Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Calm M&A

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Скачать в формате fb2   http://sf.uploads.ru/t/W9rhQ.png

**** M&A (Mergers & Acquisitions - Слияния и Поглощения)

Ниже пришлось использовать следующие засорители великого и могучего:
Job offer – письменное предложение-обязательство принять на работу.
On/off – вкл./выкл.
GDP – ВВП, валовый внутренний продукт.
Interims – здесь: временная работа студентов во время обучения.
HR (Human Resources) – внутренний департамент, ответственный за рекрутинг и развитие персонала компании.
прим.автора

6.00, 17 июля 200*. Москва, Сокольники.
“Yahoo-o! Диплом в кармане! Вчера отметили, обмыли так сказать... Вчера, ну, можно сказать, что уже сегодня, какая, на фиг, разница. А голова, ну, что голова… пройдет же она когда-нибудь, наверное, … может, к вечеру. Не, к вечеру – это поздно. Да ладно, первый в жизни диплом все-таки. Все это не главное, главное – это job offer’ы! Bот они, аккуратные листочки c блестящими перспективами и манящими цифрами. Не зря родители заставляли горбатиться. Ну, вообще-то, не так чтобы и заставляли, скорее, так сказать, морально да и иногда материально поддерживали эти шесть лет. Опять - так сказать. Следи за речью, собеседование же сегодня! И какое… Буду следить, приму сейчас что-нибудь… отрезвляющее… м-мм… и буду следить…”.
Здоровый сон.

12.00, 17 июля 200*. Москва, Сокольники.
Звонок будильника.
“Уже встаю, да встаю я! Так, что у нас? - У нас час до вылета из дома. Зеркало… ух ты … отлично! Значит так, радио - on, душ и кофе. Что одеть? Простебаться и заявиться в джинсах и майке? Тогда и ходить незачем. Такого юмора там не понимают. O.k. Конструктивнее. Какой костюм одеть? Классный вопрос! Ну, в моем случае, скорее, классический … или риторический или… так, словесный по-ток в разгаре! Помолчи, а? Молчу-молчу. Ладно, учитывая, что приличный костюм у меня один, вопрос явно риторический. Отлично, его и наденем, его – это костюм.”

13.45, 17 июля 200*. Москва, Новый Арбат.
“У меня еще 15 минут и я не волнуюсь. Подумаешь, тоже мне счастье – «Мы предлагаем Вам возможность попробовать свои силы, присоединившись к глобальной компании, занимающей лидирующие позиции на мировом рынке консалтинга…». Как говорится, сам себя не похвалишь… умеют америкосы впаривать! Хотя, почему именно америкосы, компания глобальная, там, наверное, всякой твари по паре. Короче, ты злишься. А злишься потому, что не уверена… не уверена в себе. Да не могу я сказать, что не уверена! У меня, слава богу, три job offer’а в кармане. И каких! Народ в группе обзавидовался - везет тебе, Шувалова! Так что это собеседование, по существу, ничего не решает. Обломится здесь – еще не известно, кому повезло. Все, не волнуюсь, сосредотачиваюсь, настраиваюсь. O.k., но почему у меня такое чувство, что все-таки что-то решается сегодня, что-то очень важное и… Приехали, вот они, двухметровые псевдоготические буквы на крыше – King & Leinhart, ничего не скажешь - пафосно!”

14.15, 17 июля 200*. Москва, Новый Арбат, офис.
“Тестирование какое-то предварительное придумали, ну ничего, сейчас чего-нибудь напишем. Что у них здесь? Ага, indifference curve, кривая безразличия. Прямо как у нас сейчас с Мишкой. Не знаю, как у него, а у меня так точно. Устала, наверное. Пять лет – это срок! С зоны, наверное, выпускают через пять лет примерного поведения. А уж мое поведение было прямо-таки идеальным. Или мне это только кажется? Стоп, осталось полчаса и полсотни вопросов. Что дальше, GDP1999? Понятно, первый посткризисный год интересует, видимо, как точка отсчета. А что было точкой отсчета у нас?.. Стоп!!! … Осталось пять минут. Что у нас на десерт? Эссе из десяти предложений? Тема - Почему я хочу работать аналитиком группы M&A в King&Leinhart? Ну, пишут-то все кандидаты, наверное, одинаковое, здесь главное - выбрать правильный тон. Весь вопрос – какой тон будет правильным? Судя по окружающей обстановке – умеренно-идиотский, но оптимистичный. Вперед! ”

15.00, 17 июля 200*. Москва, Новый Арбат, офис.
“После теста ряды поредели. Как они сказали – «Вы прошли тестирование, мы верим, что вы – лучшие. Поздравляем вас, следующий шаг – индивидуальное собеседование с HR и линейным менеджером. Мы будем приглашать вас по одному в переговорную, большая просьба не отходить далеко отсюда. Успеха вам!» И вам успеха! Интересно, а это обязательно – говорить кандидатам все эти деревянные фразы про успех и т.п.?”

15.20, 17 июля 200*. Москва, Новый Арбат, офис, переговорная.
“Ну и с кем тут собеседовать? Вот они – девушка в очках без оправы, волосы забраны в гладкий хвост, рубашка застегнута на три пуговицы, в смысле, только на три пуговицы, нижние. Косметики, понятно, нет. Но все, что есть, офигенное – и часы, и костюм, и очки эти, которые без оправы. Наверное, HR – это она. А парень, видимо, пресловутый линейный менеджер. Хорошее умное лицо… ну что ты будешь делать! Пока витала в облаках, они представились… чего ты ржешь? живые они, живые! представились – имена свои назвали, а я прослушала, придется теперь обращаться просто на Вы…”
- Ольга Шувалова?
- Да, это я. “Нетрудно догадаться. Копия моего паспорта – у них на столе.”
- Магистр экономики, специализация – мат.методы?
- Да. “И копия диплома тоже.”
- Я смотрю, у Вас были Interims в компаниях Большой четверки…
- Да. “Отзывы у нее в руках.”
- Английский?
- Да. “Во дают, я же только что после вашего теста!”
- Понятно, Вы всегда так немногословны?
- Нет. “Ну, слава богу! Рассмеялись, вроде, юмор понимают.”
- Результаты теста у Вас достаточно средние, но эссе произвело впечатление, причем неизгладимое. Вы умеете писать так, что хочется читать. А это важно в консалтинге. У нас масса тренингов для сотрудников, мы много чему можем их научить. Но опыт показывает, что такой навык, как умение писать, мало подвергается коррекции. Хорошо, если Вас все еще интересует эта позиция, мы будем рады, если Вы к нам присоединитесь. Наверное, Вам надо подумать. Когда Вы сможете дать ответ?
- Сейчас. Я согласна. “Щеки горят, жарко здесь что ли?”
- O.k. Тогда подъезжайте завтра с документами часам к 11-ти к нам в HR, уладим формальности, а с 15 августа ждем Вас. Добро пожаловать в M&A!

“К нам в HR… значит HR – это все-таки она. А парень – менеджер группы. Ну что ж, угадала! Значит, с 15 августа – M&A, King & Leinhart. Кстати, Мишка меня теперь убьет, наверное. А с другой стороны, если дать себя уговорить и пойти работать с ним в одну компанию – повешусь сама, так сказать, без посторонней помощи. Нет, ты не исправима - опять так сказать!”

**2**
Не знаю почему, но случилось так, что я до сих пор помню тот день по минутам. Помню, как ехала на собеседование: раскаленный вагон метро, вечная толкотня при выходе со станции, шумная толпа, растекающаяся по свежевымытому тротуару в прохладу маленьких забегаловок, облепивших начало Арбата. Помню свои мысли, точнее, их обрывки, беспорядочно возникавшие и затем бесследно растворявшиеся в моей не до конца протрезвевшей голове. Помню свое настроение – я отчаянно трусила и потому наглела. Возможно, эта наглость вкупе с пойманным куражом и позволила мне не провалить тест.

Помню, как уже вечером Мишка отпаивал меня крепчайшим чаем, бормоча под нос что-то про мачо, который лечит и плачет. Сам он не плакал, но, казалось, как и я чувствовал нечто, готовое ворваться в нашу жизнь и изменить ее до неузнаваемости. Еще тогда меня удивило, что он не отговаривал и не уговаривал, даже не пытался. Когда много позже я спросила, почему он проявил такую необычную для него покорность, он грустно рассмеялся и ответил: “Не такой уж я чурбан, как тебе всегда казалось. У нас же давно все было «не слава богу», точнее, у тебя было. Я-то был счастлив тем, что есть. Я думал, что ты просто устала, что все это временно. Но в тот день … как тебе объяснить… когда я увидел тебя, когда увидел изумрудные всполохи в твоих глазах и … словом, мне было неясно только одно: ты уже влюбилась или же это было предощущение влюбленности?”

Меня же весь тот день, да и последующий тоже, не покидало ощущение нереальности, точнее, внереальности происходящего. События и ощущения, подобно тасуемой опытными пальцами колоде, мелькали, налетая друг на друга, не позволяя, понять ни их смысл, ни последствия. Что-то происходило со мной, вокруг меня. Тогда мне казалось, главное сейчас - это сделать правильный выбор. Гораздо позже я поняла, что как раз выбора-то у меня и не было.

***3***
Три месяца спустя.

Опаздывать нехорошо, недопустимо и просто глупо. Особенно по вторникам, когда группу собирают на еженедельную внутреннюю встречу, чтобы выслушать отчеты, раздать задания, обнародовать планы, короче, хорошенько промыть мозги и воодушевить на очередные подвиги на благо компании. Особенно, учитывая то, что кроме моего непосредственного босса – того самого Алексея, проводившего собеседование при приеме на работу, на этой встрече должен был присутствовать и познакомиться с нами новый партнер, курирующий M&A. Партнеры – одновременно служащие и собственники компании, высшая каста, небожители. Во всяком случае, тогда они казались мне именно такими…

Посмотрев на часы, р-рр, 8:12, я вздохнула и обреченно протиснулась в полуоткрытую дверь переговорной комнаты, обычного места внутренних встреч. Кивнув вместо приветствия, я обвела присутствующих взглядом, радостно осознавая отсутствие посторонних. Алексей как всегда вещал что-то скороговоркой, стоя у магнитной доски и быстро скользя маркером по ее бликующей поверхности. Увидев меня, он запнулся. Я виновато улыбнулась ему, мысленно задаваясь вопросом: “И где же наш грозный партнер? Неужели тоже проспал? Да, и чего это все они на меня так уставились?” В этот самый момент до меня донеслось:
- Well, наверное, мы можем продолжать, - глубокий женский голос, явно expat’ский*, старательно выговаривал непривычные для него слова.

Влипла! Я обернулась. Партнер, точнее, партнерша, ну, а как еще назвать партнера женского рода, восседала собственной персоной в первом ряду маленькой аудитории. Я уставилась на нее в изумлении, как я могла не заметить эту женщину ранее? Лет сорока или около того, грива темных волос и бездонные синие глаза, безразлично скользнувшие по моей готовой провалиться сквозь землю фигуре. Это равнодушие почему-то задело и разозлило меня. “При ее деньгах могла бы и понатуральнее линзы подобрать, такого цвета в природе не бывает,” – в отместку подумалось мне. Уже потом, гораздо позже, я узнала, что она никогда не носила линз. А сейчас… видимо, напряженность момента подействовала не только на меня. Алексей, поперхнувшись и почему-то перейдя на язык Шекспира, бодро выпалил:
- Dear Sharon, just let me introduce my colleague, Olga Shuvalova. She’s one of our…umm… the most promising analysts.**
Все в изумлении уставились на босса. Это было неслыханное нарушение субординации – прервать встречу, отвлечь партнера ради того, чтобы представить какого-то аналитика, к тому же опоздавшего.
- I see,*** - проронила “dear Sharon”. По ее лицу было видно, что познакомиться с одним из двух десятков аналитиков московского филиала компании было мечтой всей ее жизни.
Мой начальник, кажется, понимал, что допустил ужасный промах, да и вообще несет полную ахинею, но остановиться, видимо, уже не мог:
- Ms Shuvalova’s just back to the office despite the fact that she leaved it only eight hours ago. Yesterday’s night she was helping me with the urgent presentation for one of our clients. That is the one I showed you before this meeting.****
- Good job!***** – и более чем странный взгляд в мою сторону.
Ну, Леха, спасибо, удружил! По-моему она решила, что мы спим с ним или около того.
– Okay, Алекс, давайте продолжим, – наконец устало произнесла она, выдергивая нашего босса из оцепенения.

Встрепенувшись, он затараторил с новой силой. Потом его сменили старшие аналитики. Добравшись до своего места, я рухнула в кресло и застыла, притворяясь, что внимательно слушаю выступавших. На самом деле, их слова свободно проходили через мою голову, нисколько не задерживаясь в ней. В конце встречи слово взяла Шерон. Она говорила по-русски, должна заметить, довольно-таки хорошо говорила. Я сидела и слушала ее, как слушают музыку, так как по-прежнему не могла сосредоточиться и уловить смысл произносимых слов. Cловесный поток словно огибал меня, не в силах преодолеть выстроенные мозгом заслоны.

А она говорила и говорила, сквозь ватную пелену до моего сознания доходили только отдельные слова: сроки… стратегии… прогнозы… клиенты… рынок… слияния… “Слияния? … хотела бы я знать, причем здесь это? Приехали! Это же название твоего отдела. Надо же, никогда не приходило в голову, сколько эротики кроется в русском названии нашей группы…”

Все когда-нибудь кончается, закончилась и эта встреча. Сотрудники расходились по своим отсекам, предварительно подойдя к Шерон, чтобы представиться. Она говорила каждому пару слов и пожимала руку. Когда очередь дошла до меня, я завертела головой, надеясь, что смогу как-нибудь избежать очередного позора. Может, кто-нибудь отвлечет ее, и я незаметно проскочу к выходу. Но тщетно, в комнате уже почти никого не оставалось. На подгибающихся ногах я приблизилась к ней.
- Рада была познакомиться с Вами, Ms Shuvalova, - усмешка застыла в ее глазах.
- My name is Olga,****** - выдохнула я, триумфально завершая конкурс ахинеи, начатый нашим заботливым боссом. Громкий хохот, грянувший из коридора, заглушил мои последние слова. Я всегда знала, что народ у нас добрый.

Понятно, что с тех пор иначе, чем мисс Шувалова, меня на работе больше никто не называл. Но, прямо скажем, это была не самая большая из моих проблем…

__________________
* expat – иностранец.
** - Уважаемая Шерон, позвольте представить Вам мою коллегу Ольгу Шувалову. Она является одним из наших… самых многообещающих аналитиков.
*** - Понятно.
**** - Мисс Шувалова только что вернулась в офис, хотя ушла с работы всего восемь часов назад. Вчера вечером она помогала мне с подготовкой срочной презентации для одного из наших клиентов. Это та презентация, которую я показывал Вам до начала встречи.
***** - Замечательно!
****** - Меня зовут Ольга.

+1

2

****4****
Вернувшись после этой кошмарной встречи к себе в отдел, я первым делом рванула к столу горячо любимого начальника:
- Спасибо тебе, Алекс!

Он сидел, обхватив голову руками:
- Оль, прости, сам не знаю, что на меня нашло. Это все она, как взглянет… все прямо… опускается.

У Лехи был такой жалкий вид, что сердиться на него было решительно невозможно. Умница и первоклассный специалист, он робел перед партнерами и был просто не в силах оказать им ни малейшего сопротивления.

- Да, ладно, не бери в голову. Кстати, а кто она такая? Что за чудо на нас свалилось? - как можно более безразлично спросила я, присаживаясь на краешек его стола. Рассматривая свою руку, хранившую тепло ее рукопожатия, я поняла, что хочу узнать об этой женщине как можно больше, чем-то она зацепила меня. Весь вопрос – чем именно?

- Да я сам мало чего знаю. Вроде, она British*. Раньше уже вела несколько проектов здесь, в России. Ее считают одним из самых перспективных партнеров компании…

- Ага, выражаясь твоим языком, одним из самых … м-мм … многообещающих…

Он предпочел не заметить моей иронии:
- Точно знаю только одно, если она опять в Москве, значит, здесь готовятся крупные сделки.

Слова Алексея многое объясняли. Последние недели офис гудел как встревоженный улей. Я давно собиралась разузнать, в чем собственно дело, но была слишком занята.

Между тем, он продолжал:
- А если готовятся крупные сделки… ну, ты сама понимаешь, что это означает.

Конечно, понимаю, как не понять. Это означает бешенные бонусы партнеров и менеджеров. А нам, простым смертным, это сулит двенадцатичасовой рабочий день и призрачную надежду на продвижение.

Погруженные каждый в свои раздумья, мы вздрогнули практически одновременно, услышав знакомый глуховатый голос:
- Алекс, я жду Вас через 15 минут в своем офисе, мне нужны ваши последние отраслевые обзоры и, наверное, ассистент.

Я подняла голову, Шерон стояла напротив и с явным неудовольствием обозревала нашу идиллию. Встретившись с ней взглядом, я не спешила отвести его, хотя первым желанием было немедленно спрыгнуть с Лехиного стола и испариться. Вместо этого я уставилась на нее в ответ, размышляя о том, что вряд ли мне удастся испортить впечатление о себе еще больше. Все равно, она уже подумала обо мне бог весть что…

В действительность меня вернул предательски севший голос Алексея:
- Ассистент… какой именно? With what particular profile?**

- Nothing special, just somebody with analytical skills. That would be enough.*** Кстати, прошу Вас, говорите со мной по-русски, Алекс. Мы в России.

- Yeah… м-мм… да, - Леха аж подскочил на месте, его лицо пошло веселенькими красными пятнышками.

Я по-прежнему сидела на его столе и в упор смотрела на Шерон. По-моему, ей нравилась реакция Алексея. А это значит, что ей не могло нравиться то, как реагирую я.

- И так, увидимся через 15 минут, - проговорила она, первой отводя взгляд. Легкий взмах волос и тонкий шлейф парфюма. Она ушла, мы опять остались с боссом наедине.

- У-у, бродит как приведенье, - Леха питал сентиментальную слабость к «Собаке на сене» и любил к месту и не к месту процитировать что-нибудь эдакое. – Ну, да ладно, я пошел собирать обзоры, ты тоже подготовься, через 15, нет, через 13 минут мы должны быть у нее.

- Мы? - вскинулась я, - лично я про себя ничего не слышала. По-моему она приняла меня за дополнительный монитор на твоем столе или нечто вроде этого.

- Не знаю, за кого она тебя приняла. Возможно, и за монитор – ты так пялилась на нее, что можно было и ошибиться.

- Я … пялилась? – чуть не подпрыгнув на месте, я почувствовала, как краска заливает мое лицо.

- Пялилась, пялилась, - задумчиво констатировал Леха, - впрочем, как и она на тебя...

- По-о-нятно, - протянула я и, желая замять тему, спросила, - значит, ты считаешь, что я – это ничего особенного?

- Что я считаю, тебя не касается, – проговорил Леха, входя в роль строгого начальника, - ваше дело – стат.материалы обрабатывать, прогнозы строить и репорты писать, а не с менеджерами дискутировать.

- Yes, sir! - попыталась я шуткой скрыть невольную обиду, соскальзывая с его стола.

- Не обижайся. Я думаю, что ты - лучший для нее вариант. Ты ее видела?! Всех остальных она просто за Можай загонит своими выкрутасами. Так что придется тебе отдуваться за всю группу. Ну что, слабо, а, мисс Шувалова?

- Да пошел ты! - только и сказала я.

****5****
Встреча с Шерон шла на удивление спокойно. Не выразив никакого удивления по поводу моего присутствия, она сразу перешла к делу, загрузив и Алексея, и меня по полной программе, а в конце, подводя итоги, сказала:

- Okay, и так встречаемся через три часа.

- Через три дня? Вы, наверное, имели в виду три дня, не три часа? – не выдержала я, окидывая взглядом свой список заданий из пары десятков пунктов.

Ответ был озвучен самым издевательским тоном, который я когда-либо слышала:
- Уверена, что готовить это можно и три недели. Проблема в том, Olga, что я имею только три часа.

Она хотела прибавить что-то еще, но внезапно была прервана. Дверь ее офиса раскрылась без стука, и с порога донеслось радостное:
- Hi Shezzy, glad to hear you’re back to Moscow! Mind to have a lunch with me now, darlin’?****

Мы с Лехой оглянулись, на пороге стояла Оксана. Я видела HR-директора всего пару раз с того летнего собеседования и была слегка удивлена произошедшими изменениями. Куда девались ее обычные вальяжность и серьезность? Прямо Наташа Ростова в миниюбке перед первым балом. Короче, я впервые видела ее такой... возбужденной. “Что это с ней? Свидание вечером что ли? Или не вечером? И что вообще происходит?” - пронеслось у меня в голове.

Тишина была нарушена самой Оксаной – она, наконец, соизволила увидеть, что darlin’ была не одна:
- Oops, you have a meeting*****…

- Мы уже заканчиваем, Oxana, я сейчас присоединюсь к тебе, - улыбка в сторону HR, - вам все понятно? – кивок в нашу сторону.

