Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Leri Hot Свобода на двоих


Leri Hot Свобода на двоих

Сообщений 21 страница 32 из 32

21

- Я рада, что вы пришли ко мне в галерею. – Виктория пожала руки Олегу и Свете, что-то изменилось с момента их разговора о картине. Женщина стала отстраненной. – Было приятно познакомиться, мне пора возвращаться к другим гостям, прошу меня извинить.
Виктория улыбнулась одними губами и ушла.
«Чем вызвана такая перемена, только что она была заинтересованной и милой и вот уже такая отстраненная. Поди пойми этих арт персон».
Светлана смотрела вслед удаляющейся фигуре молодой женщины.
- Прошу извинить мою сестру, у нее сегодня много обязанностей хозяйки, надо уделить внимание всем.  – Михаил выглядел озадаченным поведением сестры, было видно, что пытается сгладить неловкую ситуацию.
- Все нормально. Нам все равно уже пора уходить, не успела сказать вашей сестре, что мне очень понравилось в галерее, надеюсь, Вы передадите ей. – Света взяла Олега под руку, давая понять, что хочет уйти.
- Обязательно передам, жаль, что вам пора. Олег, обещай мне, что в ближайшем будущем вы со Светланой придете ко мне в гости на обед или ужин.
Попрощавшись с Михаилом и пообещав, что придут в гости, они направились на выход.
- Странно, что Вика так себя повела, я ее видел пару раз до этого, она произвела впечатление приятной девушки, милой и веселой. – Уже в машине сказа Олег.
- Эта Виктория просто снобка, она мне не понравилась. – Света думала, что же могло повлиять на смену настроения хозяйки галереи.
- Почему не понравилась, она очень красива или это не твой тип? – Олег улыбался.
- Боже, вечно ты переведешь тему на постель. Не мой тип, если тебе так будет понятней. – Сердито ответила девушка.
- Как я забыл, тебе нравятся блондинки среднего роста с зелеными глазами.
- У Виктории тоже зеленые глаза, между прочим. – Света вспомнила глаза Вэл, зеленые, смотрящие, как будто сверля собеседника. Создавалось впечатление, что колючие искорки придают металлический оттенок их зелени. У Виктории были другие, глубокие и спокойные.
- И когда только успела это заметить? – продолжал улыбаться Олег.
- Ой, прекрати, просто я внимательна. – Света раздражалась от этих намеков. – Она мне абсолютно не понравилась, если ты об этом.
- Да понял я, понял. Не злись, Свет.
Придя домой, сняв вечерний наряд и приняв душ, Света решила провести остаток вечера за просмотром телевизора. Если бы не эпизод с Викторией, вечер был бы идеальным.

Сегодняшний вечер у Светы был посвящен истории изобразительных искусств. Бросив в сумку блокнот для записей, она поспешила с работы, чтобы успеть к началу лекции, которая была организована в мастерской для начинающих художников, где девушка занималась уже несколько месяцев. Заняв место в первом ряду импровизированной аудитории, организованной в студии, предназначенной для рисования. Все мольберты были сдвинуты в угол. Место, где обычно позировали натурщики, было оборудовано небольшой кафедрой, а позади, расположился экран для слайдов.   
- Друзья, сегодня у нас в гостях консультант в области современного изобразительного искусства, организатор многих художественных галерей, а также владелец собственной - Виктория Ланская.
«Вот черт».
Светлана была неприятно удивлена.
«Опять эта снобка, радует, что она разбирается в том, что мне интересно, буду просто поглощать информацию».
Выглядела Виктория потрясающе. Распущенные в галере, когда ее видела Света, темно-медные волосы были собраны в тугой конский хвост. Стройные ноги обтянуты черными брюками и высокими бежевой замши сапогами без каблука. Сверху был надет довольно откровенный такой же замши топ без рукавов с глубоким вырезом на груди.
Лекция была интересной. Виктория говорила страстно, образно, останавливаясь на деталях, много шутила. Света узнала столько интересного и была захвачена лекцией, что даже смогла забыть кто ее читает. После окончания она как можно незаметней выскользнула из студии, надела длинное черное пальто, собираясь уйти, как в спину прозвучал вопрос.
- Я вижу, что Вы поспешили восполнить свою неграмотность в художественных стилях, после нашего разговора в МОЕЙ галерее. – Голос звучал с издевкой, но был веселым.
«С какой стати она ко мне цепляется, что я ей сделала вообще? Хамка».
- Если б знала, что это ВЫ будете читать лекцию, будете уверены - не пришла. – Света приняла вызов, ее тон был не лучше, чем у оппонента.
- Значит Вы тут частый посетитель? Неужели открыли в себе талант и пытаетесь стать известным художником? – Виктория не собиралась отступать.
- Кто знает, может так и будет. А Вы даже не пытаетесь скрыть отсутствие такого таланта, рассказывая всего лишь о том, как талантливы другие?
- Никто не жаловался на то, КАК я рассказываю об этом.
- О, ну конечно, если стараться затмить всех этих художников, отвлекая слушателей на собственные прелести. – Света сделала красноречивый жест в сторону полуоткрытой груди Виктории.
- Неужели я Вас отвлекла своими прелестями? – Виктория смотрела насмешливо и вызывающе.
- Не льстите себе, я предпочитаю другой тип. – Света успешно копировала тон Виктории.
- И как я забыла. Ваш тип элегантные мужчины в деловых костюмах. – В голосе послышалось раздражение.
Девушки скрестили взгляды, как шпаги и в следующий момент отвернулись друг от друга, уходя в разных направлениях.

«Телефон абонента выключен или находится вне зоны действия сети».
Зажав телефон в ладони, Света впервые за эти месяцы набрала номер Валерии. Позади Новый Год, который она встречала с  Олегом, его родителями и сестрой. Этот семейный праздник, теплая обстановка, царящая в семье Олега, напомнила девушке о ее утраченной семье, горечь утраты не прошла, вряд ли она пройдет когда-либо. Однако, нещадно терзавшее девушку раньше чувство вины, стало успокаиваться. Сидя в этот вечер дома, ей захотелось хотя бы услышать того человека, которого хотела еще недавно считать семьей, но телефон Вэл, все так же был отключен. 
«Так странно, одна в пустой квартире в длинные новогодние праздники, а не чувствую себя одинокой. Грущу по родным, скучаю по ней, в моей жизни нет никого, к кому могу прижаться и почувствовать тепло, если не считать Олега, но он друг, у него своя жизнь. И не смотря на все это - не чувствую себя одиноко. Ты это состояние имела в виду, когда сказала, что внутренне свободный человек не одинок? В мою жизнь вошло творчество, вошло вместе с тобой и вспыхнуло пламенем, когда ты исчезла».
Света не заметила, как мысли плавно переключились на мелькавшие в голове образы, а пальцы, сжимающие брусочек угля, заскользили по бумаге.

- Привет, ты готова? – голос в телефонной трубке принадлежал Олегу.
- Почти, во сколько идем? – сегодня они шли на обещанный ужин к Михаилу Ланскому.
- Через час заеду за тобой, не мучайся с нарядом, все будет просто и по-приятельски.
- Договорились, жду тебя.
«По-простому, так по-простому».
Света надела обтягивающие светлые джинсы и черную водолазку.
«Надеюсь, что это достаточно просто».
Вечер получился приятным и легким, сокурсники вспоминали смешные истории из студенческой юности, Света искренне смеялась над приключениями студентов-психологов.
- Какая у вас тут веселая компания, почему я не была приглашена на этот ужин? – полувозмущенный полушутливый голос Виктории прервал смех.
«Ну, конечно, как я могла подумать, что вечер удался?»
Света посмотрела на, прервавшую их разговор девушку.
«Неужели всегда надо выглядеть так, как будто снимаешься на обложку глянцевого журнала?»
Она не могла не отметить, что Виктория была великолепна.
- Вика! Ты мне сказала, что идешь в какой-то там новомодный клуб, а мы тут просто решили поболтать и поужинать в домашней остановке, которая тебе никогда не нравилась. Но рад, что ты пришла, сестренка. – Михаил встал и поцеловал сестру. – Я знакомил тебя с моими друзьями, если ты помнишь, в галерее.
- Да, конечно помню, добрый вечер Светлана, здравствуйте … - она замялась, вспоминая имя мужчины.
- Олег, здравствуйте Вика. – Олег пожал протянутую руку.
- Вообще я на минуту, как раз еду в клуб, зашла забрать кое-что, забыла в прошлый раз у тебя свою папку с эскизами, завтра они мне потребуются с утра.
- Она на комоде, может, останешься с нами?
- О, нет, вам и без меня хорошо, не так ли Светлана? – Вика не сдержалась и решила немного поддеть девушку.
- Даже не сомневайтесь, Виктория. Вы абсолютно правы.
«Что с ней не так? У меня что, на лбу написано: «достань меня»?»
Мужчины удивлено переглянулись, наблюдая за этой перепалкой. Виктория отошла к комоду, что-то заинтересованно рассматривая.
- Миша, откуда у тебя это? – Вика подняла с комода картину в строгой черной тонкой рамке под стеклом. Оформленный в паспарту лист художественного картона содержал очень лаконичный рисунок, сделанный тушью. Две плавные линии, в которых угадывалось изогнутое в экстазе женское тело.
- Мне подарили, верней выпросил, просто понравилось. Это не профессиональный художник рисовал, не думал, что тебе это будет интересно, собирался в кабинете повесить.
- Миш, художник – это не профессия, а состояние души. Ты посмотри, тот, кто это изобразил, испытывал страсть и жажду, всего две линии, а в них целый океан чувств.
Света застыла, увидев, что за картину держит в руках Вика. Она отвела Олега в сторону.
- Какого черта мой рисунок тут делает!? – зашептала она.
- На днях Миша приходил ко мне, увидел его и выпросил, я не думал, что ты будешь против. – Таким же шепотом ответил Олег.
- Он знает, кто его нарисовал?
- Нет, я не говорил.
- Вот и помалкивай!
- Ладно, не скажу, а что ты так разволновалась, им же понравилось, рада должна быть. – Удивился мужчина.
- Олег, я сказал, что ты мне подарил этот рисунок! – донеслось до стоявшей в дальнем углу комнаты парочки. – Расскажи моей перевозбужденной сестре, где ты его взял.
- Да мне нечего рассказывать, купил у уличного художника на Невском. – Он скосил глаза на Свету, которая чуть заметно кивнула.
- Вы должны мне показать этого художника, выберем день и пройдемся по Невскому, Вы же сможете его узнать? – Вика не отрываясь смотрела на картину.
- Сомневаюсь, давно уже было, да и не рассматривал я его.
Вика посмотрела на Светлану.
- Что Вы скажете об этой работе, как ХУДОЖНИК?
Света неопределенно пожала плечами и ничего не ответила.
- Я, почему-то так и думала, что Вы вряд ли сможете что-то сказать. – Тут же обращаюсь к брату. – Ты должен, нет, просто обязан подарить мне ее!
- Сестренка, дареное не передаривают, так что приходи ко мне чаще и любуйся, если так понравилось, тем более мне тоже нравится.
Вика положила картину на место, взяла папку с эскизами, за которыми приехала и пошла на выход.
- Не все можно получить в этой жизни. – Произнесла Света, когда девушка поравнялась с ней.
- Вы так в этом уверены? Я найду того, кто нарисовал ее, тогда и посмотрим, все или не все можно получить.
- Ну-ну, удачи Вам, с ног не сбейтесь в поисках. – Света впервые почувствовала, что одержала победу в перепалках с этой высокомерной и сверх самоуверенной женщиной. Это чувство ей понравилось, она весело улыбалась.
Виктория ничего не ответила, только раздраженно произнесла что-то напоминающее «пффф» и вышла из квартиры.
- Свет, что у тебя с ней происходит? Вы как кошка с собакой, ищите любой повод, что бы сцепиться.
- Откуда я знаю, она цепляется ко мне первая, я вообще не понимаю за что? – Света и правда не понимала, но спускать этой самовлюбленной красотке дерзость была не намерена.
«Ей в самом деле понравился мой рисунок? По-видимому, так и есть. Как там она сказала, страсть и жажда? Это именно то, что не находит выхода в моей жизни, если не считать, что я их выплескиваю на холст. И Олег прав, так дольше продолжаться не может, а если и может, то скоро на стенку лезть буду. За это время никого не встретилось в моей жизни, кто мог быть хотя бы партнером по сексу, не говоря уж о большем. Хотя… Ира. Нет, она друг. Да, друг… забудь об этом, она друг! А с другой стороны, просто сходить поразвлечься куда-нибудь с друзьями же можно, так ведь? Можно. Олег все больше поглощен своей новоявленной пассией, она ему вроде как нравится, значит, пойти выплеснуть эмоции, потанцевать, выпить, расслабиться, остается только с Ирой».

- Светка, здорово, что ты предложила повеселиться, мне тут посоветовали одну вечеринку. – С энтузиазмом восприняла Ира звонок подруги. – Довольно свободная, открытая такая, там всякого народа полно будет.
Девушка и правда была захвачена разношерстной публикой, в числе которой были и гомосексуальные пары и обычные гетеро, то тут, то там бродили какие-то фрики вперемешку с фигурами в смокингах и вечерних нарядах.
- Ир, я никогда не видела в одном месте столько разных людей.
- Классно тут, да? – Ира принесла бокалы вина для Светы и себе.
- Классно не то слово - здорово просто! Будем сегодня танцевать и пить!
- За этим и пришли, развлекаться!
Энергетика вечера будоражила сознание. Находясь в состоянии эйфории от проведенного в движении танца и легком дурмане спиртного, Света решила чуть передохнуть, сказав Ире, что будет в соседнем зале на диванах переводить дух, перед новым танцевальным заходом.
- Сейчас принесу нам попить. – Подруга ушла в сторону бара.
Найдя на одном из мягких низких диванов свободное место, девушка почти упала на него в изнеможении.
- Какая неожиданная встреча. Вот уж кого в последнюю очередь была готова увидеть тут, так это такую чопорную и правильную девушку, как Вы.
- Советую Вам лучше готовиться, что бы быть готовой, мало ли что. – Света узнала голос, но закрытые глаза отказались открываться, даря девушке иллюзию темноты после длительного беспрерывного мерцания огней танцпола.
- Как это Вы решились прийти одна в такое место? – Вика смотрела на полусидевшую, полулежащую с закрытыми глазами Светлану.
- А с чего Вы решили, что я пришла одна? – Света открыла глаза и посмотрела на Викторию.
- А с того, что недавно разговаривала с братом, и он сказал, что они с вашим мужчиной, Олегом, кажется? Так вот они вместе где-то проводят время.
- Что ж, остается им пожелать его хорошо провести – усмехнулась девушка.
- Ну, надо же. Ваш мужчина проводит время без Вас, а Вы проводите тоже не одна, да еще тут, прямо таки девушка широких взглядов.
К ним подошла Ирина, держа в руках два стакана чего-то прохладного и шипучего. Вид у нее был, прямо скажем… брутальный, если этот термин можно применить к девушке. Затертые джинсы, такая же жилетка с имитированными оторванными рукавами, широкий кожаный ремень и тяжелые ботинки. Света усмехнулась, встала, обняла Иру за талию, чуть оперевшись на нее.
- Вы даже не представляете насколько широких. – Света усмехнулась, наблюдая за удивленным лицом Виктории. – Спасибо, Ириш за коктейль, пошли танцевать, там медленный танец как раз.
Вика осталась сидеть с таким же удивлением на лице.
«Я ошиблась? Надо проверить!»

