, – согласилась Эллисон, чей голос больше напоминал писк. Она повернулась и быстро вышла за дверь, позабыв про гнев Эм Джей и пообещав себе, что сделает всю работу наилучшим образом.

0

7

Глава 15

    Каждый день как воскресенье,

    Каждый день уныл и сер;

    Бредешь назад по гальке и песку,

    И странная пыль оседает на твои руки,

    И на твое лицо

    Morrissey

Шел ноябрь, яркие краски лета потускнели и поблекли, и больше всего вся эта серость ощущалась на северо-востоке страны. Все кругом окрасилось в серо-коричневый тона, с каждым днем воздух становился более влажным и холодным, чувствовалось приближение зимы. Скоро выпадет снег, и вся эта серость превратиться в грязную отвратительную слякоть. Эм Джей ненавидела зиму на Севере.

– Знаешь… я немного боюсь встрече с ним, – подала голос Мэдисон, нарушив молчание, которое воцарилось в автомобиле, и оторвав Эм Джей от ее мыслей. Они ехали по знакомой дороге к дому своего отца.

– Да, знаю, – пробормотала брюнетка, тоже думая о том, что их ждет, когда они переступят порог старой усадьбы, где еще жили их бабушка с дедушкой. Рано утром, Мэдисон позвонила заплаканная мачеха и рассказала, что вчера Марк потерял сознание и теперь лежит прикованный к постели. Кроме того, несколькими днями раньше они узнали плохие новости от его врача: результаты тестов показали, что рак распространился по всему телу, и они дали ему всего лишь 6 месяцев, а то и меньше. Их отец слабел с каждым днем, ему становилось все труднее дышать, и он практически уже не мог держать ложку в руке, чтобы накормить себя. Ему больше никто не мог помочь, и он медленно угасал. Эта новость потрясла и одновременно разозлила девушек. Почему Вирджиния не позвонила им раньше? Они тот час приняли решение немедленно поехать домой, чтобы увидеть своего отца, и узнать, что происходит на самом деле.

Подъехав к дому, девушки сразу же направились внутрь, морально готовясь к столкновению со своей злобной мачехой. Эм Джей без стука открыла входную дверь, и они вошли.

– Привеет? – Позвала Мэдисон, снимая куртку и проходя дальше в просторную, старомодную кухню. В доме было темно и тихо, за исключением доносившегося откуда-то шума. Эм Джей сразу же обратила внимание на валявшиеся повсюду множество медицинских бутылочек, рецептов и исписанных рукой мачехи бумажек.

Мэдисон снова позвала: – Привеееет? Вирджиния?

В тот же момент на кухню вошла пожилая женщина. – О, девочки… Я не ожидала увидеть вас так скоро. – Вирджиния Калхун Уиттон постарела… и выглядела сейчас совсем не на свои 52. Она больше не была похожа на надменную южную красавицу-примадонну. Очевидно, болезнь Марка тоже сказалась на ней.

– Привет, Вирджиния. Как дела? – Мягко спросила Мэдисон и, наклонившись, приобняла мачеху. Она всегда старались с уважением и теплотой относиться ко второй жене своего отца, в отличие от Эм Джей.

– О, я в порядке, дорогая, я в порядке. А вы, девочки, хорошо выглядите, – протяжно сказала мачеха, внимательно оглядев падчериц. Мэдисон стала настоящей красавицей: ухоженная, всегда со вкусом одетая, жена блестящего адвоката и успешная бизнес-леди – гордость и радость отца.

Морган… она была совсем другой. И хотя Вирджиния находила ее достаточно привлекательной, что-то в глазах девушки тревожило ее. Она считала ее дикой гиеной, которая чуть не уничтожила компанию бедного Марка, а ведь Уиттон Inc. была вся его жизнь. Ну почему он передал ее этой сумасшедшей? Она слышала истории о прошлых безумных выходках Эм Джей и о ее буйном образе жизни. Вирджиния прекрасно знала, что Эм Джей не симпатизирует и не доверяет ей, и эти чувства были взаимны. О любви тут вообще не могло быть и речи.

Эм Джей Уиттон хмуро смотрела на свою мачеху, стоя позади Мэдисон. Она догадывалась, какие мысли сейчас проносятся под этими фальшивыми рыжими волосами. Как ее отец вообще мог взглянуть на эту женщину, которая настолько сильно отличалась от красивой, утонченной и элегантной Элизабет Грейсон. Это было выше понимания Эм Джей.

Может, она хороша в постели? Грубо подумала брюнетка и, выгнув бровь, оглядела маленькую непривлекательную фигуру мачехи и ее кислое выражение лица… Аааа, может быть, и нет.

– Как Марк? – Спросила Эм Джей, переходя к делу. В конце концов, они приехали сюда не разговаривать на праздные темы.

Вирджиния съежилась, услышав, как Эм Джей назвала своего отца по имени. Она никогда не понимала, почему собственная родная дочь не зовет ее мужа «папой» или «папочкой». Да, ей была известна история их вражды, но почему Эм Джей намеренно дистанцировалась от отца, это было для нее загадкой. И это было еще одна вещь, которая раздражала ее в высокой девушке.

– О, ну, учитывая обстоятельства,… он старается держаться молодцом, – протянула Вирджиния, смахивая фальшивую прядь волос со лба, ненавидя Эм Джей за то, что та намеренно старается запугать ее. Неуважение падчерицы к ней, сводило женщину с ума. Она совершенно теряла контроль над ситуацией, а ведь ей всегда нравилось все держать под контролем… а эту, определенно, необходимо было контролировать. – Я, наконец-то, убедила его позволить мне позвонить в хоспис… он не хотел. Вы ведь знаете, каким он может быть упрямым. Однако я считаю, что их помощь будет полезна. – Вирджиния подошла к столу и налила себе в чашку кипяток. – Моя хорошая подруга, Анна Мэй, пригласила их заботиться о ее муже, когда он заболел… она сказала, что это была неоцениииимая поддержка, – снова протянула она, замачивая чайный пакетик.

– Да, я слышала, что в хосписе работают экстраординарные люди. Когда они приедут? – Спросила Мэдисон.

– Завтра, после обеда, – ответила Вирджиния, медленно потягивая горячий чай. Эм Джей, не желая обсуждать с мачехой тему хосписа, отвернулась от нее и Мэдисон и направилась по коридору в комнату отца.

Она тихо зашла в спальню и взглянула на Марка Уиттона. Ее отец несильно изменился с их последней встречи, и уж точно не в лучшую сторону. Он лежал в своей постели, шторы были задвинуты, а телевизор выключен, было похоже, что он спал, тяжело и хрипло дыша. Их отец совсем исхудал, его волосы, теперь казались, совершенно белыми, а когда-то красивое лицо осунулось и приобрело желто-серый оттенок. Было очевидно, что болезнь прогрессировала, и ему осталось совсем не много времени.

Как только первоначальный шок прошел, Эм Джей подошла к кровати и наклонилась. – Марк? – Позвала она, но, вероятно, слишком тихо. – Марк? Ты не спишь? – Снова позвала женщина, в ответ ее отец чуть пошевелился. Чувство отрешенности и прошлые обиды чуть притупились, и она наклонилась к нему ближе. – Папа?… Это Эм Джей, папа.

Усталые, мутно-серые глаза распахнулись, и Марк взглянул на свою старшую дочь. – Морган Джей, это ты?

– Да… Привет, – ответила Эм Джей, слегка улыбнувшись.

– Когда ты приехала? – Спросил он, моргая глазами и фокусируя взгляд.

– Только что. Мэдди тоже здесь. Она разговаривает с Джинни.

– Ну, что ж… помоги мне тогда сесть, чтобы я смог в надлежащем виде поговорить с тобой, – сказал Марк, изо всех сил стараясь приподняться на кровати.

– Нет, ты не должен этого делать – просто лежи… расслабься, – сказала Эм Джей, мягко опуская ладони отцу на грудь. Она не хотела, чтобы он перенапрягался и переутомился.

Марк Уиттон посмотрел на свою дочь, удивляясь прозвучавшей нежности в ее обычно резком холодном голосе. Иногда она могла быть такой нежной и милой девочкой; жаль, что такой она была не всегда. Отец и дочь мгновение просто смотрели друг на друга, чувствуя себя неловко и не зная, что сказать друг другу. Их связь оборвалась, когда они потеряли Марка младшего, и эта потеря отдалила их друг от друга.

– Ты хорошо выглядишь… как дела в компании? Все в порядке? – Спросил Марк, не зная, что сказать своему старшему ребенку.

– О да, все хорошо… все по старому, – Эм Джей пожала плечами, не желая сейчас говорить о работе; казалось, что это была единственная вещь, которую она всегда с ним обсуждала… Можно было подумать, что больше их уже ничего не связывает. Она чувствовала себя так, словно ей снова 20 лет.

– Ммм-хм. Рэйфорд был здесь несколько недель назад. Он сказал, что ничего важного в компании не происходит.

– Ооо, для Рэя все, что происходит, не важно, – с отвращением сказала Эм Джей.

Марк фыркнул. – Я вижу, вы двое как всегда прекрасно ладите.

– Как я уже сказала, все по старому, – ответила Эм Джей и, встав с постели, подошла к окну.

Марк внимательно посмотрел на задумчивую дочь. Она всегда выглядела такой одинокой, недоступной и отрешенной.

Такая же, как ее мать, подумал он. Надменная, лишенная всяких эмоций, казалось, ей было суждено идти по этой жизни в одиночку и быть несчастной. Какая жалость. Такая красивая девушка… он не понимал, почему она не желает найти себе кого-нибудь и наконец-то успокоиться. Какого-нибудь симпатичного молодого адвоката или врача, который сделает из нее настоящую женщину. Неужели его дочери все еще нравятся женщины? Ему были прекрасно известны все подробности ее сумасшедшей жизни в колледже и ее развлечения, но он всегда думал, что это просто экспериментальная стадия и в конечном итоге она ее перерастет. Понимая, что после смерти брата Эм Джей злилась на превратности судьбы и оттого еще больше запутывалась, Марк решил, что ей просто нужно время, чтобы разобраться в себе.

Но время шло, ничего не менялось, и тогда он сказал ей, что совершенно не одобряет ее образ жизни. Эм Джей пыталась переубедить его, бороться с ним, но, поняв, что это бесполезно, просто закрылась от него. Мужчина снова посмотрел на равнодушное лицо своей дочери и подумал, какой она была бы сейчас, если бы он не был тогда так строг с ней. Он всегда слишком много требовал от своих детей, но именно в этом для него и заключалась суть воспитания; по-другому он просто не умел. Боже, он просто хотел сделать, как лучше, хотел, чтобы они выросли порядочными и трудолюбивыми людьми. И они ими стали. Эм Джей преуспевала абсолютно во всем, за что бы она не взялась, а Мэдисон выросла умной и невероятно проницательной девушкой. Он гордился ими обеими… гордился, но никогда не говорил им об этом, и сейчас сильно раскаивался в содеянном.

Да, он был слишком строг с Эм Джей. Когда он предложил ей работу в строительном департаменте компании, то потребовал, чтобы она оставила и забыла свои извращенные убеждения в прошлом. Конечно же, его дочь отказалась, и потребовалось все его терпение, чтобы переубедить ее. И ему это удалось, угрозами и заманчивыми предложениями, постоянно твердя, что это ее долг перед семьей. Он знал, что ей необходима работа, а ему была нужна она. И вот, наконец, Эм Джей согласилась, став прекрасным лидером и руководителем. Время от времени, до Марка, конечно, доходили слухи, в которых фигурировала его старшая дочь, но он предпочитал не верить им. Он был уверен, что с ее безрассудным поведением покончено – темпераментная, своевольная, упрямая, но для него в глубине души она всегда была хорошей девочкой.

И до сих пор ею остается, подумал Марк про себя.

Казалось, это все было так давно; сколько сейчас Эм Джей? 32? 33?… Она должна была уже остепениться и подумать о женитьбе, завести детей, как Мэдисон, пока не стало слишком поздно. Неужели ей не хочется, чтобы с ней рядом был особенный человек, на которого можно всегда положиться, и с кем можно было разделить свою жизнь? Она ведь не может всю жизнь быть свободной и одинокой? Но ему пришлось признать, что он не знает ответы на мучившие его вопросы, потому что не знает свою дочь.

Я ее совершенно не знаю и не понимаю, с грустью подумал Марк про себя… Так же, как и ее мать.

***

Просидев с отцом несколько часов, девушки решили, что ему пора отдохнуть, а им отправиться в гостиницу. Несмотря на просьбу отца, остаться в его доме на ночь, они вежливо отказались. Вообще-то, Мэдисон хотела остаться, но Эм Джей настояла, чтобы они переночевали в гостинице, сказав ей, что она не желает жить под одной крышей с «этой женщиной».

Сняв номера, девушки нашли ресторан, расположенный недалеко от гостиницы, и заказали себе ужин, чтобы обсудить здоровье отца и просто поговорить о жизни. Постоянно занятые на работе, они редко общались друг с другом наедине, и когда выпадали такие моменты, сестры от души наслаждались ими.

– О, этот стейк просто ужасен! – Возмутилась Мэдисон, тыкая вилкой мясо. Она была очень привередлива в еде, предпочитая экзотическую и дорогую кухню. Эм Джей же была не столь щепетильна, довольствуясь тем, что есть, главное, чтобы это было не слишком острое и не странное на вид и вкус.

– Надо было раньше думать, прежде чем заказать стейк в таком месте; нам еще повезло, хоть что-то получить здесь съедобное в такой час, – ответила Эм Джей, съев свой бутерброд.

– Ауч!… Знаешь, я не уверена, что ЭТО вообще можно назвать съедобным! – проворчала Мэдисон. – Надо было заказать ужин в номер.

Эм Джей посмотрела на сестру и покачала головой, улыбаясь. – Ты бы здесь точно долго не выдержала. Неделя без омара или филе миньон, и ты бы впадала в депрессию, – насмешливо сказала она. Мэдисон бросила на проницательную сестру убийственный взгляд, зная, что та абсолютно права.

– Это потому, что я не такая как ты. В отличие от тебя, я не люблю минимализм и примитивность, – парировала младшая Уиттон, получив в ответ от сестры лишь вкрадчивую улыбку.

Сегодня волосы Эм Джей были собраны в свободный хвостик, на ней были высокие сапоги, синие джинсы, старая футболка с логотипом колледжа и такая же старая потрепанная кожаная куртка. Эм Джей гораздо больше, чем Мэдисон нравилась мирная, спокойная деревенская жизнь. В этом отношении, она была похожа на своего отца, в отличие от Мэдди, которая предпочитала хаотичную бурлящую городскую жизнь, как и их мать.

– Итак, ты звонила в офис? – Спросила Мэдисон, прекрасно зная, что Эм Джей не могла и дня прожить, чтобы не проконтролировать своих служащих.

– Да, Хелен и Рэйчел, – рассеянно ответила брюнетка.

– Ты разговаривала с Эллисон? – Поинтересовалась Мэдди, переводя их беседу на интересующую ее тему.

– Эллисон? Зачем мне разговаривать с Эллисон? – Переспросила Эм Джей, растерявшись.

– Ну, я не знаю… вы обе, кажется, в последнее время работаете… очень тесно. И я просто подумала, может быть, ты позвонила и ей тоже, – сказала Мэдисон, стараясь, чтобы ее ответ прозвучал как можно беспечнее.

Эм Джей демонстративно положила вилку на стол и, скрестив руки, обдала сестру ледяным взглядом. – Чего ты пытаешься у меня выведать, Мэдди?

Мэдисон вздохнула. Как обычно, Эм Джей сразу же встала в боевую стойку. – Ты прекрасно знаешь, что именно. Это же очевидно, у тебя к ней интерес, и…

– Интерес? У меня нет к ней никакого ИНТЕРЕСА! – Оборвала ее Эм Джей.

– О, Господи. Да ладно тебе, Морган. Я знаю тебя! Я вижу, что ты делаешь! Неужели ты думаешь, я не заметила, как вы двое флиртуете и строите друг другу глазки!

– Что? Ничего подобного…, – возмущенно начала Эм Джей, но Мэдди остановила ее, взмахнув вверх рукой.

– Морган, пожалуйста. Только не лги мне… Я не дура и не слепая, понятно? – спокойно заговорила Мэдисон, посмотрев сестре прямо в глаза. Эм Джей хотела, было уже с ней поспорить, но воздержалась, не желая поднимать эту тему и обсуждать это с единственным человеком, который видел ее насквозь. – Я не осуждаю тебя и, на самом деле, не могу ни в чем винить. Эллисон действительно довольно милая и умная девушка, и она в твоем вкусе…

– Мэдди, пожалуйста… не надо, – пробормотала Эм Джей, снова прервав сестру, и, подняв руку, потерла переносицу. Головная боль, которая упорно преследовала ее весь день, теперь только усилилась.

Мэдисон вздохнула. – Хорошо… Но я должна сказать это, Морган… Я не считаю, мудрым с твоей стороны связываться с кем-то в компании, или с теми, с кем мы сотрудничаем,… понимаешь? – Осторожно сказала она. – Я имею в виду твои отношения с Кейт Рид, которая постоянно крутилась вокруг тебя, и с которой ты постоянно цапалась. Это повлияло на твою работу… это повлияло на наши отношения со всей юридической фирмой!

Эм Джей сверкнула синими глазами на сестру. Однако Мэдисон продолжила, чувствуя необходимость высказаться, пока все не стало еще хуже. – Слава Богу, ты оказалась достаточно умна, чтобы порвать с ней. Эта женщина – ходячие неприятности, – добавила она и, сделав глоток сока, посмотрела на свою старшую сестру, которая неожиданно смутилась и опустила глаза в тарелку. Мэдисон так и застыла, открыв от потрясения рот. – О, Морган… Скажи мне, что ты порвала с этой женщиной, пожалуйста!

Эм Джей вздохнула и закрыла глаза. – Официально мы больше не вместе, – сказала она, подняв руку.

– Что? Что это значит? Вы просто встречаетесь друг с другом для быстрого траха?! – Возмутилась Мэдисон, повышая голос

– Тише! Бога ради! – Выругалась Эм Джей, украдкой оглядывая ресторан.

– Ну? – Потребовала Мэдисон.

Эм Джей снова вздохнула, чувствуя себя побежденной. – Мы иногда… встречаемся, но…

– О, БОЖЕ, Моооооооорган! – Застонала Мэдисон, схватившись рукой за голову.

– О, ЗАТКНИСЬ, Мэдди. Знаешь, ты слишком беспокоишься об этом. Не забывай, что сама замужем за Дуги Коэном! – Рассердилась брюнетка. – Поговорим о конфликте интересов!

– Это совсем другое дело. Ты начала встречаться с Кейт после того как мы наняли их, а я вышла замуж за Дуга до того, как его фирма начала представлять наши интересы! – Нанесла ответный удар Мэдисон, чьи серые глаза стали холоднее льда.

Эм Джей с вызовом посмотрела на сестру.- Да уж, как подфартило Дугу и его фирме, – саркастически сказала она. Мэдисон потрясенно открыла рот, не ожидая от сестры удара ниже пояса. Эм Джей, не отрывая ледяного взгляда, смотрела на Мэдди. – Послушай, мне не нужны твои советы. Я знаю, что делаю, – спокойно сказала брюнетка, ожидая окончания битвы взглядов.

– Знаешь? Неужели, Морган? Потому что я так не думаю! – огрызнулась младшая Уиттон.

– На самом деле, мне вообще наплевать, что ты думаешь, понятно? – Возразила Эм Джей. Ей не нужна была ничья лекция, и меньше всего ее чопорной гетеросексуальной младшей сестры. – Мы помогаем друг другу удовлетворять наши потребности, вот и все. И это меня совершенно устраивает, – язвительно сказала брюнетка, отодвигая свой стул назад.

– О, как мило… очень романтично… Ты должно быть ооочень счастлива, – с сарказмом пробормотала Мэдисон, считая, что ее сестра ведет себя безрассудно и глупо. Кейт Рид, вне всяких сомнений, была самой коварной женщиной из всех, с кем встречалась Эм Джей, а она встречалась со многими. Если что-то вдруг пойдет не так или их отношения испортятся, Кейт, учитывая ее темперамент, пойдет на все, чтобы превратить жизнь Эм Джей в настоящий ад, а также жизнь всей компании.

Долго и упорно брюнетка сурово смотрела на младшую сестру своими синими глазами. Их безмолвное маленькое противостояние длилось несколько секунд, пока, наконец, Эм Джей не заговорила.

– Послушай… Я не желаю обсуждать свою жизнь с тобой… Не здесь и не сейчас. Хочешь продолжать злиться на меня – отлично – злись, но, пожалуйста, не трать попусту ни свое, ни мое время на эту ханжескую фигню, – ядовито сказала она и встала. Бросив пару банкнот на стол, Эм Джей оставила Мэдисон в одиночестве.

Глава 16

    Скажи мне, мама, слышишь ли ты меня?

    Отец, неужели и ты меня не слышишь?

    Посмотри, ведь это я – твой сын,

    Посмотри, ведь это я – твоя дочь.

    Неужто вы не слышите

    Криков моих о помощи?

    Быть может кричать надо громче?

    Я остался один, я замкнулся в себе.

    Я помню каждое слово, что сказали вы мне.

    И молчанье жестоко, оно убивает.

    Это путь в никуда, в никуда… я ведь знаю…

    Staind

Эм Джей в полном одиночестве сидела на одном из пластиковых стульев, расставленных вокруг бассейна при отеле, всем сердцем желая перемахнуть сейчас через железное ограждение и нырнуть в ледяную воду. Она злилась на сестру и ее вмешательство в свою жизнь, хотя в этом не было ничего удивительного, поскольку Мэдди время от времени позволяла себе читать ей нравоучительные лекции. И, несмотря на то, что ее младшая сестра хотела как лучше, Эм Джей знала, что та никогда не сможет до конца понять ее.

Черт, даже Я не знаю, чем все это закончится. Как она может строить какие-то предположения? Подумала брюнетка про себя. Она не знала, что больше всего ее разозлило в словах Мэдисон: то, что сестра догадалась, что между ней и Эллисон что-то назревает и ее осуждение того, что она смешивает личную жизнь с работой или ее отвращения к ней за связь с Кейт.

Личная жизнь… какая к черту «личная жизнь»? Подумала Эм Джей. У меня никогда не было личной жизни, и никогда не будет. Почему она не может, просто дать мне делать то, что хочу и с кем хочу, и оставить меня в покое?… Она не понимает меня. Эм Джей и без того была до этого подавлена и мрачна, но вид умирающего отца и спор с Мэдисон только ухудшили ее настроение.

Единственный человек, который когда-либо понимал меня, был Джейк, с грустью подумала темноволосая женщина. Не в силах остановить непрошенные воспоминания, она закрыла глаза и вернулась мыслями в прошлое, которое старалась забыть, и которое разрушило ее семью… Это было так давно.

«Джейк» – Марк Джейкоб Уиттон, младший, и, что более важное, ее брат-близнец. Они были невероятно близки: всегда чувствовали и читали мысли друг друга. Они выглядели одинаково, думали одинаково, и поступали одинаково. Джейк был любимчиком отца, и именно он должен был взять на себя бразды правления Уиттон Inc. У них была счастливая и любящая семья. Их отец души не чаял в своих детях и старался проводить с ними как можно больше времени, а они, в свою очередь, делали все от них зависящее, чтобы угодить ему и сделать его счастливым. Их семья была счастлива.

В конце 70-х они перебрались из Пенсильвании в быстро развивающийся торгово-промышленный город Джексонвилл, штат Флорида. И может вначале их дела в строительной компании шли не так гладко, но по прошествии времени Марк стал одним из успешных и богатых людей, сколотив потом и кровью себе имя в бизнес-элите северной Флориды. Он мечтал, что Джейк возглавит его компанию, и надеялся, что Эм Джей и Мэдисон будут тоже работать там. Семейная династия. Это была его заветная мечта.

Но не все в жизни идет по плану.

К тому времени, как Джейк и Эм Джей достигли подросткового возраста, они начали понимать, что кое-чем отличаются от остальных. Джейк заметил это раньше, чем Эм Джей. Он был первым, кто начал встречаться и ходить на свидания, и первым признал, что ему не нравятся девушки. Эм Джей хорошо помнила тот день, когда Джейк сказал ей, что он думает, что он гей. И честно сказать, она тогда не сильно удивилась, в конце концов, они были близнецы и часто делились друг с другом своими чувствами и мыслями. И хотя Эм Джей еще ни с кем не встречалась, она тоже знала, что другая, однако слово «гей» она стала использовать намного позже.

Это признание стало их тайной, их секретом, о котором, знали только они одни. Особенно, они скрыли правду от своих родителей, зная, как это расстроит их. Семья Уиттон стала широко известна в общественных кругах, и Марк, который когда-то был деревенским парнем и вел довольно простую жизнь, теперь, став влиятельным богачом, наслаждался своим статусом и властью. И хотя сам он происходил из семьи фермеров, его жена имела богатую родословную, поэтому он всячески старался подчеркивать свою принадлежность к аристократии. Марк ясно дал понять, чего он ожидает от своих детей. Они должны были получить хорошее образование, завести семью, нарожать детей и продолжить семейный бизнес и имя Уиттон. И вот, будучи послушными детьми, они все стремились угодить требовательному отцу, не желая разочаровывать его, и постоянно ища его одобрения.

Так было, пока Джейку не исполнилось 18 лет. Их родители отправили его и Эм Джей в лучший колледж Лиги плюща, дав им понять, что они ожидают от них. Вот когда начались настоящие проблемы.

Обретя свободу, Джейк и Эм Джей начали экспериментировать со своими чувствами и сексуальностью. Однако Эм Джей не была столь безрассудна, как Джейк, она сдерживала себя, и только время от времени встречалась то с парнями, то с девушками. Другое дело, Джейк. Казалось, с помощью секса он вымещал все свое разочарование и злость, встречаясь со всеми подряд. Эм Джей сочувствовала брату, ведь на его плечах лежала большая ответственность, и их отец возлагал на него большие надежды. Но Джейк оказался не в состоянии найти баланс между отцовскими требованиями и собственными потребностями. Он не смог справиться с тем, что он был геем и вынужден был скрывать это. Он просто не смог примириться со всеми высокими ожиданиями, которые возлагали на него родители.

Каждый раз приезжая домой, отец устраивал ему настоящий допрос о его жизни в колледже, его друзьях, подругах, постоянно требуя от него, чтобы тот нашел себе хорошую девушку и подумал о создании семьи. Это сводило Джейка с ума, и вскоре он встал на путь саморазрушения, подсев на наркотики и занимаясь случайным беспорядочным сексом, лишь бы облегчить свои страдания и забыться. Эм Джей, видя, что происходит с братом, неоднократно пыталась вмешаться и разорвать этот порочный круг, но так и не сумела достучаться до него… он слишком глубоко увяз во всем этом. У себя на глазах она теряла брата, зная при этом, что не может обратиться за помощью к родителям, поскольку от их вмешательства станет еще хуже. Эм Джей боялась, что все это плохо кончится… но она и подумать не могла насколько плохо.

Был канун Рождества 1988 года. Их семья готовилась к празднику, все собрались на традиционный Рождественский ужин в доме Уиттон. И вот, когда все сидели, разговаривали, шутили и ели, Джейк встал и спокойно сказал им, что заразился СПИДом. Он умер через шесть месяцев.

Эм Джей была опустошена потерей брата-близнеца, но еще больше ее потрясло, как ее семья восприняла эту утрату. Родители полностью все отрицали. Для всех причиной смерти Джейка стал «рак», и соответственно он не был геем. Эм Джей хорошо помнила ту ночь, когда отец вызвал их к себе в кабинет и с каменным выражением на лице сказал, что она и Мэдисон никогда и никому не должны говорить о смерти брата и его извращенной натуре. Никто за пределами их семьи не должен был узнать, что произошло на самом деле, или в противном случае их имя и репутация будет запятнана, а они разорены. Эм Джей не могла поверить, что человек, который любил ее и Джейка и проводил с ними столько времени, когда они были детьми, только что приказал ей никогда не упоминать имени брата.

С того момента она возненавидела отца.

Их мать, Элизабет, была не намного лучше. Умная, проницательная, спокойная, сдержанная и отчужденная, она никогда особо не вникала в жизнь своих детей. Единственный с кем она, казалось, была по-настоящему близка, по иронии судьбы, был Джейк. После его смерти их мать еще больше замкнулась в себе, пристрастившись к алкоголю и антидепрессантам, чтобы заглушись свои страдания, а Марк, игнорируя семью, все реже и реже стал бывать дома, прикрываясь занятостью на работе. Эм Джей и Мэдисон практически были предоставлены сами себе, а ведь Мэдисон было всего 14 лет.

Эм Джей вернулась в колледж, но для нее все изменилось. Гнев и ярость переполняли ее. Она стала пропускать занятия, гулять и развлекаться по ночам, баловаться наркотиками, алкоголем и заниматься беспорядочным сексом, отчего ее успеваемость резко ухудшилась. Всякий раз, когда начинались каникулы, она предпочитала проводить их с друзьями или просто снимала номер в гостинице. У нее больше не было семьи. Марк несколько раз пытался вмешаться и заставить ее учиться, переводя из колледжа в колледж, но Эм Джей продолжала бунтовать. Она стала во всем перечить отцу. Чтобы он ей не предлагал, она от всего отказывалась, если он на чем-то настаивал, то она отвечала с гневом и злобой. Живая, счастливая и веселая молодая женщина превратилась в бездушного, жестокого, одинокого человека, который, казалось, стремился к самоуничтожению. Эм Джей навсегда закрыла от всех свое сердце и душу, намеренно отчуждаясь от внешнего мира и уходя в темноту. В конце концов, Марк сдался, сказав ей, что она стала позором для всей семьи. «Ты разочаровала меня даже больше, чем Джейк», – сказал тогда он ей.

И она возненавидела его еще больше.

Эм Джей бросила колледж и стала переезжать из города в город в поисках, Бог знает, чего. Она скиталась около двух лет, ни с кем особо не контактируя, даже с Мэдисон, которая пыталась иногда связаться со своей старшей сестрой. Эм Джей прекрасно знала, что Мэдди одиноко, но не могла заставить себя позвонить и заговорить с ней, любое напоминание о доме было слишком болезненным.

Ее жизнь изменилась, когда Мэдисон разыскала ее в небольшом городке далеко на Западе, где она жила с женщиной в маленькой убогой квартирке, расположенной над шумным захудалым баром, и где работала простым чернорабочим в строительной компании. Однажды Мэдисон пришла домой и нашла их мать в спальне без сознания. Элизабет Уиттон пыталась покончить жизнь самоубийством, проглотив огромную дозу успокоительных таблеток, но, к ее огромному разочарованию, и к счастью дочерей, ее вовремя удалось доставить в больницу, и она выжила.

Эм Джей решила, что пришло время ей вернуться домой и положить конец этим семейным безумствам. За сравнительно короткий промежуток времени ей удалось все взять под свой контроль. Она помогала матери прийти в себя, полностью взяв на себя домашнее хозяйство, финансовые вопросы и ведение бухгалтерии отца, который съехал из дома несколько месяцев назад. Эм Джей научила Мэдисон водить машину и помогла ей получить права. Она очень быстро повзрослела, поскольку именно на ее плечи теперь легла вся ответственность за семью. Эм Джей постепенно становилась той, кем является сейчас.

Год спустя Марк и Элизабет развелись. Их мать, казалось, еще больше ушла в себя, несмотря на все попытки дочерей сблизиться с ней. Эм Джей надеялась, что после ухода отца, все встанет на свои места, и они смогут спасти свои отношения с матерью и вернуться к более-менее нормальной жизни. Но ее мечтам не суждено было сбыться. Их мать уже было не вернуть. И когда Мэдисон уехала в колледж, Элизабет вернулась в Англию.

С тех пор девушки редко видели ее, хотя в последние годы, после рождения внучки, Элизабет стала чаще выходить с Мэдисон на связь. Однако Эм Джей по-прежнему не хотела иметь с ней ничего общего, но самое забавное в этом заключалось в том, что они во многих отношениях были действительно очень похожи друг на друга. Иногда, за редким исключением, когда она позволяла себе вспомнить прошлое, Эм Джей вспоминала мягкий голос своей матери, ее старомодный ритуал ежедневно пить послеобеденный чай, ее длинные, темно-коричневые волосы, которые почти всегда были аккуратно заколоты на затылке, бледно-голубые глаза, которые могли проникнуть прямо в сердце и душу, если бы захотели. Но, к сожалению, Элизабет редко этого хотела.

В конечном итоге, Эм Джей пришлось наладить хрупкий мир с отцом, в основном из-за настойчивости Мэдисон, но она никогда не забывала, что он сделал и что сказал ей. Ее внутренний гнев на него никогда не исчезал. Каждый раз, когда Марк критиковал или занижал ее способности, она испытывала желание доказать ему, что он не прав. Эм Джей все еще чувствовала необходимость доказать ему, что она не ошибка, что она на многое способна, что она сильная, умная, целеустремленная, что она настоящий лидер. Эм Джей ненавидела себя за то, что до сих пор ищет и ждет его одобрения и признания, даже после всего, что случилось. Марк Уиттон всегда был очень заметной фигурой в ее жизни, самым близким человеком…когда-то. И… он был ее отцом.

Когда он впервые предложил ей должность в Уиттон Inc. Эм Джей рассмеялась ему в лицо, решив для себя, что никогда в жизни не будет работать на этого человека. Но Марк оказался слишком хитер. Изо дня в день он ненавязчиво закладывал в нее чувство вины и бросал вызов ее способностям. И Эм Джей купилась на это, желая доказать отцу, чего она стоит; кроме того, эта работа сулила ей хорошие деньги – очень хорошие деньги. Она заключила сделку с отцом, что отработает в компании 5 лет, после чего уйдет от него, и будет делать то, что хочет. Марк согласился, но на двух условиях: во-первых, она должна была закончить колледж и получить диплом архитектора, и, во-вторых, она должна была изменить свое поведение. Окончить колледж и получить диплом, было проще простого для Эм Джей, а вот что касается второго пункта, примириться с ним было тяжелее. Ведь это означало: никаких вечеринок, и – что еще более важное – никаких женщин. Да, он будет терпелив и всячески помогать ей в работе, но никогда, никогда не позволит ей быть открытой лесбиянкой. Это было трудным испытанием для нее, но она решила, что готова принять его условия.

Кажется, что все это было в другой жизни, подумала Эм Джей, как подул холодный ночной ветер, развивая в разные стороны ее волосы. Почувствовав, что от долгого сидения у нее затекли ноги, брюнетка решила, что пришло время вернуться в гостиничный номер. Эм Джей надеялась, что Мэдисон уже спит, и что она не увидит ее до завтрашнего утра. Вся эта поездка и так была слишком напряженной для нее, а перепалка с сестрой и вовсе опустошила ее. Она ненавидела ссориться с Мэдисон – ее младшая сестра была единственным оставшимся у нее близким человеком, единственным, кто знал ее, и к кому она могла обратиться.

Мэдисон было прекрасно известно, что Эм Джей несчастна, но она считала, что ее старшей сестре просто нужно найти любимого человека. Ее совершенно не волновало, что Эм Джей была лесбиянкой, она просто не хотела видеть свою сестру несчастной и одинокой. Эм Джей ценила ее чувства, но действительность была намного сложнее. Она старалась избегать разговоров о своей жизни, даже с Мэдисон, потому что знала, что ее сестра никогда не сможет до конца понять ее.

Направляясь к себе в номер, Эм Джей решила, что переступит через свою гордость и утром извинится перед Мэдди. В конце концов, Мэдисон была ее единственной настоящей подругой в этом мире.

0

8

Глава 17

    Я должна попрощаться,

    Мне действительно не следует больше оставаться;

    Давно я уже не чувствовала этого,

    Я и забыла, что такое любовь;

    Я должна бежать от тебя,

    Бегом;

    … Думаю, у меня неприятности

    L . Buckingham

Эм Джей и Мэдисон остались в Пенсильвании до конца недели, чтобы встретиться с представителем хосписа и познакомиться с медсестрами, которые будут ежедневно приходить и заботиться об их отце. Все это время, Вирджиния, больше ничем не способная помочь мужу, вечно крутилась и мешалась под ногами, что Эм Джей приходилось постоянно напоминать себе, что надо держать язык за зубами, и часто ей в этом помогали своевременные толчки локтем и суровые взгляды Мэдисон. Каждый раз, глядя на отца, девушкам становилось ясно, что Марку осталось совсем немного времени, а это значит, им чаще придется наведываться к отцу. Люди из хосписа подробно объяснили сестрам, что их ждет в течение ближайших нескольких недель и месяцев. Будущее не предвещало ничего хорошего.

Эм Джей чувствовала себя очень странно, сознавая, что ее отец скоро умрет, вряд ли пережив этот год. И как бы сильно она ненавидела его за то, что он разрушил ее жизнь, этот человек все же был ее отцом, а она всегда останется его дочерью. Когда-то давным-давно, она вознесла Марка на пьедестал, и теперь поняла, что хорошие воспоминания также сильны, как и плохие. И сейчас Эм Джей постаралась отбросить в сторону все свои противоречивее чувства настолько, насколько это было вообще возможным, понимая при этом, что придет время, когда ей предстоит примириться со своим внутренним смятением.

Может, девушкам и хотелось задержаться подольше у отца, но они должны были вернуться к своей жизни во Флориде. Желая прийти в себя и разобраться в своих чувствах до того, как наступит утро понедельника, они уехали домой рано утром в пятницу.

***

Ненавидя гостиницы, Эм Джей была рада снова оказаться в тишине и спокойствии в собственном доме. Когда она вернулась домой, Рут как раз заканчивала уборку. Эта женщина обладала божьим даром, когда дело касалось чистоты и порядка, и Эм Джей ценила и всячески щедро вознаграждала ее за усердие. У них сложились довольно теплые отношения, и, хотя Рут было прекрасно известно о вспыльчивом и крутом нраве своей молодой хозяйки, она заботилась и относилась к ней, как к собственному ребенку, и Эм Джей это нисколько не оскорбляло, наоборот, девушка находила это забавным и милым.

Рут сразу же бросился в глаза утомленный и истощенный вид Эм Джей, очевидно, болезнь Марка старшего и последние известия посеяли хаос в душе обычно стоической молодой женщины.

– Хорошо снова оказаться дома, мисс Морган, – сказала она своим глубоким южным голосом, войдя на кухню, где Эм Джей перебирала груду почты. Брюнетка улыбнулась, услышав это обращение. Рут давно ее уже так окрестила – это было очень по южному обращаться к хозяйке «мисс» присоединяя имя. Сперва, это сильно раздражало Эм Джей, но вскоре в отместку, она начала называть пожилую женщину «Рути».

– Да, это так, Рути… это так, – рассеянно пробормотала Эм Джей, продолжая перебирать конверты.

– Как здоровье вашего отца, дорогая? – мягко спросила Рут, расставляя по местам моющие средства.

– Плохо, Рути… плохо.

Заметив, что Эм Джей повторяет слова, совершенно не обращая внимания на то, что говорит, пожилая женщина бросила на хозяйку негодующий взгляд: темные круги под сверкающими глазами, осунувшееся лицо и лоб, прорезанный глубокими морщинами.

– Вы устали, мисс Морган. Почему бы вам не присесть и не позволить мне приготовить вам что-нибудь вкусненькое, хорошо? – предложила Рут, коснувшись рукой Эм Джей, чтобы привлечь ее внимание.

Однако, несмотря на заманчивое предложение, Эм Джей отказалась от него. – О, нет. Спасибо, Рути, но не стоит этого делать. – Она положила почту вниз и взглянула на экономку. – Сейчас я должна бежать в офис, перекушу что-нибудь позже.

Пожилая женщина неодобрительно посмотрела на брюнетку.

– Я обещаю, – добавила Эм Джей и, слегка улыбнувшись, вышла из кухни.

Рут покачала головой и вздохнула. – Девушка проводит слишком много времени на этой чертовой работе, – пробормотала она, смотря вслед исчезающей хозяйки.

***

Было примерно 19:00 часов, когда Эм Джей приехала на работу, проверить, как обстоят дела. Заехав в пустой гараж, она не могла не заметить синий Фольксваген Жук, припаркованный неподалеку от ее места. Машина Элли. Что она здесь делает так поздно в пятницу вечером?

Ну, полагаю, это небольшое утешение знать, что я не единственная, кто не имеет личной жизни, с усмешкой подумала Эм Джей про себя.

Около часа она перебирала свою электронную почту и другие документы, прежде чем решила бросить все это и вернуться, наконец, домой. Она устала, и больше всего на свете ей хотелось сейчас принять горячий душ и упасть в собственную постель. Выключив свет и подойдя к лифту, Эм Джей снова подумала об Элли. Нехотя, она вынуждена была признавать, что блондинка никак не выходила у нее из головы всю неделю, и теперь, зная, что она тоже здесь, в здании, Эм Джей сгорала от желания спуститься вниз и поговорить с ней.

Она, вероятно, уже ушла домой, подумала темноволосая женщина, пытаясь убедить себя, что нет необходимости спускаться вниз. С громким вздохом Эм Джей зашла в лифт и нажала на кнопку 13 этажа.

Когда она вошла в отдел кадров, то услышала мягкий, мелодичный голос, доносившийся из единственного кабинета, где горел свет. Туда-то она и направилась.

– Я знаю, просто мне не очень хочется слушать ее нравоучения все выходные, понимаешь? Она меня убивает! – Сказала Элли, разговаривая с сестрой. Девушка сидела с закрытыми глазами, откинувшись на спинку стула, совершенно не подозревая, что за ней наблюдают. Одна ее рука прижимала к уху телефон, а вторая была небрежно закинута за голову. – Эти постоянные ее вопросы. Ты ведь знаешь, как я к ним отношусь?… Да, я знаю, но лучше уж я проведу его с тобой и Джошом, ладно? – Кейтлин пыталась убедить ее сжалиться над матерью и отпраздновать с ней предстоящий день Благодарения.

Эм Джей, оставаясь в тени, незаметно с удовольствием наблюдала за молодой женщиной, которая даже уставшей, была прекрасна. Блондинка потерла закрытые глаза пальцами. Весь ее стол был завален документами, рукава блузки закатаны до локтя, туфли валялись рядом на полу. Эм Джей улыбнулась. В этот момент Элли открыла глаза и увидела темную тень за дверью. Вздрогнув и широко распахнув глаза, девушка дернулась вперед в своем кресле.

– Черт! – Воскликнула она, телефон выпал у нее из рук. – Ты «напугала» меня! – выругалась Эллисон, прижав руку к груди и посмотрев широко раскрытыми глазами на высокую женщину, которая выступила на свет из мрака.

– Извини, – усмехнулась Эм Джей, несильно сожалея о своем поступке. Элли выглядела такой милой, когда была растеряна. О, только не начинай, подумала она про себя.

Шум, донесшийся из упавшего и позабытого телефона, привел Элли в чувство. Подняв его, она извинилась перед сестрой. – О, прости… нет, кое-кто пришел… проведать меня. Я просто, очень удивилась, – объяснила Элли, жестом приглашая Эм Джей войти и сесть.

Брюнетка улыбнулась и вошла в кабинет. Она никогда не была здесь прежде, поэтому воспользовалась случаем и огляделась вокруг.

А Элли полностью завороженная прекрасным видением, бродящим по ее офису, только в пол уха слушала, что ей говорит сестра.

Эм Джей выглядела восхитительно – больше чем восхитительно – сегодня она была потрясающе красива, поскольку вместо обычного собранного на затылке пучка, ее темные шелковистые волосы были заколоты в свободный хвостик. Это было великолепно… она была великолепна. Но это было еще не все, сегодня она разительно отличалась от той Эм Джей, которую Элли знала. Высокая женщина была одета довольно небрежно: темно-серый свитер с глубоким V-образным вырезом, выцветшие джинсы, поношенная черная кожаная куртка и пара черных сапог. Элли знала, что неприлично пялится на Эм Джей, но не могла с собой ничего поделать… женщина была просто ошеломительно прекрасна. Кто бы мог подумать, что такая красота скрывается за строгими деловыми костюмами, суровым видом и строгой прической. Элли бессознательно облизнула губы, пока ее сестра продолжала тараторить в трубку.

Эм Джей понравился офис Элли. В оформлении он сочетал в себе несколько стилей, но основной тематикой все-таки был океан. Она заметила несколько фотографий, на которых были изображены три молодых женщины, видимо, сестры Элли, поскольку все они были очень похожи. Однако она не увидела никаких фотографий с родителями или с «другом или подругой». Просканировав всю комнату, глаза Эм Джей остановились на двух рамках с дипломами колледжа, который висели на стене. На одном было написано – бакалавр психологии «Эллисон Райли», на другом – магистр по управлению персоналом «Эллисон Филлипс». Увидев такое несоответствие имен, Эм Джей нахмурилась.

Что за черт? Подумала она. Как вдруг ее осенило, что она никогда не задумывалась над тем, что Элли может быть замужем или, по крайней мере, возможно, была уже однажды замужем. Исходя из того, как блондинка смотрела на нее и как охотно отвечала на ее заигрывания, Эм Джей предположила, что та одна из розового клуба.

Вот дерьмо, неужели мне так чертовски не повезло? Уныло подумала Эм Джей и повернулась к Элли, которая наблюдала за ней со странным выражением на лице.

– Хм, слушай, Кейт, давай я перезвоню тебе позже… да, я знаю… Я знаю, – сказала Эллисон, не скрывая раздражение, и, посмотрев на Эм Джей, закатила глаза. – Мне надо идти… хорошо… Я позвоню тебе позже… Пока. – Девушка повесила трубку и выдохнула. – Она умеет убеждать, – сказала Элли с усмешкой.

– Твоя сестра? – Спросила Эм Джей, посмотрев на блондинку с ухмылкой на губах.

– Да. Она хочет, чтобы я приехала на праздники, но… я не знаю, – ответила Элли, пожимая плечами и морща нос. – Так что привело тебя сюда в такой час? Только что вернулись? – Спросила она, умирая от желания узнать, почему Эм Джей зашла к ней в офис.

– Ммм, мы вернулись во второй половине дня. Я просто решила зайти и выяснить, что меня ждет в понедельник, – сказала брюнетка, наконец, садясь на один из стульев. – И… я увидела твой автомобиль в гараже, – добавила она, посылая Элли одну из своих обворожительных улыбок.

Девушка почувствовала, как начала краснеть. – Да, хорошо… А я просто осталась, чтобы закончить тут кое-какие дела… ничего важного, – пробормотала она, с трудом подбирая слова, под этим пожирающим синим взглядом.

На секунду в кабинете установилась абсолютная тишина, пока Эм Джей не решилась спросить то, о чем думала на протяжении последних нескольких дней. – Ты ужинала? – Спокойным голосом спросила она, несмотря на внутреннее волнение. Эм Джей не знала, почему так нервничает, ведь это всего лишь ужин.

– АХММ… нет, – ответила Элли, немного удивлено.

– Хочешь пойти куда-нибудь перекусить? В конце концов, я обещала тебе, – улыбнулась Эм Джей.

– О да, все так, – игриво ответила Элли. – Однако ты сказала, что пригласишь меня на ужин при условии, если я успешно справлюсь с поставленной передо мной задачей, – добавила она, кокетливо посмотрев на брюнетку.

Усмешка Эм Джей переросла в широкую улыбку. – Ты хочешь сказать, что не выполнила задачу?

– Неееет, я просто говорю, что ты предположила, что я в состоянии сделать это, – сказала Элли, моргая глазами и лукаво улыбаясь.

– Это правда, я часто строю предположения, – ответила Эм Джей, взметнув бровями, – но, когда речь заходит о твоих способностях и возможностях… Я абсолютно доверяю тебе, – закончила серьезно она.

Элли ошеломленно уставилась на Эм Джей. Это был самый большой комплимент, который она когда-либо слышала в свой адрес, и девушка была просто потрясена, услышав его из уст Эм Джей Уиттон.

Заметив удивление на лице блондинки, темноволосая женщина вдруг сама растерялась. Это было так не похоже на нее, и чтобы разрушить этот неловкий момент, она резко встала.

– Ну, что давай… пойдем.

Глава 18

    Мой мир был охвачен огнем,

    и ты одна могла меня спасти.

    На что только ни способны глупцы ради воплощения своих желаний!

    Я и не мечтал о том, чтобы познакомиться с такой, как ты.

    Я даже не думал, что мне будет нужна такая, как ты.

    C . Isaak

Эм Джей выбрала для них элегантный маленький ресторанчик, где было очень тихо и спокойно в отличие от большинства баров и питейных заведений, расположенных в порту и на пристани вдоль реки Сент-Джонс. Они немного и по большей части ни о чем поговорили в автомобиле; Эм Джей старалась избегать серьезных тем, да и Элли еще не оправилась от потрясения, вызванным похвалой брюнетки.

Девушке казалось, что сегодня Эм Джей какая-то другая. Более мягкая… более спокойная и расслабленная, что ли. И хотя она ни слова не сказала ей, куда они с Мэдисон ездили, Элли догадалась, что они навещали своего отца. Очевидно, все прошло не так хорошо, и, возможно, поэтому, сегодня у Эм Джей было иное настроение. Девушке очень хотелось расспросить брюнетку об отце, но ей не хватало смелости, и, хотя их дружба крепла с каждым днем, пока еще рано было говорить и спрашивать о личных вещах. Эм Джей обозначила вокруг себя определенные границы, и дураку было понятно, что семья была одной из запретных тем.

Жаль, подумала Элли, я хотела бы знать о ней гораздо больше.

Они сидели в отдельном кабинете в задней части ресторана, где было очень тихо и можно было спокойно поговорить, однако разговор, как и по дороге сюда, был поверхностным и несерьезным. В основном говорила Элли, да и то по большей части о работе. Только когда они закончили ужинать, Элли решилась задать личный вопрос.

– Значит, хм… вы уехали навестить вашего отца… Все хорошо? – Осторожно спросила она.

Эм Джей посмотрела на Элли, голубые глаза вдруг потемнели, тщательно скрывая невысказанные чувства и эмоции. – Он, эээ… он умирает, – просто сказала она, пожимая плечами, и вновь опустила взгляд в тарелку.

Услышав такое, Элли захотелось хоть как-то успокоить подругу и коллегу, но она не знала, как и с чего начать. Нервно закусив нижнюю губу, она протянула руку и коснулась руки Морган. – Мне так жаль, Эм Джей, – тихо сказала она, – если я что-нибудь могу сделать, или… каким-то образом помочь… – добавила Элли, и темноволосая женщина снова подняла на нее свои синие глаза.

Эм Джей остро ощутила нежное прикосновение к своей руке. Ее глаза вспыхнули, а на ум тотчас пришла похотливая мысль каким именно образом эта блондинка может ей помочь.

Перестань! Отругала она себя и нервно усмехнулась.

– Спасибо… Я ценю это, – ответила Эм Джей, борясь с желанием не рассмеяться над своими нелепыми и хищными мыслями и думая про себя, что, наверное, выглядит сейчас немного странно. Поэтому, стараясь выразить свою благодарность как можно лучше и не только словами, она перевернула свою ладонь и, сжав в ответ руку Элли, улыбнулась ей.

Элли не могла отвести глаз с женщины, сидящей перед ней, почувствовав, как по спине побежали мурашки. Прекрасное лицо было полно печали, и в то же время Эм Джей пыталась улыбаться. Синие глаза потемнели и засверкали, возможно, от непролитых слез, решила девушка. Она никогда не испытывала таких сильных чувств раньше, как в этот момент, глядя на Эм Джей и ощущая ее прикосновение к своей руке. Что это? Отражение неловкости, вызванной ее вопросом, или здесь скрыто нечто совершенно иное? Неожиданно Элли захотелось большего. Она хотела прикоснуться к ее лицу, ее губам, она хотела…

О, Боже, остановись! Закричала блондинка на себя. Вдруг испугавшись, что все ее чувства и эмоции написаны у нее на лице и отражаются в ее глазах, Элли освободила руку и отвела взгляд от Эм Джей.

Когда брюнетка заговорила, ее голос был глухим и низким. – Хм… почему бы нам не выйти на улицу… сегодня довольно тепло, может, прогуляемся немного?

В ответ Элли нервно облизала губы и кивнула. Что происходит?

Эм Джей встала и помогла Элли отодвинуть ее стул. Двигаясь через ресторан, в сторону двери, девушка неожиданно почувствовала, как рука Эм Джей легла ей на поясницу, отчего она невольно вздрогнула, и всепоглощающий огонь промчался по всему ее телу. Но на этом рыцарское поведение Эм Джей не закончилось, открыв перед Элли дверь, брюнетка жестом пропустила ее вперед и, вновь слегка коснувшись ее спины, последовала за ней.

Элли была рада снова оказаться на холодном воздухе, который хоть немного дожжен был остудить ее раскрасневшееся лицо, и успокоить бешено бьющееся сердце. Однако, когда Эм Джей, убрав от нее руку, засунула их в карманы джинсов, и они пошли по набережной, Элли мгновенно испытала чувство потери.

В этот момент Эм Джей думала о том, что ходит по лезвию бритвы, но ее руки, казалось, жили собственной жизнью, когда блондинка находилась рядом. Элли была невероятно милой и доброй, и ОЧЕНЬ привлекательной… трудно было не прикоснуться к ней, когда она была рядом. Однако Эм Джей не могла позволить себе идти наповоду у своих желаний, кроме того, были вещи, которые ей необходимо было выяснить об Эллисон Филлипс, прежде чем она решится сделать следующий шаг в неизвестность. Например, такие вещи, как… тот диплом с именем «Эллисон Райли»?

Девушки решили остановиться там, где открывался потрясающий вид на огромные мосты, величественно протянувшиеся через реку Сент-Джонс, полная луна освещала их серебристым светом, а внизу простиралась темная водная гладь. Элли прислонилась к металлическим перилам и, посмотрев на воду, шумно выдохнула воздух.

Эм Джей посмотрела на свою спутницу: светлые волосы трепал легкий ветерок… завораживающие зеленые глаза мечтательно всматривались в черные воды… полные розовые губы растянулись в нежной улыбке. Эллисон была красивой женщиной… но была ли она лесбиянкой?

– Итак…, – начала Эм Джей, тоже прислонившись к перилам и внимательно изучая лицо Элли, – почему в дипломе в твоем офисе написано «Эллисон Райли»?

Элли рассмеялась такой прямоте Эм Джей. Она знала, что брюнетка заметила разницу, но никак не думала, что женщина прямо спросит ее об этом. Можно было и догадаться. Девушка повернулась и, улыбнувшись Эм Джей, выгнула бровь. – Не любишь ходить вокруг да около, да? – На что Эм Джей только ухмыльнулась и пожала плечами. Элли прикусила нижнюю губу и вновь посмотрела на воду. – Райли моя девичья фамилия, – просто сказала она.

Эм Джей усмехнулась, поняв, что ей придется самой вытягивать информацию из блондинки. – Значит… ты была замужем? Или… все еще замужем?

– Я была замужем, – ответила Элли, по-прежнему не глядя на Эм Джей, – несколько лет назад. Ничего хорошего из этого не получилось, – резко закончила она.

– Почему? – Поинтересовалась Эм Джей. Зачем я это спрашиваю?… Потому что ты хочешь знать, что она испытывает по отношению к тебе, неохотно ответила она на свой собственный же вопрос.

Элли снова рассмеялась, лишь слегка шокированная откровенными вопросами Эм Джей. – По множеству причин, – неопределенно ответила она. – Но ни одну из них я не хочу обсуждать прямо сейчас… если ты не возражаешь, – добавила Эллисон, умоляюще посмотрев Эм Джей в глаза. Она совсем не сердилась на высокую женщину, просто не хотела вдаваться в подробности, поскольку это, как и ее неудачный брак, было глубоко личное.

– Прости, я не хотела быть такой грубой… – заговорила Эм Джей, но блондинка оборвала ее, подняв руку.

– Ничего страшного, я просто не готова еще говорить об этом… не сейчас. – Элли мягко улыбнулась, и Эм Джей почувствовала некоторое облегчение.

Темноволосая женщина повернулась лицом к реке и облокотилась на перила так, что их плечи соприкоснулись друг с другом. Опьяненная близостью Эм Джей и ароматом ее духов, который доносил до нее слабый ночной ветерок, Элли почувствовала, как электрический разряд прошел через все ее тело.

– Ну и что ты думаешь о Джексонвилл, прожив здесь уже несколько месяцев? Тебе здесь нравится? – Спросила Эм Джей, меняя тему.

– Да. Особенно мне нравится пляж… Я всегда любила море.

– Ммм, я тебя понимаю, – согласилась Эм Джей. – И чем же ты занимаешься во внерабочее время? – Добавила она. Ее любопытство упорно не хотело сдаваться.

Элли снова повернулась и насмешливо посмотрела на брюнетку, настойчивость Эм Джей забавляла ее и одновременно льстила, однако в тоже время ей было интересно, что же, в конце концов, та пытается у нее выведать.

– У тебя есть друзья или друг? – Поинтересовалась Эм Джей, когда Элли ей не ответила.

Эллисон передернула плечами и отвернулась. – Нет. Для этого я живу здесь не достаточно долго, – ответила она, стараясь казаться равнодушной.

– Разве тебе не одиноко? Или… Ты живешь не одна?

Элли снова улыбнулась и повернулась к спутнице лицом, задаваясь вопросом, почему Эм Джей неожиданно стала расспрашивать ее о личной жизни, которая, казалось, раньше ее совершенно не интересовала. Что такого произошло, что она изменила себе?

– Эм Джей, чего ты пытаешься добиться? – Напрямую спросила Элли, забавляясь сложившейся ситуацией.

Брюнетка улыбнулась. Конечно, Элли ее раскусила.

… Черт! Это страйк, подумала она про себя. – Просто мне стало интересно, живешь ли ты с кем-нибудь…, – Эм Джей пожала плечами.

– Почему это так тебя интересует? – Спросила Элли, не давая Эм Джей уйти от ответа.

– Просто любопытно. – Темноволосая женщина ухмыльнулась. – К тому же, я стараюсь поддержать беседу. – Как можно беспечнее ответила она, стремясь сохранить контроль над ситуацией.

– Правда? – Элли вернула ухмылку.

– Да, правда. – Эм Джей медленно отвела свои синие глаза от любознательных зеленых глаз, принимая безразличный вид.

– Знаешь, любопытство кошку погубило, – сказала Элли, выгибая пшеничную бровь и радуясь, что ей удалось, хоть и чуть-чуть, взъерошить оперение обычно безмятежной женщины.

– Ну, некоторые кошки бывают более разумными, – ответила Эм Джей, ухмыляясь, и, резко вскинув темные брови, снова обратила свой взор на Элли.

– А ты всегда разумна, Эм Джей? – Спросила блондинка, наслаждаясь тем, какой поворот принял их разговор, и, стараясь не дать Эм Джей возможности убежать из угла, в который ей удалось ее загнать.

– Я стараюсь, – ответила брюнетка с хитрой усмешкой.

– А ты встречаешься с кем-нибудь? – Перешла в атаку Элли, перехватывая инициативу, чем застала Эм Джей врасплох.

Дерьмо! Второй страйк! Эм Джей только оставалось надеяться, что Элли не заметила ее колебание. – Н-нет.

– Хм. Ты не выглядишь слишком уверенной… Это точно? – Сказала игриво блондинка, не оставив незамеченным, как дрогнул голос Эм Джей при ответе. Оказывается, она не такая уж и непробиваемая, гордясь собой, подумала Элли.

Эм Джей снова усмехнулась, молча, признавая свое поражение.

Третий страйк – ты выиграла! И в сложившихся обстоятельствах ей пришлось срочно пересмотреть свое мнение относительно своей спутницы. – Я абсолютно уверена.

Замечательно, мелькнула у Элли эгоистичная мысль. – Что ж, это позор… две одинокие женщины одни в таком большом красивом городе. – Девушка притворно тяжело вздохнула и отвернулась, снова всматриваясь в темную воду. Она решила дать Эм Джей возможность соскочить с крючка, не желая с ней ссориться.

– Я не одна, – сказала Эм Джей, и дымчатые голубые глаза встретились с нефритовыми, отражающимися в спокойной водной глади, в которых смешались удовольствие и… что-то еще, о чем в тот момент она не хотела задумываться.

Так они стояли и смотрели на воду несколько долгих минут, каждая погруженная в свои собственные мысли относительно того, что происходит между ними. Их быстро развивающиеся отношения одновременно ужасно пугали и будоражили Элли. Она жаждала узнать об Эм Джей как можно больше, почти так же сильно, как стремилась познать ее тело.

Боже… прекрати! Элли не могла отрицать, что ее влечет к Эм Джей, очень сильно влечет, но она не знала, что ей с этим делать?

Она мой БОСС, кричал ее разум, я не могу встречаться со своим боссом! Боже, если я посмею только заикнуться о своих чувствах, она вряд ли обрадуется, черт, да она просто сотрет моя задницу в порошок! Выход был только один – первый ход должна была сделать именно Эм Джей, поскольку сама она никогда не решится первой переступить установленные границы. Конечно, это звучало неприятно и заставляло чувствовать себя отвратительно пассивной и подчиняющейся обстоятельствам, но из них двоих, Эм Джей явно доминировала. И Элли это не нравилось. Она не желала никому подчиняться – только не снова. Она поклялась, что больше никогда и никому не позволит властвовать над собой. Но, учитывая, что положение и характер Эм Джей вряд ли изменятся в ближайшее время, ей предстояло либо смириться со сложившейся ситуацией, либо остановить все это прямо сейчас.

Однако Элли не желала останавливаться.

Дело в том, что у девушки появилось ощущение, что даже если Эм Джей и славилась своим суровым и властным характером, в глубине души она была совсем не такая. Элли вспомнила, как в ее ясных кристальных глазах часто мелькали интенсивные и невысказанные эмоции. Эта женщина действительно мастерски умела скрывать свои чувства и закрываться от всех и вся, но Элли видела, что за этой внешней красотой таится нечто большее.

Когда она спросила Эм Джей об отце – грусть слишком очевидно была видна в ее синих глазах, но женщина умело скрыла ее, и каким-то образом ей даже удалось уйти от подробностей. В сокрытии личной информации Эм Джей Уиттон была настоящим профессионалом и обладала умением манипулировать словами, незаметно для собеседника меняя тему разговора с выгодой для себя. Огромный интеллект и острый ум – это все что ей требовалось, чтобы держать внешний мир в страхе. И Эм Джей отлично в этом преуспела. Однако это была только верхушка айсберга, когда дело касалось самой Эм Джей Уиттон. Элли понятия не имела, откуда она знала все это; просто знала. И тот факт, что Эм Джей прятала от всех настоящую себя, совсем не беспокоил девушку, потому что она начала подозревать, что это была всего лишь тактика ее выживания.

Эм Джей была такой разной. Агрессивной и смелой, интровертной и тихой, умной и острой на язык, грустной и уязвимой. В комплексе все эти черты составляли противоречивую и сложную личность, которая спряталась от всех под непроницаемой броней. Эм Джей закрыла себя от всех, чтобы выжить, а не затем, чтобы так развлечься с Элли. Именно поэтому блондинка не боялась ее господства – она знала, что внутри Эм Джей Уиттон совершенно другая – под суровой внешностью скрывается нежная и мягкая натура. Правда, Элли понятия не имела, откуда ей это известно, но она была готова поклясться жизнью, что это было так.

– Готова идти назад? – Наконец, спросила Эм Джей, нарушая тишину и вырывая Элли из глубокой задумчивости. В ответ девушка просто кивнула, и они направились обратно к машине.

Они медленно шли по набережной, так близко друг к другу, что их руки часто соприкасались. Это было невыносимо для обеих, но, казалось, ни одна из них не желала прерывать контакт.

В голове у Эм Джей проносилось множество мыслей и вопросов. На многие она получила ответы, но они еще больше разожгли ее любопытство. Она желала знать все об Эллисон, понятия не имея почему. Хотя… возможно, ей и был известен ответ на этот вопрос, но она не хотела копаться в себе. Однако Эм Джей пришлось признать, что девушка, идущая рядом с ней, несомненно, начала прокладывать путь к ее сердцу.

В самых своих смелых мечтах, она и помыслить не могла, что в ее жизни появится такой человек и, самое главное, что она позволит этому случиться. Однако сейчас Эм Джей не только позволила этому произойти, но и всячески приветствовала внимание девушки к себе. Осознание того, что Элли постепенно разрушает все ее внешние барьеры, заставило Эм Джей запаниковать. Единственное, что хоть как-то немного успокаивало ее в этой ситуации, было то, что они пока не сделали ничего, что могло бы ее изменить. Они все еще вели себя в рамках приличия, не нарушая границы запретов и ступая по «безопасной» территории.

… Но надолго ли это? Задалась вопросом Эм Джей.

Желание прикоснуться к Элли было настолько сильным, что Эм Джей каждый раз изменяла себе. Это был тревожный для нее звонок, поскольку ее подсознание начало уже принимать решения, не учитывая голоса разума. И она пообещала себе, что в будущем постарается держать в узде свои желания… однако сделать это было труднее, чем сказать. Да, тонкая грань, разделяющая их, все еще существовала, но постепенно она начала стираться, и с каждой встречей стиралась все больше и больше и больше.

Глава 19

    Ты живешь в моих мечтах,

    Ты снишься мне во сне;

    Все кажется ничем,

    Когда ты так глубоко во мне

    Til Tuesday

Когда наступило воскресенье, Элли пришла в ужас, что это 10 ноября – день рождения Эм Джей. Если бы она только вспомнила об этом раньше, например, когда они ужинали и гуляли в пятницу, тогда бы она… она…

Что, Элли? Спросило ее подсознание. Честно сказать, она понятия не имела, что ей делать в подобной ситуации. Подарить ей подарок? Пригласить на ужин? Просто подарить открытку? Или вообще проигнорировать это событие? Элли решила поднапрячь мозги, чтобы срочно найти выход из ситуации.

***

Утром понедельника Эм Джей вошла в офис, сжимая в одной руке портфель и пачку почты, а в другой – ключи и горячие чай-латте. Бросив все это на свой стол, она вдруг заметила маленький желтый конверт с подписью «Эм Джей», написанной аккуратным подчерком.

Брюнетка немедленно вскрыла его. Внутри оказалась веселая поздравительная открытка. По мере прочтения ее содержания, губы Эм Джей постепенно расползались в широкую ухмылку, которая вскоре переросла в полномасштабную улыбку.

***

Элли, погруженная в работу, печатала на компьютере документ, когда вдруг почувствовала, что кто-то наблюдает за ней. Девушка резко повернулась и громко ахнула, увидев президента компании, стоящую в дверях ее кабинета, со знакомой улыбкой Моны Лизы на губах.

– Ты должна прекратить так подкрадывается ко мне, – сказала Элли, улыбнувшись.

На что Эм Джей лишь злорадно усмехнулась, острый ответ так и крутился у нее на языке… но она смягчилась. Подняв открытку вверх, брюнетка помахала ею перед Элли. – Спасибо за поздравления, – сказала она с неподдельной искренностью. Эм Джей уже не помнила, когда в последний раз кто-то удивлял ее чем-нибудь в ее день рождения, особенно простой смешной открыткой. Обычно, в этот день она получала одни лишь официальные поздравления с приглашением поужинать, а также небольшой подарок от Мэдисон и Лиззи и простую без всяких нежностей открытку от матери. И ничего от своего отца и его жены.

Элли усмехнулась, радуясь счастливому выражению лица Эм Джей. Очевидно, ее идея подарить женщине юмористическую открытку оказалась не такой уж и плохой.

– Не за что, – ответила блондинка, чуть краснея. Почему я смутилась? Элли была счастлива, что Эм Джей понравилась ее открытка, но взгляд, который на нее бросала темноволосая женщина, делал с ней что-то невообразимое.

– Я даже не буду спрашивать, как ты узнала, что у меня день рождения, – сказала Эм Джей наигранно возмущенным тоном, продолжая ухмыляться.

В ответ Эллисон закатила глаза к небу и пожала плечами. Эм Джей тихо засмеялась, увидев, как щеки девушки приобрели мягко-розовый оттенок. Тот факт, что она сумела вызвать такую реакцию у прекрасной блондинки, доставлял ей неописуемое удовольствие. Так, ухмыляясь друг другу, они простояли несколько секунд, которые обеим показались вечностью.

Наконец Эм Джей откашлялась. – Ну… не буду отвлекать тебя, я просто хотела сказать «спасибо», – сказала она и, помахав открыткой, отступила к двери, намереваясь уйти.

– Хм, Эм Джей? – Выпалила вдруг Элли, заставив президента обернуться и вопросительно посмотреть на нее. – А… Я хотела спросить… Ты свободна сегодня в обед? – Вопрос сорвался с губ, прежде чем блондинка подумала о нем. Хотя… на самом деле, это было не совсем так, поскольку Элли со вчерашнего вечера размышляла над идеей пригласить Эм Джей на обед, но в итоге пришла к выводу не делать этого.

Эм Джей, мгновенно приняв решение, усмехнулась. – Свободна, – солгала она. В действительности, на обеденный перерыв у нее были запланированы две телефонные конференции, но она быстро решила перенести их.

– Хорошо… Тогда, как ты смотришь на то, если я угощу тебя обедом? – С надеждой в голосе спросила Элли.

Эм Джей снова широко улыбнулась девушке. – С удовольствием. – День обещал быть полон сюрпризов.

***

Обед прошел просто прекрасно, и Элли была очень довольна тем, что набралась смелости и пригласила таки Эм Джей. Сперва, она сомневалась в правильности своего решения, но теперь, когда они были здесь и наслаждались общением и обществом друг друга, она была рада, что сделала этот решающий шаг.

Весь обед Эм Джей была расслабленной, веселой и кокетливой. Они много разговаривали и обменивались маленькими историями из своей жизни. И, возможно, это было только ее богатое воображение, но Элли показалось, что Эм Джей изменила к ней свое отношение. Она заметила, что брюнетка стала чаще ближе подходить к ней, а как та смотрела на нее… Более того, когда Эм Джей открывала перед ней двери, ее рука всегда нежно касалась спины Элли. Может, конечно, она делала это только из вежливости, но блондинка наслаждалась таким проявлением внимания с ее стороны, в тайне желая, чтобы это никогда не кончалось.

Элли давно поняла, что запала на Эм Джей, но теперь вынуждена была признаться самой себе, что она безнадежно очарована высокой брюнеткой, и не в силах помешать этому. Однако это признание только омрачило ее настроение. Элли работала в сфере кадровых ресурсов, и знала все, что касается флирта и романов на рабочем месте. Такие отношения были довольно неустойчивыми и часто очень быстро заканчивались.

Ей было прекрасно известно, что они обе стремительно приближаются к краю пропасти, где должны были сделать выбор: остаться только друзьями и коллегами, или шагнуть в неизвестность, став нечто большим. В сложившейся ситуации, Элли хотелось бы иметь некоторое представление о том, что думает и чувствует Эм Джей, но властного и сурового президента было не так то просто прочитать. Кроме флирта и переворачивающих ее душу неоновых глаз, которые приводили ее в замешательство, Эм Джей никогда не проявляла каких-либо других явных признаков внимания… До некоторых пор. Однако именно после их совместного ужина в пятницу, Элли стало интересно, что же на уме у высокой женщины. А еще эта рука у нее на спине… Что все это значит? И хотя ни одна из них никогда не проявляла явного желания открыто прикасаться друг к другу, даже шутя, сейчас Элли казалось, что они обе сделали этот шаг навстречу друг другу, потому что обе жаждали телесного контакта. Девушка наслаждалась их обоюдными прикосновениями, и она была уверена, что Эм Джей тоже, однако Элли сомневалась и часто задавала себе вопрос – могло ли это, а главное, ДОЛЖНО ЛИ это перерасти в нечто большее?

В глубине души, Элли тайно желала, чтобы это случилось. Она жаждала, чтобы в ее жизни появился родной человек, который будет прикасаться к ней, обнимать ее. Ей хотелось настоящей всепоглощающей страсти… обожания, нежности… быть по-настоящему любимой и эмоционально и физически. Не имея этого в прошлом, она мечтала об этом в будущем. Более того… Элли начинала думать, что, возможно, хочет всего этого от Эм Джей. Ее чувства полностью вырвались из-под контроля.

Забавно, но если она не видела Эм Джей несколько дней, то чувствовала внутри себя пустоту. Если за всю неделю Элли не выпадало случая встретиться с президентом или провести с ней немного времени, то неделя для нее проходила зря. Ее тянуло к высокой женщине как наркомана, жаждущего новой дозы. Со стороны это казалось полным абсурдом, но это была правда, которую Элли не могла больше отрицать. И ей оставалось только одно – понять, что происходит и почему. Черт, ведь она специалист по психологии личности, так почему же она не может понять саму себя? Что это – проекция ее собственных сексуальных фантазий и надежд на первом же встретившемся привлекательном личике? Неужели теперь она подсознательно выбирает себя доминирующий тип личности? Или это просто гормоны и животная похоть? Или же между ними на самом деле что-то есть? Действительно ли они предназначены друг другу?… Элли не знала. Она не знала, что ей делать со своими чувствами, и понятия не имела, что ей делать с усиливающейся между ними напряженностью. Мягко говоря, Элли была в недоумении.

И тот факт, что Эм Джей ни с кем не встречалась, совсем не помогал ей, наконец, определиться. Эм Джей была та еще любительница пофлиртовать и, хотя она сказала, что в настоящее время у нее никого нет, она не уточнила, что не была кем-то увлечена или что у нее нет «случайных связей» на стороне. Глядя на Эм Джей, Элли была готова поспорить на все свои деньги, что у той было множество любовниц и большой сексуальный опыт. Ее красота, то, как она вела себя с другими, как излучала уверенность – все это не было показным; Эм Джей была абсолютно уверена в себе, потому что имела богатый опыт… во многих отношениях. Это было видно по тому, как она самовыражалась – заигрывания, насмешки, язык тела, блеск завораживающих глаз – все это о многом говорило Элли, а именно, что Эм Джей попробовала в своей жизни практически все и даже, вероятно,… не один раз.

Иногда девушка жалела, что не может просто сказать Эм Джей о своих чувствах… просто выложить ей всю правду и посмотреть на ее реакцию. Ну, уж нет… Это будет иметь катастрофические последствия, не говоря уже о том, что это, скорее всего, будет означать конец ее карьеры. Кроме того, Элли действительно не знала, что сказать или о чем спросить Эм Джей. С одной стороны, брюнетка первой начала задавать ей личные вопросы, но с другой – могла ли она поменяться с ней ролями и тоже задать их ей? Как узнать, где «личное» становится «слишком личным»? Как определить, что она уже вторгается в опасную зону? Где простирается эта граница дозволенного? Элли совершенно не знала всех этих тонкостей… Иногда все это казалось ей таким невозможным. Существовало чертовски много неизвестных, и это сводило ее с ума.

Элли удрученно поняла, что ей придется просто держать себя в руках и молчать, позволяя вещам и событиям идти своим ходом. Она должна научиться жить со своими сексуальными фантазиями… довольствоваться флиртом и тонкими намеками… мириться с неизвестностью и неопределенностью… и перестать мечтать, что, возможно когда-нибудь, так или иначе, их отношения могут перерасти в нечто большее.

0

9

Глава 20

    Не смей никогда звонить мне, я не хочу видеть твоего лица

    Никогда не смей звонить мне, забудь, что я есть

    Какого черта ты ждешь от меня?

    Разве ты не видишь, что это опустошает и приносит одни страдания?

    Да… это жестоко;

    Но это ничего для меня не значит

    Ты, ничего для меня не значишь

    Это ничего для меня не значит;

    Я заплатила за все сполна… я принесла свою жертву

    A . Lennox

Наконец, наступил день Благодарения, подарив всем пятидневные выходные. Элли, поддавшись на уговоры Кейтлин, неохотно решила провести праздник дома в Саванне. Приехав к матери в среду вечером, девушка провела самый мучительный день благодарения в своей жизни со своей семьей.

Уже в четверг днем ей захотелось вернуться обратно в Джексонвилл – даже если это означало, что ей придется вести машину ночью. Мало того, что ее мать постоянно пилила ее за образ жизни, так она еще не переставала твердить ей о браке, намекая на ее разведенный статус. Но настоящий взрыв произошел, когда Сюзанна Уотсон объявила Элли, что все еще иногда видится с Эриком Филипсом. Блондинка могла стерпеть многое, но то, что ее мать сказала это за обеденным столом в присутствии всех, очень глубоко ранило ее чувствительную натуру. И почему ей надо было вспомнить о нем именно сейчас? Элли предположила, что ее мать сделала это специально, только чтобы унизить ее, чем навсегда отбила у нее желание возвращаться домой.

– Я часто вижу его в торговом центре и супермаркете, – весело сказала Сюзанна, растягивая слова на южный манер. – Мы поговорили с ним, как старые друзья! – Продолжала щебетать она. – Знаете, я сказала ему, что все еще считаю и отношусь к нему как к сыну, – с притворной теплотой в голосе добавила женщина, как ни в чем не бывало, строя из себя чертову Марту Стюарт. Все это время Элли неподвижно сидела на стуле, медленно пережевывая еду, которая потеряла для нее весь вкус. Сюзанна осторожно бросила взгляд на свою младшую дочь, а потом продолжила. – Оказывается, он снова женился и уже успел развестись… бедный мальчик… «Просто не могу найти правильную девушку», сказал он мне!

Твою мать… подумала про себя Элли и закрыла глаза, чувствуя, как к горлу подступает тошнота.

– Кстати, Эллисон, он просил передать тебе «привет»… Я сказала ему, что ты приедешь домой на праздник, – добавила Сюзанна. Однако, зная свою мать, и то, что та часто продолжала видеться с Эриком, Элли без труда догадалась, что она, очевидно, рассказала ему все о ее переезде в Джексонвилл.

После пламенной речи ее матери за столом установилась абсолютная тишина… казалось, еще одно слово или чье-нибудь высказывание по этому поводу, произойдет мощный взрыв. Напряженность была настолько осязаема в воздухе, что ее можно было рубить топором, и Элли всем сердцем сожалела, что его нет у нее под рукой. О, сколько слов ей захотелось высказать своей матери, большая часть из которых сводилась к одной фразе: «Ты чертова гребенная сука», однако она не желала попасть в ловушку, расставленную для нее Сюзанной. Следующее, что захотелось выпалить Элли, что она была лесбиянкой. Это определенно должно было шокировать ее мать и заставить страдать. Интересно, сколько человек из присутствующих еще потрясет ее признание? Элли всегда думала, что Эрин что-то подозревает о ее сексуальных предпочтениях, поскольку та часто делала ей замечания, которые, казалось, содержали в себе намек на ее ориентацию, однако единственными кто действительно знал о ней все, были Кейтлин и ее муж.

Но вместо того чтобы сказать хоть что-нибудь, Элли выбрала обычную для себя тактику – игнорирования и молчания. Не отрывая глаз от тарелки, она молилась, чтобы кто-то другой нашел новую тему для беседы. В конце концов, ее «спасителем» стал отчим, Альберт, который наклонился к ней и начал слишком уж ласково гладить ее по спине.

– О, Сюзанна, оставь бедную девушку в покое! – Растягивая слова, будучи не совсем трезвый произнес он.

Элли так и замерла от его прикосновений, в глазах сверкнуло предупреждение, на которое он совершенно не обратил внимания. Отчим всегда делал вид, что находится на ее стороне, всякий раз, когда она выражала несогласие со своей матерью, однако девушка прекрасно знала, что для него это был просто удобный предлог и возможность выставить себя «хорошим парнем». По ее мнению, Альберт был ни кем иным, как извращенцем, и она жаждала, чтобы он, наконец, убрал от нее свои потные лапы.

Прочитав мысли своей младшей сестры, Кейтлин решила включиться в беседу и начала рассказывать о своих делах в школе, где она преподавала, за что Элли была ей глубоко признательна, но сама так до конца обеда и не вступила в разговор.

***

После полудня, по заведенному обычаю мужчины ушли в гостиную смотреть футбол, а женщины остались убирать со стола. Элли страшилась предстоящего разговора, который обязательно должен был состояться, стоило им только оказаться с материю наедине на кухне, и который будет больше напоминать инквизиционный допрос, чем невинную болтовню. Поэтому, исходя из того, что Сюзанна устроила ей за обедом, Элли полагала, что имеет полное право упаковать свои вещи и убраться отсюда, однако ей не хотелось портить праздник остальным. Черт, она всегда заботилась о других. Возможно, в некоторой степени это был недостаток ее характера, но лучше уж это, чем бескорыстная глупость. В конечном итоге, несмотря на все попытки своей матери втянуть ее в спор, Элли решила, что не позволит ей испортить себе праздник. Сказав самой себе, что она здесь в основном, чтобы увидеть Кейт и Джоша, девушка пришла к выводу, что просто будет стараться держаться подальше от своей матери и Эрин. Однако… это оказалось легче сказать, чем сделать.

Ей удавалось избегать их вопросов, пока не пришла очередь мыть грязную посуду. И как только Элли стала сгружать ее в раковину, ее старшая сестра, не теряя времени, приступила к допросу.

– Итак, Элли… расскажи нам о своей бурной жизни в большом городе, – начала Эрин, которая ни разу с момента, как Элли покинула отчий дом, не соизволила позвонить ей и просто спросить, как у нее идут дела. Блондинка была уверена, что ее старшая сестра попросту ревнует, и не желала ссориться с ней в день Благодарения.

– У меня все хорошо, Эрин, – вежливо ответила Элли.

– Хорошо? Просто хорошо? Звучит как-то безрадостно! – Вмешалась в беседу Сюзанна. Видимо, у нее и Эрин накопилось к Элли множество вопросов, которым, казалось, не будет конца до самого вечера.