- Д-да, - проблеял Леха и направился к выходу…

“Какого хрена”, - всколыхнулась я про себя, “эта стерва будет тут ходить на ланчи со всякими … миниюбками, а нам тут хоть пропади”!

- У меня вопрос! – насупилась я, продолжая сидеть на месте.

- Да? – удивленный взгляд синих глаз.

- Эти три часа включают время моего ланча? – мой голос слегка дрожал то ли от обиды, то ли от непонятного разочарования. Хм, а на что собственно обижаться?

- Твоего ланча? – она усмехнулась, - okay, встретимся через три с половиной часа. И прошу не опаздывать, раз уж ты - мой ассистент…

Воодушевленная маленькой, но победой я тоже двинулась к выходу.

- H-m, and is it Ms Shuvalova who in reality is your assistant now?***** – донесся до меня насмешливый голос Оксаны.

“сволочь! Just fucking Royal сволочь!******” - я до сих пор жалею, что не сказала этого вслух…

__________________
* здесь - англичанка.
** - С какой конкретно специализацией?
*** - Ничего особенно. Просто кого-нибудь с аналитическими способностями. Этого будет достаточно.
**** - Привет, Шеззи, здорово, что ты опять в Москве! Как насчет ланча, дорогая?
***** - Упс, у тебя встреча…
****** - Хм, и кто на самом деле твой новый ассистент? Мисс Шувалова?
******* - Сволочь!…

****6****
Месяц спустя.

“Кой черт понес тебя на эти галеры?!” - эта мысль посещала меня в течение минувшего месяца чуть ли не каждый день. Сказать, что было трудно, значило бы не сказать ничего. Мы работали на пределе своих сил, как физических, так и моральных. Домой я приползала на подкашивающихся ногах только затем, чтобы забыться в коротком беспокойном сне, который неизменно прерывался злобной трелью будильника в самом, как мне казалось, его, то есть сна, начале.

Моя личная жизнь свелась к нечастым телефонным разговорам с Мишкой. Он старался звонить регулярно с той целью, как он говорил, “чтобы, ну, если тебе вдруг понадобится жилетка, плечо или что–то еще…”. Хм, что-то еще… если так дальше пойдет, я рискую… хотя, ничем я особенно не рискую. Для меня секс всегда лежал где-то на периферии наших отношений. Нельзя сказать, что он, в смысле, секс мне совсем не нравился. Просто это было, как бы это сказать, дополнением ко всему остальному.

Мы потрясающе проводили время вдвоем – мне нравилось просто шататься с ним по улицам и вдыхать будоражащий запах только что распустившейся зелени весной. Зиму мы проводили в киношках, после чего до одури целовались в подъезде родительского дома – тогда я еще жила с родителями. Он часто заезжал за мной в универ и терпеливо ждал окончания занятий. Понятно, я балдела, когда девчонки из группы провожали нас завистливыми взглядами: его 190 см возвышались над гудящей университетской толпой, обнимая и прижимая меня к себе…

Так, о чем, собственно, я? Да, мне нравилось проводить время с ним. А если ему еще был нужен секс, то я была, скорее, за, чем против…

Так что личная жизнь как таковая в данный момент отсутствовала напрочь. Девчонки пытались вытаскивать меня куда-нибудь на выходных, но потом оставили эту затею из-за очевидной бесперспективности – я засыпала мгновенно, стоило мне буквально на миг остаться в относительной неподвижности. “Мы ее теряем,” – таким был общий диагноз.

****7****
Но рабочие напряги – это было только полбеды. В конце концов, это понятно, преодолимо и даже полезно - мы, junior staff*1*, так сказать, “росли через себя”, проходя через подобные напряжные проекты. Что было действительно хреновым, так это моя работа в качестве ассистента Шерон. Если с Алексеем мы работали душа в душу, то с ней… ничего из печатной лексики для описания нашего… «сотрудничества» до сих пор на ум не приходит.

Она цеплялась ко мне, цеплялась неизменно вежливо, неизменно хладнокровно и неизменно жестоко. Задания из серии “иди туда, не знаю, куда, и сделай то, не знаю, что” сыпались как из рога изобилия. Я как могла справлялась с ними, с переменным успехом, но справлялась. Ей постоянно нужна была информация, новая информация, много новой информации. Причем уже обработанной информации и причем через 40 минут. Мы все понимали, что это невозможно. Тем более обидно было, когда удавалось все-таки нарыть что-нибудь совершенно потрясающее и принести ей это, скажем, через полтора часа, натолкнуться на холодно-пренебрежительное:
- Thanks. But that is too late*2*.

Услышав такое в первый раз, я извинилась и вышла из ее офиса совершенно уничтоженная. В дальнейшем уже не извинялась ни разу. Просто улыбалась, как если бы получала изысканный комплимент, разворачивалась и уходила.

Я до сих пор не понимаю, что именно тогда удержало меня от подачи заявление об уходе. Один раз я сама порвала уже написанное заявление, в другой раз это сделал Алексей. Он все понимал и неизменно советовал: “Перетерпи, просто перетерпи, и она отстанет.” Но она что-то и не думала отставать.

Одной из причин, почему я тогда не ушла, было то, что чувства, которые я испытывала при работе с Шерон, в целом были из разряда смешанных. Это трудно объяснить, но в интеллектуальном плане я даже получала удовольствие. Я быстро закисаю, когда приходится делать что-нибудь монотонное и рутинное. С Шерон мне это не грозило совершенно. Каждый день отличался от предыдущего, каждое новое поручение было как вызов, как “слабо, а, мисс Шувалова?” И если удавалось как-то справиться, то даже не получая от нее никакого положительного feedback’а*3*, мне было приятно. Приятно от самого сознания преодоления, ну, и Леха, да и остальные ребята не скупились на похвалы в таких случаях.

Тем временем не только Алексей, но и весь M&A прознал, что я являюсь для Шерон объектом внимания, причем явно недружественного внимания. Народ шушукался, «слишком гордая» - как-то услышала я за своей спиной. Гордая, хм… да ничего подобного. Просто я отчетливо понимала – начни я прогибаться, от меня вообще мокрого места не останется, а так хотя бы относительное статус-кво сохраняется. Но в целом народ мне сочувствовал, точнее, сочувствовали практически все, ну, за редким исключением.

Тем самым исключением была Оксана. И хотя мы с ней практически не пересекались по работе, я неизменно чувствовала, что «большой брат смотрит на меня». Однажды в столовке, гордо именуемой рестораном, я проходила с подносом мимо столика, за которым они обедали вместе с Шерон, и случайно услышала:
- Are they two*4*? – голос Шерон звучал как-то уж слишком равнодушно.
- Sure*5*, - излишне торопливо заверила ее Оксана.
Тут они заметили меня, и… смутились. Во всяком случае, разговор тут же перескочил на обсуждение меню. При выходе из столовой до меня доехало: смутиться они могли только в том случае, если обсуждали меня, меня и Леху, наверное… А зачем Шерон интересовалась моей скромной персоной? Она вовсе не производила впечатление человека, интересующегося офисными интрижками. И, что возможно более важно, зачем Оксана мела пургу? Просто так?..

Наблюдая мои страдания, Леха как мог пытался исправить ситуацию – предлагал Шерон поработать с другими, более опытными аналитиками, но она неизменно отказывалась, ссылаясь на то, что большинство ее заданий не требуют high-skill assistance*6*. Ну, последнее, как я понимаю, добавлялось, чтобы лишний раз задеть меня. А вообще она, конечно, меня этим удивляла. Ну, раздражаю я ее по каким-то причинам, okay, зачем тогда отказываться от других ассистентов? По зрелому размышлению перспективы мои из-за этого выглядели еще более безрадостными – она не отстанет. Ее цель – выжить меня из группы совсем. Зачем? Ну, хотя бы потому, что я не опускаю глаза под ее фирменным взглядом и не начинаю трепетать как остальные. Она чувствовала во мне не то что бы силу, а так, островок непокорности. И если я правильно понимаю ее душевное устройство, ей надо было либо сломать меня, либо избавиться, причем первое – предпочтительнее. Вот с такими оптимистичными мыслями мы и подошли к финальной стадии проекта.

****8****
- Это есть наш последний и решительный,.. – устало бормотал под нос Леха, уставившись в монитор и заливая в себя …надцатую чашку кофе. Он был на работе с семи утра, несмотря на то, что вчера ушел около двенадцати. Я знала это точно, так как мы уходили вместе.

- Да хватит тебе! Ты, наверное, уже по восьмому разу эту мутотень читаешь, - попыталась отвлечь его я.

- Читаю я не мутотень, а “Final Stage Report”*7*, межу прочим. А если и получилась мутотень, то в этом и ваша, сударыня, вина, и не малая… Завтра утром Шерон презентует эту, как вы выражаетесь, мутотень клиенту, и … если что не так, то висеть нам вместе - на соседних столбах будем раскачиваться, - как всегда рассудительно ответил Леха.

Делая очередной глоток и протирая кулаком воспаленные глаза, Леха зашелся в сухом кашле. Дело было плохо. Погода стояла отвратительная – мокрый снег, таявший не долетая до асфальта, воздух, пропитанный сыростью, грязное месиво под ногами. А сегодня добавился еще и густой туман - мы с утра пробирались на работу буквально наощупь.

Как всегда в такое время по Москве гуляла очередная эпидемия гриппа. Правда, нас привили, так сказать, в добровольно-принудительном порядке. Но, по-моему, толку от этой прививки было чуть – народ заболевал по-прежнему, т.е. именно тогда, когда это было нужно менее всего. Алексей с Шерон сегодня вечером должны были улетать в Питер, чтобы презентовать клиенту многостраничный результат наших месячных страданий. К тому же через неделю у него была запланирована свадьба, так что парень буквально разрывался на части. А тут еще грипп! Глядя на Леху, я не понимала, как он вообще умудряется сидеть и работать. Также было совершенно непонятно, как он собирается куда-то лететь и что-то презентовать.

- Весь мир насилья мы разрушим … кто был ничем, то станет всем, – на этой жизнеутверждающей ноте в нашу комнату вошла Шерон.

- Рада слышать такие … оптимистичные идеи, - она обвела комнату глазами, - добрый день, Алекс, я думаю, нам надо еще раз уточнить налоговый аспект проекта, зайди ко мне вместе с tax manager*8* за полчаса до общей встречи.

Повернувшись ко мне, она добавила:
- Что происходит с теми графиками?

Опять - двадцать пять! Вот пойми, что она имеет в виду! Я строю добрую сотню графиков за день, причем половину из них для нее. Собравшись, я лучезарно улыбнулась и прощебетала:
- Добрый день, Шерон! Те графики – это … какие именно.. графики?

- Те графики – это те два графика по налогам, которые ты собиралась закончить и послать мне еще вчера, - мне был подарен очередной, далекий от доброжелательности взгляд.

- Кстати, я слышала, вас можно поздравлять, - натянутая улыбка в нашу сторону и совсем непраздничный тон, - у вас скоро свадьба…

- У нас… да, в смысле, … у меня скоро свадьба, но я заранее написал на vacation*9*, - босс как всегда оправдывался.

После его слов в комнате повисло недоуменное молчание. Тут до меня дошло – она же нас вместе с Лехой поздравляла, ну, конечно, мы же “two”…

- Свадьба будет только у Алексея, … в смысле, у Алексея и его жены, … ну, которая сейчас еще не жена, короче, … я в этом не участвую, - попыталась расставить я точки над i, одновременно понимая, что большей околесицы в единицу времени наплести было бы трудно. Потом, взяв себя в руки, как можно спокойнее продолжила, - а что касается тех двух налоговых графиков, то я обещала закончить их вчера вечером. Как и договаривались, я закончила и выслала их тебе еще вчера вечером перед уходом.

Если она и удивилась, то не подала виду.
- Um-m… перед уходом… значит, это было уже сегодня, не вчера, - мне показалось - что-то изменилось в ее голосе, он стал как будто ниже, да и взгляд явно помягчел.

Надо же … заметила, во сколько я вчера ушла… Я опустила голову в притворном смирении:
- I’m sorry, really very sorry. My slender hope is that wouldn’t ruin the deal completely.*10*

Исполнив арию покаяния, я подняла голову и с долей вызова посмотрела ей в глаза. А чего мне, собственно, было терять? Я готова была увидеть в них что угодно: раздражение, гнев или обычную для нее скуку. Но ничего этого не было и в помине. В них светился явный и неприкрытый… интерес? И еще нечто непонятное, такое бывает, когда в незнакомце неожиданно узнаешь старого знакомого, короче, … узнавание, что ли?

- Well, I hope so. I’d hate to have to fire you*11*, - она внимательно смотрела не меня…

Опаньки! Что это? Шутить изволим? Ну, что ж, как говорится, была не была:
- Is that the case? I guess that would be delicious for you…*12*

- Oh no, - синие глаза продолжали рассматривать меня с откровенным интересом, - that wouldn’t be delicious, nothing of the kind, just regrettable…*13*

- Regrettable?

- Sure. I have never got such a skillful and … promising assistant… in this lifetime at least…*14*

Она вышла. Я, чтобы скрыть внезапно нахлынувшее смущение, показала ей вслед язык. Ну, разумеется, она тут же обернулась. Наверное, я выглядела просто очаровательно - красные от недосыпа глаза, растрепанные волосы и высунутый язык. Она просто скорчилась от смеха, затем сделала движение правой рукой, имитируя движение ножниц поперек языка, потом развернулась и ушла уже окончательно.

Лешка удивленно усмехнулся:
- И что это было?
А потом задумчиво продолжил:
- Если бы она была мужчиной, я бы, наверное, предположил …, - тут он опять задохнулся в приступе кашля. И, между нами говоря, я была рада, что он не смог додумать свою мысль до конца.

****9****
Не знаю, как прошла встреча с tax manager, но на общей встрече Леха выглядел просто волшебно – в смысле, краше в гроб кладут. В итоге его отправили домой с пакетом антибиотиков и кучей медицинских советов.

Тем временем обсуждение шло своим чередом. Это было как генеральная репетиция спектакля, с одной стороны. А с другой, целью встречи было попытаться еще раз нащупать слабые и непроработанные места. Поочередно выступали менеджеры, вовлеченные в проект: антимонопольники, применимые проф.законы, финансы, легализация, налоги и прочая, прочая, прочая.

А над всем этим возвышалась Шерон. Ума не приложу, как ей удавалось держать все это под контролем. Правда, выглядела она немного озабоченной. Ну конечно, Алекс заболел, а это было серьезной потерей. То, что он сможет прийти в форму к вечеру, было из области фантастики. Наверное, размышляет, кем заменить Леху. “Вот уж дудки, - мстительно подумала я, - пусть теперь попыхтит. Такого, как Леха, вдруг не заменишь.”

Вскоре очередь дошла и до расчетов. В отсутствии босса выступать пришлось мне. Все шло довольно гладко, пока дело не дошло до тех самых вчерашних графиков. Они иллюстрировали налоговые последствия проекта в среднесрочной перспективе. Налоговые последствия… а она ведь напоследок просила Леху проверить именно налоговые последствия. И он добросовестно проверил их, проверил согласно… действующему законодательству, что и было скрупулезно отражено в мои расчетах.

Вот засада! Через пару недель – Новый год, а значит, наверняка, вступает в силу что-нибудь новенькое в кодексе из того, что эти …удаки-депутаты успели напринимать в течение года. Да ладно, он же специально встречался с tax manager, наверняка, они проверили, что там и когда вступает в силу. И вообще это не мое дело. Но язык уже опережал мои благие намерения, и вместо заранее заготовленного комментария я услышала собственные слова:

- Как вы можете видеть, для всех расчетов используется одна и та же формула, так как одной из предпосылок было неизменное в рассматриваемом периоде состояние налогообложения отрасли. Хотя, мне сейчас кажется, что возможно именно эта предпосылка нуждается в дополнительной проверке…

Внезапно стало очень тихо. Тишину взрезал хриплый голос Шерон:
-Olga, почему была принято эта предпосылка? И почему, ты думаешь, она … все еще нуждается в проверке?

Всем было очевидно, что вопрос явно не по адресу, не по зарплате, как у нас говорили. Предпосылки формируют менеджеры. В отсутствие Алексея народ повернулся к tax manager. Тот слегка скривился:
- По поручению Алексея я сделал ревью текущей налоговой ситуации… - он сделал упор на слова “по поручению” и “текущей”.

“Вот скотина!… ты же знал, что считаем для пяти лет! Замотался, забыл проверить будущее - так и скажи, нет, валит все на отсутствующего,” – нестройный ход моих мыслей был прерван словами Шерон:

- Well, тогда проверьте немедленно, - ее взгляд переместился на меня, - продолжайте, Olga.

Я быстро долистала свои оставшиеся слайды, лихорадочно соображая, что придется делать, если и впрямь, что-то в налогах меняется.

- Ну, в общем, ничего критичного. Изменения есть, но небольшие, вот новое ревью, - tax manager невозмутимо зашел в переговорную и, как ни в чем не бывало, направился к своему креслу, раздавая присутствующим свежераспечатанные листочки.

Народ охнул.
- * тут был мат*! – коротко резюмировала Шерон.
- Б…! – это не выдержал благовоспитаннейший Николай Иванович, наш главный аналитик
- No comment, - ну, это уже Оксана, которая тоже присутствовала на встрече в качестве… да кто ее знает, в каком качестве она присутствовала. Хотя, может, просто как один из директоров.

Я взяла свою порцию листочков и метнулась к выходу. “Урод, просто урод! – пронеслось в голове на ходу. Какая разница – большие изменения или нет! И дело даже не в том, что людям через три часа отчаливать из офиса, а надо еще презентацию править. Этот проект стоил сотни тысяч, а потенциальные проекты этого клиента – миллионы долларов. Одна малейшая неточность, и его доверие к компании будет подорвано. Я всегда удивлялась, почему клиенты соглашаются оплачивать поистине сумасшедшие счета, выставляемые нашей фирмой. Леха как-то раз на пальцах объяснил мне эту кухню.

“Понимаешь, конечно, в компании собраны лучшие специалисты в отрасли, ну, одни из лучших. Конечно, мы не ошибаемся, ну, почти не ошибаемся. Конечно, на определенной ступени развития бизнесы уже не могут позволить себе иметь дешевых контрагентов, вот и оплачивают счета аудиторов из Четверки или же наш консалтинг. Но главное не это. Мы, как компания, понимаешь, мы же продаем не консалтинг, мы продаем уверенность… глобальную уверенность в том, что все сделано хорошо и правильно. А если эта уверенность, это доверие разрушены, то …”, - он задумался. “Компания теряет клиента”, – продолжила я. “Компания теряет клиентов. Не клиента, а клиентов! Слухи же быстро по рынку распространяются. А менеджеры теряют работу”, - философски закончил он…

Быстренько заведя новые предпосылки в систему, я пересчитала графики, сбросила их дизайнеру для вшивки в готовый отчет и вернулась в переговорную как раз тогда, когда более-менее успокоившийся народ обсуждал последние слайды.

В конечном итоге, все было не так уж плохо, в смысле, ошибка была замечена и исправлена. Я сидела и надувалась от гордости.

0

3

Скрипнувшая дверь прервала мое самолюбование, в комнату вошла девушка из Administrative Support*15*, AS – как мы их для краткости называли:
- Звонила подруга Алексея Воеводина, его только что отвезли в больницу, температура сорок, двухсторонняя пневмония.

В комнате воцарилась тишина. А девушка продолжала:
- Просьба как можно скорее решить, на кого переоформлять билет?

Все посмотрели на Шерон, а она, казалось, задумалась, потом, внезапно стряхнув оцепенение, выдала:
- Olga… Olga Shuvalova…

- I dunno… she has no the appropriate experience, she’s too young. What is more – don’t you think her position is an adequate one in terms of producing the right impression on the client? – Оксана, исчерпав запас аргументов, встала и направилась прямо к Шерон, - maybe
it’s Николай Иванович, who fits in that job in the best way?*16*

- Maybe… but it was Olga who noticed that error. What is more she worked closely with Alex and me on this project. As for producing the right impression, I think I’ll manage that… by myself,*17* - она стала собирать свои бумажки, давая понять, что спор окончен.

Я сидела, вжавшись в свое кресло. Интересно, а меня кто-нибудь спросит: хочу ли я, могу ли я ехать в эту дурацкую командировку, да еще и с этой стервой в обнимку. Стоп! Почему в обнимку? Не знаю, так просто… вырвалось. То, что она стерва, я не сомневалась. Подумаешь, один комплимент, после целой сотни ушатов холодной воды. Просто ей так удобнее. Конечно, я лучше других знаю весь проект целиком, так как только мы втроем работали по всему проекту, остальные делали каждый свою часть. Но, тем не менее, мне было приятно, очень приятно. Она не посмотрела на меня, когда говорила: Olga… Olga Shuvalova, но голос, этот слегка хрипловатый голос до сих пор резонировал в моей замечтавшейся голове… именно замечтавшейся… интересно, о чем…

Народ обступил меня, поздравляя.
- Так держать! – похлопал по плечу Николай Иванович, - что не говори, а Ольга только что возможно спасла наши годовые бонусы.
Среди поздравлявших не было только Оксаны, она все еще стояла рядом с Шерон, что-то с жаром доказывая ей. Потом, видимо, взяв себя в руки, развернулась и, не говоря никому ни слова, выбежала из комнаты.