……………………………

1. *Оп-арт – направление абстрактного искусства, построен на эффектах обмана зрения. Художник как бы играет со зрителем, заставляя свои образы мерцать и пульсировать. Хотя само по себе изображение остается статичным, формы и цвета подобраны так, что бы создать оптическую иллюзию движения.

Глава 5.

Доехав на поезде до Дели, Валерия направилась в аэропорт. До вылета оставалось еще три часа. Решив никуда не ходить, открыла свой компьютер.
«..Запах погребальных костров, липкий вечерний воздух на коже, тепло горячей масалы (1) и утренний привет первых лучей солнца над Гангой. Все это нужно однажды пережить самому. Город, в котором есть жизнь, и есть смерть, здесь Шива танцует свой космический танец особенно красиво и ярко. Разрушение ради созидания, бесконечное творчество….»
Объявили регистрацию на рейс до Добалима (2). Вэл уложила нэтбук в сумку и пошла к стойке регистрации.
«Вернусь ли я когда-нибудь туда?».
Легкая улыбка тронула ее губы.
«На то не моя воля».
Пройдя регистрацию, набрала номер Мадлен, узнала, что они остановились в одном из отелей южного Гоа.
«Что ж, не ожидала иного, южный, так южный, все будет цивилизовано и пятизвездочно, окунусь в комфорт».
Это был не ее Гоа, не тот, который она запомнила, который полюбила.
«Всему свое время, мой Гоа меня дождется, а я к нему приду».
Весь аэропорт был забит туристами, прилетевшими из всех уголков мира на берег Аравийского моря, на модный курорт. В потоке людей случайно столкнулась с молодым мужчиной.
- Куда прешь, б***дь, глаза открой не русская. – Мужчина, заплывшего вида с явным водочным перегаром и красным лицом, смотрел на одетую в национальную индийскую одежду смуглую женщину, с шарфом вокруг головы.
Вначале Вэл решила извиниться, но после такой колоритной речи, передумала. Она подняла на мужчину глаза.
- А не пошли бы в на х**, уважаемый. – Сказала она по-русски, опешившему туристу. Не задерживаясь для дальнейшей дискуссии, направилась к такси.
«Вот и милая Родина дала о себе весточку».
Не так часто в Варанаси она слышала русскую речь, а говорить, так вообще пришлось пару раз.
«Отрадно, что самые важные слова я все еще понимаю и даже могу сказать», улыбнулась она внутренне.
Подъехав к отелю, опять позвонила Мадлен, через пять минут, стоя на ресепшене она увидела выбегающую в холл девушку. Ее волосы были намного короче, чем в Варанаси, обнажая высокую гибкую шею, она выглядела потрясающе, короткие пряди представляли собой стильный беспорядок.
- Валери! – Мадлен подошла вплотную, чуть поколебавшись, обняла Валерию.
- Здравствуй, - улыбнулась Вэл и вернула объятье, затем легко взъерошила волосы девушки. – Ты просто красавица, тебе так намного лучше.
- Пошли в номер, ты с дороги, наверно, хочешь освежиться. – Мадлен взяла ее за руку.
- Да, сейчас оформлюсь, получу ключи и пойдем. – Валерия направилась к стойке ресепшена.
- Я уже все сделала, сняла номер для нас обеих. – Девушка смотрела, как удивление отражается на лице Вэл, а правая бровь медленно устремляется вверх. – А что? Ты не согласна?
- Все уже решила сама? Занятно, уверенности тебе не занимать, тогда пошли.
Направившихся  в сторону номера девушек догнал молодой индиец, все это время стоявший за стойкой ресепшена и наблюдавший за ними. Он остановился перед ними в поклоне.
- Извините меня, мэм, - он взглянул на только что приехавшую женщину.
Мадлен наблюдала, как Валери о чем-то разговаривает с парнем на хинди, потом он взял ее за запястья, чуть постоял и отошел улыбаясь.
- Чего он хотел и что сделал? – спросила девушка, когда они снова направились в номер.
- Видишь эти нити на моих запястьях? – Валерия подняла руки, запястья которых были просто унизаны разноцветными нитями. -  Это благословения почти всех храмов Варанаси, многих садху и учителей, которых я повстречала там. Этому парню долго еще не заработать на поездку туда, а в Индии есть такое поверье, если дотронуться даже до благословения, то часть его распространится и на тебя, вот я и разрешила.
Тем временем, они зашли в номер. Окинув взглядом помещение, Вэл поняла, как давно не была в комфортных условиях.
«Хорошо, что захватала из дома все же пару вещей».
Ввзяв их из сумки, Вэл прошла в душ. Когда она вышла, Мадлен застыла от неожиданности. В таком виде она не видела женщину никогда. Короткие шорты, топ, прикрывающий только область груди, влажные, чуть волнистые светлые волосы спадали на плечи, тело было гибким, стройным и тренированным ежедневными многомесячными занятиями йогой. Все, что напоминало женщину, которую она знала в Варанаси, были нити, цветными браслетами обвивающие запястья.
- Не привычно выгляжу? – улыбнулась Вэл. – сама уже отвыкла от подобного вида и волосы отрасли сильно, не помню, когда в последний раз были такими длинными.
- Оставь их такими, тебе очень идет. – Девушка подошла вплотную и провела ладонями воль влажной кожи рук Валерии.
От этого прикосновения тело как будто очнулось от забытья, в нем постепенно начала нарастать энергия - первобытная, рефлекторная. Энергия, устоять против которой она не могла и не хотела. Никакой неловкости, размышлений о правильности, либо не правильности происходящего не приходило в голову. Только эта девушка и она, без вопросов, раздумий, без сомнений и решений.
Вэл привлекла Мадлен к себе, целуя глубоко и страстно. Нарастающее постепенно напряжение выплеснулось в страсть двух тел, сплетенных в единое целое. Валерия оказалась практически уложенной на лопатки. Резко вдохнув от неожиданности, она попыталась обозначить превосходство, но голубой взгляд приковал ее, руки прижали запястья к кровати, бедра с силой прижали, лишая движения.
- Даже не думай, - наклонившись к уху, прошептала Мадлен.
И она не думала, покоряясь страстному натиску, отдаваясь забытым ощущениям. Она не могла осознать сколько времени продолжалось это безумное действо, когда ощущала себя разлетающейся на молекулы, для того что бы снова почувствовать нарастающую волну и очередной взрыв. Когда сознание вернулось, она открыла глаза и увидела улыбающееся лицо и глаза, в которых плескался океан.
- Ты меня чуть не убила, никакого уважения к моему аскетичному прошлому и возрасту. – Притянув девушку к себе, Вэл легко дотронулась губами до губ Мадлен, ощутив на них свой вкус.
- Я еще не закончила. – Глядя неотрывно глаза в глаза, произнесла Мадлен.
Девушка чуть отстранилась, давая больше пространства, которым не замедлила воспользоваться Вэл. Она видела, как небесная голубизна начала темнеть и превращаться в океан цвета индиго. Застонав, Мадлен опустила бедра, начав двигать ими, откинувшись назад, прогибаясь и опускаясь ниже. Ее тело блестело от выступившей на коже влаги, сдав последние толчки бедрами, она с громким и хриплым стоном упала на Валерию, накрывая собой. Обняв девушку, Вэл провела языком по влажной, чуть солоноватой коже шеи.
- Теперь закончила? – так же прошептала она.
В этот и последующий день, Валерия так и не увидела Аравийских вод. Они тонули в океане нерастраченной страсти, не реагируя на звонки и стук в дверь номера друзей Мадлен, забыв о времени.
Десять дней были наполнены весельем, отдыхом и занятиями сексом. Изумрудная зелень садов, песок, играющий оттенками от золотого до абсолютно белого, пустынные, потрясающие своим спокойствием пляжи, создавали то умиротворенное состояние неги, которое присуще курортам южного Гоа. Днем компания веселых французов занималась виндсерфингом и дайвингом. Ребята дурачились в теплых водах Аравийского моря, бросаясь в волны, преодолевая их мощь и сопротивление, загорали, а вечерами пропадали в клубах, танцуя и развлекаясь.
Выбежав из воды, Мадлен, смеясь, отряхнула капли на Валери, лежащую под навесом из пальмовых ветвей.
- Скучаешь? – она присела рядом на топчан и поцеловала горячие от солнца губы.
- Нет, занималась организацией одного мероприятия для всех нас. Позвонила знакомому, узнала кое-что. Сегодня вечером мы едем веселиться по-настоящему. Быть на Гоа и не посетить хотя бы одно транс-пати – это не быть на Гоа.
Глаза девушки засветились интересом и возбуждением.
- Я слышала, что тут целое направление трансовой музыки, но еще мне рассказывали, что эти пати вне закона. Это не опасно, нас полиция не заберет?
- А если и заберет? – поддразнивала она Мадлен. - Да, они не законны, но все происходит мирно, даже когда полиция делает рейды и просит разойтись. Не бойся, дайвингом ты и во Франции позаниматься можешь.

Дэвид приехал за ними вечером. Они познакомились в Арамболе в прошлый ее приезд. Парень был из Англии, по полгода жил на Гоа, держа свой тату салон. Однажды, поддавшись любопытству и искушению, Вэл решила сделать татуировку и зашла к нему, но так и не решилась. Зато они до вечера просидели, болтая и попивая чай.
Пестрая толпа ошеломила ребят. Люди со всех мыслимых и немыслимых уголков света заполонили пространство между двух холмов. Хиппи всех возрастов, молодые, взрослые, уже почти старые, но все такие же, дети цветов, обкуренные и открытые для любви и мира. Трансеры всех видов и направлений. Невероятного вида фрики, взглянув на некоторых из них, можно было упасть в обморок от страха и удивления, что люди вообще могут с собой сделать, наколотые, проколотые во всех местах, шрамированые, Бог знает какие. Узнать в некоторых человека, а не жителя другой планеты, было почти невозможно. Другой публики тоже хватало. Множество огромных динамиков, из которых выплескивалась оглушительная ритмичная музыка, которую нельзя было спутать ни с одной другой. Все танцевали, приводя себя в состояние транса. И, не смотря на это, везде царила атмосфера доброжелательности, всеобщей любви и дружбы. Незнакомые друг для друга люди здесь представляли собой одну большую дружную компанию. Все это освещалось мощными фонарями, установленными на импровизированных вышках.
Ошеломленные всем увиденным и услышанным французы, постепенно проникались атмосферой ночи. Уже через полчаса все самозабвенно отдались музыке, двигаясь по нее, танцуя, прыгая. К Мадлен подошел улыбающийся хиппи, протягивая чилим. Она удивленно на него взглянула и взяла, а он как шел, так и пошел дальше с улыбкой на лице.
- Валери!- прокричала она сквозь музыку. Вэл наклонилась к ней и увидела в руках девушки знакомую трубочку, с идущим из нее дымком характерного запаха.
Она вспомнила, как в первый раз, при посещении транс-пати, поддалась искушению и накурилась конкретно. Не то что бы было не весело. Нет, конечно, просто потом плохо помнила, чем все закончилось. Для того, что бы поймать нужное настроение и состояние в следующий раз ей хватило музыки и танца.
Вэл, отрицательно покачала головой. Делая приглашающий жест рукой, что бы Мадлен оставила себе, если хочет. Девушка подумав, с улыбкой передала трубочку танцующей рядом девушке, та энергично кивнула, поблагодарив, взяла ее.
Вернулись они в отель уже утром, изможденные, уставшие, но довольные. Разойдясь по своим номерам, без сил завалились спать.

Проснувшись уже к вечеру, Вэл осторожно выбралась из постели, чтобы не разбудить все еще спящую Мадлен, направляясь к морю. Искупавшись, она бросила на песок полотенце и прилегла, солнце уже садилось, пляж был почти пустым и тихим.
«Прошло без малого полгода. Скоро закончится срок моей полугодовой визы, надо возвращаться или не надо? Позвонить и оформить еще на три месяца? Как раз времени хватит на оформление и пересылку сюда».
- Почему ты не разбудила меня, а убежала одна? – еще сонная и зевающая Мадлен, опустилась на песок, ложась рядом, устроив голову на плече Валери.
- Хотела, что б ты выспалась, – Вэл обняла девушку, прервавшую ее размышления.
- Валери, ты была когда-нибудь в Париже? – Мадлен лежала с закрытыми глазами и, казалось, дремала.
- Никогда, не хочу умирать.
- Умирать? Почему умирать? – недоуменно посмотрела на нее девушка.
- Есть такое выражение: «увидеть Париж и умереть», как выражение того, что Париж сам по себе является достаточным смыслом жизни, после которого и умереть не страшно.
- Как красиво. Но ты отшучиваешься опять. Не хотела бы поехать?
- Ты приглашаешь или просто так интересуешься? – опять шутливо ответила Вэл.
- Я приглашаю. Тебе нужна виза, если ты согласишься?
Валерия посмотрела на нее, легкость их отношений нравилась, наполняла энергией и свободой. Будет так и дальше, если она согласиться?
- У меня действующая шенгенская, с этим не будет проблем.
- Через четыре дня заканчивается наше путешествие. Я бы хотела показать тебе мой город.
«Вот и решение. Париж, так Париж, почему бы и нет».
- Значит покажешь. Пойдем купаться? – встав и взявшись за руки, они направились к воде.
Оставшиеся четыре дня были заполнены уточнением организационных вопросов по вылету во Францию.

Мадлен снимала небольшую двухкомнатную квартиру на улице Сен Мартен, почти в самом центре города.  На первом этаже располагалась маленькая булочная, из которой каждое утро доносились запахи свежевыпеченных булочек и круасанов. Парижский ритуал распития кофе с круасаном пришелся Валерии по вкусу, она им наслаждалась.
Мадлен на следующий день вышла на работу в свое агентство недвижимости, где работала. Дни были наполнены прогулкам по городу. Ее поразили и восхитили чугунные решетки практически на всех окнах центра Парижа. Резные, витиеватые, изящные и массивные, они были сами по себе произведением искусства. Поразили парижанки, свободные, независимые, дерзкие, раскованные и безумно притягательные. В голове всплыли строки из дневника Виктора Гюго:
«Я спросил ее:
- Вы замужем?
Она ответила с видом настоящей парижанки:
- Помилуйте, сударь!»
Уже месяц прошел с ее приезда. Вечерами они гуляли по освещенным и не очень, улицам, сидели в кафе. В выходные посещали достопримечательности. Все было все так же легко и непринужденно.
«Пусто» - все чаще приходило на ум Вэл слово. Но оставшись опять одна в будний день, она шла бродить по Парижу, не открыточному, а тому, который принадлежал не туристам, а парижанам. И снова неустанно набирала строчки, теперь они были о Париже.