– Ну, расскажи мне, как это жить в большом городе… Где ты живешь? Завела ли новых друзей? Повстречала ли кого-нибудь интересного? – Обрушила Эрин на сестру шквал вопросов.

– Хорошо, хорошо! – Сдалась Элли, подняв в знак капитуляции руку вверх, и отошла на другую сторону кухни, испытывая потребность как можно дальше дистанцироваться от своих мучителей. – Город очень красивый – интенсивный трафик и много людей, однако это не так уж плохо, если ты живешь у пляжа, как я, – не удержалась Элли немного подразнить сестру, которая любила пляж. – Я живу в милом домике, он немного маленький и старый, но аккуратный и чистый, и… находится недалеко от пляжа. – Девушка послала старшей сестре вкрадчивую улыбку, посчитав, что та заслужила все это. Эрин, уловив сарказм, грозно нахмурилась, поняв, что ее младшая сестра просто насмехается над ней. – Поскольку я живу в городе всего лишь несколько месяцев и у меня не так уж много времени на личную жизнь, то друзей я завела только на работе, – продолжила Элли. – Кроме того, для меня это не самое главное, сейчас во главе угла я ставлю свою работу, – добавила она и, рассеянно взяв дольку морковки, откусила от нее кусочек.

– Ты никогда не встретишь хорошего человека, если все время будешь работать и работать, Эллисон Мари, – упрекнула ее мать. – Если, конечно, только ты не встретишь хорошего мужчину на работе… много ли приятных молодых людей в этой твоей компании? – Подначивала дочь Сюзанна, пристально смотря на нее.

Элли закатила глаза, ее мать только и делала, что думала о том, как бы найти ей мужчину и выдать побыстрее ее замуж.

Боже… если бы она только знала, застонала про себя блондинка. – Я уверена, что там много таких мужчин, мама, – проворчала Элли. – Но я пока не заинтересована, чтобы заводить новые отношения… это не главная цель в моей жизни, – саркастически добавила она.

На это замечание бровь Эрин взлетела вверх. – Да, все верно, твоя главная цель – убежать, спрятаться и самореализоваться в новой карьере, – огрызнулась она, подчеркивая практически каждое свое слово. Эрин, как и их мать, никогда не поддерживала сестру в ее стремлении переехать в Джексонвилл, и не понимала, почему та упрямится и не желает вернуться обратно домой. Именно в этот момент на кухню зашла Кейтлин, ее руки были полны грязной посуды. Увидев мрачное выражение лица своей младшей сестры, она заключила, что ее мать и старшая сестра снова взялись за старое.

– Я не бегу и ни от чего не прячусь, Эрин. Просто потому, что я не хочу ни с кем встречаться, не означает, что я бегу от кого-либо или от чего-либо! – Парировала Элли, вставая в оборону.

– Но, если ты ни с кем не ходишь на свидания, то, как ты планируешь выйти замуж? – Снова вмешалась Сюзанна. Элли взглянула на Кейт, но ее сестра только закатила глаза и покачала головой. Блондинке уже порядком надоело постоянное преследование матери и Эрин, и она была готова взорваться и выложить им всю правду о себе.

– Я не хочу выходить замуж, мама. Я была замужем, и тебе хорошо известно, чем это все закончилось, – сказала Элли, уже не скрывая раздражения.

– Да, да, я знаю, я знаю, – ответила Сюзанна пренебрежительным тоном, умышленно игнорируя эмоциональное состояние младшей дочери. – Неужели, ты всегда будешь винить этого бедного мальчика в своих несчастьях? – Сказала она, бросая на Элли строгий взгляд.

Гнев девушки достиг наивысшей точки. Ее лицо раскраснелось, ярость угрожала выплеснуться наружу. Как смеет ее мать до сих пор защищать этого урода ее бывшего мужа? Кейт, увидев состояние Элли, поняла, что драки не избежать.

– Этого мальчика?! – Прорычала Эллисон. – Этот мальчик ПРИЧИНА всех моих страданий, – процедила она сквозь зубы, яростно глядя на мать. Сюзанна повернулась к дочери и была удивлена интенсивностью ее гнева, направленному на нее. – Этот мальчик причинил мне эмоциональную и физическую боль, – продолжала Элли, еле сдерживая себя. – Этот мальчик опустошил меня… и, по непонятной мне причине, ты до сих пор защищаешь его, мама…? Объясни мне, пожалуйста, ПОЧЕМУ! – Закричала она голосом, полным ярости и боли.

Сюзанна мгновение смотрела на свою дочь. – Брак – это взаимодействие двух людей, Эллисон… и в неудаче тоже повинны оба, – снисходительно сказала она, считая Элли еще наивной девочкой.

– О, тебе ли не знать все о неудачных браках, правда, мама? – Ощетинилась Элли, посмотрев на мать и наплевав на то, как злобно звучат ее слова и как сильно они ужалили пожилую женщину. Будучи хорошо и правильно воспитанной девушкой, она никогда не смела повышать голос и бросать вызов своей властной матери… до сих пор.

Нижняя челюсть Эрин и Кейтлин от шока упала вниз, а лицо матери покраснело от злости.

– Это было неуместно, Эллисон Мари! – Зло выплюнула Сюзанна, делая шаг к осмелевшей дерзить ей дочери.

Однако Элли было уже не остановить. Не желая быть снова обманутой этой женщиной, девушка, не отрывая глаз, смотрела на свою мать. – Что? Забавно, что у тебя нет никаких проблем, когда ты третируешь и лезешь в мою жизнь, но стоит мне прокомментировать твою, то ты сразу же приходишь в бешенство, – возмутилась Элли. Конечно, она и раньше осуждала свою мать, но делала это деликатно и нерешительно, сегодня же все было совершенно иначе. Элли вдруг обнаружила в себе силу, которую не чувствовала прежде. Ей захотелось все высказать в лицо пожилой женщине и показать ей, что она не только счастлива и довольна своей нынешней жизнью, но и стала другой, более сильной и уверенной в себе.

Видимо Сюзанна заметила перемену в дочери, потому что, для разнообразия, решила промолчать. Она просто стояла и смотрела на Элли, которая превратилась для нее в незнакомку.

– Я больше не понимаю тебя, девочка. Я не знаю, кто ты, и почему ты живешь такой жизнью, – сказала Сюзанна, глядя на дочь в полной растерянности и с некоторой грустью в глазах.

Элли иронично рассмеялась. – О, я знаю, мама… Я знаю, что ты не понимаешь меня, – тихо сказала она, проводя руками по волосам и, покачав головой, вышла из кухни.

***

Кейтлин обнаружила свою младшую сестру на заднем дворе, качающейся на старой дряхлой качели, которая многое повидала в своей жизни. Ее серо-зеленые глаза смотрели далеко в даль, и не трудно было догадаться, что Элли, находясь здесь, была несчастна. Ну, разве можно было ее в этом винить? Кейт так надеялась, что они смогут собраться все вместе и хорошо провести время, но ее мать и Эрин своими наставлениями, бесконечными вопросами и ехидными замечаниями навсегда отбили у Элли желание возвращаться домой. Она даже не сомневалась, что ее сестра завтра же уедет в Дженсонвилл.

– Эй, арахис, – сказала Кейт, подходя к одинокой фигуре.

Элли скривила губы и угрожающе посмотрела на сестру. Арахис было ее детское прозвище, и Кейтлин всегда использовала его, чтобы ласково подразнить ее.

– Ты, неверное, сейчас очень зла на меня за то, что я уговорила тебя приехать сюда и мириться со всем этим, да? – Спросила Кейт и, сев рядом с Элли, приветливо похлопала ее по бедру.

– Мда, – тихо вздохнула Эли. – Я надеялась, что праздник пройдет лучше… Я действительно верила в это.

Кейт тяжело выдохнула. – Некоторые вещи никогда не меняются, да?

– Ага… кажется это действительно так, – ответила блондинка, покачав головой. Так они сидели и качались в тишине несколько минут.

– Итак… Полагаю, ты уезжаешь завтра? – С замиранием в голосе спросила Кейт, не желая, чтобы Элли уезжала, но не могла винить ее в этом стремлении.

Элли саркастически рассмеялась. – Я уезжаю сегодня вечером. Черт, я не собираюсь мириться еще три дня с этой фигней, – сердито сказала она. – На самом деле, я думала, повидаться с отцом… Может, мне стоит провести с ним остаток выходных? – Добавила девушка, глядя на Кейт и ожидая ее реакции.

В ответ сестра тепло улыбнулась ей. – Это было бы хорошо… Я уверена, он будет рад тебя видеть.

– Да… Я скучаю по нему, – задумчиво сказала Элли и улыбнулась, посмотрев на Кейт, которая в ответ тоже улыбнулась ей и погладила ее по золотистым волосам.

Ее младшая сестра, казалось, действительно изменилась. Она смогла бросить вызов их властной матери, чего никогда не сделал бы в прошлом. Казалось, Элли стала сильнее… менее наивной… более самостоятельной и уверенной в себе. С одной стороны, это было хорошо, но с другой – Кейт чувствовала, что Эллисон до сих пор несчастна. Или, может, она была просто расстроенной или уставшей… может быть, она устала от одиночества. Как бы там ни было, Кейт надеялась, что ее новая жизнь в Джексонвилл принесет сестре счастья. Ей всегда казалось, что Элли слишком многого ожидает от своего избранника, она ненавидела видеть свою сестру опустошенной и в полном одиночестве.

– Итак, расскажи мне о своей работе, – начала Кейт, желая улучшить настроение сестре. – В последний раз, когда я разговаривала с тобой, ты сказала мне, что много работаешь с президентом компании?

– АХМММ, да… Это так, она…

– Она? Вот уж не думала, что это женщина! Вау! Женщина-президент! Это так здорово! – Оборвала сестру Кейт.

Элли состроила рожицу. – Ничего особенного в этом нет, она умная и очень… ну, она очень хорошая, – лаконично закончила она, опасаясь выложить слишком много о своих сложившихся особых отношениях с Эм Джей Уиттон.

– Значит, ты работаешь с президентом компании. Это впечатляет, Элли. Как тебе это удалось? – Искренне заинтересованно спросила Кейт.

Элли слегка покраснела и пожала плечами. – Хм… ну, она курирует кадровый департамент, и ей часто необходима информация по персоналу, и… видимо, я единственная, кому удается быстро собирать для нее все сведения, так что… мы просто сработались вместе, – объяснила она, стараясь не вдаваться в детали.

– Что ж, это замечательно, милая! Прекрасно, что у тебя сложились такие хорошие отношения с президентом компании! – Воскликнула Кейт с гордой улыбкой.

– Какие еще отношения, Кейт, мы просто вместе работаем, и… и она мне нравится, – Элли отвела глаза и снова пожала плечами, стараясь казаться как можно беспечнее.

Кейт ответила понимающей улыбкой. – О, правда? – Сказала она. Ей было прекрасно известно, что Элли нравятся женщины, и, хотя они никогда откровенно не разговаривали на эту тему, она догадалась по поведению и внезапно покрасневшим щекам младшей сестры, что та кое-чего недоговаривает. Кейт усмехнулась и, растягивая слова, спросила: – Она красииивая?

Элли закатила глаза. – Боже Кейт, пожалуйста! Только не ты! Я НЕ ВЫНЕСУ этого! – Воскликнула она, сжимая руками голову.

– Эллисон, расслабься! Я просто дразню тебя! – Сказала Кейтлин, игриво ткнув сестру в плечо. – Чего ты так реагируешь? Что случилось?

– Ничего не случилось! – Отрезала блондинка. – Я просто… Знаешь, я уже устала оттого, что каждый учит меня жизни. Достало все это, – сказала она и уныло понурила голову.

– О, сладкая моя, – ответила Кейт, обнимая Элли за плечи. – Я просто дразню тебя, честно, – заверила она сестру. – Мне просто невыносимо видеть тебя несчастной, вот и все.

– Я вовсе не несчастна, – сказала Эллисон, качая головой. – В смысле… конечно, я чувствую себя несчастной сегодня, но… обычно это не так… в самом деле, – пробормотала она, стараясь, чтобы это прозвучало так, будто у нее все замечательно, но Кейтлин ей не поверила.

Она очень хорошо знала свою младшую сестру, и сейчас прекрасно видела, что ее что-то тревожит, но решила пока оставить Элли в покое. Стоит ей только надавить на нее, как та закроется от нее в своем стальном панцире. Поэтому Кейт приказала себе быть терпеливой, посчитав, что и рано или поздно она выяснит, что творится у нее на душе.

– Хорошо, малыш… ладно, – примирительно прошептала Кейтлин и, наклонившись, поцеловала Элли в макушку. – Давай вернемся внутрь, и ты позвонишь папе, и узнаешь, не возражает ли он против гостей.

– Ты поедешь со мной? – Спросила Элли, с надеждой в глазах смотря на Кейт. С широко распахнутыми глазами она снова стала похожа на девочку, которая обожала свою старшую сестру и всегда смотрела на нее любящими глазами, полными невинности и преданности. Мысль, что ее младшая сестра несчастна, разбивала Кейтлин сердце. Для нее Элли всегда останется маленькой девочкой.

– Конечно, только не надолго, – кивнула Кейт.

– Прекрасно, ты будешь договариваться с огнедышащим драконом…, – предупредила Элли сестру.

– О, черт, ладно! – Ответила Кейт и, скорчив рожицу, улыбнулась.

Девушки встали и, обнимая друг друга, направились обратно к дому своей матери.

Глава 21

    Я не хочу, чтобы мир видел меня,

    Потому, что я не думаю, что он сможет понять.

    Когда все создается для того, чтобы быть разрушенным,

    Я просто хочу, чтобы ты знала, кто я такой

    Goo Goo Dolls

У Эм Джей день Благодарения прошел как обычно – мучительно и скучно. Пообедав у Мэдисон в четверг, она ушла вскоре после того, как прибыли родители Дуга. Грубые и невыносимые, пожилая чета Коэн вечно цеплялась и осуждала Эм Джей за ее незамужний статус. Либо они действительно были настолько невежественны и глупы, либо намеренно строили из себя идиотов в жалкой попытке вывести из себя угрюмую свояченицу, чтобы только увидеть ее реакцию. Если бы не Мэдисон и Лиззи, Эм Джей давно бы уже с таким удовольствием высказала в лицо этим Коэн, что она самая настоящая лесбиянка и чертовски рада этому.

Но вместо этого, темноволосая женщина извинилась и покинула дом Мэдисон, радуясь возможности пораньше вернуться домой и насладиться тренировкой у боксерской груши, быстрой пробежкой вокруг дома, и, возможно, ей даже удастся поплавать в бассейне.

***

Руки Эм Джей ужасно болели после истязания у боксерской груши, но было так здорово выпустить пар… это было гораздо лучше, чем монотонное кручение педалей на велотренажере, от которого она избавилась еще в прошлом году. Разгоряченная и потная, Эм Джей решила отказаться от пробежки, и потащила свое усталое тело прямиком к бассейну, который так и манил ее своей спокойной, кристально чистой гладью. Сняв с себя всю одежду, брюнетка прыгнула в воду, в чем мать родила.

Не успела она всплыть на поверхность, как прохладный вечерний воздух напомнил о себе, однако ей было все равно. Глубоко вздохнув и погрузившись обратно в воду, нагретую за день солнцем, она поплыла через весь бассейн, делая изящные гребки под водой.

Мысли Эм Джей начали витать вокруг Эллисон. В последнее время она обнаружила, что думает о ней все чаще и чаще. Но хорошо это было или плохо, она не знала. Единственно, в чем Эм Джей была уверена, что это что-то значило, и это «что-то» мучило ее.

Она всегда предпочитала заниматься самотерапией, не желая, чтобы кто-нибудь посторонний копался у нее в голове, задавая дурацкие вопросы. В спокойной и расслабляющей обстановке ей лучше думалось, кроме того, самоанализ часто служил ей своего рода развлечением.

Однако сегодня вечером она была раздраженнее, чем обычно, обвинив в этом неумолкающих Коэн и их глупую игру в «двадцать вопросов». Они только и делали, что постоянно расспрашивали ее о личной жизни, а ей приходилось добродушно отвечать на вопросы, с легкостью отбивая их неуклюжие попытки докопаться до правды. Часто это забавляло ее, ей нравилось дразнить и вводить их в заблуждение, делая двусмысленные заявления. Но сегодня она оказалась не в настроении играть. По непонятным ей причинам, каждый раз, когда они поднимали тему ее «личной жизни», все о чем могла думать Эм Джей, была Эллисон и то, что происходило между ними. Она никак не могла себе объяснить, почему Элли не выходит у нее из головы, и почему она перестала воспринимать болтовню Коэн как обычно.

Это чертовски смешно, сказала Эм Джей самой себе, потому что между нами ничего не происходит!

Конечно, будучи невесомой, наслаждаясь теплом и уединением в своем личном бассейне, она могла с легкостью заявлять такие вещи… однако в глубине души, Эм Джей начала подозревать, что обманывает саму себя.

Проплавав 30 минут, брюнетка решила, что этого вполне достаточно, чтобы успокоиться и расслабиться. Вспомнив, что на улице холодно, она быстро вылезла из воды и, завернувшись в махровый халат, поспешила в дом.

Оказавшись внутри, Эм Джей включила телевизор и отправилась на разведку на кухню, рассудив, что поскольку она уехала от Мэдисон, не дождавшись десерта, то заслужила что-нибудь вкусненькое.

Через полчаса, сидя на диване и поедая кофейное мороженое Starbucks прямо из контейнера, Эм Джей развлекала себя просмотром фильма, размышляя о том, как сильно она ненавидит праздники…все праздники.

***

Возвращаться к работе в понедельник после дня Благодарения всегда тяжело, праздники праздникам, но выходные имеют тенденцию заканчиваться, и должен был пройти почти месяц, прежде чем мир снова остановится и погрузится в другой праздник… или безумие под названием Рождество. Это был самый ужасный праздник, по мнению Эм Джей, переполненный абсурдным потворством и ложными пожеланиями «хорошего настроения», после которого зима властвовала еще целых три месяца.

Даже на солнечном Юге, зима полный отстой, подумала Эм Джей про себя, просматривая ежедневник. Сегодня у нее было отвратительное настроение, безликая незнакомка, преследующая ее в эротических снах, не давала спать ей всю ночь, отчего она чувствовала себя усталой и раздражительной.

Эм Джей сделала еще один глоток чая-латте и подняла трубку, решив прожить этот день как можно быстрее. – Хелен… запланируй мне встречу с Рэем, желательно до полудня. Я хочу, чтобы после встречи с ним у меня был полноценный обеденный перерыв, потому что уверена, он мне понадобится… хорошо… хорошо, если он будет настаивать, что он не может этого сделать, то передай ему, что тогда я лично спущусь к нему кабинет, черт возьми! – Отрезала она, бросив трубку обратно на телефон.

Боже, даже Хелен известны его трюки… редиска, подумала Эм Джей, возвращаясь к документам.

Рэйфорд всегда был воинственно настроен к Эм Джей, но его отношение перешло все границы, с момента как он вернулся из отпуска, и она планировала немедленно пресечь его ужасное поведение. У его департамента были самые высокие показатели прогулов, его сотрудники постоянно не выполняли важную работу в установленные сроки. Эм Джей никогда не позволяла себе такого, при ней строительные бригады никогда не отставали от графика, но сейчас там хозяйничал Рэй.

Она знала, что Рэй часто ставит себя на один уровень с работниками, общаясь с ними внерабочее время и строя из себя «рубаху-парня», чтобы добиться их признания. Он никогда не понимал Эм Джей, которая твердила ему, что такое поведение не приемлемо, и что он должен помнить какое место занимает в компании. Он был вице-президентом, и панибратское отношение со своими сотрудниками, по мнению Эм Джей, только подрывало его авторитет и уважение к нему. Они постоянно об этом спорили, особенно, когда Мэдисон принимала ее сторону. Правда, до сих пор это не приносило никакого результата, тем не менее, она должна была продолжать пробовать… делать хоть что-нибудь, чтобы держать его в узде.

***

Наконец, наступил полдень, Эм Джей сидела в кафетерии на своем обычном месте, за задним угловым столиком. Сегодня у нее на обед был салат и молочный коктейль.

После встречи с Рэем, на которую я потратила все утро, мне нужно хорошенько подкрепиться, рассуждала Эм Джей сама с собой. Как и предполагалось, их беседа превратилась в обычную ссору «кто кого перекричит», закончившаяся тем, что он выбежал из ее офиса, как разгневанный подросток. Утро было разрушено, настроение испорчено, однако она надеялась, что остаток дня улучшит положение дел… Да уж, конечно, подумала она и самоуничижительно закатила глаза.

Эм Джей бесцельно листала утреннюю газету, как вдруг на ее столик упала тень. Женщина подняла голову, и ее губы скривились в нежную улыбку, когда она увидела перед собой своего любимого светловолосого с глазами морской волны ассистента руководителя кадрового департамента.

Хм… определенно день становится лучше, подумала Эм Джей про себя.

– Не возражаешь, если я присоединюсь к тебе? – Спросила как можно непринужденнее Эллисон, замирая внутри. Она еще на раздаче заметила хмурую фигуру своего босса, как всегда сидящую в своем личном убежище, и несколько раз отбрасывала идею приблизиться к угрюмой женщине, прежде чем решилась составить ей компанию, рискнув быть расстрелянной публично.

– Вовсе нет, – ответила Эм Джей с легкой улыбкой и, сложив газету, отбросила ее в сторону.

Элли села, поставив перед собой поднос, стараясь не проявлять нервозности. Почему я так нервничаю? Нехотя ей пришлось признать, что Эм Джей всегда заставляет ее нервничать. Эта женщина была для Элли палкой о двух концах. Она хотела… нет… она жаждала быть рядом с Эм Джей, но в то же время, от ее близости у нее все переворачивалось внутри, и она теряла душевное равновесие. Во всем этом было что-то зловещее.

– Итак… как прошел твой день Благодарения? – Выпалила Элли, испытывая потребность заполнить тишину. Помимо того, что она действительно хотела знать, как Эм Джей провела праздник, разговор всегда помогал ей успокоить нервы.

Эм Джей слегка поджала верхнюю губу и пожала плечами. – Хорошо, я полагаю, – пробормотала она, вонзая нож в салат.

– Хорошо, это как? – Спросила Элли с всезнающей улыбкой. – Что ты делала? Сидела дома? Выходила в свет?

Эм Джей пронзила блондинку прямым взглядом. – Ты что книгу обо мне пишешь? – Язвительно парировала она. И как только улыбка сошла с лица Элли, она улыбнулась ей в ответ, давая той понять, что она всего лишь шутит. По лицу Элли мгновенно прокатилась волна облегчения, и Эм Джей снова улыбнулась, радуясь с какой легкостью ей удалось встряхнуть блондинку. – Я провела его с семьей Мэдисон. И как обычно, это было скучно и нудно, – наконец, призналась Эм Джей, небрежно размахивая вилкой.

– Ммм… это плохо, – сказала Элли, откусывая сэндвич.

– Неужели у тебя он прошел лучше? – Язвительно спросила Эм Джей, подняв брови, ее любопытство было задето.

– Ха-ха! Смешно! – Ответила блондинка и, нервно засмеявшись, сделала глоток сока. Элли ненадолго замолчала и посмотрела на свою собеседницу, которая, судя по приподнятым бровям, ждала от нее дальнейших объяснений. Снова смочив горло, Элли передернула плечами. – Боюсь, что мой день Благодарения прошел просто… катастрофически, – мрачно призналась она и откусила сэндвич, надеясь, что Эм Джей закроет эту тему.

– Почему?

Хорошоооо… видимо нет. – Хм… Ну, во-первых, моя семья не очень-то рада, что я уехала, – начала Элли, – и, видимо, они решили напомнить мне об этом, – сказала она, в то время как Эм Джей, выгнув брови, продолжала непонимающе смотреть на нее. – Добавь к этому постоянные нравоучения моей матери, плюс ее заявление, что она по-прежнему регулярно общается с моим бывшим мужем и считает его членом «семьи», и у тебя сложится представление об аде, в который я попала, – закончила Элли с явным сарказмом, в попытке скрыть боль.

Через секунду девушка вообще пожалела, что позволила себе быть такое беспечной и открыться. Почему из всех людей, окружающих ее, она сказала все это Эм Джей? Она никогда никому не говорила об этом, никому кроме Эм Джей!

Боже… она наверняка подумает, что моя жизнь… полное дерьмо! Я беру слова назад, я беру слова назад! Запаниковала Элли. Рискнув взглянуть на своего босса, она была потрясена, увидев беспокойство на обычно невозмутимом лице.

– Зачем твоей матери контактировать с твоим бывшим? – Осторожно спросила Эм Джей. Она понятия не имела, почему Элли решила рассказать ей о себе, но было очевидно, что той нужно было с кем-то поговорить, поэтому Эм Джей приказала себе играть в хорошего друга и слушателя.

Элли пожала плечами. – Я не знаю… хотя это не совсем так… я знаю… я просто не понимаю, – замудренно сказала она. И снова Эм Джей выжидающе посмотрела на нее. Этот небесно-синий взгляд автоматически вызвал у Элли мурашки по коже, и она отвернулась, изо всех сил ища подходящее объяснение. – Хм, видишь ли… у моей матери никогда не было сына, только я и две мои сестры, поэтому она компенсировала это большим количеством парней и мужей, даже если они были полными придурками, – начала Элли. – В понимании моей матери, самое главное в жизни женщины, найти подходящего мужчину и убедить его выйти за тебя замуж, а потом покорно играть роль идеальной жены, тихой и послушной, – объяснила она. – Не быть замужем – это все равно, что быть чумной, но еще хуже быть разведенной, – саркастически фыркнула Элли.

Эм Джей было очевидно, что блондинка переживала болезненные воспоминания, однако, даже зная, что должна сейчас просто промолчать и дать ей выговориться, она не могла не задать мучивший ее вопрос. – Твоя мать винит тебя в разводе?

– О, да, – ответила Элли. – По ее мнению, я всегда все делала неправильно… Брак был просто очередной ошибкой, даже если это она настояла на нем, – добавила девушка.

Узнав, что блондинка была замужем, Эм Джей попыталась собрать воедино кусочки ее прошлого. Исходя из расхождения имени в дипломах, она предположила, что девушка вышла замуж сразу же после получения степени бакалавра, а степень магистра она получила спустя два года. Значит, в браке Эллисон была между 21 и 24 годами. Довольно молодая, особенно, если ты не совсем «уверена», что, очевидно, и чувствовала Элли, раз мать подтолкнула ее к браку.

– Но… почему ты согласилась, если парень был полным придурком, и все считали, что это ошибка? – Спросила Эм Джей, надеясь, что заходит не слишком далеко в своих вопросах, но ей действительно было любопытно услышать ответ.

Бутерброд повис в воздухе. Элли замерла, встретившись глазами с синими глазами Эм Джей, и ей вдруг стало интересно, насколько хорошо брюнетка умеет читать мысли… она надеялась, что не очень хорошо. Ее колебание, казалось, было настолько очевидным, что Элли запаниковала, осознав, что делает и говорит.

– АХМММ…, – было единственное, что она сумела выдавить из себя.

– Эй, все хорошо. Ты можешь не отвечать… Я не должна была спрашивать, – быстро уступила Эм Джей, поднимая руку вверх. И пусть ей очень сильно хотелось разгадать эту тайну, она не желала давить на свою прелестную подругу.

Боже, что это я говорю? Подумала Эм Джей про себя.

– Н-нет, все нормально, просто…, – Элли снова замолчала. – Э-э… на самом деле я просто… не часто обсуждаю с людьми свою личную жизнь, – тихо сказала она, отводя глаза в сторону.

– Я понимаю,… забудь, что я спросила, – быстро добавила Эм Джей, махнув рукой.

В воцарившейся за столом напряженной тишине внезапно повисло чувство неловкости. Обе женщины, уронив головы в тарелки, начали ковыряться в еде, избегая контакта глазами.

Ну, это полный отстой, думала Эм Джей, браня себя за настойчивость.

Как глупо, думала Элли, закрыв глаза и интенсивно пережевывая бутерброд. Казалось, они уже вечность так сидят в тишине, пока Элли, наконец, не выдержала.

– Я забеременела, – импульсивно выпалила она.

Эм Джей мгновенно прекратила пить свой молочный коктейль. Медленно вытащив соломинку из рта и поставив пластиковый стакан на стол, она в шоке уставилась на блондинку. Как, черт возьми, ей реагировать на это? На несколько секунд за столом снова установилась абсолютная тишина, пока мысли Эм Джей хаотично метались в голове. Зная, что должна что-то сказать, брюнетка, проглотив остатки ванили во рту, наконец, выдавила из себя изумленное восклицание: -… О…

Элли нервно рассмеялась и отвела от Эм Джей глаза, посмотрев на свои руки, которые нервно скручивала. – Да…, – пробормотала она столь же исчерпывающе.

Боже… Почему я ей это все говорю! Дерьмо! Подумала Элли, близкая к панике. Она была ужасно смущена, и начала лихорадочно искать возможность уйти от дальнейших объяснений. Самая лучшая идея, которая пришла ей в голову, была превратиться в лужу воды и испариться, вот только волшебником она не была. Еле сдерживая нервный смех, Элли покачала головой и быстро вытерла влагу, которая необъяснимо начала образовываться в бассейнах ее глаз. Когда девушка снова подняла голову, она знала, что ее лицо сейчас раскраснелось, а глаза блестят от непролитых слез.

Эм Джей искренне сопереживала девушке, но понятия не имела, что ей сказать… красноречие никогда не было ее сильной стороной. – Хм, как ты… Я имею в виду, ну, я знаю, как… Я хочу сказать, это было, ах…, – запинаясь, пробормотала брюнетка.

Элли сжалилась над женщиной, радуясь, что она не единственная кто испытывает неловкость. – Поверь, она была незапланированная… совершенно случайная, – хрипло начала она и сделала большой глоток сока, чтобы смочить внезапно пересохшее горло. – Я не знала, что делать, – продолжила девушка, дрожащим голосом, -… он сказал, что хочет на мне жениться… а моя мать все твердила мне, что это ОЧЕНЬ благородный жест с его стороны… поэтому… я сказала «хорошо», – закончила она, слегка передернув плечами, ее голос был лишен всяких эмоций.

Эм Джей нахмурилась. – Просто «хорошо»? И это все? – Спросила она, прекрасно зная, что ей не следует задавать больше вопросов, но раз Элли решила открыться ей, она не собиралась упускать такую возможность.

Элли печально посмотрела на брюнетку и пожала плечами. – Да, это все, – сказала она, зная, как должно быть смешно звучит. – Я был смущена… напугана… Я полагала, что брак это идеальный выход… и прочая фигня, – с сожалением сказала она. – Но вскоре Эрик начал… меняться, – добавила Элли, – наверное, я тоже изменилась… нам потребовалось не так уж много времени, чтобы понять это. – Девушка глубоко вздохнула и устремила глаза вдаль.

Эм Джей наблюдала, как блондинка сделала еще один укус бутерброда. Ей было многое известно о «вынужденных» браках – она сама стала плодом такого брака, когда Марк Уиттон поспешно женился на Элизабет Грейсон, узнав, что она забеременела от него. Однако родители матери были из аристократии и считали, что брак надо сохранять, несмотря ни на что – неважно, насколько несчастным он был. Конечно, ее отец был не самым любящим человеком, и отношения между родителями становились все хуже и хуже, но Эм Джей всегда чувствовала, что он искренне поддерживал и заботился о матери, несмотря на все это. Какой же ад должна была пережить Элли будучи еще совсем молодой, напуганной, неуверенной в себе, в окружении людей, которым, видимо, было наплевать на ее благополучие и ее желания? Что же она чувствовала, узнав о нежелательной беременности, с матерью, которая, очевидно, относилась к ней как к мусору, и мужем засранцем?

Эм Джей смотрела на мрачное ангельское лицо, сидящей перед ней девушки, как вдруг заметила в ее глазах боль и надломленный дух, чего никогда не замечала раньше. Она всегда думала об Эллисон как о равной себе, но в первые, Элли предстала перед ней такой беззащитной и хрупкой. Девушка выглядела сейчас настолько уязвимой, что темноволосая женщина вдруг почувствовала непреодолимое желание защитить ее и заботиться о ней. От мысли, что такая умная и добрая душа подвергалась страданиям, Эм Джей переполнял гнев, а знание, что за все это ответственен мужчина, наполняло ее сердце чистой яростью. Как можно причинить боль такой девушке как Элли? Каким дураком нужно быть, чтобы позволить ей уйти? И… что случилось с беременностью и ребенком?

– Хм… прости за вопрос, но…, – отважилась спросить Эм Джей, не зная мудро или нет она поступает, -… что случилось с беременностью?

Глаза Элли слегка расширились, прежде чем она опустила взгляд себе на колени и нервно облизала кончиком языка нижнюю губу. Брюнетка, почувствовав дискомфорт и опасения подруги, тут же пожалела о своем вопросе и быстро подняла руку вверх, сдаваясь.

– Слушай, прости… снова. Черт, сегодня мой язык меня совершенно не слушается, – пробормотала Эм Джей.

– Нет, нет… все нормально. Как я уже сказала, я просто не привыкла говорить об этом, вот и все.

– И все же, мне не стоило спрашивать. Я прошу прощения, – сказала Эм Джей и коснулась рукой своей груди.

– Все хорошо, – заверила президента Элли и, потянувшись через весь стол, нежно сжала руку Эм Джей. Женщины понимающе улыбнулись друг другу. – У меня случился выкидыш, – тихо сказала она и нервно облизала губы, снова шокировав брюнетку своим ответом.

Эм Джей прикусила язык, приказав себе молчать и обдумать услышанное. Было слишком очевидно, что Элли трудно обсуждать эту тему, и она велела себе быть как можно деликатнее. – Вау. – Выдавила, наконец, Эм Джей. О да, это было очень деликатно, идиотка! – Я имею в виду… я… я извиняюсь, Эллисон, – сказала она, искренне глядя в серо-зеленые глаза.

– Спасибо, но не стоит… это было давно. Все это уже в прошлом, – спокойно ответила Элли, покачивая головой и откидываясь на спинку стула.

Несмотря на то, что девушка, очевидно, поставила точку в этом вопросе, у Эм Джей все же остался еще один. – Тебе было хорошо с ним? Я имею в виду, с твоим мужем? – Тихо спросила она, надеясь, что ее вопрос прозвучал небрежно и не ревниво.

Ревниво? Я не ревнивную! Закричало ее подсознание.

Элли некоторое время молча размышляла над вопросом. -… Честно?… Нет. – Сказала она и, подперев подбородок руками, прямо взглянула на Эм Джей. – Мы оба были молоды и наивны. Мы не знали, что делали и что чувствовали. Я думала… я надеялась… что между нами все будет просто идеально. – Элли печально улыбнулась и снова посмотрела вдаль. – Мы были женаты всего лишь три недели, когда я потеряла ребенка. – Девушка рассеяно потерла пальцами нижнюю губу. Эти слова были сказаны так тихо, с таким очевидным горем, что Эм Джей стало жаль подругу.

Эллисон задумчиво посмотрела на свои руки. – Я была так расстроена… Я впала в депрессию… Я не могла об этом ни с кем разговаривать. Эрик не понимала меня. Он думал, что я просто должна «преодолеть» все это… надо только принять несколько таблеток, и все «пройдет». Но я не могла это «преодолеть», и это не «прошло». После этого, Эрик… изменился… очень сильно. Я так и не поняла из-за чего он злился, потому что я потеряла ребенка, или его просто возмущал тот факт, что из-за меня он был связан узами брака, который никто из нас не хотел.

Эм Джей не упустила из виду использованные Элли слова «злился» и «возмущал», и она почувствовала, как глубоко внутри нее поднимается волна страха и ярости. Она боялась спросить девушку, насиловал и избивал ли ее бывший муж. Это не укладывалось у нее в голове, она не хотела даже думать, что что-то подобное могло произойти.

И лучше тебе не спрашивать… У тебя и без того, уже достаточно неприятностей, предостерегла Эм Джей саму себя.

– Может быть, мы просто не достаточно заботились друг о друге?… Я не знаю, – добавила Элли, пожав плечами. – Я не думаю, что я когда-нибудь по-настоящему заботилась о ком-то, чтобы посвятить этому человеку всю свою жизнь, или что-нибудь подобное. – Зеленые глаза встретились с бездонными синими. – А ты?

Этот невинный вопрос застал Эм Джей врасплох. Черт… как так получилось, что разговор перешел на меня? Я думала, мы говорим о ней!? – Хм, нет… не совсем, – поколебавшись, ответила брюнетка и, покачав головой, воткнула вилку в остатки салата.

– Не совсем… хм… интересный ответ, – усмехнулась Элли, выгибая бровь в попытке поднять обоим настроение.

Эм Джей смущенно улыбнулась и покачала головой. – Нет… мой ответ просто «нет», – сказала она, стараясь вернуть себе контроль над ситуацией и сохранить лицо. Женщины понимающе улыбнулись друг другу и одновременно опустили глаза каждая в свои тарелки.

Так им случайно удалось зараз ответить на невысказанные вопросы и породить новые. Обычный обед превратился в обмен информации друг о друге. И снова связь между ними усилилась и их отношения безвозвратно изменились.

0

10

Глава 22

    Она плавает, как лебедь, грациозно на воде,

    Губы, как сахар… Губы, как сахар;

    Но, когда ты думаешь, что поймал ее,

    Она ускользает от тебя по воде.

    Она призывает тебя к себе,

    Чтобы разделить с тобой лунный свет;

    Ты упадешь в ее объятия,

    Она попросит тебя, и ты дашь ей, что она хочет,

    Губы, как сахар… сладкие поцелуи

    Echo and the Bunnymen

После дня Благодарения, недели, казалось, стали пролетать незаметно. Беседа, которая произошла между ними за обедом несколько недель назад, безусловно, изменила их отношения… по крайней мере, Элли думала, что дела обстояли именно так.

Сначала она смущалась, находясь рядом с Эм Джей, опасаясь, что та считает ее безрассудной и жалеет ее. Но Эм Джей вела себя совершенно иначе, во всяком случае, казалось, она стала относиться к ней с большим уважением и даже восхищением… Хотя Элли пришлось признать, что возможно, она делает из мухи слона и питает иллюзорные надежды.

Девушке потребовалось некоторое время, чтобы вернуть обратно себе уверенность, и как только ей это удалось, она заметила, что поведение Эм Джей действительно изменилось. Темноволосая женщина продолжала флиртовать и шутить, но язык ее тела говорил о том, что защитный барьер, которым она огородила себя от внешнего мира, чуть опустился. Казалось, что сбылась самая заветная мечта Элли, Эм Джей теперь чувствовала себя достаточно комфортно рядом с ней, чтобы снять с себя жесткие личные пространственные преграды… пусть даже совсем чуть-чуть. Однако даже это, позволило Элли заглянуть и увидеть то, что лежит за толстым и непробиваемым фасадом Эм Джей. Ее грубость и холодность это был только защитный слой, под которым та пряталась от всех… и Эм Джей Уиттон невольно доказывала ей, что она права.

Они так и продолжали работать в тесном контакте друг с другом, и их уникальная связь неуклонно становилась все сильнее… а их чувства глубже.

Воспоминания о признании Элли, не давали Эм Джей покоя. Она часто испытывала желание прикоснуться губами к ее уху и шепнуть ей, что та совсем не глупая, что каждый человек совершает ошибки, что ей никогда не стоит сомневаться в себе, и что она всегда будет рядом, чтобы выслушать ее. Но Эм Джей ничего этого не делала, изо всех сил сдерживая свое либидо, когда красивая блондинка находилась в пределах ее досягаемости. Внутри нее постоянно шла борьба. Ей до боли хотелось протянуть руку и дотронуться до Элли… Провести костяшками пальцев по нежной и мягкой щеке, коснуться ее руки, запустить пальцы в шелковистые золотистые волосы… Это было невыносимо. Эта борьба убивала ее. Один взгляд этих глубоко посаженных глаз, цвета морской волны, и ее разум уносился в запретные территории. В присутствии Элли, она, казалось, всегда ругала себя за нечестивые мысли.

Со своей стороны, Элли испытывала те же трудности, часто спрашивая себя, знает ли Эм Джей, о чем она думает. Когда президент оказывалась рядом, девушка никак не могла оторвать от нее глаз, и это не оставалось незамеченным, поскольку Эм Джей неоднократно ловила ее взгляды. Сначала Элли смущалась, но вскоре ей стало все равно, и она перестала отворачиваться всякий раз, когда это случалось. А случалось это часто… Например, в самый разгар разговора или в переполненном конференц-зале кристально чистая вода встречалась с ярко-лазурной,… крошечная вспышка невысказанных эмоций пробегала между ними,… они переглядывались и обменивались понимающими улыбками, забывая обо всем,… пока одна из них не разрывала этот момент очарования и возвращала их в реальный мир. У них сложилась своя собственная безмолвная секретная система взаимосвязи, в которую, никто, кроме них, не был посвящен. Для обеих каждая такая поездка в мир грез и фантазий была очень волнующей, и с каждым разом содержала в себе все больше и больше скрытого смысла.

***

Первая декада декабря возвестила о подготовке к ежегодной рождественской вечеринке в компании. Однако Элли узнала, что Эм Джей почему-то презирала это событие и не испытывала желание туда идти. Брюнетка призналась ей, что она успешно избегала ее на протяжении последних двух лет, но в этом году, будучи президентом компании, ей придется все-таки пойти. Более того, Эм Джей ворчала и отпускала саркастические замечания, что она считает это бессмысленной тратой денег, и что было бы лучше вместо этого потратить их на премии сотрудникам. И хотя мнение Эм Джей немного удивило Элли, она была вынуждена согласиться с ней.

Блондинка вспомнила, как несколько месяцев назад обсуждала с Лиз Джейкобс Уиттон, их деньги, и их светскую жизнь. Тогда Лиз загадочно сказала ей: «Большинство из них так и делают и радуются каждой возможности продемонстрировать это,… но не все». Исходя из заявления Эм Джей, Элли начала понимать, что та не типичная богатая избалованная сука, и что именно о ней говорила Лиз. Однако это открытие не слишком сильно удивило Эллисон, поскольку она давно догадалась, что Эм Джей внутри совсем другая, что ей абсолютно претит мир блеска и гламура.

***

Суббота выдалась не по сезону теплой и ясной. Вспомнив о своем обещании, данном месяц назад, Элли согласилась встретиться с Лиз в фойе загородного клуба, где должна была состояться рождественская вечеринка, «чтобы им не было мучительно одиноко», как пошутила Лиз. Финансовый директор появилась в удивительно скромном коктейльном платье насыщенного синего цвета, с замысловатой «прической», из которой выбивалось несколько прядей, свободно обрамляющих лицо. Женщина выглядела изящно и очень мило, и Элли не могла не задаться вопросом, почему та была все время одна. После долгого хождения по магазинам и мучительного выбора, сама Элли решила остановиться на черном платье без бретелек и туфлях на высоком каблуке, которые терпеть не могла. Менеджер в магазине одежды обещал ей, что все парни, глядя на нее, изойдутся слюной, но для нее это, конечно, было не главным. Ей интересовало внимание только одного конкретного человека.

– Ничего себе, Элли! Ты выглядишь потрясающе! – Воскликнула Лиз, увидев входящую в лобби девушку.

– Правда? Знаешь, я боялась, что это, возможно, будет немного… «слишком»? – Неуверенно ответила блондинка и взъерошила волосы на затылке, пытаясь успокоить нервы. Она не привыкла ходить на светские и гламурные торжества, как это, не говоря уже о выборе соответствующей одежды. Все это было для нее новым, и она чувствовала себя неловко.

– Черт, нет! Ты выглядишь великолепно! Пошли, – сказала Лиз, взяв девушку под руку, и они направились внутрь, чтобы насладиться коктейлями.

Войдя в большой зал, Элли почувствовала, как у нее скрутило живот. Ей показалось, что все взгляды присутствующих устремились прямо на нее, критикуя и оценивая, и была рада, что Лиз предложила пойти им вместе, потому что, вероятнее всего, она никогда бы не осмелилась прийти сюда одна. Подойдя к бару и взяв себе по бокалу вина, они присоединились к собравшимся и погрузились в светскую беседу.

Большинство пришло сюда с супругами, другие с другом или подругой, в общем, каждый был не один, отчего Элли чувствовала себя здесь чужой и совершенно не к месту, в отличие от Лиз, которая не раз была здесь в одиночестве и чувствовала себя более комфортно, откровенно шутя со всеми, будь то коллега или просто знакомый незнакомец. Как бы ей тоже хотелось обладать такой уверенностью. Видя, как непросто приходится Элли, Лиз не отходила от нее ни на шаг, за что та ей была очень благодарна. В этом большом городе, Элли нужен был хороший друг, или же она просто сойдет с ума.

Стоя и вежливо разговаривая с дружелюбно настроенными мужчинами, Элли незаметно сканировала комнату в поисках одной брюнетки. Ее глаза останавливались на каждой высокой темноволосой женщине, но она так и не нашла ту, которую искала.

Она сказала, что будет здесь… ужин вот-вот начнется… Где она может быть? Задавалась вопросом Элли, продолжая оглядывать зал.

Вскоре было сделано объявление, что все должны занять свои места, и Элли с Лиз, найдя свои карточки, отправились на поиски своего столика. Продолжая осматриваться вокруг, следуя за Лиз, Элли вдруг заприметила двух статных женщин с темными волосами, которые смеялись и разговаривали с тремя джентльменами и миниатюрной привлекательной женщиной с каштановыми волосами. Они стояли к ней спиной, но не трудно было догадаться, кто были эти две красавицы. Одна был одета в переливающееся зеленое платье без бретелек, а другая – в красное с невероятно глубоким вырезом на спине.

Зеленый и красный… как по-рождественски, подумала Элли, криво усмехнувшись. Когда она медленно села на свой стул, две сестры Уиттон, наконец, обернулись, и от потрясения от увиденного у девушки отвисла нижняя челюсть.

Боже… как я умудрилась пропустить ТАКОЕ? Спросила она себя, уставившись на прекрасное видение, которое было объектом ее поисков.

На Эм Джей было красно-рубиновое платье в полный рост, с дразнящим разрезом по ноге, глубоким декольте и в дополнении к открытой спине маленький тонкий ошейник на шеи. Элли понятия не имела, как можно было осмелиться надеть такое платье, которое больше было похоже на две полоски ткани, перетянутые лентой. Ее длинные волосы были распущенны и свободно ниспадали по спине и плечам, завиваясь на концах, кристально-голубые глаза ярко блестели, а белые зубы резко контрастировали на фоне красной помады. Эм Джей улыбалась, идя рядом со светловолосым джентльменом, который, обнимая ее за едва прикрытую талию, подвел ее к их столику. Они выглядели так идеально, что Элли сразу почувствовала нарастающее внутри себя возмущение и необоснованную ревность. Эм Джей была похожа на богиню… и, по-видимому, она была уже занята.

***

Для Эм Джей вечер тянулся мучительно медленно. К концу ужина она уже устала быть со всеми вежливой, разговаривать с теми, кого совершенно не знала, и целовать задницу людям, которые ей не нравились. В отличие от Мэдисон, которая просто обожала такие сборища, Эм Джей, ненавидела все это. Единственная причина, по которой она была здесь и из-за которой не могла сбежать, был долг и обязанность как президента компании. Правда, один положительный момент во всем этом вечере все-таки был – ей не приходилось мириться с присутствием невыносимой мачехи, однако оставался ее сын, который наслаждался своим положением вице-президента и толпой женщин, вьющихся вокруг него.

Ну, что за придурок, подумала Эм Джей, закатив про себя глаза, и посмотрела на Рэйфорда.

Она пришла на вечеринку с Мэдисон и ее мужем, и еще одним адвокатом, который работал вместе Дугом – Стивом Уилсон. Стив был в разводе, и, по непонятным ей причинам, Дуг и Мэдисон решили, что это будет здорово, если он будет сопровождать Эм Джей. Переведя взгляд от нудного блондина, разговаривающего с Дугом, в сторону, Эм Джей внутренне содрогнулась, вспомнив его прикосновения, и спросила саму себя, почему, черт возьми, она позволяет сестре творить с собой такое.

Черт, да практически все знают, что у меня нет никого, особенно мужчины! Кому, какое дело, если я приду одна? Коли на то пошло… почему я?! Сердито подумала Эм Джей и, закрыв глаза, слегка покачала головой.

Поймав на себе взгляд ухмыляющегося Дуга, ей вдруг захотелось перелезть через стол и стереть с его лица эту глупую ухмылку. Стив Уилсон был новым партнером юридической фирмы Коэн, Рид amp; Барнингер, и Эм Джей не сомневалась, о чем думал сейчас ее хитрожопый зять: что это была бы отличная шутка свести друга с привлекательной сестрой жены, которая не только не заинтересована в молодом человеке, но, к сожалению, еще и лесбиянка.

Да, очень смешно Дуг… Ты такой же придурок, как и Рэйфорд, гневно подумала Эм Джей. Снова посмотрев на светловолосого мужчину и делая глоток уже из четвертого бокала вина, она саркастически размышляла: Не хочу тебя расстраивать, Стиииивввв… может мы и пришли сюда вместе, но будь уверен, уйдем мы отсюда порознь. Можешь поехать домой вместе с Дугом, и он всееееее тебе объяснит. Эм Джей никогда не была любительницей много выпить, но в эту ночь решила сделать исключение.

Выпустив от скуки вздох, темноволосая женщина подумала об еще одной положительной вещи этого вечера, самой приятной – Эллисон Филлипс. Потягивая вино, она украдкой бросала взгляды через край своего бокала в сторону, где сидела Элли. Может, кто-нибудь описал бы ее как милая, но Эм Джей находила ее просто потрясающей. Было ли тому виной ее маленькое черное платье, или то, что оно было без бретелек и довольно облегающим, но независимо от этих причин, Элли выглядела невероятно сексуальной и достаточно аппетитной, чтобы ее хотелось съесть. Эта мысль, вызвала у Эм Джей мимолетную ухмылку и, облизав губы, она сделала еще один глоток вина, не отрывая взгляда от объекта своих развратных мыслей.

– Увидели что-то интересное, госпожа президент? – Вдруг промурлыкал ей на ухо хриплый голос.

Эм Джей еле сдержалась, чтобы не закатить глаза. – Обычно на таких сборищах как это всегда находится что-нибудь интересное, советник, – ответила она скучающим тоном, не поворачивая головы к подсевшей к ней ближе женщине. Кейт Рид ухмыльнулась своей собеседнице, которая выглядела просто ошеломляюще в красном до пола платье и с распущенными волосами.

– Ты выглядишь сегодня восхитительно, – соблазнительно прошептала Кейт, наклоняясь к Эм Джей еще ближе. – Не могу вспомнить, когда последний раз я видела тебя в платье.

Эм Джей допила вино и с безразличным видом повернулась к Кейт. – Ну, спасибо, ты тоже неплохо выглядишь, – с сарказмом ответила она.

Кейт заметила раздражение на лице брюнетки, но как обычно не придала ему значения. Это была игра, в которую они часто вдвоем любили играть.

– Итак… Я давно о тебе ничего не слышала. Чем ты занималась, помимо работы? – Промурлыкала адвокат.

Эм Джей отвернулась от Кейт и, уперевшись локтями в стол, начала вертеть свой пустой бокал в пальцах. – Ничем… Абсолютно ничем, – отрезала она.

– Какая жалость, – сказала Кейт. – Знаешь… тебе надо было позвонить мне, когда тебе было скучно… Я уверена, мы бы нашли какой-нибудь способ… развлечь друг друга, – добавила она и, нырнув рукой под стол, положила ее на обнаженное бедро Эм Джей.

Никак не отреагировав на прикосновение, брюнетка ухмыльнулась. – Я сильно в этом сомневаюсь, Кэтрин. – Эм Джей даже не посмотрела на женщину, ее глаза были полностью сосредоточены на одной блондинке.

Кейт проследила по направлению взгляда президента Уиттон Inc. и увидела только одного человека, который мог бы отвечать запросам ее любовницы. Зная Эм жей и ее любовь к блондинкам, Кейт быстро сложила два плюс два.

– Послушай, красавица… Я могу предложить тебе намного более интересные вещи, помимо того, чтобы сидеть здесь и пускать слюни по своим сотрудникам, – сказала советник и скользнула рукой по всей длине бедра Эм Джей.

В голубых глазах брюнетки, наконец, вспыхнуло отвращение, и она повернулась к Кейт. – О, в самом деле? – Спросила Эм Джей, нахмурив лоб.

– О, да, – зарычала в ответ адвокат и, выгнув бровь, сжала экс-любовнице бедро.

– Знаешь, Кейт… если тебе так скучно, то ты можешь уйти. Тебя здесь никто не держит, – язвительно заметила Эм Джей и скинула с себя руку Кейт. – И не хлопай дверью, – добавила она ледяным тоном, сверкнув глазами, после чего встала и ушла. В ответ Кейт только ухмыльнулась, смотря, как высокая красотка исчезает в толпе. Снова посмотрев через зал туда, где сидела светловолосая молодая женщина, она заметила, что та улыбается и разговаривает с брюнеткой в синем платье.

– Я не знаю, кто ты такая, Блондиночка, но готова держать пари, что госпожа Эм Джей имеет на тебя планы, – пробормотала Кейт, делая глоток вина и наблюдая за девушкой прищуренными глазами.

***

Решив, что ей не достаточно вина, Эм Джей пыталась пробиться к бару, когда вдруг столкнулась лицом к лицу с Рэйфордом.

– Ну и ну… кто это у нас тут так восхитительно выглядит сегодня, – протянул Рэй и откровенно осмотрел Эм Джей сверху донизу, отчего глаза брюнетки потемнели, и она бросила на сводного брата предупреждающий взгляд, сейчас было не время и не место, чтобы ссориться с ним.

– Я вижу, что мисс Кейт также думает, что ты выглядишь весьма аппетитно, – добавил он ехидно, качнув головой в сторону советника.

Эм Джей так и подмывало поставить его на место и сказать ему, что Кейт Рид не его собачье дело, однако она не желала давать Рэю повод использовать ее же слова против нее. – Отвали, Рэй, – огрызнулась брюнетка сквозь зубы и, оттолкнув ухмыляющегося «брата», пошла дальше.

Однако, направляясь к бару, Эм Джей еще ни раз была остановлена людьми, которые хотели с ней поговорить, и ей приходилось изо всех сил стараться сохранить на лице вежливую фальшивую улыбку. Это было противно, но ничего другого ей делать не оставалось.

Вечер скоро закончится, и тогда я смогу забыть об этом дерьме до следующего года, подумала она про себя и, вытянув шею, попыталась разглядеть, насколько близко она была к бару. Но стоило ей оглянуться, как ее глаза встретились с парой нефритовых глаз. Заметив застенчивый вид Элли, Эм Джей улыбнулась и подмигнула девушке, в результате чего та судорожно вздохнула, и это заставило брюнетку улыбнуться еще шире.

Но прежде, чем Эм Джей смогла сделать хоть шаг в сторону Элли, ее остановила Мэдисон. – Ах, вот ты где, Морган, я хочу тебя кое с кем познакомить…, – начала младшая Уиттон и представила сестре пожилого мужчину, одетого в строгий костюм и неподходящий к нему галстук. Эм Джей, совершенно не обращая внимания на то, что ей говорила Мэдди, пристально вглядывалась в ярко-зеленые глаза. Темноволосая женщина не могла скрыть улыбку, заметив, и она и Элли, обе притворяются, что слушают своих собеседников, но при этом их глаза неотрывно смотрят друг на друга. Увидев, что сестра совершенно не участвует в разговоре, Мэдисон коснулась ее руки, чтобы привлечь ее внимание. Однако, одного взгляда на Эм Джей было достаточно, чтобы понять, что старшая Уиттон была занята.

Эм Джей изо всех сил старалась делать вид, что ей интересно разговаривать с Мэдисон и скучным, чрезмерно обидчивым джентльменом, но это было трудно. Она даже не могла вспомнить, как его зовут… в конце концов, может быть, ей уже хватит пить? Гневные взгляды Мэдди напомнили Эм Джей о необходимости играть более убедительно, поэтому она повернулась и направила все свое обаяние на мужчину, который только и делал, что пускал слюни, не отрывая своего взгляда от ее груди. Наконец Эм Джей это надоело, и она, многозначительно посмотрев на сестру, извинилась перед пожилым джентльменом, который уже начал позволять себе слишком часто касаться ее руки. Заприметив бар в нескольких ярдах от себя, Эм Джей направилась в его сторону, только чтобы столкнуться лицом к лицу со своей любимой блондинкой.

– Ну вот… мы, наконец-то, и встретились, – сказала Эм Джей, подходя к Элли ближе. Ее светлые волосы были смазаны гелем и стильно уложены, а кремовые плечи резко контрастировали на фоне черной ткани. Тонкая шея цвета слоновой кости была украшена простым, но красивым жемчужным ожерельем. Эм Джей чуть не рассмеялась вслух, когда словосочетание «жемчужное ожерелье» дошло до ее либидо, слегка опьяняя разум, и ее губы растянулись в озорную усмешку.

– Да… Я уже отчаялась получить возможность поговорить с тобой, – ответила Элли дрожащим голосом, ее пульс участился, когда Эм Джей подошла ближе, и знакомый аромат духов ударил ей в лицо.

– О, не стоило… Я сама бы подошла к тебе, прежде чем вечер закончился, – сказала Эм Джей, резко выгибая бровь и растягивая губы в похотливой усмешке. Она повернулась, чтобы заказать себе еще бокал вина, и Элли потеряла дар речи.

Блондинка стояла, облизывая сухие губы, уставившись на открытую спину Эм Джей. Гладкая, загорелая кожа и темные, шелковистые волосы так и манили прикоснуться к ним. Кончики пальцев Элли начало покалывать от желания провести ими по лопаткам и по всей длине гибкого позвоночника, опускаясь все ниже…

– Элли? – Вывел девушку из задумчивости голос Эм Джей.

– Хм? – Блондинка мотнула головой, когда поняла, что Эм Джей говорит с ней. Краска смущения начала заливать ее щеки, и Элли, увидев, как лукаво блеснули глаза президента, стало ясно, что ее смущение не укрылось от брюнетки.

Эм Джей захотелось еще больше поразить и без того взволнованную блондинку, с ее языка были готовы сорваться тысячи остроумных замечаний, но она смягчилась, решив быть сегодня великодушной со своей очаровательной подругой, посчитав, что так будет даже веселее.

– Я спросила, хорошо ли ты проводишь время? – Смиренно повторила Эм Джей свой вопрос и, отпив вино, посмотрела на взбудораженную Элли.

– Оооо. О, да… здесь мило… и ужин был вкусный, – запинаясь, пробормотала девушка, пытаясь вернуть себе хоть капельку самоконтроля.

Эм Джей широко усмехнулась, не в силах больше сопротивляться. Она подошла к Элли ближе и наклонилась к ней так, чтобы ее могла расслышать только блондинка. – Кстати, говоря о вкусном… Ты выглядишь сегодня волшебно, – прошептала Эм Джей с потемневшими глазами. В горле у Элли образовался ком, и она едва не задохнулась вслух, когда почувствовала руку Эм Джей у себя на талии. – И это платье… оно идеально подходит тебе, – добавила брюнетка и слегка погладила пальцами ткань, ощутив под ней горячую кожу, отчего у Элли чуть глаза не вылезли из орбит.

Эм Джей знал, что ведет себя ужасно, но не могла с собой ничего поделать, алкоголь затуманил ей разум, предавая смелости и заставляя делать опрометчивые поступки. Кроме того…, она умирала от желания прикоснуться к Элли с того момента, как увидела ее сегодня вечером. Заметив состояние блондинки, Эм Джей решила отступить. Улыбаясь, чуть не рассмеявшись вслух, она убрала руку и, шагнув назад, сделала вид, что равнодушно осматривает зал.

Сердце бешено стучало в груди, пока Элли пыталась справиться с шоком. Сегодня вечером Эм Джей вела себя необычно, и девушка изо всех сил стремилась понять, что происходит. Конечно, они с Эм Джей часто заигрывали в прошлом, мимолетно касаясь друг друга, но это прикосновение…это прикосновение было совершенно иным. Она еле сдержалась, чтобы не посмотреть вниз и не узнать, нет ли огромной выжженной дыры на ткани, где лежала рука Эм Джей. Наконец-то, справившись с собой, Элли оглянулась на своего босса, и увидела, как Эм Джей странно посматривает на невысокую рыжеволосую женщину, подошедшую к ним.

– Ты не хочешь познакомить меня с твоей подругой, Эм Джей? – Спросила рыжая, высоко выгнув бровь.

Старшая Уиттон, равнодушно посмотрев на женщину, повернулась к Элли. – Эллисон… это Кэтрин Рид – она одна из старших партнеров в «Коэн, Рид amp; Барнингер», – сухо сказала она. – Кейт… это Эллисон Филлипс – заместитель директора кадрового департамента, – добавила Эм Джей, жестом показав на Элли.

– Рада познакомиться с вами, госпожа Рид, – поздоровалась блондинка, протянув руку и вежливо улыбаясь.

Кейт вернула девушке чопорную улыбку и, взяв протянутую руку, крепко пожала ее, посмотрев на свою конкурентку. – Мне тоже, – кратко ответила она.

А она весьма привлекательна… Должна признаться, у Эм Джей по-прежнему хороший вкус, подумала про себя Кейт.

Элли думала то же самое, пока они продолжали притворно улыбаться друг другу. Кейт Рид была изящной и очень красивой женщиной с аристократическим лицом… Выступающие скулы, тонкий с небольшой горбинкой нос, волевой конический подбородок, совершенной формы и цвета губы и пронзительные синие глаза. Все это было обрамлено шапкой темно-рыжих волос, которые едва касались плеч. Женщина была одета в черное платье, с прозрачными вставками во многих местах, ее ногти были идеально ухожены и окрашены в кроваво-красный цвет. Несмотря на свой маленький рост, от нее веяло недюжинным интеллектом и высокомерием.

… Вылитый адвокат, подумала Элли. Но не успела она почувствовать себя неловко, как вдруг, так и застыла, ощутив руку Эм Джей на своем новом излюбленном месте – у себя на спине.

– За последние несколько месяцев Элли стала для меня бесценным сотрудником. Она помогала мне в многочисленных проектах… Эллисон настоящий специалист в компьютерах, электронных таблицах и базах данных, – сказала Эм Джей Кейт.

Элли не могла не заметить, как при этих словах президент притянула ее ближе к себе. Ей показалось, будто та специально хвастается ею перед Кейт, и она тут же задалась вопросом, что, черт возьми, происходит, и с интересом стала наблюдать за обменом жестких взглядов между Эм Джей и Кейт Рид. Однако, ощутив снова давление рук Эм Джей, Элли и думать, забыла о советнике, полностью сосредоточившись на острых ощущениях, которые ей дарили прикосновения высокой женщины.

Эм Джей что-то еще говорила Кейт, но Элли не обращала на это никакого внимания, слишком занятая прикосновением сильной руки, которая двигалась вдоль ее позвоночника вверх, до середины лопатки… потом опять вниз… И снова вверх…

О, мой Бог… она ласкает меня на публике, перед этой женщиной, которая, определенно ревнует, подумала Элли.

Девушка не сомневалась, что этих двух женщин связывает какая-то «история», и знала, что, вероятно, ей следует расстроиться из-за того, что Эм Джей, по-видимому, использует ее, чтобы помучить советника, но она просто не могла заставить себя уйти. Пока Эм Джей продолжала так прикасаться к ней, Элли было откровенно наплевать на тот факт, что та отдавала свое тело другой женщине.

Боже, да, что со мной не так!? Спросила она себя и вернулась в реальный мир только, когда разговор закончился.

Эм Джей оглядывала комнату, часто кому-то кивая. – Ну, если вы, милые дамы, простите меня… кажется, мое присутствие требуется в другом месте, – сказала Эм Джей, отступая от Элли в сторону. Но вместо того, чтобы просто уйти, она вновь опустила свою ладонь на спину блондинке и, скользнув ею вниз, положила ее ей на задницу. Элли чуть не подпрыгнула от неожиданности и такой дерзости.

Когда румянец полностью покрыл лицо и шею девушки, Эм Джей вдруг снова повернулась к ней и хитро улыбнулась. – Постарайся найти меня, прежде чем уехать, – сказала она. – Я не хочу, чтобы ты исчезла, не сказав мне пока, – добавила брюнетка и быстро провела ладонью по подбородку Элли, затем, усмехнувшись обеим, развернулась и пошла прочь.

Господи всемогущий! Подумала Элли, расширив глаза и приоткрыв рот. Что она пытается сделать со мной?! Девушка понятия не имела, что нашло на Эм Джей. Может быть, это был ее способ самовыражения? Может быть, она просто выпендривалась? Черт, может быть, она просто слишком много выпила? Элли не знала. Голова кружилась, сердце бешено колотилось, и она запуталась еще больше, чем когда-либо. Боже, может быть, это Я слишком много выпила?

Весь вечер она наблюдала, как Эм Джей флиртовала с мужчинами…и женщинами. Высокая красотка, по-видимому, пришла на вечеринку со светловолосым парнем, который не отходил от нее ни на шаг и не переставал любезничать. Более того, Элли было очевидно, что между брюнеткой и Кейт Рид что-то есть.

Так куда же, черт возьми, во все это вписываюсь Я? Подумала Эллисон, вдруг почувствовав себя пешкой в какой-то гигантской шахматной партии, абсолютно не зная при этом правила игры. Не осознавая этого, Кейт шагнула ближе к блондинке, и когда нефритовые глаза встретились с синими, у Элли создалось ощущение, что сейчас ее кое в чем просветят.

Глава 23

    Я клялась, что буду верна тебе, но, милый, ты тоже клялся

    Так, почему ты держишь ее за руку?

    Это то к чему мы пришли?

    Ты лгал мне все это время?

    Была ли это просто игра для тебя?

    Но я скучаю по тебе…

    Ты знаешь, я такая дура;

    Ты обвёл меня вокруг пальца

    Позволишь ли ты этому исчезнуть

    Cranberries

Элли в трансе возвращалась к своему столику, желая только одного – найти Лиз и уйти отсюда, как можно скорее. Она была расстроена и смущена больше, чем когда-либо. После того как Эм Джей покинула их, Кейт Рид изо всех сил старалась запугать ее.

Нет, это уж больше было похоже на угрозу, сердито подумала блондинка, мысленно возвращаясь к их дискуссии…

– Я надеюсь, ты готова к дикой поездке, девочка, – начала адвокат высокомерным и снисходительным тоном.

– Что? О чем вы говорите? - Ответила с негодованием Элли.

– Эм Джей любит играть, и любит играть ГРУБО, - зарычала Кейт, сузив глаза.

– Мы с ней ни во что не играем, – заявила девушка.

Кейт угрожающе наклонилась ближе. – О, нет, вы играете. Ты просто не знаешь об этом, и позволь мне заверить тебя… Ты ПРОИГРАЕШЬ в этой игре, моя дорогая, – с потемневшими глазами прошипела она.

– Думаю, я смогу удержать ситуацию под контролем, – возразила Элли, не желая быть запуганной женщиной, которая была ниже ее ростом.

Кейт насмешливо рассмеялась. - Когда дело касается Эм Джей, от тебя ничего не зависит, дорогая. Ты можешь сколько угодно ДУМАТЬ, что у тебя все под контролем, но это всего лишь иллюзия. И это только временно. Она никогда не позволит тебе управлять собой! Поверь мне, – мрачно сказала советник, по-прежнему сердито смотря на девушку. - Она СИРЕНА,… которая будет вести тебя в пути, заманивая на скалы, и смеяться, когда твой корабль разобьется на тысячи осколков. И пока ты будешь барахтаться, и бороться за жизнь, она будет улыбаться, глядя, как ты опускаешься на дно в этих смертельных водах неоновых глаз, - драматически закончила Кейт.

Элли в шоке открыла рот от такого поэтического красноречия, исходящего от злобной женщины, тем не менее, ей удалось сохранить самообладание, и она в упор уставилась на Кейт. - Буду иметь это в виду, советник, – отрезала она, после чего развернулась и пошла прочь.

Мотнув головой, Эллисон вернулась в настоящее.

Вот сука, подумала она… Невероятно! Девушка еле сдержалась, чтобы не влепить Кейт пощечину и не стереть с ее самодовольного лица эту снисходительную усмешку. У нее не осталось никаких сомнений, что между этой рыжей и Эм Джей что-то произошло, поскольку Кейт типично вела себя как брошенная любовница. Элли вдруг почувствовала себя глупой. Она была недовольна собой, что позволила Эм Джей намеренно использовать себя как красную тряпку для адвоката, чтобы заставить ту ревновать. Но будь она проклята, если позволит этой задиристой суке запугать себя, и будь она проклята, если позволит Эм Джей играть с собой.

Боже, так вот что она со мной делает? Просто трахает мне мозги? Использует меня в качестве «альфа-самца» в выяснениях отношений со своей бывшей любовницей? Что она пытается сделать, пометить свою территорию? Черт возьми, почему бы просто не поссать на меня, Эм Джей! Сердито подумала Элли, ища глазами Лиз.

Наконец, найдя подругу и подойдя к ней, Элли слегка коснулась ее плеча. – Эй, хм, ты готова идти? – Взволнованно спросила она.

Лиз непонимающе посмотрела на девушку. – Сейчас только девять часов, – бросив взгляд на часы, сказала она и снова взглянула на Элли.

– Я знаю, я просто… Я просто готова уйти, – ответила блондинка, стараясь выглядеть и звучать спокойно, при этом, чувствуя, что ее эмоции зашкаливают и рвутся наружу.

Лиз изучающее посмотрела на подругу…, с которой явно было что-то не так. – Ты в порядке… В чем дело? – Мягко спросила она, подходя ближе.

Элли начала покусывать нижнюю губу и часто моргать глазами, боясь разрыдаться на глазах у всех. – Ничего. Слушай, если ты не готова, все нормально. Я могу потерпеть еще немного. Ты весь вечер не отходила от меня ни на шаг, и я действительно ценю это…

– Элли, что СЛУЧИЛОСЬ? – Спросила Лиз, перебивая подругу и касаясь ее руки. Блондинка нервно хмыкнула и, покачав головой, на мгновение отвела глаза в сторону.

– Ничего… это глупо… просто забудь об этом, ладно? Послушай, мне надо в дамскую комнату… Я сейчас вернусь, – быстро сказала Элли и ушла прежде, чем Лиз смогла вставить хоть слово. Финансовый директор смотрела на исчезающую девушку и задавалась вопросом, что, черт возьми, могло случиться, что так расстроило Эллисон.

***

Если бы не макияж, Элли с таким бы удовольствием сейчас ополоснула лицо прохладной водой, но вместо этого она просто смотрела на свое отражение в зеркале и поправляла прическу. Этот вечер и так начался не слишком хорошо, но когда уже стало казаться, что все налаживается, стало еще хуже. Элли злилась на Эм Джей за ее игры, которые просто взрывали ей мозг, она злилась на Кейт Рид, которая была настоящей ведьмой. Девушка надеялась, что рассердилась на Эм Джей достаточно сильно, чтобы держаться от нее подальше и не разговаривать как можно дольше. Может быть, это послужит той уроком… и покажет, что это плохая шутка играть на ее эмоциях.

Единственной проблемой было то, что Элли не могла забыть, как Эм Джей улыбнулась и подмигнула ей сегодня вечером, то, как она смотрела на нее, касалась ее, когда никого не было вокруг. Неужели, это ничего не значило? А как насчет неприязненных взглядов, которые Эм Джей бросала на Кейт? Есть ли между ними реальная вражда? Элли не знала ответы на эти вопросы. Может быть, Кейт наговорила ей все эти вещи просто потому, что ревновала? Или это просто была безумная игра? Измученный разум Элли беспомощно метался между желанием послать все это куда подальше и стремлением продолжить падение в неизвестность. Девушка закрыла глаза и опустила голову.

Черт, может быть, мы просто ВСЕ слишком много выпили сегодня вечером, печально подумала она, решив, что не имела права ожидать от очаровательного президента особого к себе отношения. Эм Джей красивая женщина, рассудила Элли, конечно, многие хотят ее так же сильно, как я. Может быть, я просто слишком эмоционально реагирую.

Но отчасти проблема заключалась в том, что между ними не было никаких четких разграничений, не было установлено никаких границ, не было никакой последовательности в поведении. Настроение Эм Джей невозможно было предугадать, быть рядом с ней – это все равно, что кататься на американских горках: горячая в одну минуту, холодная в другую… то бесстыдно флиртующая, то равнодушная и чужая. Элли думала, что их отношения становятся более крепкими и понятными, учитывая события последних нескольких недель, но теперь, из-за сегодняшней сумятицы, она совершенно не знала, где они находятся и куда идут. Элли была так расстроена, что ей хотелось только одного, забиться в какой-нибудь угол и заплакать, а еще ей хотелось хорошенько себя ударить за то, что она была такой наивной.

Пообещав себе, что впредь будет лучше стараться держать под контролем свои растущие чувства к Эм Джей, Элли выпрямилась, оправила платье и решительно вышла из уборной. Но не успела она закрыть дверь, как услышала в темном коридоре рядом с туалетом низкие голоса и тихий смех. Чисто из любопытства, Элли повернула голову в том направлении и то, что она увидела, надолго запечатлелось у нее в памяти.

Эм Джей, лениво облокотившись о стену, стояла спиной к Элли, держа в руке пустой бокал вина, и чья-то рука обнимала ее за талию, поглаживая голую загорелую спину. Увидев кроваво-красные ногти, Элли точно знала, кому принадлежала эта рука. Девушка стояла и смотрела, не веря своим глазам.

Значит, это было правдой… Все это было просто игрой. Извращенной игрой, в которую она попала по своей глупости. Эллисон трудно было в это поверить. Живот скрутило, к горлу подступила тошнота, и у девушки перехватило дыхание, словно кто-то нанес ей сокрушительный удар в грудь.

В этот момент Кейт Рид выглянула из-за плеча Эм Джей и заметила ошеломленное выражение лица светловолосой красотки. Торжествующе ухмыльнувшись своей конкурентке, она решила добить ту и соблазнительно поцеловала экс-любовницу в шею. Увидев, как рот блондинки приоткрылся еще больше и как та, задыхаясь, выскочила из коридора, Кейт, откинув голову назад, громко рассмеялась.

Как же иногда приятно уничтожать людей.

***

Элли в оцепенении направлялась обратно к Лиз, зная, что ее рот по-прежнему открыт, а глаза горят от рвущихся наружу слез. Как ей еще удавалось держать себя в руках, было для нее загадкой. Подойдя к своему столику, Элли на мгновение остановилась, не зная, что сказать, но прежде чем она успела что-нибудь придумать, Лиз, почувствовав ее присутствие, повернулась к ней.

– Эй, ты хочешь…? Эй… Элли. Что случилось? – Спросила Лиз, заметив странное и бледное выражение лица подруги.

– Я… я… я пойду… ладно? – Пробормотала Элли. – Если ты не возражаешь… Я действительно должна идти, – сказала она и, покачав головой, быстро отвернулась, прежде чем Лиз смогла запротестовать. Но не успела девушка пройти и полпути, как Лиз догнала ее.

– Элли! Элли! Да, что такого СЛУЧИЛОСЬ!? – Решительно потребовала финансовый директор, повернув девушку к себе лицом.

Слезы потекли по щекам блондинки, а тело начало сотрясаться в безудержных рыданиях. – Я чувствую… себя такой глупой… Лиз… Я такая идиотка! – Запинаясь, начала объяснять Элли.

– Шшш… Шшшш… все нормально, – стала успокаивать подругу Лиз, обняв ее. – Давай садись сюда и расскажи мне, что происходит. – И она подвела Элли к какой-то скамейке, расположенной у большого бассейна.

***

Элли около часа изливала душу новообретенной подруге, рассказывая ей, все о своих своеобразных отношениях с противоречивым президентом Уиттон Inc. Лиз слушала очень внимательно, позволяя Элли выплакаться и выплеснуть накопившийся внутри гнев и разочарование. Бедная девушка запала на прелести Эм Джей, только чтобы узнать, что ее просто используют. Это было паршивое начало в новом городе, столкнуться лицом к лицу с жестоким миром большого бизнеса, но, к сожалению, такие вещи иногда случались. И Лиз было невыносимо знать, что такая девушка как Элли попала в эти сети. Понятно, что та была просто опустошена.

Только по воле случая ее маленькая подруга не успела слишком далеко зайти и не сделала ничего предосудительно. Лиз видела такое раньше… весь этот сценарий ей до тошноты был хорошо знаком… и то, что он снова повторился, приводило ее в ярость. Она не была дурой – она видела, сколько времени Элли проводила с Эм Джей, замечала мимолетные улыбки и выражение лица блондинки, когда упоминалось имя президента. Много раз, Лиз хотела предупредить подругу, хотела сказать ей, что Эм Джей настоящая змея и что ей нельзя доверять. Она пыталась, но, видимо, этих попыток было недостаточно.

Ну… Теперь я должна быть с ней честной, рассудила Лиз и, сделав глубокий вдох, устало выдохнула.

– Послушай, Элли… Есть некоторые вещи, которые ты должна знать об Эм Джей, – осторожно начала женщина. Блондинка внимательно посмотрела на нее и, нахмурив пшеничные брови, вытерла слезы с глаз. – Полагаю, я должна была сказать тебе об этом раньше, но… – Лиз ненадолго задумалась. – Я не знаю… Мне бы не хотелось, чтобы это прозвучало так, будто я обижена на Эм Джей или что-то в этом роде, – закончила она, пожимая плечами.

– Что ты имеешь в виду? – Спросила Элли хриплым голосом.

Лиз выпустила еще один вздох. – У Эм Джей есть… тайна, – начала она. – Видишь ли… такого рода вещь уже случалась раньше, – сказала Лиз, серьезно глядя на Элли. – Сколько раз это случилось, я не знаю, но последний раз это произошло с моей подругой, и я знаю, что Эм Джей точно также вела себя с ней как сейчас с тобой. – Элли с тревогой смотрела на нее. – Разница заключается лишь в том, что Эм Джей удалось убедить Алекс переспать с ней несколько раз, прежде чем она равнодушно бросила ее, – саркастически добавила Лиз.

Глаза Элли расширились, а рот слегка приоткрылся. Девушка на мгновение отвернулась. Она знала, что слышала имя «Алекс» раньше. И тут ее осенило. – Алекс Как-там-ее-зовут, – пробормотала Элли.

– Что? – Переспросила Лиз.

– Алекс Как-там-ее-зовут… Мэдисон и Эм Джей однажды упоминали ее. Она ведь работала в компании, не так ли? – Спросила Элли, с мольбой глядя на подругу.

– Да, она работала здесь, пока Эм Джей не трахнула ее, в буквальном смысле, и тогда они уволили ее, – фыркнула Лиз.

– Ты шутишь? – Недоверчиво спросила блондинка.

– Боюсь, что нет. В общем, Алекс запала на Эм Джей… у них завязался роман… а когда Эм Джей устала от нее, то бросила ее. Когда Алекс попыталась бороться и вернуть ее, Эм Джей повела себя просто отвратительно. В дело вмешались Мэдисон и юридическая фирма ее муженька, и они откупились от Алекс, только чтобы она держала язык за зубами и без скандала покинула компанию, – сказала Лиз.

– Что? Ты должно быть меня разыгрываешь!? – Воскликнула Элли.

– Нет. У Алекс было разбито сердце, но она была не глупа. Она взяла деньги и ушла. Это было ужасно, – добавила Лиз. Элли сидела с открытым ртом, тупо уставившись в землю.

– Есть еще кое-что…, – осторожно начала Лиз. -…Именно тогда Эм Джей познакомилась с Кэтрин Рид. Кейт вела ее дело против Алекс. – Элли снова подняла на подругу полные недоверия глаза. – Она и Эм Джей до сих пор «вместе», – тихо закончила финансовый директор.

Ошеломленная услышанным, Элли несколько минут сидела молча. – Господи… Я не могу поверить, что была такой ГЛУПОЙ, – наконец, пробормотала она и уронила лицо на ладони.

– Элли… послушай меня, – начала Лиз, подняв голову подруги за подбородок, – в этом НЕТ твоей вины. Во всем виновата только Эм Джей. Она непревзойденный мастер в соблазнении, использовании и обманывании людей. Черт, когда я впервые начала работать в компании, она и меня обвела вокруг пальца! Да, она невероятно красивая женщина, но она использует свою красоту, чтобы получить желаемое, и милая,… она использует ТЕБЯ. – Прямо сказала Лиз, глядя на Элли жестким взглядом.

– Да… Теперь я вижу это, – ответила Элли, явно разочаровано. Ее плечи поникли, она молча сидела, вытирая глаза и нос бумажной салфеткой. Через какое-то время девушка задумчиво нахмурила брови и посмотрела на свою спутницу. – Лиз… ты лесбиянка? – Спросила она с откровенным любопытством.

Лиз улыбнулась и рассмеялась над прямотой подруги. – Да, Элли, я лесбиянка. Хотя, думаю, что на самом деле я – би… У меня были отношения, как с мужчинами, так и с женщинами… но ты можешь называть меня как хочешь. – Лиз улыбнулась и прислонилась спиной к скамейке.

Несмотря на удручающее эмоциональное состояние, Элли не могла не рассмеяться. – Ты с кем-нибудь встречаешься сейчас? – Спросила она уже более серьезным тоном.

– Нет. Я решила быть более избирательной. Однако, как ты можешь видеть, это ведет меня ВНИКУДА! Но я решила быть терпеливой, – с усмешкой сказала Лиз и стукнула кулаком в ладонь.

Элли улыбнулась. – Знаешь, мне всегда это было интересно… но я не могла просто подойти и прямо спросить тебя, – застенчиво ответила она.