Что это с ней? Он же HR. Я вроде ей не конкурент… или конкурент… а в чем тогда? Ко мне подошла та самая девушка из AS:

- Ольга, Вам, наверное, надо будет съездить перед вокзалом домой, собрать вещи и т.п.?

- Перед аэропортом, - машинально поправила я ее.

- Ой, Вы, наверное, не знаете еще. Вы же с Шерон едите, а не летите. Вы видели, что на улице делается? Погода сейчас нелетная, а прогноз еще хуже. У нас зарезервировано купе в СВ, правда, к сожалению, только одно. Но Шерон не возражает.

Интересно, как она бы смогла возразить – предложила бы мне расположиться не в ее купе, а в коридоре или туалете или же бежать вслед за поездом…

- У нас есть свободный водитель, он подвезет Вас до дома, а потом на вокзал, скажите мне, когда Вы будете готовы…

- Обязательно, - вздохнула я.

Час от часу не легче, восемь часов трястись на поезде, находясь буквально на расстоянии метра от… Шерон. Я как-то по-другому представляла себе ночь после сдачи проекта.

Меж тем подробности о том, как именно мы едем в Питер, распространились среди коллег. И я получила новую порцию поздравлений, из которых фраза “ну, вы там, главное - не подеритесь” была самой безобидной.

Попрощавшись с народом, я отправилась собирать файлы, которые могли понадобиться в командировке. Да, в общем-то, ничего страшного – пыталась успокоить я себя. Ты ведь можешь сразу заснуть и проснуться потом уже в Питере. Как я ошибалась, той ночью спать мне не пришлось совсем…

___________________________________
*1* - младший персонал.
*2* - Спасибо, но уже слишком поздно.
*3* - обратная реакция.
*4* - Они что, пара?
*5* - Конечно.
*6* - вмешательство высококвалифицированного специалиста.
*7* - итоговый отчет.
*8* - менеджер по налогам.
*9* - здесь – заявление на отпуск.
*10* - Не передать словами, как я огорчена! Надеюсь только на то, что это не похоронит сделку окончательно.
*11* - Я вообще-то тоже надеюсь на это. Не хотелось бы столкнуться с необходимостью уволить тебя…
*12* - Правда? А я думала ты мечтаешь об этом.
*13* - Совсем нет, вовсе и не мечтаю. Наоборот, это было бы весьма печально.
*14* - Точно. У меня никогда не было такого талантливого и … обещающего ассистента… по крайней мере, в этой жизни…
*15* - здесь – Административный департамент
*16* - Я не знаю… у нее нет необходимого опыта, потом она так молода. И главное, она же никто, какое впечатление это произведет на клиента? Может быть, лучшей кандидатурой был бы Николай Иванович?
*17* - Может быть… но ту ошибку заметила только Ольга. К тому же именно она работала достаточно тесно с Алексеем и мною над этим проектом. Что касается того, как произвести на клиента хорошее впечатление, я думаю, я справлюсь с этим.

****10****
Мы столкнулись с Шерон при входе в вагон и рассмеялись при виде друг друга: полушубок, джинсы, сумка на плече, пакет с костюмом в руках и ноутбук на перевес. Каждая была зеркальным отражением другой, при этом вместе мы чем-то напоминали киношный спецназ перед высадкой: одинаково экипированные, собранные и сосредоточенные.

Пройдя по коридору в купе, я осмотрела место, которое станет моим домой на ближайшие восемь часов. Чисто, уютно, немного старомодно. В целом, пожалуй, и ничего, жить можно. Пара минут, и сумки были разложены, верхняя одежда развешена. Мы сели друг напротив друга, каждая со своим ноутбуком на коленях. Повисло неловкое молчание.

- Я тоже не люблю поезд, - наконец нарушила его Шерон.
- Почему «тоже»? – полюбопытствовала я.
- Tatiana, та девушка из AS, сказала, ты огорчилась, узнав про поезд…
- Да нет, не особенно.

Ох, уж, эти девушки из AS! Узнать-обсудить-передать – закон их существования! Интересно, их таких подбирают или же это благоприобретенное, так сказать, работа воспитывает…

- Почему тебе пришло в голову подумать о тех налогах? – ее вопрос прервал мои раздумья.
- Ну, я…просто… вспомнила, что ты беспокоилась о налогах и просила Алекса еще раз все проверить, - я решила не усложнять.
- That’s a false modesty.*1* Ты обнаружила ту ошибку самостоятельно, - внимательнейший взгляд в упор.
- Тебя это так удивляет? Я, что, произвожу впечатление человека, который не способен ни на что? Ни график вовремя построить, ни дурацкую ошибку заметить?
- Ни в офис не опаздывать… - продолжила она.
- Ладно, замнем для ясности.
- Как, как ты сказала? Повтори, я не знаю этот idiom.
- Зам-нем для яс-нос-ти, - по слогам повторила я, - means something like “lets stop discussion for clarity sake”.*2*
- Sounds like a little bit crazy idea for me…*3*
- For me too. But it works – we’ve changed the subject.*4*
Она рассмеялась.

- Что будем делать? Я хотела бы ужинать. Здесь, я слышала, должен быть ресторан. Присоединишься ко мне?
Поступившее предложение было даже не неожиданным, а, скорее, из разряда сногсшибательных. Слишком велика была дистанция между нами.
- С удовольствием, - искренне ответила я, пытаясь вспомнить, когда же я ела что-нибудь горячее в последний раз.
- Но сначала… я вижу, ты устала, но… не могла бы ты сначала посмотреть на General Project Description.*5* Я имею в виду его русский вариант. Мне трудно оценить из-за языка, но мне это не нравится. Oksana говорит…you are brilliant with words, so would you mind just glancing at it?*6*
- Эксплуататоры, - проворчала я себе под нос, хотя на самом деле было приятно, опять приятно до неприличия.
А она уже раскрыла свой ноутбук и, найдя нужный файл, пересела на мой диван, передавая мне компьютер.

Я углубилась в текст, которого до этого не видела. Он был написан в Marketing Department и был правильным, взвешенным, продуманным, но … скучным… смертельно скучным. Понятно, что никто не ожидает от вступительной части итогового отчета особенного веселья, но так, как это написано, тоже нельзя. В конце концов, клиент должен получать какое-то удовольствие за свои деньги. А как он может его получить, если продраться через это вступление и не вывихнуть челюсть от непрерывного зевания, было практически невозможно.
- М-мм, я могу править прямо здесь?
- Do, please! I have a backup copy here.*7*

Отключившись от внешнего мира, я задумалась – как оживить эти десять страниц так, чтобы, не утратив связь с English version, они стали бы более удобоваримыми. Okay. Я, кажется, знаю. Постепенно ровные строчки текста расцвели красными вкраплениями моих исправлений. Полчаса, и все было закончено.

Я расправила затекшие плечи и откинулась назад. Наверное, я сделала это резковато, потому что правый локоть при этом въехал, … въехал в Шерон, чтобы быть точной, я заехала свой начальнице по … м-мм…
- Oops, ради бога, извини! Тебе больно?
- Uh-huh… наверное, я сама виновата – читала через твое плечо новый текст… Well, this one is much… much better, in my opinion at least.*8* Я сейчас отправлю это в офис, и мы сможем есть. Ты не передумала?
- Я - нет. А ты? I’ve just proved it is not quite safe to be with me,*9* - я не сразу осознала двусмысленность своей шутки, - м-мм … я хотела сказать “to be near me”*10*.
- I see, but I think I’ll survive… in both cases…*11*

****11****
Она долго и внимательно изучала меню. Потом, отложив его в сторону, сказала:
- Предлагаю Martel и шоколад. Что ты думаешь?
За меня ответило мое лицо. Видимо, отчаяние, написанное на нем, было слишком велико. Шерон рассмеялась:
- Как твой босс я не могу позволить тебе есть здесь что-то другое. Это опасно. Завтра в одиннадцать – презентация. Ты должна быть в форме. Возможно, сыр? Ты ешь сыр?
- Ужинать сыром с коньяком?
Видимо, придется обойтись без позволения…
- А что ты хочешь?
- Мясо!
- Kid!
- Ну и пусть! Мне шницель, - добавила я, развернувшись к официантке, с интересом наблюдавшей наши споры, - шницель и салат.
И плевала я на ваши expat’ские заморочки.
- Have some brandy as well, hope it’ll fix you,*12* - прозвучало как всегда насмешливо, но теперь все-таки слегка по-другому… теплее что ли…
- Это мы и без сопливых знаем… - пробурчала я себе под нос.
Она вопросительно посмотрела на меня, но я не стала переводить, зачем?

Как пишут в официальных релизах, ужин проходил в непринужденной, дружеской атмосфере. Я в два счета расправилась со шницелем, размер которого производил удручающее впечатление. Наверное, они вывели новую породу – какие-нибудь карликовые свиньи, и теперь делают из них мини-шницели для вагонов-ресторанов. Салат тоже моментально испарился с моей тарелки. Сопроводив все это в целях профилактики глотком коньяка, я сиротливо уставилась в пустую тарелку.
- Повторить? – давешняя официантка участливо смотрела на мои опущенные плечи.
- Бесполезно, - вздохнула я, - можно лучше чаю, обычного не зеленого чаю? Только глоток бензина может спасти смертельно раненого кота.
- Чай-то у нас как раз хороший, никакой не бензин! – женщина с возмущением посмотрела на меня, а потом удалилась, обиженно поджав губы.

Вот уж кого не хотела задеть! Я виновато улыбнулась Шерон, ее же все это только забавляло.
- Она меня не поняла, я ничего такого не имела в виду, это же…
- Булгаков, - прервала она, - я тоже люблю его.
- Кого, Михаила Афанасьевича?
- Да. Почему тебя это удивляет? Я произвожу впечатление, что могу читать только news and reports?*13*
- Да нет, просто необычно как-то.
- Замнем для ясности.
- Отличная память! Я бы не запомнила с первого раза.
Шерон несколько самодовольно хмыкнула:
- У меня много... – она замялась в поисках нужного слова, а потом, так и не найдя его, продолжила, - skills…

Ну, вот, я расслабилась, беседую с ней как с подругой - Martel, видимо, так подействовал. Валить отсюда надо, вот что... пока не брякнула чего.

Я зевнула, даже не пытаясь прикрыть рот:
- Извини, я, наверное, пойду. Спать хочется – сил нет. А то еще немного – и меня придется отсюда выносить.
- I may well do it,*14* - она сказала это так тихо, что я решила, что мне послышалось. Тем не менее, удержаться было трудно:
- Во мне 58 кило живого веса, между прочим.
- I like weight-lifting.*15*
Значит, не послышалось.
- Таскать на себе спящих аналитиков – что может быть интереснее?
- Sounds good,*16* - она усмехнулась, - я тоже хочу пойти, но твой чай?
- Да ну его! А то действительно еще бензином напоят.
- Могут, - она оставила на столике деньги, и мы, смеясь, ушли.

****12****
Дверь купе закрылась, отрезая нас от внешнего мира. Внезапно мы перестали смеяться, одновременно перестали. Мир сжался до размеров маленького купе, слабо освещенного тусклым ночником. Хлеставший в окно снег и мутные тени, отбрасываемые слепыми фонарями проезжаемых дачных полустанков, рисовали причудливые узоры на стенах и низком потолке. Мы стояли друг напротив друга, опустив глаза и засунув руки в карманы джинсов. Ее – при этом видимо дрожали, мои – да тоже дрожали, но меньше.

Вагон качнуло на повороте. Мои и без того слабые ноги подогнулись, и меня бросило прямо на Шерон. Руки были по-прежнему в карманах… хлоп… мы шлепнулись лбами. Сдавленный смех…
- Нет, ну я точно сегодня тебе что-нибудь сломаю…
- I’ll survive…

Мы продолжали стоять молча, уперевшись лбами. Наверное, со стороны, картина была потрясающая. В другом случае я бы просто ухохоталась, но сейчас было не до смеха, совсем не до него.
- Oh, no…
В горле внезапно пересохло.
- Что “oh no”? – смогла выдавить я из себя. Что со мной происходит? В миллиметре от моих губ были ее. Не знаю, как это получилось, но я задела их своими. Да нет, клянусь, я не целовала ее, как она потом не раз говорила, дразня меня, что, мол, это я первая уложила ее, simple-hearted girl,*17* в постель. Мне бы в тот момент самой и в голову бы не пришло осознанно поцеловать своего босса, поцеловать женщину…

Как я уже сказала, я просто задела ее губы своими. Просто потому, что они были так близко, просто потому, что эту близость уже нельзя было игнорировать. Ну, я и не игнорировала… В ответ ее голова упала на мое плечо. Я почувствовала, как ее зубы стиснули ткань моей толстовки, а сквозь них прошелестело:
- I can’t… I shouldn’t… I won’t…
- Shaz, what’s up? What are you talking about?
- God, she doesn’t even understand…*18*

Стоя вплотную к ней, я не могла не чувствовать напряжение и жар, исходящие от ее тела. У меня у самой в голове был совершеннейший бедлам. И тут яркая вспышка! Уфф! Нельзя же быть ТАКОЙ идиоткой! События последнего месяца в одно мгновенье пронеслись у меня перед глазами. Видимо, вид я имела весьма красноречивый. Понимание нахлынуло на меня, и я стояла, ошарашено глядя на мою … Да, кто его знает, кто она теперь мне.

Она, расценив мой взгляд по-своему, медленно отстранилась, скривив рот в болезненной усмешке.
- Нет! – вырвалось у меня, и я сделала шаг вперед, шаг навстречу к ней.
- Нет? – обжигающий взгляд исподлобья.
- Да! – и еще один шаг вперед. Все, приехали, дальше идти некуда. Мой лоб уперся в ее подбородок. Я почувствовала, как ее слова шевелят мои волосы:
- Are you sure?*19*
- Не знаю, но, может, попробовать…
- Я не хочу просто попробовать с тобой, - медленно и членораздельно произнесла она, - hope you’ll get it, maybe a little later…*20*

Тихий стон, и ее руки покинули карманы, чтобы медленно переместиться на мои плечи. Медленно, очень медленно она провела большими пальцами по моим скулам. Я по-прежнему стояла, как дура, засунув руки в карманы, и тихо плавилась от нахлынувших ощущений. Она нагнулась и поцеловала меня, заметная судорога свела ее тело. Потом она опустилась на колени и стала целовать мои руки, ну, то, что выступало из карманов, сначала одну, затем – другую. Очнувшись, я наконец сообразила вынуть их. Она тут же поймала их и прижала к своим щекам. Я вздрогнула, жар, исходящий от них, почти обжигал. Я освободила свои руки и запустила их в ее волосы, прижимая к себе ее лицо. Она замерла на мгновенье, а потом, подняв голову, вопросительно посмотрела на меня.

Я только кивнула в ответ, вовремя поняв, что ничего вразумительного все равно сказать не смогу. А дальше… Перед глазами мелькнуло сдернутое с заправленной верхней полки и мгновенно расстеленное на диване одеяло. Ее руки тут же подхватили меня и опустили на его прохладную поверхность. Ничего себе, сильная! Точно weight-lifting’ом занимается. Мои толстовка, джинсы, футболка, белье полетели на соседний диван… потом тоже самое, но уже с ее вещами… А дальше - первое прикосновение обнаженной кожи, женская грудь, прижатая к твоей собственной… Засада, я же в этом ничего не понимаю. А в голове одни глупости, обрывок старого анекдота – а чего там понимать, наливай и пей… И я пила, пила жадно, судорожно, хватая ртом раскалившийся воздух. Пила - ну, когда она позволяла мне сделать вдох.

Темные пряди скользили по моему лицу, их тонкий аромат просто дурил голову.
- You may just say a word to make me stop, but you must say it now, just now…*21*
Мозг вывернуло в поисках ответа, потом яркая вспышка, и я выдохнула первое, что пришло в голову, а пришло мне в голову гагаринское:
- Поехали!
Она улыбнулась:
- I love you…
А я продолжала слышать эхо моих слов: поехали, поехали, поехали… до тех пор, пока сама не унеслась к звездам.

На всю жизнь я запомню эту дикую ночь: расширенные зрачки, разметавшиеся волосы, руки, ну, тут лучше помолчу, и шепот, сумасшедший шепот:
- Mine… just mine… no one else’s…*22*

Очнувшись, я попыталась привстать, но почувствовала, что не могу. Я лежала на боку, плотно прижатая к ее мускулистому телу. Ее правая рука нежно и беспорядочно гладила мою грудь. А левая была внизу, … у меня внизу, обнимая и прижимая к себе. Ее рука была такой горячей… или это я была горячей, а, какая в прочем разница…

Почувствовав мое движение, она приподнялась и который раз за эту ночь вопросительно посмотрела мне в глаза. Хотя, сказать точно, чего больше было в этом взгляде – вопроса, тревоги, надежды, было трудно. Оны выглядела как … как-будто ждала приговора что ли. Она была гордой и не хотела ничего спрашивать, просто ждала. Я молча смотрела в ответ. Конечно, я видела ее мучения. Ничего-ничего, ей полезно. Поменьше будет стажерок обижать. Блин, поубиваю всех стажерок в округе… Наконец, не выдержав откровенной муки, спрятавшейся за ее вымученной улыбкой, я произнесла:
- Yours, just yours, no one else’s…*23*
Ее щеки медленно вспыхнули:
- My girl… um-m… я не напугала тебя?
Я качнула головой:
- Хочу еще… напугаться.
Она рассмеялась и опять унесла меня в свой мир… мир, без которого мне трудно теперь было бы представить свою жизнь.

А потом было утро. Спешные сборы. Честно говоря, собрала все она, дав мне поспать до последнего. Сквозь сон я слышала, как она пакует наши ноутбуки и собирает другие пожитки. Потом, склонившись надо мной и поцеловав, она прошептала:
- Пора. Ты потом сможешь спать еще пару часов в гостинице, перед презентацией.
- Ага, спать… охотно верю.

Поезд двигался уже по Питеру, когда я закончила одеваться и застыла у окна, пытаясь несмотря на темень, сообразить, где именно мы проезжаем. Внезапно, ухватив мою руку, она притянула меня к себе на колени. Хорошо… Я видела, что она о чем-то хочет спросить меня, но никак не решается. Времени оставалось все меньше и меньше. Видимо, это подтолкнуло ее:
- Why don’t you ask any questions?*24*
- Questions?
- I mean… about future, about us and so on...
- Cause I needn’t. I do know everything.
- Really?
- Sure. We have the bad news and the good one. The bad news is I’m hopelessly in love with you.
- Why it’s “bad”?
- Unfortunately it’s “bad”, cause you’re utterly difficult, severe, jealous and unstable women.
- And what about the good one?
- The good news is you’re hopelessly in love with me.
- Good?
- Very good! Cause I’m perfectly smart, beautiful, adorable and reliable girl.
- So taking into account all you’ve said I can’t see any reason for you to be with me…
- Гм… in case you’ve missed the word “love” in my last statement which is obviously the first reason… to be with you, there is another one…
- Which one?
- Sex of course…
- Evil… just little evil… my little evil…
___________________________________
*1* - Ложная скромность.
*2* - Это значит что-то типа «давай прервемся для большей ясности».
*3* - По-моему, это звучит очень странно.
*4* - Согласна, но это работает – тему же разговора удалось поменять.
*5* - Общее описание проекта
*6* - Ты классно пишешь. Ты не против просто взглянуть на это.
*7* - Давай, у меня есть запасная копия.
*8* - Ну, это намного лучше, по крайней мере, по моему мнению.
*9* - Ты видела, это не совсем безопасно – быть со мной.
*10* - Находиться рядом со мной.
*11* - Я поняла, но я думаю, я выживу… в обоих случаях.
*12* - Выпей еще немного коньяка, это продезинфицирует.
*13* - Новости и отчеты.
*14* - Я вполне могу это сделать.
*15* - Я люблю тяжелую атлетику.
*16* - Звучит хорошо.
*17* - Несмышленыша.
*18* - Я не могу, я не должна, я не буду…
- Что случилось, Шез, о чем ты говоришь?
- Господи, она даже не понимает.
*19* - Ты уверена?
*20* - Надеюсь, ты вскоре поймешь это.
*21* - Тебе достаточно сказать одно слово, чтобы я остановилась, но сказать его надо прямо сейчас.
*22* - Моя, только моя, ничья больше.
*23* - Твоя, только твоя, ничья больше.
*24* - Почему ты ни о чем меня не спрашиваешь?
- Не спрашиваю?
- Я имею в виду… наше будущее и т.п.
- Зачем спрашивать, я и так все знаю.
- Да?
- Абсолютно точно. У нас две новости: хорошая и плохая. Плохая – я безнадежно влюблена в тебя.
- Это плохо?
- К сожалению, да. Потому что ты очень тяжелая, суровая, ревнивая и, я думаю, весьма ветреная.
- Понятно, а в чем тогда хорошая новость?
- Хорошая новость - ты безнадежно влюблена в меня.
- Хорошая?
- Замечательная! Потому что я умная, симпатичная, очаровательная и очень верная.
- Принимая во внимание все, сказанное тобой, я просто не вижу никакого смысла для тебя оставаться со мной.
- Гм… в случае, если ты пропустила слово «любовь» в том, что я сказала ранее, что безусловно является первой причиной для того, чтобы … оставаться с тобой. Есть также и другая причина.
- Какая же?
- Sex of course…
- Evil… just little evil… my little evil…

****13****
Память – странная штука. А моя – уж точно. Я не могу пожаловаться на нее, но иногда она преподносит настоящие сюрпризы, то запечатлевая с фотографической точностью мельчайшие нюансы происходящего, то отказываясь хранить какую-либо информацию вообще.