«…Вы читали Виктора Гюго и обожаете его «Отверженных»?  Ведь только в Париже и только его преданный поклонник может сидя под мостом на берегу Сены, в прямом смысле слова, примостившись рядом с парижскими бомжами, наслаждаться дыханием этого города. Ловя прямо-таки физическое ощущение тайны и ожидания того, что вот-вот из ближайшего канализационного люка вылезет Жан Вальжан в бегстве от преследования несносного жандарма! Ах, эта парижская клоака! Лишь немногие тебя понимают.
Вы любите Эмиля Золя и готовы хотя бы мысленно наслаждаться запахом публичных домов, копотью низов французского общества, ощущать присутствие тайных телесных наслаждений? Вкушать запретные плоды, приближаться к обманным перипетиям высших чиновников и творческих кругов?  Падшие женщины – они вокруг, они повсюду. Лживые мужчины и грязные деньги, стекающиеся в спальни куртизанок под шелест нижних юбок и стук каблучков.
Ваше воображение богато настолько что бы, находясь на третьем уровне Эйфелевой красавицы представить себе Париж океаном плывущих крыш? Волны, вздымающиеся и опускающиеся под шторм житейских бурь, гром былого исторического величия этого прекрасного города и шторм эмоций, вихрь человеческих судеб, затихающий и уходящий в летописи и забытье...
Вам нравится произведение Патрика Зюскина «Парфюмер» и вы прямо таки прочувствовали на страницах книги зловоние парижских стоков смешанное с первыми французским парфюмом? О, эти запахи грязи, сладости, ванили, лаванды, муската и секса, смешанные с вонью парижских стоков, рыбных рынков и свежих устриц. Творения величайших мастеров аромата на улицах города свободной любви и наслаждений.
Вы любите устрицы и наслаждаетесь ощущением ее скользкой холодной плоти во рту с привкусом тины и ила? Скользкая, холодная, почти как живая она проскальзывает по языку в горло и оседает где-то в глубинах вашего нутра. И вы наслаждаетесь этим, запивая запах тины во рту прекрасным Шабли.
Ночь и секс – ваша стихия? Ночная жизнь, новые знакомства и поиск приключений, кутерьма. Парижанка с сигаретой во рту. Запах мочи по закоулкам, свобода отношений и действий. Черные люди в белых рубашках, шикарные машины и метрдотели у позолоченных дверей на входе в Ритц. Дамы в вуалях и шалях с запахом алкоголя и дорогих духов. Предвкушение ночи наслаждений. Шоу красоток в Мулен Руж, сладость вкушения греха.
Это все про Вас? Ах! Вы счастливчик, умеющий наслаждаться жизнью, Париж в таком случае для Вас».

Еще она любила проводить время на площади Тёртр, заполненной художниками, их работами, зеваками и туристами, наблюдая, как чистые холсты заполняются штрихами и мазками. По мановению этой волшебной палочки в руках художника, перед ней представал другой мир. В такие минуты она вспоминала. Вспоминала листы картона, на которых была изображена она. Вспоминала ту, которая ее рисовала.
«Я скучаю?» Задавала себе вопрос Вэл.
«Нет. Нет? Нет». Давала себе ответ и отгоняла эти воспоминания. Для них было не время.
Любила каждое утро, проходя мимо музея Помпиду, который располагался неподалеку от квартиры Мадлен, улыбаться уличному актеру. Все что он умел, это глотать лезвия и курить несколько сигарет одновременно, изображая факира. Валерия вспоминала то, что видела в Индии, и это уличное парижское представление казалось ей детским и наивным.
Любила расположиться на небольшой наклонной площади рядом с этим же музеем, где отдыхали, загорали, общались парижане и туристы, выступали уличные актеры.

А потом они с мамой решили, что Париж – это именно то место, где нужно встретиться после полугодового расставания. Через три недели, после оформления всех документов мама прилетела. Так вышло, что Мадлен уехала в Марсель к родителям на семейный праздник.
- Лера, я не могла представить себе, что когда-нибудь буду сидеть на площади Пигаль и есть жареные каштаны. Это сказка, о которой я даже не мечтала. – Мария Николаевна была искренне растрогана и в голосе звучали слезы.
- Ну, в Индию ты не захотела приехать. – Вэл обняла маму.
- Ты когда домой собираешься и как ты сюда вообще попала? Когда мы встретимся в следующий раз, это не будет Австралия? Как у тебя с деньгами? – Тревога матери была написана на лице. Хотя, то, что они сидели в Париже, уже само по себе не должно было вызывать тревоги. Но мамы, наши мамы – они тревожатся за нас всегда, сколько бы лет нам не было, где бы мы ни находились.
- Пока не вернусь, мам. Нормально все с деньгами, не волнуйся.
«А денег-то остается все меньше, на Париж точно надолго не хватит, зато хватит на другое».
Когда мама уехала, Вэл набрала номер подруги.
- Маринка, привет.
- Привет, парижанка! Как у тебя дела? – ответил веселый голос подруги.
- Нормально все. Мама вылетела, встретите?
- Уже едем, я не забыла! Сама-то как? Когда встречать?
- Звоню как раз для этого, Марин. Передала с мамой свой загранпаспорт. Помнишь то агентство, где я визу в Индию делала?
- Помню, конечно, как паспорт, а ты? – встревожилась Марина.
- Не перебивай и выслушай, виза за десять дней делается. Я позвонила им, без проблем. Все документы в запечатанном конверте тебе передала. Как наклеят визу в паспорт шли его сюда, адрес тоже тебе отправила полный
- Уже август, Лер, ты домой-то собираешься?
- Собираюсь, просто отдай документы, забери их, когда готовы будут и мне пришли.
- Не переживай, все сделаю. Веди себя там хорошо. – Рассмеялась подруга.
- Я всегда себя хорошо веду. – Тоже поддержала смех Вэл.

Они лежали в темноте квартиры. Мадлен курила, Валерия вдыхала забытый запах сигаретного дыма.
- Все собрала? – голос девушки был чуть утомленным.
- Да что там собирать? Спасибо за эти месяцы…- Вэл хотела продолжить, но поняла, что сказать больше нечего.
- Не пропадай навсегда, звони иногда.
- Ты тоже.
- Тебя проводить завтра?
- Не надо, иди на работу, я захлопну дверь.
Последняя ночь с Мадлен, последняя ночь в Париже. Страстная, как эта девушка, наполненная чувственным наслаждением, как эта девушка. Легкая, как эта девушка.

…………………………..

1. Масала – индийская смесь специй. Здесь имеется в виду масала-чай (корица, имбирь, кориандр, гвоздика, перец, мускатный орех, бадьян, фенхель, кардамон томятся в молоке, затем молоко со специями вливается в черный чай, подается горячим или теплым).
2. Даболим – единственный аэропорт штата Гоа. Индия.

0

22

Глава 6.

- Ириш, я уже натанцевалась, навеселилась, пойдем отсюда?
- Пойдем, я тоже устала, поздно уже. – Ирина возлагала большие надежды на остаток ночи. Света вела себя весь вечер довольно игриво, иногда даже флиртуя, а то, как она обняла за талию перед той женщиной, убеждало Иру, что все возможно.
При выходе из клуба, внимание Светланы привлек громкий разговор. Два охранника клуба пытались добиться от девушки, находящейся в сильном подпитии, куда ее следует довезти и какой адрес назвать таксисту. Та не только не могла внятно говорить, но и на ногах держалась только за счет удерживающего ее охранника.
«Надо же было так набраться».
Не узнать девушку она не могла. Охранники продолжали допытываться у Виктории Ланской, есть ли у нее тут знакомые, кто бы мог позаботиться о ней. Вика только невпопад качала головой, изображая то «да», то «нет», чем явно не помогала в получении информации.
«Мне нет до нее никакого дела. Не одна же она сюда пришла, вот пусть они и помогают».
Но этот затянувшийся театр сюрреализма, говорил о том, что хорошо он не закончится.
«Черт! За что мне это? Видимо, я нашла себе приключение».
- Я ее знакомая, - подойдя ближе, сказала Света, – спасибо вам, я ее заберу.
- Слава Богу, что Вы появились, мы уже полчаса тут бьемся. – Охранники отошли, оставляя беспокойную посетительницу.
- Ир, помоги мне ее держать и до такси довести.
Кое-как усадив Вику в такси, девушки переглянулись.
- Куда ехать? – спросил водитель.
- Без понятия. – Ответила Светлана. - Подождите пять минут, сейчас дам адрес.
Достав телефон, она позвонила Олегу, вспомнив слова Вики о том, что он отдыхает вместе с Михаилом.
- Олег, привет. У меня тут кое-какая проблема. Со мной Вика, сестра Михаила. Он может за ней приехать? Или я могу отвезти ее к нему домой, а то она … сильно переутомилась.
- Свет, мы за городом в сауне, нам добираться часа три, вместе со сборами. С ней что-то серьезное?
- Да ничего серьезного, она просто упилась в стельку. Ладно, отдыхайте, придумаю что-нибудь.
«Все веселей и веселей. У этой дамочки просто талант портить мне отдых». Посмотрев на Викторию, она поняла, что от нее ничего не добьешься, назвала таксисту свой адрес.
Дотащив невменяемую девушку до квартиры, они уложили ее на диван в комнате, где когда-то ночевала Ирина.
- Ир, прости меня за это недоразумение, не могла ее оставить на улице в таком состоянии. Ты доедешь домой?
- Конечно. – Разочарованно согласилась Ирина. – А кто это вообще?
- Человек, от которого одни неприятности. – Ответила Света.
Проводив подругу, Света приняла душ, проверила спящую нежданную гостью и легла спать.
Проснувшись наутро, Вика почувствовала запах свежесваренного кофе. Она открыла глаза, осматривая окружающую обстановку.
«Что со мной? Где я? Не хватает еще вопроса: кто я?»
Комната была обычной, что-то вроде гостиной. Она лежала на диване, укрытая пледом.
«Пора дать ответ, хотя бы на вопрос: где я?»
Встав, она вышла из комнаты. Идя на запах кофе, девушка дошла до кухни, где увидела одетую в черную майку и такие же черные домашние брюки Светлану. Встав в дверях, опираясь на косяк, в очередной раз отметила, что эта девушка, недоступная для нее, очень привлекательна. Собранные в хвост волосы цвета воронова крыла, гибкое тело. Решив, что пора обозначить свое присутствие, она постучала о стену.
- Доброе утро. – Голос прозвучал хрипло и приглушенно.
Света посмотрела на девушку, вид был у последний не очень то счастливый.
- Доброе, если оно доброе. Очнулась? Ты уж извини, что привезла тебя к себе, но выбора у меня не было.
- Я ничего не помню, но все равно, что бы там ни было, спасибо. Думаю, у тебя и правда не было выбора, раз привезла меня к себе, не смотря на наши стычки.
- Ну, да, так напиваться еще уметь надо. Кофе будешь? – предложила Света.
- Я вообще-то не пью, просто вчера накрыло меня неожиданно. Можно я в душ схожу? Чувствую себя, как будто из канализации вылезла.
- Конечно, в ванной чистый халат и полотенце, остальное найдешь.
- Спасибо.
«Какая ты сегодня милая и вежливая. Почаще тебя напаивать надо. Господи, зачем мне она милая или не милая? Напою кофе и отправлю с миром».
Через полчаса Вика вернулась посвежевшая и более оживленная.
- Ты кофе предлагала – это еще в силе? – робко спросила она.
- Я и не знала, что ты можешь быть нормальным человеком, - покачав головой, тихо засмеялась Света, – садись, тебе какой?
- Черный, без сахара.
За кофе Света в общих чертах рассказала, в каком состоянии ее нашла, что Михаил был за городом, а ее адреса она не знала, поэтому привезла к себе.
- Понятно. – Вика сидела с опущенной головой, явно испытывая неловкость. – Можно мне еще одну просьбу?
- Конечно, если это не что-нибудь сверхъестественное.
- Нет, просто, не могла бы ты мне дать какую-нибудь одежду, а то в своем платье я вряд ли доеду до дома.
- Допивай кофе, сейчас найду что-нибудь, – Света вышла из кухни. Найдя джинсы и свитер, она позвала Вику, – это подойдет?
Зайдя в комнату хозяйки дома, Виктория застыла, рассматривая обстановку. Оторвавшись от рассматривания холстов и набросков, она посмотрела на Светлану.
- Я нашла того художника, так ведь? Ты проиграла.
- Найти, не значит получить. На одежду, переодевайся, надеюсь, мои скучные ЧОПОРНЫЕ вещи тебе подойдут.
Вика взяла предложенные ей джинсы и свитер.
- Мне сейчас все подойдет, – чуть помедлив, она добавила, – прости меня. Я не должна была так себя вести с тобой.
- Не должна была, тем более, что для такого поведения не было оснований. Ладно, мы все выяснили.
- Я вспомнила, там, в клубе…, где твоя… эмммм …. мужественная подруга? Я вам все испортила своим появлением у тебя в квартире?
- Моя подруга помогла донести тебя до дивана и уехала домой. – Ничего не добавив больше к этому, Света посмотрела на переодевшуюся девушку. - Все в самый раз? Я имею в виду одежду.
- Да, все отлично, спасибо. – Вика заметила, что разговор не поддержали и перевели в другое русло.
«Потом выясню остальное. Она ничего не объясняла, но и не отрицала – это уже что-то».
- Свет, я бы хотела отблагодарить тебя за то, что ты сделала, давай посидим где-нибудь, поужинаем? Вещи как раз верну.
- Хорошо, - улыбнулась девушка, – только на неделе вряд ли смогу. Видишь ли, работаю полный рабочий день.
- Тогда в выходные? – с надеждой спросила Виктория.
- Договорились, позвони в пятницу вечером.
- Телефон дашь?
- Дам, - опять не удержалась от улыбки Светлана.
«Она может быть чертовски милой. И она мной заинтересована, если задает такие вопросы? Ей идут мои вещи, в них она выглядит не сукой, хотя бы. А мне есть разница в том, как она выглядит? Она красивая и очень… что очень?... все очень. Или это я в ней заинтересована? Она интересная, с ней «весело», да уж, не соскучишься».