– Все нормально… Я сразу поняла, что ты гей, как только увидела тебя – это было, когда Эм Джей столкнулась с тобой в моем кабинете, – сказала Лиз с хитрой улыбкой. – Все это было написано у тебя на лице.

– Черт… я что, настолько прозрачна? – Закатив глаза, спросила Элли, и в подтверждении ее слов Лиз засмеялась. – Потрясающе… Интересно, кто еще ЗНАЕТ, – проворчала блондинка и откинулась спиной на скамейку.

– Не волнуйся, большинство людей не так уж и наблюдательны. Но… готова поспорить, что Мэдисон тоже знает. Ничто не ускользает от внимания этой женщины, и она та, кто держит Эм Джей в узде, – прокомментировала Лиз. Элли кивнула головой в знак согласия, и они ненадолго замолчали.

– А знаешь, в чем истинная проблема? – Начала Элли. – Я действительно увлеклась ею, – призналась она.

Лиз поморщилась. – Ну, тогда тебе лучше охладеть к ней, и чем быстрее, тем лучше.

– Я знаю, но… не все так просто… Я имею в виду, что я не просто по глупости стала жертвой соблазнов, это…, – Элли задумалась, подыскивая нужные слова. – Это другое… я по-настоящему и необъяснимо запала на нее. Я не знаю… Я не могу это объяснить. Я просто знаю, что никогда прежде не чувствовала себя так, – сказала она и посмотрела на подругу, ища понимания. Лиз открыла рот, чтобы что-то сказать, но Элли остановила ее, подняв руку. – И прежде чем ты что-либо скажешь, то да, я увлекалась и встречалась с другими женщинами раньше, так что это для меня не в новинку. Это что-то… я не знаю… это что-то, чего я никогда не испытывала раньше… ни с кем. И если честно, это немного пугает, – закончила она, с тревогой посмотрев на Лиз.

– Хорошо… Ты должна бояться, – ответила финансовый директор. – Я бы на твоем месте, прислушалась к своим инстинктам и держалась подальше от Эм Джей Уиттон. Ты хороший, добрый человек, Элли, я не хочу видеть как тебе больно. И поверь мне, ты будешь единственной, кто пострадает, – сказала Лиз, пронзив блондинку предостерегающим взглядом, глядя ей прямо в глаза.

Элли, сделав глубокий вдох, с шумом выдохнула воздух и, пробежав пальцами по волосам, отвела глаза в сторону. Она знала, что ей не следовало ожидать, что Лиз поймет ее чувства, но подруга действительно была права. Так как, черт возьми, ей разорвать свою связь с Эм Джей? Вряд ли кто-нибудь поймет, что ее привлекало в этой обольстительной женщине, потому что она сама не понимала что именно.

Она невольно попала под чары Эм Джей, и как бы трудно это не было, она должна была отбросить свои желания и чувства в сторону и всегда помнить то, что видела в темном коридоре. Она должна была помнить, что Эм Джей просто водила ее за нос, и что она не может позволить себе снова стать жертвой. Все, о чем она когда-то мечтала и думала, теперь стало плодом ее воображения; они были только коллегами по работе, и ничем больше. Элли пообещала себе, что будет стараться избегать Эм Джей, а если им все-таки предстоит встретиться, то она будет держаться с ней строго и официально.

Если Эм Джей может то поворачиваться ко мне, то отворачиваться от меня, то и я могу, с вызовом подумала девушка… То и я МОГУ.

0

11

Глава 24

    Я встала не с той ноги,

    Теперь я сама не своя;

    Я – Джекил, я – Хайд,

    Нашла, где спрятаться…Давай! Ищи меня!

    О, то вверх, то вниз,

    То назад, то вперед…так опасно;

    Не могу избавиться от этого вкуса во рту,

    Глотаю его…притворяюсь.

    Держи, держи это все,

    Сделай, сделай из этого бомбу.

    Пусть, пусть она рванет, чтобы смести все,

    Просто покончи со всем

    No Doubt

Первую неделю после рождественской вечеринки Эллисон было очень трудно. Особенно она ненавидела преодолевать расстояние от лифта до своего кабинета, глядя в пол и всячески уклоняясь от зрительного контакта со всеми сотрудниками. Девушка избегала Эм Джей и 14-й этаж, как чумы. Ее плечи всегда были поникшими, а голова стыдливо опущена, потому что ей казалось, что все в здании знали, что произошло, и как ее обманули. Она чувствовала себя так, будто ходит с плакатом на шее, на котором написано «ПРОСТУШКА». К счастью, казалось, Эм Джей была занята настолько, что ей было не до нее, так что девушка была рада оставаться в своем офисе и заниматься кадровыми вопросами.

Она знала, что ведет себя асоциально, но не могла заставить себя поступать иначе. Сейчас ее разум был в смятении, сомнениях, она была в ярости и чувствовала, что будет лучше ей побыть в одиночестве и успокоиться. Однако Элли боялась, что это может занять время.

***

Прошло почти две недели с большой Рождественской гулянки, и Эм Джей, не покладая сил, работала, чтобы закрыть проекты и решить многие проблемы до конца года. У нее было несколько вопросов к отделу кадров, которые требовали участия Джона а, предпочтительно, Элли, но почему-то каждый раз, когда она пыталась вызвать ассистента руководителя отдела, та не отвечала на телефонный звонок и не перезванивала. Эм Джей не знала, почему каждый раз, думая об Элли, испытывает беспокойство, но чутье подсказывало ей, что что-то неладно.

И вместо того, чтобы терпеливо сидеть и ломать голову над этими вещами, Эм Джей решила прокатиться до 13-ого этажа и посмотреть, где скрывается ассистент руководителя.

***

Появление президента в отделе кадров взбудоражило весь персонал. И хотя в том, что та входила сюда без предварительного уведомления, не было ничего удивительного, каждый раз, когда это случалось, всех охватывало чувство обреченности и плохого предчувствия.

Эм Джей целенаправленно, нигде не останавливаясь, шагала в сторону кабинета Элли. Добравшись до ее офиса, она увидела, что там горел свет, компьютер включен и документы разбросаны по всему столу, но не было никаких признаков блондинки. Нахмурившись и скривив губы, Эм Джей повернулась и направилась в противоположную сторону.

Почувствовав чье-то присутствие, Джон оторвал глаза от экрана компьютера и увидел своего босса, глядящую на него жестким взглядом с каминным выражением лица.

– Эм Джей? Что я могу для тебя сделать? – Спросил он немного испуганно.

– Я ищу Эллисон, – ответила Эм Джей как ни в чем не бывало.

Джон вытянул шею, чтобы просмотреть в кабинет Элли, и увидел, что ее там нет. – Я не знаю, куда она пошла… Я не ее секретарь, – ответил он довольно ехидно, спрашивая себя, почему Эм Джей интересуется у него, где Элли, когда сама большую часть своего времени проводила с девушкой.

Почему она не может просто оставить записку, как все остальные? Сердито подумал Джон.

Эм Джей раздраженно посмотрела на мужчину. – Скажи ей, что я хочу ее видеть, когда у нее выдастся свободная минута – отрезала она и, повернувшись на каблуках, быстро покинула офис.

Джон вздохнул и покачал головой. – О, даа, всегда, ПОЖАЛУЙСТА, Эм Джей, – пробормотал он вслух.

***

Элли медленно плелась по коридору от лифта обратно в свой отдел, отпивая ванильный капучино из чашки и наслаждаясь его богатым вкусом. В последнюю неделю у нее вошло в дурную привычку спускаться в кафетерий в поисках чего-нибудь вкусного, но она отчаянно нуждалась в этом отвлечение. Девушка устала сидеть в своем кабинете весь день, она устала жалеть себя, устала избегать звонков Эм Джей, и она вынуждена была признаться себе, что ей стало немного скучно.

Когда Элли вошла в отдел и направилась к себе в кабинет, Джон окликнул ее. – Элли… Эм Джей была здесь и искала тебя, – сказал он, когда она подошла к его двери. Элли отвела глаза чуть в сторону и драматично закатила их. Джон скривил губы в понимающей улыбке. – Она хочет видеть тебя, когда у тебя будет минутка, – добавил он, наслаждаясь выражением лица своего ассистента.

Элли вздохнула. – Хорошо… спасибо, – пробормотала она, затем повернулась и пошла к себе в кабинет, чувствуя зарождающуюся внутри тревогу. Кажется, ее спокойной и скучной жизни пришел конец.

Джон был рад, наконец, увидеть, что Элли не была уже как раньше очарована президентом компании. Ему казалось странным, что его прелестная помощница так много времени проводила с Эм Джей, совсем не уделяя внимания ему, ее боссу, и забыв про свои непосредственные обязанности, а если еще и верить словам Рэя Калхун, то этих двоих связывало гораздо большее, чем просто «работа».

Да, мои маленькие беседы с Рэем всегда очень познавательны, размышлял Джон про себя. Я знал, что это не займет слишком много времени, прежде чем Эм Джей покажет настоящую себя. Теперь и Элли знает то, что знают все остальные.

***

Эм Джей усердно работала, пытаясь покончить с делами, чтобы для разнообразия уйти из офиса и вернуться домой пораньше. Женщина взглянула на часы, которые показывали пятый час, а она до сих пор ничего не слышала от Эллисон. Теперь Эм Джей стало совершенно ясно, что Элли действительно избегала ее, и она сделала для себя в уме пометку, докопаться до сути завтра же утром. Брюнетка напряглась, думая о том, что такого она могла сделать неправильного, когда неожиданно раздавшийся голос, прервал ее размышления.

– Усердно работаешь, даже в конце дня? – Ехидно сказал Рэйфорд, без предупреждения входя в кабинет Эм Джей.

Темноволосая женщина неприязненно посмотрела на сводного брата. – Некоторые воспринимают работу намного серьезнее, чем другие, – огрызнулась она.

– Ах, да… ты такая вся важная и преданная, Эм Джей, – насмешливо добавил Рэй и засмеялся.

Брюнетка опустила глаза и вернулась к работе. – Чего ты хочешь, Рэй? – Нетерпеливо спросила она, не желая смотреть на занозу в заднице, вставшую перед ее столом.

– О, ничего… Я просто подумал, что ты должна знать, что по компании ходят нелицеприятные слухи, – намекнул он.

Эм Джей уперлась руками в стол и строго посмотрела на «брата». – Мне нет никакого дела до чертовых сплетней, Рэй.

В ответ мужчина криво усмехнулся. – О, но тебе должно быть дело, потому что они касаются тебя, дорогая сестренка.

Эм Джей, почувствовав, как покраснели от злости ее щеки, пронзила брата ненавистным взглядом. Он, конечно, специально пытался вывести ее из себя, но она не желала попадать в его сети.

Глумливо улыбаясь, Рэй взял одну из визиток Эм Джей и, крутя ее в руках, начал медленно ходить перед столом сестры.

– Похоже, все только и делают, что обсуждают президента-затворницу и ее необычное поведение на рождественской вечеринке, – начал злорадствовать Рэй, не замечая кипящее выражение лица Эм Джей. – Лично я считаю, что твоего красного платья было уже достаточно, чтобы породить пересуды, однако твой пьяный флирт со всеми мужчинами – и женщины, вот что действительно вызвало всеобщий интерес, – продолжил издеваться Рэй, наслаждаясь своей властью над сводной сестрой.

Эм Джей, вскочив со стула и уперев руки в стол, угрожающе наклонилась вперед. – У меня нет времени на твои глупые игры, Рэй. Если у тебя нет ко мне ничего важного, то выметайся из моего офиса, – ядовито ощетинилась она, сверкая ледяными глазами.

Рэйфорд улыбнулся и пожал плечами. – Как пожелаешь, Эм Джей, – спокойно произнес он и, бросив визитку сестре в лицо, повернулся и вышел из кабинета, удовлетворенный тем, что ему удалось взъерошить оперение всегда невозмутимой женщины.

Эм Джей, сдерживающая себя все это время, рухнула обратно в кресло, извергнув раздраженный вздох.

Чертов редиска, тихо выругалась она и, взяв визитную карточку, скомкала ее в руке.

Рэй всегда знал способ как вывести ее из себя. Конечно, он только пускал дым ей в задницу, и все же, тот факт, что она позволила ему добраться до себя, слегка задеть, чрезвычайно злил ее, особенно, Эм Джей сердилась на саму себя. Ей были известны все его закулисные приемы, и она знала, что ни одному его слову верить нельзя. Как было хорошо, пока он был в отпуске, и ей не приходилось мириться с его замашками, может быть, она просто за это время потеряла навык общения с ним. Но он вернулся, и, казалось, стал доставлять ей еще больше неприятностей, чем обычно. Это заставило Эм Джей задаться вопросом, что же тогда он представлял собой до отпуска, и у нее внезапно скрутило живот.

Решив, что впредь не позволит Рэю выводить себя из равновесия, Эм Джей вернулась к работе, чтобы уйти из этого ада пораньше домой.

***

Элли до конца дня откладывала свой визит на 14-й этаж. Было почти пять часов, когда она, наконец, подошла к столу секретаря Эм Джей. Ее ладони вспотели, пока она слушала и наблюдала, как Хелен звонит президенту и говорит той, что к ней пришла Элли, и когда девушка услышала ровный голос Эм Джей по внутренней связи, которая сказала: «Пусть войдет», у нее болезненно засосало под ложечкой… Ей стало еще страшнее.

Прежде чем открыть деревянную дверь, Элли сделала глубокий вдох и, наконец-то, справившись со страхом и успокоившись, шагнула через порог.

Эм Джей в безупречном деловом костюме сидела за своим столом, печатая на компьютере документ, и как всегда, ее волосы были крепко стянуты на затылке.

Услышав, как вошла Элли, темноволосая женщина подняла глаза. – Ну, наконец, – несколько раздраженно поприветствовала девушку Эм Джей. – Я начинаю думать, что ты почему-то намеренно избегаешь меня, – добавила она, выгнув брови и многозначительно глядя в нефритовые глубины.

Конечно, она заметила твое поведение… и, очевидно, находится сейчас не в лучшем настроении… Прекрасно, подумала Элли, чувствуя, что краснеет. – Я была занята… Конец года и все такое, – твердо заявила девушка, вызывающе выпятив подбородок.

– Да, я знаю. Вот почему я хотела тебя видеть, – равнодушно ответила Эм Джей и замолчала, наблюдая за напряженной блондинкой и переливами враждебных бликов в ее обычно теплых и дружелюбных глазах. Слова Рэйфорда эхом отозвались в ее голове, и она, опустив глаза на стол, начала рыться в стопке бумаг. Возможно ли, что кое-что из того, что он сказал, было правдой? Может, Элли расстроило ее поведение в Рождественский вечер? Или, возможно, до нее дошли сплетни?

Это просто смешно, сердито подумала Эм Джей, если она верит во всю эту чушь, то это ее проблема. И женщина забыла о своем желании спокойно выяснить, что беспокоило ее очаровательную подругу. Элли явно злилась и была напугана, язык ее тела граничил с откровенной враждебностью, и это лишь еще больше разозлило Эм Джей.

Если она хочет поссориться со мной, то ей придется начать первой… Я отказываюсь идти у нее наповоду, подумала брюнетка.

– У меня есть несколько вопросов, которые требуют решения до праздничных выходных, – резко сказала Эм Джей, и начала отдавать приказы один за другим, ни разу не остановившись и не взглянув на Элли.

К концу короткой встречи, кончики ушей блондинки горели огнем от злости и унижения. Эм Джей обращалась с ней, как с каким-то глупым лакеем, и девушке хотелось придушить ее за это. Когда президент, наконец, закончила с пренебрежительным: «На данный момент это все», Элли быстро вскочила с кресла и направилась к двери.

Эм Джей тупо смотрела ей вслед, чувствуя больше разочарование, чем гнев. Миллион мыслей проносилось у нее голове.

– Почему я всегда стою под горой, когда на меня катится поток дерьма? – Тихо пробормотала она, качая головой.

***

На часах было пять-тридцать, когда Мэдисон вошла через открытую дверь в затемненный офис сестры и остановилась на мгновение, увидев, Эм Джей, стоящую и глядящую на город через панорамное окно.

– Ооо… смотришь в окно… это всегда плохой знак, – сказала Мэдисон, подходя к сестре.

Эм Джей повернулась и бросила на младшую Уиттон предупреждающий взгляд. – Это был тяжелый день, – отрезала она.

– А этот тяжелый день имеет какое-нибудь отношение к рассерженной маленькой блондинке, которая промчалась мимо меня в коридоре, даже не сказав «привет»? – Поинтересовалась Мэдисон.

Эм Джей, снова стрельнув взглядом в сестру, со вздохом плюхнулась в кресло. – Она злится на меня, – спокойно призналась она.

– Почему? – Спросила Мэдисон, присаживаясь на край стола.

– Я не знаю.

– Ты НЕ ЗНАЕШЬ? Мне трудно поверить, что ты НЕ ЗНАЕШЬ в чем причина.

– Я… НЕ… ЗНАЮ! Мы прекрасно ладили… до недавнего времени… до Рождественской вечеринки…, а теперь она даже не разговаривает со мной, – возмутилась Эм Джей, делая вид, что перебирает бумаги на столе.

– Ну, это многое объясняет, – как ни в чем не бывало, сказала Мэдисон.

Эм Джей гневно посмотрела на сестру. – Что? Что объясняет?!

– Морган… ты вообще помнишь вечеринку? – Спросила Мэдисон.

– Конечно, я помню! – Взорвалась брюнетка.

– А ты помнишь, как вела себя?! – Упрекнула сестру Мэдисон, и Эм Джей непонимающе уставилась на нее. – Ты флиртовала и была бесстыдно дружелюбна СО ВСЕМИ! Я уверена, что Элли видела тебя! – Сквозь полу-смех сказала Мэдисон.

– Эй! Это ты мне сказала, что я должна быть дружелюбной! – Парировала Эм Джей, тыча в сестру пальцем. – Я вообще не хотела ИДТИ на эту чертову вечеринку!

– Быть дружелюбной, Морган, не означает напиваться и заигрывать абсолютно СО ВСЕМИ, включая Элли – возмутилась Мэдисон. – И, уж тем более, я не говорила тебе вешаться на Кейт Рид и делать из всего этого спектакль! – Добавила она.

– Что?! Я НЕ напивалась и НЕ вешалась на Кейт и кого-либо еще! – Проворчала Эм Джей сквозь зубы. – Ты что, разговаривала с Рэем?! – Осуждающе сказала она.

– Рэем? А при чем, черт возьми, здесь Рэй? – Ничего не понимая, спросила Мэдисон.

– Рэй недавно посетил меня, чтобы позлорадствовать и сообщить, что по всей компании ходят сплетни обо мне и моем поведении на рождественской вечеринке, – проворчала неохотно Эм Джей.

– Ну, ненавижу признаваться в этом, но он прав. Твое платье вызвало достаточно волнений, не говоря уже о твоем поведении, – язвительно заметила Мэдисон неодобрительным тоном.

Эм Джей открыла было рот, но потом внезапно закрыла его и, стиснув челюсти, заскрежетала зубами. Ей захотелось ударить свою младшую сестру прямо в лицо, прямо в своем офисе, среди бела дня. Ей хотелось закричать, и все отрицать, но правда заключалась в том, что она не очень хорошо помнила события той ночи. Она помнила, как немного пофлиртовала с Кейт, смутно помнила, как Кейт делала ей совершено непристойные предложения, однако, единственное, что она ясно помнила так это, как заигрывала с Эллисон и наслаждалась этим.

Мэдисон прекрасно видела, о чем думает ее старшая сестра, поэтому она наклонилась вперед и пристально посмотрела той в глаза. – Ты вообще задумывалась на секунду, что Элли, наверное, видела, как ты флиртовала с Кейт, да и все остальные тоже, и что она, наверное, задается сейчас вопросом, в какие, черт возьми, игры ты с ней играешь? Господи, Морган, она, должно быть, спрашивает себя, какая же ты на самом деле, потому что…

– Заткнись, Мэдди… ЗАТКНИСЬ! – Закричала Эм Джей, резко вставая с крепко сжатыми кулаками. С нее было уже достаточно, что все сегодня учат ее жизни и критикуют.

– Нет, Морган! Я не буду стоять и смотреть, как ты делаешь это снова! – Тоже перешла на крик Мэдисон и, соскользнув со стола, встала перед взбешенной и, по ее мнению, глупой сестрой. Будь она проклята, если будет сидеть, сложа руки, пока Эм Джей уничтожает себя и кого-то еще, СНОВА, только потому, что не может контролировать себя и обуздать свои порочные желания. Эм Джей молчала, плотно сжав челюсти, и грозно смотрела на сестру. – Если Эллисон разозлилась и обиделась на тебя, пожалуйста, остановись сейчас… отпусти ее, – добавила Мэдисон. – Разорви с ней все отношения, пока ты не сделала еще одну ошибку! Ты не можешь больше переходить границы, Морган. Один раз ты это уже СДЕЛАЛА! – Решительно заявила младшая Уиттон, размахивая рукой. – Ты НЕ МОЖЕШЬ допустить это снова. – Воскликнула она, делая шаг в сторону старшей сестры.

Темные брови взлетели вверх, и Эм Джей елейно усмехнулась. – Интересный выбор слов… или это был умышленный каламбур? – Язвительно заметила она, снова садясь в кресло.

– Черт возьми, Морган…, – зашипела Мэдисон. – Если ты не остановишься, то не жди от меня помощи, в этот раз я не буду помогать тебе, собирать осколки. Я СЕРЬЕЗНО! – Громко воскликнула Мэдисон, указав пальцем в лицо сестры, после чего быстро повернулась на каблуках и выбежала из офиса Эм Джей, хлопнув дверью так, что стены завибрировали.

Около пяти минут Эм Джей тупо смотрела на дверь, затем опустила голову и выдохнула мучительный вздох.

Когда все стало так чертовски сложно? Спросила себя высокая женщина. Когда все пошло наперекосяк? Она и Элли просто веселились, вот и все… в чем тут вред? Флирт и кокетство всегда были частью ее… все знали это… и раньше это никогда не было проблемой. Люди флиртуют все время, и никто еще от этого не пострадал… Так почему же на этот раз все по-другому?

Потому что, очевидно, для Элли это был больше чем флирт, ответило ее подсознание, и потому, что ты к ней что-то чувствуешь… И ты знаете это… И она знает это.

– Заткнись! – Вслух пробормотала Эм Джей, разговаривая сама с собой.

Я ничего не чувствую… Я не могу чувствовать, подумала она, закрыв глаза. Единственное, что она могла чувствовать прямо сейчас, что она теряет здравый рассудок.

Эм Джей, подперев локтями подлокотники кресла, уронила голову на ладони и начала массировать виски в попытке избавиться от зарождающейся головной боли.

Почему с женщинами так чертовски сложно? Задала Эм Джей риторический вопрос, размышляя над различиями между полами. Она всегда считала, что думает и мыслит больше как мужчина, чем как женщина, и, честно сказать, она не видела в этом ничего плохого. Ее никогда сильно не заботили отношения, но если они были неизбежны, то Эм Джей предпочитала, чтобы они были минимальны, а, попросту говоря – «всунул, высунул и пошел», никаких эмоциональных привязанностей, чего, казалось, так жаждало большинство женщин.

Эмоции – это всегда плохо. Когда ты становишься эмоциональной, то погружаешься в отношения слишком глубоко, а когда погружаешься слишком глубоко, то становится гораздо труднее повернуться спиной. А Эм Джей любила отворачиваться. Именно так она всегда предпочитала поступать. Она играла с людьми, а когда уставала, то просто бросала их, ничего не объясняя. Большинство женщин так не поступало… Большинство женщин преследовало своего возлюбленного, стараясь удержать его. Эм Джей этого не делала… она просто отказывалась от отношений. Так что, если она поступала как большинство парней, ну и что, да будет так.

Но… все дело было в том, пришлось признаться Эм Джей самой себе, что ОНА не может выкинуть Элли из головы, что та преследует ее. Она не знала, когда это началось, и как долго продолжалось, но привлекательная, умная маленькая блондинка каким-то образом просочилась в ее поры, бесшумно вторглась в ее сознание и самые потаенные уголки ее души. И разум Эм Джей совсем не облегчал ей жизнь; он часто и упорно пытал ее, вспоминая легкий запах духов… нежные прикосновения… мягкие выразительные черты лица… улыбку… сочные губы…честность и открытость, которые так ярко сияли в глубоко посаженных зеленых глазах.

Это сводило ее с ума, Эм Джей полюбила все эти вещи и очень сильно скучала по человеку, которому они принадлежали. Отрицать свои чувства и мысли становилось все труднее и труднее. Казалось бы, она могла сделать вид, что ничего не изменилось, но с каждым днем ее внутренний голос кричал все громче и громче.

Глава 25

    Я долго пыталась понять, любимый,

    Но ты так загадочен, я хочу знать – почему,

    Едва я поднимусь с земли,

    Ты опять сбиваешь меня с ног,

    Снова и снова.

    А когда я попросила всё объяснить,

    Ты сказал, что ты -

    Жесток ради моего же блага, в меру.

    Жесток ради моего же блага, это – добрый знак.

    Жесток ради моего же блага, это – признак любви.

    Милый, ты должен быть жестоким ради моего же блага

    N . Lowe

Маленький тет-а-тет с Рэйфордом и сестрой посеял в душе Эм Джей чувство разочарования и беспокойства. Уже прошло несколько дней, а Элли все продолжала избегать ее. Если же они встречались, то та была немногословна и всегда холодна с ней. Однако как бы сильно она не скучала по их легкому и дружескому – хотя и рискованному – флирту, теплым отношениям, Эм Джей решила, что такую Элли, враждебную и мстительную, она легко выкинет из головы.

Темноволосая женщина постоянно задавалась вопросом: если Элли расстроило ее поведение на рождественской вечеринке, то, что именно? Как она флиртовала с НЕЙ, или как она флиртовала с ДРУГИМИ? Эм Джей вспомнила, что чувствовала себя вполне комфортно, дразня и касаясь Элли, поскольку все тогда указывало на то, что девушка была совсем не против такой близости. Она старалась вспомнить реакцию Элли, но единственное, что смогла вспомнить, это Кейт, которая стояла между ними весь вечер, как заноза в заднице.

Эм Джей была не из тех, кто привык извиняться, особенно за то, чего не контролировала. Так что, если Элли была расстроена выходками и словами Кейт, то что она могла с этим поделать? Она не контролировала Кейт.

Господи, а кто может? Спросила она саму себя. Разумеется, Элли должна была заметить, что Кейт намеренно подначивает Эм Джей… Безусловно, она могла сказать, что рыжая ничего для нее не значила… Ведь могла сказать? А если нет,… то, что ей сделать, чтобы убедить Элли в обратном? И что еще более важно, стоит ли ей пытаться?

Вот чем отвратительны отношения с женщинами, проворчала Эм Джей про себя несколько раз.

Часть ее хотела быть жестокой и послать маленькую блондинку в черту, но другая – признала она, скрепя сердце – очень сильно тосковала по Элли. Кроме Эллисон, Эм Джей не могла вспомнить никого, кто бы ей так сильно нравился, и чьей компанией она действительно бы наслаждалась. Сейчас вопрос был в том… возможно ли вернуть их дружбу?

После долгих раздумий, Эм Джей решила, что она просто будет обращаться с Элли как раньше. И хотя ей стоило бы рассердиться на блондинку за высокомерное отношение к себе в последнее время, Эм Джей заключила, что это, вероятнее всего, ее способ сдержать свои чувства. Более того, она знала, что если сама ответит ей тем же, став холодной и грубой, то это еще больше оттолкнет Элли, и они никогда не вернуться к прежним «хорошим рабочим отношениям». А если она будет на цыпочках ходить вокруг нее, то Элли подумает, что она в чем-то виновата, а Эм Джей ни в чем НЕ чувствовала себя виноватой. Она не обязана никому давать объяснения… она свободная личность, и может флиртовать и заигрывать с кем хочет.

Никогда и никому я не выказывала особого предпочтения… если она неправильно истолковала наши отношения и ожидала от меня большего, то это ее проблема, не моя, уговаривала Эм Джей саму себя изо дня в день… изо дня в день.

***

Рождественские праздники прошли быстро и размыто, а за ними наступил и Новый год. Элли встретила канун Рождества со своим отцом, а само Рождество – с Кейтлин и Джошем.

Эм Джей же провела свое Рождество в одиночестве, сидя перед телевизором, посетив на следующий день Мэдисон.

Все два дня шел проливной дождь.

***

Мрачным январским утром все начальники департаментов собрались на 14-м этаже в конференц-зале, чтобы обсудить планирование и подготовку бюджета на новый год. И как обычно, Джон, не разбирающийся в цифрах, захватил с собой Элли, потому что именно ей он поручил заниматься проектом бюджета и всей прилагающейся к нему документацией, а также отчетами о расходах. Умение этого человека постоянно перекладывать задания на других было поистине удивительным.

Обнаружив, что Эм Джей нет в зале, Элли с облегчением вздохнула. Значит, это будет всего лишь Мэдисон и Рэйфорд, и много-много пирожных и кофе. Девушка решила, что такое утреннее заседание она сможет пережить.

После выступления Лиз Джейкобс с презентацией по финансовому обеспечению, наступила очередь Джона представить задачи и перспективы развития кадрового департамента в новом году. Когда у присутствующих возникли к нему вопросы, а в частности, когда Мэдисон поинтересовалась об одной новой должности, Джон, как бесхребетная медуза, посмотрел на Элли, чтобы та поддержала его и заполнила пробелы. Верная своей натуре, девушка вмешалась в беседу, как только он посмотрел на нее.

– Это, правда, что у нас уже есть один Коммерческий инженер, но департамент коммерческого строительства растет и во многом уже превосходит Департамент жилого строительства, поэтому, я думаю, что для выделения дополнительной ставки Коммерческого инженера очень много оснований, и поиск соискателя на эту должность должен начаться как можно скорее. – Иногда она любила говорить профессионально и безупречно.

Но вся ее речь пошла насмарку, когда из задней части комнаты прозвучал низкий глубокий голос.

– Решение уже давно принято в отношении дополнительной ставки Коммерческого инженера.

Головы всех присутствующих повернулись в сторону отчетливого контральто. Эм Джей стоял в дверях задней комнаты с чашкой кофе в руке. – Прием на эту должность в настоящее время приостановлен на неопределенный срок, – отрезала она и сделала глоток.

Элли еле удержала свою нижнюю челюсть на месте, не позволив ей упасть на стол. Она тайком пробирается сюда и молчит до тех пор, пока Я что-нибудь не скажу, рассердилась Элли. Вот сука!

Вспыхнувший внутри девушки гнев не дал ей сдержаться. – Сомневаюсь, что те, кто участвует в приеме на работу, осведомлены об этом, – заявила она, глядя на женщину, которая, казалась, ей незнакомкой, смотрящей на нее пренебрежительным взглядом.

– О, они скоро будут осведомлены, – кратко парировала Эм Джей, пронзая небесно-голубым огнем сердитые нефриты. Неловкое молчание, воцарившееся в зале, показалось вечностью, пока, наконец, Мэдисон не вставила свое слово, и совещание продолжилось.

Спустя некоторое время, младшая Уиттон предложила сделать перерыв, который был встречен дружным согласием. Большинство убежало – кто в туалет, кто к столу с закусками. Элли настороженно наблюдала за Эм Джей, которая небрежно разговаривала с сотрудниками, источая высокомерие. Ее кровь вскипела, когда она увидела, как Эм Джей нахально ухмыльнулась и начала флиртовать с обтекаемыми слюнями мужчинами. Принудительно став свидетельницей такого отвратительного и заносчивого поведения президента, заставило блондинку почувствовать себя плохо.

Отведя взгляд от этой картины, Элли встала, чтобы направиться к столу с закусками… печенье должно было помочь ей подавить неприятное ощущение в желудке. Накладывая себе датский сыр в тарелку, девушка вдруг почувствовала давление и касание другого тела, слишком тесно подошедшего к ней сзади. Она могла даже не оборачиваться, поскольку знала, что только одному единственному человеку хватит смелости сделать такую вещь.

– Ой, – сказала Эм Джей, сверкнув глазами. – Вот… позволь мне помочь тебе, милая, – прошептала она сладким голосом, обняв Элли за талию, чтобы поднять сыр и положить его той на тарелку. Рука Эм Джей, скользящая вдоль тела Элли, побудила девушку выбросить из головы все тревожные мысли.

Господи, всемогущий! Я не могу поверить! Подумала Эллисон, закрыв на мгновение глаза и ощущая растущее возбуждение от прикосновения Эм Джей. Ее разум кричал и приказывал ей остановить все это, но тело говорило «да», и, изменив самой себе, она наслаждалась этой близостью, стремясь к большему.

Однако вскоре разум взял верх, принуждая ее остаться непоколебимой в своих убеждениях, и Элли, открыв глаза, резко повернулась лицом к Эм Джей, стоящей с самодовольной ухмылкой на рубиновых губах и темным блеском в глазах, которые насмехались над ней.

Сделав вид, что ничего не заметила и не поняла намек, Элли решила валять дурака и дальше и сделала самоуверенный шаг к Эм Джей, приподняв брови.

– Спасибо, милая, – сказала она низким, знойным голосом и, откусив кусочек сыра, дерзко облизала губы, окинув Эм Джей дерзким взглядом, бросая той вызов, после чего Элли отвернулась и с высоко поднятой головой устремилась к своему месту.

Вот тебе! Получите Мисс Высокомерная и Могущественная! С улыбкой подумала блондинка… В эту игру могут играть двое, Эм Джей Уиттон.

***

Так между двумя женщинами началась игра в кошки-мышки, которая была Элли очень хорошо знакома, и она надеялась, что у нее хватит решимости довести дело до конца. Исходя их многочисленных ухмылок и хитрых взглядов, что Эм Джей бросала на нее, девушка предположила, что она отлично справляется со своей миссией. И, тем не менее, Элли знала, что играет с огнем. Она не понаслышке знала, на что способна Эм Джей, но вместо того, чтобы поджать хвост и забиться в самый дальний угол, Эллисон не желала быть побежденной и прозябать на обочине.

Пересекаясь и встречаясь то здесь, то там, женщины могли в одну минуту флиртовать друг с другом, а в другую – обмениваться убийственными взглядами. Это было нелепо, и обычно расстраивало обеих, но в то же время, это доставляло им безумное удовольствие. И, конечно, это было не то, чего ожидала Элли. Ее отношения с Эм Джей становились все более и более запутанными, и девушка не знала, как ей разорвать эту связь.

***

Поздним утром, сразу после совещания руководителей департаментов, которое как обычно сопровождалось обменом резких замечаний, Лиз зашла к Элли в кабинет и пригласила подругу на обед. Девушка согласилась, ничего не подозревая, но уже вскоре поняла, что Лиз сделала это неспроста…

– Итак… что у тебя за дела с Эм Джей? – Небрежно задала вопрос Лиз.

Элли нахмурилась, внимательно наблюдая за выражением лица своей подруги. – Нет никаких дел… А почему ты спрашиваешь?

– Я видела вас двоих… «разговаривающих» в коридоре после заседания сегодня утром, – сказала Лиз, стараясь казаться беспечной. – Это было больше похоже на перебранку.

Элли быстро вспомнила свою маленькую стычку с президентом. Они обсуждали работника, который был отстранен от работы, и имели краткую, но насыщенную беседу о необоснованном способе Эм Джей решить эту проблему. Президент намеренно стояла очень близко к Элли, возвышаясь над ней и пытаясь запугать ее, но девушка отказывалась сдаваться.

– Ничего существенного. Просто Эм Джей пытается использовать на мне свою обычную тактику «обезоружить и уничтожить», – с легкой усмешкой ответила блондинка.

– А для меня это выглядело так, будто вы двое флиртовали друг с другом, – сказала Лиз предостерегающим тоном.

– Нет, я просто защищала себя и доказывала ей свою точку зрения, – настаивала Элли.

– Значит, история повторяется, да? – Язвительно заметила Лиз.

– Не думаю… А что? – Спросила Элли с притворной наивностью.

– О, да очнись же, Элли! Я думала, что ты выучила свой урок?! Ты играешь с огнем… и, если не остановишься, то обожжешься! – Сердито воскликнула финансовый директор, и ее обычно теплые глаза полыхнули яростью.

Элли была потрясена такой реакцией, она никогда не видела Лиз рассерженной, и этот взрыв подруги по поводу того, чего ее даже не касалось, казался немного странным.

– Лиз, Бога ради, я не ребенок! Я сама могу позаботиться об этом! – Заявила девушка.

– Нет, ты не ребенок, но ты призналась, что была наивной, ведь так? – Возразила женщина.

– Наивной, возможно; совершенно не подготовленной к такой ситуации – нет, – парировала Элли, нахмурив брови.

Лиз вздохнула и на мгновение отвернулась. – Прости, я просто… Я знаю, какая она, Элли… Я знаю, на что она способна, и…

– Откуда ты знаешь, какая она, Лиз? – Перебила блондинка, помрачнев. – Я имею в виду, настоящую ее?

– Я работаю в компании уже четыре года, Элли. Я ЗНАЮ ее, – ответила женщина с широко раскрытыми глазами.

– Но работали ли ты с ней также много как я? Подбиралась ли ты к ней также близко как я?- Спросила Элли, стараясь не звучать снисходительно или высокомерно.

Лиз посмотрела на девушку недоверчивым взглядом. – Что ты хочешь этим сказать? Что ты знаешь ее гораздо лучше, чем все остальные? Что она не заслуживает, ту репутацию, которую имеет? – Саркастически воскликнула Лиз.

– Ну… да… возможно, именно это я и имею в виду, – несколько смущенно ответила Элли.

– О, Боже, Элли… о… пожалуйста, скажите мне, что это не правда. Скажи мне, что ты не влюбилась в нее. ПОЖАЛУЙСТА!? – Громко застонала Лиз.

Эллисон уронила вилку и начала яростно тереть руками глаза, сдерживая рвущиеся слезы. Она и предположить не могла, что кто-то, особенно Лиз, поймет, что она испытывает к Эм Джей! Эм Джей Уиттон была настолько противоречивой: смешная и кокетливая в одну минуту, рассерженная и жалящая – в другую. Такая сложная, такая дерзкая… такая привлекательная, сводящая с ума… Элли не могла забыть ее и заставить себя держаться от нее подальше, как бы ни старалась. Она необъяснимо тянулась к ней, как пресловутый мотылек на пламя.

Обе женщины сидели молча несколько минут, не зная, что сказать друг другу. Наконец Элли тихо сказала: – Я просто… Я не могу заставить себя держаться от нее подальше, Лиз… Я не знаю, почему… Я не знаю, что это такое, что тянет меня к ней,… но это… это что-то… что-то мощное.

– Это называется Черная дыра, и она будет засасывать тебя, затягивая в самые глубокие, темные уголки космоса, где никто не услышит твоих криков о помощи! – Сказала Лиз, снова глядя на подругу с широко раскрытыми глазами.

Элли фыркнула. – Знаешь, я уверена, что ты хочешь как лучше, но сейчас ты мне совсем не помогаешь, – сказала она, скривив губы в горькой усмешке.

Лиз смягчилась и, вздохнув, коснулась руки Элли. – Мне очень жаль… Я просто не знаю, что еще мне сделать, кроме как предупредить тебя… Думаю, ты сама должна принять решение.

– Я знаю… Я знаю, – ответила блондинка и выпустила тяжелый вздох. Аппетит был потерян.

***

С конца рабочего дня прошло три часа и президент Уиттон Inc., вздохнув вслух и посмотрев на часы, сказала себе, что пришло время вернуться домой и уйти из этой адской дыры, которую она назвала своей «карьерой». Без всякого энтузиазма, Эм Джей собрала свои вещи, не заботясь о беспорядке оставленном на столе. Дотащившись устало до лифта, она забралась в кабину и автоматически нажала на кнопку гаража.

Лифт, проехав вниз несколько этажей, остановился и, когда двери открылись, перед брюнеткой предстала утомленная руководитель финансового департамента. Увидев своего босса, карие глаза Лиз Джейкобс вспыхнули гневным огнем, на что Эм Джей ответила вежливой улыбкой, несколько озадаченная очевидной враждебностью Лиз.

Полагаю, это последствия Рождественской вечеринки, подумала она, закатив про себя глаза. Финансовый директор молча зашла в лифт и устремила свой взгляд на его цифровую панель.

– Работаешь допоздна? – Спросила с притворной наивностью Эм Джей, когда лифт тронулся. Если Лиз за что-то злилась на нее, то она хотела знать за что. Эм Джей уже устала получать от всех холодный прием, и если для этого ей нужно подтолкнуть женщину, сломав ее под градом вопросов и намеков, то она это сделает.

– Да, – коротко ответила Лиз, не желая смотреть на президента. – Кэрол и я правим бюджет, который ты хочешь видеть на этой неделе.

Эм Джей сделала небольшую паузу, нахмурив брови. – Почему тогда Кэрол не работает с тобой допоздна?

Лиз поджала губы и стиснула зубы, продолжая смотреть на убывающие цифры на дисплее. – Потому что у Кэрол есть семья, и я не люблю просить ее задерживаться допоздна.

– Почему бы и нет? Если это необходимо, чтобы завершить задание в срок, то у тебя есть на это полное право, – возразила Эм Джей как ни в чем не бывало.

– Да, но некоторые из нас испытывают больше угрызений совести, чем другие, когда дело касается превосходства над своими ассистентами, – сказала Лиз, подчеркивая определенные слова.

– … Что? – Спросила Эм Джей, не в силах скрыть свое замешательство.

– Ничего. – Лиз закрыла глаза и покачала головой. Последнее, с чем она хотела сегодня столкнуться – поссориться с этой женщиной.

– Нет. Что ты пытаешься мне сказать, Лиз? – Спросила Эм Джей, раздраженная отношением к себе финансового директора, и хорошо зная, что Лиз на что-то намекала ей.

– Ничего, Эм Джей. Забудь об этом… Просто иди вперед и живи своей беззаботной, безжалостный жизнью, как ты всегда это делала, – равнодушно ответила Лиз.

– Прости, Элизабет, но я не думаю, что любой аспект моей безжалостной жизни хоть как-то касается тебя…? – Сухо заметила Эм Джей, поворачиваясь к женщине лицом и пронзая ее гневным взглядом.

– Только не тогда, когда это касается моей подруги, – ответила Лиз, наконец, посмотрев на президента.

– Правда? И кого же именно?

– Эллисон.

– Oоооо, ясно. – Лифт, наконец, достиг парковочного уровня. Двери открылись, однако Эм Джей проигнорировала это, продолжая сверлить Лиз горящим взглядом. – Итак, дай мне угадать… Ты собираешься истолковать это как другую ситуацию с Алекс Виксзлески, верно? – Спросила она, подходя к Лиз ближе и намеренно возвышаясь над ней.

Элизабет не сдвинулась с места, в упор уставившись на президента, вовлеченная в их безмолвную маленькую борьбу взглядов «сверху-вниз».

– Господи, Лиз… займись лучше своей собственной жизнь, не лезь в чужую! – Наконец, прорычала Эм Джей и, разорвав зрительный контакт, вышла из лифта. Но не успела она сделать и пары шагов, как Лиз подбежала за ней и схватила ее за руку. В ответ Эм Джей бросила испепеляющий взгляд на схватившую ее руку, а затем перевела его на лицо Лиз. Финансовый директор немедленно отпустила президента, остро осознав, что вступила на опасную территорию.

– Забавно, что ты упомянула Алекс Виксзлески, – начала Лиз. – Потому что то, что ты делаешь с Эллисон, очень напоминает ситуацию с Алекс, ведь так? Что-то не видно, чтобы ты хорошо усвоила свой урок, Эм Джей, – усмехнулась она, не заботясь, что высокая брюнетка за это может размазать ее по стенке.

– Это не имеет ничего общего с ситуацией с Алекс, Лиз. Даже не пытайся проводить сравнения, – ответила Эм Джей, глаза которой еще больше потемнели. Сделав еще один шаг, она наклонилась к Лиз, в результате чего они оказались слишком близко друг к другу. – Ты НЕ ЗНАЕШЬ, что произошло тогда на самом деле, так что просто делай свое дело и не суй свой нос в чужую жизнь! – Зарычала брюнетка сквозь зубы.

– О, я знаю. Алекс была и моей подругой тоже. Я точно ЗНАЮ, что случилось! – Горячо воскликнула Лиз. Решив, что уже и так зашла слишком далеко, она пошла ва-банк. – Ты использовала ее, а потом бросила, как какую-то шлюху! Ты…

– Ты ни черта НЕ ЗНАЕШЬ, Элизабет! – Резко оборвала женщину Эм Джей и скривила губы в презрительной усмешке. Ее лицо было так близко к Лиз, что финансовый директор могла чувствовать ее дыхание у себя на лице. – Ты знаешь только то, что Алекс сказала тебе, и я могу заверить тебя, что ее версия СЛИШКОМ преувеличена! Александра Виксзлески БЫЛА самой настоящей шлюхой и психопаткой! Ты думаешь, что знала ее, но поверьте мне, это не так! Никто не знал ее! Она получила ТО, что заслужила! – Эм Джей ткнула Лиз пальцем в грудь, в то время как ее крики эхом отзывались от бетонных поверхностей гаража.

– Хорошо, Эм Джей, хорошо… говори все, что хочешь, и оправдывай себя сколько угодно и чем угодно, но я знаю, что ты использовала Алекс, и ты делаешь то же самое с Эллисон! – Закричала Лиз, немного нервничая от гнева, исходящего от высокой брюнетки.

– Так думает Эллисон, или так думаешь ТЫ? – Спросила Эм Джей, посмотрев на финансового директора потемневшим, но спокойным взглядом. Лиз ничего не ответила, продолжая яростно смотреть на нее. -… Да, так я и думала, – с отвращением сказала Эм Джей, выпрямляясь в полный рост. – Эллисон большая девочка, и если у нее есть проблемы со мной, то я полагаю, она обсудит это со МНОЙ, и ни с кем другим, и тем более не с тобой, – закончила она и, резко повернувшись, направилась к своей машине.

Лиз смотрела Эм Джей вслед, бросая на нее убийственные взгляды. – Господи,… что, черт возьми, могла Элли увидеть в тебе? – Возмутилась она и тоже направилась к своей машине.

0

12

Глава 26

    Не могу придумать, что мне делать,

    Да, часть меня знает, что любовь быстротечна,

    Она просто ищет что-то новое,

    Однажды, я сказал «Да»,

    И могу повторить это сейчас;

    Я влюбился в девушку,

    Полюбил раз и навсегда,

    Она единственная для меня,

    Но иногда эти чувства могут быть обманчивы

    The White Stripes

Эм Джей злая и расстроенная вернулась домой. Маленькая стычка с Лиз Джейкобс заставила ее чувствовать себя виноватой, чего она просто терпеть не могла. Ей хотелось все отрицать, сказать, что в словах женщины нет ни доли правды, но в глубине души она знала, что не может. Да, она играла с Элли, но Лиз не знала, что она все больше и больше думает о том, что возможно, испытывает чувства к Элли. Вот в чем была вся разница.

Эм Джей сидела в своей гостиной, глядя на стены и пытаясь решить не сходит ли она с ума. Ей нужно было что-то сделать, чтобы отвлечь себя и занять свой беспокойный разум. Решение пришло само собой. Бессмысленный и анонимный секс с какой-нибудь незнакомкой вряд ли бы сейчас облегчил ей жизнь, наоборот, это бы еще больше усложнило ее, поэтому брюнетка переоделась в спортивную одежду и выпустила свой гнев и разочарование на боксерской груше, представляя вместо нее лицо Лиз Джейкобс.

Доведя себя до изнеможения, Эм Джей стянула с себя потную одежду и направилась к бассейну, испытывая потребность расслабиться. Вытянув руки вдоль края бассейна, позволяя своему телу свободно нежиться в теплой воде, Эм Джей серьезно задумалась над своими отношениями с Эллисон Филлипс.

Ей было интересно, как долго еще Элли будет злиться на нее, и Эм Джей попыталась прокрутить последние события своей жизни, чтобы выяснить, когда это все началось между ними. Обычно она никогда не углублялась в такие дебри, особенно, в размышления о ком-то еще. Разбираться в чувствах – своих и другого человека – всегда было для нее пустой тратой времени. Эм Джей всегда предпочитала сосредотачиваться только на своей собственной жизни… теряя себя в работе и отключаясь от внешнего мира. Так было легче. Но с тех пор как в ее жизни появилась Элли, жизнь перестала быть легкой. Все стало безнадежно сложным.

Она убеждала себя, что не испытывает к Эллисон влечения, что это просто дружба… такие рабочие отношения… называйте как угодно. Конечно, это были необычные отношения, которые, казалось, сейчас были обречены на гибель, и все же, здесь было нечто большее. Эм Джей на мгновение пришла в голову мысль, что, может быть, она просто запуталась, поскольку уже и забыла, на что похоже дружба.

Я просто забыла, что значит быть рядом с другим человеком, кроме Мэдисон. Иногда находясь рядом с ней, я даже не представляю, что чувствую, подумала она… Но это не сработало. Если то, что связывает их между собой просто «дружба», то почему она замечает и помнит в Элли каждую мелочь? Почему она ловит каждую эмоцию, танцующую на мягких чертах лица?… Почему она всегда смотрит на маленькую расщелину над ее верхней губой?… Почему она постоянно восхищается насыщенным цветом ее выразительных глубоко посаженных глаз?… Почему ее опьяняет дразнящий запах маленькой женщины?… Почему она просто не уволит ее, как поступала со всеми остальными?

… Ты знаешь, почему, прошептало ее подсознание. Хватит обманывать себя!

Черт, почему я не могу перестать думать обо всем этом? Подумала Эм Джей и, оттолкнувшись от края, с головой погрузилась в воду, надеясь утопить в ней свою меланхолию.

Что из того, если я никогда не признаю правду? Что из того, если я буду продолжать врать себе?… Это удобная ложь, подумала она.

На самом деле то, что происходило между ними, не имело ничего общего с «дружбой» или «особыми рабочими отношениями»… Это вообще никак не было связано с работой. Их тесное сотрудничество было только стечением обстоятельств, удачных обстоятельств. Элли никогда не спрашивала ее, почему Эм Джей так часто вызывает ее, она никогда не спрашивала, почему президент не вызовет вместо нее кого-то другого, она просто всякий раз отвечала «да», когда Эм Джей звала ее. Их с самого начала замкнуло друг на друге, а флирт и заигрывания стали всего лишь следствием.

Эм Джей, когда была честна с собой, была уверена, что Элли влечет к ней, так же, как ее влечет к Элли. Но не осознание этого пугало ее – в этой части она не видела проблем. И чувства тревоги тоже не было, потому что она всеми силами пыталась избежать усложнения их отношений, которые могли бы затянуть ее как в болото, и все это могло плохо кончиться. Когда Эм Джей позволяла себе фантазировать о возможности развития ее отношений с Элли, она не испытывала страха.

Элли никогда не причинит мне боль… по крайней мере, не такую, какую могу причинить ей я. Эм Джей всплыла и быстро заморгала глазами.

Тогда, что же это такое? Что заставляет меня плавать здесь, чувствовать себя апатичной и несчастной, мучиться всем этим и пытать себя смешными мыслями? Чего я боюсь? Женщина поплыла в другой конец бассейна, не желая отвечать на собственные вопросы, но, чувствуя, что ее ум напряженно работает.

… Потребность в ком-то. Я боюсь, что это чувство необходимости и потребности в другом человеке. Я боюсь того, что это значит. Я никогда никого не хотела так, как хочу ее. Я боюсь, что если буду нуждаться в ней слишком сильно, то в конечном итоге потеряю саму себя. Однажды я уже совершила эту ошибку… Я не могу сделать это снова.

Когда-то давным-давно она действительно чувствовала нечто подобное к одному человеку. А может быть, это было совсем другое? Может быть, то, что она чувствовала, было вовсе не всепоглощающая «потребность»?

… Или, возможно, это была она, и поэтому мне так страшно?… Боооже!!! Эм Джей закрыла глаза.

Так каков же ответ? Что ей со всем этим делать? В теории, она знала, что должна просто продолжать играть в свою маленькую игру с вздорной блондинкой – в конце концов, им было чертовски хорошо вместе. Но она также понимала, что стремительно приближается время, когда ей придется столкнуться лицом к лицу с последствиями. Они не смогут всегда поддерживать этот темп, и вот когда наступит момент истины, Эм Джей не представляла себе, что скажет или сделает.

Даже если я признаюсь… себе, я никогда не смогу открыться перед Элли. Эм Джей считала возможным, что они могли бы стать нечто больше, чем сотрудниками, но своим поведением на Рождественской вечеринке она все разрушила. Если до этого момента, она могла бы поспорить, что Элли готова шагнуть на неизведанную территорию… то теперь, она была в этом не уверенна. Эм Джей всплыла, ловя ртом воздух.

Ладно, я идиотка… Я просто буду придерживаться тех отношений, которые установились между нами сейчас… Просто буду относиться к ней, как и раньше… держаться от нее на безопасном и прохладном расстоянии… да, да, это то, что надо… Нет. Черт побери… Я в полной заднице, подумала она, качая головой. Эм Джей снова закрыла глаза и погрузилась под воду.

***

Когда Элли, наконец, добралась до своей квартиры в тот вечер, она была в конец обессилена. День выдался трудным и чересчур эмоциональным. Ее небольшая перепалка с Эм Джей была наполнена сексуальным напряжением, обед с Лиз заставил чувствовать себя виноватой, и в довершение ко всему, какой-то идиот перебежал ей дорогу, вследствие чего ее ужин из китайского ресторана опрокинулся на сиденье машины.

Она была на кухне, ужиная остатками еды, которая, к счастью, сохранилась внутри бумажной коробки, когда зазвонил телефон.

– Привееет?

– Элли! – Прозвучал голос Кейтлин, и Элли с облегчением улыбнулась. Это было хорошее завершение напряженного дня.

Две сестры разговаривали на протяжении почти двух часов, обсуждая все подряд, начиная от матери и заканчивая их менструальным циклом. Когда разговор перескочил на «работу», Кейт заметила, что энтузиазм Элли как-то поутих.

– Значит, у тебя все хорошо?

– Да, все отлично, – не слишком убедительно ответила Элли.

– Как работается с большим боссом… как ее зовут? Би Джей?

Элли засмеялась и переместилась на диван. – Эм Джей, и да, все идет хорошо… большую часть времени, – бормотала она себе под нос.

– Что? Что это значит? – Поинтересовалась Кейт, нащупав больное место сестры.

– Ничего… все в порядке, – заверила Элли со вздохом.

– Да ладно, Элли… Я знаю этот звук… Что у тебя за проблемы с большим боссом-женщиной?

– Ничего! – Со смехом ответила Элли. – Все нормально, действительно, – попыталась она убедить старшую сестру.

– Нормально? Просто «нормально»? Она разонравилась тебе?

– Нет, она мне нравится… большую часть времени, – снова уклонилась от прямого ответа Элли.

– Большую часть времени. Что это значит?

Элли снова засмеялась. – Ничего, Кейт, хорошо? Она похожа на большинство боссов, но у нее есть… и свои особые качества.

На что Кейт сделала протяжное «Хмммм» и замолчала на секунду. – Знаешь, ты никогда не говорила мне, она красивая?

Элли застонала. – Даже не думай Кейт. Она – президент.

– И что?

– А то… Как бы это выглядело – помощник руководителя отдела кадров пристает к президенту компании?! Не говоря уже о том, что мы обе женщины!

– Оооо, значит, пристает? Элли! Она действительно тебе нравится! – С улыбкой сказала Кейт.

– Нет!… Это не так.

– Почему не так?

– Я сказала тебе, она президент! – Элли стала молиться про себя, чтобы Кейт не начала выспрашивать у нее подробности, поскольку была не готова справиться с этим прямо сейчас.

– Твое положение и должность не должны иметь значения, Элли. Если вы нравитесь друг другу, вы должны быть вместе!

Для Кейт было все так просто. Она была счастлива в браке… и гетеро. Элли рассмеялась. – Деловой мир не похож на начальную школу, Кейт… В смысле, вот ты бы стала встречаться с директором школы?

– Фуууу! Ни за что! Он же старик!

Элли вздохнула. – Но если бы он не был стариком… ты бы стала встречаться со своим боссом?

Кейт ненадолго задумалась, а потом ответила: – Да, конечно… почему бы и нет?

Элли с досадой вздохнула снова. – А я не могу. Это будет выглядеть плохо.

– Ты слишком много беспокоишься о том, что подумают другие люди, арахис, – горячо воскликнула Кейт, называя младшую сестру ненавистным прозвищем.

– Не называйте меня так. Да, я беспокоюсь о том, что подумают люди… Я работаю с людьми… это моя работа, – настаивала на своем Элли.

– Не правда. Ты просто не можешь позволить себе перешагнуть через себя, Элли. Ты не можешь позволить себе надеяться, что, возможно, ты и эта цыпочка можете быть заинтересованы друг в друге.

– О, пожалуйста… Ради Бога, – взмолилась Элли, вздохнув.

– Я серьезно! Ты пробовала с ней флиртовать? Она кокетничала с тобой?

– О даааа… мы флиртовали.

Кейт широко улыбнулась. – Ну, это же здорово! Значит, ты ей нравишься?

– Нееет… ты не понимаешь, Кейт. Эм Джей флиртует со всеми. У нас в компании была рождественская вечеринка, и она бесстыдно флиртовала СО ВСЕМИ, в том числе и со мной. Она такая, какая есть. – От этих слов Кейт на мгновение растерялась. – Она одна из тех, кто любит морочить людям головы. Она делает это все время. Именно поэтому я сейчас с ней не в очень… хороших отношениях. Я устала от этих игр, – призналась Элли.

– Хм… Это плохо, – ответила Кейт, не зная, что сказать. Она чувствовала, что Элли измотана и подавленна, и все это было как-то связано с Эм Джей.

– Да… все так. – Блондинка глубоко и хрипло вздохнула и провела рукой по волосам.

Кейт знала этот звук, и она знала, что он означает. – Похоже, ты разочарована… да?

– Я не разочарована. Просто… Я не знаю… Я уже ничего не знаю, Кейт, – пробормотала удрученно девушка, полностью вытянувшись на диване.

– Слушай, арахис, я не хочу лезть не в свое дело, это твоя жизнь, но, знаешь, что я думаю… если ты считаешь, что тебе нравится эта женщина, ты должна показать ей это. Покажи ей, что ты достойна ее внимания больше, чем другие. Покажи ей, что она попусту тратить свое время, флиртуя с другими людьми. Если ты хочешь большего, Элли, то ты должна выделиться среди других и рискнуть. Ты никогда ни кого не подцепишь себе, если не попробуешь.

Кейт очень сильно любила свою младшую сестру, но сдержанность Эллисон в проявлении своих чувств и не желании рисковать иногда выводило ее из себя. Она знала, что Элли одиноко, и это было ужасно, потому что эта девушка так много могла предложить другому человеку. Ее просто нужно было хорошенько пнуть под зад, чтобы сдвинуть с мертвой точки. Может быть, эта Эм Джей и не та женщина, которая предназначена ей, но Элли необходимо было выбраться из своей скорлупы и начать снова жить полной жизнью.

– Итак… что ты думаешь, сестренка? – Спросила Кейтлин после секундного молчания.

Блондинка глубоко вздохнула. – Я не знаю, Кейт. Я подумаю об этом, ладно? Это все, что я могу сказать сейчас, – сказала она, закрыв глаза; в голове роилось множество мыслей и страхов.

– Хорошо… Тогда давай на этом и остановимся… пока, – ответила Кейт с улыбкой в голосе, и это вызвало у Элли ответную улыбку.

Глава 27

    Мне все равно, если тебе все равно.

    Я ничего не чувствую, если ты не чувствуешь.

    И я не хочу, если ты не хочешь.

    И я не скажу ничего,

    Если ты ничего не скажешь первой.

    О…о…о… Пойдем в постель!

    The Cure

Январь выдался холодным и мрачным, небо все время было окутано серыми тучами, и отношения между Элли и Эм Джей только еще больше накалялись. В одно мгновение Эм Джей могла быть с девушкой дружелюбной, в другое – холодной и равнодушной, пронзая насквозь своими голубыми глазами блондинку, как если бы та была ей совсем чужой. Элли всерьез начинала задумываться, а не болеет ли президент Уиттон Inc. раздвоением личности.

Со своей стороны, Эллисон пыталась просто плыть по течению, но делать это с Эм Джей было очень трудно. Казалось, брюнетка читала ее как книгу. Если Элли была в хорошем настроении, Эм Джей грубила ей, если она была в плохом настроении, женщина дразнила и флиртовала с ней, выводя из равновесия. Несмотря на всю безумность ситуации, Элли знала, что ее все еще влечет к Эм Джей, не важно насколько сумасшедшей та казалась и как ужасно обращалась с ней. Ни предупреждения, ни угрозы со стороны Лиз, ни ее собственное обещание себе, держаться от Эм Джей на расстояния не помогали ей. Один только страстный долгий взгляд синеглазки, и Элли была конченым человеком. Множество ночей лежа одна в своей кровати, она фантазировала об этих длинных ногах и длинных пальцах, утопая в воспоминаниях о глубоких, завораживающих голубых озерах. Конечно, Элли знала, что выглядит жалкой и ведет себя как безнадежно влюбленная дурочка, но она посчитала, что лучше уж так, чем иметь перед глазами расплывчатый образ воображаемой возлюбленной.

Однако бывали времена, когда разум брал над ней вверх, и Элли понимала, что вся эта их нелепая игра в любовь и ненависть когда-нибудь должна будет закончиться. Двоякое поведение Эм Джей, постоянное давление, игра ее на эмоциях и чувствах постепенно начали влиять на ее работу и личную жизнь. Откровенно говоря, Элли уже устала мучиться. Девушка поклялась и пообещала самой себе, что когда Эм Джей снова отвернется от нее, оттолкнув ее слишком далеко от себя, она назовет эту женщину лгуньей и пошлет ее к черту.

***

День расплаты наступил намного раньше, чем рассчитывала Элли. Это была пятница, а перед этим у нее была долгая и трудная неделя. Эм Джей загружала ее всевозможными заданиями, постоянно придиралась к ней и неустанно задавала вопросы обо всем, над чем она работала. Элли была готова взорваться в любую минуту. Видимо, настал момент истины.

Был конец дня, и Эм Джей попросила Элли занести ей некоторые документы. Боясь встречи с боссом, девушка, как обычно, оттягивала этот момент до самой последней минуты.

Когда блондинка добралась до офиса Эм Джей, президент сидела за своим столом, работая за компьютером. Темноволосая женщина даже не взглянула на вошедшую Элли, но она посмотрела вверх, когда девушка небрежно бросила документы ей на стол.

– Это все, что тебе нужно? – Спросила Эллисон, не заботясь о том, как президент может воспринять ее грубость.

Уголок рта Эм Джей поднялся вверх, и она дерзко оглядела блондинку. – Я сомневаюсь, что это ВСЕ, – сказала она низким чувственным голосом и, взяв в руки кипу бумаг, быстро пролистала их.

Элли не слишком удивилась поведению Эм Джей, но поскольку она была не в настроении шутить, то просто поджала губы и закатила глаза, с нетерпением ожидая конца этой встречи.

Эм Джей, заметив настроение блондинки, решила ее немного помучить.- Садись, пока я смотрю это, – предложила она и, поднявшись со стула, начала ходить перед своим столом.

– Нет, спасибо, – резко ответила Элли. – Я должна идти.

Эм Джей подняла глаза и с любопытством посмотрела на девушку. – Тяжелый день? – Пошутила она.

Шшшш, только спокойствие, приказала себе Эллисон. – Не твое дело, – заявила она вслух.

Эм Джей лишь усмехнулась и продолжила просматривать документы. Нетерпение Элли росло, в то время как Эм Джей, очевидно, наслаждалась тем, что заставляла ее ждать. Элли обеспокоенным взглядом обвела офис, задаваясь вопросом, почему Эм Джей до сих пор не обставила кабинет личными вещами.

Ничего личного… никаких привязанностей… никаких эмоций… это ее прекрасно характеризует. В самом деле, не знаю, чему я удивляюсь, саркастически подумала Элли.

Молчание длилось несколько минут, пока Эм Джей неожиданно не повернулась и не протянула бумаги обратно блондинке. – Что ж, это не годится, – сказала она с разочарованным вздохом.

– Что? Что ты имеешь в виду? – Рассердилась Элли, схватив бумаги и недоверчиво посмотрев на Эм Джей. Как смеет эта женщина просто выбросить всю ее работу в окно! Она потратила множество часов, собирая и анализируя данные. Это было ИМЕННО ТО, что она просила!

– Все неправильно, – равнодушно сказала Эм Джей. – Время и показатели – все не то. – Небрежно пожала плечами она.

Лицо Элли покраснело от гнева. Она прекрасно знала, что и показатели и сроки – все, черт возьми, было правильным. Эм Джей, как обычно, насмехалась и цеплялась к ней. И ей это надоело.

– Знаешь что, Эм Джей… Отлично… Хочешь, чтобы я сделала это снова… Прекрасно… я сделаю это, но тебе придется подождать, потому что я собираюсь домой, – резко заявила Элли. Ее лицо раскраснелось, ноздри раздувались от еле сдерживаемой ярости, она отказывалась делать всю работу заново.

Эм Джей не могла не ухмыльнуться, глядя на дымящуюся блондинку, уверенно стоящую перед ней. Конечно, она вела себя ужасно, мучая бедную девушку, но пусть это послужит той уроком за наглое и воинственное поведение. Женщина прислонилась к столу и, скрестив руки, посмотрела на разгоряченное лицо Элли.

– Да, конечно, иди домой, Эллисон… прими горячую ванну… разрядись, освободи себя, – тихим голосом сказала Эм Джей с притворной заботой и блудливым взглядом окинула сверху вниз стройную фигуру блондинки. – Тебе точно не идет на пользу, ходить все время такой… напряженной, – закончила она с лукавой улыбкой хищника.

Элли была в ярости. Эта женщина просто не знала, когда нужно остановиться. Она все продолжала давить и давить. Неужели ее мучения никогда не кончатся? Элли не могла больше этого терпеть… она буквально почувствовала, как внутри нее что-то лопнуло, что-то красное и горячее, и как зазвенело в ушах.

– Почему ты всегда делаешь ЭТО? – Прорычала Эллисон, буравя темно-зелеными глазами Эм Джей.

– Делаю что? – Спокойно спросила президент, легкая улыбка играла на ее губах.

– Пялишься на меня.

Эм Джей еле поборола себя, чтобы не улыбнуться в полный рот. – Я… пялюсь на тебя? – Скептически спросила она.

– Да, ты пялишься на меня… на мое тело. Это унизительно и оскорбительно, – воскликнула Элли, уперев руки в бока и выпятив подбородок.

Эм Джей чуть не рассмеялась вслух, чтобы выказать свое презрение блондинке, но сдержалась. Очевидно, Элли устала все держать в себе и дошла до точки кипения, и Эм Джей была рада, что, наконец-то, добралась до источника проблемы. И если ссора с блондинкой поможет положить конец этому недоразумению, вставшему между ними, то Эм Джей была готова пойти на это. Кроме того, она всегда любила хороший спарринг с достойным противником… а Элли определенно была достойным противником.

– Может быть, я просто восхищаюсь твоим выбором одежды, – легкомысленно ответила брюнетка спокойным голосом, пристально глядя Элли в глаза и хищно улыбаясь. Ей нравились такие моменты обмена горящими взглядами, и она была под впечатлением оттого, что именно Элли стала зачинщиком. Дерзкое и агрессивное поведение ассистента начинало возбуждать ее, и ей приходилось бороться с собой, чтобы сохранять концентрацию внимания.

– Хочешь сказать, что твой взгляд блуждающий вверх и вниз по-моему телу это всего лишь способ показать мне, как ты восхищаешься моей одеждой?! – Ощетинилась Элли, презрительно выгнув бровь.

– Ну, а что ты предпочитаешь, чтобы я сделала? Сказала «хорошие брюки» и все? – Язвительно заметила Эм Джей, кладя руки на бедра и делая шаг в сторону Элли в попытке запугать ее.

Самодовольная дразнящая улыбка на губах высокой женщины, сказала Элли, что та снова играет с ней, наплевав на ее эмоции и чувства. Более того, девушка поняла, что… Эм Джей приглашает ее сделать ответный ход.

Но на этот раз Элли отказалась идти у нее наповоду… она отказалась продолжать игру. Пришло время наглому и дерзкому президенту либо смириться, либо заткнуться.

– Возможно…, – ответила Элли с вызовом, отказываясь быть побежденной. – А может, я лучше просто перейду от слов к делу, и ты перестанешь играть со мной…, – добавила она, понизив голос, и, осмелев, сделала шаг к брюнетке.

Их разделяли какие-то сантиметры… холодные, расчетливые небесно-голубые глаза прожигали Элли насквозь, убыстряя ее пульс. Она не могла поверить, что на самом деле делает это – стоит лицом к лицу с женщиной, которая на протяжении последних нескольких месяцев сводила ее с ума, запугивала и плевала на ее чувства.

Эм Джей смотрела вниз в бездонные нефритовые глаза и чувствовала, что ее драгоценный контроль тает. Она знала, что должна отступить, но была безнадежно зачарованна и безмерно возбуждена маленькой блондинкой.

– Может быть, я люблю играть с тобой, – наконец, грубо прошептала Эм Джей, внимательно следя за лицом Элли и наслаждаясь смешением удовольствия и гнева на нем.

– А, может быть, это мне не нравится играть с тобой, – решительно ответила Элли, стараясь звучать оскорбленной. Ведь она была оскорблена… не так ли? Но к ее величайшему огорчению, это было не так. Эллисон была крайне возбуждена, и не могла ничего с собой поделать. В голове роилось тысячи причин, почему она должна повернуться и уйти отсюда, но девушка могла думать лишь о том, чтобы остаться.

Элли смотрела в бездонные глаза небесно-голубого цвета, темные и опасные. Этот томный тлеющий взгляд и исходящая от Эм Джей провокационная аура неожиданно сильно встревожили Элли.

Боже… Какого черта я делаю! Запаниковала девушка.

Возможно, она была слишком напугана и ошеломлена интенсивностью своих чувств и желаний по отношению к высокой женщине, или, возможно, она просто испугалась продолжить свое наступление и сделать решительный шаг. Независимо от причины, Элли запаниковала и, резко развернувшись от подавляющей ее брюнетки, поспешно покинула офис, побежав в туалет, примыкающий к приемной.

Очутившись в безопасности в небольшой ванной комнате, Элли оперлась на раковину, проклиная себя за свое безрассудство и смелость – открыто нападать, а затем отказать проклятому президенту проклятой компании.

Черт, что неправильно со мной?! О чем я думала, ведя себя так?! Господи, Эллисон! Это не то, что ты должна делать! Упрекала блондинка себя. Ты чуть не попросила ее об этом… Ты хотела, чтобы она сделала это, кричало ее подсознание, и ты ревнуешь, думала она, качая головой. Ты ревнуешь, потому что ты знаешь, что она делает это с другими женщинами, и ты идиотка, потому что ты знаешь, что она не хочет тебя так, как хочешь ее ты! Элли застонала. О господи… Господи-Господи, думала она, хватаясь за голову руками. Это действительно то, что я хочу? Неужели я действительно хочу эту «вещь» между нами, включая физическую близость? У нее не было ответа на этот вопрос.

… ГлупаяГлупаяГлупая. Нещадно твердила Элли, пока ее разум воевал с самим собой.

Все, что между нами есть – или было – это не более чем глупый флирт и соревнование в остроумии, подумала она, отчаянно пытаясь собраться с мыслями. Если бы она только смогла убедить себя и вновь обрести самообладание, возможно, тогда бы она смогла избежать позора.

Эм Джей никогда бы не позволила себе заинтересоваться такой как ты… Господи, Элли, подумай об этом! Она может иметь любого высококлассного адвоката или богатого предпринимателя, какого захочет! Ты играешь совсем в другой лиге! Тебе тут не место! Ты должна перестать вести себя как ревнивый подросток и забыть ЕЕ! Тебе чертовски повезет, если она не уволит твою глупую задницу!

***

Между тем, в офисе по соседству, Эм Джей с грохотом рухнула за свой стол.

Боже мой! Откуда все это взялось? Неужели она действительно так сильно расстроена мной? Когда Эм Джей подумала о возможных причинах гнева маленькой блондинки, она вдруг вспомнила слова Мэдисон о ее крайне ужасном поведении на рождественской вечеринке.

Неужели Элли злится на меня из-за того, что я тогда дурачилась со всеми, или здесь что-то еще?

Эм Джей вспомнила краткое знакомство Кейт с Эллисон и горящий взгляд советника. В то время, брюнетка нашла это забавным, Кейт явно ревновала ее.

Да, и я еще больше все усложнила своими заигрываниями с Элли, вспомнила Эм Джей. Значит… Элли должно быть злилась на меня за то, что я таким образом использовала ее, поскольку на следующей неделе она полностью избегала меня… Эм Джей вдруг все стало ясно. И вместо того, чтобы осознать свой поступок, я продолжала относиться к ней как к дерьму. Твою мать… какая же я тупица… Неудивительно, что она меня ненавидит.

Брюнетка вспомнила их многочисленные стычки и выражение боли, проскальзывающее на лице Элли в течение последних нескольких недель. Тогда она отказывалась обращать на это внимание, но их трудно было не заметить, и теперь она знала причину этого. Она была слишком высокомерной, чтобы осознать и признать, что она творит с Элли, и сейчас почувствовала себя настоящим чудовищем. Осталось добавить к этому перепалку с Лиз в гараже, и на нее обрушилось сокрушительное чувство вины.

– Чеееерт, – прошептала Эм Джей вслух и, подойдя к окну, взглянула на город, который постепенно погружался во тьму.

Какая же я сука… Я позволила своему глупому высокомерию и желанию все контролировать уничтожить единственную хорошую вещь в своей жизни… Единственное, что я действительно хотела, зарычала она.

Что я сказала – «действительно хотела»? Господи, Эм Джей, да что с тобой… такое? В панике подумала брюнетка. Я не могу ХОТЕТЬ ее! Это не должно было случиться! Я НЕ ХОЧУ, чтобы это произошло! Она вспомнила предупреждение Мэдди: «…. ты не можешь больше переходить границы».

Все правильные и неправильные вещи, которые она совершила за последние несколько месяцев и лет мгновенно промелькнули у нее в голове, когда Эм Джей заставила себя признать, что у нее есть чувства к светловолосому ассистенту. Все глупости, что она совершила, всю ложь, все ошибки, все суждения и решения, которые она приняла. В ее жизни никогда не было ничего «хорошего», «веселого» или «милого»… Все что она делала было неправильным, и все люди, с которыми она когда-либо имела дело, были неправильными. Вся ее жизнь состояла из одних «неправильных».

Но с Элли все было по-другому. С Элли она чувствовала себя хорошо. Ей нужно было поговорить с ней… им нужно было решить эту проблему. Им нужно было разрешить конфликт, прежде чем они обе обезумят и уничтожат все хорошее, что возникло между ними. Впервые, Эм Джей открыто призналась самой себе, что была не права. От мысли, что именно она была той, кто заставил Элли страдать, у нее начинало крутить живот, а осознание того, что ее чувства намного глубже, чем просто физическое влечение, заставляло ее сердце сжиматься от страха.

– Боже… Я так запуталась, – пробормотала Эм Джей вслух, хватаясь за голову руками.

Глава 28

    Это не должно было случиться

    Я была поражена твоим очарованием;

    Как ты могла так поступить со мной?

    Я влюблена, снова…

    Ты поместила внутри меня семена

    И пока тебя нет рядом

    Они молча растут

    Внутри меня,

    Поднимаясь вверх по моим внутренностям

    И приближаясь к моему сердцу;

    Это не должно было случиться…

    Sugarcubes

Элли все еще была в ванной комнате, поэтому Эм Джей, борясь с нервозностью, стояла снаружи и репетировала, снова и снова, то, что она скажет рассерженной блондинке, как только окажется с ней лицом к лицу. Первое, она извинится за свое ужасное поведение, за все насмешки и мучения; второе, если Элли их примет, но промолчит, она извинится за свое поведение на рождественской вечеринке; третье… У нее не было третьего. Эм Джей надеялась, что Элли просто скажет ей «извинения приняты», более того она действительно надеясь, что Элли скажет ей, что втайне наслаждалась ее плохим поведением, и согласится поехать с ней домой, чтобы продолжить более близкое знакомство.

О, ради Бога, заткнись! Тебе посчастливится, если она не плюнет тебе в лицо! Закричала брюнетка про себя и, глубоко вздохнув, решила пойти ва-банк.

Когда дверь в ванную комнату открылась, Элли отскочила от раковины. Девушка и подумать не могла, что Эм Джей последует за ней.

Вот дерьмо… И что теперь? Запаниковала она.

Эм Джей приоткрыла рот, чтобы начать свои извинения, но у нее ничего не получилось. Женщина могла только молча стоять и смотреть на раскрасневшиеся щеки Элли и большие глаза цвета морской волны. Как смеет ее тело подводить ее в такой неподходящий момент?

Со своей стороны, Элли тоже испытывалась муки косноязычия. Она приказывала себе сказать хоть что-то, что угодно, но слов не было.

Ты и так уже сказала достаточно, ругала себя блондинка. Тем не менее… Ей еще никогда не доводилось видеть у Эм Джей такое выражение лица. Она не могла определить что это, и, честно сказать, даже не хотела знать. Сперва это были сожаление, отчаяние, сомнения, а потом вдруг все изменилось: взгляд стал более интенсивным, голодным, темным и немного пугающим. Нехорошие мысли быстро промелькнули в голове у Элли, и ее лицо покраснело еще больше… она сойдет с ума, если это продолжится.

Казалось, затянувшееся молчание начало угнетать обеих, пока, наконец, Элли не поборола свое смущение и страх. – Извини, мне надо идти, – пробормотала она и проскочила мимо Эм Джей в отчаянной попытке к бегству.

– Эллисон, подожди, – крикнула президент, быстро следуя за девушкой. Она догнала ее в тот момент, когда Элли неуклюже возилась с дверью, пытаясь ее открыть. Эм Джей, встав прямо за ней, быстро вытянула руку над ее головой и толкнула дверь, плотно закрывая ее, после чего протянула вторую руку вниз и медленно повернула замок на двери. Щелчок, закрывающегося замка, как пистолетный выстрел раздался в пустой комнате, и сердце Элли перестало биться.

Девушка не обернулась… она не двигалась… она словно окаменела и приклеилась к полу. Тело Эм Джей едва касалось ее, но она каждой клеточкой ощущала уничтожающий жар, исходящий от него. Неужели это действительно случится? Прямо здесь, прямо сейчас! Неужели она действительно хочет, чтобы это произошло? Если это так, то она очень сильно хотела отказаться от этого.

О, Боже мой. О, Боже мой. О, Боже мой, в неистовстве думала Элли. Тишина в комнате стояла оглушительная, ее сердце болезненно сжималось в груди, готовое разорваться на части в любой момент.

Эм Джей какое-то мгновение просто стояла, закрыв глаза, ее челюсти были крепко сжаты, а в голове бушевало настоящее сражение.

Я не должна быть здесь… Я НЕ должна делать это… уходи, уходи… Черт возьми! Химия между ними была настолько подавляющей, что теперь, стоя вот так близко друг к другу, эта смесь превратилась в настоящий нитро-глицерин… невероятно неустойчивый и готовый взорваться от малейшего сотрясения. Эм Джей знала, что стоит в шаге от того, чтобы перейти грань и вступить на опасную территорию… она не могла позволить этой молодой женщине полностью уничтожить себя… она должна была сохранить контроль. Но Господи… как же сильно ей хотелось сделать это.

Эм Джей подошла еще ближе, теперь ее тело слегка давило на тело Элли, прижавшись к нему, как магнит… ее губы едва коснулись мягких шелковистых прядей волос. Элли чувствовала как тепло и сексуальное напряжение волнами исходит от высокой брюнетки. Она все еще яростно цеплялась за ручку двери, стоя неподвижно, не желая поворачиваться лицом к своему захватчику. Ее эмоции зашкаливали, мечась между парализующим страхом и жгучим желанием… Элли понятия не имела, что ей делать, и задавалась вопросом, как долго еще будет длиться это маленькое противостояние и кто из них сдастся первым. Эм Джей обеими руками оперлась о дверь, полностью захватив девушку в плен. Элли, почувствовав тяжелое дыхание Эм Джей на своих волосах, возле уха, закрыла глаза и нервно облизала губы, ее рука, со всей силы сжимающая ручку двери, задрожала, а в голове промелькнула мысль, что сейчас ей будет плохо.

Эм Джей слегка коснулась губами изящного ушка блондинки и закрыла глаза.

– Чего ты хочешь, Эллисон? – Пробормотала она глубоким чувственным голосом.

Глаза Элли распахнулись, кровь отлила от ее лица. – Я-я не знаю, – тихо, запинаясь, прошептала она.

– О, я думаю, ты знаешь, – соблазнительно сказала ей на ушко Эм Джей, слегка коснувшись пальцем верхней пуговицы блузки ассистента. – И я думаю, что я могу дать тебе это, – выдохнула она, и медленно провела пальцем вниз по ткани между грудей блондинки.

– О, БОЖЕ, – ответила с закрытыми глазами Элли и затаила дыхание, с трудом понимая, что происходит.

Что мы делаем? Это неправильно, это неправильно. Это НЕПРАВИЛЬНО! Кричал ее разум, в то время как руки Эм Джей начали мягко бродить вверх и вниз по ее телу, заставляя ее гореть в огне. Как можно знать, что это неправильно, и одновременно чувствовать себя так чертовски хорошо? Подумала Элли, чье сердце бешено стучало в груди, и на удивление уступила ласкам президента Уиттон Inc.