Так было и на этот раз. Я помню, как, подхватив багаж, мы вышли в призрачно-фиолетовую муть Московского вокзала. Помню, что погода благоприпятствовала: влажность висела в воздухе и была почти осязаемой. Помню, как растерянно оглядывалась по сторонам, пытаясь сообразить, что делать дальше. В это время над ухом раздался хриплый смешок:
- Спишь? Пойдем к такси, – а потом она, взяв меня за руку как ребенка, повела в сторону Невского.

А дальше – полный провал, не помню ничего. По логике вещей, мы, наверное, все-таки взяли такси. Хотя, конечно, слово «мы» в данном случае является явным преувеличением. Не помню, как добрались до гостиницы. При этом я чуть не оставила в машине свой, точнее, корпоративный ноутбук со всем его «бесценным» содержимым. Хорошо, дядька порядочный попался – догнал нас у регистрационной стойки и вручил мне комп обратно. Shaz только улыбнулась и покачала головой. А потом, забрав у меня паспорт, сама занялась регистрацией номеров. Да, кажется, именно номеров, потому что их было два. Правда, насколько я помню, в своем я так и не появилась. В смысле, когда мы поднялись на наш этаж, я было направилась к нему, но меня остановило грозное:

- Olga, я думаю, сейчас нам надо еще раз просмотреть report и все клиентские файлы. Ты готова?

Настенные часы показывали половину пятого. Ну, что ж, самое время! Кивнув головой как китайский болванчик, я последовала за ней. А, переступив порог ее номера, застыла, мучительно соображая, что же еще могло остаться не доделанным.
- Shaz, а как ты будешь вставлять исправленный мной кусок в уже сброшюрованную презентацию? – по-моему, это было единственное, о чем стоило волноваться.
- Я не буду. Здесь есть бизнес-центр. Я еще в поезде отправила новый вариант в офис, а они переслали уже готовый отчет сюда. Здесь его должны распечатать, сброшюровать и отдать мне к 9-ти часам.

- Понятно, а что тогда мы будем делать? – я тупо уставилась на нее, ловя ответный недоуменный взгляд, - ты говорила, нам надо еще раз все просмотреть.
Она рассмеялась:
- Работать? Нет! Спать-спать, душ и спать! Ты же сейчас как … зомби. Немедленно спать! Ты мне завтра, то есть уже сегодня прежняя нужна!
Прежняя? Хм… боюсь, не получится.

Дальше последовал уже привычный провал. Душ, во всяком случае, не помню, хотя явно в нем побывала – когда проснулась, волосы были еще слегка влажными. Последнее, что помню – как вытягиваюсь на king-size bed и мгновенно погружаюсь в забытье.

Пробуждение было внезапным, первое ощущение - проспала! Скосив глаза в сторону и не обнаружив на привычном месте будильник, я едва не подпрыгнула на диване. Взгляд уперся в темные пряди, разметавшиеся на соседней подушке. Так, вспоминаем… Угу, значит, я не одна, не дома и не на диване. Вялый мыслительный процесс прервала загорелая рука, которая выбралась из-под одеяла и, обхватив меня за талию, притянула к себе. Теплые губы уткнулись в мою шею:
- Спи…
Я только хмыкнула - сна как не бывало. Ага, уснешь тут, как же… Я скинула одеяло и села на краю кровати. Интересно, что здесь можно попить? От этих номеров-люкс кроме пафоса есть хоть какой-то толк? Холодильник с минералкой, к примеру, или придется идти пить воду из-под крана? Я двинулась вперед в поисках водопоя. Прослонявшись без толку минут десять по бескрайним просторам, в итоге обнаружила только ванную комнату. Так, что мы имеем? Да, не хрена здесь нет, кроме пары десятков пушистых белых полотенец с монограммой отеля. Зачем так много? У них что, кризис перепроизводства текстиля? Лучше б воды пару бутылок поставили. Видимо, придется все-таки пить из-под крана. Вообще-то, это, конечно, сцена - в ванной, отделанной плиткой Marazzi, жадно пить холодную воду… из джакузи. Не фига смеяться, кран над раковиной был таким, что голову не подсунешь, а про существование стаканов я временно позабыла.

Тем временем за спиной раздались шаги, и на плечо легла теплая рука. Я оглянулась. Вот это да! На секунду даже пить расхотелось. Хороша! Я непроизвольно сглотнула подступивший к горлу комок. И еще, странно, почему я тогда решила, что ей сорок, бред какой-то…

- Что происходит? – ее голос был слегка хрипловатым ото сна.
- Пить хочу… смертельно, наверное, это Martel твой…- еще раз судорожно сглотнув, ответила я.
- Или твой шницель, - синие глаза с улыбкой смотрели на меня, - Martel не виноват, а сок - на столе. Кстати, еще я видела в холодильнике минеральную воду.
- Где он?
- Кто? Стол или холодильник?
- Оба!
Она рассмеялась и ушла, чтобы через минуту вернуться с бокалом холодного боржоми. Класс! Никогда не пила ничего лучше.
- Is everything okay?* – внимательный взгляд прямо в глаза.
Я поставила на раковину пустой бокал, а потом подошла к ней и обняла:
- As good as it gets.**
Ее плечи заметно вздрогнули:
- У нас есть два часа, ты устала, пойдем, надо спать.
- У-у, спать - не хочу…
Уснешь здесь, как же, сама ходит в чем мать родила, а потом – давай, типа, спать…
Она рассмеялась, с силой притягивая меня к себе:
- Это невредно?… so much sex … I mean…***
- Откажись… если сможешь…
- Не смогу… I love you...

****14****
Ровно без четверти одиннадцать мы были в офисе клиента. Нас уже ждали. Одна из девушек с reception’а сразу же пригласила в conference-room, а другая, набрав внутренний номер, уже говорила в трубку:
- Анатолий Евгеньевич, там эти приехали, ну, как их, - она округлила глаза, - а, вот, кинги эти, - завершила она, делая ударение на второй букве «и» в слове «кинги».

Стараясь не улыбаться, мы прошествовали в conference-room.
- Чай, кофе? – девушка, сопровождавшая нас, тоже еле сдерживала улыбку.
Шерон отрицательно покачала головой.
- Спасибо, пока не надо, - ответила я за нас обеих.
Звук с шумом раскрываемой двери, я обернулась – на пороге возник огромный звероподобный пятидесятилетний мужик, сопровождаемый особями поменьше. Он направился прямо к Шерон и, сграбастав ее руку, сильно потряс, сопровождая словами:
- Привет Шарон! Как ваш рэкет, процветает?
Она при этом совершенно не смутилась:
- Нормально, Анатолий, а ваш как?
- Ну-ну, не обижайся, я ж только ваши расценки имею в виду.
- Найми другую компанию.
- Смеешься! Мне Пред.правления потом голову снимет. Вы же лучшие! Так что пейте наш … cash flow****.
И сам рассмеялся собственному остроумию. Было очевидно, эти двое несмотря на все подколы симпатизируют друг другу.
- Да, мне совершенно четко было сказано - King & Leinhart и больше никто. Лучшие и … симпатичные, - довольно-таки игриво закончил он.
Шерон повернулась в мою сторону:
-Это моя коллега Olga, Olga Shuvalova. Она одна из наших самых … многообещающих аналитиков, - на самом дне ее глаз плескалась улыбка.
- Отлично! – человек-гора подскочил ко мне и также энергично потряс мою руку.
“Щас оторвется,” – успела подумать я, а он уже продолжал:
- И так начнем. С моей командой вы уже знакомы. Эй, вы, чего толпитесь у дверей, заходим, не стесняемся, рассаживаемся, - кивок в сторону сотрудников, сопровождавших его.
- Поторопитесь, эти капиталисты же нам каждый лишний час чарджить***** будут.
Шерон только усмехнулась. Мы быстро расселись вокруг большого овального стала, все было готово, первый слайд презентации горел на экране.
- Well, - начала было Shaz, но была бесцеремонно прервана.
- Извини, я понимаю, все это будет долго длиться, отчеты, я вижу, у вас пухлые. Скажи сначала просто, - нам стоит … туда соваться?
Тишина длилась недолго.
- Well, Анатолий, это должно быть вашим решением. Наше дело – только дать справедливую оценку рисков и перспектив, - начала Шерон.
- Прошу тебя, говори по-русски, - он был само внимание.
- Хорошо, я могу сказать, что я не знаю, что будет, если вы сунетесь туда. Но наш анализ показывает, что если вы сейчас этого не сделаете, то … проиграете, проиграете все. Причем, скорее, рано, чем поздно.
Раздался общий громкий вздох.
- А я что директорам твержу последние полгода! – Анатолий Евгеньевич перевел дыхание, - ну, давай, что там у вас?

И работа потекла своим чередом. Я сидела и слушала. Моя задача была – вовремя переключать слады и подавать дополнительные материалы в случае необходимости. Шерон была великолепна: все было коротко, по делу, но с долей юмора. Народ просто не мог не попасть под ее обаяние. Хотя, обаяние то обаянием, но, как только она закончила, на нее обрушилась лавина вопросов: антимонопольные, применимые проф.законы, финансы, легализация, налоги и прочая, прочая, прочая…

Запланированное время встречи подходило к концу. Вал вопросов стал стихать.
- Здорово вас мои молодцы? – Анатолий довольно улыбался, - ну ладно, на сегодня, наверное, все. Мы тут посидим, обмозгуем, созвонимся с вами, а потом … ждите нас уже к себе. Да, я практически уверен, Совет директоров даст добро, и мы будет дальше продвигать этот проект, я имею в виду, с вами продвигать.
- You’re welcome! – Шерон тоже не могла сдерживать улыбку, - you are always welcome!******

0

4

****15****
Это была победа, ну, почти победа. Нервное возбуждение не покидало нас по дороге в отель. Лично мне хотелось петь, кричать, не знаю, я так гордилась ею, я была счастлива…

Мы вошли в ее номер. Она взяла из моих рук ноутбук и поставила его на пол. Потом обняла.
- Olga, знаешь, я сегодня должна улетать в London.
- Сегодня? Во сколько?
- Я должна выходить прямо сейчас, чтобы не опоздать, - какой-то виноватый поцелуй в районе виска.
- Почему ты не сказала раньше?
- Не знаю.
- Ты надолго?
- Планировала на 4 недели. Прости, я не могу это отменить. Я просто постараюсь вернуться раньше, до Нового года. Подождешь?
- Подожду,.. куда ж я денусь…

Возвращение в родной офис не было радостным. Леха по-прежнему был на больничном. Я послонялась по отделу, вяло отвечая на расспросы коллег о командировке, и уже было направилась к своему столу, но тут буквально наткнулась на вошедшую в нашу комнату Оксану. Глаза HR-директора сузились:
- А, вторая радость! И с чем тебя можно поздравить? Как прошло слияние … или это было поглощение?
Честно говоря, сначала и не поняла, о чем она. А потом… Ненавижу себя, когда начинаю вот так краснеть – мгновенно и полностью принимая цвет спелого томата. Оксана с явным удовольствием наблюдала за моим пылающим лицом:
- Да, наверное, я ошиблась в нумерации, не вторая, а, скорее, двадцать вторая. У нашей Shazzer буйный … темперамент и … очень много командировок.
Под ложечкой болезненно заныло. Врет?… или нет? Да пошла она!
- Завидуй молча! – по-моему, мне удалось сказать это без дрожи в голосе.
Я резко развернулась и пошла к себе, потом все-таки не выдержала:
- Кстати, как выяснилось, мой темперамент… тоже ничего … вполне буйный, я имею в виду, достаточно буйный для моей Shaz…
- Даже так? Что, так … сладко было? Интересно только, что обо всем этом думает Кодекс этики? Знаешь, есть такой внутренний корпоративный документ. Настольная книга каждого HR’а, между прочим.
Ее взгляд не сулил ничего доброго. Народ, конечно, не слышал, о чем мы говорим, но на нас уже начали оглядываться.
- Ладно, не буду занимать твое время, у тебя же столько дел, и кодекс надо освежить опять-таки, - я улыбнулась как ни в чем не бывало и вышла из комнаты.

В прохладном коридоре до меня дошел смысл угроз Оксаны – это может быть большой проблемой … нет, не для меня, для Shaz. Она партнер, она на виду, а они там все сейчас на соблюдении кодексов и процедур помешались. Хотя, с другой стороны, вряд ли в нем написано нечто подобное, весь вопрос – как подать материальчик. Все зависит от умения. А в умении Оксаны я почему-то не сомневалась.

В кармане запрыгал мобильник, на дисплее высветился телефон Shaz. Есть в жизни счастье!
- Алле, Shaz, - просипела я в трубку и направилась в свободную переговорную.
- Hi, Olga, у меня небольшой перерыв между встречами, решила позвонить, I miss you very much…
- Я тоже, очень… Но это потом, слушай…
Я вкратце пересказала наш разговор с Оксаной. В трубке молчали. Уф-ф.
- Наверное, мне не стоило с ней так разговаривать… у тебя могут быть неприятности … из-за меня?
- Never mind! That’s not a problem, in no case… It seems she’s got a crash on me and of course now it’s pure jealousy that leads her, but she’s not strong enough to harm us in any serious way.*******
Я немного воспрянула духом от слова “us”, но новая мысль, услужливо всплывшая в голове, уже начинала терзать меня:
- Shaz, у тебя … было с ней что-то?
Опять молчание.
- Olga, мне не хотелось бы говорить … по телефону. I love you. Я скоро приеду, а пока… пока ты просто должна доверять мне. Хорошо?
- Хорошо.
- Пока?
- Пока.
Как я тогда в купе сказала – “unstable woman” что ли, ну что ж, похоже на то. Там в поезде я, честно говоря, жутко смущалась и потому молола всякую чепуху, попутно наслаждаясь не так давно обретенной способностью более или менее связно выражать свои мысли на чужом языке. Напророчила!
Как она мне ответила – я должна доверять… Доверять – доверять – доверять… аааааааа, я доверяю, но почему мне так … больно?

__________________
* - Все в порядке?
** - Лучше не бывает.
*** - Я имею в виду … так много секса.
**** - Денежный поток.
***** - от “ to charge” – назначать оплату.
****** - Добро пожаловать! Всегда рады!
******* - Забудь, все это ерунда. Видимо, она сильно запала на меня, а сейчас ревнует. Но думаю, что у нее не хватит сил сильно достать нас.

****16****
- Оль, обедать с нами пойдешь? – ребята из соседнего проекта с шумом высыпали в коридор.
Мы были немного знакомы – несколько раз пересекались на внутренних встречах. Настроения есть, честно говоря, не было, но возвращаться сейчас в отдел хотелось еще меньше.
- Само собой, - я попыталась улыбнуться как можно жизнерадостнее, - война войной, а обед по распорядку!
- Золотые слова, - длинный и худющий Пашка распростер руки над приятелем, которого ему словно специально подбирали в пару по принципу противоположности: Иван был небольшого роста, при этом отличался изрядной шириной плеч, - вот видишь, мальчик всегда хорошо кушал и в итоге стал лучшим аналитиком месяца!

Ивана действительно чествовали на прошлой встрече, подводящей итоги ноября, и торжественно объявили, что количественные показатели аккуратности его прогнозов были наилучшими за минувший месяц. Последнее позволило друзьям объявить его номером один. А в других проектах, конечно, завидовали и в отместку прозвали «Мисс Ноябрь». Трудно было придумать более неподходящее для него прозвище – какая там, на фиг, мисс! Кряжистая фигура, низкий бас и плюс к этому окладистая бородка, которой он, по-моему, пытался маскировать свой юный возраст. Но, видимо, это и создавало основной комический эффект. В результате кликуха приклеилась к Ивану насмерть. При этом, слава богу, как-то позабылась моя собственная, что, конечно, не могло не радовать.

- Чего ты такая кислая-то? – поинтересовался Иван, пока мы шли в столовку, - говорят, у вас в Питере все тип-топ прошло.
Ты даже не подозреваешь, насколько тип-топ там все прошло…
- Мне тоже показалось, что все нормально. Да так чего-то, устала, наверное.
- Устала она, - недоверчиво протянул Павел, - ври-ври, да не завирайся! Из-за чего ты с этой мымрой поцапалась?
- С кем? С Шерон что ли?
- Ты и с ней что ли успела? Да нет, Шерон баба нормальная, я Оксану имею в виду. Чего вы с ней сейчас стояли - руками размахивали, чего не поделили?
Чего не поделили? Скорее уж, не “чего”, а “кого”…
- Мужики, ну, вы сплетники! … хуже девушек, ей богу! Все вам надо знать! – врать не хотелось, но ведь и правду не скажешь.
- Мы не сплетники, - начал Пашка загробным голосом, - мы анали-и-тики, - продолжил он, слегка повышая тон, - нам постоянно информа-а-ция нужна …свеж-ж-жая… как вампирам кррровь, - резко обрубил он, хватая трясущегося от смеха Ивана за шею.

- Ремня вам надо, а не информации, - доброжелательно заметил обогнавший нас Николай Иванович. Главный аналитик на секунду остановился и добавил:
- Смотрите мне, не обижайте девушку! А то я вам в миг уши оболтаю или, к примеру, 31-го декабря дежурить заставлю!
- А это запрещенный прием, между прочим, - Иван пытался выглядеть серьезным, - не станете же вы...
- Не сомневайся, стану! Еще как стану! Так что ты, Ольга, только шепни, они у меня тут всю новогоднюю ночь будут котировки сортировать.
- Николай Иваныч, ты серьезно думаешь, что ее можно обидеть? – Пашка состроил при этих словах невинно-постную рожу, - да она сама кого хошь обидит! - продолжил он игриво, но, поймав совсем непраздничный взгляд Иваныча, смутился, - так, понятно, уходим огородами, - и мы скрылись за дверью столовой…

****17****
Первым, что я увидела, вернувшись к себе после обеда, был желтый стикер, приклеенный к клавиатуре: «Ник.Ив. просил срочно подойти к нему». Что-то стряслось?

Прихватив еженедельник и ручку, я потопала к Иванычу. Главного аналитика все называли по имени отчеству или, на крайняк, по отчеству. Личностью он был примечательной - знал всех и, что более важно, все знали его. Было ему лет тридцать пять. Мне он тогда казался, ну, если не стариком, то, скажем так, весьма зрелым мужчиной. Видимо, этому способствовали тяжелые очки в старомодной роговой оправе и то, что он рано начал лысеть. В конторе Иваныч работал с момента открытия московского филиала, то есть уже лет десять. Ребята, пришедшие одновременно с ним, либо ушли, либо продвинулись далеко вперед – на должности менеджеров, а то и выше, что было несравненно более хлебным и престижным занятием. Лишь он оставался на аналитике, которую любил самозабвенно. Ему много раз предлагали возглавить новые проекты, но он неизменно отказывался, вызывая этим всеобщее недоумение. “Всех денег не заработаешь, а тут я себя хотя бы человеком чувствую,” – как-то сказал он мне на корпоративной вечеринке, когда мы, выяснив, что оба являемся эмгэушниками, пили за родной университет. Постепенно руководство отстало от него с идеей promotion’а*, оставило его на аналитике и даже придумало специальную должность – главный аналитик, вменив в обязанность шкурить и обучать молодежь.

Я подошла к его столу - Иваныч сидел, уперевшись взглядом в монитор, не видя и не слыша ничего вокруг. Видеть меня он не мог из-за того, что читал ленты десятка новостных сайтов одновременно, умудряясь при этом делать какие-то пометки в своих файлах. Услышать же меня ему бы не удалось в принципе – его голову украшали монументальные наушники Koss, полностью отрезавшие их обладателя от внешнего аудио-мира.