Неделя выдалась наряженной. Новый проект занимал не только рабочее время Светланы, но и вынуждал задерживаться после работы. Приходя домой поздно вечером, Света валилась с ног от напряжения и усталости. Времени, на любимое занятие – рисование, совсем не было. К вечеру пятницы силы были на исходе, бесконечный поток соискателей, нескончаемые телефонные переговоры, обработка данных. Услышав очередной телефонный звонок, она, сняв трубку, автоматически ответила:
- Здравствуйте, руководитель службы рекрутинга, Светлана Суворова, чем могу Вам помочь? – в трубке повисло короткое молчание, затем она услышала глубокий, чуть насмешливый голос
- Здравствуйте, госпожа Суворова – это Виктория Ланская, - затем без насмешки продолжила, – не отвлекаю? Мы договаривались созвониться в пятницу, вот я и звоню.
Света замерла от обращения, ее давно никто так не называл.
- Ты все еще там?
- Да-да, извини, не сразу переключилась. Я боюсь, что завтра не сможем встретиться, нужно будет кое-куда съездить. Мне неловко, что пообещала и не могу выполнить обещания.
В субботу будет день памяти ее семьи, прошел еще один год с их гибели.  Год, за который изменилось очень многое в жизни девушки. Она собиралась замуж, но так и не вышла. Она нашла любовь, но не обрела ее. Слава погиб, Валерия исчезла. В ее жизнь вошел целый мир искусства, заполняя пустоту в душе. Неизменной осталась только работа, но и она, приносившая когда-то удовлетворение, превратилась в необходимую повинность.
- Конечно, я понимаю, у всех свои дела. – Голос Вики прозвучал немного грустно, чуть помедлив, она предложила. – Может быть, сегодня поужинаем вместе? Ты когда заканчиваешь работу?
Света хотела отказаться, слишком устала для встреч. От Вики можно все что угодно ожидать, а тратить вечер на противостояние подколкам и саркастическим замечаниям, она была не намерена.
Но потом, посмотрев на часы, стрелки которых приближались к семи вечера, и уже давно ощущалось чувство голода, подумала:
«Может быть, она иначе себя поведет? Например, как у меня дома».
- На сегодня я закончила. Давай поужинаем.
Поговорив еще минут пять, договорившись о месте и времени, девушки повесили трубки.
Вика пришла в ресторанчик к назначенному времени, Светлана задерживалась уже на двадцать минут. Наконец, она увидела ее, идущую к столику, черные классические брюки с идеальной стрелкой. Шелковая строгая блузка бирюзового цвета с длинным рукавом, из расстегнутого ворота виднелся черный шелковый платок с такими же бирюзовыми полосками, повязанный на голую шею, как мужской галстук. Ничего лишнего, все лаконично и строго, но это выглядело очень элегантно.
«Я определенно влюбляюсь», - промелькнуло в голове у Виктории.
- Привет. – Поздоровалась подошедшая девушка.
- Привет, выглядите отлично, госпожа Суворова, не вся деловая одежда может быть скучной, – улыбнулась Вика.
- Спасибо, - чуть холодно, ответила Света, – можно попросить тебя, не называть меня так?
- Наверное, тебя твой начальник так называет, когда требует отчета? – продолжала чуть подшучивать она, не заметив тона присевшей за столик, девушки.
- Что-то вроде этого, только бывший начальник.
- До сих пор неприятные воспоминания?
- Ты уже заказала себе что-нибудь? – перевела разговор Света.
- Нет, тебя ждала.
«Опять ушла от ответа, болезненная тема? Уже вторая, насколько я помню. Сколько у тебя скелетов в шкафу? Все не так просто, как я думала».
- Тогда давай заказывать, я хочу есть.
Девушки взяли меню, изучая его, обмениваясь советами и спрашивая, что лучше заказать.  Света была приятно удивлена, не смотря на не очень приятное начало вечера, тем, что Вика была доброжелательной, с искристым юмором и очень внимательной собеседницей.
«Такая как сегодня она настоящая? Тогда почему вела себя до этого иначе? А начало их разговора… она ничего не сказала обидного, кто виноват, что у меня все еще рефлексия на все, что напоминает Вэл. Где же ты? Я уже без слез вспоминаю тебя, но забыть не могу».
- Я не принесла твои вещи, не думала, что сегодня встретимся.
- Не страшно. Это не единственное, что у меня есть, что бы носить. – Пошутила Света.

«Никуда не пойду сегодня, завтра начинается еще одна сумасшедшая неделя на работе. Вчерашний день дался тяжело, хоть и не так, как раньше. Они все такие же, смотрели на меня с фотографий, нанесенных на мрамор памятников. Закончу проект и возьму дней десять отпуска, мне нужен отдых».
Светлана чувствовала изможденность и физическую и, что было еще тяжелей, эмоциональную. Валяясь в постели уже полдня, она, без особого энтузиазма,  водила карандашом по листу бумаги. Звонок в дверь, отвлек от этого машинального занятия.
«Кто это может быть. Соседи, наверно, иначе бы в домофон позвонили».
Решив не утруждать себя наведением красоты, Света чуть пригладила растрепанные волосы, как была в пижаме, так и пошла к двери, не глядя в глазок, открыла ее.
На пороге стояла Виктория с пакетом в руках.
- Я набралась наглости прийти без приглашения и предупреждения, вот, вещи принесла. – Девушка приподняла пакет. – Зашла в подъезд с кем-то из жильцов.
- Тебе ее набираться надо? По-моему, у тебя ее через край. Заходи, раз принесла.  – Света отошла в сторону, пропуская незваную гостью.
«Теперь я веду себя, как хамка».
- Заходи. - Уже мягче пригласила.
- Мне надо было позвонить, я понимаю. Если я некстати, то просто оставлю пакет и уйду. – Вика смотрела на хозяйку квартиры.
«Вид у нее… даже слова не подберу… истерзанный какой-то, а тут я еще…».
- Ничего, раздевайся, кофе будешь? Прости за мой вид, не ждала гостей.
- Буду. – Вика сразу воспользовалась предоставленной возможностью.
Когда напряжение первых минут прошло, и девушки сидели мирно пили кофе, разговаривая о всяких мелочах. Вика решилась задать интересующий ее вопрос.
- Свет, я все хотела спросить. Вы с Олегом кто друг для друга? Если не хочешь, не отвечай, конечно.
- Друзья и никто больше, хотя нет, еще коллеги. А ты решила, что мы любовники. – Фраза прозвучала как утверждение, а не вопрос.
- Вообще-то да, до того момента, как не увидела тебя в клубе с той девушкой, потом я засомневалась. – Вика замялась, решаясь на следующий вопрос.
- По логике следующим вопросом должен быть: «а кто для тебя та девушка?» правильно понимаю? – опередила ее Света и немного улыбнулась, увидев, как Вика кивнула, не поднимая глаз. – Тоже не то, что ты подумала – это моя университетская подруга.
- Ясно, прости, что лезу в твою жизнь. – Вика решила прервать временно допрос о личной жизни девушки. – Вообще то, я пришла еще по одному поводу.
- И опять я догадываюсь, что это за повод. Мне тоже будет полезно, если посмотришь рисунки. Кроме друзей и нескольких знакомых их никто не видел и никто из них не является специалистом. Пойдем, будешь моим критиком.
- Ты меня читаешь, как открытую книгу, – усмехнулась Виктория, вставая и направляясь за Светой.
Заправив кровать, Света предложила гостье присесть, доставая папки с рисунками и пододвигая ближе стопки холстов на подрамниках. Рассматривая работы Светланы, Вика делала очень полезные замечания по технике, некоторые откладывала в сторону, те, которые на ее взгляд, получились лучше всего.
- Вообще ты молодец. Училась когда-нибудь рисовать?
- В детстве только, художественную школу окончила. Потом долго не брала в руки ни кисть, ни карандаш. Год назад снова начала, так и продолжаю до сих пор.
- Вот эти работы у тебя замечательные. Нравится женское тело? – вопрос был задан опять с заминкой.
- Как видишь…  Все твои вопросы для того, что б выяснить какой я ориентации? – она лукаво посмотрела на Вику, видя, как девушка испытывает неловкость от прямо поставленного вопроса.
«Надо же, а она не такая уж и самоуверенная».
- Да. – Все, что смогла ответить Вика.
- И поэтому, думая, что я предпочитаю мужчин, ты начала на меня нападать? – Света улыбалась уже шире.
- Близко к истине.
Девушки продолжали разговор о рисунках, вперемешку с воспоминаниями о прошлых стычках. Их общение стало легким и приятным. Свете нравилось, как стали складываться их отношения, невольно она вспомнила, как у них все начиналось с Вэл. Все было сложно с самого начала и никогда не было такого общения «на одной волне», нашла она нужное определение.
«Мы никогда не были на одной волне. Я жила в норе своей вины, сомнений и неуверенности. Трудно удержать на волне человека, который не умеет плавать, да Вэл? Ты научила меня плавать, самым простым и жестоким способом, бросив в воду и оставив в ней. Жестоко, но, как выяснилось, эффективно ты меня научила.  Выбор у меня был не большой, научиться или утонуть. Я научилась. Поблагодарила бы тебя, если бы нашла после того, как встала на свою волну».
Очередной вопрос вырвал ее из размышлений.
- Свет, у тебя есть кто-нибудь? Я имею в виду, человек, которого ты любишь.
Девушка не поняла, как и что произошло. В голове острой болью отозвался этот вопрос.
«Есть ли у меня такой человек? Или нет? Вэл! Ты есть или тебя нет?»
Вика смотрела, как Света замерла, а потом ее плечи вздрогнули. Девушка обняла себя руками и, чуть покачиваясь, начала произносить как заклинание:
- Я устала… я устала… я устала… я устала… я устала… я устала.
Вика опешила от такого развития событий, вызванного ее вопросом. Потом она просто обняла Свету. От этих объятий и теплоты человеческого тела рядом, слезы хлынули неконтролируемым потоком. Прижавшись ближе, она плакала, не сдерживаясь. Плакала и с этими слезами выпускала из себя все то, что мучило ее. С каждой новой каплей освобождаясь от боли. Эти слезы смывали оковы, сковывающие сердце и душу. Когда слезы закончились, а плечи перестали вздрагивать, Света не отстранилась от рук, предложивших свою защиту и заботу. Они долго еще сидели молча.
- Прости меня за эту истерику. – Прошептала Света.
- Не извиняйся – это я виновата, допытывала тебя весь день. – Опять повисло молчание. Света вдруг почувствовала, как до виска дотронулись теплые губы.
- Мне умыться надо. – Света не могла сама отстраниться от Вики. Но после этих слов руки последней покинули плечи.
- Конечно, а мне, наверно, пора уже идти, дать тебе отдохнуть. – Вика встала с кровати.
Света, оставшаяся сидеть, взяла ее за руку.
- Останься со мной сегодня. – Прошептала она, глядя снизу вверх в зеленые глаза.

Эта ночь была наполнена нежностью. Бережные руки, нежные губы, чарующий шепот, жаркое дыхание, взгляды, проникающие в душу – все слилось в одном прекрасном танце любви. Танец, который заставлял сердце Светланы биться в новом ритме, заставлял дышать по-новому, приглашая войти в новую жизнь. Жизнь, которая началась на следующее утро, наполнившись новым смыслом, новыми желаниями и стремлениями.

Глава 7.

***

- В Арамболь, пожалуйста, к сёрфинг клубу. – Забросив сначала сумку, а затем сев сама, сообщила она таксисту.
Вэл направлялась в гэстхаус из десяти бунгало. Вот «Surfing club», безлюдный и тихий днем, она улыбнулась и замедлила шаг. Солнце пробивалось сквозь пальмовые кроны, рассеиваясь на песке с островками травы. Завидев высокую плетеную изгородь, которая тянулась вокруг стоящих рядом друг с другом таких же плетеных бунгало с крышами из пальмовых ветвей, опять ускорила шаг. Войдя внутрь изгороди, прошла к самому большому сооружению.
- Мариса, ты здесь? – Позвала на хозяйку.
На ее голос вышла статная женщина лет пятидесяти пяти, одетая в легкие брюки и такую же рубашку, невероятно ярких цветов. Всмотревшись в стоящую пред ней посетительницу, она вскинула в эмоциональном приветствии, присущем представителям Италии, руки.
- Валерия! Девочка моя! Я уж думала, что мы потерялись! Ты перестала мне звонить год назад. – Она обняла Вэл крепким объятьем.
- Зачем звонить, когда можно приехать. – Вэл так же крепко обняла итальянку.
Мариса Бринатти приехала на Гоа лет десять назад, влюбилась в это место и, продав в Италии свой небольшой бизнес, осталась,  купив этот гэст. Посещала родную Италию на пару месяцев в году. Два сына часто приезжали к ней с женами и детьми. Как-то она сказала  Валерии: «мои дети выросли, у каждого своя семья, муж умер, я нашла себе райский уголок на земле. Уеду домой умирать, а пока есть силы и здоровье, буду жить здесь».
- Найдется для меня местечко?
- Вчера уехали постояльцы, так что три бунгало свободно, выбирай любое и приходи ко мне, накормлю тебя, расскажешь все новости о себе и твоей России.
- Я там давно не была, расскажу тебе новости Индии и Парижа, если захочешь. – Засмеялась Вэл. - Скоро закат, я сначала схожу к морю, а потом приду и мы поговорим.
Зайдя вовнутрь, Валерия осмотрелась. Знакомая обстановка согрела ее. Обтянутые тканью с национальным орнаментом стены. Вентилятор на потолке, торшер, пол, застеленный тонким ковром, стеллаж с вешалками, довольно просторная кровать, журнальный столик. За перегородкой туалетная комната с душем. Все что нужно для жизни.
«Здорово, как будто не уезжала».
Найдя в сумке купальник, взяв с полки большое полотенце и обмотав его вокруг тела, Валерия пошла на шум волн. Море находилось в ста метрах за небольшим песчаным барханом, на котором росли пальмы.
От открывшегося вида обуяло чувство такой неистовой совершенной красоты и свободы, что захотелось закричать, что есть мочи, но величественный покой, окружающий ее, сдавил крик до шепота. Она заходила в море с восторгом. Когда глаза и сознание примирились с окружающим совершенством, она поняла, что счастлива. Солнце садилось в море, окрашивая все вокруг в золото.
Незабываемые закаты, которые пронесла в сердце с первого раза, как увидела это чудо. На пляж приходили люди, посмотреть на невероятную красоту. Подходили к воде и, стоя в полной тишине, с благоговением поклоняясь и провожая самое древнее Божество – Солнце. Когда последняя полоска света окончательно скрылась, а все вокруг погрузилось во тьму, Валерия направилась назад к бунгало.
Проснувшись утром, пошла в поселок, где арендовала скутер. Бродя по лавочкам, купила себе пару широких брюк в полоску всех цветов, тут же переодевшись в купленное, направилась в салон Дэвида.
- Дэйв, привет. – Увидев праздно развалившегося в низком кресле парня, поздоровалась она.
- О, Вэл! Привет, думал, что ты уехала пару месяцев назад. Чай будем пить? – парень поднялся для приветствия.
- Уезжала, вернулась вчера. Чай подождет, я к тебе по делу. Я созрела, делай мне тату.
- Я знал, что рано или поздно решишься – Засмеялся он в ответ. - Что и где будем колоть
- На правом плече, со стороны спины знак ом.
Через два с половиной часа трехцветный черно-коричнево-белый стилизованный знак вечного звука был нанесен на ее тело.
- Я обработал и заклеил, там рана открытая, не мочи несколько дней, пока корочка не сойдет, не сдирай ничего, а то рисунок будет не ровным.
- Спасибо тебе, а теперь чай. – Они опять просидели до вечера, смеясь и разговаривая. Ритуал чаепития стал для них частым до самого расставания.
Атмосфера северного Гоа сильно отличалась от того, как это курорт выглядит на юге, где фешенебельнее отели и все прелести цивилизованного отдыха. Дикие пляжи, на которых ютились немногочисленные кафе из бамбуковых листьев, разношерстная публика свободных от условностей людей, хиппи, и просто люди, приехавшие «дикарем». Песок тянулся нескончаемой полосой, то тут, то там стояли лодки рыбаков, которые каждое утро выходили в море, что бы вернувшись, продать улов в кафе или туристам.
Вэл встречала каждое утро солнце, совершая пробежки по полоске отлива, занимаясь йогой и купаясь. Днем под скрежет вентилятора делала свои заметки. Ближе к вечеру, когда солнце палило не так сильно, шла на пляж, позагорать и дождаться заката. Два месяца прошли в состоянии близком к трансу. Этот покой, размеренность, одиночество, шум моря и жар солнца, заставили забыть обо всем. Ей это нравилось.  Нравилось быть наедине с собой и нескончаемыми водами, то ласково плескавшимися у ног, то яростно вздымающимися в небо высокой волной. Нравилось подчиняться Солнцу, которое нещадно обжигало и нежно грело. Нравились люди, которых она знала и, в то же время, не знала. Люди, которые ничего не требовали от нее, а ей ничего не нужно было от них. Если в Париже она ощущала одиночество внутри как пустоту, то тут, то же самое ощущение вылилось в другое. Она была свободной от всего. Иногда, вырываясь из этого состояния отрешенности, она вместе с Дэйвом и его друзьями выезжала на транс-пати или сидела в баре, который располагался в самом рыбацком поселке Арамболь. Только звонки с Родины заставляли обратить внимание на время, напоминая, что есть другой мир.
Утро началось, как и все предыдущие, в кафе, где Валерия завтракала каждое утро, сегодня было на редкость много народа. Все четыре столика были заняты.  Под навес кафе зашла хрупкая невысокая девушка. На ее плече висел невероятных размеров фотоаппарат. Оглядев столики, она произнесла вслух на русском языке:
- Черт, а мне сказали, что тут мало народа. – Развернувшись, она собиралась уйти.
- Садись за мой столик, если ничего не имеете против компании. – Предложила Вэл.
- Вот спасибо, ночью прилетела, есть хочу. Меня Сюзанна зовут. – Присаживаясь, представилась девушка.
- Меня Валерия, очень приятно.
Так они познакомились с Сюзи, она была из Москвы, прилетела на пару недель отдохнуть с группой каких-то йогов, среди которых был ее знакомый. Ничего общего с их занятиями не имела, просто прилетела за компанию, поэтому не особо пылала желанием проводить все время с ними. Вэл предложила показать окрестности и красивые места, на что Сюзи согласилась.
«Что ж, на две недели у меня есть компания».
Девушка была интересной, с ней было приятно и весело. Днем они встречались, катались на скутере до Ватагора, небольшого городка, гордо именующегося столицей штата Гоа. Ходили на священное дерево баньян, где якобы бывали Beatles, но сейчас там сидел один индус и куча обкуренных туристов. Съездили в Анжун на базар, невероятный по своим размерам.
- Сюзаннка, не покупай много, тебе тут всучат всякую ерунду, ты даже не опомнишься и не решишь, зачем она тебе, но купишь.
Но все было тщетно, выходя спустя четыре часа с этого базара, Сюзанна была увешана всякими дудочками, барабанами, бубенцами, какими-то струнными инструментами, не считая других вещей.
- Господи, Сюзи, зачем тебе столько всяких инструментов? – Вэл ужаснулась, увидев все это.
- Я решила, что буду собирать! – девушка была довольной и счастливой. – и всегда можно подарить кому-нибудь! А ты не хочешь ничего купить?
- Да тоже накупила ерунды всякой, сама тебя предупреждала, но попалась несколько раз. Ты права, можно и подарить, – рассмеялась Валерия.
- Смотри, какой барабан классный!
- Вижу, я тоже в прошлый раз три штуки купила у торговца на пляже, в первый же день, не удержалась. Прилетела в Москву с барабаном на шее. Кстати, ты завтра улетаешь?
- Да, давай сегодня вечером посидим на пляже, я купила бутылку джина.
- Давай, джин это хорошо.
Вечером, набрав фруктов, сока, взяв пластиковые стаканчики, они расположились на песке. Сюзанна достала небольшие карманные колонки, включила свой плеер, из которого полилась волшебная музыка дудука.
«Странно, эта музыка и это место дополняют друг друга, две разные культуры, но гармонично сочетаются».
- Почему тут все пьют джин ведрами, а не вино, ром или водку, например? – девушка провожала взглядом солнце.
- В джине хинин, в Индии малярия, хинин лечит малярию. Все просто. Так думают, во всяком случае, а пьют тут все подряд. – Улыбнулась Вэл. – Только не индийцы, для них спиртное дорого. В прошлый приезд мы в Шереметьево в дьютифри набрали этого джина, ящик, наверное. Первые дня три даже руки им протирали и приборы столовые.
- А потом перестали или просто выпить его решили? – засмеялась девушка.
- Выпили, конечно, не пропадать же добру. Но эта дурость с протиранием сама собой отпала, незаметно.
- Ты производишь впечатление счастливого человека, Вэл. Что ты для этого делала? Я тоже так хочу.
Валерия задумалась.
- Я произвожу впечатление. Джин закончился, ночь уже, а вставать тебе рано.
- Пошли. Спасибо тебе, заходи ко мне на страничку в интеренете, мне приятно будет встретить тебя там.
- Буду заходить. Хорошей дороги домой.
Они разошлись по домам.
«Скоро и мне домой улетать, осталось несколько дней».