Эм Джей закрыла глаза и позволила своим пальцам исследовать мягкое гибкое тело под ней, наконец, скользнув рукой вверх и нерешительно остановившись на шелковистой, тонкой шее. Все движения были настолько отрепетированные, это был до боли знакомый сценарии завоевания, но сейчас, с Элли, она не хотела быть холодной, грубой и бесчувственной. Она не хотела торопиться, желая быть нежной с этим драгоценным цветком.

Она не просто какая-то там первая встречная… это Элли… и я хочу, чтобы у нас все было по-другому, подумала Эм Джей… Это должно быть по-другому.

Брюнетка уткнулась носом в ароматные пряди светлых волос и обхватила обеими руками пояс брюк Элли. Длинные, ловкие пальцы ловко расстегнули пуговицу и молнию и с такой ж легкостью стянули ткань вниз.

Элли вздрогнула и сделала глубокий вздох, стоя на месте и охотно отдаваясь во власть Эм Джей. Она положила ладони на дверь, чувствуя потребность хоть в какой-то опоре, голова кружилась, ноги стали как ватные. Она чувствовала себя совершенно бессильной, и позволила Эм Джей командовать всеми фибрами своего существа. Да, она знала, что поступает ужасно неправильно. Да, она знала, что идет наповоду у своей похоти. Да, она знала, что, вероятнее всего, возненавидит себя утром. НО… она не могла остановиться, она просто не могла заставить себя стать безразличной.

Элли прислонилась лбом к прохладной деревянной двери и громко выдохнула, когда прохладные пальцы Эм Джей проскользнули внутрь ее шелковых трусиков и вторглись в ее влажную плоть быстрым уверенным движением. Девушка навалилась на дверь и гортанно застонала, как Эм Джей начала медленно и нежно двигаться между ее бедер.

– Шшшшш, – прошептала брюнетка девушке в висок, чувствуя невероятное возбуждение. Откровенная реакция Элли заставляла ее быстро терять над собой контроль. Ее собственное тело изнемогало от желания, пока она вторгалась, снова и снова, в сладкую плоть блондинки.

– Дааа… дай мне почувствовать тебя, – зарычала Эм Джей тихим шепотом, забывшись и автоматически став действовать как обычно. Крепко держа Элли одной рукой, она плотно прижала свои бедра к ее ягодицам. Дыханием Эм Джей участилось, когда она почувствовала сопротивление Элли, и тогда она начала более настойчиво двигать бедрами. В какой-то момент темноволосая женщина неожиданно поняла, что делает, однако, это не имело значения, она просто хотела сделать это с Элли. Было ли это «во благо» или еще одно глупое «завоевание», она не знала… ей предстояло подумать обо всем этом позже.

Эм Джей продолжала прижимать Элли, двигая бедрами все настойчивее и настойчивее… Они обе были близки к краю. И как только палец Эм Джей усилил нажатие на самую чувствительную точку, блондинка в неистовстве выдохнула несколько раз и задрожала, выгибаясь и царапая руками дверь. Почувствовав, как сотрясается тело под ней, Эм Джей выдохнула и обхватила девушку руками, чтобы не дать ей упасть на пол.

Элли выдохнула горячий воздух и навалилась на дверь, снова прислонившись лбом к деревянной поверхности. Эм Джей слегка наклонилась вперед и зарылась лицом в душистые мягкие волосы, чтобы перевести дыхание и успокоить участившийся пульс.

Выровняв дыхание, Эм Джей чуть отстранилась, продолжая удерживать блондинку в плену своих рук, которые снова положила на дверь по обе стороны от ее головы. Она знала, что это был переломный момент – время, когда она отказалась от анонимного беззаботного секса. Но на этот раз все было по-другому… не было никакой безымянной, безликой женщины… это была Эллисон… это была женщина, на чьи чувства она наплевала, смешав с грязью.

Боже… как я могла это допустить? Потрясенно подумала Эм Джей.

Нежное прикосновение оторвало ее от тяжелых мыслей. Теплая ладонь коснулась ее предплечья… мягкие губы едва задели тонкие маленькие волоски, покрывающие ее руки. Элли делала что-то немыслимое – она касалась ее своими губами.

Эм Джей еле удержалась, чтобы не отпрыгнуть и не убежать прочь. Ее пальцы побелели, когда она со всей силы вжала ладони в дверь, сопротивляясь желанию оттолкнуть блондинку. Она понятия не имела, что делать… она запуталась в своих противоречивых чувствах. Волна паники захлестнула ее тело и душу. Эм Джей крепко зажмурилась и постаралась сосредоточиться, но вместо этого, почувствовала, как Элли убрала руки и повернулась к ней лицом.

О нет. О, нет. О, неееет, с ужасом подумала брюнетка. Прошло несколько секунд, в течение которых она не чувствовала ничего: ни рук, ни прикосновений, и тогда Эм Джей открыла глаза. Серо-зеленые глаза смотрели ей прямо в грудь, губы Элли слегка приоткрылись, грудь продолжала быстро подниматься и опускаться, лицо раскраснелось, и на его тонких чертах одновременно смешались желание, удивление и паника… Эм Джей решила, что перед ней стоит самая красивая женщина, которую она когда-либо видела.

Они стояли так близко друг к другу, что сделай она небольшое движение вниз, и эти сладкие губы окажутся в ее власти.

Боже, нет! Никаких поцелуев, никаких поцелуев! Отругала себя Эм Джей, внимательно глядя Элли в лицо, чтобы узнать, как та себя чувствует. Видимо, уловив сомнения и колебания Эм Джей, Элли медленно подняла глаза. Невысказанные мысли и желания пробежали между двумя женщинами, ввергнув обеих в панику. Шок, неопределенность и желание обрушились на них.

Не отрывая взгляда, Эм Джей придвинулась к Элли ближе. Она не могла позволить себе коснуться губ блондинки, но не смогла удержаться, чтобы мимолетно не коснуться ее лба. Веки Элли дрогнули под натиском ощущений, и она вернула жест, проведя уголком рта вдоль подбородка Эм Джей.

Казалось, Элли каким-то непостижимым образом, поняла, что страстного поцелуя не будет, сигналы, исходящие от высокой брюнетки, подсказали ей, что не следует переходить установленные границы.

Так, без поцелуев, они молча изучали друг друга, обмениваясь мимолетными ласками, касаясь только определенных черт лица: раскрытые губы скользили по шее или слегка касались виска; щека терлась о щеку, подбородок о подбородок; носы утыкались в волосы и вдыхали их аромат. Элли подумала, что это был самый странный и самый чувственный момент, когда-либо испытываемый ею.

После долгих напряженных минут, Элли, наконец, отстранилась и посмотрела в темные скрытные глаза Эм Джей. Они пристально смотрели друг на друга, казалось целую жизнь, пытаясь передать эмоции и, возможно, мысли. И Элли спросила себя, могла ли или должна ли одна из них что-нибудь сказать? За ней бы дело не застоялось, однако, она заметила, что Эм Джей не собиралась открывать перед ней; высокая женщина хорошо умела закрываться от всех. Конечно, у нее было более чем достаточно практики в разрыве отношений и сокрытии таких «инцидентов», как этот.

Элли с удивлением и ужасом наблюдала, как в считанные секунды чувственная страсть на лице брюнетки сменилась холодным безразличием. Эм Джей окаменела, закрылась и приняла бесстрастное выражение лица, и Элли, к сожалению, поняла, что их маленькая «встреча» была не только глупой ошибкой, но и подошла к концу.

Словно получив невидимую пощечину, Элли выпрямилась и начала приводить свою одежду в порядок, еле сдерживая свои эмоции. Глаза болезненно горели от наворачивающихся слез, и она изо всех сил пыталась сохранить остатки самообладания.

Эм Джей была слишком перегружена, чтобы заставить себя сказать хоть что-нибудь. Она чувствовала, что полученный сегодня опыт был очень странным и важным для нее. Даже осознавая, что сейчас у нее был совершенно неуместный секс с одной из своих сотрудниц, она не испытывала обычной потребности бежать, более того, она действительно не хотела, чтобы эта «встреча» заканчивалась. Эм Джей не могла отрицать, что чувствует что-то очень сильное к маленькой блондинке, которая поспешно одевалась перед ней. Она просто не знала, что с этим делать. Должна ли она что-то сказать? Должна ли она что-то сделать? Должна ли она просто отбросить все сомнения и поцеловать ее?

НЕТ!

В ее голове шла настоящая война, но ожесточенная надменная сторона ее души взяла вверх, и брюнетка продолжала стоять, ничего не говоря, как дура.

Испытав чувство поражения, Эм Джей, наконец, опустила руки, освобождая Элли, и сделала шаг назад. Женщины обменялись напоследок молчаливыми мучительными взглядами, и Элли, повернувшись к двери, открыла ее и поспешно покинула ванную комнату.

0

13

Глава 29

    Загнанный в ловушку я не мог ни в чём разобраться…

    Я не думал, что однажды так поскользнусь…

    И тогда я начал осознавать,

    Что жил одной большой ложью…

    Она, черт возьми, ненавидит меня… Это правда.

    Она, черт возьми, ненавидит меня… ла-ла-ла, вот такая вот любовь

    Я так старался, а она разорвала мои чувства,

    Как будто их не было, и выбросила куда подальше

    Puddle Of Mudd

Эм Джей провела следующие пять минут, стоя в ванной в тишине, воюя сама с собой, пытаясь понять, что с ней происходит. С одной стороны, она знала, что ее влечет к Эллисон, и что Элли тоже влечет к ней. Но… чтобы отбросить все сомнения и поддаться желанию… дать себе волю и пойти наповоду у своего сердца, зная, что в конечном итоге это приведет лишь к страданиям – этого она сделать не могла.

… Я такая идиотка! Снова и снова ругала себя Эм Джей.

Сколько раз она фантазировала о блондинке и обрывала себя, твердя: «Не делай этого». Сколько раз она говорила себе, что не будет идти наповоду у своих желаний, что этого не должно случиться?… Эм Джей уже сбилась со счета. Она помнила свое обещание Мэдисон, что будет вести себя согласно установленным «правилам», и она заставляла себя жить по ним… До сих пор. Мало того, что она сейчас нарушила эти «правила», наряду с ними она разбила сердце Элли.

Эм Джей вспомнила время, когда они с Элли общались друг с другом и работали бок о бок – все обеденные перерывы и приятные моменты, которые они провели вместе. Как встречались их глаза, как ни одна не могла отвернуться… как одно присутствие Элли оживляло комнату, даже когда они обменивались убийственными взглядами и насмешками… как всякий раз, когда Элли говорила или улыбалась, Эм Джей была готова растаять. Сказать, что в этой игре, она просто была увлечена Элли, было бы огромным преуменьшением. Она хотела блондинку так сильно, как не хотела никого прежде. Эм Джей просто не могла поверить, что позволила себе так чертовски легко сдаться. Она утверждала, что хочет, чтобы у них все было по-другому, но, в конце концов, все закончилось как обычно.

Все ее прошлые развлечения были связаны с людьми, которых она ни капли не уважала. Она рассматривала случайный секс как «одолжение» или «благосклонность» к людям, которые заискивали перед ней и охотно давали ей все, чего бы она ни попросила. Ей нравился контроль, власть, ей нравилось брать и владеть, и владеть грубо. Анонимным, жесткий секс для нее был ничем иным как завоеванием, развлечением, терапией, предназначенной только для очищения от демонов, когда они возникали и требовали насыщения. Ни одна из этих женщин не имела для нее значения. Это были люди, которые ее совершенно не заботили… люди, к которым у нее не было никаких чувств… люди, в которых она не была влюблена.

Влюблена?… Боже мой… это невозможно, подумала Эм Джей про себя. Я не могу быть влюблена в нее… Я не могу нуждаться в ней! Закричала она и закрыла лицо дрожащими руками.

– Господи… что я, черт возьми, делаю? – Прошептала она сердито, ее глаза горели, впервые за много лет, предвещая непрошенные слезы.

Неужели она на самом деле влюбилась в Эллисон? Эта мысль наполняла ее сердце и разум – парализующим страхом. Страхом… и болью. Любовь означает боль, они всегда идут рука об руку. Эм Джей вспомнила выражение лица Элли, прежде чем та выскочила из ванной… глаза цвета морской волны покраснели,… в них плескалось столько боли. Ей уже больно, а ведь они даже еще не начали. Возможно ли еще, все уладить между ними?

Ничего не выйдет, независимо от того, как сильно ты этого хочешь, уныло подумала Эм Джей. Кого я обманываю, теперь она будет ненавидеть меня?!

Вопрос был в том, действительно ли она хотела наладить отношения с Элли? Неужели она на самом деле хотела ее? Нуждалась в ней?

… Боооже! Женщина сощурила глаза и сжала руки в кулак.

– Я не могу сделать это… Я НЕ БУДУ делать это! Только не снова! – Пробормотала она вслух, качая головой.

Мысли неумолимо безжалостно начали вторгаться в ее разум, до предела наполняя голову вещами, о которых она не хотела думать, видениями, которые она не хотела видеть. Паника разлилась внутри нее, и Эм Джей содрогнулась всем телом. Стены маленькой комнаты начали наезжать на нее, захватывая в смертельную ловушку. От охватившего ее страха на лбу проступили капельки пота.

Все вдруг стало таким реальным… таким значительным. Она чувствовала, как ее сердце словно сжимается в тисках. Впервые в жизни, ее чувства полностью вышли из-под контроля.

И Эм Джей до чертиков была этим напугана.

***

Элли удалось добраться до своего кабинета, прежде чем дать волю своим эмоциям и разразиться слезами. К счастью, все уже ушли домой, но она все равно захлопнула за собой дверь. Сотрясаясь от рыданий, девушка рухнула в кресло и крепко-крепко обхватила себя руками.

Это безумие… как я могла это допустить? Я ведь знаю, что она просто играет со мной! Как я могла быть настолько глупой!? Думала она, и резкие слова матери, произнесенные несколько лет назад, звенели в ушах. Неужели это все моя вина? Есть ли в случившемся вина Эм Джей? В данный момент, Элли не была ни в чем уверена. Я не сказала «нет»… Я не пыталась остановить ее… Могла ли она остановиться? Знала ли она, что я не попрошу ее остановиться?… Господи. Голова раскалывалась от рвущихся рыданий и мыслей, но вопросы продолжали безжалостно накапливаться.

Чувствует ли ко мне что-нибудь Эм Джей? Она хоть представляет себе, что я чувствую к ней? Как мы будем теперь смотреть друг другу в глаза? Сможем ли мы после этого работать вместе? К слезам и размышлениям прибавилась паника. Я должна уйти… найти новую работу… но я не могу уйти сейчас, я проработала здесь всего несколько месяцев… Как бы это выглядело в глазах нового работодателя? «Почему вы ушли из Уиттон Inc., мисс»? «О, я просто трахалась с боссом». О да, без проблем, Эллисон… Господи… Чувствую, мне сейчас станет плохо.

Потребовалось некоторое время, чтобы чувство тошноты прошло. Взяв, наконец, себя в руки, Элли собрала вещи и зашла в ванную комнату, чтобы умыть лицо холодной водой в надежде, что это хоть немного уменьшит красную припухлость вокруг глаз.

Прекрасно зная, что похожа сейчас на исчадие ада, девушка пробралась к лифту и успешно добралась до своей машины, ни с кем не столкнувшись. Чувство отвращения к самой себе и самобичевание уступили место гневу. Да, она была виновата в случившемся, но на Эм Джей лежало не меньше вины.

Как говорится, для танго нужны двое, и Эм Джей здесь ведущий танцор. Элли вспомнила все: их флирт, подтрунивания, заигрывания и скрытые намеки.

Может быть, моя вина в том, что я была слабой и уступила, но ее вина в том, что она злоупотребила своей властью. Она знала, что я не смогу остановить ее… она знала, что только она все контролирует и всем управляет. Она манипулировала мной, в точности как сказала Лиз… она использовала меня. Элли покачала головой и закрыла глаза. Господи, как много причин, чтобы вести себя «правильно»… Черт. Ругала она себя.

Она и раньше развлекалась с женщинами, лишь с некоторыми достигая оргазма, но ни одна из них никогда не ставила ее на колени, как это удалось сегодня Эм Джей. Это были короткие знакомства, в основном, с понравившимися женщинами, которых она едва знала, но к которым ничего не чувствовала. Обычно после секса с ними она всегда чувствовала себя виноватой. Ее не интересовали серьезные отношения, ей не нравилась эмоциональная привязанность, которая возникала после такой любовной связи. После каждого такого раза она чувствовала себя просто ужасно, ее не устраивала жизнь по принципу «трахайся и беги», поэтому она решила прекратить это и сдерживала себя, храня обет в течение нескольких лет.

Правда, иногда она давала себе слабину, снимая в баре какую-нибудь незнакомку, только чтобы разрядиться, без всяких последствий для себя. Элли убеждала себя, что поступает так, потому что «она не такая уж хорошая девочка». Весь ее опыт ограничивался лишь поцелуями и интимными ласками, но это было все, что она когда-либо позволяла себе.

И вот теперь, я с женщиной, которая даже не поцеловала меня, но которая только что довела меня до самого сокрушительного оргазма, когда-либо испытываемого мной… Господи! Элли содрогнулась и мотнула головой, пытаясь прогнать воспоминания о своем падении.

Я всегда умела держать себя в руках… Как я могла просто взять и уступить, вот так? Спрашивала девушка себя. С легкостью, по-глупому. Господи, мы обе только и делали, что шесть месяцев интенсивно обменивались предварительными ласкам!

И все же, здесь было нечто большее. Эм Джей была силой, с которой ее тело и душа не могли не считаться. Высокая женщина ошеломляла… потрясала ее… она подавляла ее… Она полностью отключала рациональную часть Элли, заставляя ее либидо включаться в игру. Элли никогда не чувствовала такой жажды, такого тяготения, которые она испытывала к очаровательной брюнетке. Что-то в Эм Джей притягивало ее… Химия между ними было настолько реальной и настолько мощной. Элли чувствовала это, и была уверена, что Эм Джей тоже чувствует.

Да, и она использовала ЭТО… она использовала это против меня! Сердито напомнил ей внутренний голос. Ну, с этого момента никогда… никогда больше… Уж, лучше я предпочту быть одинокой и несчастной, чем пройти через это снова, поклялась она самой себе.

Элли злилась на Эм Джей, она злилась на себя и была разочарована полным отсутствием у себя силы воли. Она знала, что Эм Джей – игрок; она клялась, что больше не поддастся на ее уловки… но в конечном итоге уступила.

Вероятнее всего, в эту минуту она разговаривает по телефону и смеется надо мной вместе с Кейт Рид,… делая еще одну зарубку на своем рабочем столе… Глупая… Глупая-глупая-глупая! Элли ударила кулаком по рулю.

«Ненависть к себе» пришла раньше, чем наступило утро.

Глава 30

    Ты отвергаешь мои самые искренние чувства,

    Ты втаптываешь меня в грязь,

    И, знаешь, это больно!

    Если я начинаю волноваться,

    То рискую потерять тебя,

    И это просто ужасно!

    Вы когда-нибудь влюблялись в кого-нибудь? Влюблялись в кого-нибудь?

    Вы когда-нибудь влюблялись? Влюблялись в того,

    в кого вам совершенно не следовало бы влюбляться?

    Buzzcocks

С «инцидента» в ванной комнате, как предпочитала называть его Элли, прошло четыре дня. Сразу же на следующий день у нее возникло огромное искушение попросить больничный, но она отказалась от этой идеи, не желая давать Эм Джей еще больше власти. Вместо этого, она просто изо всех сил старалась быть незаметной и всячески избегала 14-й этаж. Но из-за всего этого дерьма, свалившегося на нее, Элли никак не могла сосредоточиться на работе.

Каждый раз, смотря в окно своего кабинета, она видела пронзительные глаза Эм Джей, смотрящие на нее; каждый раз, глядя на свое тело, она чувствовала обжигающие ласки длинных пальцев; каждый раз, ловя отражение собственного лица, она представляла себе, как полные мягкие губы слегка касаются ее щеки. В голове был полный беспорядок… У нее были большие неприятности.

***

Прошло еще две недели. За это время Элли еще ни разу не выпало случая увидеться с Эм Джей, и вскоре она обнаружила, что часть ее очень сильно этим разочарована. После тесного сотрудничества друг с другом, частого и долгого, было слишком болезненно избегать друг друга. Элли мечтала разозлиться на Эм Джей так сильно, чтобы ей хватило смелости прийти и поговорить с ней о том, что случилось, но, черт возьми, она прекрасно знала, что никогда не сделает этого. Никогда она не посмеет выступить открыто против Эм Джей. Кроме того, девушка была уверена, если брюнетка испытывает тоже самое, что и она, то, вероятнее всего, это было хорошо, что они избегали встречаться друг с другом. Единственная проблема заключалась в том, что они работали в одной компании. Когда-нибудь и где-нибудь столкновения было не избежать. И когда это произойдет, Элли не знала, что скажет, подумает или почувствует.

Момент, которого она боялась, наступил совсем неожиданно. Одним ранним утром Стивенсон просунул голову в кабинет Элли.

– Эй, Элли? Собери весь свой материал относительно вакансии Коммерческого инженера и будь готова пойти со мной в кабинет босса примерно через час. На верху решили двигаться вперед и начать собеседования, так что мы должны представить список кандидатов,- быстро сказал он.

– Ч-что? Почему? Я имею в виду…, – Голос Элли дрогнул, когда ее захлестнула волна паники. – У нас было всего три или четыре кандидатуры, а после того, как прием на эту должность был остановлен, я подумала, что мы к этому уже не вернемся? – Спросила она, стараясь скрыть свое смятение и паническое выражение лица.

Стивенсон пожал плечами. – Я полагаю, Скорпион хочет посмотреть, что у нас есть, прежде чем мы снова объявим конкурс на соискателя должности, – с сарказмом ответил Джон. Элли разочарованно вздохнула и, закрыв глаза, слегка покачала головой. – Как я тебя понимаю. Она заноза в заднице. Ничего нового, правда? – Сказал Стивенсон, затем усмехнулся и исчез.

Заноза в заднице это не совсем ТО, о чем я подумала, Джон, мрачно пробормотала про себя Элли. В любом случае, зачем для этого ему нужна Я? Черт возьми! Господи, какой же он бесхребетный! Сердито подумала блондинка.

Элли решила, что ей нужно любым способом избежать встречи с Эм Джей, тем более, что там будет Джон. Конечно, ее босс понятия не имел, что произошло между ними, но ей было бы крайне неудобно, и болезненно находиться рядом с президентом в его присутствии. Неужели это Эм Джей настояла на ее участии, или это была только инициатива Джона? Независимо от причины, она должна была отвертеться от этой встречи. Элли собрала все документы из своей картотеки и направилась в кабинет руководителя.

– Джон, здесь все резюме и список возможных кандидатов, которых мы обсуждали в прошлый раз, – сказала девушка, протягивая документы Стивенсону. – Хм, слушай… если мое присутствие не так уж и обязательно, то я бы хотела остаться здесь. У меня и без того накопилось много работы по жалобам работников, которые я немного забросила. – Конечно, это был слабый аргумент, но Элли надеялась, что Джон на него купится.

– О, я не думаю, что встреча займет много времени, – ответил он. – Я действительно хочу, чтобы ты присутствовала там, на случай если Эм Джей решит углубиться и начнет задавать вопросы. Ты ведь знаешь, какой она может быть. Кроме того, ты единственная кто с самого начала занималась конкурсом и отбором кандидатов, поэтому, я думаю, будет лучше, если мы пойдем туда оба, – добавил Стивенсон, пожав плечами, давая понять своему ассистенту, что идти нужно.

Дерьмо… Он собирается снова все свалить на меня! Черт возьми! – Хорошо… хорошо… как скажешь, – ответила Элли с раздраженным вздохом.

Блондинка старалась занять себя работой, не желая думать о предстоящей встрече с Эм Джей. Она даже поиграла в пасьянс на компьютере – все, чтобы удержать свой разум от воспоминаний о своем маленьком «развлечении» с очаровательной и противоречивой брюнеткой.

Элли сидела за своим столом, задумчивая и подавленная, ее рука неподвижно лежала на мышке, глаза были устремлены на стену. Несмотря на все свои плохие и ненавистные мысли об Эм Джей… несмотря на свое обещание никогда больше не попадать под чары мрачной, сексуальной женщины… несмотря на все это… Элли все еще горела ею. Это никуда не исчезло.

Она все еще чувствовала тепло ее тела, прижимающегося к ней… Она все еще чувствовала ее руки на себе… внутри себя, как они, скользнув вниз по ее животу, разграбили ее «гробницу сокровищ». Всякий раз, когда она вспоминала о том, как Эм Джей шептала ей на ушко свои сокровенные желания, как касалась и ласкала ее, Элли вздрагивала. Одна мысль об этом, и ее бросало в пот, ее тело начинало ныть от всплеска желания.

– Элли?

– А? – Блондинка очнулась от своих дум и покраснела.

– Ты скоро? – Спросил Джон.

Мгновение Элли потрясенно смотрела на своего босса, сдерживая нервное хихиканье. О, Джон, поверь мне, я уже близко! Девушка отвела глаза в сторону и в буквальном смысле стерла рукой ухмылку с губ.

– Пора идти на встречу, – добавил Джон, вопросительно глядя на своего ассистента.

– Да, конечно… Извини… Совсем забыла, – пробормотала Элли и торопливо схватила ручку с блокнотом, молясь про себя, что у нее нет на брюках мокрого пятна.

***

Когда лифт объявил приятным на слух «динь», что они приехали на 14этаж, в животе у Элли все перевернулось. Это повторилось, когда они прошли в приемную Эм Джей и сели в ожидании, когда их пригласят. Это повторилось в третий раз, когда Хелен звонила президенту, чтобы сообщить той, что они пришли. Комок подкатил к ее горлу, когда она услышала звук открывающейся двери. Девушка краешком глаза взглянула на дверь и увидела Эм Джей… Высокая, темная и притягательная… с бесстрастным выражением на лице… и как обычно в строгом деловом костюме. Но, не зная почему, ничего из этого не испугало Элли… она знала, какой чувственной может быть Эм Джей… Она познала гладкость ее кожи и нежность ее ласк… она знала, какая женщина скрывается под всем этим.

Прекрати! Закричала на себя Элли… Сейчас было не время для романтических бредней.

Девушка отказывалась смотреть на Эм Джей, когда президент пригласила их внутрь и предложила занять места. Нервничая, блондинка быстро направилась к своему стулу, насколько это позволяли ее дрожащие коленки. Сев на свое место, Элли опустила сосредоточенный взгляд на блокнот, который держала в руках. Эм Джей заговорила в своей обычной манере, низким ровным голосом, и Джон отвечал ей тем же. Как бы там ни было, они что-то обсуждали, а Элли молчала. Ее уши горели, голова гудела, блокируя все звуки.

Она даже не поняла, что Джон о чем-то спрашивает ее, пока он не коснулся ее руки.

– Элли? – Девушка подняла на мужчину глаза и уставилась на него непонимающим взглядом. – Крайний срок подачи объявления о начале конкурса для следующего номера в Chronicle?… Ты знаешь, когда это будет?

– Хм…, – промычала Элли, лихорадочно соображая. – Для выходных выпусков это всегда среда, поэтому я думаю, что следующий срок будет… 25-го, – ответила она, когда ее мозги, наконец-то, заработали. Уши горели, Элли с трудом сглотнула и вернула свой взгляд обратно на колени, а Джон и Эм Джей продолжили беседу.

***

Казалось, эта встреча тянется уже вечность. Элли едва обращала внимание на то, что происходит вокруг, не желая смотреть Эм Джей в глаза и надеясь, что женщина забудет о ее присутствии в комнате. Это сработало бы, если бы Эм Джей не выронила бумаги из рук. Дурацкие документ приземлились рядом с ее стулом. Элли в течение нескольких секунд тупо смотрела на них, со страхом понимая, что ей придется их поднять и передать обратно Эм Джей. Она была уверена, что брюнетка сделала это намеренно, только чтобы помучить ее. Преисполненная решимости придерживаться своего невизуально-неконтактного плана, блондинка наклонилась и, схватив бумаги с пола, поспешно бросила их Эм Джей на стол, после чего снова села на свой стул, ни разу не встретившись взглядом с синими глазами.

Когда встреча, наконец, закончилась, Элли первая устремилась к двери. Она направилась прямо к лифту и, не дожидаясь Джона, немедленно нажала на кнопку 13 этажа. Ей хотелось как можно дальше убраться от Эм Джей. К счастью, был почти обед, так что она, бросив блокнот с ручкой на стол, схватила сумочку из ящика стола, мечтая поскорее вырваться на свежий воздух. Но, к сожалению, прежде чем Элли смогла выпорхнуть из этого курятника, дверной проем загородила фигура босса.

Джон шагнул внутрь кабинета и тихо закрыл дверь. От предчувствия беды, сердце Элли ушло в пятки.

– Не желаешь мне сказать, что, черт возьми, происходит? – Спросил Стивенсон с оттенком праведного гнева.

– О чем ты говоришь?- Элли нахмурилась, изображая невинность.

– Ты и Эм Джей – что происходит?

Черт-черт-черт… – Джон, я-я действительно не знаю, что ты имеешь в виду…

– В течение нескольких месяцев вы ведете себя словно закадычные друзья, а теперь ты даже не смотришь на нее. На встрече ты вела себя просто ужасно и совершенно не этично, так что не стой здесь и не смей мне говорить, что ничего не происходит!

Лицо Элли вспыхнуло ярче красного. Девушка открыла рот, чтобы все отрицать, но не издала ни звука, вместо этого она отвела взгляд и моргнула.

– Послушай, я уверен, что ты считаешь, что это не мое собачье дело, но я не могу допустить, чтобы личные проблемы, мешали человеку исполнять его прямые обязанности. Ты – помощник руководителя кадрового департамента, Эллисон… Подумай об этом!

Джон был расстроен, но он не хотел слишком сильно давить на девушку, поскольку она действительно была ценным сотрудником и, более того, нравилась ему. Смягчившись, он внимательно посмотрел на нее, склонив голову. – Я не знаю, что происходит между вами двумя, и я действительно не хочу этого ЗНАТЬ. Все, что я хочу сказать, возьми ситуацию и себя в придачу под контроль… Хорошо?

Элли, не поднимая глаз от пола, медленно кивнула, чувствуя себя провинившимся ребенком, которого только что отругал отец. То, что она испытывала, было больше чем смущение; она хотела превратиться в кучку пыли и развеется на мелкие пылинки. Джон повернулся и открыл дверь, но перед тем, как он ушел, Элли все-таки нашла в себе силы ответить.

– Джон, – тихо позвала она. Мужчина повернулся и посмотрел на нее, нервно потирая висок. – Мне очень жаль, – призналась Элли и в извиняющемся жесте опустила руку. Ее босс кивнул и, послав ей полуулыбку, повернулся и исчез.

Глава 31

    Может, я сошла с ума, может, я слепа,

    Может, я жестока,

    Но я знаю твои мысли;

    Я слышала эти слова слишком часто,

    Так что, тебе лучше уйти и, кроме того…

    Разве ты не видишь?

    … Эта лодка идет ко дну

    A . Lennox

Джон Стивенсон поднялся на 14-й этаж. Может, в глубине души он и не жаждал сталкиваться лицом к лицу с президентом компании и обсуждать ЕЕ личные проблемы, которые касались не только ее, но и его ассистента, но Джон понимал, что эту ситуацию необходимо задушить в зародыше, прежде чем все выйдет из-под контроля. Ему были хорошо знакомы подобные случаи, которые грозили вылиться в катастрофу, и он не мог позволить себе просто сидеть, сложа руки, и надеяться, что все разрешиться само собой… как бы заманчиво это не было. Кроме того, напомнил он себе, Эллисон была его сотрудницей, хорошим работником и милой девушкой, и ему не нравилось видеть, как ее использует и донимает высокомерная и самоуверенно-снисходительная Глава компании. Они с Рэйфордом, уже не раз обсуждали эту «ситуацию», и Рэй полностью поддержал его идею поговорить с Эм Джей.

Ну, по крайней мере, я знаю, что если все обернется не в мою пользу, Рэй будет на моей стороне, убеждал себя Джон, подходя к офису Эм Джей.

– Привет, Хелен. Она у себя? – Спросил Стивенсон у пожилой женщины, которая в ответ просто кивнула. Тогда Джон подошел к массивной деревянной двери и уверенно постучал.

– Входите.

Джон открыл дверь и, войдя в кабинет, плотно закрыл ее за собой. Президент Уиттон Inc. подняла глаза от стола и посмотрела на него, вопросительно приподняв брови. Мужчина сделал глубокий вдох и помолился про себя. – Я, э-э… я хотел бы поговорить с вами, – начал неуверенно он.

– Ну, так… говори, – решительно заявила Эм Джей, возвращая свое внимание на документы, лежащие перед ней.

Джон вздохнул. Эм Джей совсем не облегчала ему жизнь, и в голове мелькнула мысль, что, возможно, это было не самая лучшая его идея. Он подошел к столу и сел в одно из кресел, президент никак на это не отреагировала.

Преисполненный решимости не дать этой женщине запугать себя, Джон откашлялся и неуверенно начал. – Я э-э… У меня с Эллисон состоялась небольшая беседа.

Эм Джей замерла, резко прекратив писать, и, наконец, подняв глаза от стола, устремила свой взор на Джона. У нее вдруг возникло плохое предчувствие о причине его визита. Джон немного поерзал в кресле и снова откашлялся.

– И я скажу тебе тоже, что сказал ей. Я не знаю, что происходит между вами двумя, но это должно немедленно прекратиться.

Глаза Эм Джей мгновенно вспыхнули, а темные брови удивленно взлетели вверх. -… Что?

Джон сделал глубокий вдох, набираясь смелости. – Ты слышала меня. Я не знаю, что у вас за проблема, но это начинает влиять на работу Элли. Со стороны ваши отношения уже кажутся вышедшими за рамки приличия

Эм Джей пристально уставилась на мужчину. – И что же, по-твоему, между нами «происходит», Джон? – Спросила она, склонив голову на бок, и обжигая его взглядом.

– Я не хочу гадать, Эм Джей. Я просто предупреждаю тебя, как друг, что люди ЭТО заметили, и ЭТО влияет на работу Элли, – нетерпеливо повторил Стивенсон.

– Как друг? Ты, должно быть, шутишь? – С издевкой спросила Эм Джей.

Глаза Джона вспыхнули гневом, а из носа повалил дым. – Знаешь, может быть, это все развлечения и игры для тебя, Эм Джей, но подумай об Эллисон… подумай о ее репутации в компании… она не заслуживает, чтобы из-за тебя и твоего безрассудства ее имя смешали с грязью! – Бросил он в лицо Эм Джей, отчего та в ответ стиснула руки в кулаки и с яростью посмотрела на директора отдела кадров.

– Тебя это не касается. Ты переходишь все границы, Джон – сказала Эм Джей обманчиво спокойным голосом.

– Я? А ты, Эм Джей? Тебе не кажется, что это ТЫ переходишь границы? Или ты думаешь, что можешь делать все, что, черт возьми, захочешь, только потому, что ты БОСС?! – Ядовито прошипел Джон. Он знал, что находится в опасной близости от того, чтобы получить хороший пинок под зад, но не мог остановиться. Гневные слова, казалось, вылетали из его рта по собственному желанию.

Эм Джей вскочила с кресла, испытывая желание размазать по столу пожилого человека, но, зная, при этом, что не может сделать ничего подобного. – Убирайся из моего офиса, Джон, – зарычала она сквозь зубы.

Стивенсон встал и, сердито посмотрев на президента несколько секунд, повернулся и молча направился к двери. Открыв ее, он напоследок обернулся, синие глаза полные яростного огня по-прежнему были устремлены на него. – Подумай о том, что я сказал, Эм Джей. – Затем мужчина повернулся и вышел.

Спина Эм Джей Уиттон была натянута как струна, челюсти крепко стиснуты, ногти рук, сжатые в кулаки, больно впились в ладони. Она вся дрожала от гнева, прокручивая в голове то, что только что произошло. Женщина повернулась к окну и закрыла глаза, отчаянно пытаясь подавить рвущуюся наружу ярость. Проиграв и потеряв над собой контроль, она резко развернулась и с громким рыком провела рукой по столу, сбрасывая все вещи и бумаги на пол.

Услышав шум, в приемной Хелен и Рейчел повернулись и посмотрели друг на друга, вопросительно приподняв брови. Они слишком хорошо знали характер своего босса, и ни одна не осмелилась пойти и посмотреть в чем там дело. Пока Эм Джей не появится в дверях, истекая кровью, и не попросит их позвонить 911, они будут делать вид, что ничего не произошло, надеясь и молясь про себя, что президент не вылетит из кабинета и не сорвет свой гнев на них.

***

Мэдисон летящей походкой направлялась в сторону офиса Эм Джей. Она только что получила обнадеживающие финансовые новости о компании, и хотела поделиться ими со своей старшей сестрой. Поравнявшись секретарем Эм Джей и ее помощницей, она поприветствовала их дружеской улыбкой.

– Добрый день, дамы. Она у себя? – Нараспев спросила Мэдисон.

Хелен и Рэйчел обменялись обеспокоенными взглядами, после чего Рэйчел неуверенно ответила вице-президенту. – Хм, да… Я так думаю.

Мэдисон нахмурилась и направилась к двери… Она всегда считала, что Рэйчел немного странная. Коротко постучав и не дожидаясь ответа, Мэдисон вошла в кабинет сестры.

– Ты снова смотришь в окно?!… Морган, милая, ты должна что-то сделать со своими «трудными днями», – подразнила младшая Уиттон сестру. Эм Джей не шелохнулся. – Хм… Это твои слова, – пробурчала она.

Мэдисон подошла к столу сестры и, заметив разбитые стеклянные часы, взяла их в руки. – Неужели сломались? – Спросила Мэдисон, нахмурившись, а затем с любопытством осмотрела весь стол Эм Джей. Все вещи лежали, как попало, и не на своем месте. Неожиданно Эм Джей выхватила у нее из рук часы и хлопнула их обратно на стол, отчего стекло еще больше раскололось, и несколько осколков упали на пол. От неожиданных и резких действий сестры Мэдисон вздрогнула. Определенно, что-то случилось.

Выждав секунду, она отважилась спросить. – Итак… что случилось на этот раз?

Эм Джей проигнорировала ее вопрос, продолжая молча стоять перед окном, скрестив руки на груди.

Мэдисон глубоко вздохнула и снова пошла в атаку. – Я не видела тебя две недели, Морган. Ты отменила все наши встречи, не отвечаешь на мои звонки… Ты не была у меня дома с Рождества. – Не желая говорить со спиной сестры, она подошла и встала рядом с ней. – Что происходит с тобой? – Тихо спросила Мэдди.

Эм Джей молчала. Наконец, поняв, что должна сказать хоть что-то своей сестре, она вздохнула. – Боюсь, я не готова это обсуждать… прямо сейчас, Мэдди. Просто… Достаточно сказать, что ты была права, и я ошибалась… ладно? – Также тихо сказала Эм Джей, наконец, посмотрев на свою младшую сестру. В ее глазах промелькнула невыносимая боль, которая быстро исчезла.

Изможденный вид старшей сестры и ее признание, что она была в чем-то не права, многое сказали Мэдисон. Она точно знала, что происходит и с чем это связано…, но вопрос был в том, захочет ли и осмелиться ли ее сестра, обсудить это?

– Морган… что произошло между тобой и Эллисон? – Тихо задала свой вопрос молодая женщина, коснувшись руки сестры.

Эм Джей закрыла глаза. Это было последнее, что она хотела сейчас обсуждать. Неужели этот проклятый день никогда не кончится? Темноволосая женщина молчала, в тайне надеясь, что Мэдисон оставит ее в покое. Размечталась. Эм Джей глубоко вздохнула. – Ты и так уже обо всем догадалась, Мэдди. В противном случае ты бы никогда меня не спросила об этом.

Мэдисон закрыла глаза и издала разочарованный стон. Эм Джей своим ответом только что подтвердила все слухи, которые витали в компании и вокруг нее целую неделю. Она, конечно, не верила всем этим россказням о том, что президент уложила на спину нового помощника руководителя кадрового департамента. И ее злило то, что люди делали такие предположения об Эм Джей и Элли, только потому, что эти двое тесно взаимодействовали друг с другом, и что Эм Джей позволила себе в отношении Эллисон легкий флирт.

Но Мэдисон была не дура… Ей было хорошо известно о химической реакции между двумя женщинами, и она знала, что Эм Джей очень сильно запала на хорошенькую блондинку. В конце концов, блондинки были ее слабостью. Тем не менее… Эм Джей обещала ей, что будет вести себя с Эллисон в пределах разумного. Эм Джей знала, что нельзя допускать, чтобы ситуация вышла из-под контроля, она знала, к чему это может привести. Она это прекрасно знала… По крайней мере, Мэдисон так думала.

Младшая Уиттон сделала глубокий вдох и отвернулась от сестры. Голова раскалывалась. Она сразу начала прикидывать пути к отступлению или нападению… Что понадобится сделать? Сколько потребуется денег за молчание?… Кто возьмется защищать Эм Джей в суде? Она надеялась, что эта ситуация не будет столь же отвратительной как вышла в Алекс Как-там-ее-зовут.

– Ладно. Итак… какой же урон мы понесем на этот раз? – Озвучила вслух свои мысли Мэдисон.

Эм Джей непонимающе посмотрела на сестру. – Что? О чем ты говоришь?

– Каков ущерб? – Нетерпеливо бросила молодая женщина, разведя руками. – Сколько запросила Элли за свое молчание?

Эм Джей в неверии посмотрела на младшую сестру. – Элли ничего не ТРЕБОВАЛА, Мэдди… Нет никакого «ущерба»! – Зарычала гневно она.

– Морган, ради Бога! Не будь глупой! Это только вопрос времени, очень скоро она начнет клеветать на тебя и угрожать! Пожалуйста, давай покончим с этим, пока не стало слишком поздно! – Начала умолять Мэдисон, отчаянно жестикулируя руками.

Эм Джей, понимая, что находится сейчас на грани взрыва, повернулась к сестре и устремила на нее холодный взгляд. – Послушай, Эллисон не такая… у нас с ней вышло небольшое… «недоразумение»… вот и все… это ВСЕ. Не делай из этого проблему планетарного масштаба! Просто держи рот на замке и дай мне самой разобраться во всем этом, хорошо!? Как думаешь, сможешь сделать это? – Спросила она, следя, как лицо Мэдди становится ярко-красным.

Мэдисон быстро застучала каблучком по полу, сжимая и разжимая кулаки, обдумывая, как ей поступить. Открыто конфликтовать с сестрой, вероятно, была не очень хорошая идея, поэтому она выбрала более уместную реакцию, более сдержанную.

– Хорошо, Морган… Флаг тебе в руки… Разберись в этом сама, и реши эту проблему поскорей! Я вверяю это в твои умелые руки! – Саркастически ответила Мэдисон, затем повернулась и быстро вышла из кабинета, громко хлопнув дверью.

Эм Джей вздрогнула и, закрыв глаза, устало выдохнула. Мало того, что Мэдди решила, что у нее роман с Элли, так она еще предположила, что Элли такая же, как Алекс Как-там-ее-зовут, подколодная змея и очередная золотоискательница.

Как она могла подумать такое об Элли, с негодованием подумала Эм Джей. Она ничего не знает об Элли… Она понятия не имеет, какая Эллисон замечательная… какая удивительная. Ужасное настроение Эм Джей как рукой сняло, стоило ей представить перед глазами лицо Элли и вспомнить ощущение ее нежной, шелковистой кожи под своими пальцами. Однако вскоре положительные образы сменились отрицательными: раскрасневшееся сердитое лицо… красные слезящиеся серо-зеленые глаза, когда Элли убегала от нее.

Брюнетка поднял руку к лицу и, прикрыв глаза, покачала головой. Почему между ними все так запуталось? Когда их прекрасные отношения успели настолько испортиться?

0

14

Глава 32

    Ты шепот на моих губах,

    Касание на моих руках… которые обжигают мне кожу;

    Почувствуй меня, когда я наихудшее зло,

    Почувствую, как я проклята… один холод внутри меня;

    Дни пролетают мимо, а я все еще думаю о тебе

    Dirty Vegas

Следующие несколько недель прошли для Эллисон как в тумане. Она по-прежнему избегала всех и каждого, отказываясь от приглашений на обед и участия в посиделках в местных барах с Лиз и коллегами по работе. Теперь она старалась всячески придерживаться рабочего графика: приходить на работу только в назначенный час и уходить ровно в 17 часов. Обеды она стала носить из дома, только чтобы избежать необходимости спускаться в кафетерий. Она превратилась в отшельницу, но это было необходимо, чтобы полностью разорвать свою связь с Эм Джей, восстановить свое честное имя и вернуть к себе уважение коллег.

Она все еще ругала себя за отсутствие силы воли и умения контролировать себя, она злилась на Эм Джей и на ее бесспорную способность подавлять ее, она пыталась забыть «инцидент» как если бы это была не более чем пыль на книжной полке. Элли не знала, чего хочет и ждет от Эм Джей – не то, чтобы она хотела, чтобы та приползла к ней на коленях, умоляя о прощении, – но услышать извинение типа: «Черт! Извини, что соблазнила и трахнула тебя в ванной комнате» было бы неплохо. По крайней мере, это послужило бы ей доказательством, что Эм Джей признала то, что случилось между ними, и, возможно, пролило бы свет, о чем думает загадочная брюнетка обо всем этом. Сейчас же, Элли не чувствовала ничего, кроме унижения и ненависти к себе.

***

Элли трудилась над одним проектом, когда мягкий стук в дверь оторвал ее от работы. Подняв голову, она увидела улыбающееся лицо Лиз Джейкобс.

– Привет.

– Привет. Давно не виделись, – мягко упрекнула ее Лиз.

Привлекательная кареглазая женщина была ее единственной подругой, и Элли было ужасно стыдно за свое поведение в последнее время.

– Да, я знаю… Я была немного занята, – ответила Элли, небрежно пожав плечами и отводя глаза.

От Лиз не ускользнул бледный и осунувшийся вид блондинки. Несомненно, напряженность последних нескольких недель очень сильно сказалась на романтической натуре ее подруги, и ей было чертовски ее жалко.

– Что ты делаешь сегодня в обед? – Спросила Элизабет, стараясь казаться беззаботной.

– Хм, ничего. Я принесла бутерброд из дома… и собираюсь им перекусить, – пробормотала Элли, почесав затылок, прекрасно понимая, на что намекает Лиз, и страшась этого.

Финансовый директор присела на край стола. – Пойдем, пообедаем вместе. Я угощаю, – предложила она, надеясь уговорить подругу вылезти из своего панциря, в который та спряталась ото всех.

– Аммм… Я действительно не могу, Лиз. Я должна еще доделать этот отчет и…, – слабо запротестовала Элли, но была прервана.

– Нет-нет-нет – никаких оправданий… Никакие отказы не принимаются, – улыбнулась Лиз, качая указательным пальцем и головой. Элли откинулась на спинку стула и, закатив глаза, вздохнула. – Давай, Элли… Тебе еще не надоело прятаться? Это вредно для тебя, – мягко настаивала на своем Лиз.

Элли поджала губы и отвернулась. Было бессмысленно пытаться отказаться от приглашения. Когда Лиз чего-то хотела, она могла быть очень настойчивой.

– Мне действительно не очень хочется выходить, – ответила Элли в тщетной попытке воспротивиться.

– Хорошо. Как насчет захватить бутерброды в кафетерии и посидеть где-нибудь? Сегодня чудесная погода, недалеко есть прекрасный маленький парк… мы можем посидеть и поговорить? – Настаивала Лиз в своей очаровательной манере.

Элли снова вздохнула… Возможно, идея выйти на улицу была не так уж и плоха. – Хорошо, но я не думаю, что готова к «разговорам», – согласилась она и посмотрела на Лиз с мягким предупреждением в глазах, прекрасно зная, о чем хочет поговорить подруга.

Финансовый директор только улыбнулась и кивнула. Ее миссия была выполнена. – Я буду ждать тебя внизу в лобби около 12.

***

Лиз была права – погода в середине февраля стояла замечательная. В небе ярко светило солнце, теплый бриз мягко трепал волосы и ласкал лицо Элли, словно множество мимолетных поцелуев любовника. Но, к сожалению, это заставило девушку вспомнить об Эм Джей, и ей внезапно стало грустно.

Девушки добрались до небольшого причудливого городского парка и, найдя свободную скамейку, удобно разместились на ней. Они поболтали о погоде, увлечениях, о всякой ерунде, избегая самого главного и наболевшего вопроса. В конце концов, разговор сошел на нет, и Элли притихла, о чем-то задумавшись. Лиз больше не могла этого выдержать… она должна была выяснить, что происходит с подругой и докопаться до истины.

– Итак… ты расскажешь мне, что происходит с тобой? Или мне и дальше продолжать слушать слухи и сплетни о тебе? – Спросила Лиз.

– Какие слухи?! – Возмутилась Элли, садясь прямо.

Лиз потрясенно уставилась на подругу. – Хочешь сказать, что ты еще не слышала всех этих россказней, витающих по компании?… В это трудно поверить.

Плечи Элли поникли, и она отвернулась. – Джон поведал мне, что люди «говорят» обо мне, – сердито возмутилась блондинка.

Лиз повернулась к подруге и коснулась ее рукой. – Послушай, Элли… Мне нет дела до этих чертовых историй и выдумок. Я беспокоюсь о тебе… понятно?

Элли устремила на Лиз серьезный внимательный взгляд. – Мне не верится, что кто-то распускает обо мне слухи и поливает грязью, Лиз. – Ее глаза заблестели, предвещая близкие слезы.

Лиз мягко сжала руку Эллисон. – Я тебя понимаю, Элли. – Ответила она, желая хоть чем-то помочь подруге. – Поговори со мной, милая… скажи мне, что происходит. – Элли отвернулась, выпустив разочарованный вздох. Лиз снова сжала ей руку. – Сними камень с души, Элли, или ты уничтожишь саму себя! Ты рассказывала об этом кому-нибудь? – Мягко поинтересовалась Лиз.

– Хммм… С кем я могу поговорить? Кому я могу довериться? – Фыркнула Элли.

– Ты можешь доверять мне… Обещаю, сохранить твой секрет, – сказала Лиз, искренно глядя на Элли. – Обещаю, что не буду сердиться, делать поспешные выводы или судить тебя. – Она взмахнула рукой и кивнула головой, слегка улыбаясь.

Элли вернула подруге улыбку и посмотрела на свои руки, лежащие на коленях. Она доверяла Лиз. Эта женщина стала ей хорошим другом, и она действительно испытывала потребность выплеснуть наружу свою боль и накопившиеся эмоции. Девушка сделала глубокий вдох и медленно выдохнула.

– Я… я облажалась, Лиз… Я все испортила, – начала Эллисон и со слезами посмотрела на молчаливую подругу. – Я оказалась слабой и совершила ошибку, и теперь каждый думает, что я очередная «победа» Эм Джей. – Слезы бежали по щекам, когда девушка делала это признание.

Лиз мгновение обдумывала услышанное. Ее опасения подтвердились – все слухи оказались правдой, и она почувствовала гнев на Элли, которая не послушала ее совета – держаться подальше от Эм Джей. И хотя у нее тут же возникло множество вопросов и комментариев, она понимала, что должна действовать осторожно.

– Значит… ты подтверждаешь, что между тобой и Эм Джей кое-что произошло? – Тихо спросила Лиз, на что Элли нахмурилась. Тогда женщина подняла руки вверх, словно защищаясь. – Я просто спросила. Я не хочу торопиться с выводами, помнишь? – Быстро объяснила финансовый директор. Элли отвела взгляд и, закрыв глаза, молча медленно кивнула, понурив плечи. – А теперь, ты сожалеешь, что это произошло…?

– Конечно, я жалею об этом! – Ощетинилась Элли, открыв глаза и моргнув. Лиз извиняюще и понимающе посмотрела на подругу, после чего они обе отвернулись друг от друга и продолжили молча сидеть, не зная, что еще сказать.

Элли закрыла глаза и, глубоко дыша, подняла лицо к небу, чувствуя, как горячие слезы собираются под веками. Девушка спрашивала себя, как, черт возьми, ее жизнь могла от плохого измениться к худшему всего за каких-то шесть месяцев. В это же время Лиз размышляла над тем, что она могла и должна сказать своей подруге теперь, когда та совершила роковую ошибку. Из всех людей в компании с кем Элли могла завести отношения, Эм Джей Уиттон была наихудшим злом. Высокомерная, тщеславная брюнетка была не достойна внимания и обожания такой чудесной девушки как Эллисон.

– Ммммм… Скажи, все твои проблемы настолько катастрофичны и масштабны, или же у тебя есть более мелкие, как, например, у многих из нас, простых смертных? – С легкой улыбкой нарушила молчание Лиз, покосившись на подругу.

Элли криво усмехнулась, вытирая глаза. – Да, есть… У меня на счету осталось $52,00… Моя машина производит странный шум, когда стоит на месте… И в прошлые выходные я потеряла свою любимую пару сережек, – пожаловалась она.

Лиз улыбнулась и похлопала Элли по спине. – Ну, это приятно знать, что у тебя действительно есть «нормальные» сложности в жизни. – Девушки засмеялись, и напряженная атмосфера немного разрядилась. Так они просидели в тишине несколько минут.

– Знаешь, в чем заключается вся ирония? – Сказала Элли.

– Нет. В чем?

– В моей предыдущей работе. Я была одной из ответственных за написание политики компании в отношении сексуальных домогательств… Я! – Ткнула себя пальцем в грудь Элли, грустно рассмеявшись. – В буквальном смысле это звучит так: «Я написала об этом книгу, а теперь посмотрите на меня!»… Господи! – Элли покачала головой и уронила лицо на ладони.

Лиз нахмурилась, гадая, что именно хотела сказать Элли этим своим комментарием. – Подожди минутку, Элли… Эм Джей… В смысле, она силой… – Но закончить ей не дали.

– Нет. Она не заставляла меня… Я… Я позволила этому случиться, – призналась Элли.

– Да, но, ты… Ну, ты знаешь… ты была инициатором этого или все исходило от нее?

Элли мгновение насмешливо смотрела на подругу, потом покачала головой. – Нет, Лиз, все было не так… не все исходило от нее, – попыталась объяснить она, не желая вдаваться в подробности. Она и так чувствовала себя неловко, ведя этот разговор.

– Да, но Элли, она твой босс!? Она – президент. Я хочу сказать, посмела бы ты сказать ей «нет»?

– Да. То есть, нет… Я имею в виду… аааа, дерьмо! – Элли провела рукой по лбу, замолчав на мгновение, чтобы восстановить самообладание. – Я могла сказать «нет»… Я знаю, что я «должна была» сказать ей «нет», понятно?… Но я не сделала этого. Я не хотела говорить ей «нет». Я хотела, чтобы она сделала это, понятно? – Тихо призналась она, чувствуя неловкость.

– Но остановилась бы она? Если бы ты сказала ей «нет»? – Мягко возразила Лиз.

– Да. Я имею в виду… да, я уверена, что она бы остановилась. – Элли замолчала, а потом с тревогой посмотрела на Лиз. – Все произошло не так, как ты думаешь, Лиз… Я знаю, ты не любишь ее, но она не такая… она никогда бы так не поступила. Она ни к чему меня не принуждала… я не могу винить во всем только ее одну. Хотела бы, поверь мне, но я не могу. – Блондинка замолчала, глядя куда-то вдаль. – Я позволила ей сделать это,… потому что в глубине души… я хотела, чтобы это произошло, – тихо сказала Элли, нервно крутя пальцы и стыдливо опустив голову.

Лиз молча смотрела на склоненную голову Эллисон. – Подруга моя, ты влипла, – сказала она, расстроено выдохнув.

Элли горько рассмеялась. – Я знаю, Лиз… Я знаю. – И глаза снова защипало от слез.

***

Недели перешли в месяцы. Элли медленно и осторожно начала выходить из своего затворничества, покидая офис и обедая с Лиз. Это была хоть и маленькая, но все-таки победа. Иногда они просто гуляли по улице, иногда заходили в парк, а в последнее время, они даже отваживались спускаться в кафетерий компании.

Одно дождливое утро нарушило все планы Элли и Лиз пообедать в парке, поэтому они решили перекусить в кафетерии. Девушки стояли на линии раздачи за бутербродами, болтая друг с другом, совсем не обращая внимания на то, что происходит вокруг. Заплатив по счету за еду, они повернулись к столикам. Голова Элли была опущена вниз, девушка клала сдачу в бумажник, когда неожиданно врезалась в высокую фигуру, внезапно возникшую у нее на пути.

– О, прост… – Слова застряли на губах, когда она подняла глаза.

Эм Джей разговаривала с Мэдисон, когда они вошли в кафе и завернули за угол. Она не видела человека, который столкнулся с ней, пока не повернулась и не взглянула на него… Точнее, на нее. Серо-зеленые глаза смотрели на Эм Джей, на губах блондинки играла виноватая улыбка, которая через мгновение исчезла. Женщины неотрывно смотрели друг на друга. В воздухе повисло напряжение. Синие глаза Эм Джей пристально вглядывались в нефритовые глаза Элли. Так ни стояли, казалось, вечность, пока Мэдисон и Лиз обменивались между собой обеспокоенными взглядами, иногда бросая их на своих спутниц.

После нескольких мучительных секунд, Эм Джей открыла рот, будто собираясь что-то сказать, но Элли быстро расправила плечи и негодующе выдохнула воздух. – Простите, – пробормотала она тихим, напряженным голосом, потом резко повернулась и пошла прочь. Лиз бросила на Эм Джей гневный взгляд, и последовала за подругой.

Эм Джей взглядом проводила фигуру Элли, пока та не исчезла за углом, и почувствовала укол сожаления в связи с потерей контакта. Зеленоглазая красавица, которая преследовала ее во снах, выглядела как никогда восхитительно и заманчиво. Когда темноволосая женщина обернулась, Мэдисон выжидающе наблюдала за ней, вопросительно подняв брови. Эм Джей плотно сжала губы и бросила на сестру предупреждающий взгляд, ясно давая понять, чтобы та молчала.

***

Элли и Лиз нескольких минут молча сидели за своим столиком в кафе. Лиз развернула свой бутерброд и принялась за обед, время от времени, внимательно поглядывая на подругу. Элли жевала сэндвич, но, судя по выражению ее лица, девушка все еще была потрясена случившимся.

– Ты в порядке? – Тихо спросила Лиз. Элли ничего не ответила, только кивнула головой. Увидев, как на глазах подруги наворачиваются слезы, Лиз протянула руку и сжала ладонь Элли.

Этот дружеский жест стал последней каплей для Эллисон, слезы вырвались на свободу, побежав по щеке. – Я почувствовала запах ее духов, – прошептала она в слезах и, оперевшись локтем на стол, закрыла рот дрожащей рукой. Сердце Лиз разрывалось от боли за подругу. Она никогда не была в такой ситуации – она никогда не была так безумно влюблена в кого-либо, чтобы чувствовать агонию просто потому, что ты находишься в одной комнате с любимой.

Но, видимо, страданиям подруги на этом не суждено было закончиться. Лиз чуть не задохнулась вслух, когда Эм Джей и Мэдисон вошли в обеденный зал кафе и заняли свои места за столиком. И хотя он находился в другом конце комнаты, оттуда открывался прекрасный вид на нее и Элли.

– Не хочу тебя расстраивать, милая, но твой обед, кажется, полностью испорчен, – сказала Лиз своей спутнице. Элли подняла глаза и посмотрела на подругу, которая кивком головы указала на Эм Джей и Мэдисон.

– Черт, – прошептала Элли и, заскрежетав зубами, снова повернулась к Лиз. – Как ты думаешь, как это будет выглядеть, если мы встанем и уйдем отсюда прямо сейчас? – Поинтересовалась она.

Лиз закусила губу, обдумывая вопрос. Трудно было не заметить, что глаза почти всех присутствующих были устремлены на них, когда они вошли сюда, и теперь, когда здесь появилась Эм Джей, они четверо, определенно, стали темой номер один.

– Ну… это всего лишь мое мнение, но я думаю, тебе лучше остаться, если ты хочешь показать всем, что между вами ничего нет, – сказала Лиз, глядя прямо в глаза Элли, причудливо скривив уголок рта.

Элли поджала губы и задумалась над словами подруги. В конце концов, она рискнула покоситься на женщину, которую никак не могла выбросить из своей головы.

***

– Итак… мы будем говорить о вечеринке, которую ты хочешь устроить по поводу выхода Хелен на пенсию, или ты собираешься сидеть здесь и делать вид, что слушаешь меня, все это время, пялясь на нее? – Спросила с досадой Мэдисон сестру, которая совершенно не обращала на нее никакого внимания.

Эм Джей перевела взгляд на Мэдисон, и сердито посмотрела на нее. – Я не пялюсь на нее! – Конечно, она тайком наблюдала за блондинкой, но считала, что делает это незаметно. Она должна была лучше знать, что ее младшую сестру не так-то просто было обмануть.

– Морган… если бы у тебя вместо глаз были лазеры, ее голова давно бы уже расплавилась, – укоризненно сказала Мэдисон. Эм Джей метнула на сестру сердитый взгляд… при этом, понимая, что не может опровергнуть ее слова. Брюнетка опустила глаза в тарелку и уставилась на салат, не желая больше обсуждать этот вопрос.

Мэдисон внимательно наблюдала за старшей сестрой… Она не понимала, что происходит в голове этой упрямицы, но знала, что это что-то серьезное, что занимает все ее мысли. Спустя годы, она многое познала и узнала о личных «предпочтениях и аппетитах» Эм Джей, и за все это время, она никогда не видела, чтобы ее сестра настолько сильно заинтересовалась одним человеком. Возможно, конечно, она не знала обо всех ее «отношениях» – в конце концов, Эм Джей тщательно оберегала свою личную жизнь, даже от своей собственной родной сестры – но Мэдди достаточно хорошо знала ее, чтобы понять, что на этот раз, все обстояло иначе. Эм Джей никогда не обсуждала с Мэдисон свою жизнь, и молодая женщина совершенно не знала, как ее разговорить. Пытаться вырвать информацию напрямую, было абсолютно бессмысленно, но что-то подсказывало ей, что, возможно, все-таки стоит попытаться. Эллисон Филлипс глубоко запала в душу Эм Джей, и Мэдисон хотела знать, почему.

– Морган… я могу спросить тебя кое о чем? – Осторожно начала Мэдди, нарушив установившуюся за столом тишину.

– Нет. Ешь быстрее и пойдем уже отсюда, – сухо отрезала Эм Джей, запихивая салат себе в рот и интенсивно пережевывая его, при этом, не отрывая глаз от столешницы, словно пытаясь растопить ее.

Мэдисон закатила глаза, ни чуть не испугавшись мрачного настроения сестры. Иногда Эм Джей относилась к ней как к подростку.

– Если ты действительно так сильно… «запала» на нее… почему бы тебе тогда не попробовать завести с ней что-то серьезное… что-то осмысленное? – Предложила Мэдди. – Знаешь, это не сильно кого-нибудь удивило.

Эм Джей подняла глаза и уставилась на сестру недоверчивым взглядом. – Ты, верно, шутишь?

– Нет… нисколечко, – ответила Мэдисон, покачав головой. Весь ее вид говорил о том, что она была абсолютно убеждена в своих словах.

Эм Джей в ответ наполовину насмешливо рассмеялась, наполовину фыркнула, затем положила пустую посуду на поднос и резко встала. – Я закончила, пойдем, – сказала она, не дав сестре возможности возразить ей.

Мэдисон, разочарованно вздохнув, медленно встала и взглядом проводила Эм Джей, которая целенаправленно направилась к выходу.

– Боже, она невозможна, – пробормотала Мэдди.

***

– О, черт возьми, они уходят… какой позор, – с сарказмом заметила Лиз, глядя, как Эм Джей встает из-за стола. – Я же говорила тебе, что стоило только переждать, – сказала она, ухмыляясь Эллисон.

Элли краем глаза наблюдала, как Эм Джей подошла к мусорному баку и вывалила туда содержимое подноса. Однако прежде чем повернуться и уйти, высокая брюнетка напоследок бросила взгляд по направлению к Элли, и ее сапфировые глаза поймали на себе изумрудный взгляд.

В желудке у Эллисон все перевернулось, когда их глаза встретились, и она с удивлением наблюдала, как лицо Эм Джей, казалось, немного смягчилось. В какой-то момент, Элли захотелось просто встать, подбежать к высокой красотке и броситься в ее крепкие объятия. На секунду она вообразила, что Эм Джей не только обрадуется этому порыву, но и подхватит ее на руки и унесет отсюда далеко-далеко, как рыцарь в сияющих доспехах… или как гладиатор в блестящей коже и сияющей кольчуге… или что-то типа того. На мгновение, она забыла о своем гневе, всем сердцем желая, чтобы между ними все было по-другому.

Казалось, прошла вечность, когда, наконец, Эм Джей отвела взгляд и, не оглядываясь, вышла из кафе. Остаток дня Эллисон провела, чувствуя себя совершенно больной.

Глава 33

    Я слышу голос, говорящий мне «Не будь слепа»,

    Он говорит мне о тех вещах,

    Которые, возможно, ты скрыла от меня.

    Я ли твой единственный и желанный,

    Я ли причина, по которой ты дышишь, или я причина твоих слёз?…

    …Всегда, всегда, всегда…

    Я люблю тебя, я ненавижу тебя, я не могу быть с тобой.

    Я дышу тобой, я чувствую тебя, я не могу жить без тебя.

    Я просто больше не могу так жить, жизнью одиночки…

    Кажется, я уже за порогом дома, и навсегда покончил с тобой

    Saliva

Весна, наконец-то, вступила в свои права на побережье. Яркое солнце весь день нагревало землю, на деревьях набухали почки, оживали цветы, сухая и старая трава омолаживалась и начинала зеленеть. Зима с ее холодными и серыми днями уступала место новой хозяйке, радуя прохожих теплым воздухом, чистым небом и ярким солнцем.

Эллисон и Эм Джей медленно выходили из своего затворничества, все чаще сталкиваясь по работе друг с другом, и, наконец, достигли тех отношений, когда могли смотреть друг на друга, не отводя поспешно глаза. Каждая из них про себя решила сделать все возможное, чтобы забыть и оставить в прошлом их маленькую «поворот не туда» и приступить к выполнению своих прямых обязанностей. У них была работа, которую надо было исполнять, и они решили не дать одному маленькому неосмотрительному происшествию уничтожить ее.

Тем не менее, всякий раз, когда девушки встречались, обстановка между ними была накаленной и напряженной, чаще всего они были немногословны и резки друг с другом. К счастью, они никогда не оставались наедине, на их встречах всегда присутствовал кто-то третий, однако, при этом, обе понимали, что это только вопрос времени, удача не всегда будет на их стороне.

***

Это случилось посреди недели сразу после обеденного перерыва, когда у Эллисон было назначено совещание с Джоном, Рэйфордом и… Эм Джей. И хотя они уже несколько раз встречались после «инцидента в ванной комнате», девушки по-прежнему изо всех сил старались разговаривать друг с другом вежливо и официально, и только по необходимости. Со стороны могло показаться, что эти двое оставили свои противоречия и проблемы в прошлом и двигались дальше,… но не всегда то, что кажется, есть истина.

Элли поднялась на 14-й этаж и, стараясь казаться непринужденной, как можно быстрее направилась в конференц-зал. Подойдя к двери, она открыла ее и нашла в огромной комнате только одного человека, сидящего за большим длинным столом… Эм Джей.

Услышав щелчок дверной ручки, Эм Джей подняла глаза от записной книжки и встретилась взглядом с изумрудными глазами. Женщины застыли; от осознания, что они впервые оказались наедине, на мгновение обе лишились дара речи.

– Входи, – наконец, выдавила из себя Эм Джей, указывая на стол. – Рэй и Джон должны скоро подойти. – Она старалась казаться беспечной и равнодушной, но это давалось ей с трудом.

Элли быстро отвернулась от темноволосого президента и села на противоположном конце стола. Девушка открыла папку и начала листать документы, делая вид, что внимательно читает, игнорируя подавляющее присутствие женщины в другом конце комнаты. Она чувствовала на себе горящий взгляд Эм Джей, но всячески отказывалась смотреть вверх. Если бы она это сделала, с ней было бы покончено. Бездонные небесно-голубые глаза привлекательной брюнетки делали с ней невообразимые и удивительные вещи, заставляя все внутри нее переворачиваться, поэтому у нее не было никакого желания, взрывать пороховую бочку, на которой она сидела. Элли, наконец-то, свыклась с мыслью, что допустила ошибку, и что пора двигаться дальше, поэтому она не собиралась все бросать, уничтожив тем самым достигнутый результат.

Болезненное ожидание и неловкое молчание затянулись и показались Элли вечностью. Она не могла дольше находиться в комнате. В полной тишине, не глядя на президента, девушка не сомневалась, что к этому моменту Эм Джей проделала в ее голове огромное отверстие своим пронзительным взглядом. Элли чувствовала, что задыхается. Она раздраженно посмотрела на часы и резко встала.

– Мне нужно в соседнюю комнату, извините, – пробормотала блондинка и вышла из комнаты.

Эм Джей выпустила вздох облегчения со смесью разочарования. Находиться наедине с Элли оказалось сложнее, чем она предполагала. Она-то считала, что сможет, как и раньше продолжить играть с симпатичной блондинкой, отрицая то, что произошло между ними, как делала это всегда. Но вместо этого, все вышло наоборот. Прохладное отношение Элли к ней, ее нежелание говорить с ней или смотреть ей в глаза все больше и больше беспокоили и вызывали внутри Эм Джей тревогу. Она могла справиться с тем, кто кричит, ругает и ведет себя по отношению к ней как сука, она могла даже справиться с жалостливыми просьбами и мольбами, но она не знала, как справиться с тем, кто игнорирует тебя, как раньше она проигнорировала их. Тот факт, что Эллисон, казалось, с легкостью смогла отмахнуться от нее, приводил ее в замешательство, если не сказать больше.

Приход Джона и Рея прервал размышления Эм Джей.

– Извините за опоздание… Надеюсь, дамы, мы не заставили вас ждать слишком долго…, – начал Рэй с ядовитой усмешкой. – Оо… А где же твоя маленькая подружка? – Спросил он, оглядывая комнату и замечая отсутствие Элли.

– Она на минуту вышла, – равнодушно ответила Эм Джей, отказываясь комментировать реплику Рэя и заманить себя в очередную словесную битву.

Мужчины сели за стол и продолжили вести праздную беседу, дожидаясь возвращения Эллисон. Когда стало очевидно, что Элли отсутствует уже достаточно долго, Эм Джей предложила пойти за ней, чтобы совещание, наконец, могло начаться.

***

Элли стояла перед зеркалом в ванной комнате, вытирая лоб влажной бумажной салфеткой. Она знала, что ей придется вернуться в конференц-зал, даже, несмотря на охватившее ее чувство иррациональной тревоги. Мысль остаться наедине с Эм Джей вызывала у нее беспокойство… больше, чем беспокойство. И хотя она, снова и снова, твердила себе, что должна взять себя в руки и подавить в себе страх, она просто не могла справиться с мыслью снова оказаться в ловушке красивых синих глаз. У Элли в голове не укладывалось, как одна и та же женщина может быть одновременно мечтой и ночным кошмаром, от которого она каждый раз просыпалась вся в поту. Элли устала спрашивать себя, когда же закончится этот ужасный сон.

Девушка стояла и убеждала себя перестать, наконец-то, думать иррационально, когда услышала звук открывающейся двери ванной комнаты. Войдя в тускло освещенное помещение и закрыв дверь, Эм Джей устремила на блондинку потемневший взгляд. Паника волной разлилась по всему телу Элли, и она в страхе уставилась на вошедшую. Ей захотелось стремглав выбежать из комнаты, но ноги вдруг налились свинцом, отказываясь повиноваться. У нее не осталось никаких сомнений – либо сейчас она упадет в обморок, либо намочит в штаны… Элли молча молилась за обморок.

Эм Джей медленно приближалась к напуганной блондинке, уверенная, что если она сейчас неожиданно скажет «Бу», девушка грохнется в обморок. Сперва, эта мысль позабавила Эм Джей, но стоило ей подойти ближе к покрасневшей от страха девушке, ей стало стыдно за себя. Совестно, что Эллисон настолько сильно боялась ее, что спряталась в ванной комнате, только чтобы не видеть ее лица… Совестно, что они больше не могли даже вежливо поговорить друг с другом… Совестно, что от одного ее присутствия Элли словно обезумила: тело девушки дрожало, грудь тяжело вздымалась.

Скользнув взглядом по раскрасневшемуся лицу Элли, Эм Джей медленно подняла руку и потянулась к ней. У Элли перехватило дыхание, с широко раскрытыми глазами она внимательно следила за движением руки, приближающейся к ее лицу. Костяшками пальцев Эм Джей едва коснулась мягкой щеки, как серо-зеленые глаза закрылись, и дыхание остановилось.

Однако чувственная ласка закончилась так же неожиданно, как возникла, и когда Элли вновь открыла глаза, бездонные океаны вновь захватили ее в плен. На мгновение, девушке показалось, что на лице Эм Джей промелькнуло что-то, похожее на печаль и раскаяние, но она не могла быть в этом уверена на 100 процентов, поскольку эмоции, отразившиеся на красивом лице, быстро исчезли… и на их место пришло полное безразличие.

Эм Джей резко отняла руку и сделала шаг назад. – Джон и Рэй подошли, – сказала она тихим, спокойным голосом, затем повернулась и направилась к двери. Потянув за ручку, женщина обернулась и снова посмотрела на Элли потемневшими глазами. -… Я буду ждать тебя, – добавила она почти шепотом.

Дрожь пробежала по телу Элли, пока она лихорадочно обдумывала последнее заявление Эм Джей и пыталась понять, какой смысл та вкладывала в него.

***

С той встречи в ванной комнате прошло почти две недели. К счастью, с тех пор им больше не выпадало несчастья оказаться наедине, но Элли пришлось немало потрудиться, чтобы, наконец-то, справиться со своими приступами паники. С переменным успехом ей это все-таки удалось. Короткая, но запоминающаяся «встреча» в ванной комнате пробудила в ней столько эмоций и переживаний, что она до сих пор пребывала в состоянии шока.

Более того, Элли изо всех сил пыталась понять, что Эм Джей имела в виду под своим заявлением: «Я буду ждать тебя». Означало ли это, что Эм Джей ждет от нее следующего шаг, чтобы двигаться дальше, или это означало что-то глубже? Или это было простое утверждение, которое вообще никак не касалось их двоих? Может быть, она слишком много думала и искала то, чего нет?… Элли просто не знала.

Со своей стороны, Эм Джей тоже переживала не лучшие времена, вспоминая прекрасное лицо Элли полное страданий. Она хотела знать, в чем причина ее слез, что же так сильно расстроило блондинку. Был ли это стыд и сожаление по поводу случившегося? Или это был гнев? Неужели Элли ненавидит ее? Скучает ли Элли по ней и по их дружбе, как она скучает по ней? Мысль, что Элли несчастна из-за нее, снедала Эм Джей, но она не знала, как это исправить, только чтобы не приближаться к девушке. Сама мысль, чтобы подойти к ней первой, до смерти пугала ее, даже больше чем мысль, что она слишком много думает и заботиться о блондинке. Поэтому, придерживаясь своей обычной манеры поведения, Эм Джей делала то, что чаще всего делала в таких ситуациях… Она просто ничего не делала.

Глава 34

    Не дотрагивайся до меня, пожалуйста.

    Я не выношу, когда ты меня дразнишь.

    Я люблю тебя, хоть ты и обидела меня,

    Но пора уже собрать свои вещи и уйти.

    Порочная любовь, порочная любовь.

    Прикоснись ко мне, порочная любовь

    Soft Cell

Июнь возвестил о конце одного финансового года и начале другого, более того, он ознаменовал конец деятельности Хелен Льюис в качестве секретаря Эм Джей. Хелен проработала в компании 20 лет, сначала в качестве исполнительного секретаря Марка Уиттон старшего, а затем и его дочери. Маленькой седовласой женщине было 65 лет, и хотя она так и не научилась грамотно владеть компьютером, и была уже не так оперативна в исполнении как раньше, президенту она нравилась. Эм Джей вынуждена была признать, что ей будет не хватать ее спокойствия, тихого и скромного поведения. Эта женщина научила ее тонкостям написания делового письма, показала три различных способа складывания письма, как правильно его вкладывать в конверт и заполнять его. Может, Хелен и была консервативна и старомодна, но она была бесценным сотрудником.

Огромное количество людей пришло на вечеринку, которую Эм Джей устроила в честь Хелен в конференц-зале. Живая музыка, обилие закусок и напитков, Эм Джей даже в тайне от виновницы торжества пригласила на вечер ее близких родственников. Мероприятие имело огромный успех, и Хелен купалась в комплиментах и словах благодарности и признательности от президента компании, которая часто, казалось, никогда никого не замечала за пределами своего офиса.

Пожилая женщина наблюдала за Эм Джей, разговаривающей с Мэдисон и другими сотрудниками. Она улыбнулась, вспомнив время, когда эти две молодые девушки приходили к отцу, когда компания только начинала развиваться. Мэдисон, смышленая не по годам, всегда вовлекала Хелен в интеллектуальную беседу. Эм Джей была слишком темпераментной, слишком сложной, она постоянно спорила с отцом, несмотря на то, что было очевидно, что девочка преклоняется перед ним. Эм Джей была точной копией своего отца, и именно на глазах у Хелен происходило их отчуждение друг от друга на протяжении многих лет. Однако, несмотря на раздражительный характер Эм Джей и высокомерие Мэдисон, молодые девушки всегда нравились ей, она безмерно уважала их. Не многие смогли бы преуспеть в таком бизнесе, как это удалось дочерям Марка Уиттона, они обе были молоды, их идеи и поступки во многом отличались от поведения отца, но они поистине стали успешными руководителями компании. Марк Уиттон, как и Хелен – принадлежали к старой школе, они были консервативны и жили прошлым. Возможно, и в самом деле новая кровь была благом для компании, которой нужны были сила и молодость, чтобы вступить в 21 век. Тем не менее… ей будет не хватать этой работы и людей, которые стали для нее второй семьей.

***

Вечеринка началась около часа назад, а Элли до сих пор не хватало смелости подняться наверх. Она знала, что должна пойти, она действительно хотела пойти – ей нравилась Хелен. Пожилая женщина всегда была терпелива и добра к ней, но… при этом, девушка понимала, что там будет и Эм Джей, и ей претила мысль снова оказаться лицом к лицу с очаровательной брюнеткой. Лиз доканывала ее всю неделю, твердя, что она должна пойти и дать Эм Джей отпор. Элли знала, что Лиз права, ей просто не нравилась сама идея о конфронтации с президентом Уиттон Inc. Их последнее столкновение в ванной комнате все еще болезненно отражалось на ее эмоциональном состоянии, и она боялась, что любая встреча с Эм Джей приведет к новой катастрофе. В конце концов, Элли убедила себя пойти, но только ненадолго.

Я просто подойду к Хелен, пожелаю ей всего хорошего, может быть, что-нибудь выпью, а затем сбегу оттуда, уговаривала она саму себя, направляясь к лифту.

Элли была поражена открывшимся перед ней зрелищем, торжество было в самом разгаре: джазовый оркестр, цветы, воздушные шары, закуски – о, закуски! В животе громко заурчало, напоминая ей, что она сегодня практически ничего не ела.

Ну, может быть, я задержусь здесь чуть дольше. Поем, выпью что-нибудь, а потом уйду, размышляла про себя Элли.

Лиз, заметив подругу, немедленно подошла к ней. – Привет! Мне уже стало интересно, когда ты, наконец, появишься здесь! – Подразнила она, толкнув Элли в плечо, и наколола на вилку кусочек пирожного.

Элли смущенно улыбнулась. – Да, я была, э-э… я должна была закончить кое-какую работу, – пробормотала она, откусывая маленький кусочек от пирожного с заварным кремом.

Лиз ухмыльнулась. – Да, конечно,… трусиха.

В ответ Элли ухмыльнулась и покраснела. Лиз снова толкнула ее в плечо, и они обе усмехнулись. Девушки мило болтали друг с другом, когда к ним кое-кто подошел сзади.

– Рада, что ты смогла прийти, – сказала Эм Джей, стоя позади женщин.

Элли испуганно обернулась. Ее взгляд наткнулся на легкую искусственную улыбку, играющую на губах президента. – Спасибо, – просто ответила блондинка и сделала еще один укус пирожного. Играй в холодность, играй в безразличие… не позволяй ей управлять собой, наказывала себе Элли, глядя своими серо-зелеными глазами в дымчато-голубые.

Лиз пристально наблюдала за поведением двух женщин. Она неделями прессинговала Элли, пытаясь убедить подругу, что та может и должна противостоять Эм Джей, что она не должна бояться ее. Это был единственный способ Элли избежать ловушки, в которую Эм Джей, очевидно, пыталась заманить ее. Лиз вынуждена была признать, что часть ее ревновала к Элли, что президент, казалось, настолько сильно увлеклась ею, но другая – была недовольна тем, что Эм Джей дразнит и, на ее взгляд, беспощадно давит на ее подругу. Она спрашивала себя, на что это похоже, когда в твоей жизни есть человек, который вот так преследует тебя? Лиз решила, что это было бы здорово, если бы это был правильный человек… однако Эм Джей Уиттон была совсем не тем человеком. Лиз было интересно, когда Элли, наконец-то, поймет это. Женщина знала, что вступает по тонкой грани и не желала своим мнением слишком сильно давить на Элли. Но, с другой стороны, она просто не могла сидеть, сложа руки, и позволить Эллисон постоянно быть жертвой предательства Эм Джей. Лиз до сих пор считала, несмотря на протесты подруги, что та была наивной и слишком неопытной, особенно, когда дело касалось таких людей, как Эм Джей. Ей было невыносимо трудно сидеть и смотреть, как ее поезд несется к обрыву и срывается в пропасть.