- Николай Иванович! – я не стала церемониться и сразу же достаточно крепко потрясла его за плечо, - что слушаем? У Вас там Бах или Наутилус?
Коробки от этих дисков лежали поверх всех прочих.
- Один-ноль, в мою пользу, - широкая улыбка осветила его лицо в то время, как он сдирал с головы наушники, - это аудио-конференция нашего заморского руководства. Файл с записью вчера прислали, велено было ознакомиться с линией партии, если можно так сказать.
- Ясно, а чего звали? Питер там проснулся или что? – я понимала, что голос мой звучит без должного энтузиазма, но, кто бы знал, насколько мне сейчас все было по барабану…
- Да нет, не Питер. Анатолий Евгеньевич – мужик конкретный, он меньше трех дней не думает, так что для него еще рано. А звал я тебя, голуба моя, вот зачем. Вид ты имеешь скушный, лицо томное и не озабоченное, а зарплата тебе тем временем капает. Так не годится, будем исправлять. Ручку и бумагу взяла? Хорошо, давай, пиши…

- Жизнь моя – жестянка! – простонала я, заканчивая писанину, - да что ж такое! Двадцать с лишним пунктов… и это за три дня до Christmas’а**! Все как белые люди… а мне опять… на ушах стоять! Одна тут сидела, вздохнуть не давала. Улетела, слава богу! Так теперь другие… обрушились…
- Стоп-стоп-стоп! Ты чего разошлась то? – Иваныч сидел с отвисшей челюстью, - и то прав Пашка, тебя, пожалуй, так легко не обидишь.
- Ну, Николай Иванович, ну нельзя же так. Я думала, сейчас все foreignы*** разлетятся перед рождеством как птицы, и наступит тишь, гладь, да божья благодать. Наконец, хвосты все в порядок приведу. Бумажки рассортирую. Репорты для Вас, кстати, допишу. Да и почитать надо, что в мире деется. Я ж скоро…
- Что ты скоро?
- А то! Так пойдет, и я скоро ОГК от ГОКа**** не отличу…
- Ну-ну, не пугай, не так уж все запущено. Ладно, не кипятись, я же тебе сроков не называл, делай… по мере возможности.
- Хорошо, - я скромно улыбнулась, один-один – мелькнуло в голове.

- Ага, улыбайся, улыбайся, недолго осталось, - голос главного аналитика был непривычно сладким, - возвращается скоро, твоя эта…
- Кто моя эта? - блин, опять краснею, может лекарство какое-нибудь есть … от краснения. Простая же, вроде, физиологическая реакция. Наверняка, можно как-то предотвращать…
- Та самая, которая сидела и вздохнуть не давала, - тон Иваныча был торжествующим и задумчивым одновременно, - а вообще, ничего не понимаю! Должна была возвращаться числа десятого января, а тут позвонила, говорит – будет вечером двадцать седьмого, понимаешь, декабря. И, главное, Новый год будет здесь, никуда не полетит. А я знаю, у нее уже и тур куплен был. Все отменилось, короче. Что это может значить? Либо новый проект, либо с каким-то из старых полная ж…
Интересно, новый проект – это я? Или я – из тех, с кем полная ж…
- Короче, особенно затягивать не рекомендую. Потому как скоро прилетит и призовет к ответу и меня, и тебя.

В голове мелькнула догадка:
- Так это Шерон что ли, списочек-то с заданиями набросала?
- Ш-ш! Она. Но ты об этом не знаешь! Кстати, по-моему, ей нравится, когда ты на ушах стоишь…
М-мм… и не только это…
- Но ничего, у нас еще неделя, справимся. На Christmas она по любому в Лондоне будет, она его всегда с семьей справляет, это святое…
- С семьей? – мой голос как-то сразу осип.
Час от часу нелегче.
- Ну да, с семьей, она говорила, ее сыну лет десять что ли…
- Сыну? – я продолжала изображать эхо.
- Хороший мальчишка, я фото видел. Она с мужем в разводе давно, сама постоянно в разъездах, поэтому парень живет у бабушки.
- У бабушки? – опять повторила я, на этот раз улыбаясь. Причем что-то в моей улыбке, видимо, насторожило аналитика:
- Слушай, Шувалова, ты, это, не напрягайся так! У тебя, вон, взгляд уже какой-то нездоровый стал… Я вообще могу тебя сегодня пораньше отпустить, иди домой, выспись, а завтра с новыми силами…
- Спасибо, воспользуемся! - я довольно невежливо прервала Николая Ивановича, а затем, благодарно кивнув, покинула его закуток.

Придя к себе, начала собираться домой. Так кошелек, пропуск, флешка, колпачок от нее, кстати, где он? Вот засада - опять смахнула под стол! Придется теперь лезть в это хитросплетенье проводов. Под столом было неожиданно тихо и уютно – приглушенный свет, мирно гудящий над ухом комп, а главное – это ощущение privacy*****, которого мне постоянно не хватало в офисе. А что, это мысль, между прочим! Работать под столом – вроде, и не запрещено нигде… Так, крыша отъезжает конкретно, точно пора домой...
- Ольга, а что ты там делаешь, если не секрет? – донеслось как будто из другого мира.
- Да, фигню одну уронила и ищу теперь… если со стороны это, конечно, не похоже на что-то другое, - пропыхтела я, нехотя выползая из-под стола.
Передо мной стояла Оксана. Я вопросительно посмотрела на нее.
- Ольга, наверное, мы обе погорячились сегодня, обсуждая … твою командировку… - было видно, как непросто HR-директору давалось каждое слово.
- Обсуждая мою командировку?
- Ну да, я ничего такого не имела в виду.
- Такого?
- Конечно. И если я … задела тебя, то прошу меня извинить… - с этими словами она развернулась и вышла из комнаты.

Я сидела слегка прибалдевшая. О-о, и как прикажете это понимать? Охотно верю, угу, во внезапное искреннее раскаяние. Случайно внимание привлек маленький конвертик, высветившийся в углу монитора. Я кликнула на него, на экране всплыло:
Hi Olga,
AIUI u waste your time cause of lack of tasks and as a result stuff your head with the rubbish things that hurt you. So I guess what you need now is to stop thinking and to start working. Nikolay’ll help you with that.
HAND,
Shazz.
P.S. Has Oksana already made an apology to you? I’ll call u tonight.******

Губы разъехались в непроизвольной улыбке … так, и кто из нас evil после этого?

__________________
* - Продвижения (по службе).
** - Рождества.
*** - здесь – сотрудники-иностранцы, т.е. начальство.
**** - ОГК – оптовая генерирующая компания, ГОК – горно-обогатительный комбинат, общепринятые сокращения.
***** - Приватность.
****** - Привет, Ольга,
насколько я понимаю, делать тебе сейчас нечего, поэтому ты забиваешь себе голову всякой ерундой, которая к тому же еще и ранит тебя. Поэтому не обессудь – придется поработать. Николай обещал помочь с этим.
Трудовых успехов,
Shazz,
P.S. Кстати, Оксана уже извинилась? Я перезвоню вечером.

****18****
Выключив комп, я постаралась поскорее свалить из офиса. Задерживаться было опасно – Иваныч в любой момент мог передумать и загрузить чем-нибудь срочным. При выходе на улицу подстерегала новая неожиданность – кругом было светло. По зимнему тускло, пасмурно, но светло. Я уж и забыла, когда такое было - в последнее время уходить с работы раньше девяти не удавалось. Самым разумным было бы, конечно, повернуть направо к метро и отправиться домой, чтобы наконец-то выспаться. Но, кто сказал, что мы ищем легких путей? Я повернула налево.

Погоды стояли замечательные - как обычно после сильной оттепели ударил неслабый мороз. Замерзающие лужи полили какой-то дрянью, и результат не заставил себя ждать – асфальт превратился в каток. Весело чертыхаясь, народ боролся с последствиями коммунального сервиса, неутомимо продвигаясь вперед на штурм магазинов. До Нового года оставалось полторы недели – все спешили за подарками. Да, на месте особенно не постоишь – толпа сметет, и погодка бодрит опять-таки – global warming* снова отдыхает.

Погруженная в свои размышления я неторопливо шла по Калининскому или, как он сейчас называется, а, точно – по Новому Арбату. Странно, уже столько лет прошло после демократских переименований, но до сих пор в голове всплывают старые названия, запомнившиеся по детству. Мишка постоянно смеялся над неразберихой, царившей в моей голове: “Ну, ты даешь! Это ж было до нашей эры. Как можно до сих пор путаться?” Сама не знаю, но, как оказалось, вполне можно. Ностальгия по детству, наверное. Да, кстати, интересно, как он там? Сто лет с ним не разговаривали.

- Маленький, это ты? – я даже не удивилась, услышав знакомый до боли голос. Как говаривала одна взрослая подруга: вспомнишь мужика – он появится.
- Привет, Мишань, какими судьбами? – честно говоря, я была рада его увидеть, слишком одиноко и тревожно было мне в тот момент.
- Я? С клиентом встречался, у них офис в соседнем переулке. Я тебе о нем рассказывал, правда, давно… еще летом. Короче, они все-таки подписались под нас, так что мы сейчас продвигаем это дельце… потихоньку.

Сдержанная гордость, звучавшая в его словах, позволяла предположить, что речь идет не о дельце, а, как минимум, о деле. Мишка работал в небольшой софтверной конторе. Правда, чего именно они там делали, понять мне так не удалось. Конечно, он объяснял. И не раз. Но, наверное, это было выше моего понимания. Их компания не писала стандартные IT-продукты, они писали процедуры что ли. Короче, что-то такое, что можно было бы в последствии в качестве скелета положить в основу каких-то вновь создаваемых программ. Или наоборот. Неважно. Главное, им удалось найти покупателя на эту хренотень. И, судя по Мишкиному гламурному виду, покупателя с деньгами.

- А ты как? Днем, одна, в самом центре города, - намеренно фальшивя, пропел он.
У него была манера издеваться таким способом над попсой. Хотя, чего над ними издеваться, не нравится – не слушай.
- Или у тебя встреча… с кем-нибудь, - по-своему расценив мое молчание, торопливо добавил он.
- Не поверишь, просто гуляю. На днях была в командировке в Питере, сегодня отчиталась, вроде все нормально. В результате дали увольнительную на полдня, поощрили, можно сказать.
- Ну, у вас прям казарма!
- И не говори…
Мишка стоял, переминаясь с ноги на ногу – легкие лаковые туфли не могли защитить его от мороза.
- Слушай, ты чего так вырядился-то? На улице не май месяц.
- Да я на машине вообще-то, - скромно потупив голову, сказал он.
- На своей? Купил что ли? Как и мечтал, Subaru?
В ответ молчаливый кивок.
- Ну, молодец! Поздравляю! Ладно, ты давай, беги, а то простудишься еще. Потом созвонимся как-нибудь.
- Оль, ты чего? С ума сошла? Раз в сто лет встретились, и ты уже убегаешь. Пойдем, пройдемся. Расскажешь, как и что.
- Какие прогулки? Ты себя видел? Одеваться надо нормально… по погоде, пижон!
- Ну, пойдем, тогда посидим где-нибудь. В конце концов, что это такое! Я свою девушку месяцами не вижу! – его голос прозвучал неестественно бодро.

Наверное, мне стоило промолчать. Все и так было понятно, слова не были нужны. Но уже в который раз моя голова думала одно, а я делала совсем другое:
- Миша-а, - тихо протянула я, - мы ведь знаем оба… я…не твоя девушка…
Он дернулся как от удара, мгновенно изменившись в лице:
- Откровенно… но … больно… Знаешь, знать - это одно, а вот так услышать – это совсем другое. Как говорится, почувствуйте разницу…

Мне самой было плохо, плохо до ужаса. Но что я могла поделать…
- У тебя есть кто-то? – он цеплялся за соломинку.
Хороший вопрос, учитывая, что я сама не знаю ответ.
- Веришь, не знаю – то ли есть, то ли нет…
- Кто он?
Он? М-мм… пожалуй, нет, с откровениями на сегодня покончено.
- Какая разница?
- Хорррошо… но поговорить-то мы хотя бы можем?
- Поговорить… можем.
А вы бы на моем месте смогли отказаться?

Через четверть часа мы сидели за столиком первого попавшегося бара, согреваясь, пили кофе с коньяком и болтали без остановки. Как будто не было сказано тяжелых слов, как будто вообще ничего не произошло. Правильная комбинация стресса и алкоголя произвела должный эффект – мы оба расслабились, расслабились и перестали нервничать. Забылись старые обиды, как-то поблекли прежние проблемы. И, наоборот, все наше общее, что когда-то соединяло и делало нас одним, вышло на первый план. Нам было что вспомнить – пять лет вместе. И мы вспоминали, смеялись и опять вспоминали. Это было как … проводы, прощание. Так, во всяком случае, казалось мне. Мне, но не Мишке.

Время бежало быстро. В окрестных учреждениях закончился рабочий день. Публики заметно прибавилось. Ненавязчивую музыку заменили на что-то резкое танцевальное.

- А что мы все кофе, да кофе, давай поедим? – вопрос был задан самым простодушным тоном, какой можно было себе представить.
- Почему нет?
Мишкина хитрость была шита белыми нитками – хочет меня задержать. Да ладно, посижу еще немного и домой.
Обычно еду заказывал он, так было и на этот раз. В момент заказа мне позвонила мама, поэтому то, о чем он разговаривал с официантом, прошло мимо меня.
- Потанцуем? Пока готовят, - еще один простодушный вопрос.
- Почему нет? – практически против своей воли ответила я. Меня, что, заклинило на этих двух словах?

Пока мы дошли до танцпола, энергичный ритм сменился мягкими фортепианными аккордами. Мониторы высветили заснеженный лес и Robbie Williams’а верхом …
Это же медленный танец! Я же шла танцевать совсем другое, по-моему, рано еще для медляков…
- Миша, это нечестно! Ты с ним договорился…
- Маленький, один танец. На память. Что это меняет?
А, бог с тобой! Дотанцую и пойду домой.

“Come and hold my hand
I wanna contact the living
Not sure I understand
This rope I've been given
I sit and talk to God
And he just laughs at my plans
My head speaks a language
I don't understand,” - Мишка тихо вторил словам Робби, все ближе прижимая меня к себе, а я… медленно, но верно погружалась в какое-то тупое оцепенение. Видимо, нервы и недосыпания последних недель все-таки дали о себе знать.
“I just wanna feel
Real love fill the home that I live in
I got too much love
Running thru my veins
To go to waste…”**

Я не помню точно, но, по-моему, танцевали мы в тот вечер много. Много, как никогда… как никогда до этого…
- Мелкий, ты что, спишь? – нежный и … вкрадчивый голос.
Сфокусировать взгляд мне с трудом, но удалось – мы опять сидели за столом. Я из последних сил встряхнула головой:
- Нет, все нормально!
- Сейчас десерт принесут или … хочешь… поедем домой…

Поедем… домой?! Я протрезвела мгновенно. Чувство вины как ветром сдуло.
- Степанов, знаешь что, шел бы ты… лесом!
- Ольга, ты меня не поняла! Я… просто подвезти хотел… Ты же на ногах едва держишься… Куда ты?
- Пока, Миша, до не скорого! - и я, подхватив сумку, выбежала из зала.

****19****
Пока добиралась до дома, немного успокоилась. Ну, Степанов, стратег хренов! Что на него нашло? А на меня? Нет, ну, на меня то ничего не находило. Мне просто было жаль его, безумно жаль. Я не хотела причинять ему боль, а в результате… Ладно, замнем…

Открывая дверь квартиры, услышала, как надрывается телефон. Легкая пробежка – успела!
- Алле…
- Olga?
- Shaz?
- Я звонила на твой cell phone***, но ты не отвечала.

Я вытряхнула из сумки мобильник, так и есть – четыре непринятых вызова.
- Я в баре была, там музыка громкая, неслышно было… извини…
- В баре?
- Угу…- мой голос прозвучал как-то виновато.
- Понятно… Здесь без четверти десять, в Москве без четверти час… umm… и как все было? – бесстрастный вопрос, заданный бесцветным тоном.

- А что конкретно ты хочешь узнать? – с вызовом спросила я.
Что за ахинею я несу…все мое дурацкое упрямство.
Какое-то время в трубке висела тишина, потом донеслось приглушенное:
- … eight – nine – ten…
- Что?
- Я досчитала до десяти… а ты?
Эти слова, произнесенные предельно усталым голосом, мгновенно охладили меня:
- Shaz, понимаешь... мне не хотелось бы … говорить об этом по телефону.
- Блин!
Не поняла… Б…! Я же слово в слово повторила ее фразу из нашего утреннего разговора.
- Слушай, я не издеваюсь! ты … не кидай трубку! Подожди, все нормально, я там только кофе пила и танцевала… немного…
- Только кофе? – в голосе явно шуршала металлическая крошка.
- Ну, с коньяком… я замерзла… на улице холод собачий, - боже мой, что за чушь я говорю…
Внезапно в трубке рассмеялись:
- Почему холод … собачий?
- Почему так называется? А пес его знает!
И мы рассмеялись вместе…

- Кстати, Оксана тут подходила извиняться. Как тебе это удалось, да еще так быстро? – не то, чтобы меня это сильно интересовало, просто, хотелось сменить тему.
- Чистая случайность, Head of Global HR Team**** - моя подруга…
- Подруга? – ну что такое, я опять напрягаюсь.
- Sure! Поэтому я могла пожаловаться своей подруге, что one of her Moscow staff offends my girlfriend*****…
- Кого-кого? М-мм, your girlfriend – это я?
- Возражаешь?
- Да нет, привыкаю…

Мы болтали еще около часа. Наверное, нам обеим это было нужно. Я имею в виду, ощущать присутствие другой, просто слышать голос и смех друг друга. Мы говорили обо всем и не о чем. Одна тема сменяла другую. Лишь одно оставалось за кадром – планы, мы не строили никаких планов, я имею в виду, никаких совместных планов…

__________________
* - Глобальное потепление.
** - Отрывок из песни Робби Уильямса “Feel”.
*** - Мобильный телефон.
**** - Начальник Оксаны.
***** - Одна из ее московских подчиненных достает my girlfrend.

****20****
Неделю спустя.

Собираясь в пятницу на работу, я как обычно натянула джинсы и свитер. Чудесный день – пятница, не надо гладить рубашку и напяливать костюм. По пятницам в офисе можно было не придерживаться официального стиля одежды. Считалось, это снимает рабочий стресс, сближает сотрудников, делает из них команду, короче, очередной бред. Для меня это означало, прежде всего, одно – встать в этот день можно было на пятнадцать минут позже. Ну и, понятно, что в джинсах было несравненно более удобно пробираться по родным сокольническим сугробам, чем, отчаянно дрожа, пытаться делать тоже самое в юбке.

Посмотрев на себя в зеркало перед выходом, невольно отметила лихорадочный блеск в глазах. Сегодня должна была прилететь Шерон. Да нет, я не волновалась, чего волноваться то? Вчера вечером мы так чудесно поговорили. Кстати, позвонила не она. Устав ждать, я сама набрала ее номер. Обсудили, кажется, все, что можно было, начиная с последних слухов в нефтянке и заканчивая очередной ревальвацией юаня, чтоб он провалился! Правда, за всеми этими упоительными новостями как-то позабыли договориться о встрече или как это правильно назвать? В общем, свидание мне не назначили. Может, надо было, это, самой… а если отказ? … не, лучше спасительное неведение… Интересно, а в офис она вообще сегодня придет? Наверное, зависит от рейса. Вчера Shaz еще не знала, каким именно рейсом полетит. Или знала?.. Ладно, как говорится, будем подождать, недолго осталось.

На работе все было как обычно. В смысле, рождественские каникулы, конечно, снизили градус кипения, но он все равно оставался высоким. Звонки, встречи, переговоры
- отлаженная офисная машина привычно поедала человеко-часы. Просто молох какой-то! Так и вся жизнь пройдет … мимо. Буду до пенсии эти чертовы модели строить и репорты писать. Да, настроение, прямо скажем, было мутное…

0

5

- Грустишь?
Я подняла голову. Неслышно подошедший Николай Иванович участливо смотрел на меня:
- Знаешь, давно хотел спросить… что с тобой происходит, Ольга? Ведь это же не из-за … работы?
- Не из-за работы, - честно согласилась я.
Иваныч вздохнул:
- Ну и дурак он!
- Кто?
- Как кто? Тот, из кого ты … м-мм… с лица спала.
Чего-чего?
- Я что плохо выгляжу?
Этого еще сегодня не хватало!
- Ты выглядишь отлично! Кстати, классно постриглась! Просто отрешенная какая-то. Я уже говорил – скушная.
- Да ладно, что там с Алексеем, кстати? Вы не слышали? – вопрос показался мне вполне уместным. Тем более что, если мы продолжим обсуждать мое настроение, разревусь прямо сейчас, не отходя от кассы.
- Разговаривал с ним вчера, привет тебе передает. Ему лучше, но на работе появится теперь уже только после Нового года.
- А как свадьба? Перенесли?
- Ты Леху не знаешь! Расписались, все чин чинарем. Правда, банкет пришлось отложить… до выздоровления. Кстати, он всех нас приглашает.
- Здорово.
У людей свадьбы, а тут… завыть хочется… и не поделишься ни с кем…

- Ну вот, отвлечь хотел, а девушка совсем завяла, ладно, будем исправлять. Слушай… м-мм… мороженого хочешь? Мне все равно за сигаретами надо спуститься.
- Мороженого… давайте! Клубничного, если можно.
- Все можно! Все можно, Ольга, поверь мне, ну, кроме деления на ноль, конечно, - он усмехнулся, а потом продолжил, - во, другое дело! В глазах блеск появился! Давай не раскисай! И вообще покажи ему кузькину мать! Ты же можешь, – с этими словами Иваныч похлопал меня по плечу и направился к выходу.
Кузькину мать…очень привлекательная идея… жалко, показывать ее, кажется, некому…

Принесенное мороженое, конечно, подняло настроение. Но не на долго. Вскоре тоска опять накрыла с головой. Я пыталась работать – усиленно морщила лоб, деловито перебирала бумажки, целеустремленно ползала по базам данных, все было бесполезно. За что бы я не бралась, на самом деле, делать я могла только одно – слушать, точнее, вслушиваться, пытаться среди офисной какофонии уловить знакомый голос или не пропустить телефонный звонок или… ну уж мыло-то, на худой конец, можно было скинуть! Убью, когда прилетит! Когда же она прилетит!