***

Лето пролетело незаметно. Планируемый в августе отпуск, неожиданно сорвался из-за кадровых перестановок на работе, поэтому все лето Света работала. Они с Викой почти не расставались, не считая времени, проведенного на работе и нескольких дней, когда Вика улетала в Италию, куда пригласили на выставку. Их стычки никуда не исчезли, только приобрели шутливый характер, доставляя удовольствие обеим.
«Жизнь вошла в свою колею, так вроде бы говорится? Мне спокойно и уютно в этой жизни. Я так давно искала надежности и спокойствия. И вот, наконец, они у меня есть, но…». 
Размышления прервал Олег, это «но» не сформировалось, осталось в сознании.
- Свет, ты чего сидишь одна? – Олег подошел к подруге, сидевшей в кафетерии компании в одиночестве и задумчивости.
- Передохнуть решила, глаза устали за день. Кофе будешь?
- Нет, домой уже еду, нашел тебя, что бы спросить, подвезти или нет.
- Не надо. Спасибо, Олежка, Вика уже едет, будет минут через двадцать. – Мужчина наблюдал, как голос подруги каждый раз смягчался и наполнялся теплотой, когда она произносила это имя.
- Мне нравится, какой ты стала с ней. Умиротворенной, спокойной, никогда бы не подумал, что будете вместе, после вашей маленькой войны. – Улыбнулся Олег.
- Да, мне с ней хорошо. – Тоже улыбалась девушка.
- Хорошо? Это все, что ты можешь сказать? Вы отличная пара. Глядя на тебя, я бы сказал, что ты любишь ее. Ну, признайся, что любишь. – Он шутливо толкнул Свету плечом.
- «Есть вещи, которые я в ней люблю». – Ответила Света фразой из фильма.
- Ничего – это дело времени, если так будет продолжаться дальше, то полюбишь окончательно. – Света только кивнула и улыбнулась.
Выйдя из офиса, девушка немного постояла на свежем воздухе, пока не увидела подъезжающую машину Вики.
- Девушка, разрешите Вас прокатить?
- Конечно, мое любимое занятие кататься с незнакомыми. – Света села в машину и была встречена страстным поцелуем.
Когда губы в последний раз нежно дотронулись друг до друга, обе откинулись на свои сиденья.
- Мне повезло, что ты не успела сесть ни к кому другому в машину, иначе этот поцелуй принадлежал бы не мне. – Вика накрыла ладонь своей пассажирки своей.
- Да, на этот раз повезло, уж не знаю, повезет ли в следующий. – Улыбнулась Светлана. – Поехали домой.
- Поехали, у меня для тебя есть сюрприз. Но ты его должна заработать.
- Так не честно! Сначала говоришь, потом условия ставишь. Пойду ждать другую машину, может там будет менее требовательный водитель.
- Я соскучилась по тебе, поехали скорей, этот поцелуй меня делает нетерпеливой.
- Ты невыносима, поехали – Засмеялась Света.

Засыпая под нежные поглаживания по спине после страстной борьбы и трепетных ласк, Света вдруг открыла глаза.
- Где мой сюрприз? Ты обманщица.
- Сюрприз? – сонным голосом переспросила Вика. – А, да… сюрприз. Помнишь, я хотела организовать выставку этнической живописи?
- Помню, но как это связано с сюрпризом?
- Напрямую связано. Помнишь художника из Мумбая, он картины еще свои привозил сюда?
- Да, смешной парень такой, Абхей звали его, вроде. Все равно не понимаю.
- Он мне пару недель назад прислал по интернету работы индийских художников молодых. Интересные работы. Я решила попробовать отобрать на выставку именно это направление. Через две недели в Ватагоре будет что-то вроде слета у них, привезут свои картины. Мы поедем с тобой туда. Покупаемся, отдохнем. А я еще и делом займусь. Совместим полезное с приятным. Билеты забронировала уже, только визу оформить надо.  Тебя загранпаспорт есть? А то вдруг я поторопилась, если нет, то не успеем.
- Есть паспорт. А Ватагор это вообще где территориально?
- На Гоа. Давай, соглашайся, сама говорила, что аврал на работе закончился и можешь взять отпуск в любое время. Когда последний раз на море была, вообще отдыхала по-человечески?
-  Прошлым летом, с Олегом летали. Гоа это же Индия, да? – в голове у девушки закрутились воспоминания, связанные с этой страной, а точнее, с той, которая сейчас там.
«Она там. Индия большая, какая вероятность, что встречу, ерунда. Кто знает, может она вернулась давно или в любом другом месте».
- Свет, ну что скажешь, ты заснула? – Вика поцеловала девушку в плечо.
- Нет, не заснула, поехали, конечно, с удовольствием отвлекусь от питерской осени. Хороший сюрприз, спасибо. – Света обняла лежащую рядом девушку и подарила ей поцелуй. Его было достаточно, что бы сон забылся, а ночь наполнилась жарким дыханием, прерываемым стонами наслаждения.

Море, солнце, красивые пляжи, интересные люди, рядом человек, который дарит радость и душевный покой. Все, что нужно для счастья. Света наслаждалась каждой минутой пребывания здесь. Совершенно неожиданно для нее, мысли о Валерии не приходили. Девушка просто отдалась радостной и расслабляющей атмосфере.
- Сегодня опять идем смотреть картины? – лежа под навесом из пальмовых ветвей, Света потягивала сок.
- Да. Только не днем, а ночью.
- Ночью? Странно, мне казалось, что их центр не работает ночью.
- Мы едем в одно интересное место, ночной базар. Там будут те, кто не смог участвовать в официальной выставке. Может быть, найдем еще интересных художников.  Месяца через два можно будет готовить экспозицию.
- Здорово. – Улыбалась Света. – Мы съездим куда-нибудь на экскурсии?
- Конечно, у нас еще четыре дня есть. Сегодня ночью с делами закончим и поездим по экскурсиям. 

***

«… Пришло время возвращаться к свинцовым водам Невы и Финского залива. Пришло время оставить страну, в которой спрятано настоящее сокровище. Сокровище, у которого нет имени. Сокровище, у которое есть имя. Сокровище, на которое можно смотреть и не видеть. Которое можно слушать и не слышать. Которое стремишься познать, но так и не познаешь. Сокровище, которое можно понимать и не понимать одновременно. Оно не требует от вас ничего, потому что уже внутри каждого из нас. Оно есть Жизнь, и есть Смерть. Сокровище, которое есть, и которого нет…»

«Дописаны последние строки, надо съездить на Night Market, купить подарки, другого времени не будет - завтра вылет».
Дождавшись вечера, Валерия, сев на скутер, поехала в необычное, экзотическое место. Ночной базар был одним из достопримечательностей Гоа. Найдя место для парковки, направилась на поиски необычных вещиц для друзей и знакомых. Ночью торговля выглядела иначе, чем при дневном свете, наполняя все происходящее таинственностью и магией происходящего. Торговали всем без исключения, от сувениров, одежды, благовоний, предметов культа, фигурок всевозможных божеств, до произведений местных художников. На импровизированных площадках играли музыканты, на гитарах, барабанах, флейтах и других немыслимых инструментов. Рынок практически кишел народом. Тут же были устроены места для того, чтобы каждый желающий мог поесть или попить. От жаровен доносились дразнящие запахи. Набрав всяких экзотических штучек и кое-что из одежды, она шла на выход. Толкотня гоанских тусовок давно утомила, последний месяц она не посещала ничего, кроме музыкальных вечеров, проходящих каждую субботу в клубе сёрферов. Да и эти посещения длились не больше часа.
Проходя мимо большой группы людей, столпившихся возле картин индийских художников, ее взгляд остановился на высокой женской фигуре с черными волосами, рассыпанными по плечам и спине.
«Все чаще думаю о ней, вижу в каждой похожей девушке».
Вэл, хотела обогнуть эту группу, но потом девушка повернулась.
«Она? Да нет, откуда ей тут взяться».
Но это была Света, расслабленная, веселая, живо разговаривающая с другими участниками арт группы. Валерия слышала голос и смех, непринужденный, открытый. От той скованной, потерянной девушки, что знала год назад, не осталась и следа. Она стояла и смотрела, к Свете иногда подходила высокая, очень элегантная девушка, чуть обнимая и дотрагиваясь до спины. В этих прикосновениях, взглядах не трудно было узнать отношения, далекие от дружбы. «А чего я ждала? Да ничего не ждала, пусть живет своей жизнью, она ее заслужила, нашла ту, которая рядом, в отличие от меня».
Взгляд черных, как эта ночь глаз, застал ее врасплох. Они смотрели друг на друга всего мгновение - мгновение, после которого Вэл развернулась и ушла, не усложняя ситуации.
«Или не усложняя себе жизнь?»
Она вернулась к бунгало, оставила скутер, подошла к морю, сев на песок в этой кромешной тьме.
«Сигарету бы сейчас, а ведь есть, не выбросила…»
Вернулась в бунгало, нашла в сумке открытую еще в Москве пачку сигарет и вновь присела возле моря.
«Кому я врала в Париже, говоря, что не скучаю? А если скучаю, то почему же ни разу не позвонила? Уехала, повинуясь только одному эгоистичному желанию – сделать лучше себе, невзирая на то, что нужна была ей.  Уехала на поиски покоя и гармонии для себя. Нашла? Да, нашла, много нашла. Но остается вопрос: сколько потеряла? Не потеряла ли намного больше, чем нашла?»
Волны набегали на берег. Их рокот был похож на ответ.