– Скажи… ты всегда настолько щедра к своим бывшим сотрудникам? – Спросила Элли, заставляя себя быть сильной, а главное, наконец-то, прервать затянувшееся неловкое молчание. Все трое посмотрели на Хелен, которая смеялась и разговаривала с коллегами.

– Нет… Хелен особенная, – ответила Эм Джей, ухмыльнувшись.

– Да, особенная, что продержалась на своем месте целых 20 лет. Это должно быть своего рода рекорд? – Вставила свое саркастическое замечание Лиз, не заботясь о том, что подумает о ней ее босс; они и без этого были на ножах друг с другом. Элли вглядывалась в лицо Эм Джей, оценивая ее реакцию на едкие слова подруги.

– Она одна из самых ценных сотрудников компании, – парировала Эм Джей с легкой улыбкой на бесстрастном лице.

– Да уж, интересно, что она проработала с тобой только год, – ехидно сказала Лиз, взглядом бросая вызов Эм Джей.

– Ну, как ты знаешь, – язвительно заметила Эм Джей, переводя взгляд на Элли, -…все хорошее когда-нибудь заканчивается. – Она бросила на блондинку долгий многозначительный взгляд, затем повернулась и пошла прочь.

Элли шумно выдохнула, поняв, что задержала дыхание. Лиз фыркнула, провожая взглядом высокую брюнетку, которая смешалась с толпой.

– Ха! Что это, черт возьми, такое было? Боже, она это что-то! – Хмыкнула Лиз и посмотрела на свою встревоженную спутницу. Удрученные изумрудные глаза отвернулись от исчезнувшей фигуры Эм Джей и теперь озабоченно смотрели на нее, маленькие белые зубы нервно покусывали нижнюю губу. Лиз испытывала смесь понимания и жалости к своей подруге.

Эллисон до сих пор не освободилась от своей зависимости.

***

Вечеринка продолжалась до 19 часов. Лиз все-таки убедила Элли остаться; «По крайней мере, поедим на халяву!», – шутя, сказала она. Решив, что подруга права, девушки комфортно расположились за одним из столиков и мило провели вечер, смеясь и болтая друг с другом.

Когда все гости практически разошлись, пришло время и им, наконец-то, покинуть торжество. Однако перед тем как уйти, Элли решила заглянуть в ванную комнату. Попрощавшись с Лиз, блондинка подошла к двери и потянулась к ручке, как дверь неожиданно открылась, и Элли оказалась лицом к лицу с Эм Джей Уиттон.

Девушка, ахнув, отскочила назад. – Боже! Да, что же это такое?! Снова ты и снова ванная комната!? – Раздраженно возмутилась она.

– Не имею понятия… Ты скажи мне, – спокойно ответила Эм Джей, улыбаясь и глядя на Элли сверху вниз, блокируя, при этом, проход.

Элли негодующе вздохнула и закатила глаза. Волосы на затылке встали дыбом, но она не желала ссориться с Эм Джей. Она устала от ее игр и намеков.

Темноволосая женщина пронзила блондинку долгим жадным взглядом и, наконец, повернулась, намереваясь уйти с дороги, однако, прежде чем она это сделала, Эм Джей остановилась и снова посмотрела на Элли. – Я надеюсь, тебе понравилась вечеринка… Я знаю, тебе понравилась еда. – Брюнетка усмехнулась, вызывая у Элли волнение в груди. Давно они уже не подтрунивали друг над другом, и Эм Джей хотела знать, готова ли Элли восстановить их отношения.

– Да, почему бы не воспользоваться тем, чтобы бесплатно и сытно поесть? Ты ведь понимаешь меня Эм Джей, не так ли? – Ответила насмешливо Элли, с едва различимым оттенком сарказма. Она не хотела ничего начинать, но жаждала поставить на место надоедливую брюнетку, которая так любила говорить скрытым подтекстом.

Эм Джей резко наклонилась к Элли, так, что их лица чуть ли не касались друг друга. – Я понимаю… но и ты должна понять, что в этой жизни нет ничего бесплатного. Все всегда имеет свою цену, – сказала она низким угрожающим голосом с жадным блеском в глазах.

Так они смотрели друг на друга несколько мгновений в молчаливом противостоянии, электризуя воздух вокруг себя. Наконец Элли не выдержала и уступила. Оторвав взгляд от синего льда и обогнув пленительную брюнетку, девушка исчезла в ванной комнате.

Оказавшись внутри, Элли немедленно закрыла дверь на щеколду, не желая рисковать повторением сценария инцидента в ванной комнате, который, по-видимому, стал для них обычным делом. Она рассердилась, что Эм Джей с такой легкостью удалось добраться до нее,… снова…, испытывая, при этом, смесь гнева и возбуждения. Элли начала прокручивать слова Эм Джей в голове, пытаясь проанализировать их и выяснить, что же подразумевала под ними очаровательный президент Уиттон Inc.

Я-то знаю… Я уже заплатила свою цену, но какую «цену», черт возьми, заплатила она? Возмутилась девушка. Приказав себе выбросить все мысли об Эм Джей Уиттон, Элли мотнула головой и, глубоко вдохнув, шумно выдохнула. Было уже поздно, и она хотела, наконец-то, выбраться из этого ада и поехать домой.

0

15

Глава 35

    Ты позволяешь мне насиловать тебя, ты позволяешь мне опозорить тебя,

    Ты позволяешь мне проникнуть в тебя, ты позволяешь мне запутать тебя.

    Помоги мне! Я разрываюсь изнутри.

    Помоги мне! У меня нет души, которую можно было бы продать.

    Помоги мне! Только одна вещь на меня действует.

    Помоги мне освободиться от себя!

    Я хочу трахнуть тебя, как животное,

    Я хочу чувствовать тебя изнутри,

    Я хочу трахнуть тебя, как животное,

    Вся моя сущность порочна,

    Ты приближаешь меня к Богу.

    Ты можешь меня изолировать, ты можешь ненавидеть все это,

    Ты можешь владеть моим отсутствием веры, ты можешь владеть всем, что у меня есть.

    Помоги мне! Ты опровергаешь мое сознание.

    Помоги мне! Я чувствую запах твоей плоти.

    Помоги мне! Ты делаешь меня совершенным.

    Помоги мне стать кем-нибудь другим…

    Nine Inch Nails

Элли нажала на кнопку «Гараж», желая поскорее оказаться дома и отдохнуть после небольшого столкновения с Эм Джей, однако, вспомнив, что забыла портфель, ей пришлось быстро заглянуть в свой офис, чтобы взять вещи. Было уже поздно, все уже разошлись, и Эллисон была рада ехать в тишине и одиночестве.

Громкий звук «динь» нарушил ее спокойствие. Желая знать, кто еще был настолько глуп, что задержался на работе допоздна, девушка взглянула вверх, и ее сердце чуть не остановилось. Эм Джей стояла в открытых дверях, секунду потрясенно глядя на Элли, но это выражение шока быстро прошло, сменившись обычной хитрой ухмылкой и резко вскинутыми бровями.

– Едешь вниз? – Спросила Эм Джей низким глубоким голосом и просунула руку между дверьми лифта, прежде чем они успели закрыться.

Вот, дерьмо, в панике подумала Элли, внешне стараясь казаться спокойной, и взглянула на высокую женщину, которая вошла в кабину лифта. Двери закрылись, и лифт начал снижаться. Элли крепко стиснула челюсти… Она не могла поверить, что из всех людей, с которыми она могла столкнуться в этот момент, этим человеком оказалась Эм Джей Уиттон.

Судьба должно быть ненавидит меня, подумала блондинка. Какого черта она делала на 10-м этаже?

Горло щекотало от желания издать первобытный крик, но она наотрез отказывалась произносить хоть слово. Она не позволит Эм Джей снов взять над ней верх и заманить в новую словесную битву и обмен резкими репликами. Она мечтала выйти на следующем этаже… Она мечтала, чтобы Эм Джей вышла на следующем этаже… Ей хотелось вытолкнуть ее из лифта.

Элли хотела, чтобы высокая красотка просто оставила ее в покое, но она не будет ни о чем умолять ее… Она не будет спрашивать и ни о чем просить Эм Джей. Ей не нравилось ее снисходительное отношение и высокомерное поведение. Она не собиралась больше сдаваться. Если Эм Джей хотела битвы, то Элли была готова дать ей отпор прямо здесь и сейчас. Цифры на дисплеи медленно сменяли друг друга, в то время как две женщины продолжали молчать. Элли тихо закипала внутри, до боли кусая щеку.

– Итак…, – наконец, нарушила тишину Эм Джей, отрывая Элли от ее мыслей и разрушая напряженную атмосферу, – мы так и будем продолжать избегать друг друга, или будем взрослыми людьми и попытаемся решить наши проблемы? – Спросила она и пристально посмотрела на блондинку. Эм Джей устала злиться на Элли, и не хотела, чтобы Элли злилась на нее. Она устала от словесных баталий и препирательств, она хотела, чтобы эта враждебность и неловкость между ними исчезла, чтобы все стало как раньше… до всего этого беспорядка.

Глаза Элли вспыхнули огнем, и она, чуть повернув голову, бросила на брюнетку возмущенный взгляд. – Здесь нечего решать, – отрезала она в гневе.

Эм Джей повернулась и, шагнув к ней, положила руку на стену рядом с головой Элли, это движение определенно было направлено, чтобы запугать блондинку. – Если мы хотим работать вместе, мы должны выяснить отношения, – сказала она обманчиво спокойным и мягким голосом.

Элли недоверчиво рассмеялась, чувствуя, что ее терпению приходит конец. Она вдруг ясно поняла, что хочет и должна выплеснуть все наболевшие эмоции с груди. Девушка развернулась к Эм Джей всем телом. – Выяснить отношения?! – Громко возмутилась она. – Ты трахнула меня в ванной комнате в своем офисе… Как, скажи на милость, я должна относиться к этому?!

Глаза Эм Джей расширились от удивления. Она не думала, что Элли так воспринимает то, что случилось между ними, поэтому брюнетка быстро встала в позу, чтобы посмотреть, что еще скрывает и сдерживает девушка внутри себя.

– О, значит Я? Значит это все МОЯ вина? – Ответила Эм Джей, повышая голос, тыкая пальцем себя в грудь. – Это Я заставила тебя? Я удерживала тебя и угрожала? Я не выпускала тебя, когда ты пиналась, кричала и умоляла меня остановиться? – Говорила она, приближаясь к Элли ближе, захватывая ее в плен своих рук.

Эллисон стояла, широко раскрыв глаза, щеки пылали… кровь прилила к голове… грудь тяжело вздымалась.

– Знаешь, я, кажется, припоминаю, как ТЫ сказала мне, что хочешь перейти от слов к делу… – Брови Эм Джей резко взлетели вверх, и она посмотрела на Элли, ожидая, посмеет ли та опровергнуть ее слова.

Элли могла только стоять и с ненавистью смотреть на президента Уиттон Inc., ее лицо покраснело, сердце громко стучало в груди. Эм Джей знала, что девушка у нее в руках.

– Единственно, что я не припомню, мисс Филлипс, так это то, как вы просили меня остановиться… ни разу. – Брюнетка подошла еще ближе и наклонилась. Теперь их разделяли считанные сантиметры. – Все, что я помню, как вы стонали и вздыхали, – усмехнулась Эм Джей, позволяя жестоким словам с легкостью слететь с ее языка.

– Ты самодовольная сука! – Прорычала Элли сквозь стиснутые зубы, ее тело дрожало от гнева, угрожая выплеснуть накопившуюся ярость и тем самым уничтожить ее. Но поскольку она не могла позволить себе ударить своего босса по лицу, девушка решила, что ей просто необходимо как можно скорее выбраться из этого чертова лифта, и убежать подальше от этой женщины. Элли дернулась вперед и быстро обогнула высокую брюнетку, преграждающую ей путь к выходу.

Однако Эм Джей разгадала ее замысел и, вытянув руку, поймала Элли за талию, заставив ее вновь вернуться на место. Затем, так же ловко, женщина обернулась и нажала на кнопку «Стоп», в результате чего кабина лифта остановилась и погрузилась в полумрак.

Элли была в шоке. Она в приступе удушье хватала ртом воздух, когда ее тело мягко ударилось о панельную стену. – Что, черт возьми, ты делаешь!?

Эм Джей снова повернулась к блондинке. – Я хочу, чтобы ты мне сказала, – ответила она спокойным голосом, снова захватив свою жертву в плен, в то время как ее глаза горели голодным неоновым огнем.

– Сказала что?! – В отчаянии закричала Элли, напуганная внезапной агрессией Эм Джей и тем фактом, что она оказалась в ловушке, но… вместе с тем, чувствуя, как вскипела ее кровь и запульсировало от возбуждения внизу живота. О, Господи. Нет. Я не могу желать ее сейчас! Мысленно прокричала Элли.

– Скажи, что ты от меня хочешь, – тихо спросила Эм Джей, еще ближе наклонившись к сердитой блондинке, возвышаясь над ней. Ей было невероятно трудно сдерживать себя, чтобы не протянуть руку и не коснуться Элли… чтобы не опустить лицо вниз и не вздохнуть ее запах… не лизнуть ее кожу… не ощутить вкус ее желания. Эм Джей сходила с ума.

– Господи, ты сумасшедшая! – Пробормотала Элли, уговаривая себя не сходить с ума. Она потянулась к плечам Эм Джей, чтобы оттолкнуть ее, но прежде чем ее руки успели коснуться мягкой ткани блузки, брюнетка схватила ее за запястья и прижала их к стене лифта. Элли ошеломленно уставилась на президента.

– Скажи мне! – Зарычала Эм Джей с дикими потемневшими глазами, соприкасаясь с Элли носами.

– Отпусти меня! – Потребовала блондинка, безуспешно пытаясь освободить руки.

– Нет! – Парировала Эм Джей. – Только тогда, когда ты скажешь мне, чего ты хочешь!

– Прекрати! – Закричала Элли, заскрежетав зубами и ведя напрасную борьбу.

– НЕТ! Я хочу, чтобы ты сказала! – Потребовала Эм Джей, повышая голос, отказываясь освободить запястья Элли.

Элли оставалось только пресмыкаться и скрежетать зубами. Паникующий разум воевал с телом, пытаясь решить, что делать, говорить и чувствовать. Сила, которой обладала Эм Джей Уиттон, казалось, имела способность ошеломлять, пугать и подавлять ее, в голове с головокружительной скоростью проносилось множество неприятных воспоминаний. Ей было не впервой оказаться в такой ситуаций и такой позе, это уже было с ее бывшим мужем. Элли вздрогнула, когда подумала о том, что будет дальше. Ей не верилось, что Эм Джей причинит ей боль… но люди делают странные вещи в пылу гнева и страсти.

И все же… несмотря на свой страх и ярость, множество острых и волнующих ощущений проносилось по телу Элли. Да, ей было страшно, и ее обуревал гнев, но, при этом, девушка чувствовала, как мощные электрические разряды передаются ей от Эм Джей, устремляясь от запястий вниз. Подчиненная воле и силе Эм Джей, женщине, которая потрясала ее, сводила с ума, толкала на грань безумия, переворачивала все внутри нее, Элли никак не могла понять, как такое вообще было возможно. Каждый ее нерв был оголен и вибрировал, каждая клеточка дрожала от возбуждения, все чувства обострились. Она практически могла видеть как сгустки энергии и тепла исходят от Эм Джей и передаются ей. Элли могла чувствовать неподвластное ее разуму притяжение, духовную связь, она чувствовала запах страсти и желания, исходящий от обоих и витающий вокруг них.

Элли закрыла глаза, молясь про себя, чтобы не расплакаться, твердя себе, что это безумие, и запрещая своему телу откликнуться на близость Эм Джей, чтобы почувствовать жар ее сильного тела.

O, Господи…, прошептала девушка, и из ее глаз полились горячие слезы.

Эм Джей, видя по лицу Эллисон, какая битва происходит внутри маленькой блондинки, наклонилась ближе и едва коснулась губами ее виска. – Скажи мне, Эллисон… Ты хочешь, чтобы я «перешла от слов к делу», или ты хочешь, чтобы я оставила тебя в покое? – Прошептала Эм Джей низким и хриплым голосом.

Этот хриплый шепот проник Элли в голову, взорвав ей мозг и эхом прокатившись по всему телу, и отозвался пульсирующей болью между ног, в связи с чем ее трусики стали влажными.

Элли молчала, слишком ошеломленная натиском обрушившихся на нее чувств. Окутывающий жар и сексуальность, исходящие от высокой брюнетки… страстные и обольстительные слова… аромат духов смешанный с тонким запахом возбуждения… все это навалилось и захватило ее, заставляя потерять над собой контроль. Понимание чудовищности этой ситуации обрушилось на девушку, и она почувствовала, как огромная волна ее противоречивых эмоций накрыла ее с головой, ввергнув разум в плотный туман растерянности и отчаяния. Она падала… она снова споткнулась… ее разум кричал: «Нет-нет», но тело повторяло: «Да-да. Ооооо, да». Слезы потекли из глаз, но Элли только сильнее сжала веки, вследствие чего соленые капли быстрее побежали по покрасневшим щекам.

Эм Джей, увидев слезы и дрожащий подбородок, тут же пожалела маленькую блондинку, запертую в ее ловушке. Если бы Элли только знала, как сильно она хотела ее… если бы та только знала, как сильно она ненавидела себя за то, что была такой трусливой и поступала с ней таким образом… если бы та только знала, как ей все это было невыносимо и как это сводило ее с ума и делало несчастной. Эм Джей была, как никогда в жизни, близка к потере своего драгоценного контроля. Женщина заставила себя сделать глубокий вдох и, закрыв глаза, слегка наклонилась вперед, пока не прижалась к дрожащему телу и не коснулась лицом влажного виска. От Элли исходил чудесный аромат… она чувствовала себя невероятно… Эм Джей навсегда захотелось остаться вот так. Они обе застыли… дрожа… с закрытыми глазами… вдыхая друг друга… пытаясь справиться со своими эмоциями… и восстановить самообладание.

Через несколько минут, Эм Джей медленно выпустила запястья Элли и опустила руки ей на бедра, чувствуя себя не вполне удовлетворенной. Ее пальцы принялись нежно поглаживать тонкую талию дрожащей девушки.

– Я знаю, что ты хочешь этого, – прошептала Эм Джей на ушко Элли.

Элли еще сильнее сжала веки, горя в агонии. Она изо всей сил старалась противостоять Эм Джей, ради своего достоинства, ради своего здравомыслия, но искушение была слишком велико. Ее руки и ноги так и просились захватить в плен это роскошное тело… Девушка не знала, как долго еще сможет бороться с собой. Ее дыхание сбилось, когда она почувствовала нежную ласку рук Эм Джей.

… Боже мой. Господи, помоги мне.

Эм Джей склонила голову и провела губами вдоль подбородка и шеи Элли, в то время как ее руки продолжали бродить по стройным изгибам блондинки. Затем, она снова коснулась губами ее виска и прошептала: – Скажи мне, если ты хочешь, чтобы я остановилась. – Элли не ответила. – Давай, Элли… Скажи мне! – Более решительно прохрипела Эм Джей.

Из-за огромного комка, который застрял у нее в горле, Элли не смогла внятно ответить. Девушка лишь хныкнула и неубедительно покачала головой, продолжая безмолвно плакать.

Эм Джей закрыла глаза и прижалась щекой к светлым волосам. – Я знаю, что ты хочешь меня также сильно, как я хочу тебя! – Прошептала она, затаив дыхание… Ее желание было настолько велико, что голос предательски дрогнул, а нога вероломно проникла между бедер Элли. Эм Джей продолжила дразнить. – Отрицай это, Элли… отрицай то, как сильно ты хочешь этого! – Зарычала она на ухо блондинке, а потом наклонилась и принялась мягко кусать и посасывать шелковистую кожу ее шеи.

Тихий всхлип влетел с губ Элли, и ее руки обхватили плечи Эм Джей. Вздохнув сквозь зубы, она еще крепче сжала челюсти. Ее взбунтовавшееся тело победило, и девушка выгнула бедра, неистово прижавшись к Эм Джей, ее ногти сильнее впились в широкие плечи, практически пронзая насквозь шелковую блузку. Элли теснее прильнула к сильному телу. Она стояла и позволяла Эм Джей взять над ней верх, снова бессильная что-либо сказать или сделать, не желая, чтобы это прекратилось… не желая, чтобы она остановилась… Она хотела только одного – Эм Джей и все, что та могла ей дать,… желая ее снисхождения и плотского удовлетворения. Ее кровь вскипела, быстрее побежав по венам… ее пульс участился, она снова безрассудно забыла обо всех приличиях.

Элли не могла сказать Эм Джей: «Стоп», потому что не хотела, чтобы та останавливалась, она не могла отрицать своего желания, потому что это было бы ложью. Она хотела Эм Джей; она хотела ее, как никогда никого не хотела прежде. Она хотела ее до безумия, с всепоглощающей страстью, и была рада всему, что брюнетка была готова ей дать. Где бы та не захотела взять ее, Элли знала, что уступит ей… снова.

– Прикажи мне остановиться, Эллисон! – Потребовала Эм Джей, но Элли молчала. Она не могла. Не хотела. Ее единственным ответом были всхлипы и слезы. Тогда Эм Джей быстро расстегнула на Элли блузку и, разведя края в стороны, принялась ласкать руками мягкие груди, скрытые под лифчиком. Она наклонила голову и начала покрывать обнаженную плоть нежными поцелуями, сходя с ума от возбуждения. Элли тихо стонала, инстинктивно двигая бедрами, теснее прижимаясь к Эм Джей. Пути назад не было.

Жгучее первобытное желание пронеслось по венам Элли, и она, вцепившись руками в темные волосы Эм Джей, вместо того, чтобы оттолкнуть ее, прижалась к ней всем телом. Эм Джей резко выдохнула, опалив горячим дыханием кожу девушки, и нагнулась, чтобы расстегнуть льняные брюки, которые скрывали от нее совершенное тело. Быстро скользнув рукой под атласные трусики, женщина погрузила пальцы в манящую теплую и влажную плоть. Элли, утробно застонав, откинула голову назад, ударившись при этом о стену лифта, и выгнула бедра вперед, снова впиваясь ногтями в плечи Эм Джей.

– Оахх, даааа, – застонала брюнетка, тяжело дыша в висок блондинки и наслаждаясь смесью нежности и жестокости. Ласки и движения пальцев Эм Джей сводили Элли с ума, не имея сил дольше молчать, она начала издавать тихие звуки, представляющие собой смесь судорожных вздохов и всхлипов.

Затем внезапно, без предупреждения, Эм Джей убрала руку и, упав на колени перед Элли, разместилась у нее между ног, после чего быстро стянула до упора ее брюки и нижнее белье. Затуманенный разум Элли с трудом пытался осознать, что происходит, как вдруг она почувствовала, как сильные горячие руки коснулись ее ног и расставили их друг от друга. Когда мягкие влажные губы коснулись внутренней части ее бедра, Элли дернулась и ахнула вслух, зарывшись руками в темные волосы.

Радуясь, что сумела застать Элли врасплох, Эм Джей продолжила свою чувственную атаку, стараясь как можно деликатнее касаться стройного тела, но это было нелегко. Ее язык извивался, настойчиво исследуя, пробуя на вкус и смакуя сладостный нектар. Ее голод был настолько велик, что требовал немедленного удовлетворения, и она испугалась этой ненасытности. В голове настолько смешались все мысли и чувства, что она чуть ли не плакала, желая вслух озвучить свою потребность. Просунув руки под ягодицы Элли и приподняв ей бедра, Эм Джей еще глубже приблизилась к своей цели.

Элли, сильнее ухватившись за темную голову, отчаянно задвигала бедрами, тяжело дыша и шумно вздыхая, в то время как ее разум метался между двумя мирами. Каждое требовательное и дикое проникновение языка Эм Джей, заставляло ее неистово напрягать все мышцы и сжимать бедра, угрожая раздавить тело, которое нагло вклинилось между ее ног.

На губах Эм Джей заиграла довольная улыбка, что она смогла довести Элли до столь бессознательного отклика. Однако прежде чем блондинка достигла своего апогея, темноволосая женщина резко встала и, прижавшись к ней всем телом, глубоко проникла рукой в ее горячую плоть, чтобы закончить то, что начал ее язык. Шок и непонимание отразились на лице Элли, но ощущение проникающих в нее пальцев немедленно прогнали все следы недовольства, ознаменовав резкое изменение темпа.

– А теперь, скажи мне, как сильно ты ненавидишь это, Эллисон! – Угрожающе прошептала Эм Джей и, прижавшись лицом к виску Элли, быстро и грубо задвигала рукой, подводя Элли все ближе и ближе к пропасти. – Скажи мне, как сильно ты ненавидишь меня! – Потребовала Эм Джей, затаив дыхание, и, придавив девушку к стене, глубже и сильнее начала проникать в ее плоть.

Элли открыла рот, задыхаясь и глотая воздух. – Я… ненавижу… тебя! – Прохрипела она, уступая Эм Джей, не переставая при этом яростно двигать бедрами. Элли изо всех сил вцепилась в брюнетку, в результате чего их тела теснее прижались друг к другу, слившись в единое целое. Она как можно дольше старалась сдержать кульминацию, но, увы, не смогла. Предательская дрожь прокатилась по всему телу, предвещая неизбежный взрыв.

– Я… ненавижу… тебя!… Я… НЕНАВИЖУ… ТЕБЯ! – Элли надломлено задохнулась, гортанно зарычав и отчаянно прижимаясь к Эм Джей. Безудержный оргазм волной, накрыл ее с головой, разрушая последние остатки самоконтроля.

Эм Джей, почувствовав, как задрожала Элли, поняла, что пришло время для ее собственного освобождения. Издав глубокий протяжный стон, она крепко вжала таз в бедро Элли и, опустив лицо, прижалась щекой к влажным волосам блондинки.

Кульминация Элли достигла своего пика, и она сдалась, примирившись с разрушительной неизбежностью. Девушка вскрикнула и укусила Эм Джей за плечо, испытывая потребность освободиться от агонии и передать ее своему мучителю. Ее острые зубки впились в плоть Эм Джей, оставляя красные следы, в то время как ее тело содрогалось, как одна сокрушительная волна следовала за другой.

Боль от укуса и ошеломляющая собственная кульминация, заставили Эм Джей закричать и полностью потерять над собой власть. Истощенные, задыхающиеся, сплетенные вместе, женщины, тяжело дышали и цеплялись друг за друга в течение нескольких минут, пытаясь удержаться в вертикальном положении в углу маленького душного пространства лифта.

Капли пота стекали по лбу Эллисон, и девушка уронила лицо на плечо, на котором только что оставила свой след. Как вдруг интенсивность сокрушительного оргазма и масштабность этого момента обрушились на нее, и ей непреодолимо захотелось расплакаться.

Эм Джей тяжело дышала, прижавшись щекой к голове Элли, сердце громко и быстро стучало в груди, пока она пыталась восстановить дыхание. Женщина стояла с закрытыми глазами, упиваясь и наслаждаясь теплотой дрожащего тела Эллисон.

– Потрясающе, – прошептала, затаив дыхание, Эм Джей в светлые пряди волос, но так тихо, что Элли ее почти не расслышала.

… Почти.

Это стало последней каплей, и из нефритовых озер хлынули потоки слез. Элли закрыла глаза, стараясь справиться с противоречивыми чувствами и эмоциями, которые оказались в опасной близости, чтобы выйти из-под контроля. Однако, несмотря на все старания справиться с эмоциональным потрясением, слезы продолжали обжигать горячей влагой ее щеки.

Минуты шли, а женщины по-прежнему стояли в углу, борясь с собой и своим телом, чтобы вновь вернуть себе самообладание. Эм Джей чувствовала горячую влагу на своем плече, но ей было все равно; если это означало вот так прижимать к себе эту красивую женщину, то Элли могла смело портить ее блузку.

Наконец, слезы иссякли, но девушка продолжала утыкаться лицом в шею Эм Джей, чувствуя, как быстро пульсирует под кожей жилка. Чуть повернув голову и слегка приоткрыв глаза, Элли заинтересованно взглянула на артерию, бьющуюся под влажной загорелой кожей. Не долго думая, блондинка склонила голову и прижалась ртом к шее Эм Джей, пробуя на вкус и нежно посасывая шелковистую кожу. Веки дрогнули, и Элли, снова закрыв глаза, принялась лизать, впитывать и запоминать вкус женщины, которая полностью и окончательно завладела всем ее существом.

Почувствовав влажное чувственное прикосновение к своей шее, Эм Джей распахнула глаза и трепетно вздохнула. Элли затронула одно из самых ее чувствительных мест, колени задрожали, грозя подогнуться в любой момент. Эм Джей закрыла глаза, заставляя себя сохранять спокойствие и контролировать ситуацию, но изощренные обольстительные круговые движения языка медленно парализовали и уничтожали ее волю.

О Боже, о Боже…

Ощутив, как дрожь пробежала по всему телу Эм Джей, Элли поняла, что темноволосая соблазнительница не всегда умеет владеть собой, как она думала раньше. И, наплевав на свои клятвы и обещания, данные когда-то самой себе, Элли подняла голову и прошептала скрипучим хриплым голосом на ухо Эм Джей: – Поедем ко мне домой. – На этот раз глаза Эм Джей распахнулись еще шире. – Останься со мной, только на эту ночь? – Попросила она и возобновила свою ласку пульсирующей жилки.

В голове Эм Джей проносился миллион мыслей, сердцебиение участилось, все чувства обострились. Брюнетка была поражена, что Элли захотела от нее такую вещь, она была потрясена услышать ее голос полный страсти и желания. Пока ее либидо фантазировало о многочисленных плотских наслаждениях, которым они могли предаться этой ночью, разум уничтожал на своем пути все преграды, пробуждая внутри нее одно единственное первобытное чувство – страх.

Страх о последствиях того, что они только что сделали… Страх того, какое направление могут принять после этого их странные отношения… Страх того, что это значило бы, если бы она поехала с Элли домой и провела с ней ночь… Страх того, что Элли ожидает и хочет от нее. Слишком много страха… слишком много обязательств… слишком много всего.

Эм Джей съежилась и закрыла глаза, собираясь с силами сказать и сделать то, что обычно делала в такой ситуации.

– Я не могу, – спокойно ответила Эм Джей, ее руки, лежащие на спине Элли, напряглись, готовясь к неизбежному взрыву.

Эллисон отстранилась, потемневшие аквамариновые глаза расширились, и на лице застыла маска боли. – Почему нет? – Ее брови вопросительно приподнялись, и она печально посмотрела на опущенное лицо Эм Джей. Элли действительно не думала, что получит отказ, только не после того как Эм Джей призналась ей, как сильно она хочет ее.

Брюнетка медленно подняла голову и заглянула в самые прекрасные глубокие серо-зеленые глаза, полные слез. Две пары глаз встретились и заблокировались друг на друге, закрутившись в водовороте эмоций и цвета: бушующая морская гладь столкнулась с кристально чистым голубым небом.

Эм Джей, поняв, что не в силах дольше выдержать взгляд Элли, закрыла глаза и покачала головой. – Я просто… я не могу. – Она знала, что этого было не достаточно, но это было все, что она могла сказать в данный момент.

Элли уже видела это выражение лица у Эм Джей. То же самое случилось после «инцидента в ванной комнате». Потемневшие голубые глаза вновь открылись, переполненные диким желанием, но непроницаемое выражение лица сказало ей, что она до сих пор так и не пробилась внутрь, тщательно охраняемой крепости. Эйфория от пережитого наслаждения быстро сменилась обидой, а затем и гневом. Элли почувствовала, как внутри нее зарождается боль и закипает ярость.

В горле образовался предательский комок, и девушка судорожно сглотнула. Ей захотелось плакать… кричать… ударить или что-нибудь сломать. Боже, ведь она знала это лучше всех… она знала, что не должна быть здесь и делать это… снова. Тем не менее, где-то в глубине души, она продолжала тупо верить в чудо, что, может быть, Эм Джей изменится,… снимет с себя доспехи, и, став ее рыцарем на белом коне, унесет ее в свой замок.

Но, конечно, Эм Джей Уиттон не собиралась так поступать. Вместо этого она просто сказала ей, что не может и не хочет, что им совершенно ни к чему проводить ночь вместе. Все, что она когда-либо делала, это постоянно толкала Элли с обрыва, даже не сказав простого «извини». Эм Джей не нужны были отношения, она продолжала использовать ее.

Она не доверяла ей. Она никогда не откроется ей.

Какая же она лгунья, вдруг подумала Элли, вспомнив, их первую «схватку» в ванной комнате. ЛГУНЬЯ!

– Ты лгунья и трусиха! – Воскликнула блондинка и как можно дальше отодвинулась от высокой брюнетки. Эм Джей в замешательстве посмотрела на нее. – Ты сказала мне, что знаешь, что мне нужно! Что ты можешь дать мне это! – Осуждающе прокричала Элли, дрогнувшим голосом, и часто заморгала, стряхивая с век слезы.

Глаза Эм Джей расширились, и она быстро отвернулась, боясь, что Элли увидит подлинный шок и сожаление на ее лице. Женщина боролась с собой в течение нескольких секунд, испытывая соблазн сказать, что она действительно чувствует в этот момент… но это была лишь мимолетная слабость. Она никогда не сделала бы этого… она не могла… это было невозможно. Но Эм Джей должна была сказать хоть что-то, ведь Элли ждала от нее ответа. И брюнетка сделала то, что делала всегда… Она снова запрятала и глубоко похоронила свои истинные чувства в темных подземельях своего сердце, решив вернуться к наиболее знакомому плану действий,… единственному известному ей, на который она всегда могла рассчитывать… своему верному союзнику… ОТРИЦАНИЮ. Эм Джей повернулась и взглянула в серо-зеленые глаза, полные слез и страданий, ненавидя себя за то, что собиралась сделать.

– Ну, я полагаю, что была неправа, – сказала брюнетка ровным голосом, лишенным всяких эмоций, словно она только что аннулировала одну из деловых сделок. Металлическая дверь, за которой Эм Джей прятала свое сердце, громко захлопнулась.

Элли открыла рот, но затем снова закрыла его. Что еще сказать? Эм Джей уже все сказала, и это опустошило ее. Она смотрела в равнодушные кристально-голубые глаза женщины, которая могла бы владеть ее сердцем, и поняла, что это был он. Это был действительно конец. Слезы катились по щекам, и Элли чувствовала, как ее сердце разбивается на миллион маленьких осколков.

Блондинка несколько секунд смотрела на непроницаемое выражение лица Эм Джей, не в силах дольше вынести эту муку. Не желая полностью утратить над собой контроль перед этой вероломной женщиной, она, наконец, нашла в себе силы освободиться из плена Эм Джей и, обогнув ее, быстро нажала на кнопку «Ход». Лифт покачнулся и поехал вниз. Элли стояла спиной к Эм Джей, яростно вытирая слезы руками и застегивая пуговицы на блузке и брюках.

Держи себя в руках, держи себя в руках, повторяла девушка про себя. Глаза горели, в горла вновь образовался болезненный ком.

Эм Джей стояла, побежденная, наблюдая за мучениями Элли, не в силах ничего сделать или сказать. Она знала, что Эллисон больно, знала, что в этом ее вина, но она не могла заставить себя сказать хоть слово. Как можно сказать человеку, что ее пугает мысль быть с ним? Что ты не знаешь, как это быть с ним? Как объяснить, что ты не можешь справиться со своими чувствами? Что ты боишься этой всепоглощающей потребности в ней? Что эти эмоции настолько интенсивны и так глубоки, что ты не знаешь, что с ними делать? Что ты не знаешь, что делать с ней? Эм Джей скривилась, кружась в водовороте первобытного страха, сожаления, гнева и горя в агонии.

Лифт издал веселый «динь», ознаменовав, что они достигли уровня гаража. Элли, заправляя блузку в брюки, одновременно наклонилась, чтобы захватить совершенно позабытый ею портфель. Двери открылись, и девушка стремглав выскочила из маленького пространства. Слезы полились по щекам.

– Элли, – пробормотала Эм Джей надтреснутым голосом, но блондинка проигнорировала ее, и быстро начала удаляться от нее. Проклиная себя, на чем свет стоит, Эм Джей оттолкнулась от стены лифта и закричала: – Эллисон подожди! Ты не понимаешь!

Элли остановилась и медленно повернулась. Заплаканное растерянное лицо, полное боли, разорвало брюнетке сердце.

– Ты права, я не понимаю! – В ярости задохнулась Элли. – Я не понимаю тебя!… Я не понимаю, СЕБЯ!… Я НИЧЕГО не понимаю! – Ее подбородок дрожал, слезы текли по лицу. Когда Эм Джей шагнула по направлению к ней, девушка подняла руку. – Просто… забудь, Эм Джей! Черт возьми, просто ЗАБУДЬ! – Громко закричала она.

Затем резко развернувшись на каблуках, Элли побежала к своей машине. Бросив портфель на сиденье, и громко хлопнув дверью, она яростно пыталась вставить ключи в замок зажигания, но горячие слезы застилали глаза. Наконец, двигатель взревел, и девушка, дернув за рычаг коробки передач, нажала на педаль газа. Шины завизжали, и машина стремительно вылетела из гаража.

Эм Джей смотрела, слушая шум автомобиля Элли, который уносился от нее все дальше и дальше. Не выдержав, брюнетка прислонилась к стене и, поморщившись, осторожно прикоснулась к ноющему плечу. Убрав руку с плеча, она посмотрела на свои пальцы, вспоминая, где они только что были… кого они только что ласкали… щедро даря наслаждение. Эм Джей закрыла глаза и, поднеся пальцы к губам, лизнула их языком, смакуя остатки нектара, все еще оставшегося на них.

Эм Джей не могла поверить в то, что они только что сделали это… Снова. Она не могла поверить, что была настолько смелой и агрессивной, не могла поверить, что Элли отвечала ей тем же. Она все еще пребывала в шоке, что Элли фактически попросила ее поехать домой и провести эту ночь вместе. И хотя Эм Джей была не сильно этим удивлена, у нее было ощущение, что это не конец, что Элли еще удивит ее, если она только даст ей шанс.

Собираешься ли ты дать ей этот шанс, Эм Джей? Спросило ее подсознание. Эм Джей закрыла глаза, один и тот же до боли знакомый аргумент крутился у нее в голове. И речи быть не может, чтобы «дать» шанс… или «воспользоваться» шансом, подумала она в ответ… Я не могу рисковать.

Трусиха!

Мотнув головой и громко застонав, Эм Джей стиснула зубы и, обхватив голову руками, вцепилась в волосы, снова и снова твердя себе, какая же она идиотка.

Гул автомобиля, последний призрак присутствия Элли, наконец, смолк, оставив Эм Джей одну в мучительной тишине и замешательстве.

Глава 36

    Мы не любим тебя, мы просто хотим испытать тебя

    Я устал убегать, мои чувства никуда не исчезнут

    Все может быть по-другому, все может быть по-другому

    Но все это ерунда, здесь нет чувств;

    Потому что мы не знаем, где остановиться

    Мы не знаем, где остановиться

    Я стараюсь, стараюсь, но меня одной не хватает

    Я не подведу тебя, но ты не хочешь впустить меня

    Black Rebel Motorcycle Club

Всю дорогу до дома Элли плакала и проклинала Эм Джей. Ей даже пришлось съехать на обочину и переждать несколько минут, чтобы успокоиться и остановить непрекращающиеся потоки слез, которые мешали ей разглядеть дорогу. Девушку продолжало трясти под натиском обуревавших эмоций и ощущений. Элли пребывала в такой дикой ярости, что от боли сводило низ живота. Ее разум переполняло множество противоречивых и мучительных эмоций: стыд, раскаяние, гнев, вина. Ей хотелось кричать и плакать, она была настолько истощена, чувствуя себя жалкой, наивной, глупой и злой. Элли проплакала весь остаток пути и, добравшись, наконец, до дома, рухнула на кровать.

Перед глазами, не исчезая ни на минуту, стояла сцена в лифте. Опасный, всепоглощающий взгляд Эм Джей, которым та смотрела на нее… желание, отразившееся на красивом лице… запах ее тела, ее возбуждения… ее страсть. Все это свело Элли с ума, и она полностью утратила над собой контроль. У нее не было ни сил, ни желания противостоять столь чувственному магнетизму… столь притягательной потребности. Она оказалась беспомощна против такой подавляющей мощи. Она не смогла заставить себя остановиться.

На ум мгновенно пришли слова мольбы и поощрения, которые вспыхнули у нее в голове, когда Эм Джей опустилась на колени перед ней. Ей так хотелось произнести их вслух, но она испугалась. Она испугалась реакции Эм Джей… испугалась, что для нее это всего лишь случайный секс, ведомый одной лишь похотью, секс без всяких обязательств. Конечно, это было потрясающе, но казалось, что это все, что может предложить ей пленительная брюнетка. Эм Джей полностью контролировала ситуацию.

И снова Элли позволила этому случиться… Она снова позволила себе поддаться. И снова она ненавидела себя за это. За то, что уступила и забылась… за то, что была слабой и безрассудной… за то, что вновь стала жертвой хищника. Она ненавидела свою беспомощность, ненавидела тот факт, что Эм Джей стояла на вершине власти, обладая силой и способностью подавлять ее волю… манипулировать ею… брать, что хочет, не давая ничего взамен. Способностью уйти не оглядываясь.

Почему она все время отталкивает меня? Печально спрашивала себя Элли, рыдая в подушку. Но что еще более важно, почему я продолжаю возвращаться к ней?

Как бы она хотела понять Эм Джей и ее нежелание сближаться с ней, действительно хотела, но не могла. Элли не переставала задаваться вопросом: а сумеет ли она когда-нибудь понять ее? Часть ее хотела проигнорировать простой ответ Эм Джей: «Я не могу»; ей хотелось надавить и потребовать ответа от пленительной соблазнительницы, но другая ее часть – хотела быть нежной и осторожной с разочаровавшейся в любви Эм Джей. Здесь точно имел место неудачный опыт прошлых романтических отношений – что еще это могло быть? Что так сдерживало Эм Джей и не давало ей открыть свое сердце, не позволяло Элли заглянуть ей в душу?

Эм Джей сказала: «прекрасно»… она думает, что это прекрасно,… что я прекрасна… или что мы. Как она могла сказать это, а затем просто убежать? Спрашивала себя Элли, чувствуя, как растет ее разочарование. Никто никогда не произносил таких слов в отношении ее, и она отчаянно хотела верить, что Эм Джей говорила о ней, а не имела в виду один лишь секс. Но, видимо, ей никогда не узнать об этом.

Элли не могла понять, что мешало Эм Джей раскрыть свои чувства перед ней… просто поговорить. Брюнетка всегда держала ее, как и всех остальных, на расстоянии вытянутой руки. Возможно, для этого у нее были причины, но какие? Что это была за причина? Может быть, это было как-то связано с их работой – может быть, Эм Джей не желала подвергать себя риску? Может быть, она не желала заводить серьезных и долгих отношений? Может быть, темноволосой искусительнице нужен был один лишь секс? Может быть, это было единственное, что связывало и ждало их в будущем – случайный, дикий секс в необычных местах…?

Нет… ни за что! Я не буду делать этого! Я не позволю себе быть слабой и опуститься до такого, черт возьми! Никогда! Никогда больше! Элли покачала головой, плача от бессильной ярости и мучительного разочарования.

Девушка не знала, что ей делать… как от этого освободиться? Как трудно было на что-то решиться, и она молилась, чтобы ответ пришел ей сам собой. Все, что ей было известно на тот момент, что она должна поклясться, что не позволит себе снова стать добычей Эм Джей. Несмотря ни на что. Она не могла, и не собиралась сдаваться… снова. Если бы она только знала, как вырваться из-под власти Эм Джей, ей нужен был перерыв, и нужен был прямо сейчас.

Боже… достаточно ли я сильна, чтобы сделать это? Снова?!

И хотя Элли знала, что разрыв был совершенно неизбежен и необходим, чтобы спасти ее самооценку и вернуть себе ее достоинство, она также знала, что это принесет ей страдания и боль. Несмотря на все эти безумные игры и чувственные сексуальные манипуляции, в глубине души, Элли очень сильно нравилась Эм Джей.

Когда-то давно у них были прекрасные рабочие отношения, но в своих действиях они зашли слишком далеко. Она уже чувствовала боль от предстоящей потери.

Через какое-то время, Элли, наконец, собралась с силами, чтобы оторвать свою задницу с постели, переодеться и привести себя в порядок. Девушка направилась в ванную комнату и, подойдя к зеркалу, критически взглянула на себя. То же самое лицо, что она видела каждый день, но теперь оно казалось каким-то иным. На нее смотрела незнакомка. Это был человек, который больше не ощущал, что его ждет что-то хорошее впереди… тот, кто потерял надежду и перестал мечтать… это был совершенно несчастный человек, зашедший в тупик.

Как это могло случиться? Моя жизнь должна была стать «лучше», когда я переехал сюда, но никак не хуже! Уныло подумала Элли, и слезы вновь побежали по ее щекам.

Позже, когда она, наконец-то, опустила свое изможденное и уставшее тело на кровать, ее разум продолжал кружиться в водовороте мыслей, отказывая в просьбе тела погрузиться в спасительный сон, который он так отчаянно жаждал. Девушка продолжала думать о событиях этого вечера… эмоциях… чувствах и ощущениях… все смешалось у нее в голове, ввергая в хаос.

Ее «отношения» с Эм Джей, как она ожидала, не закончились. Ничего не ушло, как она думала, и последняя их встреча была еще одним доказательством этого. Она часто представляла и размышляла о многих вещах, и особенно, о первой серьезной физической и эмоциональной близости с женщиной, которая по-настоящему была ей не безразлична и нравилась ей. Ее ум воображал и рисовал множество идеальных встреч, прокручивал фантастические сценарии развития их отношений. Однако… чтобы быть соблазненной и трахнутой, полностью одетой и прижатой к двери ванной, а затем загнанной в угол в лифте…? Нет, ничего подобного никогда не приходило ей в голову. Скорее это больше напоминало ночной кошмар.

Тем не менее, предательский румянец опалил нежную кожу щек, когда Элли вспомнила ощущение теплого влажного языка внутри нее, как он исследовал, проникал и пожирал ее с ненасытной жадностью. И хотя раньше она занималась сексом с другими женщинами, Элли никогда не позволяла им удовлетворять ее орально. Эм Джей была первой. И девушке хотелось знать, будет ли это хоть что-нибудь означать для высокомерной красотки, поскольку для нее это значило очень многое. Конечно, все произошло совсем не так, как она ожидала и представляла себе, но это по-прежнему было для нее важным поворотным моментом. В вопросах касательно интимной близости Элли всегда придерживалась старомодных взглядов, и «хранила» себя для «правильной» женщины. Но теперь ее драгоценный дар был потерян… и она боялась, что он был подарен не «правильному» человеку.

Элли спрашивала себя, возможно ли, что она просто делала проблему из ничего. Вспомнив свой сексуальный опыт с бывшим мужем – единственным человеком, с которым она когда-либо спала – девушка также вспомнила о своих связях с другими женщинами. Она всегда полагала, что ее предыдущие переживания и ощущения вполне вписывались в рамки представления о «хорошем сексе», и она действительно на деле убедилась, что это было хорошо, однако ее сегодняшний опыт, полностью разрушил все ее представления. Она ужасно, ужасно заблуждалась… о многих вещах.

Как бы то ни было, то, что произошло между ней и Эм Джей в ванной комнате, и сегодня в лифте, изменило ее… изменило так, что она уже не узнавала саму себя. Как будто глубоко внутри нее пряталась другая женщина, ожидая своего часа, чтобы наконец-то, пробудиться ото сна… давно похороненные чувства и эмоции ожили и жаждали вырваться из глубокого заточения. Элли не понимала себя, не знала, что ей чувствовать и как себя вести. Было ли это возрождение или перерождение положительным или отрицательным – особенно сейчас, в свете обуревавших ее чувств и клятвы никогда больше не поддаваться воли и жажде Эм Джей?

Противоречивые чувства еще больше усиливали ее мучения и разочарование в жизни. Часть ее была рада, что ее наивная теория о «хорошем сексе» была разбита вдребезги, а другая – ощущала внутри себя пустоту и отчаяние. Как будто она долго голодала, и вот вдруг кто-то поставил перед ней рог изобилия, искушая ее вкусными яствами. Но радость длилась не долго, это было мимолетное мгновение, ибо, когда она потянулась за угощением, оно исчезло. Ей было дано увидеть и ощутить его запах, но ей не разрешено было прикасаться к нему… держать его в своих руках, вонзать в него свои зубы. Ей оставалось продолжать страдать от неудовлетворенного голода.

Вот, что она чувствовала по отношению к Эм Джей. Очаровательная и властная брюнетка была для нее вне досягаемости, она всегда держала себя под контролем, и, вероятно, всегда будет. Элли наивно полагала, что сможет справиться с этим, общаясь с Эм Джей и время от времени утоляя ее нужду и потребность. Однако, очевидно, Эм Джей не желала капитулировать перед ней, ни в какой форме. Это было то, что больше всего огорчало и расстраивало Элли. Она считала, что ее разочарование связано с непредсказуемостью и неуместностью их встреч, но теперь девушка поняла, что здесь скрыто гораздо больше.

Тот факт, что высокая красавица никогда не позволяла ей прикоснуться к себе и удовлетворить ее в ответ, многое открыл и показал блондинке. Эм Джей никогда не откажется от власти, она никогда никому не откроется по-настоящему.

Если бы я действительно была ей не безразлична, то она никогда бы не была со мной такой закрытой, такой властной… она бы доверяла мне. Вот в чем истинный камень преткновения – в доверии. Она мне не доверяет… Черт возьми, она даже не поцеловала меня!

Элли закрыла глаза и сжала веки, пытаясь остановить подступающие слезы. Пора было уже прекратить плакать. Она плакала по своим чувствам… по Эм Джей… она плакала, потому что у нее болело сердце, слишком много обрушилось на нее, чтобы выдержать все это.

– О, Эм Джей… если бы ты впустила меня… все могло бы быть по-другому, – прошептала Элли, как слезы вновь заструились по щекам, орошая подушку. Голова раскалывалась от пульсирующей боли, глаза покраснели и распухли. Утром она будет похожа на чудовище.

В конце концов, девушка заснула вся в слезах, не переставая размышлять над тем, какие неприятности ей принесет следующая неделя, и сможет ли она пережить их.

***

Эм Джей в трансе гнала машину домой, снова и снова прокручивая в голове как испорченную пластинку произошедшее в лифте.

Множество мыслей и чувств хаотично кружились у нее в голове, но преобладающим из них были ощущения, которые пронзили и завладели ею во время неистовой близости. Бездонные и потемневшие от страсти блестящие глаза Элли… запах желания, исходившее от ее кожи… ощущение горячей, расплавленной лавы, хлынувшей из ее плоти… сладкий, сочный вкус ее возбуждения… всхлипы и тяжелое дыхание, когда она кончила… Эм Джей помнила каждую мелочь. Ее тело дрожало и покрылось мурашками, заставив вспыхнуть огнем ее лоно, стоило ей подумать о том, каково это чувствовать Элли рядом, кончающую, дрожащую и цепляющуюся за нее… у нее на руках.

Но, при этом, конечно, были и плохие мысли и воспоминания. Разочарование на лице блондинке, когда она отклонила ее просьбу поехать к ней домой… ощущение потери, когда Элли отстранилась от нее, и физически, и эмоционально… ярость, исходящая от девушки, когда та кричала на нее.

Эм Джей всегда считала себя человеком, который не чувствовал боли и практически ничего не боялся. Теперь она знала, что это было не так. Она чувствовала боль, причиненную Эллисон, и боялась причины этой боли.

Было бы намного проще, если мы ненавидели друг друга, рассуждала Эм Джей, наконец, подъехав к дому и направившись внутрь. Она небрежно бросила свой портфель на кухне, и сразу же отправилась в ванную комнату переодеться.

Молодая женщина склонилась над раковиной, быстро умывая лицо и приводя себя в порядок,… слишком измученная, чтобы с подвигнуться на что-то большее. Водя щеткой по зубам, Эм Джей смотрела на свое отражение в зеркале. Ее разум до сих пор не оправился от случившегося, ее язык до сих пор ощущал вкус сладкого нектара Эллисон. Перед глазами стояла только одна картина – как их тела соприкасаются, тесно прижимаясь друг к другу… она чувствовала, как растет ее возбуждение, как вскипает ее кровь… она видела пред собой два темных бушующих океана глаз. Ее собственные глаза закрылись, и Эм Джей почувствовала непроизвольную реакцию своего тела на вспыхнувшее желание, соски заныли и начало покалывать.

O мой Бог, остановись! Просто ОСТАНОВИСЬ!… Я схожу с ума, подумала Эм Джей про себя, мотая головой.

Прополоскав рот, женщина провела рукой по волосам, пытаясь избавиться от мыслей. Ее тело горело и дрожало от возбуждения, она снова была готова взорваться. Эм Джей поспешила из ванной комнаты в спальню, решив забыть обо всем… по крайней мере, на некоторое время.

Она лежала голая на кровати, уставившись в потолок на вентилятор, охлаждающий ее разгоряченную кожу легким ветерком. Его лопасти тихо жужжали и были едва различимы в темноте, и Эм Джей подумала о том, что они идеально отражают представление о ее жизни. Вращающиеся по кругу… один поворот, второй…, ведущие в никуда и ни к чему… бессмысленное вращение, у которого было только два пути: быть включенным или выключенным.

Однако… теперь все изменилось. Ее жизнь внезапно перестала быть двумерной. Теперь к ней добавилось еще одно измерение – огромное, сложное и пугающее… измерение, где господствовали глубокие чувства и эмоции. Эм Джей снова уставилась на вентилятор, поняв, что впервые в жизни не знает, что ей делать.

Она понятия не имела, что ей делать с чувствами и эмоциями, которые теперь, бесспорно властвовали над ней, кричали и требовали, чтобы она их услышала. Она понятия не имела, что ей делать с человеком, который вызвал все эти чувства, подняв их на поверхность… с человеком, образ которого теперь преследовал ее наяву и во сне.

***

В конце концов, Эм Джей удалось заснуть и, когда она спала, ей снился сон. Ей как обычно снилась страстная незнакомка, только на этот раз, у женщины появилось лицо… ею оказалась до боли знакомая белокурая красавица, с совершенной формой губ и глаз, которые успокаивали, излучали тепло и притягивали к себе, словно океанские приливы.

Глава 37

    Я вся на взводе,

    Жду твоего звонка,

    Все просто, но я не могу объяснить это;

    Я погружаюсь,

    Я чувствую, что могу умереть,

    Я падаю,

    Я не знаю, почему

    American Hi–Fi

На следующий день Эллисон практически ни чем не занималась. К счастью, это была суббота, причин покидать квартиру не было, и девушка решила весь день провести дома: валяться в постели, смотреть телевизор и плевать от безделья в потолок. Ее эмоции зашкаливали, мечась между желанием расплакаться от жалости к себе и желанием поехать к Эм Джей домой и придушить ее… или хотя бы укусить снова, только еще больнее.

Элли лежала на кровати, лениво созерцая вид из окна и размышляя о том, что было бы не плохо прогуляться по пляжу, как вдруг зазвонил телефон. Разговаривать ни с кем не хотелось, и девушка мгновение колебалась отвечать или нет, наконец, на четвертом звонке она подняла трубку.

– Алло?

– Элли, привет, милая! Как дела? Я думала, ты позвонишь мне вчера вечером? – Раздался в трубке мягкий южный протяжный голос Кейтлин, который мгновенно успокоил неугомонный разум Эллисон, и одновременно вызвал в ней новую волну безрадостных эмоций. Девушке немедленно захотелось поговорить с сестрой и рассказать ей о своих чувствах, и, возможно, тем самым освободиться от накопившейся печали и страданий, от которых болезненно сжималась грудь.

– Да, хм… прости… Наверное, я просто забыла, – смущенно пробормотала Элли. Из-за вчерашнего происшествия, она совсем забыла, что Кейт позвонила ей вчера на работу, желая поговорить с ней о чем-то важном.

– О, ты все тот же ревностный трудоголик! Знаешь, ты слишком повернута на работе! – Упрекнула со смешком Кейт младшую сестру, но Элли не рассмеялась. Все о чем могла думать блондинка в тот момент, так это о том, что вчера она действительно была «повернута» кое на чем, но это точно была не работа – это было 5 минут 11 секунд дикого, бесстыдного, безудержного секса. Элли громко вздохнула.

– Элли? Ты там? – Прервал голос Кейт меланхоличные воспоминания Элли.

– Да… извини.

– Ты в порядке, дорогая?

– Да… просто… наверное, я просто устала. – Элли потерла глаза, стараясь взять себя в руки, пока Кейт не поняла, что с ней происходит что-то неладное. С одной стороны ей хотелось махнуть на все рукой и рассказать все сесте, с другой – она желала побыстрее закончить этот разговор и вернуться обратно в постель, где чувствовала себя в безопасности. – Так что же такое важное ты хотела обсудить со мной?

Кейт глубоко вздохнула. – Ну… я хотела рассказать тебе об этом первой… – Она нервно вздохнула, в то время как младшая сестра ждала от нее продолжения. -… Я беременна!

Элли открыла рот, но так и не смогла произнести ни звука.

– Элли…? Ты здесь? – Голос Кейт прозвучал для блондинки словно издалека.

Черт! Она не зря боялась говорить эту захватывающую новость своей младшей сестре, в свете того, что той пришлось пережить несколько лет назад. Кейт не знала, как Эллисон отнесется к этому, будет ли счастлива за нее, или расстроится, или позавидует, но больше скрывать это от нее она не могла. Кейтлин была уверена, что Элли порадуется за нее и Джоша… но никогда нельзя знать наверняка.

Элли встряхнула головой, возвращаясь к реальности. – Да, да… Я… Я… о, мой Бог, Кейтлин! – Она действительно не знала, что сказать. Это была неожиданная новость, которая потрясла ее, но она действительно была рада за сестру.

Кейт усмехнулась. – Я знаю, я знаю! Я тоже не могу в это поверить!

– Поздравляю! Означает ли это,… что вы с Джошем планировали это? – Спросила Элли, недоумевая, почему Кейт не сказала ей раньше.

– Отчасти да, но мы не слишком усердствовали, ну, ты понимаешь? – Как-то неопределенно ответила Кейт.

– Хорошо, но… вы рады этому, ведь так? – Спросила обеспокоено Элли.

– О да! Да, Элли, мы в полном восторге!

– Уф… это замечательно, Кейт. В смысле… действительно замечательно. Поздравляю, – искренно сказала Элли, в глубине души чувствуя небольшой укол ревности к сестре. К ее радости, которую испытывают семейные пары, подобной этой.

– Спасибо милая, я не могла дождаться, чтобы рассказать тебе… Я хотела, чтобы ты узнала раньше мамы и Эрин.

– Спасибо, Кейт… Я ценю это. – Для Элли было честью, что Кейт решила рассказать ей свою тайну первой, но она также знала, что здесь крылась и другая причина – защитить ее от матери и старшей сестры, которые с удовольствием бы захотели поделиться с нею этой новостью, бросив ее ей прямо в лицо и не упустив случая задеть ее за живое. В конце концов, Кейт удалось то, что не удалось Элли.

– Элли, милая, ты в порядке? Ты кажешься грустной. Ты расстроена? Я не говорила тебе об этом, чтобы не расстраивать тебя, милая…

Блондинка прервала бессвязное объяснение сестры. – Нет. Нет, я не расстроена, я рада за тебя, Кейт, на самом деле рада. – Она чуть не разрыдалась вслух, но вовремя сдержалась. Последнее, что она хотела сделать, это разреветься и испортить радостный момент от хорошей новости сестры. – Это просто… это… вызывает воспоминания… ты понимаешь? Прости! Это глупо! Боже! – Голос надломился, Элли закрыла лицо рукой, почувствовав себя жалкой плаксой.

– О, Элли! Детка, не грусти! Пожалуйста, я не хочу, чтобы ты грустила! – Взмолилась Кейт, чувствуя, как дрожит ее собственный голос, как слезы быстро подступают к глазам.

– Это не так. Я вовсе не грущу! Я счастлива за вас и, честно говоря, думаю, что это замечательно… я думаю, что ты и Джош будете самыми прекрасными родителями и…, – голос дрогнул, и слезы полились из глаз, -… и я думаю, что ты самая счастливая женщина на свете! – Элли зарыдала, испытывая противоречивые чувства: радость и ненависть к себе, за то, что испортила такой замечательные момент, который должен был быть наполнен одним ликованием.

– О, Элли! – Воскликнула Кейт. – Мне очень жаль, дорогая!

– Нет! Не говорите этого! Не смей извиняться только потому, что моя жизнь дерьмо! – Заявила сердито Элли, сквозь слезы. – Забудь, наконец, обо мне! Ты должна быть счастлива! Радуйся! Быть родителями – это нечто прекрасное и чудесное, Кейт… это драгоценный дар… и ты и Джош это заслужили!

Две сестры долго общались друг с другом и, в конечном итоге, дали волю своим эмоциям. После новости сестры, Элли почувствовала себя значительно лучше; эмоции, бушующие внутри нее до этого разговора, поутихли. Кейт, как всегда, поняла ее, и теперь все было хорошо. Они продолжали беседовать, но когда разговор плавно перешел на работу Элли, та вдруг замкнулась и начала увиливать от ответов. Кейт немедленно заподозрила в этом неладное.

– Эллисон?… Детка, что происходит?

Как я могла забыть, что Кейт видит меня насквозь, и что ей не составит труда все понять, подумала Элли про себя. Ее первой мыслью было все отрицать и убедить сестру, что у нее все хорошо. Она не желала проходить через это снова, только не после того, как только что разрыдалась и повела себя как полная дура. Тем не менее, пульс участился, сердце мучительно сжалось в груди, глаза защипало от подступивших слез, стоило ей подумать о том, чтобы, наконец-то, сбросить груз с души. Элли настолько устала от сложностей, отчаяния, жалости и неопределенности… устала идти и переживать все это в одиночку. Девушка закусила нижнюю губу, сдерживая дрожь.

– Элли?

Блондинка с досадой рассмеялась. – О, Кейт… Так много всего случилось, я даже не знаю с чего начать, – сказала она, сквозь пелену печали.

– Попытайся, милая, – Уговаривала Кейт младшую сестру, поняв, что ее что-то тревожит, как только та ответила на телефонный звонок. И хотя Элли за эти дни сильно отдалилась от нее, они по-прежнему были очень близки, и Кейт не составило труда уловить настроение младшей сестры. – Это как-то связано с твоей работой? Или… может быть, с кем-то с твоей работы? – Деликатно спросила Кейт, уже имея представление с чем, а главное с кем могут быть связаны проблемы сестры.

Элли хмыкнула. – И то и другое, я полагаю… я не знаю, – ответила она загадочно.

– Эллиииии…, – протянула Кейт. – Что происходит?

– Боже, Кейт… я так запуталась. Моя жизнь – это беспорядочный хаос! – Призналась Эллисон и уронила голову на ладони, позволяя слезам свободно струиться по щекам.

– Почему? Что случилось? – Спросила Кейт, жалея, что находится не рядом с сестрой, чтобы утешить ее.

Элли замолчала, борясь со слезами. Наконец, она пролепетала, дрожащим голосом: – Это… это Эм Джей.

А-ха, воскликнула Кейт про себя. Так и знала, что она запала на эту женщину. – Эм Джей? Что у тебя с ней? Дела идут не очень, я имею в виду, сотрудничество с ней? Я знаю, ты сказала, что она тебе нравится, но порой она бывает невыносима…, – начала Кейт, но Элли остановила ее.

– Нет, это не так… не совсем.

Кейт в замешательстве нахмурила брови. – Тогда… что это?

Закрыв глаза, Элли тяжело вздохнула, успокаивая нервы. – Все стало намного… АМММХХХ… сложнее между нами, – прошептала она и вдруг засомневалась в правильности своего решения, рассказать все сестре.

Кейтлин потребовалось всего минута, чтобы сложить два плюс два и понять, что скрывалось за словами сестры. – О, нет… о Элли, – выдохнула она, стараясь, чтобы в голосе не прозвучали нотки разочарования или упрека.

Элли тут же захотелось свернуться калачиком и умереть. Теперь она не только почувствовала себя жалкой шлюхой, она почувствовала, что этим самым разочаровала свою сестру. Единственного человека, который все еще верил в нее и любил ее, несмотря ни на что. Это было слишком для нее. Плечи опустились, и девушка вновь начала плакать.

Кейт, услышав рыдания сестры, захотелось оказаться рядом с ней. Она начала шептать слова утешения, стараясь успокоить и утешить ее. Через какое-то время, Кейт отважилась задать следующий вопрос. – Это серьезно? – Спросила она осторожно.

– Что? – Прохрипела блондинка.

– Эти чувства между тобой и Эм Джей – это серьезно? – Перефразировала свой вопрос Кейт.

Элли печально рассмеялась. – Серьезно? Боже… определенно, «серьезно» это не то слово, чтобы описать то, что между нами происходит! – Ответила саркастически она. Девушка знала, что ей нужно объясниться, но, честно сказать, она не знала, как это сделать. – Все так… ужасно запутано, все так сложно, и… Господи… Как я хочу, чтобы все было просто, но это не так… это можно назвать как угодно, но только не «просто». – Элли замолчала, качая головой.

Кейт нахмурилась, совершенно запутавшись. – Ладно. Здесь ты меня потеряла. Ты спишь с ней или нет? – Напрямую спросила она.

Элли поежилась и потерла висок. – Отчасти… но не совсем, – ответила она.

Элли! – Возмутилась Кейт. – Прекрати говорить так чертовски расплывчато! Ты трахалась со своим боссом или нет?

Элли нервно поджала губы. – Ну… Думаю, технически, это она трахнула меня… А я просто… Я просто позволила ей сделать это…, – призналась она и закрыла глаза в ожидании неизбежной кары, которая не заставила себя ждать.

– Что? – Воскликнула Кейт. – Эллисон… ты хочешь сказать, что твой босс насильно принудила тебя…

Элли решительно прервала сестру, пока та не зашла слишком далеко в своих предположениях. – НЕТ! Боже! Почему все автоматически предполагают самое худшее?! – Рассердилась она.

– Что? Что значит все? С кем еще ты это обсуждала? – Потребовала Кейт.

– Ни с кем, только с подругой по работе… это не важно, – ответила Элли, не желая вдаваться в подробности о своих беседах с Лиз. Она прекрасно знала, что это расстроит сестру.

– Как ты могла обсуждать это с кем-то с работы? Почему ты не пришла прямо ко мне!? – Возмутилась Кейт с болью в голосе.

– Кейт, пожалуйста… мы можем, наконец-то, сосредоточиться на более важных вещах? Пожалуйста! – Взмолилась Элли.

– Да, ты права… я думаю, мы должны сосредоточиться на том, какого черта, ты позволила своему боссу трахнуть себя, – язвительно сказала Кейт резким тоном. Элли подавленно вздохнула и, замолчав, рухнула спиной на диван.

Кейт, услышав тяжелый пораженческий вздох сестры, тут же пожалела о своих словах. – Элли…, – тихо начала она. – Черт… Прости, милая.

– Все нормально, – быстро ответила Элли, понимая чувства сестры. Она сама разочаровалась в себе. Обе шумно вздохнули, пытаясь вернуть себе самообладание и восстановить контроль над своими эмоциями.

– Что ты собираешься делать? Я хочу сказать, как вы двое будете справляться с этим? – Осторожно поинтересовалась Кейт.

– Вот именно… Понятия не имею, – честно призналась Элли.

– Хочешь сказать, что вы не разговаривали об этом? – Недоверчиво спросила старшая сестра.

Элли громко вздохнула. – Нет, не разговаривали. Мы не… я имею в виду… Я не могу поговорить с ней об этом.

– Что?! Какого черта, почему нет? – Вскипела Кейтлин, приходя в ярость.

На что Элли снова шумно вздохнула. Она не знала, как объяснить сестре свои сложные и запутанные отношения с президентом Уиттон Inc., как объяснить ей свою одержимость этой женщиной. Она боялась признаться, что ее пугает сама мысль об открытом конфликте с властной и агрессивной Эм Джей. Кейт будет разочарована в ней. Сестра решит, что она снова позволяет использовать себя и доминировать над собой. Она никогда не поймет, что Элли притягивает, и какие силы толкают ее в объятия обворожительной Эм Джей Уиттон.

– Просто… все слишком сложно Кейт, понятно? Все так… чертовски сложно, – сказала Элли и замолчала.

В трубке повисло молчание, ни одна из сестер не знала, что сказать. Наконец, Кейтлин тихо просила: – Элли… ты вообще что-нибудь чувствуешь к этой женщине? Испытывает ли она к тебе чувства?

Элли сухо рассмеялась. – О, черт, Кейт… Я не знаю. Я уже больше ничего не знаю. – Голос дрогнул, и глаза снова защипало от предательских слез.

Кейт было не выносимо слышать страдания младшей сестры. Как же она хотела сейчас оказаться рядом с ней, обнять ее и крепко прижать к себе. Вместо этого, все, что она могла сделать, это приободрить ее и убедить быть сильной. – Детка… Ты должна понять, что ты чувствуешь к ней, а затем рассказать ей об этом.

Для Кейтлин как всегда все казалось таким простым и ясным, но это было не так. Совершенно не так. Ее старшая сестра не понимала… да и как она могла понять?

– Я уже сказала тебе, что все не так просто.

– Нет просто, Элли – не дай ей контролировать и управлять собой! – Кейт не знала, откуда возникло это ощущение, но что-то подсказывало ей, что это именно то, что происходит с сестрой. – Ты сильная, Эллисон! Слышишь, сильная! Так используй свою силу, чтобы победить ее!

– Ты не понимаешь, Кейт! – Воскликнула Элли.

– Прекрасно понимаю, Элли! – Возразила сестра. – Ты мечтаешь о человеке, с которым будешь чувствовать себя нужной и любимой, и это нормально, и я действительно понимаю тебя. Я тебя понимаю!… Но ты не должна, при этом, приносить себя в жертву, ты не должна терять свого достоинства и чувства самоуважения, дорогая! Если Эм Джей не любит тебя, то она не имеет права держать тебя рядом с собой только ради собственного развлечения! Ведь это именно то, что происходит… не так ли, Элли?

Эллисон молчала… она не могла признаться Кейт, что тоже самое она говорила самой себе… глаза наполнились слезами, и девушка прикрыла их рукой.

– Эллисон? – Позвала Кейт сестру. Приглушенные рыдания на другом конце провода стали ей единственным ответом. -… О, милая!

Прошло несколько минут, прежде чем Элли снова удалось взять себя в руки под нежные слова утешения Кейт. – Знаешь, а ведь это еще не самое худшее, – сказала блондинка тихим, охрипшим голосом.

– А что же самое худшее, малыш?

– Хуже всего то, что я просто без ума от этой женщины, – призналась Элли со слезами на глазах, -… и готова повторить это снова, – закончила она дрожащим голосом.

– О, милая. – Кейт вздохнула и закрыла глаза, переживая за младшую сестру. – Детка, я не хочу указывать тебе, что делать, но вся эта ситуация звучит как то не очень хорошо. – Она не желала давить или травмировать младшую сестру, но чувствовала, что Элли нужно заставить открыть глаза. Ей казалось, что Эллисон ослеплена страстью и красотой монстра, она не желала снова видеть страдания сестры. – Если бы она была тем человеком, который тебе нужен, ты бы давно это поняла… ты бы почувствовала это. Без колебаний… без сомнений.

– Я знаю, – тихо пробормотала Элли, чьи глаза все еще были закрыты, а голова опущена на ладони. Она действительно чувствовала что-то по отношению к Эм Джей, но ни как не могла понять, что именно. Все было так туманно… существовало слишком много невысказанных вопросов и вопросов без ответов… так много неопределенностей.

– Я думаю, тебе нужно хорошенько все обдумать, а затем принять решение, милая.

– И это я тоже знаю. – Ее старшая сестра была права, Элли уже сотни раз твердила себе тоже самое. По правде сказать, она хотела, чтобы Эм Джей была именно тем человеком, предназначенным для нее, но их отношения слишком запутались, усложнились, приняв причудливый характер, что исполнение ее желания теперь казалось мало вероятным.

Эм Джей была ее наркотиком, парализующим ядом, в ее присутствии Элли становилась слабой, тихо сходя с ума, лишаясь воли, сил и решимости. Ее уверенности и независимости, которые она отвоевала и вернула себе когда-то с таким трудом, снова угрожала опасность быть потерянными. Как бы сильно она не хотела Эм Джей, в глубине души, Элли знала, что Кейт была права. Она больше не может и не должна приносить себя в жертву и быть игрушкой в руках Эм Джей Уиттон.

Единственным выходом из этой ситуации было бежать. А это означало, что она должна навсегда покинуть Уиттон Inc.

Как только решение было принято, это заставило Элли почувствовать себя совершенно больной и разбитой.

Наконец, сестры попрощались друг с другом. С одной стороны, Элли была рада, что рассказала все сестре, сбросив с груди груз накопившихся эмоций, а с другой – это породило целый ряд новых забот и проблем. Пришло время серьезно задуматься о своем уходе из компании, оставить работу, которой она по-настоящему наслаждалась, даже несмотря компрометирующую связь с доводящим ее до бешенства боссом.

Элли с ужасом подумала о понедельнике и о том, что он ей может принести. Более того, теперь ей предстояло более тщательно следить за своими эмоциями и поведением – если Джон что-нибудь заподозрит, ей снова грозит выговор.

Элли не могла заставить себя перестать думать и беспокоиться об Эм Джей, но она планировала избегать ее в течение очень долгого времени.

Однако… при этом, ей также было известно, что события не всегда подчиняются нашей воли и происходят согласно нашим планам.

0

16

Глава 38

    Вернись в объятия этих рук, просто ложись.

    Ритм твоего бьющегося сердца, словно барабанная дробь.

    Оно бьётся для тебя, оно кровоточит для тебя, оно не знает, как оно звучит,

    Ведь это – барабан из барабанов, это – песня из песен…

    Когда-то у меня была редчайшая роза, которая только соблаговолила расцвести.

    Жестокая зима заморозила бутон и так быстро отняла мой цветок…

    О, одиночество, о, обречённость

    Искать конец времён,

    Ибо нет во всём мире

    Большей любви, чем у меня…

    A . Lennox

Придя в офис рано утром в понедельник, Эм Джей решила полностью посвятить себя работе, чтобы занять свой разум и отвлечь его от беспокойных мыслей. И это ей с успехом удалось, она ни на секунду не покидала свой кабинет, даже чтобы пообедать. Наступил вторник, который она намеревалась провести точно также… пока не получила телефонный звонок, перевернувший ее мир с ног на голову.

***

Эм Джей и Мэдисон на огромной скорости неслись по ночной дороге в Пенсильванию, которую они, казалось, покинули совсем недавно. Только на этот раз, все было намного хуже, а их настроение более мрачным.

Во вторник днем Мэдисон позвонила расстроенная и плачущая Вирджиния и сказала, что Марку стало хуже. Должно быть, сиделки из Хосписа посоветовали ей оповестить членов семьи о его состоянии, поскольку было очевидным, что жить ему осталось всего несколько дней, или неделю, но не больше. Сестры побросали все свои дела и сразу же выехали к отцу.

***

Девушки подъехали к дому около полуночи. Вирджиния встретила их у двери и попыталась объяснить, что происходит. Они осторожно вошли в комнату Марка, взволнованные и не уверенные, чего ожидать, напуганные неизвестностью и не знающие, что чувствовать и как реагировать.

В комнате было тихо, за исключением звуков надувающегося и сдувающегося надувного матраса, на котором лежал их отец. Его принесла медсестра из Хосписа, чтобы предотвратить образование пролежней, поскольку он был уже не в состоянии встать с постели. Мэдисон и Эм Джей стояли и смотрели на Марка Уиттона, лежащего на спине, то приходящего в сознание, то впадающего в бессознательное состояние, его тяжелое и хриплое дыхание, вырывающееся из открытого рта, разрывало царившую в комнате тишину. Он исхудал и иссох, его волосы стали почти белыми. С последней их встречи, отец сильно изменился, и быстро приближался к краю – быстрее, чем они себе представляли. Он больше не мог говорить разумно, и девушки задавались вопросом, известно ли ему, насколько все плохо. Когда отец проснулся, они попытались поговорить с ним, но Марк только в замешательстве смотрел на них и пытался что-то невнятно возразить. Он стонал и извивался на больничной койке, которая, скорее всего, станет его смертным одром.

Вирджиния выглядели совершенно измотанной. Рэйфорд, прибывший несколькими часами раньше, тоже был тут, что взбесило Эм Джей, несмотря на ее усилия не обращать на это внимания.

Их мачеха рассказала им, что они с Рэем безуспешно пытались поговорить с Марком и убедить его перевернуться. По словам медсестра ему необходимо было лежать на боку, чтобы он не подавиться и не задохнуться собственным языком. Джинни, запинаясь, неуверенно объясняла им все это, нервно крутя руками, словно говоря: «Я не знаю, что делать». Она казалась такой напуганной и неуверенной, не знающей, как еще помочь своему умирающему мужу, и это разозлило Эм Джей. Вирджиния была не похожа на женщину, которая так легко сдается, и она не верила ни одному ее слову и жесту, играющей роль бедной и беспомощной будущей вдовы. Марк нуждался в помощи – так почему бы ей было просто не оказать ему ее? Эм Джей не понимала ее сомнений и колебаний.

Не имея сил больше терпеть глупые причитания мачехи и ждать чуда с неба, Эм Джей оглядела всех собравшихся и воскликнула: – Так, давайте просто ПОВЕРНЕМ его на бок, черт возьми!

Она быстро взяла на себя руководство и раздала каждому по инструкции: вместе с Мэдисон и Рэем, они отодвинули больничную койку от стены и перевернули его. И хотя их отец много потерял в весе и казался практически скелетом, это перемещение далось им с трудом. Снова и снова они проталкивали под него руки, изо всех сил стараясь сдвинуть Марка, под его невнятное неодобрение. Всякий раз, когда он издавал стон, Мэдисон и Рэй останавливались, опасаясь, что делают ему больно, и хотя Эм Джей допускала такую мысль, она продолжала настаивать, чтобы они не прекращали своих действий. После множества жалобных стонов и противодействий со стороны Марка, им, наконец-то, удалось уложить его согласно рекомендации докторов.

Эм Джей даже не представляла, что внутри нее есть эта сила и насколько глубоки ее чувства, она успокаивала и утешала отца, не давая себе расслабиться, и все время разговаривая с ним. Наклоняя свое лицо ближе к отцу, Эм Джей разговаривала с ним, рассказывая ему, что они делали, мягко касаясь его щеки, чтобы успокоить.

Мэдисон не могла ничем помочь, но она с замиранием в сердце наблюдала за зачарованными действиями сестры. Эм Джей всегда казалась ей отстраненной и бесчувственной, когда дело касалось отца, и вот сейчас эта же самая женщина была рядом с ним и помогала ему в его отчаянный час. Мэдди всегда знала, что Эм Джей прирожденный лидер, убеждаясь в этом каждый день, но, чтобы та отбросила свои обиды, высокомерие, излучая лишь заботу и беспокойство, неужели это то, что она думает? Неужели это любовь… и почему это чудо столь кратковременно… Мэдисон всегда верила, что Эм Джей способна на великие и удивительные поступки… и это было никак не связано с работой.

Марк отчаянно пытался перевернуться обратно на спину, но поняв, что это бесполезно, согнул ноги и попытался удержать их в этом состоянии, прижав друг к другу, однако они дрожали так сильно, что он не мог их контролировать.

– Что ты пытаешься сделать со своими ногами, старик? – Спросила Эм Джей и подложила ему между колен подушку, надеясь, что это успокоит его. – Просто расслабься и перестань корчиться, ладно? – Она похлопала его по голой ноге, на что Марк ответил ей звуком больше похожим на фырканье. Эм Джей улыбнулась и снова наклонилась к отцу. – Бьюсь об заклад, ты хочешь, что бы я убралась отсюда, не так ли? – Подразнила она его, но когда Марк ответил ей, покачав головой и посмотрев на нее своими остекленевшими серыми глазами, ее самообладание пошатнулось, и она чуть не потеряла над собой контроль. Однако Эм Джей быстро справилась с собой, заставив себя снова улыбнуться ему, после чего полностью сосредоточилась на подушках, поправляя их вокруг его головы, которые гарантировали, что ее отец останется лежать на боку.

***

Когда они позже зашли проведать Марка, оказалось, что он снова брыкался ногами, скидывая одеяло и простыни с кровати и обнажая свое тело. Эм Джей считала, что в его состоянии это нормально и продлится до самого конца, однако Вирджинию этот факт весьма раздражал. По всей видимости, Марк давно уже отказался надевать всякую одежду, постоянно скидывая ее с себя, не желая, чтобы его кожи что-нибудь касалось, в том числе и подгузник для взрослых. В комнате пахло мочой, но Эм Джей терпимо относилась к этому, понимая, что Марк, вероятно, бредил и не понимал, что делает. Ничего из этого не беспокоило ее, и каждый раз, когда Джинни верещала и жаловалась им на его выходки, Мэдисон и Эм Джей говорили ей, чтобы та оставила его в покое. Бедный старик, накаченный морфием, был наполовину не в своем уме – видимо, не каждый мог выдержать его странное поведение?