Настоящая ломка началась после обеда. Информации – по-прежнему ноль. Эмоции – на максимуме. Рр-ррр… Сидеть на месте было невозможно. Хорошо хоть принтер цветной стоял в коридоре – у меня бы законный повод постоянно выбегать из нашей комнаты. Я тупо отправляла на печать один файл за другим. Кому какое дело! Человек трудится, архивирует свои файлы. Честь ему и хвала! А из коридора открывался прекрасный вид на офис Shaz. Каждый раз, подходя к принтеру, я надеялась, что уж в этот раз… все бесполезно…

- Шувалова, ты чего как электровеник сегодня? Туда-сюда, туда-сюда! В глазах рябит! Начальство на тебя посмотрит и захочет, чтобы и остальные так отдавались работе! – насмешливый голос Пашки вывел меня из задумчивости.
- А вы не стесняйтесь – отдавайтесь… и будет вам счастье, - на автомате отшутилась я.
- Я бы отдался, - парень мечтательно закатил глаза, - так не берет никто! Вон Оксане Владимировне сегодня комплимент сделал, она вырядилась как… ладно, не буду, а то уволят еще. Короче, сделал комплимент, так она на меня посмотрела, как будто я… ну не знаю кто.
- Наверное, ты не в ее вкусе? – меланхолично предположила я.
- Слава богу, нет! Знаем мы, кто в ее вкусе, - усмехнулся Павел.
- И кто же? – спросила я, надо же было как-то поддерживать беседу.
- А ты не знаешь? Шерон, конечно! Правда, она и на тебя странно так иногда посматривает.
- Пашка, ты доболтаешься! Что за бред у тебя в голове? – надеюсь, я правдоподобно изобразила возмущение?
- Бред не бред, я сейчас проходил мимо HR’а, оттуда такой сладенький голосок: Shaz… darlin’… when?.. could you repeat the time and the place*? Тьфу, зараза!
- Ну и что?
- А то, - со значением продолжила эта все знающая аналитическая сволочь, - у них же сегодня большая тусовка…
- Чего?
- Ты прям как с Луны свалилась! О том, что Big Boss в Москву прилетел, ты хотя бы знаешь?
Поймав, мой недоуменный взгляд, он продолжил:
- Ну, ты даешь! В Москву нагрянул глава компании, причем внезапно, насколько я понимаю. Вот сегодня вечером все начальство идет тусоваться с ним. Я думаю, поэтому Шерон так срочно из отпуска и вернулась.
- А она уже вернулась? – тупо спросила я.
- Час назад ее видел, злая была как черт! Помелькала и укатила куда-то. Короче, в начале у них там типа официальный ужин, потом балет какой-нибудь посмотрят, наверное… А потом…
- Суп с котом! – я с шумом задвинула лоток принтера и, развернувшись, двинулась прочь.
- Оля, ты куда? – донеслось за спиной.
Все понятно… Что ж тут непонятного…Big Boss и все такое. Но просто подойти, просто позвонить… Так, еще четыре часа отмучиться и пойду… пойду напьюсь в дребадан!

****21****
В декабре темнеет быстро, еще быстрее темнело в моей голове. Я отключила мобильник и закрыла Outlook. Х-хватит! Еще бы голову отключить как-нибудь, и было бы совсем хорошо. Для этого ее, то есть голову, надо загрузить. Радио? Отлично! Так, одеваем наушники, громкость - на максимум. Чичерина? “На краю”? М-мм… лучше не бывает! Чем займемся? Заливка базы? Тупее занятия не придумаешь. В общем, то, что надо!

“В Москве шесть часов вечера, передаем свежий выпуск новостей,” – раздался в наушниках бодрый голос ведущего. Уже шесть? Так, пора валить отсюда! Сейчас с Ленкой созвонюсь, и завалимся куда-нибудь. Конечно, у нее могут быть планы, но не бросит же она подругу в такой момент! Тишину нарушил телефонный звонок. Я осторожно взяла трубку:
- Але?
- Оля, это Николай Иванович, ты не могла бы прямо сейчас зайти ко мне?
- Иду.
Не надейся и не жди, бесполезно все это…

- Ольга, - взгляд главного аналитика был виноватым и озадаченным одновременно, - ты знаешь, они там в Нью-Йорке, по-моему, с ума посходили, просят выслать им квартальный пакет данных, причем уже сегодня.
- С ума посходили – лечить надо, вышлите им лучше лекарств… причем уже сегодня. Этот пакет прежде, чем отправить, формировать часа полтора надо. Я понимаю, у них там десять утра и рабочий зуд, но совесть то надо иметь! Раньше сказать нельзя было?
- Я бы им не лекарств, а клизму хорошую прописал бы, но… Уфф, как назло, ребята все уже ушли… Я бы сам сделал, да мне бежать надо, опаздываю уже, слышала, наверное, нас собирают… Поможешь?
Иванычу я отказать не могла.
- Ладно, так и быть. Все равно мне жизнь не мила, - вздохнула я, садясь за его компьютер.
- Ольга, не забуду, - промычал Иваныч, спешно кидая вещи в потертый портфель, - ну пока, хороших выходных!
И он, не оборачиваясь, скрылся в дверях. Хорошо, что не обернулся. Хороших выходных…угу… в глазах стояли так долго сдерживаемые слезы.

Ближе к восьми все было закончено. Отослав заключительные файлы, я задумалась – что дальше? Домой? Или все-таки сходить куда-нибудь? Она так и не позвонила. Может, мне самой позвонить? Н-нет, голос слишком хриплый, от слез. Я лучше… напишу… сейчас…

Вернувшись на свое место, первым делом включила Outlook. Тут же посыпались накопившиеся за полдня письма. Ничего, в понедельник прочитаю. Так, что написать? Первая фраза далась на удивление легко:
Dear Shazzer,
Why don’t you go fucking Блин yourself, you…**
Дальше я задумалась - в оригинале это заканчивалось обращением “fat cow”***. Но ни “fat”, ни “cow” ей совсем не подходили. Питерские воспоминания захлестнули меня, против воли вызывая в памяти стройный, мускулистый силуэт. Рр-ррр… Так, спокойно, я судорожно сжала зубы, сражаясь с собственными ощущениями. Ощущениями или, скорее, галлюцинациями… этот чуть горький запах миндаля… Домой, напиться… и как можно скорее…

Хрен с ним, с обращением, отправлю как есть. Рука судорожно сжала мышку, пытаясь подвести стрелку к значку SEND, но из-за слез, застилавших глаза, это никак не удавалось…

- May I help? - теплая рука накрыла мою, лежащую на мышке, темные пряди скользнули по щеке, - um… how nice… you’re brilliant with words…I knew that. But really haven’t got an idea … to what extent****, - с этими словами она щелкнула моими пальцами по непослушному значку, посылая письмо себе самой.

****22****
На мгновенье я оцепенела. Потом заставила себя обернуться. Опершись рукой о спинку кресла, передо мной собственной персоной стояла Шерон. Светлый костюм и белая рубашка, до невозможности синие глаза…
- Привет, какими судьбами? Симпатичный костюм, кстати! – я отчетливо понимала, как беспомощно звучат эти дежурные слова.
Она усмехнулась и какое-то время продолжала стоять, молча глядя на меня. А потом сделала резкий шаг вперед. О-па, я почувствовала, как меня вынимают из кресла и усаживают на стол спиной к монитору. Сама же она опустилась в мое кресло и, не убирая рук с моей талии, придвинулась к столу....

- Так будет удобнее разговаривать. Из того, что ты сказала, я поняла только про костюм. Спасибо, кстати.
- Да это неважно, давно прилетела?
- В двенадцать.
- Как встреча с Big Boss’ом?
- Отлично.
- А чего в офис вернулась?
- Оставила кое-что, вернулась забрать.
- Значит, у тебя все хорошо?
- Отлично! Ты такая красивая сегодня, - ее руки скользнули по моей спине под футболкой.
Чего-чего, а этого я ожидала меньше всего. Мы же, вроде, отношения выясняем.
- Had your hair cut*****? – глядя мне прямо в глаза, продолжила она.
Почему у нее голос такой хриплый?
- Да, немного, - шепотом ответила я.
- Really fine, - сильные пальцы медленно переместились на живот, а потом двинулись вверх.
Мама родная! Кстати, под футболкой у меня сегодня ничего не было.
- You do not like bras, don’t you? Or that is for me? – ее ладони накрыли мою грудь, немедленно отреагировавшую на прикосновение, - really fine... Lets go home, little one, we can’t stay here, you’re driving me to be crazy...******

Я дернулась при слове crazy:
- Почему ты не позвонила, Shaz? Я чуть с ума сегодня не сошла! Кстати, совершенно случайно, задержалась здесь до восьми.
- Не позвонила?.. случайно? – синие глаза в изумлении смотрели на меня, - it’s you who were ignoring me all the day. I had a trouble with my phone before lunch, but after it I called several times and sent an e-mail to you…*******
Блин, я же все повыключала как раз после обеда.
- Погоди, но ты же была в офисе… и не зашла.
- Я была for двадцать минут, - она явно волновалась, начала мешать языки, - мы заезжали с Jay, I mean with my boss… я зашла… you were out for lunch, я оставила note. Look, here is it!********
Я обернулась - из-под клавиатуры выглядывал край листочка, явно второпях вырванного из блокнота. Как я могла не заметить его раньше? Осторожно взяла записку в руки: “Please wait till I return. Sh.”*********
Все, приехали… вот, дура! Это я о себе.

Какое-то время мы сидели в тишине. А потом выдохнули одновременно:
- Поехали?

Собраться было делом пары минут. Уже стоя в дверях, я вдруг вспомнила:
- Shaz, ты говорила, что оставила что-то, ну, ты за этим еще в офис вернулась…
Я никогда еще не слышала, чтобы она так смеялась:
- You’re definitely in your best today**********. Я вернулась за тобой, little one…

__________________
* - Shaz… дорогая… когда?.. ты не могла бы повторить время и место?
** - Уважаемая Шерон,
Почему бы Вам не отправиться fucking Блин yourself, ты…
*** - Жирная корова.
**** - Помочь? - теплая рука накрыла мою, лежащую на мышке, темные пряди скользнули по щеке, - м-м… мило… ты отлично пишешь… Я знала это. Но не имела представления… насколько отлично.
***** - Ты постриглась?
****** - Не любишь белье? Или это для меня? – ее ладони накрыли мою грудь, немедленно отреагировавшую на прикосновение, - прекрасно... Поехали домой, малыш, мы не можем оставаться здесь, ты сводишь меня с ума...
******* - это ты игнорировала меня весь день. До обеда у меня были проблемы с телефоном, а потом я звонила несколько раз, скинула тебе e-mail…
******** - мы заезжали с Jay, я имею в виду, с моим начальником… я зашла… ты была на обеде, я оставила записку. Да вот она!
********* - “Пожалуйста, дождись моего возвращения. Ш.”
********** - Ты сегодня в ударе!

****23****
Пробив на проходной карточки и сказав “пока” охранникам, мы вышли из офиса. На улице было хорошо, очень хорошо. Вечер красил Москву. При дневном свете все было как-то не так, он безжалостно обнажал старые шрамы и подчеркивал по-детски неуклюжие силуэты новостроев. К тому же, кому как, а мне всегда казалось, что днем Москва слишком холодна и деловита. Вечер же без сомнения любил этот город. Воздух наполнялся загадкой и недосказанностью, а душа – уютом и предвкушением.

Мы, не спеша, шли по пустынному в этот поздний час переулку. Мягкие хлопья падающего снега неторопливо вытесняли с улиц темноту: асфальт, деревья, крыши домов, припаркованные машины – все постепенно утрачивало первоначальный цвет, превращая мой город в рождественскую открытку.

- Shaz, тебе нравится Москва? – спросила я, сама удивившись вопросу. Кому из expatов здесь может нравиться! Климат, экология, вечные пробки, непривычный быт и все такое. К тому же, прямо скажем, город недешевый.
Ее рука нашла мою талию, теплые губы скользнули по щеке:
- What I earn if I say “yes”? *1*
- Очень практично, - пробурчала я, - but… what would you like to earn? *2*
- A kiss, just one kiss…
Опять дразнит!
- Чего, прямо здесь что ли? – мне хотелось ее смутить, но, видимо, не на ту напала.
- Um… why not? – за серьезным тоном как всегда пряталась усмешка.
- Может, это, от офиса все-таки отойдем… подальше? Тут же по периметру все камерами пишется. Нет, ну, охрана, конечно, будет в восторге…
- Sure. But this one is mine by the way - она ткнула в сторону ближайшей машины, - so we needn’t give a show for them. *3*

Короткий писк брелка. Shaz распахнула переднюю дверь:
- Please! – и подала руку, помогая сесть.
М-м… как галантно… с ума сойти…
Она обошла машину и села рядом. Поворот ключа – в ответ деликатный рокот мотора, потом, тихо загудев, проснулась печка. Молчание.
- What about that kiss? – левая бровь вопросительно изогнулась, - you promised… *4*
- Ничего я не promised, но, если ты… настаиваешь, мне не жалко, - я скорчила физиономию a’la режиссер Якин и послала ей воздушный поцелуй.
- сволочь! – она усмехнулась, включила щетки и левый поворотник, затем какое-то время внимательнейшим образом рассматривала снежные фонтанчики, в беспорядке разлетавшиеся с лобового стекла. Внезапно ее руки упали с руля, чтобы через мгновенье переместиться на мои плечи, а губы буквально вжались в мои… Голова тихо поплыла, вообще нет, неправильно, совсем не тихо…

- Calm down, Shaz, *5* - удалось просипеть, когда она отстранилась, - как ты машину сейчас поведешь? я еще жить хочу!
- Uh… - она глубоко вздохнула, - я тоже, особенно теперь.
Какое-то время мы сидели молча. Только легкий стук щеток о стекло вторил моему учащающемуся пульсу. Он был таким раздражающим, этот стук, я не выдержала, потянулась вперед и одним движением выключила сначала их, а потом и поворотник заодно. Звенящая тишина и удары сердца, ну, двух сердец, если быть точным. В машине постепенно стало совершенно темно. На улице была настоящая метель - нас замело мгновенно.
- Ух, ты! Смотри, как здорово! – мне и вправду добавило адреналина это чувство уединения и отстраненности от остального мира, - нас как будто погребло, ты, я и никого больше.
- И никого больше, - повторила она, рывком стаскивая с плеч полушубок. Еще секунда – и он был отброшен на заднее сиденье.
- Shaz, ты чего? – это все были слова, а в голове одно – “во, дает!”
А она, не оборачиваюсь, хлопнула по клавишам на торпедо, клик – и сиденье подо мной медленно поползло назад, увлекая за собой. Я же, как дисциплинированный человек, уже и пристегнуться успела.
- Ты, я и никого больше, - донеслось до меня сквозь укутавшую нас тьму, а в следующий момент на меня упало ее тело. Да не, “упало” не подходит, просто не катит. А чего подходит? Обрушилось, атаковало, подмяло - выбирайте глагол по вкусу. Все равно словами не передать ощущение этой сладкой тяжести, этой рвущей нервы комбинации нежной кожи и мускулистого тела. Короче, шок и класс одновременно. Что бы вы сделали на моем месте? М-м, кажется, догадываюсь. Что делала я? Продолжала барахтаться как последний дурак, пытаясь расстегнуть этот чертов ремень:
- Блин, кто эти машины только проектирует! Не дай бог, авария случится – ведь не выпрыгнешь!
- Leave it *6*, - легким движением она завела мои руки наверх и мягко провела языком по воспаленным губам - еще пара таких рывков, и сработает подушка безопасности, а авария… считай, уже случилась.
Мгновением позже в пах въехало твердое бедро, а моя любимая футболка с тихим треском закончила свое земное существование…

- Shaz, это патология, наверное, да? – я устроилась поудобнее в ее руках, а потом продолжила, - я имею в виду, сначала было купе, сейчас – машина. Любовь к замкнутым пространствам?
- Патологии нет, ты забыла про отель, - кольцо рук стало плотнее, - ты не замерзла?
- Замерзнешь тут с тобой, скорее, наоборот! Чисто африканские страсти! По что футболку казнила, окаянная?
Она тихонько рассмеялась, уткнувшись в мои волосы:
- It’s so strange I think I do understand you even if I do not know the meaning of words you’ve said. А футболка, I’m sorry, прости. *7*
С улицы раздался противный вой сирены, я приподнялась, пытаясь рассмотреть через запотевшее стекло, что там происходит. Мимо на первой скорости проехала бело-голубая девятка с включенной люстрой на крыше.
- Слушай, Shaz, наверное, нам пора сматываться, - я говорила серьезно, кому-то же из нас надо было проявлять предусмотрительность, - если не хочешь, конечно, провести ночь в обезьяннике…
- В обезьяннике… at police station you mean? С тобой?
- Ну, это уж как повезет.
- Тогда поехали.

Машина плавно тронулась с места.
- Я включу музыку?
В ответ – улыбка и молчаливый кивок. Я щелкнула по клавише приемника, на экране зажглось – CD. Здорово! Сейчас узнаем, что она слушает.

Шорох льющегося дождя и раскаты грома наполнили салон:
“My tears gone cold, I'm wonderin' why
I got out of bed at all
The morning rain clouds at my window and I can't see at all
And even if I could, it would all be great
To put your picture on my wall
It reminds me that it's not so bad, it's not so bad…” *8*

Мягкий женский вокал сменился знакомым речитативом. Eminem? Точно, Eminem и…
- And Dido.
- Читаешь мои мысли?
- Немного.
Ей нравится рэп? Хотя… Я стала вслушиваться в слова, невольно поддаваясь грустному очарованию и тревожной энергетике звучащей мелодии.
- Да, история – повеситься можно.
- Did you see the video? *9*
- Не-а, и не собираюсь даже. Да, ну его! Там чего, все это показано, ну, как этот Stan запихнул беременную подругу в багажник своей машины и сиганул на ней с моста, чтобы… посильнее достать своего этого, ну, от которого он фанател? – я чего-то даже запинаться начала.
- Да.
- Бррр… А тебе, чего, нравится рэп?
- Only few tracks, this one for example. *10* Как это объяснить, я чувствую себя иногда как… Stan, очень редко, но…
- You’re crazy! *11*
- Yes, to some extent I am. *12* Иногда это помогает… в работе, - она грустно рассмеялась, а потом, поймав мой слегка ошарашенный взгляд, продолжила, - don’t be afraid, my lovely, all that fucking mess has nothing to do with you, I swear… *13*
Звучит… обнадеживающе. Я не обратила большого внимания на эти ее слова… напрасно не обратила…

- Слушай, Shaz, а у тебя дома есть чего… пожевать? Или голяк полный после отпуска? - спросила я больше для того, чтобы как–то рассеять муть, повисшую после нашего музыкального разговора.
- Пожевать, это… поесть? Don’t be afraid, my lovely, - она опять усмехнулась, - все с собой.
- М-м, не хотелось бы быть… невежливой, но все – это… что? Что именно?
- Не можешь забыть Martel и сыр?
- М-м... – виновато хмыкнула я.
Тут она притормозила и моментально припарковалась, аккуратно втиснув машину в щель, в которую, по-моему, и велосипед было не загнать. Мастер!
– Дверь-то можно открыть? - я выглянула в окно, - не поцарапать бы кого, не расплатишься потом.
- Не волнуйся, и по поводу еды тоже. Я могу готовить. Если не понравится, закажем пиццу, - она, улыбаясь, протянула руку к моему лицу, заводя выбившийся локон за ухо, - ты не останешься голодной со мной, little one…
Голодной? В смысле?… а… м-м… не сомневаюсь…что не останусь.