Света увидела ее, стоящую поодаль, узнаваемую, но изменившуюся. Выжженные солнцем почти до белизны волосы, темный загар и глаза, мерцающие на загорелом лице, смотрящие на нее. А потом она развернулась и ушла.
«Нет!»
Не объясняя ничего весело разговаривающей Виктории, Света кинулась за Вэл. Отыскав глазами женскую фигуру с белыми волосами, она протискивалась сквозь толпы народа, неспешно гуляющие по рынку.
«Не успела!»
Света видела, как Вэл садилась на скутер и уезжала. Не раздумывая, села в первое попавшееся такси, показав водителю за кем ехать.
Подъехав на несколько минут позже, она увидела скутер, стоящий у бунгало. Убедившись, что внутри никого нет, пошла на шум волн. Увидела в темноте ночи одинокий мерцающий огонек сигареты, пошла на него. Села рядом….
Они сидели, чуть касаясь плечами. Молчание длилось долго, только волны шумели, заставляя их сказать что-нибудь, уговаривая, умоляя.
«Вот она рядом, у меня от одного присутствия опять неровно бьется сердце, то несется галопом, то замирает. Я уже забыла это ощущение».
«Как странно, она просто подошла и села рядом. Мы молчим, такое чувство, что, наконец, нашлось недостающее ощущение для того, что бы в душе наступила гармония. Глупо пытаться заменить одно другим, надо не заменять, а дополнять. Мне потребовалось так много времени, что бы понять это. А поняв, осознать….. я упустила свой шанс?»
- Как ты меня нашла? - первой прервала молчание Валерия, закуривая очередную сигарету.
- Поехала за тобой. – Опять молчание. – Ты так и не бросила курить?
- Бросила. – Усмехнулась Вэл.
Девушка слушала голос - не узнавая его, он стал более мелодичным, протяжным и глубоким.
- Ты другая, только глаза остались, но они тоже другие.
- И ты изменилась, даже не узнала поначалу.
Опять молчание, долгое, неуютное. Что сказать одной, что спросить другой? Солнце первыми лучами стало ласкать пляж. Море постепенно отступало, отдавая захваченную за ночь сушу, что бы следующей ночью начать новое вторжение.
- Что дальше, Вэл? – девушка, наконец, взглянула на профиль сидящей рядом женщины.
- Дальше? – Вэл тоже посмотрела на Светлану, – Дальше жизнь, малыш, будем жить.
Глаза в глаза, знакомые и чужие, смотрели друг на друга, смотрели в души, изучая, как в первый раз.
От этого обращения у Светы замерло сердце. Остановилось в ожидании. «Дотронься до меня».
- Сегодня я улетаю в Россию. Пора возвращаться. – Вэл отвела взгляд.
«Я ее почти поцеловала, но какое я имею теперь на это право?»
Сердце стукнулось и продолжило свой бег лениво и разочарованно.
- Что ж, значит, встретимся в Питере. Мы… я тоже через несколько дней улетаю. - Валерия улыбнулась этой оговорке и исправлению.
- Ты обещала, что мы будем в следующий раз на море вдвоем. Помнишь?
- Помню…
- Это мой следующий раз. Вот море, вот ты, вот я.
«Но мы не вдвоем».
- Так или иначе, ты сдержала слово. – Света горько улыбнулась. – Мне надо возвращаться. До встречи?
Она не могла больше оставаться рядом с ней, просто не могла.
- До встречи. – Валерия выдавила из себя улыбку.
Света, отойдя на приличное расстояние, обернулась.
«Я ее опять потеряю, теперь уже ухожу я, но она не остановила. Вернуться и остаться? К кому? Кто остался сидеть на берегу, вглядываясь в набегающие волны? Кто эта женщина с глазами, смотрящими вовнутрь? Глазами, ставшими слишком спокойными, смотрящими без вызова и остроты, далекими и отстраненными. Нужна ли я ей, нет, была не нужна тогда, не нужна и сейчас – что может быть очевидней? Разрушать то, что у меня есть ради иллюзорных мечтаний - глупо». Помедлив, Света передумала, развернулась и пошла прочь.

Она смотрела, как по песку неспешно от нее уходит молодая женщина. В осанке, походке, в каждом движении и слове которой, чувствовалась уверенность и глубина, коих не было еще год назад.
«Стала бы ты такой, останься я рядом? Я этого не узнаю. Снова вопрос, не потеряла ли я больше, чем нашла?»
Посидев еще, Вэл, не раздеваясь, вошла в море.

0

23

Часть III. Уходя уходи?
                                                                  Бесплодна и горька наука долгих странствий.
                                                                   Сегодня, как вчера, до гробовой доски –
                                                                   Все наше же лицо встречает нас в пространстве:
                                                                   Оазис ужаса в песчанности тоски.
           
                                                                                              Ш. Бодлер. "Плаванье" (отрывок)

Глава 1.

***

Внезапное ночное исчезновение и отсутствие до утра удалось объяснить самым простым способом: сказав правду. Света рассказала Вике, что встретила знакомую, которую давно не видела, а потом они проговорили до утра. Все было правдой, если не считать главного. «Не вся правда – не есть ложь. Так ты мне говорила, Вэл?»
- Свет, ты какая-то вялая, может, не поедем на экскурсию сегодня? – Вика приложила ладонь ко лбу девушки.
- Акклиматизация наверно. Поедем, со мной все нормально, душ приму приду в норму. Не волнуйся. – Она взяла ладонь Виктории поцеловав ее.

По приезду домой, все шло как раньше. Почти все. Встреча у ночного чужого моря, будто пробила брешь в плотине, именуемой памятью. Тоненькую, невидимую брешь, которая с каждым днем становилась все больше и больше. С каждым воспоминанием, с каждой мыслью, с каждым невысказанным словом, сквозь эту брешь просачивалось желание увидеться снова, услышать голос, задать вопросы и получить ответы.
«Наша встреча не объяснила ничего. Мы даже не разговаривали, молчали. Но мне надо знать. Зачем? Что я хочу знать? Оставь это, просто оставь. У тебя все хорошо, а там пустота, какой смысл думать о том, чего нет? О том, что закончилось».
Девушка неосознанно взяла лист бумаги и карандаш. Мысли ложились на бумагу, штрих за штрихом на нем стал проступать, казалось бы, уже забытый образ.
- Эй, ты со мной или в одном из далеких миров? – Вика легонько дотронулась до Светы.
Девушка вздрогнула от прикосновения, карандаш дернулся в руке, оставляя неровную черту.
- С тобой, просто задумалась, рисовала. – Света скомкала рисунок.
- Ты часто стала задумываться, что тревожит? Зачем скомкала рисунок, он не плохо получился. Тебе удалось передать детали так, как будто рисуешь характер, а не просто лицо. Дай посмотрю.
Света сильней сжала рисунок в руке, сминая его еще больше и отводя руку от Виктории.
- Я что не могу просто задуматься? Неужели надо непрерывно говорить? Или мне запрещено думать и просто молчать? – раздражение вспыхнуло, как пламя.
- Извини. – Вика удивилась реакции.
Отойдя от Светы, она вернулась к компьютеру и продолжила занятие, от которого оторвалась, что бы немного побыть рядом со своей девушкой.
«Я веду себя как сволочь. Она этого не заслуживает. Такое чувство, что меня застали в постели с другой. А в чем разница? Рисовала определенного человека, все мысли были заняты тоже им. Нет разницы. Застать в постели было бы честней в моем случае. Я так хочу оказаться в той постели? Вот, дьявол, только еще этих мыслей мне не хватало». Теперь уже раздражаясь на себя, Света пошла на кухню, сделать кофе. Сварив две чашки, вернулась к Вике, молча поставив кофе, села на пол, положила голову ей на колени.
- Прости меня.
- Ничего, у всех бывает плохое настроение. – Девушка погладила лежащую у нее на коленях голову.
Это была их первая ссора, которая закончилась примирительным поцелуем. Когда волны освобождения пробегали по телу, на дальних границах сознания вспыхнуло чувство Deja Vu. Вспомнилось, как образ Валерии озарил сознание, после секса со Славой в самый первый раз. Засыпала она в объятиях Вики и с чувством вины.
Как она не старалась, эта струйка мыслей не останавливалась, напротив, превратилась в непрерывный ручеек. Ничто не могло его остановить, будто был запущен необратимый процесс.
«Раз не могу это прекратить, надо просто убедиться, что там ничего нет. Позвоню, завтра».
Последующий день проходил точно так же, как на заезженной пластинке.
Светлана все чаще задерживалась на работе. Там было проще не придумывать объяснения своему молчанию. Сама мысль о том, что Вэл в Петербурге, а не где-то за тысячи километров, не давала покоя.
«Просто позвонить или приехать к ней домой. А вдруг она сменила номер телефона? Так возьми и проверь, просто позвони. Если номер не используется, то все встанет на свои места, значит, она не хочет возвращения к прошлому».
И опять не звонила. То ли боясь, что номер заблокирован, то ли, наоборот, боясь услышать голос.
Командировка стала временным спасением. Вчера начальник сообщил, что она назначена руководителем проекта. Сидя на совещании, где присутствовали все сотрудники, участвующие в проекте, Света почти не слушала, что говорил начальник. Вспоминала такую же командировку, когда терзалась сомнениями и страхами от зарождающихся чувств.
«Как много прошло времени с тех пор».
После совещания, Света зашла к Олегу, обговорить последние вопросы перед выездом. Закончив обсуждение рабочих тем, Олег налил кофе.
- Свет, ты сказала Вике, что уезжаешь в командировку на три недели?
- Еще нет, сегодня скажу.
- Вы поссорились? Ходите обе как в воду опущенные. В воскресенья не узнал вас, куда делись те остроумные, веселые девушки?
- Не ссорились мы. Хватит выдумывать проблемы, которых нет. Мы что обязаны клоунами быть и веселить всех? У нас тоже могут быть свои трудности, но это не означает, что непременно должны ссориться. – Девушка не дала вставить ни слова своему другу. – Если мы все обговорили, то пойду работать. До завтра.
Мужчина наблюдал за выходящей из кабинета Светланой. Он услышал телефонный звонок, на столе лежал забытый ею телефон. Решив догнать девушку и вернуть его, но передумал, увидев, кто звонил.
«Вэл».
«О, нет, только не ты. Оставь ее в покое! Откуда ты появилась? Я начинаю понимать…» Олег дождался, когда звонок закончится. Зайдя в меню вызовов, удалил только что поступивший звонок.
«Так будет лучше. Прости меня, Свет, но так будет лучше. Может быть, она подумает, что ты не хочешь с ней говорить, и больше не позвонит. Буду на это надеяться».
Что он прервал своим поступком, чему не дал свершиться? Думал ли Олег над этим? Сколько таких поступков или подобных этому мы совершаем? Отговаривая. Пресекая. Советуя. Говорят, что благими делами усеяна дорога в ад. Задумайся Олег на минуту, что следовало бы самой Свете решать, как поступить с этим звонком, а не навязывать свое понятие «лучше» другим. Часто жизнь дает нам лишь один шанс, реже больше. Интересно, правду ли говорят, что настоящая любовь все равно пробьется как росток травы сквозь бетон? Цунами ли она, которая сметает все препятствия на пути? Верить в это и надеяться, что она все преодолеет? А может быть она такая же хрупкая, как морозный узор на стекле? Хрупкая и прекрасная, неповторимая и ранимая, та, которую надо оберегать всеми способами.
- Свет, ты телефон забыла у меня. – Олег догнал девушку.
- Спасибо. – Только сказала она, взяла телефон и пошла дальше.
«Три недели, там решу, как мне быть дальше. Если надумаю, то позвоню по приезду».
Вечером она сказала Виктории, что уезжает рано утром, что надо собрать вещи, поэтому будет ночевать дома.
«Может быть, я успокоюсь, и эта разлука пойдет нам на пользу. Мне же хорошо с ней».

***

Задержавшись на пару дней в Москве у Марины, Валерия полетела домой. Серые нависшие над землей облака, моросящий нудный дождь. Санкт-Петербург как всегда был на одной волне с ее настроением.
«Стоило ли возвращаться? Что у меня есть здесь, чего нет там? Ради Бога, перестань себя жалеть. Мой выбор, моя жизнь и там, не смотря на солнце, я изжила себя. Хватит бегать».
Подходя к дому, она услышала жалобное мяуканье. Возле мусорных баков, едва различимо виднелся маленький черный комочек.
- Жизнь не сахар, да пушистик? – Валерия пройдя мимо, подумала и забрала это дрожащее мокрое создание, – Пошли домой, мы вернулись.
Уже дома поняла, что накормить это чудо нечем, бросила сумку, осторожно опустила котенка на пол.
- Обживайся тут, а я пойду нам за едой.
Квартира не изменилась, да с чего ей было меняться. Накормив и искупав котенка, приняв душ, Вэл осматривала квартиру. Глаза наткнулись на футболку, забытую Светой в день отъезда.
«Ты вернешься за ней?»
Подержав в руках, положила ее на место.
Спустя два часа, котенок уже смело ходил по квартире и по ней самой, лежащей в постели. В конце концов, свернувшись рядом клубочком, он заснул.
- Ты кот или кошка? Завтра разберемся, будем тебе имя выбирать. Все завтра, радует, что оно есть – завтра.
Она взяла первую попавшуюся книгу, решив почитать перед сном.
«Я, странник и скиталец по горам, говорил он в своем сердце, - я не люблю долин, и, кажется, не могу долго сидеть спокойно.
И какова бы не была моя судьба, то, что придется мне пережить, - всегда будет в ней странствование и восхождение на горы: в конце концов, мы переживаем только самих себя.
Прошло то время, когда на моем пути могли еще становиться случайности….
Мое только возвращается ко мне, оно наконец приходит домой; возвращается и все части его, бывшие долго на чужбине и рассеянные среди всех вещей и случайностей.
И еще одно знаю я: я стою теперь перед последней вершиной своей и перед тем, что давно предназначено мне. Ах, я должен вступить на самый трудный путь свой! Ах, я начал самое одинокое странствие свое!
Но тому, кто подобен мне, не избежать этого часа – часа, который говорит ему: «Только теперь ты идешь своим путем! Вершина и пропасть слились теперь воедино!
Твои собственные шаги стирали путь за тобою, и над ними написано «Неизбежность».
Чтобы видеть многое, надо научиться смотреть на себя…»
- Слышишь, пушистик? Нам придется научиться смотреть на себя. – Рука гладила котенка по черной спинке. Она причитала последние слова: «И вскоре смеющийся заплакал – от гнева и тоски горько заплакал Заратустра». Закрыв книгу, а вместе с нею и глаза, заснула.
Утро было хмурым и дождливым.
«Никуда не пойду».
Сделав несколько звонков, отключила телефон, задернула шторы на всех окнах.
«Научиться смотреть на себя. Для того, что бы увидеть тебя. Для того, что хоть что-нибудь увидеть».
Надев найденную вчера футболку, она залезла под одеяло с головой.
Через три дня пришлось выйти, теперь она в ответе не только за себя. Только магазин. Снова мрак квартиры и полная тишина.
«Что со мной? Где я? Что-то вязкое вокруг не дает двигаться. Не вижу ничего кроме этой стальной жидкости. Ртуть?»
Она попыталась осмотреть себя, поднесла руку к глазам, ничего кроме переливов, серых, черных, серебряных.
«Что происходит, вот квартира, вижу ее отчетливо, почему не вижу себя? Позади должно быть зеркало! Повернусь и увижу. Спокойно… я просто немного нервничаю».
Но повернуться никак не получалось, ноги, руки, все тело скованы. Ничего не видно, только жидкая вязкая субстанция.
«Она вокруг, во мне, в каждой клетке. Ощущение тяжести вперемежку с ощущением нескончаемого движения, течения».
Оставив попытки, Валерия снова посмотрела вперед.
«Я мыслю! Разум чист, соображает как никогда ясно. Кто прошел мимо? Ко мне никто не приходил!»
Человек вернулся, прямо взглянул ей в глаза.
«Я смотрюсь в зеркало. Нееееет!»
Острые коготки безумия стали тихонько скрести в голове.
«Так сходят с ума? Когда реальность полностью меняется? Отражение - это я, но я мыслю! Я все понимаю!»
Рванулась вперед, увязла сама в себе. Отражение зло ухмыльнулось и ушло вглубь квартиры.
«Она ходит, говорит по телефону. Все вижу. Пробежал котенок, маленький теплый пушистый. Остановился. Смотрит. Шевелит ушами, лижет руку. Почему я не чувствую? Сидит рядом ждет, когда поглажу, возьму на руки».
Она протянула руку. Блики, переливы, невидимая стена.
«Снова пришла Она. Присела на корточки рядом с котенком, гладит. Голос, слышу ее голос, свой голос. Мой котенок посмотрел на Нее, и прижался ко мне. Почему я не чувствую?»
Отражение встало, посмотрело прямо в глаза жестким злым взглядом, в котором не было ничего, кроме пустоты, холодной злой пустоты.
«Нет! Это я перед зеркалом! Она - мое отражение! Вырвусь отсюда. Займу свое место в том мире, мне тут нельзя, так не должно быть. Там все, что мне дорого, кого я люблю. А я кого-то люблю?
Я вырвусь отсюда.
Вырвусь.
Скоро.
Когда-нибудь.
Наверное».
Сознание прояснилось. Вскочив с постели, запутавшись в одеяле, Валерия полетела на пол. Поднялась, подбежала к зеркалу.
«Да нормально все! Сон. Присниться же».
Мысленный монолог прервался, когда она посмотрела в зеркало и увидела свои глаза. Пустые, равнодушные…
- Я схожу с ума. Еще одно такое видение и Кащенко распахнет для меня свои двери. – Взяв котенка на руки, Вэл посмотрела в зеленые нефритовые глаза. – Если бы не ты, я бы сошла с ума. Тебя послали, что бы спасти меня?
«Нужно ее услышать, просто убедиться, что она есть, тогда все пройдет».
Отыскав телефон, Вэл нашла номер, который не набирала так долго. Набравшись решимости, нажала кнопку вызова. Долгие гудки, один за другим. Никто не ответил.
«На работе, наверно, увидит, может быть перезвонит».
Прошло еще несколько дней, никто не перезванивал, безумие опять начало потихоньку пробираться в голову.
«Я все поняла! Хватит! Просто хватит, прошу… Поняла, что я одинокий не верящий ни кому, никого не любящий, зачем показывать все это?!»
«Затем, что ты теперь со мной, мы будем вместе, и тогда ты будешь не одна, никогда больше не будешь одна. Нам больше никто не нужен».
Звонок в дверь остановил агонию. На пороге стояла Лена.
- Господи, ты похожа на смерть. Куда пропала? Позвонила, как приехала и ни слуху, ни духу. Я до тебя уже три недели не могу дозвониться.
- Три недели? – сомнение заползло в душу вкрадчивым голосом
«Она врет, не слушай ее».
«Это ты врешь, заткнись!».
– Проходи. – Пригласила она Лену.
- У тебя тут как в могиле. – Девушка открыла шторы и балконную дверь. – Ой, а это кто тут у нас?
- Это мой котенок.
- Какой хорошенький, полностью черный? Как зовут?
- Баст, ее зовут Баст.
- Что за имя такое странное? – Лена хотела погладить котенка, но тот заскочил на колени к хозяйке.
- Ничего не странное, так звали… зовут – она вопросительно посмотрела на котенка, – да, так зовут богиню у древних египтян.
Лена провела рукой по свалявшимся волосам Валерии. Потом ласкающим движением провела по щеке и шее.
- Не надо. – Вэл отстранилась.
- Хорошо, просто мы так давно не виделись, подумала, что ты одна, а та девушка уже не часть твоей жизни.
- Та девушка? О ком ты говоришь? – Валерия закрыла веки, перед ней всплыло лицо Светланы.
«Забудь, - все тот же вкрадчивый голос. – Она не позвонила, не взяла трубку, она не нужна тебе, есть я. Забудь».
Вэл быстро открыла глаза.
- Перед отъездом ты с кем-то жила, а потом она ко мне приходила однажды, спрашивала о тебе, но что я ей сказать могла, сама ничего не знала.
- Мгмммм. Ты зачем пришла?
«Она меня искала».
- Вообще-то по делу. Мы организовали свой центр йоги, уже зарегистрировали юридическое лицо. Хотим еще теорию вести, что-то вроде лекций или курсов. Подумала о тебе. Если ты не работаешь, может, поможешь?
«Тебе это не нужно, пусть она уходит».
- Я подумаю, Лен. Вообще интересная идея. Давай созвонимся на днях, я тебе скажу.
- Да какое «на днях»? Надо чуть ли не завтра, у нас вела одна девочка, но ушла. Соглашайся, если не понравится, уйдешь.
- Ладно, договорились, есть какие-нибудь пожелания к лекциям?
- Сама решай, просто чтобы люди еще понимали философские основы того, чем занимаются.