Было ранее утро, все были утомлены, все, кроме Вирджинии. Эта женщина снова и снова причитала, возмущалась и беспокоилась о наготе своего мужа. Сколько бы она ни пыталась понять переживания своей мачехи, с каждой минутой Эм Джей все больше и больше раздражалась. Она сидела в кресле в углу комнаты, как и все, наблюдая за действиями Джинни, которая снова и снова поднимала простыни с пола и настойчиво укрывала ими Марка.

Наконец, Эм Джей не выдержала и, вскочив, закричала: – Он УМИРАЕТ! Черт возьми, пусть ДЕЛАЕТ, что хочет!

Все застыли, Вирджиния с потрясенным возмущением уставилась на падчерицу. Синие глаза горели нетерпением и яростью, Эм Джей перевела взгляд на Мэдди, которая смотрела на нее со смесью удивления, печали и понимания. Игнорируя ошеломленные взгляды присутствующих, Эм Джей сердито подошла к постели отца, и Джинни отступила, освобождая ей место.

Эм Джей протянула руку и коснулась нежной ладонью обнаженной груди Марка. Он закрыл глаза, как будто соглашаясь с ней, и она вздохнула со смесью облегчения и безнадежности. Эм Джей благоговейно коснулась его щеки, а затем равнодушно покинула комнату.

Глава 39

    Мы просто человеческие существа,

    Мы умираем;

    Смерть неизбежна;

    Она ждет каждого из нас

    Seal

Вирджиния настояла, чтобы девушки остались ночевать в доме, и в этот раз Эм Джей не стала противиться, решив, что для них будет лучше быть рядом с отцом. Однако никто из них этой ночью не сомкнул глаз. Всю ночь Марк издавал странные звуки, тяжело и шумно дыша. На следующий день он практически не шевелился, большую часть времени находясь в бреду или полудреме, не издавая при этом совершенно никаких звуков. Эм Джей увидела в этом плохой знак, но ничего никому не сказала. В это время, Мэдисон спрашивала у Вирджинии разрешения убрать дом, постирать накопившуюся одежду и другое, что помогло бы ей и Джинни отвлечься и хоть чем-то занять себя. Со своей стороны, под предлогом сходить в магазин за продуктами, Эм Джей решила прогуляться и оставить их ненадолго одних.

Брюнетка арендовала спортивный, ярко-красный BMW, и на краткий миг, пока она каталась по извилистой проселочной дороге по местам, где прошло ее детство, на нее снизошло умиротворение. Машина неслась то, петляя по дороге, оставляя за собой клубни пыли, то, выезжая на открытое пространство, Эм Джей до упора давила на педаль газа, испытывая пределы немецкой инженерии. Это была короткая вспышка счастья, но, тем не менее, она была рада и ей.

***

Ближе к вечеру, уже после того, как Эм Джей вернулась, из Хосписа пришла медсестра, чтобы искупать Марка и поменять ему постельное белье. Все сгрудились вокруг и наблюдали, затаив дыхание, за ее работой, иногда задавая глупые вопросы в попытке снять напряженность. Женщина сняла с него носки и, заметив, что его ноги посинели, пояснила собравшимся, что это верный признак нарушения кровообращения. Тогда Эм Джей поняла, что смерть отца это просто вопрос времени.

Не успела медсестра их покинуть, как на пороге дома появилась единственная родная сестра Вирджинии, Роуз. Это была еще одна деталь, которая привела Эм Джей в бешенство, и не только потому, что она никогда не любила эту женщину, даже если они встречались всего пару раз. Роуз был точной копией Вирджинии, и это было для нее уже слишком, вдвое увеличивая уровень ее раздражительности. Теперь Калхун численностью превосходили ее и Мэдди, что, казалось, ей страшно оскорбительным.

После короткого и наигранного теплого приветствия, все Калхун прошли в гостиную, пообщаться. В это же время Эм Джей заметила, что дыхание отца снова стало тяжелым и шумным, а его телодвижения прерывистыми. Однако поскольку он все ее дышал и лежал на боку, то она оставила его в покое. Не желая как можно дольше встречаться с «врагами», Эм Джей бродила по дому, вспоминая светлые моменты, проведенные здесь. Через какое-то время, она решила снова заглянуть к отцу. Когда Эм Джей подходила к комнате, в коридор выглянула Мэдисон и, увидев старшую сестру, отчаянным жестом руки позвала ее к себе.

Живот мгновенно свело судорогой, и Эм Джей бросилась по коридору в комнату. Вбежав, она увидела Мэдисон, стоящую у постели и глядящую на нее влажными испуганными широко раскрытыми глазами. – Мне кажется, он не дышит, – нервно пробормотала младшая Уиттон.

Эм Джей приблизилась к отцу. Марк Уиттон действительно не дышал. Он просто лежал частично на спине, разинув рот, его раскрытые глаза остекленели. Он был мертв. Эм Джей посмотрела на Мэдди, на ее красивом лице отразился шок, ужас, недоверие, печаль – все чувства, которые возникают от осознания, что человек, лежащий перед вами, человек, который родил и воспитал вас, возможно, был мертв.

Не имея ни малейшего представления, что делать, Эм Джей отреагировала инстинктивно, коснувшись дрожащей рукой его шеи, чтобы прощупать пульс. Его кожа была уже холодной, разряд прошел сквозь ее пальцы, поднялся по руке и со всей силы обрушился в область живота, заставив ее скривиться от боли.

О Боже… Кажется, мне сейчас станет плохо, в панике подумала Эм Джей. Не сумев нащупать пульс, девушка прислонилась ухом к его груди, чтобы услышать биение сердца, в глубине души зная, что это был бесполезный жест отчаяния, но, тем не менее, она решила, что должна попробовать. Эм Джей ничего не услышала и не почувствовала, кроме холодной и липкой кожи безжизненного тела. Выпрямившись, она повернулась к Мэдисон, стоящей с широко раскрытыми глазами и готовой расплакаться.

– О-он ушел, – тихо прошептала Эм Джей, сама не веря в свои слова.

Мэдисон в ужасе закрыла рот рукой и громко разрыдалась. Девушки долго и неподвижно стояли, глядя на своего уже покойного отца. Эм Джей была потрясена, чувствуя внутри себя странное оцепенение и пустоту. Ощущение холодного безжизненного тела отца, оставшееся на пальцах, до сих пор не покинуло ее, и не скоро покинет. Его серое лицо, раскрытый рот и остекленевшие открытые глаза навсегда запечатлелись у нее в памяти.

Эм Джей обернулась и снова посмотрела на теперь уже тихо рыдающую Мэдисон. Протянув руку, она молча обняла свою младшую сестру, и крепко держала ее в своих объятиях. Шок, скорбь и печаль снедали ее, но она не плакала.

Так, утешая друг друга, они простояли еще какое-то время, пока не вспомнили о Вирджинии и Рэе и необходимости рассказать им о случившемся. Девушки вернулись в гостиную, и как только Джинни увидела заплаканное и страдальческое выражение лица Мэдисон, она все поняла. Пожилая женщина, пробежав мимо них, бросилась по коридору в спальню, остальные последовали за ней. Глядя на рыдающую на груди отца мачеху, Эм Джей вынуждена была признать, что ей стало ее жаль.

***

Остаток дня прошел как в тумане. Эм Джей и Мэдисон засели за телефоны, звоня в Хоспис, лечащему врачу отца… директору похоронного бюро… родственникам, которых они едва знали и редко видели… всем и каждому, кто пришел им в голову. И делали они это только на чистом адреналине. Эм Джей чувствовала себя так, словно это происходит не с ней, словно она просто сторонний наблюдатель… это больше было похоже на сон… нереальный, потусторонний сон. И она спрашивала себя, как долго еще он будет длиться.

Когда за Марком приехали сотрудники похоронного бюро, Вирджиния вместе с Роуз закрылась в своей спальне, не желая видеть, как увозят тело мужа. Эм Джей понимала ее чувства, но сама решила остаться. Девушка неподвижно стояла и смотрела, как незнакомцы укладывают ее отца в черный мешок, застегивают молнию, спускают на каталке вниз и помещают в зеленый катафалк Ford Expedition. Это показалось Эм Джей немного странным, и пусть на дворе было новое тысячелетие, но разве некоторые вещи не должны оставаться прежними, может иногда стоит придерживаться традиций?

***

В тот вечер в доме было тихо и суматошно одновременно. Никто не ложился спать допоздна, пока все не было оговорено насчет похорон. Испытывая потребность выйти из дома, Мэдисон убедила Эм Джей недолго погулять с ней. Сестры шли и разговаривали, вспоминая свое детство, пытаясь примириться с фактом, что их отца больше нет. Уже за полночь, обессиленные и утомленные они, наконец-то, вернулись домой.

Эм Джей истощенная физически и эмоционально рухнула на старомодную кровать с балдахином, которая когда-то принадлежала ее бабушке по отцовской линии. Кругом стояла жуткая тишина, которую нарушал лишь скрежет веток деревьев, раскачиваемые ветром и царапающиеся о каменные стены дома, где-то громко били старинные часы. Гулкие звуки эхом отдавались в пустом доме. Эта атмосфера идеально подходила к настроению Эм Джей.

Она вспомнила о похоронах своих бабушки, дедушки,… брата, но при этом ей еще никогда не приходилось лично участвовать в их организации, как, например, сейчас. Эм Джей не знала, правильные ли решения она приняла, и она ненавидела тот факт, что ей и Мэдисон постоянно приходилось противостоять Вирджинии и Рэйфорду. Они с сестрой считали, что служба должна пройти скромно и только для членов семьи… Вирджиния и Рэй хотели масштабной церемонии, с участием чуть ли не всего высшего общества. Они выбрали гроб цвета вишневого дерева… Вирджинии понравился цвет голубой стали. Эм Джей не думала, что Марк захотел бы военный салют, хоть он и служил в армии,… но Вирджиния и Рэй заявили, что это не так. Может, их разногласия и были незначительными, но они возникали постоянно и по любому вопросу.

Эм Джей устала… устала думать обо всем этом, она просто хотела, чтобы все закончилось, и она смогла вернуться домой. Она устала принимать решений и вести всех за собой. Наконец-то, погрузившись в полудрему, ее мысли приняли другой поворот,… ей захотелось исчезнуть и оказаться там, где тихо и спокойно,… где она могла бы расслабиться и побыть одна. А лучше бы, чтобы рядом с ней был кто-то, кто поддержал бы ее в такой час.

И прежде чем тьма поглотила ее, перед глазами всплыл образ светловолосого ангела с нефритовыми глазами. Ангела, который обязательно бы поддержал ее, даровав мир и спокойствие, которого она так отчаянно жаждала. Как бы она хотела, чтобы ее желание исполнилось. Теперь она знала, чего хочет, и эта мысль уже не пугала ее.

Она устала от игр. Она устала быть несчастной. Она хотела Эллисон. Она хотела, чтобы все встало на свои места, так, как было раньше. Если был хоть один шанс, что они будут вместе, то ей нужно было все исправить, как только она вернет обратно.

Я только надеюсь, что еще не слишком поздно, подумала Эм Джей, и погрузилась в спасительный сон.

***

Было утро четверга, когда Элли вошла в свой кабинет и сразу же начала готовиться к встрече с Джоном, Рэем… и Эм Джей. Она страшилась этого дня всю неделю, переживая и пытаясь найти предлог, чтобы не присутствовать на совещании, но, увы, ничего умного ей в голову не приходило.

Господи, я становлюсь похожей на Джона, уныло подумала она. Уж слишком скоро должна была состояться ее встреча с очаровательной и бессердечной немезидой, особенно в свете принятого ею трудного, но неизбежного решения.

Элли боялась, что не выдержит и снова повторит свое поведение после «инцидента» в ванной. Ей всегда было трудно скрывать свои эмоции, и она прекрасно знала, что Джон, как всегда, будет пристально наблюдать за ее взаимоотношениями с Эм Джей. Если он что-нибудь почувствует, то, несомненно, снова выскажет ей свои претензии и спросит в чем дело, что будет иметь катастрофические последствия, поскольку она не сможет ему солгать.

О Боже… Только представь себе, если он узнает, что мы сделали это… снова!?… Господи! Нервно подумала Элли, но телефонный звонок прервал ее размышления.

– Эллисон Филлипс, – ответила она обычным официальным тоном.

– Госпожа Филлипс, это Рэйчел. Я звоню, чтобы сообщить вам, что ваша встреча с госпожой Уиттон во второй половине дня отменена.

Спасибо, Господи, подумала Элли и закатила глаза к небу. Вообще-то, она не слишком удивилась тому факту, что Эм Джей тоже не захотела с ней встречаться. Они успешно избегали друг друга на протяжении нескольких дней. Зачем ворошить осиный улей? Саркастически подумала она.

Элли облегченно вздохнула, но постаралась, чтобы ее ответ прозвучал несколько раздраженно. – Хорошо, когда мы сможем с ней встретиться? – Спросила она, доставая записную книжку.

– Хм, я не уверена… Госпожа Уиттон неожиданно уехала из города, и я не уверена, когда она вернется.

Элли замерла. – Почему? Что-то случилось? – Ее ярость и злость на Эм Джей таинственным образом куда-то испарились.

– Боюсь, этого она мне не сказала, мисс Филлипс. Я уверена, что по возможности госпожа Уиттон свяжется со мной, – объяснила Рэйчел, используя стандартную фразу.

Элли почувствовала легкое раздражение оттого, что Эм Джей исчезла в неизвестном направлении, даже не известив ее об этом, при этом, прекрасно зная, что думать так с ее стороны было совершенно абсурдно. Они перешли все запрещенные границы… нарушили все правила приличия… оттолкнули друг друга… она уже начала просматривать газеты в поисках нового места работы, пытаясь решить, ненавидит она Эм Джей или нет… И ради чего?! Она разозлилась на нее только потому, что не попала в ее список «экстренных вызовов»?

Господи… возьми себя в руки, Эллисон!

Ведь она твердо знала, что Эм Джей не хочет ее, не доверяет ей, так зачем же мисс Уиттон посвящать ее в подробности своей личной жизни? Но что еще более важно, с какой стати ее должно интересовать, куда та уехала?

Элли мотнула головой. – Хм… хорошо… спасибо, Рэйчел, – пробормотала она и повесила трубку. Однако, несмотря на все затраченные усилия, она ничего не смогла с собой поделать, и продолжала думать о том, что могло случиться. На самом деле, у Элли было одно предположение. Поразмыслив несколько минут, девушка взяла телефон и быстро набрала нужный ей номер.

– Доброе утро, Карен, это Эллисон Филлипс из департамента по подбору персонала, госпожа Уиттон на работе сегодня? – Спросила Элли у личного помощника Мэдисон.

– Нет, она уехала из города, и я не думаю, что она скоро вернется, – ответила молодая секретарь.

Что ж, это подтверждает мои подозрения, подумала Элли.

– Хорошо, тогда я позвоню позже… спасибо, Карен. – Блондинка повесила трубку и вздохнула, затем откинулась на спинку кресла и начала нетерпеливо барабанить пальцами по поверхности стола. Только по одной причине эти две женщины могли неожиданно сорваться из города в одно и то же время… что-то случилось с их отцом.

Глава 40

    Последний раз я уступаю, но кто же всё-таки

    Управляет нами: ангелы или демоны?

    Я хочу узнать, как очиститься, и что значит прозреть.

    Увижу ли я твою боль?

    Увижу ли я твою любовь?

    Но борьба со всеми демонами требует времени,… она требует времени.

    Ангелы – они горят всей душой за нас.

    А мы? Готовы ли мы расправить крылья и взлететь?

    Демоны – они сжигают нас изнутри.

    А мы? Хотим ли мы упасть обратно?

    Для меня так важно,

    Чтобы мы всегда были едины и не разлетелись на осколки

    Dishwalla

Утро пятницы выдалось холодным и дождливым, сама природа оплакивала утрату семьи Уиттон, навевая на всех грусть и наводя на размышления о смерти, одиночестве и собственной уязвимости.

Эм Джей, несмотря на то, что заснула довольно поздно, проснулась рано, все ее мысли были заняты похоронами, которые должны были пройти сегодня вечером. Головная боль не отпускала ее ни на минуту, все тело было напряжено, но глаза так и не тронули слезы. Эм Джей спрашивала себя, может быть, с ней было что-то не так, или ее эмоции и чувства копились внутри и ждали подходящего часа, когда она останется наедине со своей болью и позволит себе, наконец-то, расслабиться? Выбросив беспокойные мысли из головы, Эм Джей переоделась и отправилась на кухню сварить себе кофе, но не успела она добраться до лестницы, как нос защекотал запах свежеваренного колумбийского кофе, видимо, кто-то уже опередил ее. Значит, она была не единственной кого в этом доме мучила бессонница.

За кухонным столом с чашкой кофе в руке сидела Вирджиния, а перед ней лежал большой конверт. Увидев эту картину, Эм Джей развернулась, намереваясь незаметно сбежать обратно наверх, но не успела она сделать и шага, как Джинни повернула голову и увидела ее.

– Доброе утро, дорогая, – тихо поздоровалась она.

– Доброе, – буркнула Эм Джей в ответ и направилась к шкафу за кружкой. Наливая себе кофе и добавляя в него молоко и сахар, она спиной ощущала на себе пристальный взгляд Джинни. Не желая получить нож в спину, Эм Джей повернулась к мачехе лицом и, прислонившись к столешнице, отпила глоток, возвращая пожилой женщине напряженный взгляд.

Джинни откашлялась. – Знаешь, Морган…, – нерешительно начала она, нервно водя пальцем по краю кофейной чашки.

О Боже, началось, подумала Эм Джей и про себя закатила глаза.

– Я знаю, мы с тобой не всегда…«хорошо ладили»… – Женщина замолчала и раскраивающе улыбнулась. Эм Джей ничего не ответила, равнодушно глядя на мачеху; она была уверена, что этот разговор ни к чему хорошему не приведет, и поэтому изучающее смотрела на Джинни, ожидая самого худшего.

– И теперь, когда Мар… теперь, когда твой отец ушел, я полагаю, нам не надо больше претворяться. – Пожилая женщина посмотрела на Эм Джей и снова улыбнулась, надеясь и ожидая от старшей дочери Марка хоть какую-нибудь реакцию, возможно, даже примирение, но вместо этого ее взгляд наткнулся на холодное безразличие, чему она была не сильно удивлена. – Ладно. Во всяком случае, – она взяла конверт, – твой отец хотел, чтобы вы с Мэдисон прочитали это. – Джинни протянула конверт Эм Джей, которая медленно подошла к ней. – У его адвоката есть и другие документы, которые нуждаются в твоей подписи, но он хотел, чтобы именно эти два я передала вам лично. – Сказала она загадочно. Эм Джей нахмурилась и, распечатав конверт, достала из него еще два. Они были подписаны широким грубым подчерком отца, на одном было написано – «Морган Джульетта», на втором – «Мэдисон Элизабет».

– Вы можете прочитать их, когда вам захочется. – Вирджиния встала. Их глаза встретились, и женщины обменялись долгими и тяжелыми взглядами.

Наконец, Джинни закусила губу и тихо прошептала: – А ведь он любил тебя… и гордился тобой. Может, он не знал и не умел это показать,… но это то, что он чувствовал. – Подарив на прощание Эм Джей печальную улыбку, мачеха вышла из кухни, оставив падчерицу наедине с собственными мыслями.

***

Слабый солнечный свет проникал в окно спальни Эм Джей, которая переодевалась в черный брючный костюм для похорон отца. Сегодня его душа должна была, наконец-то, обрести покой. Вчерашний вечер на удивление прошел гладко и спокойно, лишь только несколько родственников, не сумев справиться с эмоциями, впали в истерику. Вирджиния проплакала весь вечер, Эм Джей и Мэдди были единственными, кто оказались в состоянии держать себя в руках, и помогали остальным справиться с горем.

По мнению Эм Джей, самым худшим из всего этого была встреча с родственниками и друзьями семьи, которых она не видела много лет. Если бы ей каждый раз давали доллар, когда кто-нибудь спрашивал ее, где ее муж, или за удивленный комментарий, как она выросла и стала такой красоткой, то у нее в кармане набралась бы уже пачка банкнот. Всем было прекрасно известно, что она была в семье черной овцой, и ей нравился этот образ. Она намеренно не поддерживала связь с кем-либо из своего детства, в отличие от Мэдисон, поэтому, видеть своих скучных родственников с их дурацкими комментариями, было для нее настоящей мукой. Единственным радостным моментом за весь вечер было, когда она начинала рассказывать им о том, что никогда не была замужем и впредь намерена придерживаться этого пути. Ужас, написанный на их лицах, стоил всех ее страданий. Какими же глупыми иногда бывают люди, в другой раз она бы рассмеялась над ними, но сейчас это было совершенно не уместно.

Эм Джей взглянула на себя в зеркале и поправила воротник рубашки. Прощание должно было начаться через несколько часов и завершиться в церкви. Не в силах уснуть, испытывая волнение и страх, Эм Джей встала довольно рано. Она пыталась расслабиться и вернуть себе былую уверенность и самообладание, но это было трудно. Эм Джей и не предполагала, что это окажется такой сложной задачей; ее обуревало слишком много мыслей и эмоций, она чувствовала себя так, словно несется на американских горках.

Основной причиной ее беспокойства было письмо отца. Эм Джей перевела взгляд от зеркала на помятые листы бумаги, лежащие на комоде, где она оставила их вчера ночью.

Даже в самых смелых мечтах, Эм Джей не предполагала, что Марк Уиттон способен написать такое откровенное, сердечное письмо своим дочерям, особенно ей. Она бы не удивилась, если бы узнала, что это трогательное письмо за него писал кто-то другой. Однако, подчерк и содержание письма, моменты, которые он описывал и о которых никто не знал, кроме нее, убедили Эм Джей, что это письмо писал ее отец. Из-за своих сомнений она чувствовала себя немного виноватой, но с другой стороны, рассудила она, это было настолько удивительным, чтобы быть правдой, что невозможно было без колебаний поверить в нее.

Содержание письма не касалось какой-то одной темы, в нем отец высказывал ей все, что никогда не мог сказать вслух. «… Мне стыдно, что я пишу эти слова на листе бумаге, прости, но я слишком труслив, чтобы сказать о своих чувствах к тебе прямо в лицо…», – вспомнила она его слова. Не отрывая глаз от исписанных бумаг, Эм Джей потянулась за ними, чтобы снова прочитать слова, которые будут долго преследовать ее…

«… Когда-то, ты была моей любимой маленькой девочкой… Я не знаю, когда это изменилось, но во всем я виню только себя…»

«… Уже слишком поздно, чтобы все вернуться назад и попытаться исправить ошибки и поступки, которые я совершил или не совершил… то, что сказал, или не сказал… заглушить боль, которую я причинил тебе преднамеренно или по собственному эгоизму и глупости…»

«… Я верю, что никогда не поздно признать свою неправоту и сказать «прости»… и я должен сказать тебе это, Морган…»

«… Я всегда был гордым и скрытным человеком, не способным показать и открыть свои подлинные эмоции и чувства… Полагаю, что это и твоя беда то же, в этом ты слишком похожа на меня…»

«… На протяжении многих лет я наблюдал за тобой, как ты превращаешься в красивую, сильную, умную женщину… и, хотя я никогда не говорил тебе, даже сейчас мне трудно выразить это словами, но я горжусь тобой…»

«… Я вижу, внутри тебя боль и пустоту, и это разрывает мне сердце… у тебя есть так много, что ты можешь предложить и дать другому человеку… пожалуйста, не трать свою жизнь попусту, не закрывай свое сердце, не сдерживай свои чувства, как это делал я. А не то, в один прекрасный день ты пожалеешь об этом, как теперь жалею я…»

«… Я так хочу вернуть назад все, что сделал неправильно, и сделать это правильно. Но я не могу. Уже слишком поздно. Слишком поздно для меня, но еще не слишком поздно для тебя, Морган…»

«… Открой свое сердце. Не бойся любить и быть любимой. Это мое предсмертное пожелание тебе… Я так люблю тебя, моя драгоценная дочь…»

Силы покинули ее, и Эм Джей дрожащей рукой положила письмо обратно на комод. Вытерев влажные глаза рукой, она снова посмотрела на свое отражение в зеркале.

Почему именно сейчас, папа? Зачем сейчас мучить меня этой жестокой честностью? Подумала Эм Джей.

Внезапный стук в дверь напугал ее. Обернувшись, она увидела бледное не накрашенное лицо Мэдисон.

– Привет, – поздоровалась младшая Уиттон, входя в комнату. На ней до сих пор была надета повседневная одежда.

– Привет, – ответила Эм Джей, спрашивая себя, неужели она тоже выглядит так плохо.

– Почему ты уже одеваешься? – Спросила Мэдисон, садясь на край кровати и наблюдая за старшей сестрой.

– Не знаю… наверное, от нечего делать, – равнодушно пожав плечами, ответила Эм Джей, и, взяв в руки расческу, начала расчесывать влажные после мытья волосы.

Мэдисон сидела и молча смотрела на Эм Джей, как вдруг у нее возникло чувство дежа вю, словно она перенеслась в прошлое на 15 или 20 лет назад… Эта ситуация показалась ей такой привычной и комфортной. Она зачарованно наблюдала за Эм Джей, задаваясь вопросом, когда и как она потеряла связь со своей любимой старшей сестрой. Когда-то они были так близки друг с другом, но чем старше они становились, тем больше ей казалось, что Эм Джей все дальше и дальше эмоционально дистанцируется от нее. Это всегда беспокоило Мэдисон, и она до сих пор пыталась понять, почему тоже самое произошло у нее с братом.

– Ты читала письмо? – Спросила Мэдди, нарушая тишину и бросая взгляд на бумаги, лежащие на комоде. Она была глубоко тронута письмом отца, и хотела знать, как оно повлияло на ее всегда сдержанную сестру.

– Да… я прочитала его, – кратко ответила Эм Джей, продолжая расчесывать волосы, глядя в зеркало. Она знала, что Мэдди хочется поговорить о письмах, но прямо сейчас она была не готова это обсуждать. Слова отца засели у нее в голове, она до сих пор пыталась переварить эту информацию, и ее прерывистый сон был тому доказательством. Эм Джей чувствовала себя незащищенной и злой, она была не уверена, что готова открыть свои чувства… если вообще откроет.

– Трудно поверить, не так ли? – Сказала Мэдисон и, не обращая внимания на молчаливое недоумение сестры, повернулась и задумчиво посмотрела в окно.

– Во что именно? – Спросила Эм Джей с оттенком гнева.

– Не знаю… полагаю, во все это. – Мэдди пожала плечами. – Не могу поверить, что он написал нам письма, не говоря уже об их содержании…

– Иди лучше готовься. Мы должны быть в церкви через несколько часов, – перебила сестру Эм Джей.

Мэдисон резко повернулась. – Почему ты все время это делаешь? – Потребовала она.

– Делаю что?

– Как только я касаюсь чего-то личного, ты обрываешь меня и затыкаешь мне рот, – обвиняюще, возмутилась Мэдисон, сверкая серыми глазами.

За последние несколько дней они испытали и накопили слишком много отрицательных эмоций, обе были напряжены и чрезвычайно нестабильны. Именно по этой причине Эм Джей не хотела ничего сейчас обсуждать.

Брюнетка, глубоко вздохнув, положила расческу на комод. – Послушай, Мэдди…, – начала она и, подойдя к сестре, присела рядом. – Я просто не хочу говорить об этом сейчас, ладно? – Уполяюще, прошептала Эм Джей нежным голосом, нехарактерным для себя.

– Ты никогда не хочешь об этом говорить, Морган. Ты никогда не разговариваешь со мной! – Заявила Мэдисон, пристально глядя в скрытные синие глаза сестры. Ее не обманул притворно-умиротворенный тон Эм Джей, ее старшая сестра была мастером манипуляций,… но она устала быть на расстоянии вытянутой руки.

Эм Джей вздохнула и закатила глаза. – Мэдиииии…, – протянула она.

– Это правда, и ты это знаешь! Ты всегда используешь свое настроение, как оправдание не говорить о таких вещах! – Мэдисон на мгновение замолчала. – Ты не доверяешь мне, Морган. Ты говоришь, что доверяешь, но это совсем…не так.

Слова отца эхом пронеслись у нее в голове, Эм Джей резко встала и направилась к двери. – О чем ты хочешь поговорить со мной, Мэдди? А? – Она развернулась к младшей сестре, на ее усталом лице были все признаки раздражения. Очевидно, Мэдисон была настроена решительно, поэтому ей ничего не оставалось, как приготовиться к бою.

– Обо всем!… Слышишь, обо всем! Я знаю, ты расстроена, я знаю, что ты рассержена! Поговори со мной! Расскажи, что ты чувствуешь, черт возьми!

– Хорошо. Ты хочешь, чтобы я сказала тебе, как я зла на отца за то, что вместо того, чтобы сказать нам о своих чувствах прямо в лицо, он вынужден был написать их на бумаге, потому что был трусом? Отлично!? Я скажу тебе это! – Сердито воскликнула Эм Джей, размахивая руками. – Ты хочешь, чтобы я сказала тебе, как поражена, узнав, что ему уже как 10 лет было известно, что он болен, но он даже не потрудился сказать нам правду? Как он намеренно заманил нас двоих работать на него, распределив между нами наши обязанности, потому что знал, что ему не долго осталось?

Мэдисон молча сидела, позволяя Эм Джей выплеснуть накопившуюся ярость, с каждым сказанным словом выражение лица сестры постепенно начало меняться. Гнев уступал место печали и разочарованию. Наконец, руки Эм Джей опустились, и она продолжила уже более спокойным тоном. – Ты хочешь услышать, как мне больно,… что мой отец извинился передо мной за то, что написал, что любит меня,… потому что не мог заставить себя сказать это, глядя мне в глаза…? – Эм Джей хмуро посмотрела на Мэдисон, ее глаза потускнели, теперь в них отразились боль, неверие и скорбь, которые, как и подозревала младшая Уиттон, таились глубоко внутри нее.

– Итак… теперь ты счастлива? – Тихо спросила Эм Джей.

– Мммм… это хорошее начало, но этого не достаточно, – возразила Мэдисон.

Эм Джей фыркнула. – Нет, конечно, тебе этого не достаточно, но это все, что ты получишь! А теперь нам надо готовиться к похоронам, – отрезала она и, достав туфли из шкафа, хлопнула дверью, словно говоря, что разговор на этом закончен. Мэдисон почувствовала, как сестра снова отгораживается от нее глухой стеной.

– Господи,… ты хоть представляешь себе, как ты на него похожа? – Сказала Мэдисон, чувствуя, что находится на грани открытия чего-то важного, вот-вот, и ей станут известны истинные чувства сестры, и, хотя она знала, что ступает по тонкому льду, она не желала отступать… пока.

Эм Джей застыла, ее младшая сестра понятия не имела, какое воздействие на нее произвели ее резкие слова. На языке так и крутился острый ответ, но она во время сдержалась и надела туфли.

– Ты никогда никому не говоришь, что ты чувствуешь… и что думаешь… Ты всегда все держишь внутри себя… никогда ничего не объясняешь… никого к себе не подпускаешь. Я не понимаю, как ты можешь все это держать внутри себя. Неужели, тебе никогда не хочется взорваться? – Никакой реакции. – У тебя нет возлюбленного… у тебя нет близкого друга… у тебя есть только я, и, при этом, ты никогда не говоришь со мной, поэтому я задаюсь вопросом, как ты еще не сошла от этого с ума и не закричала? Невозможно все всегда держать в себе!

Эм Джей, наконец, повернулась и посмотрела на сестру мрачным взглядом с небольшой усмешкой на лице. – А кто говорит, что я никогда не кричу? – Ответила она и направилась к комоду за расческой.

Мэдисон еле сдержала себя, чтобы не закричать от отчаяния. Если она намеревалась прорваться через эту стену льда, которой Эм Джей окружила себя, спрятав за ней свои эмоции, то она должна была бороться с ней по грязному, ударив ее ниже пояса.

– Знаешь… о чем действительно я хочу с тобой поговорить… об Эллисон.

Эм Джей медленно обернулась к сестре и метнула в нее холодный взгляд. – Нет … черт возьми, нет… Мы не будем это осуждать… Ни в коем случае! – Заявила она, качая указательным пальцем.

– Почему нет!? – Настаивала Мэдисон, решив рискнуть всем и пойти ва-банк. Эм Джей повернулась к ней спиной, снова игнорируя ее. – Я знаю, что между вами что-то происходит… Я чувствую это.

Эм Джей молчала, жестко расчесывая волосы.

– Почему ты не хочешь поговорить со мной об этом, Морган? – Тихо спросила Мэдисон и, встав с кровати, подошла к сестре. Эм Джей не ответила ей, но вместо того, чтобы сдаться, Мэдди решила пойти еще дальше. – Ты просто развлекаешься с ней, или здесь нечто большее? Ты… в нее влюблена? – Спросила она.

Эм Джей застыла, тело напряглось. – Мэдисон… НЕ НАДО, – предупредила она сквозь зубы низким угрожающим голосом.

– Что не надо?

– Не НАЧИНАЙ… Я НЕ хочу обсуждать это… не сейчас!

Гнев волнами сходил от Эм Джей, но Мэдди было уже не остановить. – Мы должны обсудить это, Морган! Ты должна, наконец-то, разобраться и покончить с этим!… Если, конечно, ты не планируешь с ней развлекаться до конца своих дней?! – Саркастически предположила она, но никакой реакции не последовало.

Мэдисон не была уверена, откуда ей было известно, что Эм Джей и Эллисон до сих пор повернуты друг на друге – она просто знала это. Странное поведение сестры и вечно смущенный взгляд Элли всякий раз, когда они встречались, подтверждали ее подозрения. И теперь, увидев Эм Джей с плотно сжатыми кулаками, услышав ее отказ обсуждать их отношения, она еще раз уверилась в своей правоте.

– Морган,… неужели ты хочешь быть похожей на нашего отца? Не хочешь быть честной и открытой, даже с родными и близкими, которые любят тебя? Ты сама только, что сказала, что он был трусом. Это то, кем ты хочешь быть? Такое будущее ты себе уготовила?

И снова ее слова остались без ответа; Эм Джей стояла с закрытыми глазами, молясь про себя, чтобы земля разверзлась у нее под ногами и поглотила ее.

Со своей стороны, Мэдисон жалела, что у нее под рукой нет чего-нибудь тяжелого, чем бы она хорошенько могла огреть свою сестру по голове.

– Ты еще не устала от одиночества? – Смело продолжила Мэдисон нападать на Эм Джей. – Не устала видеть вокруг себя пустоту, изо дня в день, каждую ночь?

Эм Джей напряглась и резко втянула в себя воздух сквозь крепко стиснутые зубы. – Ты привыкаешь к этому, – наконец, ответила она. – Ты ко многому привыкнешь, если знаешь, что так надо. – Мэдди медленно покачала головой, глядя на сестру в печальном изумлении. – Но это только мое мнение… ты не должна его принимать. – Эм Джей замолчала.

Мэдди шагнула к сестре. – Чего ты боишься, Морган?

– Я не боюсь! – Возмутилась Эм Джей, поворачиваясь к Мэдисон, в ее глазах смешались гнев и потрясение.

– Чушь. Ты боишься. Ты боишься до смерти. Почему? – Эм Джей крепко стиснула челюсти, отказываясь отвечать на этот вызов, но Мэдисон продолжила свое наступление. – Ты боишься, потому что что-то чувствуешь к Элли?

Эм Джей закрыла глаза. Замолчи, Мэдди, черт возьми, просто заткнись!

– Ты думаешь, что, возможно, влюблена в нее?

Веки сжались еще плотнее, Эм Джей до боли стиснула зубы… Заткнись заткнись заткнись заткнись!

– … Морган?

– ЧТО?! – Наконец, взорвалась Эм Джей, распахнув глаза и опалив младшую сестру чистой яростью.

– Ты влюблена в Эллисон!? – Не страшась, потребовала Мэдди, отказываясь сдаться.

– ДА! Понятно?! ДА! – Закричала Эм Джей, потерпев поражение. – Теперь ты ДОВОЛЬНА?! Это то, что ты хотела услышать?

Мэдди отступила на шаг, слова сестры, в буквальном смысле, лишили ее равновесия. Она стояла и потрясенно смотрела на нее с открытым ртом. Конечно, она подозревала о чувствах Эм Джей, но услышать признание от нее лично, это было ошеломительно.

– Что еще ты хочешь услышать, Мэдди? А?! Как я несчастна?! Как горю в агонии?! Что я не могу перестать думать о ней… не могу не вспоминать ее голос, прикосновения, запах…?! – Эм Джей дрожала от переполнявших ее эмоций. Глаза защипало от подступивших слез, она из последних сил сдерживала себя, чтобы не убежать. – Ты хочешь услышать, что… каждый раз, когда я закрываю глаза… все, что я вижу перед собой это ее лицо…? – Закончила Эм Джей тихим, дрожащим голосом, полным сердечной муки, и проиграла битву со слезами. Соленые капли просочились сквозь темные ресницы и заструились по щекам, однако Эм Джей быстро спрятала лицо в руках, смущенная своей вспышкой и нехарактерным для себя потерей самообладания.

Мэдди мгновение потрясенно стояла и смотрела на Эм Джей, не зная, что сказать на это откровение. Наконец, она осторожно коснулась ее плеча. – Морган… это же замечательно… почему ты не хочешь этого увидеть? Почему ты так боишься любить ее?

– Я не боюсь! – Упорно стояла на своем Эм Джей.

– Морган… ты ведь со мной разговариваешь, – напомнила Мэдди сестре. – Ты думаешь, я тебя не знаю? Ты думаешь, что я ничего не вижу? – Добавила она, встав прямо перед Эм Джей. – Почему для тебя так страшно, быть влюбленной в кого-то?… Почему?

– ПОТОМУ! – Закричала Эм Джей, отстраняясь от Мэдди, которая продолжала стоять и терпеливо ждала. – Я чувствую, как… теряю над собой контроль, когда нахожусь рядом с ней, но при этом… я не могу удержать себя в стороне от нее!… Я не могу остановить себя! – Продолжала говорить Эм Джей со слезами на глазах. – Я постоянно о ней думаю!… Черт возьми, я чувствую, что схожу с ума! – Задохнулась она и снова закрыла лицо руками, спрятав предательские слезы.

Смотреть на бегущие по лицу Эм Джей слезы, это было все равно, что наблюдать, как тает глыба льда. Мэдисон снова нерешительно шагнула вперед и обняла сестру за талию, предлагая ей свою поддержку. Впервые она наблюдала, как Эм Джей потеряла свое хваленное самообладание, дав волю своим эмоциям, и впервые сестра позволила себя кому-то утешить.

Возможно, следующая волна унесет с собой ее страх?

На какое-то время в комнате повисла тишина. Наконец, Мэдди отстранилась и сказала: – Ты не сходишь с ума, Морган… Ты просто влюблена в нее.

– Но я не могу быть в нее влюблена, Мэдди, я НЕ МОГУ!… Неужели ты не понимаешь? – Мэдисон непонимающе смотрела на Эм Джей, наморщив лоб. Брюнетка покачала головой. – Я не хочу, чтобы это был просто глупый, случайный перепих – я не хочу этого… только не с ней, она не заслуживает этого!

Мэдисон пожала плечами и вопросительно развела ладони. – Значит, ты не позволишь этому случиться…?! – Сказала она, до сих пор не понимая, в чем проблема.

– Я не могу!

– Почему?!

– Я не хочу нуждаться в ней, понятно? – Закричала Эм Джей, и Мэдисон посмотрела на сестру в полной растерянности. – Я не хочу, чтобы она была мне необходима! – Гневные слезы побежали по щекам, и Эм Джей прижала руку ко лбу. – Я не хочу больше никого разочаровывать – этого в моей жизни было достаточно! – Мэдисон молча продолжала хмуриться, тучи медленно начали рассеиваться перед ней. – Я не хочу больше рисковать своими чувствами… Я не хочу думать о том, что будет, когда она, в конце концов, поймет, что наши отношения совсем не идеальны, что мы не созданы друг для друга,… или что ей этого не надо,… что Я не та, кто ей нужен!

Ага… Наконец-то, мы добрались до сути проблемы, подумала Мэдисон.

– Я не хочу никого впускать в свое сердце, только для того, чтобы быть опустошенной… снова. Я не могу проходить через это еще раз! – Закончила Эм Джей дрогнувшим голосом и закрыла глаза, слезы струились по ее щекам.

Мэдисон молчала, обдумывая, что сказать. Эм Джей только что намекнула ей на свои прошлые отношения, которые продлились два года. Это было так давно, когда она еще ушла из дома. Но Эм Джей вернулась, став при этом совершенно другим человеком. Мэдди было известно, что у сестры был роман с женщиной, но между ними что-то произошло, что-то ужасно неправильное, однако Эм Джей никогда не рассказывала ей о случившимся. Возможно, именно это заставило ее сестру стать такой холодной, отчужденной, не верящей больше в любовь? Неужели эта боль все еще властвует над ней?

– Морган…, – тихо обратилась к сестре Мэдисон, – что произошло между тобой и Карли тогда? – Она знала, что может поплатиться за свой вопрос головой, но при этом у нее было ощущение, что все проблемы Эм Джей как-то связаны с таинственной незнакомкой, с которой та жила.

Эм Джей потрясенно уставилась на Мэдисон. – Что?

– Ты слышала меня, – ответила младшая Уиттон, игнорируя недоверчивый взгляд Эм Джей. – Я знаю, что она обидела тебя – это же очевидно – но что именно она сделала, из-за чего ты потеряла веру в любовь, превратившись в такого холодного и бессердечного человека?

Эм Джей тихонько хмыкнула, вытерев рукой предательскую влагу на глазах. – Да, она причинила мне боль – разве этого недостаточно?

– Мне нет. Что бы она ни сделала, это важно, потому что из-за этого ты несчастна. Всегда несчастна с тех пор. Думаю, что я только сейчас это поняла…, – задумчиво добавила Мэдисон.

– Боже, Мэдди! Заткнись, ПОЖАЛУЙСТА!? – Оборвала сестру Эм Джей и начала тереть виски в отчаянной попытке избавиться от пульсирующей головной боли.

– Нет! Расскажи мне, что случилось! Скажите мне, что такого ужасного она сделала, из-за чего ты боишься заводить с кем-либо нормальные человеческие отношения! – Упрямо воскликнула Мэдисон, решив пробиться к израненному сердцу сестры.

– Она разбила мне СЕРДЦЕ, понятно!? – Громко закричала Эм Джей, опуская руки. – Я думала, что влюблена в нее, и отдала ей ВСЕ! Все свои деньги, всю себя! И даже тогда, когда она сказала мне, что ей нечего дать мне взамен, я продолжала отдавать ей все, каждую частичку себя! – Синие глаза источали яд, вены на шее вздулись, Эм Джей выплескивала свой гнев на сестру. – Я все давала и давала, а она брала и брала! И вот однажды, она решила, что с нее хватит, что она больше так не хочет жить. Что я для нее не достаточно хороша! Она уничтожила меня! – Гнев исчез, плечи Эм Джей поникли. – Я доверяла ей, а она взяла мое сердце и душу и разорвала их в клочья. – Закончила брюнетка и, рухнув на край кровати, обхватила голову руками.

Мэдисон была ошеломлена, и это, несмотря на то, что она имела некоторое представление о том, что тогда случилось. Однако слова Эм Джей на многое раскрыли ей глаза. Ей захотелось успокоить сестру, но она не знала, что сказать, чтобы унять такую боль? Также как Эм Джей не очень любила открывать свою душу, Мэдисон сомневалась, что из нее выйдет хороший советчик в такой ситуации.

– Морган… Я не думаю, что Элли что-то от тебя ждет. Я думаю, что она принимает тебя такой, какая ты есть. Черт, ведь она доказала, что возьмет все, что ты готова ей дать, не так ли? – Сказала Мэдди, на что Эм Джей начала трясти головой.

– Нет, она хочет больше… ей нужно больше. Я знаю это, – ответила брюнетка, вспомнив, как Элли умоляла ее поехать к ней домой вместе.

– Значит, ей от тебя нужно больше, чем просто секс!… Наверное, она хочет стать тебе ближе,… что и следовало ожидать, – предположила Мэдисон. Она не могла поверить, что ее сестра настолько невежественна в сердечных делах, но с другой стороны, Эм Джей долгое время не позволяла себе никаких чувств, и сейчас это была для нее неизведанная территория. – Морган… нет ничего плохого в том, чтобы хотеть и нуждаться в другом человеке, и ожидать того же в ответ. Вот что значит любить… это взаимный обмен. Ты должна открыться и рискнуть еще раз или ты навсегда останешься одна, навсегда. – Мэдисон подошла и, сев рядом с сестрой, накрыла своей рукой ее ладонь. – Ты должна рассказать Элли о своих чувствах… Ты должна поговорить с ней.

Эм Джей молча сидела, вдумываясь в ласковые и удивительно рациональные слова младшей сестры. – Я не знаю, Мэдди, – наконец, выдавила она, всхлипывая и глядя на сестру покрасневшими глазами. – Я просто не знаю, смогу ли сделать это.

Мэдисон сжала Эм Джей руку. – Ты сможешь и должна.

Эм Джей промолчала, задумавшись на мгновение, затем, тяжело вздохнув, встала с кровати, и, открыв дверь спальни, вышла из комнаты, оставив сестру одну.

Теперь Мэдисон было известно, какие страхи мучают Эм Джей, но она не знала, как ее утешить. Если Эм Джей сама так сильно сомневалась в собственных чувствах, то чем она могла ей помочь? Мэдди была ошарашена неуверенностью сестры и отсутствием у нее веры в себя. Ее обычно высокомерная, властная и уверенная в себе сестра пугалась и изменяла самой себе, когда дело касалось такой простой вещи как любовь.

С другой стороны… Иногда любовь причиняет боль даже людям с каменным сердцем.

0

17

Глава 41

    Умирать легко,

    Жизнь, вот что пугает меня до смерти;

    Я чувствую себя таким живым,

    Услышав звук твоего дыхания;

    Холодные кристаллы,

    Снежинками падают с чистого неба;

    Поймай меня, и позволь мне погрузиться,

    Ибо Я хочу утонуть в бассейнах твоих глаз

    A . Lennox

Уиттон и Калхун с мрачными и скорбными лицами стояли в церкви. На заднем фоне играл орган, смешиваясь с приглушенными голосами людей, которые по очереди подходили к гробу, чтобы в последний раз взглянуть на Марка Джей Уиттона. Огромное количество цветочных композиций украшали гроб, большинство из которых были от сотрудников и деловых партнеров Уиттон Inc. Марка Уиттона знали и уважали многие.

Эм Джей с каменным задумчивым лицом стояла, скрестив руки, прислонившись к стене возле задней комнаты, ее глаза были устремлены на гроб. Для стороннего наблюдателя, она выглядела как дочь, убитая горем, потерявшая своего отца и оплакивающая его смерть. Но это было не так, Эм Джей, не переставая, вспоминала свой разговор с сестрой. Она не злилась на Мэдди, но была расстроена тем, что этот разговор состоялся здесь и сейчас, в такое нелегкое для семьи время. Тем не менее, с тех пор она избегала Мэдисон и чувствовала себя от этого несчастной.

Мэдисон никогда не выступала против старшей властной сестры, между ними редко возникали споры, особенно, такие масштабные, как сегодня, однако в это утро она осмелилась дать ей бой и победила… в некотором роде. Она заставила ее признаться в вещах, которые Эм Джей тщательно скрывала внутри себя и отрицала в течение очень долгого времени. Это огорчало Эм Джей. Возможно, это смерть отца и его письмо так повлияли на нее, сделав особенно уязвимой для атаки… она не знала. Единственной, что она знала, что ее истинные чувства всплыли на поверхность, и теперь Мэдисон было известно о ней все. Она чувствовала себя обнаженной и незащищенной, словно с нее сняли все доспехи, оставив открытой и уязвимой перед следующими нападениями. Это ощущение сильно беспокоило бывшую Королеву Отрицания и Мастера Манипуляций.

– Эй. – Внезапно раздался голос, заставивший Эм Джей вздрогнуть. Женщина повернулась и увидела Мэдисон, ее мягкие серые глаза с беспокойством смотрели на нее. – Ты в порядке?

– Да… все хорошо, – пробормотала Эм Джей с легким кивком.

– Пора. Они хотят, чтобы мы пошли вперед и закрыли гроб.

– Хорошо. – Эм Джей глубоко вздохнула и выдохнула.

Молодые женщины подошли к гробу, чтобы навсегда попрощаться со своим отцом.

***

Похоронная процессия и заупокойная служба всегда считались самым мрачным и удручающим моментом погребения. Эм Джей и Мэдисон, вместе с мужем Мэдди, Дугом, сидели позади Вирджинии и Рэйфорда, их машина, черный Кадиллак, следовала за длинным старомодным катафалком. В салоне автомобиля стояла абсолютная тишина, все присутствующие ощущали себя так, словно они участвуют в каком-то омерзительном, цирковом представлении.

Мэдисон и Дуг решили оставить Лиззи дома с родителями Дуга, который прибыл утром, чтобы быть рядом с Мэдисон. Сестра Вирджинии, Роуз, конечно, тоже была здесь, и даже нынешняя подружка Рэя. Эм Джей, казалось, была единственной кто, был без сопровождения, и, что удивительно, это ее немного беспокоило. Кто бы мог подумать, что ей захочется, чтобы в такой момент с ней был кто-то рядом?

Сотрудники кладбища, монотонно и не спеша, закапывали могилу; всхлипы и рыдания смешались с молитвами преподобного отца, произносящего слова утешения. Это был замкнутый круг; приступы истерики и скорби сменялись периодами молчания и памяти.

Эм Джей сидела между Мэдисон и Вирджинией на одном из жестких складных кресел, расставленных вокруг могилы, чувствуя себя так, словно находится на выставке. Было неловко и неудобно, пожилой преподобный отец пристально смотрел на нее, видимо, не понимая, почему она не плачет, как все остальные.

Вирджиния все-таки реализовала свою идею и вызвала военных для церемониального залпа, и пусть все знали, что должен был состояться салют, резкие выстрелы из винтовок заставили всех присутствующих вздрогнуть. И когда зазвучала одинокая труба, играя «Прощание», Мэдисон, наконец, не выдержала. Она не была уверена, что именно добило ее,…возможно, ее эмоциональной состояние просто достигло кульминации или причиной всему стала печальная мелодия.

Эм Джей перевела взгляд на жалобно рыдающую младшую сестру, стоило ей протянуть руку, как та немедленно схватила ее и крепко сжала. До этого момента брюнетка прекрасно контролировала себя, но, когда Мэдди поднесла ее руку ко рту и прижалась к ней дрожащими губами, внутри Эм Джей что-то щелкнуло, плотина рухнула, и соленая влага вырвалась на свободу. Мэдисон выпустила ее руку, и сестры одновременно потянулись, обнимая и утешая друг друга.

***

Как только погребение закончилось, все начали расходиться, Эм Джей отошла от могилы, испытывая потребность побыть наедине с собственными мыслями и вновь обрести хладнокровие. И хотя на улице стояла поздняя весна, на удивление было холодно, поэтому Эм Джей накинула на плечи пальто, чтобы унять дрожь.

Сильные порывы ветра трепали ее длинные волосы, когда она шла по узкой каменной дорожке безмятежного и тихого кладбища. Может, она и не боялась этого места, но и теплых чувств она тоже к нему не испытывала. Все могилы были расположены ровными рядами. Старые камни выступали прямо из травы, сообщая посетителям, чей труп покоится в смехотворно-дорогом гробу и зарыт в земле…, на гладких поверхностях причудливых статуй и грубых монолитных плит были выгравированы даты рождения и смерти, а также банальные надписи, в которых живые изливали свои грустные и скорбные чувства. Все это казалось таким бессмысленным и ироничным. Как можно называть это местом, где царит мир и покой, когда здесь все было пропитано болью и напоминанием о том, эти люди действительно были мертвы и ушли навсегда?

Голос Мэдисон, прозвучавший издалека, отвлек Эм Джей от болезненных размышлений. Повернувшись, она увидела младшую сестру, махающую ей рукой и зовущую ее в мир живых. Пора было уходить,… и Эм Джей почувствовала огромное облегчение.

***

Сестры Уиттон задержались в Пенсильвании еще на одну неделю, посвятив ее встречам с адвокатами отца, решая и завершая многочисленные правовые вопросы… Более того, инвесторы, финансовые консультанты и страховщики, вопросы с недвижимостью также требовали их внимания… от всего этого у девушек раскалывалась голова, даже у Мэдисон, которая, казалось бы, отлично разбиралась в таких вопросах. К тому времени как они смогли, наконец-то, вернуться к нормальной жизни, их мозг был полностью истощен.

Когда они летели высоко над землей на большой серебристой птице, которая несла их домой, Мэдисон взглянула на свою старшую сестру. Сильное волевое лицо было задумчивым, Эм Джей подперла кулаком подбородок, ее уставшие стеклянные глаза были устремлены на проплывающие мимо облака.

Со дня похорон они старались в своих разговорах больше не касаться их откровенной беседы о чувствах Эм Джей, однако, у Мэдисон сложилось отчетливое впечатление, что этот взрыв кое-что изменил внутри ее холодной сестры. Эм Джей больше не скрывала, что расстроена, как всегда привыкла это делать. Она выглядела грустной и меланхоличной, и открыто признавалась Мэдисон, что она чувствует, когда та спрашивала ее. Эм Джей стала более откровенна в проявлении своей любви и поддержки. Возможно, причиной этому было эмоциональное напряжение, но с тех пор Эм Джей стала другой. Теперь они больше разговаривали, больше касались друг друга… сестра казалась более открытой. Эм Джей никогда не проявляла своих чувств и ласк, даже к ней, поэтому Мэдди считала, чтобы не вызвало эти изменения, это было здорово.

Глядя на их переплетенные руки, лежащие у нее на коленях, Мэдисон улыбнулся. Да… Определенно, это было здорово.

Глава 42

    Дневной свет дурман с меня снял, должно быть, много дней я спал,

    И твоё имя на устах, с ним я открыл глаза,

    Очнулся я один, один, один над яростной волной,

    Что утопила навсегда внутри меня мою любовь

    Ты… лишь только ты,

    Ты… потерянная и одинокая,

    Ты…словно небо

    The Cure

Часы показывали 17:00, но Эм Джей уже чувствовала себя изможденной. Она вернулась домой два дня назад, и с тех пор только и делала, что отвечала на телефонные сообщения и разбирала письма и открытки с соболезнованиями от людей, которых не знала и никогда даже не слышала. Она ценила их внимание и заботу, но сейчас, все, что она хотела сделать, это вернуться к обычной рутине, вернуться к вещам, которые имели место быть до всего этого. Ей не хотелось никому писать ответ, ни с кем общаться по телефону. Она не хотела ни чьей жалости и сочувствия, которые служили ей постоянным напоминанием, что ее отца больше нет. Все это было для нее слишком болезненным. Она хотела хоть какое-то подобие нормальной жизни… она хотела вернуть свою жизнь назад.

Беспорядок дома, заставил ее задуматься о том, что же ее ждет в офисе. Не горя желанием немедленно возвращаться к работе, Эм Джей отложила свое «официальное» возвращение до утра понедельника. Однако теперь она уже сомневалась в принятом решении. Ей было скучно, и неохотно она вынуждена была признать, что ей было одиноко. Мэдисон упомянула, что, вероятнее всего, заглянет сегодня к себе офис, и Эм Джей вдруг почувствовала легкий укол в сердце.

Два дня назад она наслаждалась присутствием сестры, и теперь очень сильно скучала по ней. Если она поспешит, то еще сможет застать Мэдди в офисе и посмотреть, как та справляется с горем. Даже если сегодня пятница, я имею полное право съездить и проверить свой офис вечером, получив тем самым преимущество, прежде чем люди первым делом начнут доставать меня в понедельник утром. Рассудила брюнетка, пытаясь оправдать свое намерение, при этом, прекрасно зная, что просто обманывает себя.

Неудачница, подумала Эм Джей, качая головой и закатывая глаза.

Вздохнув и проведя рукой по волосам, она колебалась всего несколько секунд, после чего, отказавшись от борьбы, направилась в гараж.

***

Эллисон облегченно выдохнула, когда двери лифта закрылись за ней. Как только кабина тронулась, она прислонилась к стене спиной и задрала голову вверх. Это был долгий и утомительный день, однако за который ей удалось многое сделать.

Официально ей оставалось работать на Уиттон Inc. пять дней, и хотя девушка знала, что с легкостью может ответить ударом на удар, а не растрачивать попусту свою энергию, она хотела уйти спокойно, оставшись со всеми в хороших отношениях и завершив все свои дела. Возможно, она была слишком добросовестной и ответственной, но в этом была вся она. Кроме того, ее уход был окружен подозрениями и слухами, поэтому Элли решила избежать риска и не сжигать все мосты.

Эллисон покачала головой, отругав себя, что вместо того, чтобы беспокоиться о таких вещах, она должна была с нетерпением ждать вступления в новую должность. Ответив только на одно объявление и пройдя только одно собеседование, Элли успешно прошла его и получила работу Директора по подбору персонала в другой строительной фирме города. Конечно, компания была меньше, чем Уиттон Inc., однако Элли не имела ничего против, ведь теперь она будет полноправным руководителем департамента. И хотя это было невероятно волнующе, она вынуждена была признать, что будет скучать по Уиттон Inc. Она по-настоящему наслаждалась своей работой, здесь у нее появилось много друзей, и ей будет не хватать их всех.

Решение покинуть Уиттон Inc. было мучительным, но она должна была его сделать. Ее отношения с Эм Джей становились бы все хуже и хуже, рано или поздно, они бы поглотили и уничтожили ее. Это мешало ей работать, подрывало ее репутацию, разрывало ее на части, она не могла больше работать в таких условиях. Кроме того, Элли не желала более быть игрушкой Эм Джей. Эта пленительная женщина только и делала, что использовала ее, такие отношения ее не устраивали, Элли была не намерена становиться чьей-то шлюхой. Чтобы вернуть себе достоинство и самоуважение, ей было необходимо разорвать эту порочную связь. Ей нужно было дистанцироваться от всего этого, и начать все заново. Она сделала ошибку, но теперь пришло время двигаться дальше. Снова она получила болезненный, хоть и ценный, жизненный урок.

Двадцать есть двадцать, правда папа? Подумала Элли и задумчиво улыбнулась, как лифт остановился на уровне гаража и двери со звонким «Динь» открылись.

Не успела девушка выйти из лифта, как на глаза ей попался черный Jaguar Эм Джей.

О Боже… она вернулась, мелькнула в голове мысль, и Элли, внезапно запаниковав, остановилась как вкопанная.

Ей было интересно, успеет ли Эм Джей вернуться до ее ухода. И хотя она пыталась убедить себя, что ей лучше исчезнуть по-тихому и без конфликта, Элли чувствовала себя виноватой, если бы ушла, не сказав «прощай». Это казалось ей таким малодушным, уйти тайком под покровом ночи, в то время как Эм Джей занята семейными проблемами… разве нет?

Но почему я должна чувствовать себя виноватой? Почему я должна беспокоиться, что она подумает обо мне? Ей наплевать на меня. Если бы я хоть что-нибудь для нее значила, она бы пришла ко мне. Если бы в ее холодном сердце была хоть капелька сострадания и человечности, она бы подошла и извинилась передо мной, сказав «прощай». Решительные слова звучали довольно убедительно, но они никак не вязались с голосом сердца. Внутри нее бушевало слишком много противоречивых эмоций, Элли закатила глаза и заставила свои ноги снова двигаться.

Интересно, что она здесь делает в такой час? Интересно, она знает, что я ухожу? Интересно, Джон уже успел ей все рассказать? Не давали ей покоя мысли. Боже! Почему я об этом думаю!? Элли покачала головой, продолжая идти к своей машине и наказывая себе, перестать быть такой глупой и нелепой. Она знала, что, рано или поздно, Эм Джей станет обо всем известно, и теперь, когда президент вернулась, появился риск оказаться с ней лицом к лицу. Элли уже тысячу раз прокручивала у себя в голове возможный сценарий их встречи и разговора, но она все еще страшилась этой мысли.

Элли чувствовала себя ужасно, сваливая на голову Эм Джей свою отставку, сразу после смерти ее отца. Компания выслала всем сотрудникам официальное уведомление, что Марк Уиттон скончался, и Элли беспокоилась за Эм Джей и Мэдисон, не в силах представить себе, как они справляются с таким горем. Она хотела чем-нибудь им помочь, что-нибудь сделать, но, зная, что не может, просто послала им обеим цветы и открытки. И пусть такой формальности было не достаточно, когда дело касалось потери близкого человека, особенно родителя, она решила, что это лучше, чем ничего. К своему стыду, Элли постоянно думала о том, что Эм Джей вынуждена была проходить через все это в одиночку. Конечно, она не была одинока в полном смысле этого слова, ведь с ней была ее сестра. Но у Мэдисон был муж, Дуг, а у Эм Джей не было никого. Думать так с ее стороны было глупо и совершенно бессмысленно, но Элли до сих пор верила, что может каким-то образом что-то сделать для Эм Джей… как-нибудь помочь ей.

Девушка с облегчением вздохнула, когда, наконец, достигла своей машины, но прежде чем открыть дверцу, она остановилась и обернулась, бросив грустный тоскливый взгляд в сторону черного Jaguar, припаркованный возле лифта.

Если бы ты только позволила мне, Эм Джей… Я могла бы стать той, кто был бы там с тобой рядом, подумала Элли.

Ведь когда-то они были друзьями… коллегами… товарищами по команде. Элли по-настоящему наслаждалась проницательностью Эм Джей, ее остроумием, она, не переставая, поражалась ходом ее мышления. Теперь она поняла, почему Лиз Джейкобс назвала Эм Джей «увлекательной», и была с ней полностью согласна.

Элли снова задалась вопросом, что Эм Джей чувствует сейчас… Именно в данный момент. Грусть? Злость? Безразличие? Сидит ли она в своем офисе, усердно работая, словно ничего не изменилось? Или же она стоит в темноте и грустно смотрит в окно, созерцая жизнь и все ее тайны? Так много вопросов и ни одного ответа, когда дело касалось Эм Джей Уиттон.

Элли снова посмотрела на Jaguar, как вдруг поняла, что он стоит совсем недалеко от ее Volkswagen. Конечно же, Эм Джей заметила его… она знала, что Элли здесь.

Интересно, она знает, что я ухожу? Снова подумала блондинка. Интересно, она в ярости или спокойно отнеслась к этому известию? Элли задумалась, чувствуя, как сжимаются ее внутренности, и сосет под ложечкой.

Она все еще злилась и была обижена на Эм Джей, хоть и убеждала себя в обратном. Она хотела расстаться с ней в хороших отношениях, но напряженность между ними, казалось, резко уменьшила шансы на мирное расставание. И хотя Элли чувствовала, что имеет полное право исчезнуть, не сказав ни слова Эм Джей, она знала, что будет сожалеть о своем поспешном решении, совершенном в гневе. Девушка часто спрашивала себя, что произойдет, если они все-таки встретятся перед ее уходом. Ее напряжение достигло критической точки. Ей нужно было найти компромисс.

Может быть, мне стоит пойти и встретиться с ней прямо сейчас… покончить с этим? Думала Элли, кусая губы, продолжая томиться возле машины. А, может быть, и нет… может быть, я должна просто подождать и посмотреть, что произойдет в понедельник утром? Нет… тогда я сойду с ума, думая об этом все выходные. Девушка вздохнула и снова закатила глаза, ненавидя себя за нерешительность.

Черт возьми, ее отец только что умер… Сомневаюсь, что ее волнует мой уход также сильно, как он волнует меня, решила Элли. По крайней мере, я должна проявить порядочность и принести ей свои соболезнования лично… разговор о моем увольнении может и подождать.

Закрыв глаза и мотнув головой, Элли сделала глубокий вдох и направилась к лифту. – Я или глупая или сумасшедшая…, – пробормотала она и, нажав на кнопку, с замиранием сердца стала ждать.

***

Целую минуту Элли стояла перед офисом Эм Джей, решая заходить ей или нет, руки вспотели и дрожали, а сердце бешено колотилось в груди. Президент была внутри, и, хотя в самом офисе было темно, через едва приоткрытую дверь кабинета виднелась крошечная полоска света, и был слышен легкий шум перебирания бумаг.

Зачем я здесь? Зачем я делаю это? Спрашивала себя девушка, недоумевая, какие силы заставили ее прийти сюда. Я просто принесу ей свои соболезнования, а затем уйду… быстро скажу «сожалею» и уберусь отсюда, подумала она и кивнула, соглашаясь молча с собой.

Элли шагнула вперед и трепетно заглянула в открытую дверь. Эм Джей стояла за столом, небрежно листая огромную кучу почты и документов. Вся ее поза была ярко выражена и говорила об усталости, ее темные волосы были распущены и свободно лежали на плечах, на ней были мятые джинсы и футболка, совершенно нетипичные для нее. Эм Джей Уиттон выглядела разбитой и утомленной.

Почувствовав чужое присутствие, Эм Джей подняла глаза и поймала на себе интенсивный нефритовый взгляд. Время, казалось, остановилось, две женщины, не отрываясь, смотрели друг на друга.

Эм Джей была искренне потрясена, увидев Эллисон. Потрясена… и обрадована одновременно. Кроме Мэдисон, она не желала никого видеть, и в особенности Элли. Она не хотела ее видеть, потому что теперь знала, что чувствует к ней. Она признала свои чувства, и теперь эти проклятые мысли обуревали ее каждую свободную минуту.

Ложась спать и глядя в потолок, в неясных тенях она видела лицо Элли… просыпаясь утром и смотря в окно, через которое проникал дневной свет, она видела Элли… одеваясь и бросая взгляд в зеркало, она видела в нем Элли. Красивая молодая женщина занимала все ее мысли. Дня не проходило, чтобы она не вспоминала ее нежную кожу, тепло ее тела, ее вкус. К глубокому огорчению Эм Джей, Эллисон стала ее навязчивой идеей, угрожающей свести ее с ума.

И теперь, видя это видение перед собой, она испытывала непреодолимое желание протянуть руку и коснуться Элли, схватить ее и не отпускать. Ей нужно было ощутить ее сердцебиение… впитать в себя ее жизненные силы… избавить себя от этого зловония смерти и убедиться, что она все еще жива и не одинока в этом мире. Она не хотела больше быть одна… Больше никакого отрицания… никаких игр, больше ей это было не нужно. Она хотела, Эллисон, и вот она здесь… прямо перед ней, излучающая красоту, жизнь и… любовь. Слова Мэдди эхом отдались в голове: «…Наверное, она хочет быть ближе к тебе». Господи, она тоже хочет быть ближе к ней – так близко, проникнуть ей под кожу, найти приют своему израненному сердцу.

Она абсолютно и полностью была влюблена в Эллисон.

О, Боже мой… Эм Джей едва могла дышать.

Не замечая волнение брюнетки, Элли неуверенно вошла в кабинет, чтобы с более близкого расстояния взглянуть и изучить синие глаза женщины, которая причиняла ей боль, злила и заставляла необъяснимо желать себя. Но, заглянув в бледно-голубые глаза, она не увидела там ни высокомерия, ни угрозы, ни насмешки; на нее смотрели совершенно другие глаза. Отсутствовала былая сосредоточенность, в них застыла неуверенность, усталость и раскаяние… ужасные страдания и глубокая боль плескались в синих глубинах. Перед ней уже стояла не Сирена,… а измученная душа, и Элли захотелось спасти ее от мук, на которые та обрекла себя.

Но сейчас для этого было уже слишком поздно. Эллисон уже приняла решение. Изменения уже пришли в движение.

Элли была так занята собственными мыслями, что не заметила, как подошла к Эм Джей, и теперь стояла прямо перед ней, глядя на ее скульптурное лицо в ее непостижимые лазурные глаза.

Боже, как же я скучала по ней… Как такое вообще возможно? Подумала блондинка, чувствуя, как ее сердце захлестнула волна тоски и недоверия.

Они молча стояли, в то время как взгляд Элли быстро скользил по лицу Эм Джей, опускаясь ниже. Высокая брюнетка была одета в рубашку с широко открытым воротом, так что Элли без труда смогла разглядеть на ее шее красновато-коричневое пятно, портящее идеальную текстуру ее кожа.

Моя метка… та, которую я поставила ей в лифте… она до сих пор носит ее. В изумлении подумала Элли, и эта мысль безумно обрадовала ее, дрожь пробежала по всему ее телу.

Нет, нет… НЕТ! Я не сдамся! Этого НЕ БУДЕТ! Закричала блондинка про себя. Пульс участился, Элли стояла и размышляла, что сказать таинственной фигуре, стоящей перед ней. Женщины по-прежнему смотрели друг на друга, наконец, девушка сумела взять себя в руки, поняв, что необходимо нарушить молчание и что-то сказать.

– Я так сожалею о твоем отце, – прошептала смущенно Эллисон.

Эм Джей закрыла глаза, когда же она снова их открыла, в ее обычно холодных синих глубинах отразились боль, пустота и тоска. – Спасибо, – тихо сказала Эм Джей надломленным голосом.

– Если я что-нибудь могу для тебя сделать…, – начала Элли, но резко замолчала, поняв, как могут быть восприняты ее слова со стороны. – В смысле, если тебе нужно поговорить… или…, – закончила она неуверенно, оставляя за своей собеседницей право самой решать, что ей хочется.

Эм Джей снова взглянула на Элли, ища глазами нежные, отзывчивые океаны глаз, по которым так скучала. Мягкий голос нежно обволакивал ее теплом, и она внезапно почувствовала непреодолимое желание разрыдаться и упасть в объятия этого светловолосого ангела.

Но вместо этого, Эм Джей откашлялась и слегка кивнула. – Спасибо… Я буду в порядке.

В ответ Элли только поджала губы, и снова они стояли, пристально глядя друг на друга в тишине, которая оглушала и сводила с ума. Ни одна из них не могла оторвать глаз от другой, обе чувствовали неразрывную связь и притяжение, их тела и души так сильно истосковались друг по другу. Эм Джей притягивала Элли, словно магнит и это, несмотря на ее обещание «никогда больше не попадать под ее чары», в свою очередь, Элли излучала нежность и тепло, которые влекли к ней Эм Джей, кружа и дурманя ее разум обещаниями доверия и одобрения.

Наконец, Элли отвела взгляд, посмотрев вниз и закрыв глаза, пытаясь снова нащупать твердую почву под ногами и вернуть себе ясность мысли. Она никогда прежде не испытывала таких чувств; и если раньше притяжение между ними и без того было велико, то теперь оно стало непреодолимым, всепоглащающим. Она не знала, что ей делать со своими мыслями и эмоциями, единственное, что она ощущала в этот момент, как растет внутри нее желание, становясь все сильнее и сильнее, как тает с каждой секундой ее решимость. Элли знала, что должна повернуться и уйти – это было просто необходимо, чтобы разорвать их связь.

Сделай это сейчас, сделай это сейчас! Кричал ее разум.

И когда, наконец, Элли решилась снова взглянуть на Эм Джей, она утонула в темной лазурной бездне, где смешались боль, желание и кое-что еще, что она не смогла определить. Это было что-то, чего она еще никогда не видела в синих глазах, и от увиденного ее волосы на затылке встали дыбом.

Господи… Что же ты делаешь со мной, Эм Джей Уиттон? Элли искала ответ в окутанных завесой голубых глазах, но потерпела неудачу. Она беспокоилась за Эм Джей… это было неоспоримо. Она по-прежнему хотела ее с таким отчаянием, которое угрожало без остатка поглотить ее, ее тело с легкостью было готово сдаться под натиском такого мощного притяжения. Но этот саморазрушительный круг надо было разорвать. Это должно было прекратиться. Да, связь между ними была крепкой, но она должна была стать сильнее. Она должна была уйти… и должна была сделать это сейчас или никогда.

Уйди, дурочка… Уходи!

Неожиданно, не в силах больше выдержать расстояние между ними, Эм Джей шагнула к Элли. Их взгляды снова встретились и больше не покидали друг друга, их тела медленно потянулись друг к другу. Рука Эм Джей легка на тонкую талию… Элли коснулась руки Эм Джей… они начали склоняться в сторону друг друга, медленно сближаясь… ближе… ближе… И когда Эм Джей коснулась рукой ее лица, Элли чуть не потеряла сознание.

И снова слова Мэдисон эхом пронеслись в голове Эм Джей: «… Ты должна рассказать Элли, что ты чувствуешь». Она вглядывалась в бездонные океанские глубины, плотно сжимая челюсти и собираясь с силами.

– Эллисон, – тихо прошептала Эм Джей напряженным от мучительной необходимости голосом, в ее синих глазах плескалась страсть. Она так сильно нуждалась в этой связи,… она нуждалась в другом человеке,… ей нужно было ее тело и душа, чтобы почувствовать себя живой,… она нуждалась в близости… и она хотела все это от Элли.

Эллисон молча сглотнула, парализованная и не в состоянии что-либо сказать. Она чувствовала, как медленно теряет волю, как дрожит ее тело, как беспомощно погружается в обжигающую небесно-голубую пучину. Веки дрогнули, и девушка закрыла глаза, ее сердцебиение участилось, ощущая исходящее тепло от тела, с которым она почти соприкасалась. Она чувствовала на себе руки Эм Джей, сжигающие ее плоть и уничтожающие ее душу…

O, мой Бог… НЕТ! ОСТАНОВИСЬ! Зеленые глаза резко распахнулись и Элли, вздрогнув, вырвалась из объятий Эм Джей, приказывая себе вернуться обратно к реальности.

– Эм Джей, я-я…, – запинаясь, пробормотала Элли и мотнула головой, пытаясь очистить от мыслей и чувств свой затуманенный разум.

– Морган? – Звук чужого голоса разрушил напряженную атмосферу, однако обеим женщинам потребовалось время, чтобы осознать, что теперь они в кабинете не одни. В комнату вошла Мэдисон, и Элли с Эм Джей быстро отошли друг от друга, глядя на вошедшую с широко раскрытыми глазами.

– О,… прости… Я не думала,… – пробормотала Мэдисон, переводя взгляд с Эм Джей на Эллисон и обратно, задаваясь вопросом, что, черт возьми, она только что здесь прервала. – Привет, Эллисон. – Поздоровалась младшая Уиттон, натянуто кивнув блондинке.

Элли покраснела, чувствуя себя так, словно ее поймали за чем-то непристойным. – Привет, Мэдисон, – удалось выдавить ей из себя. – Я тут… ммм… просто зашла, чтобы принести Эм Джей свои соболезнования… Мне очень жаль, – запинаясь, пробормотала Элли, чувствуя себя неловко.

Мэдди улыбнулась и кивнула. – Спасибо.

На мгновение все трое застыли, не зная, что еще сделать или сказать, но у каждой на это были свои причины. Эм Джей чувствовала, что сейчас было прервано нечто важное; Мэдди до смерти хотелось спросить у Эм Джей, слышала ли она последние новости, а Эллисон просто хотела убраться отсюда подальше.

– Хм, я не хотела вас прерывать…, – начала неуверенно Мэдисон, многозначительно посмотрев на девушек, но Элли увидев в этом свой шанс на спасение, прервала ее взмахом руки.

– Нет, нет… Я уже ухожу… Я просто хотела… хм… – Блондинка замолчала, бросив извиняющийся взгляд на Эм Джей. -… Я просто хотел сказать тебе, что я… что мне очень жаль, – тихо сказала она, спрашивая себя, поймет ли Эм Джей скрытый с ее словах смысл.

Но Эм Джей, которой еще ничего не было известно, не поняла,… в отличие от Мэдисон. Младшая Уиттон перевела взгляд на лицо старшей сестры, в ожидании увидеть на нем признаки бесконтрольного поведения, но их не было. Если бы Эм Джей слышала новость, что Эллисон покидает компанию, конечно же, ее сестра сейчас вела бы себя по-другому. Высокая брюнетка просто посмотрела на Элли и кивнула в знак благодарности, провожая блондинку печальным взглядом.

Но прежде чем выскользнуть за дверь, Элли в последний раз оглянулась на Эм Джей, их глаза снова встретились. Мука, сожаление, тоска, извинение… множество различных мыслей и эмоций безмолвно изливали они друг другу… слова, которые следовало сказать… поступки, которые необходимо было объяснить. Но было уже слишком поздно. Время вышло. Им обеим предстояло примириться со своей болью.

К горлу подкатил комок, глаза защипало от подступивших слез, и Элли, быстро отвернувшись, выбежала из кабинета, прежде чем соленая влага заструилась по ее щекам.

Эм Джей с грустью смотрела, как уходит ее любовь.

***

Мэдисон осторожно наблюдала за старшей сестрой, пытаясь прочесть ее мысли. Эм Джей в течение нескольких секунд смотрела на дверь, затем закрыла глаза и повернулась к столу.

– Мне очень жаль, Морган… Надеюсь, я не прерывала что-нибудь важное…? – Тихо спросила Мэдисон, ожидая, что Эм Джей расскажет ей, в чем тут было дело.

Старшая сестра безразлично пожала плечами и переключила свое внимание на кипы бумаг, которыми был завален ее стол. – Все нормально, она просто зашла принести мне свои соболезнования. – Сказала Эм Джей, не имея настроения и желания вести сейчас откровенные беседы.

Мэдисон поджала губы. – И это все?

– Что ты имеешь в виду? – Спросила брюнетка и посмотрела на сестру.

– Это все, о чем вы говорили?

– Да! Черт, Мэдди! Ты что же ожидала от меня, что я сразу же приглашу ее на свидание!? – Возмутилась Эм Джей.

Мэдисон прекрасно знала, что имела в виду Эм Джей… по дороге домой ей удалось выведать у сестры, как та намерена поступить в отношении Эллисон. Мэдди убедила ее продолжить преследовать блондинку, но, при этом, перейти к более «традиционной» манере поведения: например, пригласить ее на свидание, прежде чем запрыгивать к ней в постель.

Однако, исходя из реакции Эм Джей и ее комментария, Мэдисон поняла, что сестра была еще не осведомлена о предстоящем уходе Элли. Что делать? Что делать? Думала она.

– Нет… это не то, что я имела в виду, – сказала Мэдисон, покачав головой, и, коснувшись рукой виска, с тревогой взглянула на сестру. Голова раскалывалась. – Ты уже читала свою почту? – Мэдди узнала об отставки Элли сегодня из язвительного электронного сообщения Рея и для верности напрямую связалась с Джоном Стивенсоном.

– Нет, – ответила Эм Джей и бросила на младшую сестру насмешливый взгляд.

– Ты говорила с Джоном?

– Нет,… я здесь только полчаса, – сказала Эм Джей, чувствуя, как растет внутри нее волнение и раздражение. Что-то здесь было не так. – Что происходит?

Мэдисон смотрела на Эм Джей, открыв рот. Как сказать сестре, что любовь всей ее жизни вот-вот уйдет от них, исчезнув навсегда?

– Мэдди… ЧТО? – Потребовала Эм Джей, нахмурившись.

– Морган…, – Мэдисон сделала паузу и закрыла глаза, ненавидя себя за то, что собиралась сказать. – Эллисон подала в отставку… В прошлую пятницу она написала заявление и отдала его Джону.

Жизнь вокруг остановилась… Время прекратило свой ход… Воздух застыл. Кто-то вырвал ее сердце из груди и выбросил на улицу, обнаженное и трепыхающееся на ветру. В ушах зашумело, голова закружилась, и мир погрузился в темноту.

Ее жизнь рушилась, и Эм Джей не за что было уцепиться.

Глава 43

    Ты знаешь, когда ты уходишь – это идеальная концовка

    Плохого дня, который только что начался,

    Когда ты уходишь, я понимаю,

    Ты – моя лучшая ошибка…ты – моя лучшая ошибка.

    Что ж, может, ничто и не длится вечно, даже если этого хотят оба.

    Но жизнь «давай, не сейчас» меня не устраивает,

    Да и твой смех меня не отпустит, так что придётся как-нибудь так.

    Разве ты мог сказать, что станешь для меня единственным,

    Кого я когда-либо любила?

    Сейчас все так неправильно;

    Тебе когда-нибудь хотелось заплакать

    Просто оттого, что я прохожу мимо?

    Ты – моя лучшая ошибка… Да, ты – моя лучшая ошибка

    S. Crow

Эм Джей была опустошена. Она даже не пыталась ничего отрицать. Она была потрясена, расстроена, рассержена, и, к ее досаде, чувствовала себя очень глупо. И хотя она призналась себе, что влюблена в Элли, Эм Джей никогда не задумывалась над тем, что, возможно, Элли не влюблена в нее. Она не могла поверить. Это было совсем не то, чего она хотела… этого не должно было случиться. Но это случилось… это произошло. И во всем была виновата она… ей некого было винить, кроме себя.

Ее погубил собственный эгоизм и высокомерие. Она играла с чувствами Элли… подавляла ее, запугивала, относилась к ней, как к пустому месту… и теперь это вернулось к ней, ударив по лицу… ударив прямо в сердце, отчего теперь она истекала кровью.

Вот она горько-сладкая пилюля. Она, наконец-то, осознала, что влюблена в Элли и хочет быть с ней, больше чем с кем-либо,… но красивая блондинка теперь не хотела ее знать… она не хотела ее. Эм Джей по глупости продолжала играть в игры, и проиграла.

Элли уходила. Все было кончено.

Ее переполняла боль и ярость. Она оплакивала ее, уже представляя себе, как будет скучать по милому, ангельскому лицу, и проклинала себя за то, что влюбилась в светловолосую красотку. Мэдисон убеждала ее посмотреть на все это более позитивно, снова и снова, настаивая, что для Элли так будет даже лучше, потому что теперь Эм Джей сможет преследовать ее, не беспокоясь о преградах и ограничениях, связанных с работой. Эм Джей поняла, о чем говорила Мэдисон, но это для нее уже ничего не значило, поскольку она считала, что Элли уходила из-за нее… от нее, и Эм Джей не видела смысла в ее дальнейшем преследовании.