Мы уже шли к подъезду, когда я вспомнила, с чего собственно все началось:
- And what you say now? I mean… after you’ve got the kiss. *14*
- I love it, - мечтательно произнесла она.
Вот тут надо было насторожиться - выражение полного умиротворения на ее лице как-то не стыковалось с совершенно разгульным выражением глаз. Но меня уже несло. Как же, мой город, его заценили!
- Yesss! You’ve got it, Moscow is really sweet! *15*
Она в деланном изумлении уставилась на меня:
- I mean… I love it when we kiss in my car… *16*
М-м, ладно, проехали.

****24****
Я запомнила эти выходные надолго, наверное, навсегда. И не надо понимающе улыбаться. Я еще ничего не сказала. Посчитаем? Бассейн – 2 раза, gym – 2 раза, прогулки на свежем воздухе – в общей сложности часов 5, трехразовое питание, здоровый сон – как полагается, по восемь часов в день. Короче, санаторий, точнее, спортивный лагерь, точнее, просто week-end с Shaz. Вы спросите, а… м-м, естественно, все оставшееся время ушло на это. Сделав несложное вычитание, нетрудно понять, что на “a…м-м” пришлось часов 15. Нормально? Потрясающе! Последнее не касается бассейна с gym’ом, провались они оба пропадом.

В воскресенье вечером, вернувшись с очередного спортивного мероприятия, я, быстро сбегав в душ, заползла на диван. Все, завод закончился. Прошу не кантовать! Я лежала и с ужасом думала о наступающих новогодних каникулах. На входе в спортивный центр, куда несмотря на мое сопротивление она таскала меня все выходные, висел огромный плакат: “Мы открыты 7 дней в неделю, 24 часа в сутки. И в праздники тоже!”
“Cool,”- отреагировала Shaz.
“Засада!” – все, что пришло в голову мне.
Короче, перспективы вырисовывались самые радужные. Может, это, в поликлинике освобождение взять… от физкультуры… ага, вот и бред начался. Блин… попала! маньяк какой-то спортивный… и не только спортивный, что характерно…

Так вот, я лежала и отчетливо понимала, что завтра просто не встану. Пристрели, командир! Ныла и болела каждая мышца. Более того, было очевидно, что утром будет только хуже. Дожить бы еще до утра! А этой, я скосила глаза в сторону ванной, откуда доносился плеск воды, все хоть бы хны. Как она эту штангу сегодня тягала, красиво…

Наверное, я задремала. Очнулась внезапно – надо мной склонился темный силуэт.
- Shaz, уймись, ради бога! Мы чего завтра уже расстаемся? – я поймала ее недоуменный взгляд, - я просто смотрю, ты решила за два дня всю программу исполнить.
- К-какую программу?
- Всю имеющуюся: обязательную, оригинальную, произвольную, что там еще бывает?
- Кажется, это называется - показательные выступления.
- Во-во, они, кстати, уже тоже были. Не далее, чем в обед, по-моему. Погибну от истощения во цвете лет, - я попыталась отодвинуться, не тут то было. Была моментально поймана и возвращена на место.
- Где больно?
- Проще сказать, где небольно, кошмар какой-то!
- Повернись на живот.
- Угу, щас! Это еще зачем?
- God! Look, this is nothing but a pain-killer. *17* Надо растереть им мышцы. Это снимет боль, острую, по крайней мере. Ты сможешь поспать нормально.
- Ага, чтобы я поспала нормально, надо кого-то другого… растереть, растереть и запереть где-нибудь, - я со стоном перевернулась.
- Ерунда, - она начала мягко массировать голени, - ты спала эти две ночи со мной как… ребенок.
- Откуда ты знаешь! Сама, небось, продрыхла все время, - мне хотелось поворчать.
- Знаю, - руки переместились на бедра, - кстати, какие у тебя планы на завтра?
Планы? У “меня”? Почему не у “нас”? Это намек?
- Пока не знаю, надо уточнить у моего секретаря, - как можно более независимо ответила я.
- Расслабься! – она на секунду прекратила массаж и шлепнула меня по… м-м, замнем, - почему ты постоянно сомневаешься… во мне? в нас?
- Не знаю. А планов особенных у меня никаких нет. Все просто: я хочу быть с тобой - это раз, я не хочу надоедать тебе - это два, да и еще - во вторник у меня этот ваш дурацкий внутренний тест, надо готовиться. Что бум делать?
- Тогда завтра – готовишься, здесь готовишься, - с нажимом на слово «здесь» произнесла она.
- А ты?
- А я… сначала - shopping, потом – cooking, могу также помочь с тестом.
- И все?
- Почти… Все, спи, - она сделала последнее круговое движение и натянула простынь, укрывая мою спину. Потом встала и пошла к выходу.
- Ты куда? – не выдержала я.
- Отдыхай, меня же надо запереть.
- Я пошутила, иди ко мне!
- Я тоже. Руки помою и приду.

Shaz вернулась минут через пять, с тихим вздохом стянула футболку, потом прошлепала босыми ногами к выключателю и погасила свет. Скрип дивана, она вытянулась рядом со мной.
- Спишь? – еле слышно спросила она, вплотную придвигаясь ко мне.
А я… а чего я? я ничего, обнять ее в ответ было делом одной секунды.
- Хотела спросить, - ее руки едва касались моей многострадальной спины, - когда ты говорила о программах, что ты называла моей оригинальной программой, я имею в виду, что именно?
Я внутренне рассмеялась, я же опять молола чепуху, лишь бы поболтать, а сейчас придется выпутываться.
- Ну, - я старалась говорить серьезно, - разграничивать понятия всегда сложно. Ты же знаешь, что классификация, иначе говоря, распределение сущностей по разрядам, - это один из сложнейших элементов анализа, имеющий своей целью …
- Спасибо, дальше не надо - теплые губы скользнули по щеке, потом, оставив влажную дорожку, спустились по шее вниз, к груди. Я невольно вздрогнула.
- Здесь тоже больно? Может, um… массаж?..

0

6

А потом мы болтали. Болтали, наверное, полночи. Пили ее любимый Martel и говорили, говорили, говорили. Без остановки. Короче, с режимом было покончено, ну, и бог с ним! Я вдруг вспомнила, как увидела ее в первый раз:
- Слушай, Shaz, а сколько тебе лет?
- 35, а что? Непохоже?
- М-м… иногда похоже, иногда похуже, - я по привычке играла словами, затем замялась удивленно,- а как тебя угораздило так рано стать партнером? Или у вас для тех, кто в России работает, год за два идет?
- Я только младший партнер, к тому же это все недавно. But how old do I look like? *18*
- Сейчас или вообще?
- Например, сейчас…
- Понятно, ты хочешь узнать, как ты выглядишь сейчас, то есть, как выглядит голая, полупьяная женщина, лежащая на мне?
- Добавь «счастливая», голая, полупьяная и счастливая женщина, лежащая на тебе…
- На 16!
- Что значит «на 16»?
- Значит, на 16 лет.
- Liar! *19*
- Была б нужда! Взгляни сама в зеркало и убедись – твои глаза…
- Что?
- Это глаза шестнадцатилетнего ошалелого подростка…
- Добавь «счастливого», I’m in luck, definitely here… *20*

__________________
*1* - Что я получу, если скажу “да”.
*2* - А чтобы бы ты хотела получить?
*3* - Не сомневаюсь. Кстати, это моя, - она ткнула в сторону ближайшей машины, - так что шоу они не увидят.
*4* - И где поцелуй? – левая бровь вопросительно изогнулась, - ты обещала…
*5* - Остынь, Shaz.
*6* - Оставь это.
*7* - Так странно, мне кажется, я понимаю тебя, даже не зная слов.
*8* - Отрывок из песни Eminem&Dido “Stan”.
*9* - Ты видела клип?
*10* - Всего несколько треков, этот, например.
*11* - Ты с ума сошла!
*12* - В каком то смысле – да…
*13* - Не бойся, все это дерьмо никогда не коснется тебя, я обещаю…
*14* - И что ты скажешь, теперь? Я имею в виду, после поцелуя?
*15* - Ура, до тебя доехало! Москва – это классно!
*16* - Я имею в виду, мне нравится целоваться с тобой в машине…
*17* - Господи! Смотри, это только болеутоляющее.
*18* - А насколько я выгляжу?
*19* - Обманываешь!
*20* - Мне везет.

****25****
Пару месяцев спустя.

- Ольга, держи последние замечания из Питера, - Леха протянул мне стопку свежераспечатанных листочков, - на, влюбляйся!
- Ну-у, Анатолий Евгеньевич как всегда в своем репертуаре, - пробежав по диагонали первую страничку, протянула я, – хочу всего сразу, вчера и бесплатно.
- Это нормально, все клиенты таковы, - миролюбиво заметил босс, - хотя Евгеньевич, конечно, еще тот жук. Да и еще, я тебя там два мыла скинул. Это драфты *1* писем. Ты посмотри, пожалуйста, подредактируй и перешли обратно… сегодня.
- Ага, а за пивом не сбегать? А то, я мигом, – моему возмущению не было предела, - в конце концов, я аналитик или где!
- Да это не мои письма. Меня одна моя подруга, боясь не справиться сама, просила черновик письма составить ей, - Леха привычно затянул свои любимые вирши.
- Ну, опять! Слышали уже, раз сто – плоха услуга, когда я ровно ничего в делах любви не понимаю…
- А Вы напишите, я знаю, гораздо лучше моего! – торжествующе закончил он.
- Вам, сэр, пора на какой-нибудь другой фильм переключаться, Собаку вашу вся группа уже наизусть знает. Выберите что-нибудь посовременнее.
- Я бы выбрал, да ведь не создал пока отечественный кинематограф ничего равноценного! – он мечтательно сощурился, - ладно, Оль, по поводу писем - это Шерон просила их посмотреть. Так что, можешь кидать их потом прямо на ее ящик.
Кто бы сомневался! Я ее убью когда-нибудь! Сидит в Лондоне и выдумывает поручения, как будто мне здесь делать нечего. Зачем ей там письма на русском? Понятно, видимо, сама сегодня допоздна, и меня решила занять. Очень предусмотрительно.

- Леш, хорошо, поправлю я ваши письма… сегодня. А завтра… буду попозже, можно?
- Попозже… это во сколько? – Леха во всем любил определенность.
- Ну, часам к одиннадцати буду.
- Хорошо! А что случилось то?
- Ничего особенного, просто надо и все. Я потом расскажу.
- Да ладно, - он улыбнулся, - надо, значит, надо.
Зря ты, Леха, улыбаешься, если бы ты знал, куда я иду! Ни за что бы ты не разрешил прийти попозже. А шла я… я шла на очередное собеседование - я искала другую работу.

То, что с King & Leinhart мне придется расставаться, было ясно. Я перечитала на досуге Кодекс этики. Благо он был выложен на внутреннем корпоративном сайте. Те, кто его писал, знали свое дело. Хорошо формулируют, сволочи! Формально все права и свободы соблюдены, а на деле – шаг влево, шаг вправо, и можешь прощаться с работой. Или с карьерой, как это было в случае с Shaz. Короче, кому-то надо было уходить, точнее, не кому-то, а понятно, что мне. Для меня это было очевидно. Для моей же девушки, во, дурацкое слово, кстати, совсем нет. Она считала, что, уходя, я теряю перспективы, упускаю возможности, короче, ломаю себе жизнь. Да ничего я не ломаю! Что, на этой конторе свет клином сошелся, что ли? С ребятами, конечно, жалко расставаться, а в остальном… как говорится, была б шея, хомут найдется.

Мы препирались, наверное, неделю прежде, чем удалось ее уговорить, пообещав в обмен начать бегать с ней утрам. Ага, делать мне больше нечего – вставать на сорок минут раньше и как подорванная носиться по темным промозглым улицам. В общем, пообещать-то я пообещала, но при этом не уточнила, когда именно начну. Может, хоть до весны удастся потянуть. Так что, можно сказать, все обошлось малой кровью.

****26****
В ту субботу я проснулась рано, настроение было совершенно улетное - сегодня из командировки возвращалась Shaz. Ее не было почти неделю. Конечно, я скучала. Но в этот раз все было как-то по-другому. Как объяснить? Не было прежней неопределенности и неуверенности, я просто ждала ее и радовалась, что с каждым днем ждать остается все меньше. Вчера вечером она позвонила, когда я была у родителей. Поэтому толком поговорить мы не смогли. Она только успела чертыхнуться, что, видимо, не сможет прилететь с утра, так как на этот рейс не было мест. В общем, договорились, что она перезвонит завтра, когда что-то определится, а вечером мы куда-нибудь сходим. “Не в gym”, - успела добавить я перед тем, как сказать “пока”. Она лишь рассмеялась в ответ.

Я улыбнулась, вспоминая вечер, проведенный с родителями. Все-таки они потрясающие люди! Или это просто поколение такое? Я всегда удивлялась, как они умели радоваться жизни. Да, что там жизни, они умели радоваться любой мелочи. Я привезла отцу найденный на развалах диск его любимого Щербакова, он был счастлив как ребенок – его старые пленки протерлись уже, наверное, до дыр. В результате мой заслуженный пенсионер весь вечер ходил и напевал себе под нос что-то то ли про 18-тую вьюгу, то ли про 18-ый февраль и при этом светился как дачный самовар. А мама, твердя о моей существующей только в ее воображении худобе и одновременно пытаясь впихнуть в меня недельный запас еды, смотрела на него и смеялась. Романтики!

Да и еще, приятная новость – я, кажется, нашла работу. Конечно, надо было еще раз подумать, все взвесить, но вчера на собеседовании мне понравилось буквально все – и сама контора, и атмосфера, и народ, да и пакет был более, чем привлекательным. Когда же они заговорили о моем дальнейшем обучении, точнее, о его оплате и вручили job offer, я внутренне решила согласиться. В общем, жизнь была прекрасна.

Я обвела комнату глазами, 8:48 – горело на плеере. О-па, пора бежать! К выходным почему-то всегда накапливалась куча дел. И сегодня не было исключением. Я мысленно перебрала список самых срочных – так, фотка на новый паспорт, ЖЭК, вроде, у них сегодня приемный день, кв.плата, книжный, да, и главное – я же дала Ленке клятвенное обещание пересечься днем на Октябрьской, попить кофе и потрепаться. В общем, надо было шевелиться. Собравшись на раз-два-три и залив в себя первую за день чашку кофе, я выбежала из квартиры.

Первая половина дня прошла под флагом борьбы с обломами: в ЖЭКе не было света, но мне удалось уболтать их принять мои бумажки, убедив, что дневного света нам для этого вполне достаточно. В Сбере все было гораздо трагичнее - висела система. Люди за стойками ходили с похоронными лицами, бабушки в очереди переспрашивали друг друга, что случилось, и крестилась, получив ответ. Пока я стояла и думала, долго ли все это будет продолжаться, их молитвы, видимо, были услышаны – система ожила и облегчила мой кошелек на одну кв.плату. В фотомастерской был технический перерыв, а в книжном, наоборот, не было, в смысле, не перерыва, а нужной книжки. Короче, просто так, без боя сегодня ничего не получалось. Но в итоге, успев практически все, в 1:20 я была на месте. Правда, встретиться мы договорились в 1:00. Но это нестрашно - Ленка подплыла только к 1:40. Нормально? Обычно. Сердиться на нее было бесполезно - так повелось с первого курса, в конце концов, это уже традиция, ритуал можно сказать. Пока ждала ее, на всякий случай, набрала номер Shaz, трубку не снимали. Летит, наверное. Значит, скоро позвонит. Я улыбнулась.

- Шувалова, привет! Чего улыбаешься? – бодрые слова, произнесенные похоронным тоном.
Я подняла голову – ба, явилась наконец! Стремительные шаги, блестящее каре, прищуренные, слегка грустные глаза.
- Улыбайтесь, шеф любит идиотов! – в то время у нас, в M&A’е, это было хитом номер один.
В ответ только кривая ухмылка.
- Так, понятно… Что у нас плохого? – сомнений по поводу ее настроения у меня не оставалось.
- Слушай, ответь на один вопрос, только честно, - она с тяжелым вздохом плюхнулась на стул рядом со мной, - тебе вот Свешников нравится?
Я задумалась. Потом решила уточнить:
- Свешников? В смысле, твой Свешников? Ты имеешь в виду парня, с которым встречаешься уже около года?..
- Встречаюсь или встречалась, - процедила она сквозь зубы.
О-о, как все запущено.

Я еще немного подумала, потом призналась честно:
- Нравится. Ты не обижайся, пожалуйста. Но как Сашка… может не нравится? Он же, - я пыталась подобрать нужное слово, - просто… ну, я не знаю, веселый, не зануда, с ним обсудить можно что угодно, всегда поможет. Отличный друг, одним словом
- Вот, в этом-то вся трагедия, - Ленка вздохнула еще раз, - понимаешь, он нравится всем, абсолютно всем!
- А трагедия-то в чем? – я старалась сохранять невозмутимый вид.
- Как ты не понимаешь! – ее голос перешел в трагический шепот, подчеркивая драматизм ситуации, - он нарасхват, ему постоянно все звонят: друзья, подруги, начальство, подчиненные, все! Никто без него не может!
- Ну, я их понимаю…
- Ты меня лучше пойми! Вчера вечером захожу в комнату, он по телефону со своей начальницей разговаривает, представляешь, пижамы мужские обсуждают… какие там фасоны бывают, что сейчас носят… подробности такие… м-мм, - она мечтательно закатила глаза.
- Круто! - оставаться серьезной было все труднее.
- Чего?
- Круто, я же говорю - с ним все можно обсудить. Я вот никогда со своим начальством пижамы не обсуждала. А ты? – на этом месте я не выдержала и, давясь от смеха, уткнулась в чашку с кофе.
- От тебя сочувствия, Шувалова, как от козла молока!
- Да ладно! Может, он просто подразнить тебя хотел? ну, так, подзавести немного, отношения оживить?
- Ему удалось, - Ленка вздохнула, на этот раз - с достоинством.
- Поругались?
- Не то слово. На самом деле, ругалась я, а он стоял и… улыбался… как дурак! Это меня и завело.
- Понятно, значит, завести тоже удалось.

Мы помолчали.
- Слушай, Лен, позвони ему, позвони прямо сейчас, он классный!
- Классный, - согласилась она, - а что я ему скажу?
- Ну, не знаю, скажи… спроси, что он хочет на 23 февраля. Завтра ж праздник! Может, ему пижаму эту подарить, раз она вас так… заводит обоих, и дело с концом!
Ленка с мобильником отошла к окну, потом вернулась с улыбкой до ушей:
- Сказал, сейчас приедет. Ты знаешь, по-моему, он… не понял вчера, что мы с ним… поругались…
- Я же говорю - классный…

- Да, а ты то как? – Ленка, успокоившись, энергично размешивала сахар в третьей чашке кофе, - ты своему, кстати, что даришь?
- Я? Да ничего вроде.
Своему? М-мм… А чего, это прикольно - подарить Shaz что-нибудь ко дню защитника отечества, надо подумать…
- Во, а как советы раздавать – она первая! Кстати, хоть познакомила бы. Что за чудо ты там себе отыскала в своей буржуйской конторе? Меня все спрашивают, а я не в теме, - с легким упреком продолжила она.
- Не волнуйся, тебе покажу первой. А пока просто не готова, морально не готова.
- А аморально? - Ленка призывно округлила глаза.
- А аморально тем более!

Дальше мы пили кофе и просто трепались. Мы не виделись, наверное, уже пару месяцев, новостей накопилась туча. По ходу дела я пару раз перезванивала Shaz, но трубку по-прежнему никто не брал. Сначала я не напрягалась, а потом внезапно мне стало как-то нехорошо, нехорошо и тревожно. Я посмотрела на часы – 4:15 и засобиралась. Тут как раз подвалил Свешников, мы расцеловались, и я поспешила домой. Кстати, я не оговорилась – домой, именно так я все чаще мысленно называла квартиру Shaz.

****27****
Спеши – не спеши, что толку! Время не обгонишь – дома я была ближе к пяти. Открыв дверь, увидела в холле ее сумки. Здорово! Прилетела! Спит, наверное – света не было видно. Скинув куртку и ботинки, я на цыпочках прокралась в комнату и застыла на пороге – на диване, закинув одну руку за голову, а в другой держа бокал, лежала Shaz. Она не спала, рядом на журнальном столике стояла литровая бутылка Jameson’a. Наполовину пустая бутылка. Тусклый свет ночника освещал ее странно бледное лицо. А чего здесь происходит?

- Привет!
- Привет.
Она продолжала лежать и смотреть мимо меня.
- Ты чего, коньяк на виски поменяла? К истокам возвращаешься? – я попыталась пошутить.
В ответ молчание. Она только хмыкнула, потом прищурилась, рассматривая содержимое бокала на свет, прежде чем сделать очередной глоток. Блин, что случилось? Я подошла и села рядом на диван.
- Shaz, выкладывай, что стряслось? - я попыталась взять ее за руку, но она судорожно отдернула ее, расплескав остатки виски из бокала по дивану.
Это как будто слегка отрезвило ее, она поставила бокал на столик ближе к бутылке, потом внимательно посмотрела на меня:
- Почему ты так поздно? Ты меня не ждала?
- Да у меня дел была куча, ну и, честно говоря, я с Ленкой засиделась. Я тебе рассказывала, мы с ней в универе учились в одной группе, не разлей вода были. А сейчас вот не виделись сто лет. Мы кофе ходили пить.