Так появилось занятие, которому она отдавалась несколько дней в неделю. Новые лица, новое общение, отвлекали от разговоров с собственным безумием. Голос, звучащий в голове становился тише, появлялся все реже.
«Ты вернешься ко мне, тебе не к кому возвращаться, внутри у тебя пустота и только я ее заполняю».
«Уйди».
- Пообедаем? У меня перерыв и ты занятия закончила. – Лена перехватила уходящую Валерию.
- Я не голодна, мне домой надо.
- Ты меня упорно избегаешь.
- Никого я не избегаю, пойдем, только не долго.
- Куда ты каждый день спешишь? У тебя кто-то есть? – Лена сомневалась в положительном ответе, но не могла его не задать. Ее непродолжительная «любовная» связь закончилась недавно полным крахом, возможность встречаться с Вэл, как это было раньше, вполне ее устраивала.
- Есть, меня дома ждет чудное создание. – Валерия улыбнулась.
- Кошка что ли? Я не об этом, имела в виду, ты любишь кого-нибудь?
- Поняла о чем ты. Ответ положительный. Мне пора, Лен, давай оставим наши совместные ночи хорошим воспоминанием, просто будем общаться без подтекстов?
- Поняла, жаль, конечно, но все равно здорово, что ты появилась, благодарна, что ты так выручила нас.
- Не за что, мне самой приятно этим заниматься, да еще за деньги. – Весело улыбалась Вэл.
«Домой, меня там ждут. Этот пушистик учит меня быть ответственной, заботливой и… любить».

Глава 2.

***
Работа, если ее можно было так назвать, шла сама собой. Котенок рос, принося единственную радость в жизни. По большому счету в жизни не было ничего, кроме одиночества из которого не хотелось выбираться. Оно стало естественным и желанным. Даже телевизор включался все реже и реже, превращаясь в часть интерьера. В полумраке квартиры непрерывным потоком звучали Лакримоза, Адажио и Бах.
Звуки омывали душу, ласкали слух.
«Я скорблю по собственной жизни, по нереализованному счастью, которое упустила сама. Где взять силы, чтобы бороться? С кем, с чем бороться? Завтра встречусь с ней».
- Пожелай мне удачи, пушистик.- Вэл взяла котенка на руки и поцеловала в нос.
Придя ближе к обеду к зданию фирмы, где проработала год, решила не входить.
«Она всегда уходит в обед с работы, дождусь здесь».
- Валерия Александровна! – окликнули ее.
- Настя, здравствуйте. – Валерия улыбалась своему бывшему секретарю.
- Вот уж не ожидала встретить Вас. Непривычно видеть не в костюме. – Настя смотрела на затянутую в черные кожаные брюки и такую же короткую куртку женщину.
- Настя, подскажите, Светлана еще не ушла на обед? – решилась она спросить.
- Ой, а ее нет, она в командировке уже неделю. Вы позвоните, у нее номер не изменился.
- Спасибо, конечно позвоню. Рада была увидеть Вас. – Улыбнулась она. – До свидания, Настя.
- До свидания, Валерия Александровна.
«Надо же, ее не было все это время, и она не знает ничего о Свете? Странно все это».
Уже минутой позже девушку занимали совсем другие мысли, и она забыла об этой встрече.
«В командировке. Позвонить? Телефон ничего не решит, нужно встретиться. Я не спросила когда она приезжает. Что ж, подожду».
Период душевной скорби и плача закончился звонком подруги.
- Лер, привет, как ты там?
- Привет, Марин. Нормально все, живу потихоньку, ерундой всякой занимаюсь и психоанализом.
- О, как. Кого лечишь? – засмеялась подруга.
- Себя, но что-то плохо справляюсь. У тебя психиатра знакомого нет? А то у меня уже голоса в голове.
- Есть, могу по блату лоботомию без очереди организовать.
- Это, как раз, то, что мне нужно, дорогая. Знала, ты мне поможешь в трудное время. – Уже веселей сказала Вэл.
- А если серьезно? – Марина хоть и шутила, но по разговорам с подругой, чувствовала, что все не так безоблачно и что-то происходит с Лерой.
- А если серьезно, думаю о своей жизни, потихоньку схожу с ума от дилеммы «хочется» и «страшно».
- Не над философскими вопросами, надеюсь, думаешь?
- Не поверишь, над сердечными.
- Вот так удивила, неужели кто-то настолько задел, наконец, твое сердце и ты задумалась? Да еще до голосов в голове.
- Так и есть. К тебе может приехать? По Вареньке соскучилась и с тобой поболтать хочу, может полегчает.
- Приезжай, конечно, только через недельку, а пока мужа моего примешь? Сашка завтра прилетает в Питер по делам.
- О чем ты говоришь, конечно, приму! Даже встречу, если надо.
- Можешь с ним вместе прилететь назад.
- Нет, Марин, я пока не могу, у меня тоже ребенок живет, котенок совсем. Подрастет немного пусть, пообвыкнет, попозже приеду, попрошу кого-нибудь присмотреть пару дней за ним.

Саша приехал вечером после работы.
- У тебя тут царство тьмы, не меньше, - произнес мужчина, оглядев мрачную обстановку квартиры.
- Добро пожаловать в Мордор. – Устрашающе произнесла она, - проходи, располагайся.
Саша приходил в течение недели только спать, они особо не разговаривали. Перед отъездом пригласил ее в ресторан, в качестве благодарности за «приют», посидеть поужинать.
- Это не обязательно, Саш, мне приятно было, что у меня остановился, я у вас с Маринкой вон по сколько живу.
- Все равно пошли. Только посоветуй, куда лучше, я второй раз в Санкт-Петербурге и оба раза по работе, так что не до развлечений особо было. – Настаивал он.
- Ладно, пойдем. Есть одно хорошее место, мне там нравится, не совсем маленький ресторан, два зала, но очень уютный, сегодня народа не будет много - будний день, надеюсь, что заказывать столик не придется. А поскольку этот светский выход я осуществлю с мужчиной, надо будет подобающе одеться. – Лукаво подмигнула она. – Так что отдыхай и раньше чем через час меня не жди.
«Что ж, вспомнить все – это называется».
Валерия осмотрела свой гардероб. Остановившись на классическом прямом до середины икры платье черного цвета - примерила его. «Самое то». Надев туфли на высокой шпильке, зачесав и гладко уложив волосы, она скрепила их на затылке массивной дорогой заколкой. Серьги, кольца, подвеска выгодно дополняли строгость классики ее наряда. На макияж ушло больше времени, чем она думала. Покончив, в конце концов, со своим туалетом, она критично осмотрела себя. «Можно под венец» усмехнулась Вэл.
- Я готова. Не заснул еще?
- Почти, как у вас женщин получается столько времени тратить на то, что бы одеться. О, ты чудесно выглядишь. – Александр согнул в локте руку, которую она приняла.
Как и надеялась Вэл, в одном из залов нашелся свободный столик, второй зал был забронирован для какого-то торжества.
- Пойдем танцевать, музыка такая красивая. – Саша с надеждой посмотрел на сидящую рядом женщину.
- Пошли, я только «за». – Улыбнулась Вэл. Но их прервал телефонный звонок.
- Лер, привет. Где мой муж, я ему дозвониться не могу.
- Твой муж меня активно охмуряет, пригласил сначала в ресторан, теперь вот на танец зовет. – Улыбнулась Валерия.
- Какой молодец, я ему даже измену с тобой прощу, если вернет тебя на путь истинный. – Засмеялась подруга.
- Ему только этого не говори, а то вдруг меня с кем-то еще перепутает. Дать тебе его?
- Давай.
Поговорив несколько минут по телефону, Саша вернул его хозяйке.
- Нам дали карт-бланш на танцы. Я телефон забыл в куртке в гардеробе. Ну что, пойдем?
- Да, однозначно пойдем. – Вэл встала, услышав знакомую мелодию.
Она не танцевала с Парижа и с удовольствием отдалась танцу. Саша прекрасно вел, его уверенные движения раскрепощали и позволяли насладиться танцем.

***
Вика ее встречала в аэропорту. Высокая, красивая с развивающимися на ветру длинными волосами, она была похожа на нимфу. Легко поцеловавшись, они пошли к машине.
- Как долетела? Уставшей выглядишь.
«Конечно уставшей, если в голове бардак и работа еще интенсивная была».
Три недели она думала над сложившейся ситуацией. Три недели разум спорил с сердцем и проиграл этот спор. Проиграл безоговорочно, не имея никаких шансов привести хоть сколько-нибудь веские доводы, что бы сердце замолкло. Приняв  окончательно свои желания, решила, во что бы то ни стало встретиться с Валерией. Дальше тянуть было уже нельзя. Жить в этих муках не имело никакого смысла.
«Но пока не буду говорить ничего Вике. Пусть это выглядит как «сохранение тылов для отступления», но я сделаю именно так. Нечестно, понимаю, но…но…и но….»
- Работы было много, и еще бессонница замучила.
- Отдохнешь дома, а сейчас нам надо быстро тебя переодеть и в ресторан.
- Поехали, Олег не принял моего отказа. Что за блажь праздновать день рождения день в день, неужели нельзя было до пятницы или выходных подождать? – Свете не улыбалась перспектива плестись в ресторан после дороги.
- Его девушка уезжает в пятницу, поэтому собрал всех сегодня. Мы там недолго побудем, когда скажешь, тогда и уйдем.
- Договорились. – Улыбнулась Светлана.
Ресторан «Movin» показала ей Валерия, они сюда приходили несколько раз.
«Одни напоминания, черт меня дернул рассказать об этом месте Олегу. Теперь все напоминает о ней, не в ресторане дело. Завтра утром позвоню. Пережить этот вечер и ночь».
Компания собралась довольно большая. Несколько коллег, Михаил, брат Вики, еще несколько знакомых. Света почти не учувствовала в разговорах. Перекинулась с начальником, который тоже пришел, несколькими фразами о командировке, пообещав завтра к вечеру подготовить предварительный отчет.
- Пойду в туалет схожу, - шепнула она на ухо Вике.
- Хорошо, не задерживайся там. – Пошутила та в ответ.
Проходя мимо второго зала, Светлана чуть остановилась, звучала песня «J'y crois encore», которую слышала много раз. Мужчина и женщина двигались в танце, в такт музыке.
«Вот и объяснение, конец всем моим терзаниям, всем размышлениям».
Света смотрела, как мужчина нежно обнимает за талию Вэл.
«Почему же ты мне не сказала, Вэл, моя Вэл…не моя, уже не моя».
Голос певицы на пределе эмоций и боли разрывал сердце и душу, но все равно призывал жить дальше. Она знала, о чем эта песня, когда то, в другой жизни, танцующая сейчас женщина, перевела для нее слова.

Прочь уйду, где звуков нет и нет движения,
Моя жизнь остановилась, как пленка кино.
Я осталась одна, побежденная и отверженная,
Мое сердце мертво.