Весь уик-энд она только и делала, что переваривала эту информацию в голове, и, наконец, сказала себе, что ей просто придется смириться с уходом Эллисон. Девушка уходила, и Эм Джей ничего не могла с этим поделать, кроме как пресмыкаться перед ней, но до чего она никогда не позволит себе опуститься. Она видела только один способ обойти зияющую пропасть, лежащую перед ней… она знала только один выход избежать и подавить боль. Она должна была призвать на помощь старого друга… ее единственного истинного и надежного спутника… ее родственную душу… ее вторую сущность… ОТРИЦАНИЕ.

Она будет все отрицать. Чувства, мысли, эмоции. Будет делать вид, что ничего не было. Что все это было не по-настоящему. Все это было чистой фантазией. Если она так мало значила для Элли, что та смогла просто взять и уйти, то ей будет также наплевать на нее. Она будет отвечать огнем на огонь. Она выкинет все мысли о ней, похоронит свои чувства глубоко внутри себя. Эллисон должна была уйти в конце недели, и тогда Эм Джей сможет снова вернуть себе свою жизнь. Это сработает.

Она заставит это работать.

***

Эм Джей потребовалось всего три дня, чтобы понять, что игра в отрицание ей больше не помогает. Она исчерпала все силы.

Как бы она не стремилась все отрицать и зарыть свои чувства глубоко в себе, у нее ничего не получалась. Ее постоянно мучили воспоминания об Эллисон. Каждый телефонный звонок, каждое письмо, которое она читала, каждое сообщение, что она получала по электронной почте,… каждая мелочь, казалось, напоминала ей об Эллисон: ее поступках, словах, реакции. Черт, если она брала в руки листок бумаги с зеленовато-синими чернилами, то тут же принималась изучать его, думая о том, что они напоминают ей цвет ее глаз. Это было смешно.

Была среда, до ухода Элли осталось два дня. Эм Джей испытывала непреодолимое желание найти ее и поговорить с ней, но она не могла набраться мужества, чтобы спуститься на 13-ый этаж. На самом деле, Эм Джей была немного озадачена, что до сих пор не столкнулась с блондинкой… в конце концов, они работали в одном здании. Она говорила себе, что Элли занята, завершая проекты и подготавливая кабинет для нового сотрудника. Конечно, у нее не было ни времени, ни желания, прийти и попрощаться с президентом компании. Конечно, последнее, о чем она думала, это об Эм Джей.

Конечно, зачем ей думать о неприятном, проворчала про себя брюнетка и в который раз за этот день бесцельно уставилась в окно.

Женщина перебирала пальцами резинку, которой была обернута пачка открыток с соболезнованиями, пришедших с утренней почтой, как ей на ум пришел, ее сегодняшний разговор с Мэдисон. Не в силах больше сдерживать свое любопытство, Эм Джей позвонила сестре и спросила ее, не знает ли она, куда перешла Элли. Естественно, Мэдди это было известно… Как же иногда здорово иметь сестру со связями.

Эллисон устроилась на работу в местную строительную фирму Mom-and-Pop. Это была молодая компания, специализирующаяся в основном на строительстве жилого жилья, и, согласно тому, что о них знала Эм Джей, они имели благонадежную репутацию с многообещающим будущим. Она желала Элли только добра, и хотела убедиться, что та не совершает роковую ошибку. Конечно, в этой фирме была должность руководителя по подбору персонала, и Эм Джей задавалась вопросом, сколько времени займет у умной и талантливой блондинке, чтобы занять ее.

Эм Джей продолжала играть резинкой, яростно дергая ее туда-сюда, снова размышляя над тем, должна ли она бороться за Элли.

Что она скажет мне? Что я ей скажу? «О, Элли, прости, что трахалась с тобой, но может ты передумаешь, если я пообещаю надеть на себя смирительную рубашку?» Высмеивала она саму себя. Боже, я такая идиотка, подумала Эм Джей, натягивая резинку до упора, пока та, наконец, не лопнула, больно ударив ее по пальцам.

***

Наконец, наступила пятница. День Д. Конец игры. Элли была встревожена, а Эм Джей подавлена.

Они не виделись и ни разговаривали друг с другом всю неделю, чем Элли была одновременно раздосадована и поражена. Казалось очевидным, что Эм Джей не испытывала желания ни видеть, ни разговаривать с ней, и вроде бы Элли нечему тут было удивляться. В конце концов, она сама не искала встреч с Эм Джей, ведь так? Тем не менее, девушка хотела бы знать, что чувствует президент компании. Облегчение? Грусть? Злость? Апатию?… И черт его знает еще что?

Со своей стороны, Элли считала, что, Эм Джей, вероятно, чувствовала себя преданной, как и большинство работодателей, когда узнавали, что их фирму кто-то покидает. И хотя, именно Эм Джей была основной причиной ее ухода, Элли знала, что та уважала и ценила ее. Но даже это не вызывало в Элли жалости к ней. Никакой жалости. Она покидала этот корабль и пересаживалась на другой. Решение было принято, назад пути не было, и она, не оглядываясь, неслась вперед.

Включить турбины и полный вперед, детка, думала Элли, складывая в картонную коробку последние личные вещи.

– Уже собралась? – Раздался громкий голос. Джон Стивенсон просунул голову в дверь.

Элли подняла взгляд и улыбнулась своему боссу. – Полагаю, да. Осталось еще немного и все. – Девушка снова усмехнулась, надеясь избежать тягостного прощания.

Джон улыбнулся в ответ и вошел к ней в кабинет. – Послушай, я хм… Я хотел сказать тебе, в частном порядке,… никаких обид… ладно? – Спросил он ласково, глядя на Элли серьезными глазами.

Девушка улыбнулась, прекрасно зная, о чем он говорит. Ее босс на нее не сердился, это был удивительно отзывчивый человек. Когда она положила перед ним свое заявление, они долго спорили и обсуждали ее отношения с президентом, и, наконец, Джон неохотно согласился с ней, признав, что в ее же интересах было покинуть компанию.

– Ладно. – Элли кивнула головой и улыбнулась.

– Я понимаю, почему ты уходишь, и все равно хочу, чтобы ты осталась, но я тебя понимаю, – сказал Джон, и Элли послала ему признательный взгляд. – И я знаю, что ты отлично справишься с должностью ведущего шоу, но… если тебе когда-нибудь что-нибудь понадобится, только позвони… ладно? – Добавил она, криво ухмыляясь.

Элли снова улыбнулась и кивнула. – Спасибо, Джон… Спасибо. – Может, этот человек и был первоклассным засранцем, но он всегда был к ней добр. Девушка почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы уже второй раз за день, и пятидесятый раз на этой неделе. Несколько дней назад в ее кабинете прошла вечеринка-прощание, после которой она чувствовала себя несчастной и подавленной, а сегодня утром к ней заглянула Лиз Джейкобс, чтобы сказать «прощай», и Элли уже решила, что слез больше не будет, как она ошибалась.

Все вещи были собраны в коробку, шел уже шестой час, и она, наконец, была готова уйти.

– Ну, э-э… у меня не очень хорошо получается прощаться, так что…, – Джон нервно запнулся.

Элли тихо рассмеялась. – Все в порядке, я сама не люблю долгих прощаний. Мне было приятно работать с тобой, Джон. Ты многому меня научил, и, несмотря на все, что случилось, мне здесь нравилось, – сказала она, еле сдерживая слезы. – Я буду скучать по вам, ребята.

Джон коснулся ее плеча. – Мы тоже будем скучать по тебе, Элли.

***

Однако ее прощание несколько затянулось, всю дорогу до лифта Элли получала от коллег напутствия и пожелания удачи, наконец, она достигла уровня гаража. Шел уже седьмой час, и Элли отчаянно хотелось, наконец-то, оказаться дома. Неся картонную коробку, где лежали последние напоминания о ее работе в Уиттон Inc., Элли неуверенно шла к своей машине. Не успела она достать ключи от машины из своей сумочки, как услышала стук каблуков о бетонный пол и знакомый голос. Элли повернула голову, чтобы посмотреть, кто это, и ее сердце остановилось.

Мэдисон резко замолчала, когда поняла, что Эм Джей нет рядом, и обернулась, чтобы посмотреть, куда та исчезла.

Вот дерьмо, подумала младшая Уиттон, поняв, что отвлекло ее сестру.

Эм Джей стояла на довольно приличном расстоянии, но Элли все равно разглядела бездонную синеву, устремленную прямо на нее. Женщина была похожа на ангела, одетая в белую блузку и светло-коричневого брюки… и на дьявола со своими темными волосами и точеными чертами лица. Элли заметила, как Мэдисон покосилась на сестру, и в груди у нее что-то болезненно сжалось.

Господи,… грех иметь такое потрясающее тело, выругалась Элли, и закрыла глаза, лихорадочно соображая, что ей делать. Она не видела Эм Джей всю неделю, и вот сейчас, была готова броситься к ней, позабыв о своем обещании и наплевав на все условности. Как это типично для тебя, подумала девушка про себя и, решив вести себя как взрослая, распрямила плечи и повернулась всем корпусом к темноволосой красавице.

– Здравствуй, Элли. – Голос Эм Джей прозвучал настолько знакомо, хоть Элли и не слышала его неделю. И по-прежнему от звука этого голоса по спине девушки пробежал озноб, заставив ее сердце пуститься вскачь. – Вернее, полагаю, я должна сказать «прощай», – добавила высокая брюнетка без сарказма.

Элли хотела ответить ей что-нибудь в том же духе, но мысли разбегались в разные стороны. Мэдисон продолжала многозначительно смотреть на сестру, и в какой-то момент блондинке стало интересно, что же означает этот взгляд.

Эм Джей, позабыв о сестре, сделала несколько шагов по направлению к Элли, чем чуть не вызвала у той остановку сердца. – Я э-э… я хотела попрощаться с тобой раньше, но не хотела… смущать тебя перед…коллегами.

Президент Уиттон Inc. говорила неуверенно, что несколько удивило Эллисон. Или же ее удивила забота Эм Джей о ее чувствах, девушка не знала.

– Все нормально, – ответила Элли, покачивая головой, не зная, как еще отреагировать.

Эм Джей остановилась, облизав языком пересохшие губы. – Полагаю, я должна извиниться, – начала она. – Ты никогда бы не ушла, если бы не я. – Эм Джей старалась говорить низким тихим голосом, не желая, чтобы Мэдисон услышала ее признание своей вины.

Элли молчала. И хотя она была просто ошеломлена словами Эм Джей, ей все-таки удалось сохранить на лице угрюмое выражение и с решительным видом посмотреть на пленительную брюнетку.

– … И спасибо тебе за несогласие с этим, – добавила Эм Джей чуть оживившимся голосом, уголок ее рта приподнялся, и она послала девушке дразнящую улыбку.

Элли хотела вернуть Эм Джей улыбку, но не смогла. Она не доверяла своему голосу, поэтому просто продолжала стоять и молчать.

Мэдисон нервно переступила с ноги на ногу, будучи не в состоянии определить, не видя лица сестры, к чему шел весь этот разговор. Она видела только Элли, которая стояла с широко распахнутыми глазами и выглядела так, будто в любой момент готова была ударить Эм Джей или же упасть в ее объятия.

Две несчастные женщины, бывшие когда-то любовницами, смотрели друг на друга в течение долгих болезненных минут, не зная, что сказать друг другу. Элли нервно кусала щеку. На самом деле, ей было, что сказать, но она решила этого не делать, напомнив себе, что для этого было уже слишком поздно и бессмысленно.

В свою очередь, Эм Джей поняв, что находится в опасной близости выставить себя полной идиоткой, наконец, отвела взгляд, посмотрев вниз. – Ну… наверное, я должна отпустить тебя. – Прошептала она и вновь взглянула на Элли, безмолвно посылая ей истинный смысл своих слов.

И Элли получила его. Аквамариновые глаза немедленно вспыхнули и увлажнились, девушка неистово заморгала глазами, сдерживая рвущиеся потоки слез.

Эм Джей, увидев реакцию блондинки, поняла, что ее сообщение действительно было услышано и понято. Она знала, что, несмотря на все это, Элли также как и она испытывала угрызения совести. Эм Джей чувствовала ее сожаление и ее боль. Ведь все могло сложиться по-другому… у всего этого мог быть другой конец. Но его не было.

Эм Джей затаила дыхание и плотно сжала губы. Она хотела и ждала, что Элли ЧТО-НИБУДЬ скажет. Наконец, она прошептала: – До свидания, Эллисон… Удачи тебе в жизни. – Искренно и тихо произнесенные слова пронзили трепещущее сердце Элли, и брюнетка, послав ей последний долгий взгляд, отвернулась.

***

Еще долго после того, как Мэдисон и Эм Джей покинули гараж, Эллисон сидела в темном салоне своей машины, обхватив себя руками, и покачивалась, сотрясаясь от жалобных рыданий, в то время как ее сердце разрывалось от боли.

0

18

Глава 44

    Она режет мою кожу и разбивает мои губы,

    Она для меня все.

    Она рвет мою одежду и выжигает мне глаза,

    Она все, что я хочу видеть.

    Она приносит холод и оставляет шрамы в моей душе,

    Она послана мне небом…

    Теперь она ушла, любовь сжигает меня изнутри,

    Никогда не думал, что брошу тебя так,

    Поцелуй меня, моя любовь, и уходи,

    Поцелуй меня, моя любовь, и уходи,

    Теперь она ушла, любовь сжигает меня изнутри…

    Black Rebel Motorcycle Club

Она ушла.

Прошло три недели, а Эм Джей по-прежнему повторяла эти слова почти каждый день.

Сперва она испытывала шок и неверие, которые затем уступили место печали и депрессии, и в конечном итоге все вылилось в гнев и негодование. Ей хотелось направить свою злость и ярость на Элли, но Эм Джей знала, что во всем виновата она одна. Ей бы надо было аплодировать блондинке за проявленную храбрость и силу воли; не так много людей имеют мужество уйти и начать все заново. Это была еще одна причина, почему Эм Джей была без ума от Элли… или, вернее, раньше была без ума от нее.

Она постоянно ругала себя за упрямство, твердя, что ей следовало лучше следить и оберегать свое глупое сердце.

Все казалось слишком хорошо, чтобы быть правдой,… разве не так принято говорить? Ведь она знала, чем чревато увлечение и привязанность… ничто не длится вечно, и в конечном итоге ты всегда обожжешься. Это была одна из ее основных заповедей, и она сама же нарушила ее. Неужели она никогда ничему не научится?

Гнев и ярость разрушали ее изнутри, и единственным способом обуздать их, потушить огонь, бушующий в крови, было физическое истощение, освобождение тела от накопившейся энергии и эмоций. Эм Джей вернулась к старому проверенному способу усмирения своих демонов. Она шаталась по клубам и барам в поисках доступных женщин, готовых переспать с ней, и брала их грубо, жестко, желая доказать самой себе, что в ней еще осталось что-то от «старой» Эм Джей. Но все было бесполезно. Она изменилась, она была уже другим человеком. На мгновение у нее даже возникла мысль переспать с Кейт Рид, но, к счастью, здравый смысл победил, и она отвергла эту идею.

Эм Джей не оставалось ничего, кроме как выплескивать свой гнев и разочарование у себя дома на боксерской груше. Снова и снова, она ударяла по мешку с песком, освобождаясь от ярости, в то время как глаза наполняли горячие слезы, а сердце истекало кровью от боли. Она истязала себя до тех пор, пока кулаки не немели в перчатках, плечи не начинало сводить судорогой, тогда она обессиленная падала на пол и лежала, тяжело дыша: голова пульсировала, горло пересохло, и глаза горели от слез. Это был замкнутый круг, который Эм Джей не знала, как разорвать.

***

С ухода Эллисон прошел месяц. Эм Джей назначила встречу Джону и Мэдисон, чтобы обсудить с ними список кандидатов на ее место. Рэйфорд также был приглашен, однако его секретарь позвонила и сообщила, что он будет поздно.

Они уже заканчивали обсуждение, когда в кабинет, как обычно, без предупреждения вошел Рэй.

– Извините за опоздание… Ох уж эти встречи за ланчем. Вы ведь знаете, сколько иногда они могут… длиться, – сказал он, нагло улыбнувшись, и рухнул в кресло.

Мэдисон и Эм Джей сердито посмотрели на «брата». Всем было прекрасно известно, что это была за «встреча» – очередное быстрое свидание с новой подружкой. Рейфорд имел дурацкую привычку часто хвастаться о своих победах. Не мужик, а самая настоящая свинья.

– Вообще-то, мы уже закончили, Рэй, так что тебе не стоит напрягаться, – огрызнулась Эм Джей.

– О, надо же, какие вы быстрые. Ну, и кого вы выбрали, и когда первое собеседование? – Спросил Рэй у Джона.

Джон открыл было рот, чтобы ответить, но Эм Джей перебила его. – Мы никого не выбрали. Ни один из этих кандидатов не соответствует критериям и не удовлетворяет требования, поэтому Джон заново даст объявление, – сказала она и, резко схватив стопку резюме, бросила их на край своего стола.

Рэй насмешливо фыркнул. – Не удовлетворяет ничьи требования? Или ты имеешь в виду «не удовлетворяет» твои требования? – Спросил он елейным самодовольным тоном и многозначительно посмотрел на президента.

Эм Джей немедленно ощетинилась, почувствовав, как волосы на затылке встали дыбом, как вскипела от гнева кровь, но она заставила себя сохранять спокойствие. – Никто из них не обладает обязательными и предпочтительными знаниями и квалификацией, – ответила она, тщательно подбирая слова и выделяя каждое слово, чтобы доказать свою точку зрения.

– Ах, да, верно… Ну, не важно. Значит, встреча закончилась? У меня еще есть другие дела, – отмахнулся Рэй и встал.

– Да, конечно, иди Рэй… не хотелось бы задерживать и отвлекать тебя от твоей работы, – бросила вдогонку Эм Джей, когда остальные встали и последовали за ним к двери. – Мэдисон, увидимся позже, Джон, дай мне знать, когда ты разместишь новое объявление в газете.

Но прежде чем выйти Рей обратился к Стивенсону. – Знаешь… может быть, тебе просто нужно перефразировать объявление, Джон… Может быть, тебе просто нужно быть более прямолинейным. – Все остановились, и Джон насмешливо посмотрел на своего собеседника. Рэй повернулся к Эм Джей и хитро оскалился. – Бьюсь об заклад, что Эм Джей хочет, чтобы ты написал: «Требуются горячие стройные блондинки, чтобы удовлетворить нижнюю и верхнюю части президента строительной компании»…

Закончить Рэй не сумел, услышав только хруст и почувствовав, как его голова откинулась назад, когда кулак Эм Джей заехал ему прямо в нос. Адская боль пронзила лицо, и из носа хлынула кровь.

– Морган! – Завизжала Мэдисон.

– Эм Джей! Черт возьми! – Возмутился Джон.

– ой, вырвалось! Ты СУКА! Ты СЛОМАЛА мне НОС! – Заскулил Рэй, закрывая лицо руками, через которые начала сочиться кровь.

Президент лишь стояла и смотрела, сердце бешено стучало в груди, глаза заволокло красной пеленой, а разум обуревали убийственные намерения. Мэдисон пришлось коснуться и сжать руку сестры, чтобы вернуть ее к реальности. Искренне потрясенная своей бурной реакцией, Эм Джей молча смотрела, как ее сводный брат истекает кровью, затем, послав Мэдисон извиняющийся взгляд, открыла рот, чтобы что-то сказать, как вдруг поняла, что ничего разумного ей в голову не приходит.

Прикусив язык, Эм Джей растолкала присутствующих и выбежала из офиса, стремительно направляясь к лифту, яростно потирая по дороге пульсирующую от боли правую руку.

***

Дни превратились в недели, недели в месяцы. Теплое грозовое лето плавно сменилось прохладной осенней порой, предвещающей скорое начало суровой и серой зимы.

Ссора с Рэйфордом быстро забылась. Мэдисон удалось урегулировать конфликт, добившись извинений от старшей сестры в обмен на извинения Рэя и его обещание, не подавать в суд на Эм Джей за рукоприкладство и нанесение ему телесных повреждений, что он так грозился сделать. Однако слухи, витающие по компании, еще не скоро утихли.

Настроение Эм Джей менялось каждый день, она упорно продолжала истязать свое тело и разум, очищая себя от пожирающих ее демонов: боксерская груша, плавание, бег трусцой, и так до тех пор, пока не валилась с ног, лишаясь сил даже думать. Но это не всегда помогало. Она засыпала и просыпалась с именем Эллисон.

Эм Джей часто думала и размышляла над тем, как ей увидеть и снова попытаться вступить с Элли в контакт. Может быть, если она подождет достаточно долго, а затем извинится перед девушкой, они смогут начать все заново? Но нет… она не могла этого сделать. Она не могла рисковать, ее до смерти пугала возможность быть отвергнутой. Ей не хватало мужества в тот момент, когда надо было проявить решительность.

В конце концов, Эм Джей попросту опустила руки, сказав себя, что это «судьба». Она убедила себя примириться со своей участью одиночки и научиться жить с этим… Но это было легче сказать, чем сделать. Сколько бы Эм Джей не уверяла себя, что пережила и забыла Элли, избавившись от гнева и разочарования, она до сих пор не знала, кто же она теперь, что ей делать и как жить дальше.

Эм Джей всерьез задумалась покинуть компанию. Эта мысль уже не в первый раз посещала ее, были случаи, когда она порывалась уйти из Уиттон Inc., но каждый раз останавливалась. Рядом всегда оказывался ее отец, готовый тонко намекнуть ей на ее семейные обязательства и умоляющий ее о помощи, а потом, он сказал ей, что болен, и Эм Джей не посмела уйти. И вот теперь, ее отца больше не было, некому было сказать ей: «Ты нужна мне, помоги мне», не было больше никакой вины и стремления оправдать чьи-либо ожидания.

Неужели она была свободна? Неужели она больше никому ничем не «обязана»? Разве ей не нужно больше беспокоиться о Мэдисон? Нет… Конечно, нет. Мэдисон уже взрослая, она успешный руководитель и намного умнее ее. Так что же… ее здесь держит?

Только теперь Эм Джей поняла, что ее нежелание уходить, никак не было связано с виной и внутренними терзаниями; на самом деле, она действительно не хотела оставлять сестру. Сейчас, когда их отца не стало, Мэдисон и Лиззи были единственными, кто остались у Эм Джей. Ее единственная связь с реальным миром, единственное, что наполняло ее жизнь смыслом. И она не хотела уходить от этого. Как бы сильно она не страдала и не переживала, Эм Джей знала, что нуждается в своей семье.

И вот приняв решение, она усердно трудилась в компании, изо дня в день… однако не всегда ее мысли были только о работе. Ее сердце и душа, долгое время находившиеся в заточении, до сих пор не обрели покой. Как вечный странник, она искала свой дом и не находила его, часто витая где-то мыслями. Эм Джей постоянно задавала себе вопрос – когда же ее жизнь, наконец-то, изменится… если вообще изменится.

Что ее ждет дальше? Куда приведет ее судьба?

Глава 45

    Эй, не смей уходить,

    Притворившись, будто всё в порядке, а я тебе безразлична.

    Я-то знаю, что это бесполезно,

    Когда вся твоя ложь обернулась истиной,

    Но мне всё равно… да, да, да.

    Сможешь ли ты взглянуть мне в глаза

    И сказать, что ты теперь счастлив?

    Скажешь ли ты мне это в лицо

    Или ты просто стёр меня из памяти?

    Теперь ты счастлив? Теперь ты счастлив?

    Ты отнял всё, что мог отнять, оставил меня в безлюдной пустыне

    И забыл об этом, да.

    Я выхожу из игры и оставляю тебя наедине с чувством вины,

    Потому что мне всё равно… да, да, да

    Сможешь ли ты взглянуть мне в глаза

    И сказать, что ты теперь счастлив,

    Скажешь ли ты мне это в лицо

    Или ты просто стёр меня из памяти,

    Теперь ты счастлив? Теперь ты счастлив?

    Теперь у тебя есть всё, чего ты хочешь?

    Ты никогда не сможешь дать мне то, чего не имеешь,

    Ты не сможешь убежать от самого себя… да.

    Сможешь ли ты взглянуть мне в глаза

    И сказать, что ты теперь счастлив?

    M. Branch

Восемнадцать месяцев. Время словно песок, просачивающийся сквозь пальцы и ускользающий от тебя… особенно, когда у тебя есть прошлое, давящее на твое подсознание и угрожающее в любой момент отправить тебя назад.

Последние восемнадцать месяцев прошли для Элли как один день, больше напоминающие песчаную бурю. Она уволилась с работы, где не проработала и года, нашла в себе силы и вырвалась из сетей мучительного и болезненного служебного романа… Устроилась на новую работу и вновь занялась карьерой, к счастью теперь уже безболезненно для себя… Стала тетей в третий раз… и решила сменить фамилию обратно на Райли,… да и в ее личной жизни наметились перемены. Она затратила много времени и сил, чтобы вернуть свою жизнь в нужное русло, и чувствовала, что ей это удалось.

Однако при всем этом, Элли до сих пор вспоминала об Уиттон Inc., более того, она все еще думала об Эм Джей Уиттон.

Это заняло у нее год и шесть месяцев, но она, наконец, избавилась от боли и страданий, которые причинила ей темноволосая разрушительница сердец. И хотя Элли перестала уже вспоминать о случившемся, она обнаружила, что чаще думает о том, что было бы, если бы все сложилось по-другому. Во что вылились бы их отношения, если бы Эм Джей была более открытой и менее властной? Стали ли бы они возлюбленными? Партнерами? Могла ли Эм Джей быть ее единственной?

Элли неоднократно повторяла себе «нет» – определенно, Эм Джей Уиттон не могла быть ее единственной. Может быть, между ними и ощущалась крепкая связь и неоспоримая химия, но стена, которой Эм Джей огородилась от всех, ее стремление держать Элли на расстоянии сделали невозможным их сближение. А ведь именного этого так страстно желала Эллисон – попасть внутрь крепости. Ей было недостаточно, учащенного сердцебиения, тяжелого дыхания, голода в глазах и ответной реакции тела на ее прикосновения, Элли хотела всю Эм Джей без остатка. Ее не устраивали односторонние и ассиметричные отношения, она хотела равенства. Она хотела доверия.

Ее роман с очаровательной и противоречивой брюнеткой оставил глубокий след в ее сердце и припадал ей урок жизни и любви.

Есть люди, которые хорошо разбираются в любви, кого-то от нее тошнит, а некоторые не имеют о ней ни малейшего представления. Есть люди, которые кричат о ней, слагая стихи, другие скрывают свои чувства, держа их в себе, а некоторые навсегда теряют способность любить? Так к какому же типу людей относилась Эм Джей?

И может быть, Элли уже не так сильно тосковала по пленительному и очаровательному президенту, но она стала бояться любви и серьезных отношений. Первые месяцы после ухода из Уиттон Inc. было трудно. Девушка постоянно думала об Эм Джей, проходили месяцы, но воспоминания о завораживающей женщине преследовали и не отпускали ее, ни на секунду. Она пыталась избавиться от мучивших ее чувств, но не знала как. Дело дошло даже до того, что Элли решила переспать с первой попавшейся женщиной. Она отчаянно жаждала убедить себя, что ее чувства к Эм Джей не имеют отличий, что в них нет ничего особенного, что она легко может получить все это с любой другой женщиной, такой же умной и привлекательной. Девушка начала посещать бары и находить нужных ей женщин, но ничьи ласки и поцелуи так и не смогли заставить ее забыться до беспамятства. И даже, несмотря на то, что очень старалась убедить себя, что в этом нет ничего противоестественного, Элли не смогла заставить себя дойти с ними до конца.

Она так и не смогла доказать себе обратное.

Было бы так просто… опустить руки, пустить все на самотек, скользя вниз по пути беспечности и разрушения. Но вместо того, чтобы погрузиться в депрессию, Элли заглянула внутрь себя и обнаружила там непоколебимую решимость и желание привести свою жизнь в порядок. И она сделала это. Теперь у нее была новая должность, новые обязанности, ее ценили и уважали в компании. Она была счастлива. Маленькая фирма развивалась и разрасталась, нанимая все больше и больше людей, и Элли, став неотъемлемой частью этого расширения, была вознаграждена за свой вклад и непосильную работу. Наконец-то, ее решимость и упорство окупились.

Ее личная жизнь набирала обороты. Девять месяцев назад на региональном совещании организации «Недвижимость Северной Флориды, проектировка и строительство жилого жилья» она познакомилась с Кристин Митчелл. Компания, где работала Элли, была частью этой огромной организации, и Крис возглавляла одну из ее дочерних фирм. Женщины сразу нашли общий язык, и хотя Элли неохотно шла на контакт, страшась заводить серьезные отношения, Крис оказалась настойчивой. После медленного и осторожного начала, они теперь официально считались парой.

Что же касается ее семьи, то тут было все по-старому. Мать, как обычно, была недовольна и бесцеремонна, бесконечно приставая к Элли с вопросами, почему она так внезапно ушла из Уиттон Inc. и почему решила вернуть себе девичью фамилию. Однако Элли даже не пыталась ей ничего объяснять, не видя в этом никакого смысла. Единственным человеком, которому она излила душу, была Кейтлин. Элли поведала сестре обо всем, не упустив ни одной грязной подробности своего падения, и Кейт как всегда поддержала и утешила ее. Старшая сестра одобрила ее решение покинуть Уиттон Inc., и была в полном восторге, узнав о ее отношениях с Кристиной. Кейт была рядом даже тогда, когда Элли, наконец-то, решила рассказать отцу о своем «образе жизни». Роберт Райли был потрясен, но удивительно спокойно отреагировал на новость, сказав дочери, что он счастлив, если счастлива она.

Но была ли она действительно счастлива?…

Вот в чем заключался главный вопрос, на который у Элли не было ответа.

***

Ежегодный благотворительный аукцион, устроенный организацией «Недвижимость Северной Флориды, проектировка и строительство жилого жилья» был в самом разгаре, когда появились Элли и Крис. Может, это было и не самое грандиозное событие года, но это был отличный повод принарядиться и хорошо провести вечер.

Сегодня Элли, одетая в синее коктейльное платье, чувствовала себя спокойно и комфортно. Декольте с глубоким вырезом идеально подчеркивало ее стройную шею и тонкую ключицу, волнами собранный подол платья свободно струился по ногам, делая ее похожей на прохладный ветерок.

Элли и Крис мило болтали с деловыми партнерами по бизнесу, когда к микрофону неожиданно подошел пожилой джентльмен, и по залу разнесся резкий и громкий фон микрофона.

– Э-э, дамы и господа, прошу минутку внимания, – заявил говорящий. – В этом году у нас появился новый спонсор, которого я хотел бы особо отметить… Номер 75 – мемориальный фонд Марка Джей Уиттона.

Улыбка сошла с губ Элли. Девушка побледнела и чуть не выронила бокал вина, резко повернувшись к сцене.

Ведущий продолжал говорить: «Некоторые из вас могут и не знать, но Марк Уиттон был когда-то председателем совета нашей организации, и именно он являлся одним из «отцов-основателей» этого замечательного события. К сожалению, в прошлом году после продолжительной болезни он скончался, однако его семья хотела бы в этом году внести в его честь свой вклад в аукцион, так что… мы благодарим их за помощь и поддержку».

Раздались краткие аплодисменты и, как только микрофон был выключен, присутствующие вернулись к своим разговорам.

В этот момент в задней части конференц-центра синие глаза закатились, и длинная копна темных волос в раздражении дернулась. Ты, дебил, он умер вовсе не в прошлом году, с отвращением подумала Эм Джей. Он умер полтора года назад. Женщина, глубоко вздохнув, выдохнула.

Идея организации и проведения ежегодного благотворительного аукциона полностью принадлежала Эм Джей. Он проходил каждый год в ноябре, но ей всегда удавалось не присутствовать на нем, уговорив Мэдисон принять в нем участие, но только не от имени компании. Мэдисон обожала такие мероприятия, они с мужем рассматривали это событие как будущий плацдарм, чтобы завести новые знакомства и расширить свои связи. Эм Джей была уверена, что Дуг вынашивает идею баллотироваться в ближайшее время на какой-нибудь политический пост.

Вот уже как час она умирала от скуки, уверенная в том, что дольше не выдержит. Эм Джей вздохнула и, потягивая водку с тоником, разглядывала толпу гостей, избегая всяческого контакта глаз и ища свою общительную сестру.

А в это время на другом конце комнаты, глаза цвета морской волны нервно искали знакомую фигуру с темно-коричневыми волосами и заманчиво небесно-голубыми глазами. Если удача сегодня была на ее стороне, то она должна была найти лишь женщину с понимающими серыми глазами. Черт, Элли даже была согласна встретить здесь этого урода Рэя Калхуна. Сделав глоток вина, девушка решила направиться туда, где было поменьше народу, и была возможность передохнуть, продолжая при этом искать глазами женщину своих кошмаров.

– Эй,… что случилось, милая? Ты выглядишь так, будто увидела привидение? – Спросила Кристина, увидев бледное лицо возлюбленной.

– Нет… пока нет, – пробормотала Элли, снова делая глоток. Крис продолжала вопросительно смотреть на нее. – Ты ведь помнишь, что я ушла из Уиттон Inc. примерно полтора года назад? – Наконец, уступила Элли.

– Да… И что?

– Ну… Полагаю, это небольшое объявление немного взволновало меня, вот и все.

– О, – ответила Крис, по-прежнему ничего не понимая, но в этом не было ее вины. Эллисон никогда не рассказывала ей о своем кратком и запутанном романе с таинственной незнакомкой из Уиттон Inc.

Крис ничего не знала о прошлых отношениях Элли, которые, однако, заставили ее подругу уйти из компании, не проработав в ней и года. Сперва эта неопределенность и скрытность вызывала у нее возмущение и непонимание, но вскоре она научилась не задавать вопросов и не требовать ответов. И хотя по своей природе Крис была собственницей, она очень старалась обуздать свои инстинкты по отношению к Эллисон, не желая ничем испортить их отношения.

– Наверное, мне просто интересно, кто из Уиттон сегодня здесь, понимаешь…? – Элли пожала плечами, стараясь казаться беспечной, чувствуя при этом, что ее нервы на пределе.

Несмотря на все усилия оставаться спокойной, Крис почувствовала небольшой укол ревности. – Не припомню, чтобы я видела кого-нибудь из Уиттон, – сказала она, оглядываясь по сторонам. – Неужели это так страшно? Прошло столько времени, неужели ты до сих пор ничего не забыла?

Элли криво усмехнулась. – И не уверена, что забуду, – добавила она, делая глоток вина.

– Ты слишком беспокоишься, малыш, – сказала Крис, обнимая Элли за плечи и быстро целуя ее в висок. Эллисон улыбнулась, мечтая, чтобы она могла также легко относиться ко всему этому, как Крис. Но одна лишь мысль, что она может столкнуться здесь с Эм Джей Уиттон, приводила ее в панику. Элли быстро осушила бокал вина, пытаясь заглушить страх, снедающий ее изнутри.

Крис внимательно наблюдала за возлюбленной, задаваясь вопросом, что могло превратить ее обычно спокойную, уверенную в себе подругу в один сплошной комок нервов. – Эллисон… помедленней, детка, – сказала Крис и забрала из рук блондинки пустой бокал.

Это действие заставило Элли нахмуриться, ее нефритовые глаза потемнели от гнева. Она знала, что Крис хотела как лучше, но на секунду ее разозлило попытка подруги контролировать ее жизнь. Крис не была ни властной, ни агрессивной, эта женщина умела тонко навязать свое мнение, аккуратно предлагая или просто делая что-то без ее согласия. И это уже порядком начало раздражать Элли. Им еще предстояло поговорить об этом,… поскольку любые попытки управлять ею вызывали у Элли неприязнь. Для одной жизни с нее было уже достаточно манипулирования и контроля.

Поймав на себе сердитый взгляд, Крис сразу же попыталась объясниться. – Я просто хочу сказать… ты сегодня за рулем, не забывай. – В конце концов, это было правдой.

– Я не забыла, и я в порядке, – коротко ответила Элли.

– Ладно, ладно. – Крис в поражении подняла руки вверх и вернула бокал возлюбленной. Обменявшись смущенными взглядами, обе отвели глаза, чувствуя себя немного неловко.

– Слушай, АММММ…, – начала Крис, оглядываясь, чтобы убедиться, что за ними никто не наблюдает. – Если ты хочешь тут задержаться и пуститься во все тяжкие, это нормально, потомуууу что…, – игриво протянула она, наклоняясь и трясь носом о щеку Элли, -…я знаю кое-кого, кто может помочь тебе добраться до пустой, очень пустой квартиры, – усмехнулась Крис, целуя блондинку в висок.

Элли глубоко вздохнула. В голове зазвучали предупредительные звоночки… Не трудно было догадаться, на что намекала Крис. – Неужели? – Наивно спросила она.

– Угу, – промычала Крис. – Дочка ночует сегодня у бабушки, так что мы будем совершенно одни, – обольщала она, надеясь и молясь, что Эллисон, наконец, согласиться и проведет с ней всю ночь. Элли всегда находила причину не оставаться у нее на ночь, и Крис уже устала ждать.

Обычно, Эллисон использовала пятилетнюю дочь Крис как предлог, постоянно твердя, что это «не очень хорошая идея», поэтому женщина решила хотя бы на одну ночь избавиться от этой «причины», надеясь, что это поможет. Она мечтала проснуться рядом с этой удивительной красоты девушкой, которая одним только своим присутствием порождала в ней безумное желание. Крис была уверена, что если она поможет Эллисон пересечь эту невидимую грань, разделяющую их, и убедит ее проводить с ней ночи, то возможно их отношения, наконец-то, перейдут на следующий уровень. Она была готова к этому… более чем готова… она была готова для обязательств. И может, со стороны могло показаться, что она слишком торопиться, но когда Крис знала, чего хочет, то не любила сидеть, сложа руки, предпочитая идти в атаку и брать быка за рога.

– Хм, – простонала Элли и закрыла глаза, впитывая тепло, исходящее от подруги, в то время как мягкие губы покрывали ее щеку и подбородок нежными поцелуями. Каждый раз, отказывая и покидая Крис, Элли чувствовала себя виноватой. Казалось, она только и делала, что находила отговорки, пытаясь оправдать свое поведение. Да, они спали вместе, но, при этом, Элли всегда уклонялась от прямого ответа, когда Крис намекала ей, что хочет большего. Ее подруга могла быть очень настойчивой, что только расстраивало Элли. Казалось, Крис была одной из тех женщин, которые появляются на пороге вашего дома со всем своим багажом, стоит только провести с ними пару ночей. Может, это звучало слишком жестоко, но Элли не желала торопиться. Она была не готова проводить с кем-то ночи, и уж тем более была не готова решиться на нечто большее с Крис, или с кем-либо еще.

Возможно, она была неправа, возможно, Крис просто хотела больше времени проводить с ней. Может быть, парочка романтических вечеров и быстрый секс ненадолго могли бы отвлечь и успокоить ее возлюбленную. Элли этого было достаточно, но, очевидно, Крис думала иначе, желая, видимо, перейти на ступеньку выше.

Бооооже. Съежилась про себя Элли. Два года назад я была бы счастлива таким отношениям и такому желанию, но все это было до… просто… ДО, подумала она, не желая снова погружаться в плохие воспоминания. Хватит с нее и того, что сегодня мысли об Эм Джей Уиттон снова вторглись в ее сознание и возможно, полностью испортили ей вечер, но она не позволит им разрушить что-нибудь еще.

Но разве Эм Джей уже не разрушила все? С грустью подумала про себя Элли. Разве она уже не уничтожила меня? Если бы не она, я была бы сейчас готова ответить Крис «да», была бы готова двигаться дальше. Черт… Будь ты проклята, Эм Джей!

В сотый раз девушка задавалась вопросом, почему она не может открыться Крис. Эта красивая женщина была хорошим человеком: доброй, умной и веселой, возможно, иногда самонадеянной и властной, но, при этом, все ее действия были продиктованы сердцем и шли от души. Крис всегда заботилась о других. Может, она и не была идеальна, но и плохой ее тоже назвать было нельзя. В отличие от Эм Джей, Крис не источала яд. Разница между этими двумя женщинами была просто огромной, и хотя Элли смело могла сказать, что Крис лучший для нее вариант и как никто подходит ей, в их отношениях кое-что отсутствовало, кое-что важное, что не позволяло Элли сказать ей «да».

Не то, чтобы они были не совместимы или секс с ней был Элли неприятен, в этом плане все было хорошо…просто кое-что между ними… отсутствовало. Здесь была и химия, и искры, и зажигание,… но не было того всепоглащающего огня, который бы сжигал ее изнутри, озаряя все вокруг.

Элли пыталась убедить себя, что должна быть просто счастлива, что у нее есть Крис, которая любит ее всем сердцем и хочет от их отношений большего. Она твердила себе, что должна научиться довольствоваться и этим и, наконец, перестать мечтать и ждать совершенства. В конце концов, никто не совершенен, поэтому, какие бы ни были отношения, они не могут быть совершенны. Она должна научиться радоваться жизни и быть благодарной судьбе за Крис… правильно?

НЕТ, неправильно. Элли не могла с этим примириться. Как и прежде, она знала, что ей нужно все и не желала довольствоваться меньшим.

Если бы она встретила Крис до Эм Джей, то, вероятнее всего, была бы сейчас очень довольна. Однако теперь, оглядываясь в прошлое, ей было известно, что невозможное возможно, что в этой жизни есть совершенство. Она пережила его, пусть даже в виде кратких и мимолетных встреч. Эм Джей погубила ее, навсегда разрушив ее жизнь.

Да… она уничтожила меня… Черт бы ее побрал. Элли закрыла глаза.

– Итак… что ты на это скажешь, детка? – Промурлыкала Крис, выводя Элли из задумчивости. – Неужели так трудно решить? – Из очень глубокой задумчивости.

… Ой, опомнилась Элли. – Аммм… Ну, не знаю, Крис, – пробормотала она, ненавидя себя за отказ, но отчаянно нуждаясь в свободе. – У меня завтра так много дел. – И это было правдой… в некотором роде. О Боже, простонала про себя девушка и почувствовала, как Крис вздохнула.

– А мы можем сделать эти дела вместе? – Тихо спросила Крис с надеждой.

Элли снова закрыла глаза. – Ммм… наверное, нет… – сказала она. Прости, прости. И почувствовала, как подруга отстранилась от нее.

– Ну… если ты передумаешь, только дай мне знать, – ответила женщина спокойным голосом, в котором слышалась боль. Элли решилась взглянуть на Крис, догадываясь, что увидит. На лице Крис застыло выражение растерянности и непонимания, однако в ее темных глазах все еще тлел проблеск надежды. Элли виновато улыбнулась и сжала возлюбленной руку, после чего быстро отвернулась и направилась прочь.

Крис долго смотрела девушке вслед, думая о том, что ей никогда не удавалось добиться от Эллисон прямого ответа. Она задавалась вопросом, что же, в конце концов, происходит в голове у подруги, и понимала, что ей никогда не будет дано это узнать.

Глава 46

    Я знаю, что ты не знаешь, чего мне стоит

    Находиться здесь, глядя на тебя;

    Тогда позволь мне сказать тебе, что это очень больно.

    Я чувствую себя опустошенной,

    Снова видеть тебя, заставляет меня страдать…

    Пожалуйста, остановись и позволь мне что-нибудь сделать для тебя?

    Я сделаю все, что ты захочешь от меня,

    Ты любила меня прежде, пожалуйста, полюби меня снова

    Я не могу позволить тебе вернуться к ней

    Пожалуйста, не уходи, пожалуйста, не уходи

    … Как же больно;

    Вернись, ты причиняешь мне боль.

    Не делай этого, не заставляй меня страдать

    Прошу тебя, пожалуйста.

    L. Ronstadt

Со времени объявления прошло полчаса, Элли осторожно ходила по залу, прячась среди знакомых, надеясь и молясь, чтобы никого из Уиттон здесь не оказалось. Обойдя практически весь концеренц-центр, девушка почувствовала себя в безопасности, обнаружив, что никто из ее бывших работодателей не присутствовал здесь сегодня вечером.

Однако, не успев расслабиться и насладиться беседой с коллегами, Элли вдруг почувствовала на себе чей-то взгляд. Это ощущение резко отличалось от того, когда Крис наблюдала за ней издалека, в этом принизывающем взгляде не было знакомого ей тепла… все было совершенно иначе. Мрачное и зловещее предчувствие охватило ее… как будто что-то невидимое коснулось ее сердца и души и потянуло к себе. Элли медленно повернула голову и устремила взгляд в сторону, туда, откуда исходило зловещее притяжение.

Когда она увидела ее, все вокруг, казалось, погрузилось в тишину, все движения прекратились, время остановило свой ход, словно сама судьба давала Элли шанс осознать и впитать в себя видение, стоящее перед ней.

Холодная, с царственной осанкой Эм Джей была одета в безупречно скроенный, темно-серый костюм в тонкую полоску.

Костюм… конечно, на ней будет «костюм»… и, конечно, серый – в этом вся «Эм Джей»… очевидно, ее предпочтения в одежде не изменились, подумала Элли, не сводя глаз с пленительной красавицы.

Серый цвет как никакой другой подходил к образу высокой женщины, похожей на пасмурное, морозное зимнее утро: никаких эмоций, в душе один только холод, сердце непробиваемый камень, лишенный всяких красок и жизни. Складывалось впечатление, что это совершенное тело, созданное из гранита, должны были украшать бесстрастные, мрачные и безжизненные глаза. Но все было как раз наоборот. О, эти глаза, они были самыми, что ни на есть живыми, самым ярким украшением каменной статуи, стоящей и небрежно прислонившейся к стене. Это была лишь одна из многих вещей, которые привлекали Элли в Эм Джей Уиттон, даже по прошествии столько времени.

Синие мерцающие глаза, которые были хорошо видны Элли, блуждали по комнате, рассекая воздух и бегло оценивая всех и вся. И когда свет этих лазурных глаз, наконец, упал и осветил ее, весь мир прекратил для Элли свое существование.

Дыхание перехватило, сердце перестало биться, глаза отказывались моргать. Девушка изо всех сил сжала рукой бокал, так, что, казалось, хрусталь вот-вот треснет под таким натиском. И когда каменная статуя ожила, начав двигаться к ней, колени Элли вдруг стали ватными.

О, Господи…, в панике подумала она.

***

Боже мой… она выглядит невероятно, пронеслась мысль в голове Эм Джей, стоило ей впервые увидеть женщину, образ которой до сих пор преследовал ее во сне. Ей даже пришлось дважды моргнуть, чтобы убедиться, что глаза ее не обманывали.

Элли стояла окруженная небольшой группой людей, и Эм Джей очень удивилась, что оказалась в состоянии стоять и просто смотреть на нее, не пуская при этом слюни. Блондинка была одета в простое, элегантное платье насыщенного синего цвета, ярко контрастирующего с цветом ее аквамариновых глаз. Казалось, ее волосы стали гораздо длиннее и светлее, но это было то же самое лицо… та же улыбка… те же глаза. Все то же самое… но какое-то другое. Прямая осанка, гордое выражение лица, подбородок чуть вздернут вверх. Элли выглядела уверенной и спокойной, улыбаясь и смеясь своим собеседникам.

Эм Джей на мгновение отвела от девушки взгляд, чтобы оглядеться и убедиться, что никто не заметил, ее пристального наблюдения за блондинкой. Когда же она снова обернулась, то обнаружила прикованный к себе взгляд зеленых глаз и разомкнувшиеся в немом вздохе губы.

До Эм Джей не сразу дошло, что они откровенно пожирают друг друга глазами, но, если честно, ей было все равно. Наконец, немного отдышавшись и придя в себя, женщина набралась смелости и направилась к блондинке.

Минута, что она шла к Эллисон, показалась Эм Джей вечностью, трудно было не заметить, как с ее приближением все чаще и чаще вздымалась грудь девушки, как потрясенно расширялись ее глаза. Все слова и мысли, которые она считала, что должна сказать Эллисон при встрече, вновь пронеслись в голове Эм Джей… все ехидные и резкие насмешки… все отговорки и оправдания… все просьбы и извинения. Но когда этот момент, наконец-то, наступил, ни одно слово не сорвалось с ее губ… ни один звук. Очутившись перед Элли, Эм Джей могла только созерцать красоту молодой женщины и переживать агонию ее потери снова и снова.

– Привет Эллисон, – наконец, выдавила из себя Эм Джей.

Этот низкий, хриплый голос захлестнул Элли, отчего мурашки побежали по всему ее телу. – Эм Джей, – вернула она приветствие с легким кивком и удивилась, что голос, при этом, не подвел ее. Каждый ее нерв был напряжен, и она ненавидела себя за это состояние. Элли не желала выглядеть уязвленной и жалкой, в такой момент она жаждала излучать силу и уверенность в себе, более не желая позволять Эм Джей видеть себя слабой и беззащитной. Решив быть сильной и показать, что у нее все под контролем, Эллисон расправила плечи и выпятила чуть вперед подбородок.

– Ты выглядишь… замечательно, – сказала Эм Джей, чувствуя себя несколько неуверенно. -… Как у тебя дела? – Она старалась казаться обыденной, хотя в действительности поддержание светской беседы не было ее сильной стороной.

Как у меня дела? Боже… Хороший вопрос, который вы ни разу не потрудились мне задать год назад, госпожа Уиттон, подумала про себя Элли. Близость высокой женщины выбила ее из колеи, породив в голове настоящий хаос, и девушка изо всех сил старалась вернуть себе самообладание.

– Хорошо… Я в порядке, – коротко ответила Элли, на что Эм Джей молча кивнула и пригубила коктейль. – А ты? Как дела в Уиттон Inc.? – Задала она встречный вопрос с непреднамеренной издевкой.

Эм Джей пожала плечами. – Все как обычно, все по-старому, – ответила она, медленно скользя по лицу Элли своим обманчиво спокойным и уравновешенным ледяным взглядом.

Вспомнив, о способности Эм Джей молча пожирать ее своими смертоносными глазами, Элли почувствовала, как румянец заливает ее щеки, угрожая накрыть ее с головой, но, сумев перебороть себя, она ощутила, как растет и поднимается в груди раздражение.

– Полагаю, это правда, когда говорят, что некоторые вещи никогда не меняются, – заключила блондинка, теперь уже умышленно язвительно.

– Возможно, – ответила высокая женщина, не моргнув глазом.

Эм Джей пристально вглядывалась в зеленые глаза, ища там хоть какие-нибудь доказательства бесценной связи, которая когда-то объединяла их. Ей казалось, что она что-то видит и чувствует,… но это могло оказаться всего лишь игрой ее воображения. Даже спустя столько времени, Эм Джей все еще хранила для Эллисон горящую свечу надежды в темных закоулках своего сердце.

– Итак… ты пришла сюда одна? – Неожиданно спросила Эм Джей, удивив Элли своим вопросом.

Девушка чуть помедлила с ответом, не зная, как много информации она хочет дать своей собеседнице. – Это, конечно, не твое дело, но нет. – Элли внимательно наблюдала, ожидая проявление хоть каких-нибудь эмоций на красивых чертах лица, но ничего не увидела. Можно подумать, это для меня сюрприз.

– Ооо… очень плохо, – ответила Эм Джей с легким вздохом, в то время как разум и сердце сдавило от ужасной мысли, что у Эллисон, вероятно, есть возлюбленная. Конечно, у нее есть возлюбленная! Почему бы и нет? Неужели ты думала, что она стала монахиней после того, как бросила твою виноватую задницу?!

Любопытство Элли было задето, но она решила быть осторожной, внимательно изучая скрытные небесно-синие глубины. – А почему ты спрашиваешь?

Эм Джей снова пожала плечами, пытаясь прогнать смехотворное чувство ревности, завуалировав его под холодное безразличие. – Я не знаю, – начала она, ближе подступая к блондинке и немного склонив голову. – Я просто подумала, может быть, мы могли бы куда-нибудь пойти,… выпить и…, может быть, поговорить…?

Страстный контральто рассек воздух, опалив теплым дыханием лицо Элли. Ее щеки снова вспыхнули, и девушка почувствовала странное ощущение покалывания на затылке. Казалось, Эм Джей снова вытворяла с ней свои обычные трюки,… но на этот раз Элли не желала идти у той наповоду и повторять ошибку.

– Поговорить? – Переспросила девушка, подозрительно выгнув брови.

– Да, поговорить.

Элли презрительно фыркнула и покачала головой. – Ну, надо же, Эм Джей, ты, конечно, извини, но полагаю, давным-давно у тебя был шанс поговорить. – Безжалостно слетали слова, произносимые спокойным голосом. Элли замолчала, вглядываясь в знакомые скульптурные черты лица, которое находилось так близко от ее собственного. – Кроме того, почему мне должно быть интересно то, что ты хочешь мне сказать? – Добавила она.

Эм Джей снова позволила своему взгляду медленно поблуждать по любимому лицу и, наконец, остановившись, утонула в нефритовых глубинах, наклонив голову еще ближе. – Ну… иногда вещи могут измениться… Иногда люди меняются.

Господи… она неисправима, подумала Эллисон и с шумом презрительно выдохнула. – В твоем случае, Эм Джей, я сильно в этом сомневаюсь. – Мгновение женщины напряженно смотрели друг на друга, наконец, Элли отвела взгляд, тем самым, разрушив их связь, и решительно зашагала прочь.

Эм Джей наблюдала, как блондинка исчезает в толпе. Покачав головой, она выпустила глубокий вздох и, допив остатки коктейля, принялась ожесточенно грызть в зубах трубочку. Наконец, отвернувшись, Эм Джей пробормотала себе под нос проклятья в адрес младшей сестры, которой каким-то образом удалось уговорить ее пойти с ней на это глупое мероприятие.

***

Карие глаза следовали за блондинкой, которая, взяв в баре еще один бокал вина, быстро направилась в заднюю часть комнаты.

Вне всяких сомнений Элли была расстроена разговором с высокой брюнеткой, осмелившейся вторгнуться в ее личное пространство. Сгорая в жгучем пламени ревности, Крис направилась к Эллисон, по дороге уговаривая себя успокоиться.

– Кто эта женщина, с которой ты разговаривала? – Раздался за спиной знакомый голос. Элли обернулась, удивленная внезапным появлением своей возлюбленной. От девушки не ускользнул мрачный взгляд обычно теплых карих глаз.

– Ооо, никто… некто не важный, – пробормотала Элли, делая глоток вина, при этом, не сводя глаз с места, где совсем недавно она стояла рядом со сводившей ее с ума женщиной.

– Правда? – Спросила Крис с очевидным неверием. – Если это был некто не важный, то почему ты покраснела и дрожишь? – Добавила она, повышая голос, в котором сквозило обвинение.

Элли резко повернулась, возмущенная поведением Крис. Схватив подругу за локоть, она быстро отвела ее в сторону, подальше от любопытных глаз. – На что это ты намекаешь, Крис? – Потребовала объяснений Элли.

В ответ Крис сардонически рассмеялась и покачала головой. – Я просто хочу, чтобы, на этот раз, ты сказала мне правду, Эллисон, – заявила она, по-прежнему говоря повышенным тоном. – Почему ты просто не можешь мне сказать, кто, черт возьми, это был, вместо того, чтобы я вытягивала это из тебя! – Добавила Крис, резко жестикулируя руками… и изо всех сил стараясь успокоиться.

Элли была совершенно ошеломлена внезапным взрывом темперамента подруги, но это еще не означало, что у нее не было собственного. Быстро оглядевшись вокруг и убедившись, что никто не смотрел на них, девушка огрызнулась. – Отлично. Хочешь знать, кто это был, я скажу тебе! Это была… – Она уже намеревалась выложить всю правду, как вдруг решительность покинула ее. – Это был кто-то, к кому я… я испытывала чувства… когда-то. – Сказала Элли как можно сухо, не желая чувствовать себя неловко или виновато.

– Кто она?

– Не важно, кто она.

– МНЕ важно! – Зарычала Крис.

– Почему? Зачем тебе нужно это знать? – Также зло и нетерпеливо спросила Элли.

– НУЖНО, понятно!? – Закричала Крис еще громче. – Я хочу знать, кого ты любила, целовала и с кем спала! Думаю, как твоя нынешняя возлюбленная, я имею право знать такие вещи! – Добавила она, снедаемая гневом и ревностью.

– Шшшш! Говори тише! – Возмутилась Элли, чувствуя, как закипает сама. Как смеет Крис делать это с ней, здесь и сейчас, из всех мест? Как смеет она требовать? Это было именно то, чего так избегала и страшилась Элли в отношениях. Этого давления, требования, этого «чувства собственности».

Бросив на Крис сердитый взгляд, Элли продолжила разговор, но уже более спокойно. – Ты не имеешь права что-то требовать от меня, Крис. И как моя нынешняя возлюбленная, ты должна доверять мне и уважать меня, позволив мне самой рассказать тебе о своем прошлом тогда, когда я этого захочу, а не тогда, когда этого хочешь ты.

Крис презрительно фыркнула. – Значит, у меня нет никаких прав на тебя? Никакого исключения для меня? Ты можешь просто уйти и трахаться с кем ты хочешь? Именно это ты хочешь мне сказать?

– Нет! Я говорю совсем не об этом! Это не то, что я хочу! – Возразила Элли, нахмурив брови.

– Тогда, чего же ты ХОЧЕШЬ, Эллисон, потому что я действительно хочу это знать! Я чертовски долго ждала и пыталась понять тебя, но я устала! – Процедила Крис сквозь зубы и, проведя рукой по своим вьющимся локонам, сделала глубокий вдох. – Я хочу знать, прямо здесь и сейчас, чего ты ХОЧЕШЬ? – Уже более спокойным голосом потребовала она, медленно выговаривая каждое слово.

Элли закрыла глаза и слегка провела ладонью по лицу, взъерошив челку. Стало понятно, что отдохнуть ей сегодня вечером не удастся. И почему все всегда должно быть так чертовски сложно? Почему все всегда обязательно должно превратиться в дерьмо? И где, черт возьми, Крис прятала от нее свои собственнические замашки? За девять месяцев, что Элли ее знала, Крис никогда не действовала и не вела себя подобным образом. Конечно, она иногда спрашивала ее о друзьях и коллегах по работе, но никогда, при этом, не выказывала каких-либо признаков ревности. Неужели все ее внимание, забота и чувства были лишь притворством? Неужели ее подруга действительно думает, что она играет с ней и использует в качестве временной замены? Неужели они обе лгали друг другу?… Элли не знала, что и думать.

Вот дерьмо, неужели я играю с Крисом? И чем я лучше Эм Джей? Встревожено спрашивала себя Элли. Нет, я не играю в игры… Я всего лишь не уверена… только потому, что я хочу двигаться медленно, не означает, что я играю с ней… Я НЕ использую ее… Я просто не думаю, что она та самая… «Особенно» сейчас.

Наконец, тяжело выдохнув, Элли вновь открыла глаза, и смело встретилась с сердитым взглядом Крис. – Я не уверена, чего хочу, Крис, но я точно знаю, чего НЕ хочу. – Карие глаза подруги продолжали полыхать гневом. – Я не хочу, чтобы кто-либо давил на меня и играл в «альфа-самца» всякий раз, когда я встречаю знакомых… Я не хочу быть ничьей собственностью… и я не хочу быть обременена какими-либо обязательствами, – спокойно закончила Элли.

Слова обрушились на Крис словно тонна кирпичей, ей едва хватило сил устоять на месте от такой ошеломляющей откровенности. Казалось, все ее страхи сбились. Она знала, что Элли была слишком хороша, чтобы быть правдой… в действительности, она знала это с самого начала. Она просто подумала, что, возможно, если правильно разыграет свои карты, то сможет заставить Эллисон полюбить себя. Но, очевидно, это не сработало. Она просто обманывала себя.

Переступив через свою гордость, Крис решила быть такой же рациональной, насколько это было возможно в этой ситуации. – Ну, тогда… у нас с тобой очень разные представления о том, где и когда начинаются настоящие отношения, потому что я готова для обязательств. – Спокойно сказала она, посмотрев на Элли все еще кипящими от гнева глазами. – Я готова двигаться вперед… Я готова перейти от случайных встреч к реальным отношениям. Но… Полагаю, ты этого не хочешь…, не так ли? – Спросила Крис, уже зная ответ.

Элли никак не удавалось сформулировать ответ. Осознание того, что Крис думала, что она только играла с ней и использовала ее, заставило Элли почувствовать себя очень похожей на Эм Джей. Она знала, что чувствует сейчас Крис; знала, что она только что разбила ей сердце, как когда-то его разбили ей. Она чувствовала себя чудовищем.

– Послушай, почему бы нам просто… не взять на какое-то время перерыв, – примирительно сказала Элли, вновь проведя рукой по волосам.

На что Крис недоверчиво хмыкнула. – Перерыв?…Перерыв?!

– Да, перерыв. Отдохнем друг от друга… от этого… от того, что мы сейчас делаем друг с другом, – ответила Элли, жестом указывая на них.

Крис горько рассмеялась. – Почему бы тебе просто не сказать мне, Эллисон, чтобы я отвалила… Это намного бы все упростило! – Едкие слова сорвались с губ, и карие глаза наполнились тоской и болью.

Элли не могла произнести ни слова; она задыхалась. Крепко сжав челюсти, девушка задержала дыхание, не сводя глаз с подруги. Крис ждала, что Элли что-то скажет, чтобы облегчить ее боль и переубедить ее в обратном; Элли ждала… ждала, не зная что. Она просто хотела свернуться калачиком и умереть.

Казалось, ее отношения с Крис были еще одной болезненной ошибкой. Было очевидным, что ей стоило остановиться и серьезно задуматься над тем, чтобы навсегда отказаться заводить с кем-либо отношения, дав обет безбрачия.

***

А где-то на другой стороне комнаты, на безопасном расстоянии пара синих глаз тайком внимательно наблюдала за напряженной беседой двух возлюбленных.

0

19

Глава 47

    Каждый совершает одну ошибку,

    Еще одна возможность вернуть прошлое,

    Еще один шанс, прежде чем чувство исчезнет;

    То, что рождается из воспоминаний,

    Еще одна боль, что ты причинила мне,

    Еще одно испытание, сколько я еще смогу выдержать?

    Потому что ты не единственная, но только ты та самая,

    Кто может заставить меня почувствовать себя, живой;

    Ты не единственная, но только ты та самая,

    Кто может заставить меня почувствовать себя чудовищем

    Foo Fighters

Итак,… у нее на глазах развернулась ссора двух влюбленных. Эм Джей пристально наблюдала, как Элли и высокая блондинка что-то бурно обсуждали между собой. Не трудно было догадаться, что этот разговор не доставлял радости им обеим; об этом говорили их взгляды, то, как женщины смотрели друг на друга… на это указывал язык их тел… то, как Элли дотронулась до руки подруги, без сомнения, пытаясь успокоить ее. В этот момент Эм Джей испытывала смесь любопытства, ревности и эгоистичной надежды.

О чем они могут спорить? Кто для Элли эта женщина? Просто подруга? Возлюбленная, или бывшая возлюбленная, а может будущая? Какие их связывают отношения? Желание знать ответы на все эти вопросы сводило Эм Джей с ума. Эта женщина должно быть что-то значила для Элли, раз она прикоснулась к ней рукой несколько раз, а как она смотрела на нее… Эм Джей помнила, как когда-то Элли так же смотрела на нее. Это была необычная смесь тоски и любви. Зеленый монстр, живший внутри Эм Джей, угрожал вырваться на свободу. Но с другой стороны, если они ругались, то возможно, между ними не все было так радужно. Судя по телодвижениям высокой блондинки и то, как она, отшатнулась и убежала прочь, Эм Джей догадалась, что дела у влюбленных обстояли хуже некуда. И это давало ей надежду. С одной стороны ее тяготило чувство вины, а с другой – у нее появился шанс.

Шанс на что, идиотка? Подумала Эм Джей, закатывая глаза. В душе она знала, что ей нужно оставить все как есть… оставить Элли в покое… просто отпустить ее. Но… она не могла… еще нет. Элли еще не отвергла ее навсегда, она не сказала ей, что ненавидит ее и желает, чтобы она умерла. Единственное, что она сказала, что сомневается в том, что Эм Джей изменилась. Разве, я не изменилась? Эм Джей, нахмурившись, задумалась. Да… да, я изменилась. Даже спустя столько времени, я знаю, чего хочу. Я хочу с ней еще один шанс.

Эм Джей понимала, если она не получит еще одну возможность, то навсегда сдастся и уйдет. Она устала бежать. Полтора года она оплакивала ее, ругая себя за то, что отпустила ее без боя, но сейчас Элли была здесь, прямо перед ней, и на этот раз она не упустит возможности, которую судьба так любезно предоставила ей. Она не могла позволить этому закончиться, еще нет; она должна была попытаться все исправить.

Эм Джей украдкой наблюдала за Элли, обдумывая как подойти к ней, а главное где. Когда блондинка поставила свой бокал на стол и исчезла в дверях, ведущих в фойе, Эм Джей решила, что это сигнал для нее. Она немедленно поспешила через те же двери, но в фойе Элли не оказалось.

– Черт, – выругалась вслух Эм Джей и направилась вглубь зала, заглядывая в каждую комнату и коридоры, пока, наконец, не увидела одинокую фигуру, медленно идущую по одному из узких коридоров. Двигаясь на расстоянии, Эм Джей следовала за женщиной в синем платье, пока та не исчезла за углом. Глубоко вздохнув, Эм Джей повернула за угол, готовая столкнуться лицом к лицу со своей судьбой.

Скрестив руки, Элли стояла, прислонившись к стене и обреченно опустив голову. Девушка прижимала к глазам платок, было очевидно, что она плакала, и Эм Джей неожиданно стало страшно оттого, что она сейчас здесь и что собиралась сделать.

Даже не поднимая головы, Эллисон почувствовала ЕЕ. Эта способность чувствовать присутствие Эм Джей одновременно удивила и встревожила ее. Но больше всего, это ее разозлило. Она не желала сейчас встречаться с Эм Джей… не хотела разговаривать с ней. На сегодня с нее уже было достаточно неприятностей, этот вечер, определенно, войдет в историю как один их худших, и еще одна встреча с Эм Джей, несомненно, превратит его в настоящий кошмар.

Эллисон тяжело вздохнула и, закрыв глаза, чуть приподняла голову, не желая видеть темноволосую искусительницу, которая стояла в конце коридора и глядела на нее.

– Чего ты хочешь, Эм Джей? – Спросила Элли со смесью гнева, печали, поражения и страха.

– Я просто хочу поговорить с тобой, – тихо ответила брюнетка и осмелилась подойти ближе, не желая, чтобы их разделало расстояние.

Элли раздраженно фыркнула. – Я говорила тебе… давным-давно у тебя был шанс поговорить. – В ее голосе не было гнева, только усталость и раздражение. Наконец, она повернула голову и встретилась взглядом с небесно-голубыми глазами, которые, на удивление смотрели на нее с пониманием, а не с хищным самодовольством.

– Я знаю… и я знаю, что была неправа, ни разу не поговорив с тобой, но я хочу говорить сейчас… Я хочу многое объяснить…, – начала Эм Джей, но Эллисон оборвала ее.

– Объяснить ЧТО, Эм Джей? Объяснить, почему ты разбила мне сердце? Почему ты подпускала меня к себе, чтобы затем оттолкнуть, снова и снова? Или, может быть, почему ты играла со мной, на моих чувствах, не заботясь о том, что я при этом испытывала!? – По мере того, как слова слетали с ее губ, усталость и раздражение постепенно сменялись гневом. Все разочарование, обида, злость, что Элли заставила себя забыть, вдруг вырвались наружу, смешавшись с эмоциями, которые вызвал разрыв с Крис.

– Нет… нет, это неправда! – Попыталась переубедить девушку Эм Джей, качая головой.

– Неужели? Тогда что же ЕСТЬ правда? Что именно ты хочешь мне объяснить сейчас, Эм Джей! – Закричала Элли, разведя руки.

– Я хочу… сказать тебе, что я чувствовала тогда… что я чувствую сейчас, – ответила Эм Джей, ненавидя себя за то, как неуверенно это прозвучало. Она всегда думала, что будет готова к такому разговору, не важно где и когда он произойдет, но теперь, когда она оказалась здесь, столкнувшись лицом к лицу с гневом Элли, то обнаружила, что ее оборонительная стена рушится.

Элли сардонически рассмеялась. – Что ты ЧУВСТВУЕШЬ? Что ТЫ чувствуешь? Знаешь что, Эм Джей? Мне ПЛЕВАТЬ, что ТЫ чувствуешь, понятно?!

Черт. – Хорошо. Я заслуживаю этого… Я знаю, что заслужила это, и, вероятно, заслуживаю намного большего, – ответила Эм Джей, пытаясь вернуть себе почву под ногами и сохранить спокойствие.

– И ты совершенно права!

– Я знаю, но, пожалуйста, Элли…пожалуйста, давай просто куда-нибудь пойдем и поговорим. Я хочу… Я… я хочу…, – Эм Джей в панике подбирала слова.

– Чего? Чего ты хочешь, Эм Джей? Снова соблазнить меня? Снова причинить мне боль? Трахнуть меня еще раз! – Зло выплюнула Элли, надеясь побольнее задеть свою собеседницу. Она хотела причинить Эм Джей боль. Она устала быть отбивной грушей. Она устала быть той, кому всегда больно.

– Нет! Я просто хочу поговорить! – Решительно возразила Эм Джей. Элли смотрела на нее, пристально вглядываясь в темно-синие глубины, видимо, пытаясь понять, насколько искренно звучат ее слова. Намеренно смягчив свой взгляд, Эм Джей смело продолжила. – Пожалуйста… Я бы хотела снова увидеть тебя… Я скучала по тебе, Элли, я так много должна тебе объяснить и наверстать. – Ее голос был тих, а взгляд серьезный, почти умоляющий. Постойте… она просит? Черт! Я не хотела просить! ЧЕРТ!… Все оказалось намного сложнее, чем она себе представляла.

Элли отвернулась и, покачав головой, задумалась. Было так легко снова пасть жертвой дурной привычки, которая звалась Эм Джей Уиттон. Она знала, что их обеих по-прежнему тянет друг к другу – воздух вокруг них словно наэлектризовался и искрился, напряжение между ними было более чем ощутимо. Но она вынесла свой болезненный урок из их отношений, и пусть притяжение между ними было непреодолимым, она знала, что у них нет будущего. Это было просто невозможно. Обжегшись единожды, она не желала обжечься еще раз.

Когда Элли подняла на Эм Джей свои аквамариновые глаза, выражение ее лица было решительным. Девушка покачала головой. – Послушай, мне жаль, Эм Джей, но… я не могу. У меня новая жизнь… и в ней нет места для тебя.

Эм Джей была просто ошеломлен этими словами, но, когда Элли повернулась и направилась к выходу, она быстро схватила ее за руку, развернув к себе, так, что они столкнулись друг с другом, и притянула к себе. Элли смотрела на брюнетку, потрясенно открыв рот.

– Скажи мне только одну вещь, – прошипела Эм Джей сквозь зубы. Ее лицо было так близко к Элли, что девушка чувствовала теплое дыхание на своих щеках и видела как искрятся голубые глаза. – Скажи мне, положа руку на сердце, что ты никогда, никогда не думала обо мне!

Как бы ей хотелось рассмеяться вслух и сказать Эм Джей, убираться к черту, но Элли не могла. Она не могла отрицать этого, потому что это было бы неправдой. Она думала об Эм Джей. А если быть еще честнее, она думала о ней всегда. Но она ни за что не признается в этом. Ни в коем случае.

Элли предприняла попытку оттолкнуть Эм Джей, начав яростно вырываться из ее рук. – Отпусти меня! Что ты о себе возомнила!? – Зарычала она сквозь зубы, гневно сверкая глазами. – Ты думаешь, что можешь вот так запросто вернуться в мою жизнь – жизнь, которую я была вынуждена долго и упорно собирать покрупицам – и ожидаешь, что я упаду к твоим ногам!? Тогда, ПОДУМАЙ ЕЩЕ РАЗ! – Закричала Элли, наплевав, что их может кто-нибудь услышать.

Просить дважды Эм Джей не привыкла. У нее закончились и идеи, и терпение. Схватив Элли в охапку, она сделала то, что никогда не делала раньше…

Она поцеловала ее.

Элли была настолько ошеломлена поцелуем, что застыла как вкопанная, боясь шелохнуться… ее, словно, парализовало. Она стояла оцепеневшая, не чувствуя ничего кроме губ Эм Джей на своих губах, но только до тех пор пока брюнетка не разомкнула свои уста и не лизнула языком ее губы. Все благоразумие и решительность разом покинули Эллисон, превратив ее тело в податливую глину в руках Эм Джей. Однако ее бездействие длилось недолго, губы Элли приоткрылись, и она охотно впустила Эм Джей внутрь.

Поцелуй был одновременно мягким и требовательным, Эм Джей неуверенно исследовала сладкие уста, в любой момент ожидая, что Элли снова оттолкнет ее. Но Элли не оттолкнула, она сомневалась, что смогла бы это сделать, даже если бы попыталась. Не заботясь, что их может кто-то увидеть, девушка обвила руками шею Эм Джей и, притянув ее к себе, тем самым теснее прижавшись к сильному телу, углубила поцелуй, страстно желая вкусить и поглотить очаровательную соблазнительницу, как никто другой до этого.

Проведя ладонью по шелковистым волосам Элли, Эм Джей еще крепче прижала девушку к себе, в то время как их губы пожирали друг друга, живя, казалось собственной жизнью. Они обе полностью утратили контроль над ситуацией. Целовать Эллисон было что-то невероятное… это просто не возможно было описать. Ее губы были горячими и приторными; ее вкус сладкий и сочный. Эм Джей не могла ею насытиться, ей хотелось смаковать каждую каплю, навсегда сохранив ее вкус на своем языке.

Зарывшись руками в темные волосы, Элли целовала, вкушала, впитывала в себя Эм Джей. Она не могла поверить в то, что они сейчас делали… в то, что это, наконец, произошло, спустя столько времени. В конечном итоге ее боль и страдания отступили на второй план. Она чувствовала, как желание и возбуждение, исходящие от Эм Джей, передаются ей. Казалось, что чувства и эмоции, так долго копившиеся внутри темноволосой красавицы, вырвались на свободу, и теперь бесконтрольно властвовали над ней. И никто и ничто не могло остановить их натиск. Происходящее было настолько неожиданным, настолько мощным, настолько эмоциональным, что повергло Элли в шок.

Внезапно в ее голове громко зазвучали предупредительные звоночки, и океанические глаза мгновенно распахнулась. Реальность обрушилась на Элли, как снежный ком, немедленно охладив ее пыл. Девушка быстро вспомнила, кто они, где они, и что произошло между ними в прошлом. Оттолкнув и вырвавшись из сильных рук Эм Джей, Элли собрала остатки самообладания и сделала шаг назад.

Глядя в мерцающие, ошеломленные и подавленные зеленые глаза, Эм Джей смотрела на Элли с нескрываемым голодом и отчаянием. Она, наконец-то, пересекла последнюю грань и совершила действие, которое всегда считала священным. Она отдала Элли свои губы и сердце, вверив ей свою израненную душу. Но поняла ли это Элли?… Ей оставалось только молиться.

Сердце Эллисон яростно билось в груди, все, что она могла сделать, это стоять и смотреть широко раскрытыми глазами, касаясь рукой своих распухших губ. Осознание того, что она только что сделала, тяжелым грузом легло на ее плечи.

Ты действительно сделала это сейчас, подумала блондинка, крепко закрыв глаза. Ты вкусила ее… Ты хотела ее… Ты все еще хочешь ее! Немилосердно издевалось над ней подсознание. O мой Бог… О, черт… Черт-черт-черт! Она вновь облажалась. Ее мир снова необратимо перевернулся, все ее решения и обещания, данные себе, рассыпались на мелкие кусочки и теперь лежали у ее ног.

Зеленые глаза вернулись к жизни и заглянули в синие глубины, где застыл немой вопрос. Элли опустила руку и открыла рот, словно намереваясь что-то сказать, но вместо этого, бросив на Эм Джей взгляд полный ужаса и поражения, повернулась и побежала по узкому коридору к выходу. Эм Джей, не зная, что делать, чуть помедлила, а затем бросилась за девушкой вдогонку, как раз вовремя, чтобы увидеть, как Элли выбегает из здания.

Эм Джей остановилась, устремив взгляд на входные двери, ее челюсти были плотно сжаты, лицо напряженно. Она не позволит Эллисон убежать от нее… не сейчас… не в этот раз.

И, кроме того, подумала Эм Джей, она никогда не отвергала моих прикосновений. Сделав глубокий вдох, обуреваемая беспокойными мыслями, женщина направилась к выходу.

Глава 48

    Она просто несправедлива, эта вещь, называемая любовью.

    Когда один делает шаг, а другой не чувствует ничего.

    Я бы все для тебя сделала,

    Я все еще люблю тебя, любимая, я обожаю тебя.

    Я еле сдерживаюсь, чтобы окончательно не потерять голову,

    Но ночью, когда небо темнеет…

    Слезы с луны падают как дождь.

    Я тянусь к тебе… Я тянусь напрасно.

    Перестань, перестань преследовать меня.

    Это должно быть легко.

    Так же легко, как тогда, когда я стала тебе не нужна.

    Слезы с луны падают как дождь.

    Я тянусь к тебе…Я тянусь напрасно.

    Но слезы с луны не избавляют от боли…

    Conjure One

Эллисон сидела в своей машине, отчаянно пытаясь успокоить бешено бьющееся сердце. Вечер превратился в кошмар, которому, казалось, не будет конца. Откинувшись на спинку сиденья и закрыв глаза, она вспоминала все события этого дня, снова и снова, постоянно возвращаясь к одному и тому же моменту, а точнее к одному и тому же человеку… Эм Джей Уиттон.

Она все еще помнила взгляд, которым обожгла ее высокая брюнетка… ее пальцы все еще дрожали от ощущения на них темных шелковистых волос… она до сих пор ощущала запах ее духов…ее вкус, что остался на языке после их поцелуя.

O, Боже мой…, что это был за поцелуй, подумала Элли, бессознательно облизывая губы..… Ох, я должно быть совсем сошла с ума, решила она и, покачав головой, уронила голову на руль. Элли уже собиралась обрушить на свою голову проклятия за свое безрассудное поведение, как вдруг озноб прошел по всему ее телу.

Она снова почувствовала ее присутствие. Подняв голову, блондинка повернулась и посмотрела в боковое зеркало. Высокая, во всем сером, женщина-видение вышла из тени в нескольких метрах позади ее машины. Она двигалась медленно, осторожно, грациозно. Длинные темные волосы разметались по плечам, женщина все ближе подкрадывалась к ней, словно призрак из прошлого, который, казалось, был преисполнен решимостью вечно преследовать ее. Лицо, скрытое в темноте, было едва различимо, но глаза…эти глаза, казалось, светились все ярче и ярче, по мере того, как фигура подходила все ближе и ближе.

Ощутив внезапный прилив паники, Элли пробежалась взглядом по окнам своего автомобиля, осознавая, что все стекла опущены, а двери не заперты. На мгновение ей стало безумно страшно, протянув руку, она схватилась за ключи, болтающиеся в замке зажигания. Крепко зажмурившись, девушка резко повернула ключ, двигатель взревел, и машина ожила. Когда Элли вновь открыла глаза, то была потрясена, обнаружив синие глаза, смотрящие прямо на нее из открытого окна со стороны водителя. Вскрикнув от неожиданности, Элли подпрыгнула на месте.

Эм Джей смотрела в широко распахнутые зеленые глаза, где притаился страх, сожалея, что Элли так сильно стремилась убежать от нее. Это был не первый раз, когда она убегала. Однако сегодня Эм Джей намеревалась не дать ей снова убежать. Без боя она не сдастся.

– Не уходи, – прошептала Эм Джей хриплым голосом.

– Оставь меня в покое, Эм Джей! ПОЖАЛУЙСТА!? – Закричала Элли, дрожащим от напряжения и переполнявших ее эмоций голосом. Девушка дернула рычаг переключения скоростей, но прежде чем ее машина тронулась с места, Эм Джей одной рукой ухватилась за руль.

– Если бы я могла, Эллисон… Если бы я только могла, – прошептала Эм Джей в отчаянии. Элли медленно подняла на нее глаза. – Не убегай от меня снова, – попросила она мягким и искренним голосом. -… Пожалуйста.

Нотки отчаяния, прозвучавшие в голосе Эм Джей, включая ее последнюю просьбу, заставили Элли остановиться. Она пристально посмотрела на высокую женщину, пытаясь понять, говорит ли та серьезно, и что более важно, с какой целью.

– Почему ты здесь, Эм Джей? Почему ты делаешь это со мной? – Спросила Элли, переходя на мучительный шепот.

– Я ничего не пытаюсь с тобой сделать, Элли. Я просто хочу поговорить с тобой… Пожалуйста, выключи машину, пойдем прогуляемся. – Сказала Эм Джей спокойным голосом, желая дать понять, что ее намерения чисты, и протянула руку.

Элли уставилась на протянутую руку, лихорадочно соображая, что ей делать. Почему я должна верить всему, что она говорит? Почему я должна тратить на нее свое время? Почему я ей что-то должна?! Девушка боролась сама с собой, выбирая между голосом разума и своим желанием. Желанием?! Я не могу желать ее! Вот с чего все началось! С меня и моего глупого, безрассудного желания! Кричало ее подсознание. Элли закрыла глаза и покачала головой, в то время как внутри нее шла борьба.

– Я просто хочу поговорить, – прервал размышления блондинки низкий голос Эм Джей. Элли открыла глаза и встретилась взглядом с горящими глазами женщины, которая по каким-то неведомым ей причинам, до сих пор властвовала над ее сердцем и переворачивала душу.