Я отчитываюсь? Или мне только кажется? Ладно, потом разберусь, сейчас – понять бы, что происходит.

- Ясно, а вчера вечером ты с … родителями встречалась?
- Ну да, я же тебе говорила!
- Ясно, - машинально повторила она, - а когда я здесь, ты не можешь ни с кем встречаться. Наверное, я тебе мешаю?
- Наверное, мешаешь, - мне вся эта комедия тоже начинала действовать на нервы, - хочешь поговорить – давай, а нет, я лучше пойду, приготовлю чего-нибудь поесть. Вряд ли мы сегодня сможем пойти out *2*.
- Um… ты голодна? Ты же из кафе?
- Снова здорово! Я сказала, что кофе пила, а не ходила в кафе! Я не ела сегодня ничего, с самого утра! И сейчас хочу есть и пойду готовить. А ты лучше бы заканчивала с этим делом и шла бы ванную, например. Что на тебя сегодня нашло?
- Ничего.
Я уже выходила из комнаты, когда мне в спину донеслось:
- Он, что, не накормил тебя сегодня? А вчера? Уверена, он должен знать, какая ты бываешь голодная… после секса.

Я на мгновенье застыла, потом развернулась и вернулась к дивану. Она продолжала лежать, глумливо рассматривая меня сквозь вновь наполненный бокал. “Да она же пьяная, набралась в лоскуты”, - наконец дошло до меня.
- Встань! - заорала я.
Она вздрогнула, а потом подняла голову и посмотрела на меня совершенно мутными глазами.
- Я тебе русским языком говорю, вчера была у родителей, сегодня – бегала полдня по делам, а потом пила кофе с подругой. Все, нет никакого “его”, что ты себе нафантазировала!
- Your make-up, you’re … quite a picture… it’s also for подруга *3*? – абсолютно чужой, какой-то треснувший голос.
- Твою душу! Я фотографироваться ходила, естественно, что накрасилась. Долго я еще должна перед тобой оправдываться! Ладно, ложись спать, поговорим, когда придешь в себя.

Я не успела сделать и пары шагов, как ее рука ухватила меня и, резко дернув, опустила на диван. Она склонилась надо мной – в глазах пелена, от кожи - резкий запах виски.
- Shaz, перестань! Я не хочу! Да что с тобой, ты меня слышишь!
Но она, казалось, уже ничего не слышала:
- Не хочешь? Странно, всегда хотела. И что случилось, что ты теперь не хочешь, - тяжелое дыхание, - а как ты не хочешь? Как именно? Покажи мне… или скажи… так… или так… or … just tell me… why, Olga! *4*

Мои руки, до этого упиравшиеся в ее плечи, бессильно упали. Какая разница? Мы приехали…все… это ко…
- Sorry, - раздалось над ухом, она резко откинулась в сторону, - I know… I’m dead drunk now, but … could you just tell me… why? *5*

Я лежала и молчала. Долго молчала. Она тоже больше ничего не спрашивала. Внезапно раздался телефонный звонок, он звонил и звонил, но никто из нас и не думал отвечать. Включился и отбормотал свое на обоих языках автоответчик, потом я услышала голос моей мамы. Не поняла? Ах да, я же сама вчера оставила ей этот телефон на всякий случай. Я привстала, а потом села на краю дивана, свесив ноги на холодный пол.

- Оля, доча, сначала звонила тебе, как ты просила, на мобильный, но ты не подходишь. Я просто хотела сказать, я сходила сегодня в милицию, как ты просила. Так вот, тебе надо…
Далее мама старательно зачитала список того, что МВД Российской Федерации ожидало от меня в обмен на выдачу нового паспорта.
- Доча, я чего хотела еще сказать-то, ты вчера когда уезжала, пакет свой забыла. Я посмотрела – там бумаги, конспекты. Может, важное что? Я подвезти его могу к тебе в Сокольники. Ты перезвони мне тогда. И еще, ты в следующий раз приезжай, пожалуйста, пораньше, или уж оставайся ночевать у нас, чтобы так поздно не возвращаться. Ты пока вчера не позвонила, что доехала, мы с отцом переволновались сильно. Я даже валокордин пила. Ну, ладно, перезвони мне потом насчет пакета.

****28****
- Блин! – раздался протяжный стон, я почувствовала сначала движение, потом – щеку, прижавшуюся к моей спине.
- Отвяжись! – я сама не узнала своего голоса.
- Я… я не хотела, прости, - она медленно отстранилась, - I flew at ten and was waiting for you almost eight hours… and that picture… it made me insane… *6*
- Which picture? *7*
Она бессильным жестом указала на пол. Я перевела взгляд, там рядом с ножкой дивана валялся ее мобильник. Я наклонилась и взяла его в руки. Панелька была треснутой.
“Странно, он же, вроде, не бьющийся,” – почему-то вспомнилось мне. Что здесь за страсти бушевали до моего прихода? Я всмотрелась в экран. Несмотря на несколько трещинок, рассекавших его матовую поверхность, совершенно четко можно было рассмотреть танцующую, слившуюся в страстном объятии пару. Девушка с блаженной улыбкой висела на своем кавалере, который стоял спиной к снимавшим. Понятно, что девушка при этом стояла к ним лицом. И что самое сволочное, лицо это было … мое! Блин-Блин-Блин!

Понятно, наш с Мишкой декабрьский поход в бар был кем-то задокументирован. Материальчик был состряпан и подан правильно. Оксана? Вот, …! А чего она ждала так долго, это ж еще в декабре было. Думала, у нас с Shaz все само собой рухнет? Я оглянулась. Она сидела совершенно неподвижно, обхватив поникшую голову обеими руками. Jealous, she’s madly jealous…*8* но я знала это, знала с самого начала, это часть ее, это она сама. К черту философию! Что она натворила! Она же теперь сама из этих своих замутов не вылезет. Будет все время перебирать - что если бы… Но это же бред, полный бред – терять все из-за этой фотки! Все? Ну да, себе самой я могла не врать – потерять ее я не могла. А оставаться с ней – не знаю…

Внезапно стало душно, очень душно и муторно. Пойду, попью чего-нибудь. Я встала и пошла на кухню. Там, давясь от подступающей тошноты, долго пила ледяную минералку. Уф-ф, вроде легче стало. Легче-то легче, а что дальше? Домой? Да, наверное, лучше всего сейчас домой. Я тихо вернулась в комнату… в комнату, в которой была так счастлива… в комнату, в которой мне теперь трудно было дышать. Ища сумку – в ней были ключи от квартиры, я старательно отводила взгляд от дивана. Но это было невозможно, в итоге взгляд все-таки наткнулся на нее. Shaz лежала на животе, уткнувшись головой в подушку, и была при этом совершенно не подвижна. А она вообще… дышит? Я подошла и села рядом. Она казалась такой одинокой, одинокой и беззащитной, что, видимо, нервы не выдержали, и крыша начала съезжать теперь уже у меня. Какого хрена она мне не доверяет!

- А ну, повернись! Хватит страдать, дело есть!
Она приподнялась:
- Я не понимаю, то есть ничего не поняла, что ты сказала, - ее голос был испуганным и каким-то ломким одновременно.
- Какая же ты все-таки… дура!
Тут ее словно подбросило – она подхватила меня на руки, прижала к себе, зарылась лицом в волосы.
- Отпусти, - прохрипела я, - мне показалось, решительно прохрипела.
В ответ – ни слова, только руки сжались плотнее.
Да, силы воли у меня нет, совсем нет. Ну, ничего, какие мои годы, будем воспитывать…

- Что ты молчишь?
- Я боюсь, - были ее первые слова.
- Чего?
- Боюсь говорить.
- Не бойся.
- Не могу. Скажи сначала, ты… ты… - она беспомощно уронила голову на мое плечо.
- Слушай, я не знаю. Ты чего творишь? Ты себя, что, совсем не контролируешь?
- Я контролирую… в последний момент…
- Ведь это же бред, эта фотка! Кто ее прислал тебе, Оксана?
- Я не знаю, I’ve got e-mail with that *9*. Кто он?
- My ex-boyfriend *10*. Это было в декабре, помнишь, я тогда волосы длиннее носила. Мы случайно повстречались и сходили в бар. Для меня это было прощанием. Я тебе немного рассказывала об этом.

Дальше мы молчали, сидели и молчали. Сколько? Не знаю. Да… я же домой собиралась. Я взглянула на часы - она поймала мой взгляд.
- Если хочешь, я отвезу тебя домой, - было предложено сквозь сжатые зубы.
- Хочу. Душно здесь, проветрить надо, наверное. Только… как ты поведешь в таком состоянии, до первого поста, если только.
- Такси? Я могу вызвать такси и проводить тебя, поздно уже.
- Давай, вызывай.

Я пошла в ванную. Сначала долго умывалась, а потом еще дольше рассматривала в зеркале опухшее лицо. Вот уж действительно – как картинка. Хорошо, хоть сфотографироваться успела, а то физиономия хоть куда – хоть в переход мелочь сшибать, хоть у ларьков бутылки выпрашивать.

Вышла из ванной - на ручке двери свежая футболка. Здорово. Я натянула ее, кинув старую в корзину, и прошла в комнату. На собранном диване сидела Shaz, она была полностью одетой. Я подобрала свою сумку:
- Ну, чего сидишь как бедный родственник! Там такси, наверное, уже приехало.
Она встала и пошла за мной. Мы практически одновременно закончили шнуровать ботинки, она протянула мне куртку, помогая попасть в рукава, потом стянула с вешалки свою.
- Пошли?
- Пошли.
Выходя, я обернулась:
- Ты, чего, налегке?
- Что?
- Вещи твои, говорю, где?
- Вещи…?
- Футболки мои на тебя не налезут. Ты, чего, собраться забыла! – я начала раздражаться, - блин, ну, кто-то сегодня тупит со страшной силой! Пить надо мень…
Договорить мне не дали, я была сметена лавиной из сильных рук, теплых губ, темных волос. Короче, мы поехали вместе. Вот только учить меня не надо, хорошо?

Что мы делали, когда приехали ко мне? Смотрели Pulp Fiction *11*. Очень внимательно смотрели, можно сказать, не отрываясь. Не знаю, сколько раз до этого его смотрела Shaz, лично я – раз пятьдесят, а, может, сто пятьдесят. Это был один из немногих моих дисков c английской дорожкой, один из учебных дисков. Где-то посредине танца Винсента Веги я и уснула.

Проснулась ночью – на экране пленительная синева. Я – на коленях у Shaz. Упрямая! Засыпала я, сидя рядом, это я помнила точно. Она спала, откинув голову на спинку дивана, крепко прижимая меня к себе. Я пошевелилась – спину затекло. Она медленно открыла глаза:
- I’ve had a nightmare *12*. Как ты?
- Прекрасно.
- Ты… ты теперь всегда будешь … бояться меня? – она все-таки решилась задать свой главный вопрос.
- Угу, естественно, я – тебя, ты – меня, далее – со всеми остановками.
- Я бояться … тебя? Почему?
- Ну, я, например, буду бояться тебя. Ты, в свою очередь, будешь бояться, что я буду бояться тебя. Короче, все при деле, все заняты. Давай спать! – я сделала попытку встать.
Надо же стелиться в конце концов и укладываться.

- Wait, wait a minute, please! I just want to ask… *13*
- Слушай, ты меня достала уже сегодня… своими вопросами, кошмарами, страхами! Давай, на сегодня закончим уже, – я опять попыталась встать, но ее руки держали крепко, я могла трепыхаться сколько душе угодно.
Решив сменить тактику, я обернулась и, уставившись ей прямо в глаза, жалобно заныла:
- Shaz, ну, давай спать, а? А то сейчас Оксана Владимировна новую фотку тебе пришлет – опять не поспим. Фотосессия у нее, видимо, длинная была. Фоток, наверняка, много еще, жаль только одинаковые все. Кстати, я там неплохо получилась, rather sexy and… *14*
- And so drunk *15*, - синие глаза странно блестели.
Слезы? Быть не может! Она, запинаясь, продолжила:
- It’s not a right time for… I know… but I love you, little one, just forgive me if you can… *16*

Ну, началось…полночи нервы мотали, теперь еще полночи извиняться будем… надо это все как-нибудь… на тормозах спустить. Вопрос – как? Не вопрос!
Ее губы были такими… пьяными.
- Shaz, Jameson – это… отрава, - но договорить мне снова не дали.
- Прости, - молчание, потом, - I love you… but you never say that to me… *17*
- Ну и что… кстати, я говорила это… в поезде.
- Ты шутила тогда, ответь сейчас.
- Да, иди ты…!
- Ответь.
- Ты дура!
- Ответь.
- Не знаю. Люблю, наверное. Получила? Давай спать!

****29****
Вместо эпилога.

В воскресенье вечером мы вернулись к ней или «к нам», как она предпочитала говорить. Я видела – это было важно для нее, поэтому спорить не стала. А до этого мы часа четыре шатались по Сокольникам, по парку, я имею в виду. Почищены там были только центральные аллеи. На задворках же, куда она стремилась с упорством достойным лучшего применения, снега было по уши. Мы шли, преодолевая снежные торосы, шли и молчали – слишком много было сказано вчера.
- О чем ты думаешь? – внезапный вопрос вывел меня из задумчивости.
- Я… не знаю, ни о чем, наверное. Хотя нет, о блинах.
- О чем?
- О блинах, горячих блинах. Пойдем домой, я блинов сделаю, у меня икра, кстати, есть. Масленица все-таки.
- Блины? Ужасная пища!
- Точно, ужасная, в смысле, ужасно быстро заканчивается. Соглашайся, все равно завтра в gym потащишь.
- Потащу...
- Вот это, я понимаю, ужас!
- Okay, мне два, не больше.
- Щас-с, два блина, так на тебя икры не напасешься…

После блинов, которые она не столько помогала, сколько мешала печь, ну, как можно что-то делать, если у тебя за спиной постоянно кто-то маячит, норовя примостить голову на плечо, остаток дня мы провалялись на диване. В смысле, валялась только я, а она спала, спала у меня на плече, беспокойно вздрагивая каждый раз, когда я пыталась хотя бы слегка пошевелиться, чтобы размять его.

Вечером, как я уже сказала, мы вернулись к ней, то есть «к нам». После бурных выходных делать не хотелось ничего. Я завалилась почитать новокупленную книжку, но, уснула, видимо, на первой же странице. Когда проснулась, было уже поздно, часа два, наверное. Комнату освещал тусклый свет монитора – она сидела за компом спиной ко мне. Работает? Аккуратно, подтянувшись на локтях, я не слышно сползла с постели и, не дыша, подошла к ней. Shaz сидела, безвольно опустив плечи, ее рука медленно двигала мышку. Я вгляделась в текст, светившийся на экране. Сначала не поняла ничего, язык был какой-то странный, устаревший что ли. Потом, зацепившись за одно из имен, вспомнила, ну, конечно, – это Оливер Твист. Приехали! Ну, так и думала – теперь она боится…

Так, по-моему, сейчас - моя очередь. Я нависла над ее плечом, одновременно накрывая ладонью руку, лежащую на мышке, она вздрогнула и дернулась оглянуться, но я была готова – ее щека врезалась в подставленные губы и застыла. Я тем временем двигала мышку по экрану, нажимая на все попадающиеся на пути крестики. Когда последний был нажат, комп сиротливо хрюкнул, и экран медленно погас, погружая комнату в полную темноту.
- Слушай, Shaz, имей совесть…
Ну, поднять я ее, конечно, не смогу, поэтому, развернув кресло, я просто села к ней на колени. Футболку с нее мы сдирали уже вместе…
- Тебя дома неделю не было… а приехала и полночи… классику перечитывает… смешно…

Ее футболку мы сдирали уже вместе. А потом… с уверенностью можно сказать только одно – чего у нас не получилось той ночью, так это спокойно и серьезно поговорить. А в остальном успели все… практически все.
     
    Проснулась рано утром с ощущением полного кайфа - сегодня опять выходной и спешить никуда не надо. Слава защитникам отечества, да здравствует их вчерашний профессиональный праздник! За окном было по-февральски хмуро, опять шел снег. Я осторожно потянулась, старясь не разбудить Shaz - она спала, крепко обняв меня и прижав голову к моему животу. Хорошо…
     
    Я закрыла глаза, еще раз мысленно переживая события этой… насыщенной ночи. В реальность меня вернул слегка хрипловатый шепот:
    - Как ты?
    - Нет слов. А ты? Теперь… не боишься?
    - Боюсь… одного… что все это закончится.
    - Все в наших руках, - бодро заметила я.
    - Sure,*7* - давясь от смеха, согласилась Shaz.
     
    Ну, слава богу, вот и поговорили. А что, содержательный разговор получился - основное выяснили. Да, не зря меня так долго учили вести переговоры.

______________________________
*1* - предварительный вариант.
*2* - здесь – поесть не дома.
*3* - Накрасилась, ты прямо … как картинка… это тоже для подруги?
*4* - или … просто скажи мне… почему, Olga!
*5* - Прости, - раздалось над ухом, она резко откинулась в сторону, - Я знаю… я пьяна как… но … могла бы ты просто сказать мне… почему?

*6* - Я прилетела в десять и ждала тебя почти восемь часов… и эта фотография… я просто обезумела...
*7* - Какая фотография?
*8* - Она ревнива как…
*9* - Я получила это с e-mail’ом.
*10* - Мой бывший boyfriend.
*11* - Криминальное чтиво.
*12* - Мне приснился кошмар…
*13* - Подожди, я только хотела спросить…
*14* - такой сексуальной и…
*15* - и такой пьяной.
*16* - Я понимаю, сейчас не время, но я… люблю тебя, просто прости меня, если можешь…
*17* - Ты никогда не говорила, что любишь...

0

7

Кокой-то не законченный рассказ, так мне показалось  http://www.kolobok.us/smiles/standart/dntknw.gif

0

8

JuMalaya написал(а):

Кокой-то не законченный рассказ, так мне показалось

у меня так:
  Ее футболку мы сдирали уже вместе. А потом… с уверенностью можно сказать только одно – чего у нас не получилось той ночью, так это спокойно и серьезно поговорить. А в остальном успели все… практически все.
     
    Проснулась рано утром с ощущением полного кайфа - сегодня опять выходной и спешить никуда не надо. Слава защитникам отечества, да здравствует их вчерашний профессиональный праздник! За окном было по-февральски хмуро, опять шел снег. Я осторожно потянулась, старясь не разбудить Shaz - она спала, крепко обняв меня и прижав голову к моему животу. Хорошо…
     
    Я закрыла глаза, еще раз мысленно переживая события этой… насыщенной ночи. В реальность меня вернул слегка хрипловатый шепот:
    - Как ты?
    - Нет слов. А ты? Теперь… не боишься?
    - Боюсь… одного… что все это закончится.
    - Все в наших руках, - бодро заметила я.
    - Sure,*7* - давясь от смеха, согласилась Shaz.
     
    Ну, слава богу, вот и поговорили. А что, содержательный разговор получился - основное выяснили. Да, не зря меня так долго учили вести переговоры.

0

9

jul, так щаз добавим) Это я мог где-то упустить кусочек... Хотя, вряд ли, раз примечания на месте) Видимо, авторские разночтения)))))

с уважением

0

10

Добавил. Спасибо, jul)))  http://www.kolobok.us/smiles/standart/friends.gif

с уважением

0

11

jul
dhope
Спасибо ))

0

12

Спасибо! Интересно. Позитивно. Очень легко. Я почему-то до последнего думала, что всё будет по другому.

0

13

Обожаю эту повесть) Автор проду когда-то обещала, но это было давно и оказалось неправдой)

0

14

И это понравилось!!!!!!))))) чудесный выходной под отличные книги)))
ДИ-очередное (и уверена-не последнее) СПАСИБО!!!!!!))) http://www.kolobok.us/smiles/artists/laie/LaieA_062.gif

0

15

Оль, искренне рад, что Вы с нами)))) http://s2.uploads.ru/be6ST.gif 

И - поверьте, есть еще, что выложить)

с уважением

0

16

dhope написал(а):

И - поверьте, есть еще, что выложить)

вот за это огромное спасибо, ждем с нетерпением)))))))

0

17

Диии!!! Выкладывайтеее!!!!! http://www.kolobok.us/smiles/artists/just_cuz/JC_goody.gif   http://www.kolobok.us/smiles/artists/just_cuz/JC_goody.gif 
Уже замерла в ожидании!!)))) Плиииз!!!! http://arcanumclub.ru/smiles/smile10.gif

0

18

Интересно  http://s9.uploads.ru/56Jia.gif

0

19

Спасибо за интересно проведенное время,dhope)))

0

20

Простите Христа ради, кто автор сего произведения?

0