Закрыв на секунду глаза и сделав глубокий вдох, Элли выключила двигатель, вытащила ключи из замка зажигания и вышла из машины.

***

Конференц-центр находился в каких-то полквартала от пляжа, поэтому женщины по обоюдному безмолвному согласию направились именно в этом направлении. В молчании они дошли до берега и, сбросив туфли, вступили босыми ногами на прохладный песок, устремившись на шум прибоя. Пройдя совсем немного, Элли замедлила шаг и остановилась, вглядываясь в бушующий океан и растущую Луну, ярко светившую в вечернем небе.

Эм Джей повернулась, чтобы взглянуть на свою спутницу. Элли стояла, обхватив себя руками, словно защищаясь и отгораживаясь от внешнего мира. Длинные, светлые волосы развевались на ветру, иногда заслоняя красивое лицо и выразительные зеленые глаза, отчего Эм Джей каждый раз пронзало непреодолимое желание протянуть руку и убрать непослушные пряди за маленькое ушко.

Понимая, что является объектом пристального внимания, Элли прерывисто заговорила: – Послушай, я не хочу стоять здесь всю ночь. Просто скажи мне то, что должна сказать, Эм Джей, и уходи. – На последнем слове девушка повернулась лицом к высокой брюнетке, желая поскорее покончить со всем этим и, наконец-то, вернуться к себе домой… на сегодня с нее было достаточно неприятностей и переживаний.

Видя, что Элли расстроена и не доверяет ей, Эм Джей решила идти до конца и приложить все силы, чтобы вернуть себе подругу. – Хорошо, – сказала она, сделав глубокий вдох. – Я э-э… Если честно, я даже не знаю с чего начать, – начала Эм Джей, нервно запустив руку в свои длинные волосы.

Элли молчала, продолжая в упор смотреть на нее.

– До того, как мы… как мы впервые… «сблизились», я была…, – Эм Джей замолчала… слова давались ей с трудом. – Я вела себя ужасно эгоистично. Я была высокомерной, грубой… безрассудной, невнимательной. – Говоря все это, она не спускала глаз с Элли, следя за выражением ее лица. – Но все изменилось, Элли. Мои чувства к тебе изменились. Я начала к тебе что-то чувствовать, что-то настоящее и всепоглощающее.

Элли не шевелилась, внимательно слушая и по-прежнему крепко обнимая себя руками.

Восприняв молчание за добрый знак, Эм Джей продолжила. – Я испугалась. Я понимала, что между нами что-то происходит, но не знала, как с этим справиться. Поэтому я оттолкнула тебя.

– Но прежде ты взяла то, что хотела, – вставила Элли.

– Я не хотела ничего «брать», – подчеркнула Эм Джей. – Я не хотела, чтобы это выглядело так, как это получилось, честно. Я просто… Я… я просто… Боже! – Громко воскликнула она, сжав руки в кулаки и схватившись за голову.

Элли, наблюдая, как Эм Джей отвернулась от нее, борясь с нахлынувшими на нее эмоциями, почувствовала удовлетворение от мысли, что, для разнообразия, Эм Джей страдала также, как она. Ей не хотелось ни спорить, ни ругаться с ней, однако если это был единственный выход, чтобы удержать ситуацию под контролем, то она была готова на все.

Когда Эм Джей снова повернулась к Элли лицом, ее плечи поникли, а руки безвольно повисли по бокам. – Я не хотела, чтобы все обернулось так, как это случилось, Эллисон. Просто, каким-то образом, все вышло из-под моего контроля. Я не знала, что делать. Я знаю, что не справилась… что все вышло плохо… очень плохо. Ты не заслужила такого отношения к себе. – Ее голос становился все тише и тише, Эм Джей с трудом произносила слова.

Увидев, что Элли продолжает молча смотреть на нее, Эм Джей подошла ближе, так близко, что смогла увидеть неопределенность в аквамариновых глазах. – Я знаю, у тебя есть веские причины не верить моим словам, я знаю, что ты мне не веришь, но…, – Эм Джей на секунду замолчала, вглядываясь в зеленые глаза. – Я любила тебя тогда, Эллисон… – Настало время сказать правду. -… Я любила тебя тогда, и… я люблю тебя до сих пор. – Женщина внимательно следила за выражением океанических глаз, что не отрываясь, смотрели на нее.

Именно Элли стала той, кто первая разорвала зрительный контакт, моргнув и отведя глаза в сторону. Она не могла более смотреть на Эм Джей. Исчезли дразнящая улыбка и похотливый блеск лазурных глаз, что она помнила и к которому привыкла. Перед ней стояла другая Эм Джей, которая, как ни странно, приводила ее в замешательство. Все в этой женщине говорило об искренности и уязвимости. Элли совершенно не была к этому подготовлена… она не знала, что ей делать с этой новой Эм Джей. Единственное в чем она была уверенна, что должна удержать свои эмоции… ничто не должно было ее поколебать.

Выдержав долгую паузу, Эм Джей, наконец, заговорила… желая знать, что думает Элли. – Ты не хочешь что-нибудь сказать? – Тихо спросила она.

Элли пожала плечами. – Что ты хочешь, чтобы я сказала, Эм Джей? Что я поняла? Что все нормально? Что прошлое уже не имеет значения? – Повышая голос, спросила она. – Но оно имеет значение, Эм Джей, то, что случилось между нами, очень важно! Ты разбила мне сердце! Ты и твоя бесчувственность, твое желание все контролировать опустошили меня, твои глупые игры свели меня с ума! – От каждого брошенного в лицо слова Эм Джей вздрагивала. – Ты использовала меня! Ты использовала меня и бросила, как будто я НИЧЕГО для тебя не значу.

– Я… я знаю, – пролепетала Эм Джей, не зная, что еще сказать, и ненавидя себя за робость. Она хотела, чтобы Элли поняла, что ей действительно жаль, что она раскаивается в содеянном, но сказать об этом прямо было выше ее сил. Умолять о прощении и искуплении – это был путь чуждый ее натуре.

Элли с отвращением выдохнула. – Ты говоришь, что я должна простить и забыть прошлое только потому, что ты утверждаешь, что поняла и признала свои ошибки… но, знаешь, все не так просто. Ты должна заслужить прощение… Ты должна заслужить мое доверие, Эм Джей. – Элли пристально смотрела на опущенную темную голову. Эм Джей, не посмев снова сказать: «Я знаю», на этот раз решила промолчать. – Ты хоть понимаешь, что даже не сказала мне: «Прости»? – Добавила Элли. – Может, твои слова и прозвучали как извинение, но поскольку ты не сказала этого слова вслух, то я не могу быть ни в чем уверена. Честно говоря, я не думаю, что ты вообще можешь произнести его.

Обвинительные слова повисли в воздухе, и Эм Джей нахмурилась, поняв, что Эллисон права, и от этого на душе стало еще хуже. Она никогда в своей жизни ни перед кем не извинялась. Она никогда этого не делала, потому что никогда ни в ком не нуждалась и ни о ком не заботилась. Но теперь… Теперь все было иначе; ОНА стала другой… ведь так?

На мгновение между ними воцарилась тишина, которую нарушила Элли. – Одного прощения не достаточно, Эм Джей… Ты не можешь просто дернуть за ниточку и ожидать, что я снова попадусь на крючок.

– Я ни за что не дергаю и не пытаюсь тебя во что-то втянуть! – Терпение Эм Джей, наконец, лопнуло, синие глаза замерцали, бросая ярко-голубые блики на блондинку.

– Нет? А для меня это звучит как «да»… и мы обе знаем, как ты хорошо умеешь манипулировать людьми. – Не смогла скрыть злого сарказма Элли, что немедленно отразилось на высокой брюнетке, которая быстро моргнула в ответ на резкий комментарий.

– Я не тот человек, что была тогда, Эллисон, – вставила в свое оправдание Эм Джей голосом полным обиды и гнева.

– Как и я, Эм Джей, – парировала Элли. – Я уже не та глупая девочка, что была когда-то.

– Я никогда не считала тебя глупой, – возразила Эм Джей.

– Нет, только легкой добычей, верно?

На это утверждение у Эм Джей не было ответа. Она открыла рот в попытке снова защитить себя, но не издала ни звука, ей нечего было возразить на гневные слова Элли. Покачав головой и отвернувшись, она отошла на несколько шагов от блондинки, которая продолжала стоять и внимательно смотреть на нее.

Эм Джей была сбита с толку реакцией Элли. Все пошло не так, как она спланировала. Вернувшись в конференц-центр, она была уверена, что Элли простит ее и забудет старые обиды. Они целовались… она чувствовала ее желание… она вкусила ее страсть… она знала, что Элли была близка к капитуляции. Но, видимо, Эллисон передумала. Очевидно, она дала ей слишком много времени на размышления. Эм Джей стало ясно, что она не в состоянии заставить Элли понять, как она относится к ней. Она оказалась не в состоянии вернуть себе женщину, которую все еще любила. Она потерпела неудачу во всех отношениях.

Хватит уже бросать ее одну и давать ей лишний повод подумать… Ты должна пойти ва-банк и открыть ей свое сердце и душу, Морган Джей, сказала Эм Джей себе и, сделав глубокий вдох, выдохнула.

Вернувшись к Элли, она заговорила. – Незадолго до смерти отец написал мне письмо. – Эм Джей сосредоточила свой взгляд на прибое, прекрасно зная, что решимость покинет ее, если она отважиться взглянуть на Элли. – Но сначала ты должна знать, что я и мой отец не совсем ладили. На самом деле, мы редко говорили друг другу добрые слова. – Она замолчала и сделала еще один глубокий вдох. – Он не одобрял мой образ жизни… он не поддержал меня… он не понял меня. По крайней мере, я всегда так думала и верила в это. Но… после прочтения его письма… Я поняла, что он понял меня. – Эм Джей повернулась и посмотрела Элли в глаза. – Он понял меня, потому что я была похожа на него, и он знал это. Он знал это с самого начала.

Элли внимательно смотрела на высокую женщину, которая, очевидно, готовилась сказать ей что-то важное.

Эм Джей криво усмехнулась. – Мой отец был тираном, высокомерным, эгоистичным, бессердечным, бесчувственным… все вещи, которые я в нем ненавидела, в конечном итоге перешли мне. – Она ненадолго замолчала и отвела взгляд. Начиналась самая сложная часть. – Но хуже всего, что я унаследовала от него, была… трусость. Мой отец был трусом. Он никогда не показывал своих чувств… он никогда не говорил мне… – В горле предательски защипало, и Эм Джей была вынуждена остановиться. – Он никогда не говорил мне, что… что просит прощения за то, что он сделал или сказал… он никогда не говорил мне, что любит меня. Мне пришлось ждать и прочитать об этом в том проклятом письме. Но, конечно, к тому времени, его уже не стало. – Эм Джей покачала головой и заморгала из-за подступивших к глазам слез. – Он ушел, и было уже поздно… слишком поздно, чтобы загладить свою вину и попросить у него прощение. – По мере того как она говорила, ее голос дрожал, а плечи опускались все ниже и ниже. Эм Джей боялась смотреть на Элли, опасаясь того, что могла увидеть в ее честных глазах.

Со своей стороны Элли пристально смотрела на женщину, стоящую сейчас перед ней. Если бы кто-то сказал ей, что Эм Джей Уиттон стала другим человеком, она бы не поверила этому, но теперь, видя и слыша ее голос, наполненный болью и страданием, что та пережила и долго держала внутри себя, она начинала верить. Против собственной воли, Элли обнаружила в себе желание простить ее за все недостатки и прошлые деяния, независимо от того, как ужасно та себя вела и как подло поступила.

Наконец, Эм Джей нашла в себе силы и повернулась, чтобы снова посмотреть на Элли. Зеленые глаза были ясными и открытыми, и, к ее удивлению, в них было понимание. Никакого осуждения, никакого упрека. Только сострадание и одобрение.

Эм Джей подошла к Элли ближе, встав в шаге от нее. – Однажды ты назвала меня трусихой, и ты была права… Ты была абсолютно права… Я не хочу быть похожей на своего отца, Эллисон. Я не хочу больше быть трусихой. – Эм Джей сделала глубокий вдох. – Я хочу извиниться перед тобой… за все, что я сделала… за весь ад, в который ввергла тебя. Ты не заслужила этого, и… мне очень жаль. Прости меня, Эллисон.

Подбородок Элли дрогнул, и ее рот чуть приоткрылся. Девушка с трудом верила, что Эм Джей на самом деле произнесла эти слова.

Кто сказал, что леопард не может поменять свои пятна? Запаниковала Элли, чувствуя, как земля уходит из-под ног.

Сердце бешено стучало в груди, когда Эм Джей наклонилась к блондинке. – Я не хочу больше бояться… Я больше не хочу совершать ошибки. – Прозвучали уверенные слова, сказанные мягким голосом.

– Я-я-я тоже. – Выдавила из себя Элли, погружаясь в небесно-голубые глубины, зачарованная взглядом, который никогда не видела у Эм Джей прежде. Он был открытым и уязвимым, но в то же время уверенным и ясным. Блондинка пристально вглядывалась в синие глаза, не в силах произнести что-либо еще.

Эм Джей придвинулась ближе. – Быть со мной – это не ошибка, Элли… это единственно правильный путь.

О, Боже мой… она предлагает то, что я думаю? Мелькнула безумная мысль в голове у Элли.

– Мы должны быть вместе. Я чувствую это… Я всегда чувствовала это… и я думаю, что и ты тоже, – закончила Эм Джей уверенным голосом.

Как же Элли хотелось рассмеяться над этими избитыми фразами, но что-то внутри нее не позволило ей это сделать. Что-то подсказало ей, что, как бы банально и мелодраматично не прозвучали эти слова, Эм Джей сказала то, что думала. Для нее это было важно. Ей действительно было жаль… и она действительно хотела быть с ней. Но… где уверенность, что это не одномоментный порыв? Как она могла довериться ее словам? Разве она уже не совершила эту ошибку в прошлом? Уж слишком много раз Эм Джей играла с ней и ее сердцем.

Элли зажмурилась. – Прекрати играть со мной, Эм Джей, – сказала она дрожащим голосом и покачала головой.

– Я не играю, – прошептала брюнетка, не в силах отвести глаз от склоненной светловолосой головы. Набравшись смелости, она протянула руку и нежно коснулась подбородка Элли.

Почувствовав, как по ее щекам покатились непрошенные слезы, Элли вздрогнула. – Нет, – сказала она, отстраняясь. – Я не хочу, чтобы ты прикасалась ко мне. – Ее голос был полон отчаяния и неуверенности. Элли сделала шаг назад.

– Почему нет? – Спросила Эм Джей, наступая на блондинку и не давая ей сбежать.

– Потому что… потому что я не могу мыслить ясно, когда ты рядом… потому что я не знаю, смогу ли пройти через это снова… потому что это пугает меня до смерти! – Сквозь рыдания пробормотала Элли.

Эм Джей уверенно положила обе руки на плечи Эллисон. – Меня тоже это пугает, – заверила она. – И я не уверена, что сама смогу это вынести…, но мне кажется, мы должны попробовать. – Коснувшись двумя пальцами подбородка Элли, она заставила ее посмотреть на себя. – Без тебя моя жизнь лишена смысла, Эллисон… Я… погибаю без тебя.

Они вглядывались в глаза друг друга, пока, наконец, Элли не почувствовала, как рушится стена, которой она огородила свое сердце, ее тело беспомощно обмякло, и она упала в объятия Эм Джей. Ее вновь охватило давно забытое ощущение крепкого тела и сильных рук, обнимающих и обволакивающих ее теплом и нежностью. Она снова вдыхала необыкновенный и пьянящий запах Эм Джей смешанный с запахом морского бриза. Нежные поглаживания по спине сводили ее с ума, не давая сосредоточиться. Именно эти объятия… успокаивающие и обещающие защиту и поддержку… порождали в Элли желание и стремление, чтобы это никогда не кончалось. Только сейчас она поняла, что Эм Джей была единственной, кто мог пробудить в ней эту тягу. Ни Крис, ни другие безымянные, безликие женщины, с которыми она знакомилась в барах… только Эм Джей.

Когда поглаживания прекратились и сильные руки вновь оказались у нее на плечах, Элли подняла голову и, посмотрев вверх, утонула в бездонной синеве. Эм Джей медленно опустила голову и осторожно коснулась губами ее губ. Веки Элли дрогнули, и она закрыла глаза, сердцебиение участилось, мириады чувств и мыслей обрушились на нее, ввергая в хаос. Почувствовав, как руки Эм Джей скользнули вверх и зарылись в ее волосах, а губы чуть усилили давление, она охотно уступила нежному прикосновению. Этот поцелуй не был ни грубым, ни требовательным, ни страстным; он был любящим, нежным и трепетным. Он словно просил о прощении, умолял о доверии и обещал искупление. Он просил еще один шанс на новое начало.

Элли была тронута до глубины души эмоциональностью этого момента. С каждой секундой их поцелуй становился все более чувственным и глубоким; казалось, Эм Джей вознамерилась страстью выместить ее страдания и слезы. Но как только поцелуй углубился, и руки Эм Джей скользнули по ее телу ниже, Элли оцепенела и застыла.

Она лихорадочно перебирала в уме все, что сказала ей Эм Джей. Элли так отчаянно хотела поверить ей… поверить, что это возможно… что ОНИ могут быть вместе. Но могла ли она это сделать? Могла ли осмелиться? Снова шагнуть в неизвестность в буквальном и в переносном смысле? Неужели она готова так легко сдаться? Неужели она такая наивная, доверчивая дура? Неужели она вновь готова разрушить свою жизнь? Неужели она не извлекла урока? Неужели она так НИЧЕМУ и не научилась?

Элли резко вырвалась из объятий и отступила назад. Выражение ее лица и глаз говорили сами за себя, и Эм Джей поняла, что потерпела неудачу.

– Мне очень жаль, Эм Джей, но… Я… я просто не могу, – прошептала Эллисон.

Женщины смотрели друг на друга и в их глазах плескались сожаление, мука, тоска, страдание, неуверенность и печаль… все, что связанно с несбывшимися надеждами, разбитыми мечтами, и ошибками, совершенными в прошлом.

Недоверие не всегда можно преодолеть.

Глава 49

    Как ты можешь смотреть в мои глаза, как в открытые двери,

    Ведущие тебя в глубину моей души,

    Где я стала такой оцепенелой.

    Бездушный, мой внутренний мир спит где-то мёртвым сном,

    Пока ты не найдёшь его и не приведёшь его обратно.

    Разбуди меня. Разбуди меня изнутри.

    Назови мое имя и спаси меня от темноты.

    Заставь мою кровь течь по жилам, прежде, чем я окончательно погибну.

    Спаси меня от того «ничто», которым я стала.

    Теперь, когда я знаю, что мне нужно,

    Ты не можешь просто уйти.

    Вдохни в меня жизнь и верни меня в реальность,

    Верни меня к жизни.

    Evanescence

Эллисон необходимо было успокоиться. Вечер превратился в кошмар, и как смертоносной силы ураган разбередил ее сердце и душу. Не в силах уснуть она переоделась в джинсы и футболку; включив тихую музыку и зажгя свечи, Элли налила себе бокал вина и растянулась на диване в гостиной, решив спокойно поразмыслить и наконец-то разобраться в своей запутанной жизни.

Не успев сесть, Элли вспомнила, что видела мигающий индикатор на своем телефоне, оповещающий, что для нее есть сообщение. Когда она подошла к нему, дисплей показал целых шесть сообщений. Догадываясь от кого они, Элли нажала на кнопку воспроизведения и, прислонившись к стене, стала слушать.

«Эллисон, ты дома?… Это Крис». Пауза. «Я искала тебя повсюду… где ты?» Еще одна пауза. «… Дерьмо». Громкий щелчок закончил вызов.

Последовало следующее сообщение. «Элли… это снова Крис». Голос звучал напряженно и нетерпеливо. Элли сделала глоток вина, тупо уставившись на стену. «Я проверила стоянку… твоего автомобиля нет. Где ты, черт возьми?» Окончание разговора возвестил другой громкий щелчок.

Боже, она, вероятно, всю округу прочесала в поисках меня…, подумала Элли, покачав головой.

«Это снова Крис». Началось третье сообщение. «Очевидно, ты уехала без меня, поэтому… ну, я… хм… Я просто… Я просто хотела… а, черт!» Снова щелчок, закончивший вызов.

«Прекрасно, тебя нет здесь, тебя нет дома… так, хорошо… хорошо, я просто хотела…, хм, извиниться. Я знаю, что… сегодня повела себя глупо, и… я не знаю… ты можешь просто позвонить мне, милая? Пожалуйста? Я просто хочу поговорить с тобой… Хорошо, детка? Хорошо… Пока».

О, значит теперь я «милая» и «детка»… Боже, подумала Элли, закатывая глаза.

Тишину снова нарушил взволнованный голос. «Элли… это опять я. Может быть, ты все-таки у дома, и просто не хочешь разговаривать со мной… Слушай, я просто хочу знать, где ты, черт возьми, понятно? Я начинаю волноваться. Просто позвони мне, когда ты вернешься домой, хорошо? Независимо от того, во сколько это произойдет. Мне необходимо поговорить с тобой, Элли. Я… Я… Я люблю тебя, черт возьми!… Пока».

Элли так и застыла, открыв рот.

Господи, да как она смеет шантажировать меня. «Я тебя люблю»… Дерьмо…, подумала она, покачав головой. Они никогда не говорили друг другу этих слов. Если честно, она никогда не испытывала этого чувства по отношению к Крис, при этом полагая, что возможно ее подруга и могла стать их инициатором.

Элли сжала челюсти, когда зазвучало последнее сообщение. «Хорошо, хорошо. Очевидно, ты не хочешь разговаривать со мной. Просто прекрасно, Эллисон. Я оставлю тебя в покое. Если ты передумаешь, ты знаешь, где меня найти». Громкий щелчок возвестил об окончании пламенной тирады.

И почему мне всегда так везет? Я словно магнит, притягивающий к себе всяких психов? Подумала Элли и, закатив глаза, глубоко вздохнула. Допив бокал вина, она направилась на кухню, чтобы налить себе еще один.

***

Спустя два часа и пару бокалов вина, Элли почувствовала себя более спокойно и расслабленно. Теперь, когда ее защитная оболочка пала, а ум охладился, она позволила себе задуматься о событиях этого вечера.

Элли вспомнила свою встречу с Эм Джей; видение из прошлого, темноволосая красавица излучала власть и красоту, но что еще хуже, она вспомнила их поцелуй, ее вкус, ее запах. Даже спустя столько времени, ее тяга к высокой брюнетке была непреодолима, один только взгляд на Эм Джей, и ее сердце начинало учащенно биться.

Черт возьми, выругалась про себя Элли. Зачем она поцеловала меня? Как такое возможно, что спустя почти два года, она по-прежнему может добраться до меня? Боже мой, подумала она, закатывая глаза. И все эти слова, что она сказала мне на пляже? Правда ли это? Неужели она действительно беспокоится обо мне? Элли ухватилась руками за голову, вспоминая Эм Джей, ее слова, ее поведение. Она изменилась. Исчезло высокомерие, надменность, неприкрытая похоть. Она выглядела… сокрушенной… печальной… искренней. Бооожеее…, но как мне узнать, что это все настоящее?! Может мне стоило тогда на пляже дать ей шанс? Что делать, если я никогда не увижу ее снова? Что если все это было взаправду? Теперь я никогда не узнаю, действительно ли она изменилась. Элли громко застонала и, закрыв глаза, упала на диван.

Ей хотелось одновременно кричать от отчаяния и плакать от боли, и жалеть, что она не может исчезнуть на некоторое время, пока беспокойные мысли не оставят ее в покое. Стук во входную дверь заставил Элли вздрогнуть, резко вырывая из раздумий.

– Черт! – Зашипела Элли, обращаясь к самой себе. – Чертчертчерт! – Девушка вскочила с дивана, на мгновение впав в ступор, как стук снова повторился. Элли прекрасно знала, кто это был. Это была та же женщина, что звонила ей шесть миллионов раз, в поисках ее. Нервно покусывая нижнюю губу, Элли подкралась к двери, чтобы посмотреть в глазок. Если за дверью действительно была Крис, то она ни за что не впустит ее внутрь. Только не сегодня.

Встав на цыпочки, Элли посмотрела в глазок, но вместо женщины со светлыми волосами, она увидела только длинные темные волосы.

О, мой Бог, подумала она, шокированная, что эта женщина снова пошла за ней. Мгновение Элли стояла совершенно неподвижно, не имея ни малейшего понятия, что ей делать дальше. Она не желала отвечать на стук, хотя, безусловно, Эм Джей видела ее машину и знала, что она дома. Я не должна ее впускать. Если она это сделает, то ситуация может легко выйти из-под контроля. Она была сейчас слишком эмоциональна, взволнованна и… пьяна. Элли была уверена, что может сделать или сказать какую-нибудь глупость.

Возможно, впустить ее, не самая лучшая идея, подумала она, но… может быть, она пришла только чтобы еще раз извиниться? Может быть, она просто хочет, поговорить? Поговорить-то я могу, разве нет? Просто поговорить? Наконец-то все прояснить… очистить совесть…? Определенно, находясь в этот момент не в себе, Элли подняла руку и повернула замок.

Приоткрыв дверь, девушка осторожно выглянула наружу. Брюнетка стояла в нескольких шагах от ее двери, готовая уже сдаться и уйти. Длинные пряди волос, трепещущие на ветру, закрывали ее лицо, все, кроме кристально-голубых глаз, устремленных прямо на Элли.

– Привет, – произнесла Эм Джей спокойным голосом. Когда Элли ей не ответила, продолжая молча смотреть на нее, она попыталась снова. – Могу я, э-э… войти?

Элли колебалась, панически соображая, что ей делать, в то время как Эм Джей смотрела на нее, терпеливо ожидая ответа. В конце концов медленно открыв дверь пошире, Элли молча пригласила Эм Джей войти.

Брюнетка осторожно прошла внутрь и, собрав руками растрепанные волосы, огляделась вокруг. В доме пахло ванилью, вся мебель имела мягкие приглушенные тона, что было полностью характерно для Эллисон. Только сейчас до Эм Джей дошло, что она находится внутри скромного жилища женщины, которая абсолютно и бесповоротно завладела ее разумом, заставив ее делать совершенно не свойственные для нее вещи.

Если бы кто-то сказал ей вчера, что она будет гоняться за вниманием этой блондинки, она бы посчитала этого человека сумасшедшим. Но именно она была той сумасшедшей. Безумной… нуждающейся… обуреваемой желанием пойти к Эллисон и любить ее, дать ей все, что она пожелает взять. Она была одержима ею. Теперь это была уже не причудливая мечта – даже не увлечение – теперь это стало целью ее жизни.

– Здесь… хм… мило, – сказала Эм Джей, желая нарушить тишину.

Элли нервничала, чувствуя себя неловко. Голова гудела, мысли путались. Смущение захлестнуло ее, когда она заметила, как Эм Джей огляделась; ее домик безусловно не шел ни в какое сравнение с особняком Эм Джей. Ей нужно было срочно что-то сказать, что скрыть свою нервозность.

Пожав плечами, Элли беспокойно скрутила руки. – Хм, спасибо, он не такой уж большой, но арендная плата за него небольшая, да и техника тут довольно современная и…, – ее быстрая бессвязная речь была остановлена прикосновением пальцев Эм Джей к ее губам.

– Эллисон… Я пришла сюда говорить не о твоей технике, – сказала Эм Джей низким голосом и подошла ближе. Ее глаза потемнели.

При тусклом освещении квартиры было невозможно прочитать по ним, что она задумала. Элли закрыла глаза и судорожно вздохнула, почувствовав как пальцы Эм Джей скользнули по ее губам, исследуя их мягкость, которая мгновенно напомнила Эм Джей об их сладости, что она вкусила несколько часов назад.

Элли боролась сама с собой, пытаясь сохранить спокойствие, не давая даже вздоху сорваться со своих губ. Она не желала встречаться с Эм Джей глазами, зная, что один лишь взгляд в эти бездонные глубины, и не будет никакой возможности вернуться. Она будет вновь порабощена, не имея шансов на спасение. Почувствовав, как брюнетка склоняется к ней, Элли с трудом сглотнула.

– Что привело тебя сюда, Эм Джей? – Прошептала Элли, отклоняя голову назад.

– … Ты.

Одно это маленькое слово оказалось в состоянии изменить все.

Элли, распахнув глаза, встретилась с обжигающей синевой, которая перевернула ее сердце и душу, и поняла, что она полностью и безвозвратно потеряна.

Но это была не просто капитуляция; здесь крылось нечто большее. Но, к сожалению, разум Элли был слишком затуманен алкоголем, чтобы понять всю глубину и философские причины ее поступка. Единственное, что имело сейчас для нее значение, что она не должна была давать волю чувствам; да, она была возбуждена и расстроена, но это был еще не повод искать быстрого секса. Ее связь с Эм Джей была неоспорима, химическая реакция между ними была идеальной. Она знала, что Эм Джей хочет ее, и как бы она не боролась с собой и не старалась отрицать это, она тоже хотела Эм Джей. Ей нужно было почувствовать ее, ее губы, ее кожу, ее тело.

Сегодня вечером весь ее мир перевернулся с ног на голову, и ее нынешнее состояние заставляло Элли чувствовать себя уязвимой и эмоционально обнаженной. Она отчаянно нуждалась в утешении, жаждала вновь почувствовать твердую почву под ногами, но ее жизнь полностью вышла из-под контроля, она как утопающий безнадежно барахталась в океане, отчаянно нуждаясь в человеке, который разделил бы с ней жизнь, став ее спасительным якорем.

В этот момент Элли пожелала, чтобы этим человеком стала Эм Джей. Она увидела в этой сильной темноволосой женщине своего спасителя, который мог успокоить ее, заверив, что она нужна, желанна и любима, который бы мог убедить ее, что все будет хорошо. Элли сама того не желая превратила своего мучителя в спасителя. Когда брюнетка наклонилась к ней, ее опьяненный разум промолчал, а тело откликнулось на зов.

Эм Джей осторожно коснулась губами мягких губ, желая, чтобы на этот раз у них все было медленно, но не зная, как долго будут длиться ее благие намерения. Казалось, время остановилось, остальной мир исчез. В этот момент все о чем могли думать две женщины, что после этого дороги назад не будет, что их жизнь необратимо измениться, что ни одна из них никогда не будет прежней.

Волна снова возвращалась. И они не будут бороться с неизбежным.

То, что началось как изысканная ласка, длилось всего около минуты. Стоило Элли обнять Эм Джей за шею и углубить поцелуй, плотина рухнула, сметая все на своем пути, оставляя место лишь страсти и желанию.

Их поцелуи становились требовательными и отчаянными, каждая претендовала на господство и пыталась завоевать другую. Они как голодные звери накинулись друг на друга, желая изгнать демонов и утолить ненасытную жажду. Через мгновение, судорожно глотая воздух, они продолжили битву, яростно расстегивая молнии, пуговицы и застежки, срывая друг с друга одежду.

В голове Эм Джей промелькнула мысль, что возможно, им стоит перебраться в спальню, но учитывая их состояние, она решила, что им вряд ли это удастся. И действительно, не успела она подумать, как они уже были раздеты и лежали на полу гостиной, образуя клубок сплетенных тел, рук и ног. Они неистово ласкали друг друга, покрывая поцелуями каждую клеточку обнаженной плоти, их обоюдная жажда утолить голод возрастала с каждой секундой.

Элли жестко провела ногтями по гладкой, загорелой коже спины Эм Джей, вызывая у последней стон. Сходя с ума от желания, она обернула свои ноги вокруг бедер Эм Джей и отчаянно прижалась к ней, полностью потеряв над собой контроль, отбрасывая все приличия, которые всегда держали ее в рамках, не давая пасть жертвой похотливых желаний и потребностей. Ей вдруг захотелось стать к Эм Джей еще ближе, ей нужно было чувствовать ее, осязать ее, поглотить ее, она дошла до точки, когда была готова начать умолять.

Эм Джей задыхалась, шокированная неистовой агрессивностью Элли, которая стонала и энергично вращала бедрами, вцепившись одной рукой в темные пряди волос, а другой – в загорелую кожу. Эм Джей с радостью и энтузиазмом встретила такой напор, и вскоре их тела стали потными и скользкими.

Их взаимная кульминация была неистовой, быстрой и свирепой. Каждая мышца была напряженна и дрожала, они стонали и цеплялись друг за друга до тех пор, пока волны эротического удовольствия не накрыли их, полностью опустошая обеих.

Когда все закончилось, тишину нарушало лишь их рваное дыхание и мягкие звуки джазовой музыки, исходящие от стерео.

Немного отдышавшись и придя в себя, Эм Джей открыла глаза и устремила свой взор на раскрасневшуюся блондинку, которая украла ее сердце, а теперь и душу. Ей хотелось вновь коснуться Эллисон и доставить ей удовольствие, и она хотела, чтобы Элли желала того же по отношению к ней. Очень долго она не допускала и мысли о взаимной близости,… но сейчас все было по-другому. Эм Джей чувствовала неразрывную связь с Эллисон, желая ее, как никогда прежде. Она хотела обладать ею, завладеть всеми ее мыслями. Эм Джей впервые испытывала потребность брать и отдавать в ответ. Именно поэтому она отдала Элли всю себя, требуя от красавицы блондинки ответного желания.

Этот страстный обмен продолжался всю ночь.

0

20

***

Наконец, обе изможденные они заснули. А может, просто задремали. Эм Джей ни в чем не была уверена. Когда она проснулась, кругом было темно, как внутри, так и снаружи, поэтому женщина предположила, что с момента их последнего страстного соития прошло около часа или двух. Она лежала на спине, ощущая под собой твердую поверхность пола, которая ее просто убивала. Голова Элли мирно покоилась у нее на груди.

Эм Джей улыбнулась про себя, размышляя, что после столь долгого времени, она, наконец-то, сделала это. Она позволила Элли обладать собой, и получила в ответ тот же дар. Все чувства испытываемые ею к Эллисон разом обрушились на Эм Джей, и на ее глаза неожиданно навернулись слезы. Если именно в этом и заключалось истинное счастье, то ей стало жаль, что она так долго убегала от него.

Эм Джей осторожно пошевелилась, остро ощущая каждой клеточкой гибкие формы Элли. Приподняв шею, она взглянула на спокойно спящее ангельское личико: длинные пшеничные ресницы, закрытые веки, под которыми таились бездонные зеленые глаза, всегда честные и эмоционально открытые,… тонкие слегка нахмуренные брови, видимо, от обуревавших ее бессознательных мыслей,… полные чуть приоткрытые губы, вздернутый носик… Вновь расслабившись, Эм Джей глубоко вздохнула и, закрыв глаза, нежно запустила пальцы в белокурые влажные волосы.

Следующая попытка поменять свою позицию, привела к тому, что Эм Джей почувствовала, как их плоть вновь соприкоснулась друг с другом, напомнив о пережитом наслаждении. Тело Элли среагировало мгновенно, девушка инстинктивно потерлась лобком о шелковистую плоть Эм Джей. И когда ее мускулистые бедра вновь ожили, Эм Джей захлестнула горячая волна удовольствия и желания.

Элли энергично задвигала бедрами, и вскоре к ним уже присоединились руки и пальцы, воспламеняя кровь… пробуждая голод и потребность друг в друге. Казалось, они обе страдали от жажды, которую ни одна не могла утолить в эту ночь.

Глава 50

    Прошлой ночью мне снилось, что кто-то меня любит.

    Без надежно, просто еще одна ложная тревога.

    Прошлой ночью я по-настоящему чувствовала, как меня обнимают чьи-то руки

    Без надежно, просто еще одна ложная тревога.

    Так, скажи мне, сколько ещё до последней?

    Скажи мне, сколько ещё до той самой?

    Эта история стара – я знаю, но она продолжается…

    И продолжается.

    Morrissey

Эллисон, удерживая в одной руке портфель, сумочку и кружку кофе, возилась другой рукой с ключами от дома. Наконец, открыв дверь, она вошла в дом и захлопнула ее ногой. Откуда-то издалека раздавались приглушенные звуки телевизора. Бросив вещи на кухонную столешницу, Элли включила свет.

– Эй, детка?… Я дома!

Через секунду раздались мягкие шаги, и Элли повернулась, чтобы поприветствовать свою возлюбленную. Эм Джей надвигалась на нее, уперев одну руку в бок, а в другой – держа бокал вина. Было очевидно, что она не очень рада видеть свою партнершу.

– Где, черт возьми ты была? – Возмутилась Эм Джей.

Элли бросила на подругу удивленный взгляд. – На работе, конечно… Помнишь, я говорила, что у меня на вечер назначена встреча? – Эм Джей прекрасно знала, где она была… так в чем же дело?

Брюнетка с отвращением хмыкнула. – Нет… я ничего не помню о твоей «поздней» встрече, – сказала она с издевкой, проходя на кухню, чтобы снова наполнить свой пустой бокал.

Элли растеряно смотрела на Эм Джей, не понимая, что рассердило ее любимую, и задаваясь вопросом, почему она пьет. – Милая, в чем дело?

– В чем дело? – Выплюнула Эм Джей, синие глаза яростно сверкнули. – Несколько часов назад я сказала тебе, чтобы ты была дома! Я сказала тебе, что у нас на сегодня запланирован романтический ужин… Ты вообще меня слышала? Ты сделала то, что я попросила? НЕТ!

Элли изумленно смотрела в гневные глаза Эм Джей, которая отвернувшись от нее сделала большой глоток вина. Что, черт возьми, происходит?

Внезапно, Эм Джей повернулась и снова посмотрела на Элли… только перед ней уже была не ее Эм Джей… перед Элли стоял совершенно другой человек. Девушка громко ахнула и сделала шаг назад, когда темные, злые глаза уставились на нее.

– Я чертовски устал от того, что тебя нет рядом! Мне надоело твое НЕПОСЛУШАНИЕ!

Раскрасневшееся лицо и громкий разъяренный голос принадлежал мужчине… знакомому человеку… Человеку, который когда-то был ее мужем.

– Ты должна всегда быть здесь, дома и заботится, черт возьми, обо мне! – Эрик грубо схватил Элли за руку и толкнул ее назад, ударив спиной об острый край столешницы.

Морщась от боли и хватаясь за край стола, чтобы удержать равновесие, Элли, открыв рот, с ужасом наблюдала, как ее бывший муж вновь превратился в женщину, только на этот раз, в высокую блондинку с дикими обезумевшими карими глазами.

– Почему ты меня не любишь, Элли… Все что я делала, я делала только от любви к тебе! – Со слезами на глазах обратилась к ней Крис.

Когда образ вновь изменился, Элли решила, что она окончательно сошла с ума.

С широко раскрытыми от ужаса глазами девушка глядела в лицо своей матери. – Ты НИЧТО! ШЛЮХА! Глупая, маленькая СУКА!

Эллисон дернулась и проснулась. Кругом было темно и тихо.

Сон… всего лишь сон, подумала она с облегчением. … Слава Богу.

Постепенно Элли начала осознавать, что она лежит на животе на чем-то твердом и неудобном, царапающим ее живот и бедра, и что что-то очень теплое и гладкое прижимается к ее левому боку. В горле мгновенно образовался ком, Элли в панике поднялась на локтях и быстро заморгала глазами, пытаясь сфокусировать взгляд. Через секунду она поняла, что лежит на ковре в собственной гостиной, и что чья-то теплая рука гладит ее по голой спине.

– Эй… Ты в порядке?

Услышав знакомый, низкий голос, Элли повернула голову в сторону звука. Эм Джей смотрела на нее с нежностью и беспокойством, ее синие глаза ярко светились в предрассветной темноте. Элли как ни старалась не смогла выдавить из себя ни звука… Воспоминания прошедшего вечера и ночи обрушились на нее, ее глаза расширились, когда она в полной мере осознала, что сделала, а главное – с кем.

– Боже мой. – С ужасом прошептала Элли хриплым голосом и, встав на колени, с широко раскрытыми глазами начала пятиться назад от обнаженной женщины.

Эм Джей села и смотрела на нее, не зная, что сказать или сделать.

– O Боже мой, о Боже мой, – еще раз пробормотала Элли и, поднявшись на ноги, уставилась на пол, где она только что лежала.

Эм Джей, не отрывая глаз от блондинки, встала, готовясь к самому худшему. В воцарившейся абсолютной тишине она почти осязала панику и сожаление, исходившие об Элли.

Наконец, после минуты напряженного молчания, Эм Джей осторожно протянула руку, желая утешить и успокоить девушку. – Эллисон, – начала она, но Элли, вздрогнув, попятилась от нее и с загнанными глазами бросилась вон из комнаты.

– … Черт, – тихо выругалась Эм Джей.

***

Элли спряталась от нее в ванной. С момента ее бегства прошло уже довольно много времени, и Эм Джей решила пойти туда и проверить не потеряла ли та сознание или, что еще хуже, утопилась в туалет. Еще вечером она заметила открытую бутылку вина и поняла, что блондинка пьяна. Об этом свидетельствовали и ее стеклянные зеленные глаза и вкус алкоголя, что остался у нее на языке.

Прекрасно… хорошо знать, что я еще могу вскружить кому-то голову – о нет, постойте, не так, – вскружить голову до тошноты! Подумала саркастически Эм Джей, закатывая глаза.

Пройдя по коридору, она остановилась перед закрытой дверью ванной, откуда доносились звуки проточной воды и ничего больше.

Эм Джей слегка постучала. – Элли? – Нет ответа. – Элли… ты в порядке?

Казалось прошла вечность, прежде чем последовал тихий ответ. – Да.

Эм Джей задумалась, не зная, что ей делать дальше. – Хорошо, – просто сказала она.

Вернувшись в гостиную, Эм Джей вдруг поняла, что она все еще обнажена. Что же ей делать? В конце концов, она совсем не так представляла себе это утро. Должна ли она уйти? Должна ли она остаться? Должна ли она позвонить 911? Дверь в ванную комнату по прежнему оставалась закрытой, и Элли не подавала никаких признаков жизни, отчего Эм Джей чувствовала себя глупо. Глупой голой идиоткой. Наконец, решив, что для начала она должна привести себя в порядок, Эм Джей стала одеваться, полагая, что так она будет лучше подготовлена к неизбежному. Кто знает, что Элли скажет или сделает, когда вернется… если вернется.

Эм Джей натягивала брюки, когда, наконец, дверь ванной открылась и появилась Элли, одетая в халат. Ее бледное лицо и красные глаза совершенно расстроили Эм Джей.

– Ты в порядке? – Осторожно спросила она.

Элли покачала головой, не отрывая глаз от пола. – Нет.

… Ой ёй. – Что случилось?

Светлая голова затряслась. – Я не могу… – Элли схватилась руками за голову. – Я не могу поверить… Я не могу поверить, что мы сделали это! Я не могу поверить, что Я сделала это! О Боже! О, Боже мой! – Застонала она и, рухнув на диван, заплакала.

И хотя Эм Джей была готова к такому повороту событий, она была немного озадачена несчастным видом Элли, не зная, что и думать и как реагировать. Что она должна при этом чувствовать? Боль? Злость? Обиду? Сейчас Эм Джей испытывала только потрясение и растерянность.

Неожиданно Элли подскочила с дивана и, устремив свои зеленые глаза на Эм Джей, сверля ее взглядом, подошла к ней. – Ты должна уйти, – коротко сказала она с выражением отчаяния на лице. – Ты должна уйти отсюда! – Уже громче произнесла Элли.

Эм Джей в недоумении нахмурилась. Что, черт возьми, происходит? – Но…, – единственное слово, которое ей удалось произнести, прежде чем Элли перебила ее, подняв ее жакет и туфли и толкнув их ей в грудь. Эм Джей отступила назад, по-прежнему не в состоянии понять, что происходит.

Элли вновь затрясла головой. – Этого не было… этого НЕ было, – зашептала она.

Эм Джей недоверчиво уставилась на блондинку. – Но Элли… это СЛУЧИЛОСЬ… – И снова она была грубо прервана.

– Нет, это не так! Этого НЕ БЫЛО! – Закричала Элли.

– ДА, это случилось! – В отчет крикнула Эм Джей. – Это СЛУЧИЛОСЬ!

Элли решительно покачала головой. – Нет… нет… нетнетнетнет! – Снова забормотала она, схватившись за голову.

– Эллисон, – начала Эм Джей, только чтобы снова быть перебитой.

– Нет! Ты не понимаешь! – Дрожащим голосом прошептала Элли, слезы снова заструились по ее щекам. – Я не могу… Я не могу, Эм Джей!… Я не могу допустить это!

Эм Джей смотрела на Элли, потрясение и растерянность начали уступать место боли.

– Я хочу, чтобы ты ушла, – сказала Элли, обращаясь к Эм Джей, и толкнула ее в грудь.

Эм Джей от изумления открыла рот, но не двинулась с места.

– Пожалуйста! Просто УЙДИ! – Закричала Элли сквозь рыдания, толкая сильнее. Она толкала, пихала и умоляла, заставляя ошеломленную Эм Джей медленно пятиться назад.

Когда они наконец приблизились к входной двери, Элли посмотрела на Эм Джей. Ледяные синие глаза, в которых смешались боль, тоска и ярость, пронзили ее насквозь. Молчание затянулось, и Элли начала нервничать; когда же синие глаза потемнели от невысказанных эмоций, от страха волосы у нее на затылке встали дыбом. Элли быстро отвела взгляд и, схватившись за ручку двери, распахнула ее, безмолвно требуя гостью уйти.

Эм Джей медленно направилась к выходу, все еще ошеломленная неожиданным поворотом событий. На последок она вновь посмотрела на Элли, в надежде увидеть в зеленых глазах истинные чувства; ей нужно было убедиться, что это действительно то, что она хочет. Но блондинка опустила голову, не желая смотреть на нее.

Прошло еще немного времени, и, наконец, Эм Джей заговорила. – Это не конец, Эллисон… отнюдь не конец. – Ее слова прозвучали как обещание, затем она повернулась и вышла.

Элли вздрогнула, когда дверь за брюнеткой громко захлопнулась.

Глава 51

    Я не хочу умирать, но и жить мне не очень-то хочется.

    Прежде чем влюбиться в кого-то, я готовлюсь расстаться.

    Я пугаю себя до смерти, потому и бегу во весь дух.

    Прежде, чем мои глаза закроются, я хочу испытать наслаждение.

    Я просто хочу почувствовать, как меня наполняет настоящая любовь.

    В моих жилах слишком много жизненной энергии,

    Которая растрачивается впустую.

    Мне нужно испытать настоящую, вечную любовь,

    которой я не смогу насытиться…

    Я просто хочу испытать настоящую и вечную любовь.

    В моей душе зияет дыра, и на лице у меня написано,

    Что там одна пустота.

    R. Williams

Элли ходила по квартире как зомби. Она убралась в гостиной, ополоснула бокалы и посуду, что была сложена в раковине, загрузила ее в посудомоечную машину, она даже белье кинула в стиральную машину, – все, только чтобы хоть чем-то занять свой разум; только чтобы не думать о том, что произошло… и что она сделала. Однако, в конечном итоге, постепенно воспоминания полностью поглотили ее, завладев всеми ее мыслями.

Элли сидела на диване, тупо уставившись в пространство и слушая приглушенное жужжание работающей техники. Все вокруг казалось таким нереальным, словно это происходит с ней во сне, казалось, еще мгновение и она проснется, избавившись тем самым от сомнений и переживаний. Но это был не сон, до Элли наконец дошли слова Эм Джей, что «это случилось».

Их страсть друг к другу победила, на этот раз, они обе были активными участниками процесса.

Первым ее порывом было желание разразиться в свой адрес проклятиями за то, что она снова поддалась чарам Эм Джей, но, успокоившись и поразмыслив, Элли поняла, что на этот раз между ними все было по-другому. Как бы ей не хотелось опровергнуть это, Эм Джей действительно изменилась, изменилось ее отношение к ней. Исчезли надменность, стремление манипулировать и контролировать ее. И она сдалась, она сделала то, что сделала, потому что хотела этого, и Эм Джей позволила ей сделать все, чего она так сильно желала.

И, боже мой,… что это были за желания, подумала Элли, чувствуя как по телу разливается тепло. Прижав колени к груди и обхватив их руками, она блаженно закрыла глаза и погрузилась в приятные воспоминания.

Она вспомнила, как открыла дверь и увидела Эм Джей; она вспомнила выражение ее лица и намерения, отражающиеся в ее глазах. Она вспомнила их поцелуи и прикосновения, свою жажду и безудержную потребность утолить ее. Никогда прежде она не испытывала такого голода, такого всепоглощающего желания, от которого теряла бы над собой контроль.

Она вспомнила свои ощущения, ее словно охватило пламя, когда они слились друг с другом. Она вспомнила прикосновения своих ногтей, скользящих по широкой спине; синие глаза, смотрящие ей прямо в душу; напряжение, охватившее их тела; голоса, кричащие в экстазе; интенсивное движение бедер, объятия и покусывания. Она вспомнила горячие мягкие губы, ласкающие ее плоть, длинные, шелковистые пряди волос, щекочущие ее кожу, когда Эм Джей склонялась над ней, ее рот, язык, зубы, исследующие ее тело. Она вспомнила как кричала, плотно сжимая свои бедра вокруг темной головы и грубо схватившись руками за темные пряди волос, как жадно ловила воздух, вознесшись в небеса и медленно падая вниз.

Почувствовав, как ее тело вновь плавится от желания, Элли сглотнула образовавшийся в горле ком и продолжила чувственное путешествие по воспоминаниям.

Она вспомнила вкус и запах Эм Джей. Эта восхитительная женщина полностью отдалась в ее власть, и Элли сполна воспользовалась предложенной свободой действия. Сильные руки, крепко прижимающие ее во время страстного соития; мышцы живота, сокращающиеся от переполнявшего их напряжения; бедра, дрожащие под чувственными поцелуями и грубыми ласками; руки, запутавшиеся в ее волосах; горячее дыхание, запах, вкус Эм Джей на ее языке и ошеломляющая по своей энергетике кульминация всего этого. Элли вспомнила, как сама была готова отдаться на волю чувств от одних только криков, издававших Эм Джей.

Это было просто невероятно… настолько ярко и интенсивно… что не идет ни в какое сравнение с тем, что я когда-либо чувствовала и испытывала раньше, подумала Элли. Разве не этого я ждала и искала?… О чем всегда мечтала?… И как же в итоге я поступила?… Я испугалась и оттолкнула ее… Боже. Вжавшись еще сильнее в диван, Элли покачала головой и посмотрела на пол гостиной… туда, где они занимались любовью… снова и снова. Она была готова поклясться, что ковер еще хранил следы, оставленные их телами.

– О, мой Бог, – громко застонала Элли и обхватила голову руками.

Но вот вопрос – действительно ли они «занимались любовью»? Что-то непохоже… не совсем. Скорее это больше напоминало… секс… дикий… необузданный. Никакого намека на нежность, ни одного ласкового слова и обещания верности.

Если мы ни разу не сказали друг другу ни одного слова о «любви», то как то, что произошло между нами можно назвать «заниматься любовью»? Начала рассуждать Элли. Как я вообще смею думать, что могу любить ее?… Действительно ли она любит меня? Ее глаза расширились, когда она озвучила самый волнующие ее вопрос.

Она вспомнила момент, когда ее охватило непреодолимое желание рассказать Эм Джей о своих чувствах, сказать, что любит ее; она была в шаге от того, чтобы выложить ей всю правду, но, к счастью, ее опьяненный разум сумел совладать с собой, тем самым не позволив ей выставить себя еще большей идиоткой.

Это были просто глупые мысли пьяной женщины, убеждала себя Элли.

Тем не менее… она не могла не задаться вопросом, что подумала бы Эм Джей, если бы она проговорилась. Сочла бы ее смешной? Или была бы тронута до глубины души? А может быть, шокирована? Трудно было сказать. Все произошло так быстро. Давным-давно они уже проходили через это… Так почему же это снова повторилось? Они не видели друг друга на протяжении почти двух лет, и что же… одна неожиданная встреча и вот… они уже снова морочат друг другу голову.

И давайте не забывать тот факт, что в тот момент я была несвободна, подумала Элли. О черт, нет… даже не думай, отругала она себя, закатывая глаза. Проблемы с Кристиной могли подождать. Прямо сейчас ей необходимо было сосредоточиться на том, что же ей делать с Эм Джей.

Покачав в отчаянии головой и решив, что она слишком устала, чтобы думать о таком серьезном вопросе, Элли сползла с дивана и поплелась к себе в спальню, где, плюхнувшись на кровать, почти мгновенно уснула.

***

На другом конце города это утро было столь же безрадостным и для Эм Джей.

Она ехала домой полностью опустошенная, не в состоянии понять и принять то, что случилось. Она так часто представляла себе этот момент, что теперь вся ее сущность противилась принять то, что случилось на самом деле. Они наконец-то совершили это, сделали последний шаг и переступили черту, которая так давно разделяла их. И они сделали это вместе… снова и снова и снова. Это было невероятно.

И теперь лежа на своей кровати, Эм Джей размышляла над тем, почему она так охотно сдалась и так близко подпустила к себе Элли. Она никогда не делала этого раньше. Она никогда по доброй воле не отказывалась от контроля, никогда не позволяла себе полностью открыться и стать уязвимой.

Это настолько отличалось от нее прежней, от той, какой она так долго привыкла быть. Казалось, это было в прошлой жизни, когда она настолько близко была с женщиной, не говоря уже о том, чтобы полностью отдаться ей. Она в совершенстве овладела искусством доминирования и полного контроля, и в своем совершенстве она совсем забыла, что значит быть рядом с человеком. Не просто быть рядом… Чувствовать… вдыхать… осязать… ощущать что, это реально… что это единственно правильное.

Эм Джей спрашивала себя, неужели интенсивность ее чувств вызвана сложностью ее взаимоотношений с Элли… или, может быть, виной тому взрывная химическая реакция между ними,… а может быть все дело просто в Эллисон… она не знала. Как бы там ни было, это заставило ее открыться и чувствовать. После стольких лет борьбы, одиночества и блуждания в темноте, она наконец-то вышла на свет.

Она преподнесла Элли в дар всю себя… И что в итоге… Элли отвернулась от нее и оттолкнула в буквальном смысле.

Черт возьми, сердито подумала Эм Джей, чувствуя как слезы выступили на глазах. Может быть, она и заслужила это, в какой-то степени, ведь она знала, что Элли все еще злится на нее за то, что произошло между ними два года назад, но она и подумать не могла, что ее гнев так велик.

Ты ведь знала, что так все и случится? Ты рискнула, и вот к чему это привело… Ты раздавлена, подумала Эм Джей, качая головой и моргая глазами. Перевернувшись на спину, она заставила себя не думать о том, что ее отвергли и унеслась мыслями в воспоминания о проведенной ночи, которую она разделила с Элли.

Чувственные губы дернулись в легкой улыбке, когда она вспомнила их страстные поцелуи и ласки. Их жажда и потребность друг в друге была настолько мощной, они так отчаянно стремились поглотить друг друга и прогнать демонов, что проникли в их сердца и души.

Она вспомнила, как опустила Элли на пол, как ласкала губами и языком ее подбородок, шею, ключицу, живот, опускаясь все ниже и ниже к самому сокровенному. Эм Джей жадно пожирала ее плоть, в то время как бедра все сильнее и сильнее сжимали ее голову. Она чувствовала, как Элли дрожала от наслаждения, как сокрушительной силы оргазм накрыл ее с головой. Эм Джей была готова поклясться, что до сих пор чувствует вкус ее сладкого нектара на своих губах. Громко застонав, она закрыла лицо руками.

Боже, а что было потом, когда Эллисон перехватила инициативу в свои руки, желая утолить свой собственный голод. Без слов, без требований, без насмешек, только страстные стоны и тяжелое дыхание нарушало тишину этого дикого плотского пиршества.

Желание обжигающей волной разлилось по телу Эм Джей, которая, открыв глаза, посмотрела на вращающийся потолочный вентилятор. Вспомнив чувственные и требовательные ласки Эллисон, она вдруг подумала, что никогда еще не видела ее такой откровенной и смелой. Было ли это влияние алкоголя, или накопленный за последние восемнадцать месяцев большой опыт, она, черт возьми, не знала.

Они просто набросились друг на друга, охваченные вовсе не гневом, а отчаянным желанием поглотить и раствориться друг в друге. И эти чувства впервые были взаимны. Этой ночью ее эмоции рвались на свободу, угрожая сделать ее еще более уязвимой и открытой. Эм Джей до сих пор чувствовала в себе это стремление, именно поэтому она не могла не задаться вопросом, что же на самом деле чувствовала по отношению к ней Элли. С того момента как они поцеловались в конференц-центре, она поняла, что все еще небезразлична ей. Да и Элли этого не отрицала, она просто заявила, что более не намерена в это ввязываться. Так… почему же вчера она изменила своему решению? Неужели она была настолько пьяна, что не могла контролировать себя? Почему уступила ей? Неужели из-за своей минутной слабости? Неужели то, что между ними произошло это все было несерьезно и оставило после себя лишь чувство сожаления и неловкости?

Боже, как же она хотела показать Элли, как сильно она хочет быть с ней, что ей не нужен просто быстрый секс. Именно поэтому она так охотно открылась ей. Именно поэтому она позволила ей разделить с ней контроль. Ей хотелось показать и доказать Элли, что перемены возможны, что она ИЗМЕНИЛАСЬ. Однако сейчас, чувствуя себя отвергнутой и сломленной, ей казалось все это бессмысленным.

Элли каким-то непостижимым образом удалось разрушить непробиваемую стену, которой она окружила себя, и проникнуть ей в самое сердце. И теперь, потеряв это ощущение безопасности, Эм Джей до ужаса боялась, что все увидят ее настоящую… уязвимую и… влюбленную. Но даже не смотря на страх она ничего не могла с собой поделать. Она хотела быть с Эллисон. Даже сейчас, лежа на своей кровати и чувствуя себя разбитой и жалкой, она по-прежнему желала ее и сходила с ума от неопределенности, что если Эллисон никогда не захочет быть с ней.

Однако… я усвоила свой урок… и больше не буду за ней бегать, заявила Эм Джей самой себе. Но образ прекрасной и нагой Элли настойчиво продолжал преследовать ее. Глубоко вздохнув, Эм Джей попыталась избавиться от мучительных мыслей, пристально уставившись на вертящиеся лопасти потолочного вентилятора, пока наконец, у нее не закружилась голова и не пришлось закрыть глаза.

Боже, помоги мне… Я просто без ума от нее.

***

Элли проснулась, чувствуя себя совершенно разбитой. Стало ясно, что прошлой ночью она переусердствовала.

Решив, что не позволит своему состоянию загубить этот день, Элли медленно добралась до ванной. Бросив пижаму в корзину для белья, она повернулась и, взглянув на свое отражение в зеркале, так и осталась стоять с открытым ртом. Ее шея, ключица, живот и бедра, – все были к красных царапинах и укусах, яркое свидетельство страстной ночи проведенной с Эм Джей. Представшая перед ней картина заставила ее поежиться, и Элли поскорей забралась под душ, желая смыть с себя все следы своего падения.

Она яростно намыливала себя мылом, как вдруг неожиданно перед глазами всплыл образ Эм Джей, ее взгляд, когда она двигалась над ней,… внутри нее,… звуки экстаза, которые заполнили комнату,… горячее касание плоти о плоть. И это заставило Эллисон задуматься, что сейчас она смывала с себя не только следы свой слабости, но и доказательство того, что она поделилась нечто сокровенным с Эм Джей Уиттон, с женщиной, чей образ, вероятно, будет преследовать ее до самой смерти.

Нехотя она вынуждена была признаться себе, что из Эм Джей может выйти вполне идеальная возлюбленная, что было несколько удивительно, учитывая, какой властной и бессердечной она была раньше. Теперь перед Элли предстал другой человек. Открытый, готовый давать, а не только брать, чувственный, терпеливый, жаждущий измениться – человек, которого Элли искала и ждала всю жизнь. Вот только она совершенно не была подготовлена к его появлению.

Вместо того, чтобы остановиться и подумать о последствиях совершаемого ими поступка, вместо того, чтобы взять себя в руки и успокоиться, она позволила себе поддаться своим низменным желаниям. И выпитое ею вино здесь было совершенно не причем.

Я знала, что делаю… по крайней мере имела смутные представления, призналась Элли.

Но что еще хуже, вместо того чтобы утром поговорить с Эм Джей и объяснить, что ей нужно время, чтобы все обдумать, она отвергла и попросила ее уйти. Она испугалась.

Нет… я прогнала ее. Я накричала на нее и вытолкала ее на улицу полуголой! Поздравляю, Эллисон… Ты официально принята в клуб психопаток и стерв, подумала она про себя и прислонилась к стене, вспомнив с каким изумлением посмотрела на нее Эм Джей, когда она оттолкнула ее в первый раз. Элли была готова поспорить, что так с этой красавицей еще никто не поступал.

– Господи, что я наделала?… Я только еще больше все усложнила и запутала! – Пробормотала она вслух.

Беспорядочные мысли вихрем проносились у нее в голове, снова ввергая ее в состояние хаоса. Обхватив себя руками, Элли почувствовала, что ее вновь накрывает волна страха и беспокойства. Она устала страдать… устала вечно плакать… она НЕ желала больше быть жертвой. Она НЕ БУДЕТ плакать.

Но одинокая слеза уже предательски бежала по ее щеке.

… Черт возьми! У Элли больше не было сил сдерживать себя. Закрыв лицо руками, она тихо разрыдалась, разрываемая на части охватившим ее чувством печали и растерянности, чувствуя как от боли сжимается ее сердце и задыхается душа. Она плакала по себе… плакала по Эм Джей… плакала по Крис.

Она думала, что ее жизнь наконец-то изменилась в лучшую сторону, она думала, что волна наконец-то вернулась к ней. Но все это оказалось лишь видимостью. В ее жизни ничего не изменилось. Наоборот, ее вновь накрыла беспощадная набегающая волна, уносящая ее далеко от берега, туда, где она легко могла потерять саму себя и погибнуть.

Глава 52

    Сокрытое за словами уличного разговора дало мне понять,

    Что былого огня в твоём сердце больше не сыскать.

    Я уверен, что ты слышала это и раньше, но никогда не сомневалась,

    И я не верю, что кто-то чувствовал к тебе то же, что и я сейчас.

    Наши общие дороги извилисты и запутаны,

    Путеводный свет неверен и ослепляет,

    Мне бы хотелось сказать тебе очень многое,

    Но я понятия не имею как.

    Ведь быть может, ты та, кто спасёт меня,

    И в конце концов, ты – моя удивительная преграда.

    Oasis

Мучительные выходные, наконец, закончились, и Элли была рада вернуться к работе. Ей нужно было что-то, чтобы отвлечься.

К сожалению, это оказалось легче сказать, чем сделать. Как бы усердно она не пыталась, все ее усилия были тщетны. Все о чем Элли могла думать, это Эм Джей, и то, что они были вместе; все, что она могла чувствовала, это боль, разрывающая ее сердце на части. Ею овладел страх, что вполне возможно она до сих пор влюблена в нее, она постоянно колебалась, что должна или не должна делать со всем этим.

Иногда ее охватывало желание поднять трубку и позвонить Эм Джей, чтобы извиниться за свое поведение, но она просто не могла заставить себя сделать это. Она не сомневалась, что после ее глупой выходки Эм Джей считает ее неуравновешенной и взбалмошной,… безусловно, после этого она даже не захочет разговаривать с ней… ведь так? Но они должны были поговорить… Они ДОЛЖНЫ ПОГОВОРИТЬ. Они должны обсудить то, что между ними произошло. И хотя ее гордость требовала просто забыть об этом и двигаться дальше, Элли понимала, что она просто не может оставить все как есть. Она ненавидела «незавершенные дела». Однако каждый раз, когда она смотрела на телефон, у нее скручивало живот и начинала болеть голова.

К концу недели, Крис совсем перестала звонить и оставлять ей сообщения. Но не смотря на эту передышку, Элли по-прежнему не знала как решить вопрос с Эм Джей.

Чтобы хоть как то успокоиться и наконец-то разобраться в себе, она начала ходить на пляж. По вечерам, когда солнце уже садилось, она шла на звуки прибоя, снимала туфли и ходила по песку, пока ее ум напряженно работал. Так бесцельно гуляя по пляжу и слушая грохот волн, она чувствовала, что ее душа и сердце постепенно успокаиваются. Иногда Элли подходила к краю берега и касалась ногами набегающей волны, желая, чтобы соленая прохладная вода смыла все ее беды и освободила от печали.

В эти моменты она думала о том, что своими действиями окончательно все запутала и разрушила – и возможно, необратимо. Вопрос был в том… имело ли это значение? Значило ли это что-то для Эм Джей? Была ли она расстроена и поэтому не звонила, или она решила, что это все неважно, точно также как и сама Элли. Или, может быть, она просто сдалась?

Нет, этого не может быть. Она бы никогда не взяла на себя труд преследовать меня только чтобы потом просто снова уйти… ведь так? Начала спорить Элли сама с собой, вспоминая обжигающий взгляд Эм Джей и ее последние слова: «Это не конец, Эллисон». Она просто ждет меня… ждет от меня следующего шага. Боже… но есть ли у меня силы сделать его? Могу ли я его сделать? В чем именно заключается следующий шаг? Что такого я должна сделать? Рассуждала Элли, паникуя. Господи, чувствуя, что я теряю разум… я совершенно схожу с ума! Решила она, качая головой и продолжая гулять по пляжу.

Ее снова и снова преследовали одни и те же вопросы… не совершила ли она ошибку, уступив своим желанием и проведя ночь с Эм Джей? Правильно ли она поступила или нет? Ужасная оплошность или единственно верное решение? В своем ли она была уме, когда оттолкнула Эм Джей, упустив тем самым шанс всей своей жизни? Глупость или судьба? У Элли не было ни одного ответа… только вопросы… только страхи.

Она боялась снова обрести надежду… пойти на риск… открыть свое сердце и душу. Когда-то она так и поступила, и ей снова причинили боль. Она боялась… боялась силы своего желания… Она хотела Эм Джей… хотела ее так сильно, что это причинило физическую боль. Она хотела вновь утонуть в завораживающих голубых глазах и раствориться в них навсегда. Она думала о ней постоянно. Она не могла ни спать, ни работать. Она потеряла себя.

Нужно было что-то с этим делать. Но что?… Следующий шаг был за ней.

***

Эм Джей проснулась довольно рано. Лишенная покоя и сна из-за Элли, она сползла с кровати и направилась в душ, по дороге решая чем бы ей заняться, чтобы заставить себя избавиться от беспокойных мыслей.

В итоге она приняла решение привести в порядок мотоцикл и немного покататься на своем любимце, учитывая что погода для этого была просто отличная. Надев поношенные джинсы и футболку, Эм Джей отправилась в гараж.

И хотя работа приносила ей удовлетворение, но, к сожалению, она не смогла избавить ее от мыслей об Элли. Сидя на бетонном полу гаража и начищая хромированные детали мотоцикла до блеска тряпкой, Эм Джей продолжала думать о женщине, завладевшей ее сердцем.

Ей было интересно, о чем сейчас думает Эллисон… Ведь с их последней встречи прошла уже неделя. Что она сейчас чувствует? Была ли она несчастна все эти дни и ночи, как и Эм Джей? Неужели она думает, что проведенная ими ночь была ошибкой?… Или это было самое прекрасное, что могло только случиться с ней? Злится ли она на нее до сих пор? Переживает?… Или она обо всем забыла? Эм Джей хотелось бросить все и снова пойти к ней, но она понимала, что не может сделать этого.

Она не будет звонить ей… не будет преследовать ее. Эм Джей чувствовала, что поступила правильно, когда пошла за Элли и открылась ей, показала ей, что она чувствует… столько раз, сколько это было возможно. Она сделала все, что могла. Вероятно, Элли так и не поняла, каких усилий ей стоило то, что она сделала… А может, ей просто было все равно? Может быть, ее злость и обида были слишком велики, чтобы простить и забыть? Эм Джей не знала, но даже несмотря на отказ Элли, ей по-прежнему хотелось увидеть ее… почувствовать… вкусить. И это желание было сильнее чем, когда либо прежде.

Секс между ним был удивительным… сказочным, но для нее их близость значила гораздо больше. Это была не просто похоть, в ту ночь они поделились друг с другом нечто сокровенным и особенным. Но Эм Джей боялась произнести это слово вслух. Она боялась надеяться… она боялась надеяться, что Эллисон чувствует то же самое. Одно дело признаться самой себе, что «ты влюблена», другое дело признаться в этом другому человеку… всему миру… это было слишком опасно.

Эм Джей боялась, что, если она скажет Элли о своих чувствах, ее мир в одночасье рухнет. Так один день сменял другой, от Элли не было никаких известий, и казалось, что действительно все в итоге ведет именно к этому.

Но хуже всего было то, что теперь, когда она поняла, что значит быть с Элли, когда они разделили друг с другом свою страсть, когда она осознала, что значит любить Эллисон, Эм Джей боялась, что окажется не в состоянии жить без этого… Жить без нее.

Но она не будет больше преследовать ее; не будет больше унижаться перед ней. Элли не единственная кто способен чувствовать… она не единственная кто имеет слабости и может быть уязвимой. Эм Джей тоже страдала… и она не была защищена от боли… она просто умело ее скрывала.

Она пошла ва-банк и потерпела неудачу. Теперь ей просто предстояло жить с этим. Несмотря ни на что.

***

Элли всю дорогу, которая тянулась воль реки, обуревали беспокойные мысли. Огромные, старые дубовые деревья по бокам устремлялись ввысь, образуя над узкой дорогой живую арку своими огромными витиеватыми ветками и закрывая от глаз подъездную дорогу, которую она искала. За густой листвой от посторонних глаз надежно скрывались старые и новые особняки.

Достав из сумочки мятый листок бумаги, Элли проверила адрес. Ей до сих пор не верилось, что она это делает. Прочитав свои каракули, девушка поняла, что находится уже совсем близко. Вскоре, она увидела пару больших каменных колонн с нужным ей номером. Замедлив ход, она свернула на узкую дорогу и через некоторое время уперлась в большие кованые железные ворота.

До этого Элли видела дом Эм Джей только один раз. Охваченная любопытством или, может быть, одержимостью, когда-то давным-давно, она узнала ее адрес и решила проехать мимо него, чтобы посмотреть, где живет Эм Джей. Но тогда она мало что увидела с дороги, точно также как и сейчас. Дорога продолжала тянуться от ворот вглубь и заканчивалась возле огромного двухэтажного особняка, который был едва различим из-за деревьев. Даже не смотря на свое состояние, Элли не могла не впечатлиться величественным великолепием строения.

Восхищенно изучая дом, Элли заметила, что дверь соседнего здания – по-видимому гараж – была открыта, и что у входа был припаркован внедорожник.

О, Боже! Здесь есть кто-то еще! В панике подумала она. Ну, конечно здесь есть кто-то еще! Неужели ты думала, что Эм Джей будет сидеть и тосковать по тебе? По ТЕБЕ!? Господи! Какая же я ИДИОТКА! Элли закрыла лицо руками, снова поддавшись старым сомнениям и страхам, которые вновь пустили в ее разум и сердце свои уродливые корни. Глубоко вздохнув, она потрясла головой, стараясь взять себя и свои эмоции под контроль. Нет… Я не могу сейчас остановиться. Я приехала сюда, чтобы поговорить и исправить свою ошибку, и, черт возьми, я собираюсь сделать это! Решительно подумала она.

Элли оглядела камеры безопасности, который были установлены возле домофона и нервно прикусила щеку. Маленькая красная кнопка вызова, казалось, насмехалась над ней, отчего на душе стало еще тревожнее. Неужели она действительно хочет это сделать? Осмелится ли? Действительно ли ей это надо?

Да! Да! Да! Просто сделай это, трусиха! Заявила она себе. Сделав еще один глубокий вдох и выдох, Элли опустила боковое стекло и протянула руку.

***

Громкий звуковой сигнал, возвещающий что кто-то подъехал к воротам, стал для Эм Джей полной неожиданностью. Ей никогда не нравился домофон, но теперь, когда этот район все больше и больше застраивался, и любопытные покупатели и риэлторы все чаще нарушали ее покой, она была рада, что он у нее есть.

Посмотрев на домофон и систему безопасности, которая размещалась внутри гаража, Эм Джей издала раздраженный вздох. Монитор был выключен, а высовывать голову за дверь, чтобы посмотреть, кто к ней приехал, ей совершенно не хотелось. Безусловно, звонящий заметил ее джип, припаркованный у входа, и открытые двери гаража, так что она не могла сделать вид, что никого нет дома… хотя на мгновение именно так ей и хотелось поступить.

Эм Джей подошла к мигающей лампочке и нажала на кнопку «разговор».

– Да? – Нетерпеливо рявкнула она.

Прошло какое-то время прежде чем она услышала на другом конце: «Аммм… Я… я ищу Эм Джей Уиттон». Это было сказано очень тихо, но тем не менее Эм Джей узнала говорящего. Этот голос она могла узнать где угодно… этот голос она мечтала услышать на протяжении всей недели.

Эм Джей немедленно включила монитор и взглянула на черно-белое изображение. У ее ворот стоял Фотльксваген Жук. Что же делать? Ей не верилось, что Элли приехала к ней домой, что она здесь и сейчас. Решив, что лучше будет ничего не говорить, Эм Джей просто нажала на кнопку, открывающую железные ворота, пропуская столь желанную гостью в ее обитель.

Маленькая машина медленно двигалась по дороге, пока наконец не остановилась у передней части дома. Элли вышла из своей машины и огляделась, спрашивая себя, кому принадлежал резко ответивший ей по домофону голос. Повернув голову в сторону гаража, она получила ответ на свой вопрос.

Эм Джей шла к ней, одетая в потертые синие джинсы и мятую белую футболку с какой-то выцветавшей эмблемой на груди. У девушки перехватило дыхание, когда Эм Джей остановилась в нескольких метрах от нее. Темноволосая сирена молча смотрела на нее своими небесно-голубыми глазами, нещадно преследующими ее в последние дни. Эм Джей выглядела расслабленной, но уставшей, ее волосы были затянуты в свободный хвостик, что делало ее… моложе… мягче… и не столь угрожающе, чем обычно. Элли вдруг пришло в голову, что она впервые видит ее в чем-то другом, помимо сшитого на заказ дорогого костюма.

Ну… либо в костюме либо абсолютно голой, подумала она про себя и, покраснев, начала теребить в руках ключи от машины. Так они стояли какое-то время, просто изучая и пожирая друг друга глазами.

– Привет, – наконец, сказала Элли, более не выдержав молчания.

– Привет, – ответила Эм Джей, блуждая взглядом по девушке. Элли, одетая в джинсы и синюю футболку, выглядела нервной и неуверенной в себе, но даже в таком состоянии Эм Джей находила ее восхитительной.

От ласкающего ее взгляда по телу Элли разлилась горячая волна желания. О, Боже… неужели я совершила ошибку, подумала она, запаниковав. Нет! Я должна покончим с этим… Я должна сказать то, за чем пришла, и только после этого уйти.

– Я хм… я хотела, э-э… поговорить с тобой, – запинаясь, начала Элли, – если, конечно, у тебя есть время… Ты не занята? Я могу уйти, если ты занята… – На последней фразе ее голос сорвался.

– Я не занята, – ответила Эм Джей, при этом, ее лицо совершенно ничего не выражало.

Элли ненавидела это ощущение неизвестности, не в состоянии расшифровать, что к скрывается за этими загадочными глазами цвета неба. На мгновение ей захотелось развернуться и убежать, но, собравшись с мужеством, она продолжила. – Я просто хотела извиниться… за свое поведение… за то, как поступила. И… хм…, – Элли замолчала и посмотрела вдаль. – Это было… Я просто… Я не знаю…, – закончила она, тяжело вздохнув.

Эм Джей не молча наблюдала за ней, видимо, ожидая продолжения.

Определенно, она не собирается упростить мне жизнь, подумала Элли, начиная нервничать. – Я не соображала, что делаю,… я была расстроена,… я извиняюсь за то, как поступила с тобой. – Элли смотрела на Эм Джей, желая добавить что-то еще, но не зная что именно… особенно, видя что та не желает участвовать в разговоре. Почувствовав, как защипало глаза, она решила уйти прежде, чем полностью потерять свое достоинство.

– Ну… это все что я хотела тебе сказать. Я просто хотела сказать «извини» и что «я идиотка». Вот… Ну, ладно, я пожалуй пойду, – быстро пробормотала Элли, желая поскорее убраться отсюда к черту и сохранить лицо, если это было еще возможно. Она повернулась и направилась к своей машине, но голос Эм Джей остановил ее.

– Элли… подожди, – окликнула Эм Джей, чувствуя необходимость что-то сказать. Несмотря на охвативший ее страх и нежелание снова попадать под удар, она знала, что просто не может позволить Эллисон уйти. Не сейчас… Никогда.

Элли остановилась и, моргнув пару раз глазами, повернулась. Эм Джей стояла в каких-то сантиметрах от нее.

– Ты не должна извиняться за то, что я должна была сделать еще два года назад, – сказала Эм Джей.

– О, нет… нет, я не это имела в виду! – Воскликнула Элли, поняв, что Эм Джей все неправильно истолковала и сейчас в замешательстве смотрит на нее. – Я просто… была не готова… Я… я сделала то, что не должна была делать, и это расстроило меня, именно поэтому я сорвалась на тебе.

– Значит, ты действительно думаешь, что это была ошибка? – Спросила Эм Джей, нахмурив брови.

– Да… то есть нет… В смысле… э-э, вот черт! – Элли провела рукой по лбу и покачала головой. Ей нужно было время, чтобы отдышаться и успокоить нервы. Неожиданно, ситуация вышла из-под контроля, угрожая все окончательно испортить, но на этот раз она не позволит этому случиться.

– Послушай, Эм Джей… мы обе совершали ошибки. Мы обе поступали неправильно и говорили не то, что хотели сказать на самом деле… Я просто хочу забыть о прошлом… Забыть обо всем и двигаться дальше… Понимаешь? – Элли с надеждой посмотрела на Эм Джей, которая в ответ, ничего не сказав, отвела глаза и кивнула в знак понимания.

Элли глубоко вздохнула, собираясь с силами сказать то, что намеревалась. – Я не могу отрицать, что ты меня привлекаешь, Эм Джей, – начала она неуверенно. – Я думаю, и это довольно очевидно, что между нами есть… химия. – Ее слова, наконец-то, вызвали улыбку у Эм Джей. – Но… каким бы удивительным не был секс между нами, – добавила Элли, краснея, – мне нужно… мне нужно больше.

Эм Джей на секунду опустила глаза и сжала челюсти. Ей так и хотелось бросить в ответ на заявление Элли, что она готова и сделает все, что та только пожелает. Но сейчас было не время для такого рода откровений, более того, она была уверена, что Эллисон собирается сказать ей нечто большее.

– Нам надо поговорить о многих вещах, Эм Джей. Нам необходимо решить, что мы будем делать дальше… Одной страстной ночи проведенной вместе мне недостаточно.

Эм Джей молчала. Она не доверяла самой себе. На самом деле, ей не хотелось говорить… она хотела лишь одного… наклониться и поцеловать эти сладкие розовые губы, что маячили у нее перед глазами.

И как обычно, Элли не могла прочитать по выражению лица Эм Джей, о чем та сейчас думает. Но, раз уж она начала эту исповедь, то должна ее и закончить. – Но я не хочу делать поспешных шагов… Я не хочу неизвестности… Если мы решим быть вместе, я хочу, чтобы мы были открыты и честны друг с другом.

Не сводя глаз с Эм Джей, Элли протянула руку и осторожно коснулась ее руки, заставляя голубые глаза посмотреть прямо на нее. Она хотела убедиться, что Эм Джей поняла, о чем она говорит; на этот раз она не хотела никакой недосказанности и недоразумений.

– Мне нужно знать, о чем ты думаешь и что чувствуешь.

Эм Джей смотрела в глаза женщины, которую любила, ни на минуту не сомневаясь, что хотела сказать ей Элли, чего она хочет, в чем нуждается и чего желает… И Эм Джей жаждала в ответ рассказать ей о своих надеждах, желаниях и планах на будущее. Но не сейчас. Прямо сейчас, все, что она хотела, это почувствовать ее вкус на своих губах, коснуться этой невероятной красоты женщины, которая глубоко проникла ей в душу.

Эм Джей шагнула вперед, окончательно сократив между ними расстояние, и нежно обхватила ладонями лицо Элли. – Мы можем поговорить позже. Прямо сейчас, я хочу почувствовать тебя рядом.

Элли изумленно открыла рот, это был не совсем тот ответ, который она ожидала услышать. Потемневшие синие глаза встретились с нефритовыми, и она в одночасье лишилась всей мыслей, чувствуя как длинные руки Эм Джей обхватили ее за плечи, прижимая ее к сильному телу. Возвращая объятия, Эллисон с облегчением прижалась лицом к теплой мягкой груди.

Они долго держали друг друга в объятиях, молча успокаивая друг друга, утешая и обещая. Зарывшись носом в шелковистые светлые пряди волос и вдыхая цветочный аромат, Эм Джей чувствовала как на нее нисходит умиротворение, которое ей могла даровать лишь любимая. Опьяненная ароматом духов Эм Джей, смешанный с запахом пота и листвы, Элли таяла словно масло.

Казалось прошла вечностью, когда наконец они оторвались и посмотрели друг на друга. Тоска, понимание, любовь, желание и голод… Вот что было написано на их лицах, и в этот момент они поняли, что их жизнь снова изменилась. Волна вернулась к ним.

Их судьба снова была в их руках.

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Золотой фонд » "Обратная волна"A. K. Naten