Мне так хочется, что б вернули к жизни,
Но больше не верю в людей.
Умираю на дне своей ненависти.
Лишь боль – мой любовник последний.

Мне так необходимо, глубоко вздохнуть
Подняться с колен, снять тяжесть оков,
Стать сильной и без страха взглянуть.
Вырвать сердце из зыбучих песков.

Но я все равно вспоминаю ту, которой
Уже не стало, не помню себя.
Но заново надо стать непокорной.
Забыть приручившие руки меня.

Я все еще верю.
Пока есть силы - мы живы
Мы живем ненавидя и проклиная
И все же - мы верим,
И я все еще верю,
Навсегда и до самой смерти.
Тишина - ты была не права!
Я все еще верю.

И если то место, где я умираю,
Станет новой могилой,
И если небо скинет покровы тумана,
Разбудит меня, возвращая душу и силы.

Уйду без единого взгляда, не проронив ни слова.
Прошлое, я обойдусь без него!
Отброшу все, что так ранит больно.
Буду жить настоящим, глядя вперед!

Но я все еще верю.
Навсегда.
Еще сильнее.
Я все еще верю.

Когда песня сменилась другой, а танцующая пара, прошла к своему столику, Света очнулась от оцепенения.
«Я должна подойти, должна что-нибудь сказать».
Когда она двинулась в направлении Валерии, сзади ее резко остановили чьи-то руки.
- Что ты творишь? Очнись! – Олег удерживал подругу.
- Отпусти меня!
- Свет, перестань, что хочешь доказать? Разрушаешь то, что у тебя есть. Одумайся, не совершай ошибки. – Мужчина продолжал удерживать вырывающуюся Светлану.
- Да какое ты имеешь право решать, что мне надо? Кто ты вообще такой?! Это моя жизнь! Разбирайся в своей, что ты все лезешь и лезешь? – Она, наконец, вырвалась.
- Не разрушай свою жизнь, Светочка. Это какая-то болезнь не находишь? Ты не нужна ей, неужели так и не поняла? Посмотри, она с другим,  даже не с другой, тогда бы еще…  Она не звонит, не объявляется. Она изменила свою жизнь и предпочтения. Конечно – это твоя жизнь. Делай что хочешь. – Он развернулся и ушел.
Но она никуда не пошла.
«Он прав. Вика. У меня есть она. Как же все… больно, опять больно».
Взглянув еще раз на мирно разговаривающую пару, она вышла из зала.
Виктория посмотрела на часы, Светы не было довольно долго, решила посмотреть, не случилось ли чего.
Она увидела Светлану, стоявшую и неотрывно смотревшую с болью в глазах, с отчаяньем в сжатых в кулаки ладонях, на танцующую женщину. В этом взгляде была любовь, всепоглощающая и отчаянная.
«Она никогда не смотрела на меня так».
К Свете подошел Олег, Вика смотрела на развернувшееся действие. Она начала понимать все недосказанности, молчание, которое все чаще повисало между ними, задумчивость, расстроенный вид, которые посещали Свету без видимых причин. Все начало приобретать смысл.
«Кто же ты, незнакомка? Почему на тебя так реагирует моя девушка? Или она никогда не была моей, а всегда была твоей?  Та истерика, которая сблизила нас, была связана с этой женщиной? Но почему? По всему видно, она слишком гетеросексуальна, и сопровождает ее мужчина. О, перестань, Свету тоже сопровождал Олег, когда ее увидела, я сама не редко бывала на людях с друзьями. Ничего это не значит».
Дождавшись, когда Светлана вернется к гостям, Вика пошла в свой зал. Неестественный блеск глаз у Светы свидетельствовал о непролитых слезах, но она держалась. Казалось, она стала веселой и оживленной.
«Чего же я не знаю, Светочка? Ты мне расскажешь или это на самом деле не важно? У каждого из нас есть прошлое. Ты оберегаешь меня от него, или свое прошлое оберегаешь от меня? А прошлое ли это? Спросить у Олега? Нет, не буду опускаться до этого, если она мне не рассказывает… черт! Да ничего это не значит! Верить и доверять? А куда деть то, что я увидела?»
- Ты не устала еще? Поедем домой? – девушка внимательно смотрела на Светлану.
- Да, поехали, приличия соблюдены. – Улыбнулась девушка. Улыбка была натянутой, неестественной.
- Поехали, простимся с виновником торжества. Я соскучилась по тебе.
- Тогда чего мы ждем? – Света взяла ее под руку. – Пошли прощаться.
«Ведет себя так, как будто ничего не произошло. А может и правда ничего не произошло? Посмотрим».
Когда они подходили к гардеробу, Света увидела, как уходит Вэл и ее мужчина.
- Спасибо за вечер. – Вэл обняла Сашу.
- Не за что - это тебе спасибо за все.
- Никуда не пойдем больше сегодня? Или еще какое-нибудь увеселительное заведение тебе показать? – Вэл лукаво подмигнула.
- Нет, на сегодня достаточно, поехали домой.
- Я тебе ключи от квартиры отдавала? В сумочке что-то нет.
- Да у меня, вот. – Саша показал связку с ключами.
«Как мило. Домой, он сказал домой? Они вместе живут и ключи. Ну и пошла ты к черту, Вэл».
Девушка сильней сжала руку Вики, но тут Валерия повернулась. Они застыли, как каменные статуи. Обе не знали, как реагировать, что говорить, пауза явно затянулась, а они все стояли и смотрели друг на друга. В глазах была полная растерянность.
- Валерия Александровна! Какая неожиданная встреча. – Олег, решивший все же проводить Светлану и Вику, увидел эту немую сцену и пришел на выручку.
Валерия, наконец, отвела взгляд от Светланы. Посмотрев на обращавшегося к ней мужчину, она заметила его нервозность, а в тоне явно чувствовалась агрессивность и негодование, не смотря на радушные слова. Он встал между Светланой и Валерией. «Защитник, тоже мне».
Внутри вспыхнул протест. Взгляд стал жестким.
- Олег, да уж встреча более чем неожиданная. – Сарказм сквозил за каждым словом. Мужчина остановился, глядя прямо ей в глаза.
«Он что ли угрожает своей позой?»
«Опять эти искры в глазах, по которым я так скучала, колючие и насмешливые и изогнутая бровь».
- Разрешите Вам представить Викторию, подругу Светланы. – Сказал он с нажимом.
«Да я не дура, давно поняла, кто она, хватит стараться уже, господин Арсеньев».
Вэл кивнула представленной ей девушке.
- А это Валерия Александровна Смирнова, бывший наш коллега и руководитель, – представил он ее.
Снова повисла пауза.
- Было приятно встретить вас, госпожа Суворова, господин Арсеньев, но нам пора. - Решив не затягивать больше этот фарс, Вэл взяла Сашу под руку, и они вышли из ресторана.
«Госпожа Суворова, бывший руководитель».
Вика вспомнила, как Светлана попросила не называть ее так, потому что это вызывает неприятные воспоминания.
«Нет, она не говорила «неприятные», просто не хотела вспоминать. По всему видно, там был служебный роман».
- Ну что, ты готова? – Вика чуть освободила свою руку, которую все это время сжимала Светлана.
- Да-да, - поспешно ответила она. – Олег, спасибо за вечер, еще раз с днем рождения. До завтра.
- Хорошо вам доехать, завтра на работе встретимся.
«Вечер был просто незабываемым, надежды, что Валерия не перезвонит оправдались, а вот что не встретятся - это уж я бессилен. Но, черт возьми, между ними что-то сильное, а если они любят друг друга, и я все не правильно делаю? Все, пусть сами разбираются».
- Вэл, что там произошло? – Саша наблюдал со стороны за всеми актерами этого спектакля.
- Встреча после расставания. Неудачная. – Вздохнула Валерия.
«Дотянула до этого кошмара, нужно было раньше встретиться».

Все разошлись в разные стороны. Эта встреча оставила еще больше вопросов и обеспечила бессонную ночь, как минимум троим участникам.

0

24

Глава 3.

***
Так и не заснув, после происшествия в ресторане, Света осторожно вылезла из-под одеяла, направляясь на кухню. Хотелось подумать в одиночестве. По приходу домой, Вика ни о чем не спросила. Обе старались вести себя «естественно». Даже сделали попытку заняться любовью, которая потерпела крах, превратившись в набор нелепых движений и прикосновений. Каждая из них думала о своем. Оставив попытки, обе сделали вид, что жутко хотят спать. Но, ни одна, ни вторая не заснула.
Сделав кофе, Света прилегла на маленьком диване, стоящем на кухне, включив неяркий ночник.
«Вот и встретились. Только, почему-то я совсем не рада этой встречи. Столько передумано, столько терзаний, страданий. Все они были перечеркнуты этим вечером. Не зря я не хотела ехать на этот день рождения. Какая разница теперь, что я себе надумала. Буду жить как раньше со знанием того, что все бессмысленно и просто надо оставить все в прошлом».
Кофе закончился, решение было принято, только вот возвращаться в постель совсем не хотелось. Сварив еще, Светлана вернулась к своим мыслям. В ночной тишине и одиночестве Светлана рисовала себе красочные сцены, как Вэл отдавалась в этот самый момент тому мужчине. Как он ласкает женщину, которая заполнила все мысли, а она выгибается ему навстречу в экстазе и наслаждении. Как засыпает в его объятьях, даже не вспомнив о ней.
Это было уже выше ее сил.
«А если попытаться бороться? За любовь надо бороться. А это любовь? Может, Олег прав и это просто болезнь, наваждение? Если бы это была любовь, то я бы не думала обо всем этом, а действовала. Или кидаться в омут своих желаний очертя голову – это страсть? Что мне от нее надо в жизни? Просто сжигающая дотла страсть или отношения, которые включают в себя намного больше, чем зажигательно-разрушительный секс? Он был тогда, но не смог удержать нас вместе, не смог слить нас воедино, как личностей, а не просто двух жаждущих друг друга людей».
Заглянув в спальню, девушка увидела, что Вика тихо спит, вернулась на кухню. От кофе уже мутило. Скоро уже надо собираться на работу. Света решила принять душ, а лучше поваляться в ванной.
«Я увидела ту, которая мне нравилась и которую я полюбила. Опять глаза колючие, даже холодные были, не такие, как в Индии. Только голос был холодный, ни намека на теплоту, даже когда она смотрела на меня. Буду жить, как живется».

Вика слышала, как Света встала и ушла от нее на кухню. Она не остановила ее, не спросила ни о чем, просто сделала вид, что спит.
«Все началось с Гоа. Два месяца все идет не так, как раньше. Та встреча с якобы «подругой», скорей всего, была причиной изменений и встретилась она там с этой женщиной. Не надо быть провидицей, что бы понять, слишком острые чувства всколыхнулись у Светы. Видно, что она мучается, только вот от чего? Не уходит, не предлагает пожить отдельно. Такое чувство, что чего-то выжидает. Не мешать этой борьбе или все же обозначить свои претензии. Я не вмешиваюсь, но правильно ли это? Я была рада, что моя разгульная жизнь, наконец, успокоилась, нашла покой с другим человеком. Но чувствую, что придется в скором времени, с очередным разочарованием, кинуться в омут своего старого образа жизни. Только надо держаться, никаких истерик и никаких разборок. Если человек, движимый любовью решится на что-либо, его не удержишь».
Вика понимала, если все будет продолжаться, если Светлана не будет ничего предпринимать, а только терзаться своими мыслями и желаниями, то действовать придется ей. Она не могла допустить, что бы ее использовали в качестве «запасного варианта». Гордость не могла этого позволить, а еще здравый смысл, который диктовал отпустить человека, который не может быть с тобой всем своим сердцем и мыслями.
Встав, наконец, Вика услышала, что Светлана сушит волосы феном.
- Доброе утро. – Она поцеловала девушку в шею сзади, наблюдая за ее реакцией. – Ты рано встала сегодня.
- Привет. – Света чуть откинулась назад.
«Мое место тут с ней, все и так понятно».
- Пораньше на работу пойду, сегодня до ночи буду сидеть, отчет писать по командировке.
- Давай я нам кофе сварю и отвезу тебя. – Вика удивилась спокойному тону и этому интимному движению, в ответ на ее поцелуй. Как будто не было ничего вчера. Словно не было этих двух месяцев напряжения между ними.
- Я уже попила, сейчас оденусь и побегу, на такси доеду или на метро, лучше вечером меня забери с работы, если не будешь занята.
- Заеду, конечно, позвони только, как освободишься.
- Договорились. - Света улыбнулась и мягко поцеловала стоявшую рядом девушку. - Все, я одеваться и на работу.
«Значит не все там так однозначно и далеко не всепоглощающе, как мне казалось. Все мы страдаем, когда предыдущие отношения были закончены не по обоюдному решению, а прерваны на полуслове. Надеюсь, что она переболела и поставила точку, оставив прошлое в прошлом».
Проводив девушку на работу, Вика тоже решила заняться делами, направившись в галерею.

***
Не заснула в эту ночь и Валерия.
«Неудивительно, что она мне не перезвонила. Ее девушка очень эффектна и красива. То, как она себя вела в не очень приятной ситуации, вызывает уважение. Несомненно, она все прекрасно поняла, но держалась очень спокойно и достойно, даже улыбнулась, когда Олег представил нас друг другу. Весь ее вид говорил об уверенности. Возможно, что так оно и есть. Доказательство тому, что у них все, как нельзя лучше, и они любят друг друга, то, что Света ни разу не попыталась даже связаться со мной».
Этой бессонной ночью она тоже приняла для себя решение.
«Упрямство и правда мое основное качество, когда дело доходит до критической черты, мама права. Пусть мой поступок поставит окончательную точку, пусть он будет ненужным для нее, но я его совершу. А потом начну все сначала, в очередной раз все сначала, может быть в последний раз. Надеюсь, что в последний раз. Я ее увижу. Для того что бы узнать, что все кончено. Увижу, для того, что бы перевернуть страницу. Хватит прятаться и бегать. Alea jacta est (1)».
Проводив Сашу, Валерия поехала на занятия, после которых решила позаниматься йогой.
- Решила вернуться к занятиям? – Лена увидела переодевшуюся Валерию и немного удивилась.
- Да, а то забросила все, тело уже ломит от недостатка нагрузки. Ты ведешь?
- Нет, у меня сегодня уже все, новый инструктор у нас. Я буду завтра вести, если хочешь со мной заниматься, то приходи.
- Да все равно, я и одна могу позаниматься, просто дома постоянно не то настроение, никак не могу расслабиться и отбросить мысли, а тут уже не раз себя ловила на том, что смогу нормально позаниматься.
- У нас есть еще зал, для маленькой группы, он пустой, хочешь туда иди.
- Нет, я с народом хочу побыть. – Валерия улыбнулась. – Мне пора, уже начинаются.
- Хорошо, увидимся. – Лена поцеловала Вэл в щеку и обняла.
Занятия закончились уже в десятом часу.
«Завтра с утра встречу ее перед работой, трубку она может не взять, как в прошлый раз. Домой приезжать не вариант, наверняка они живут вместе».
- Иди ко мне пушистик, расскажи мне, как быть?
Подросший котенок, залез на грудь и улегся там, неотрывно смотря на хозяйку, мурлыча свою песенку. Вэл улыбалась, перебирая мягкую шерстку руками, читая котенку стихи любимого поэта:

…. Двухцветной шкурки запах сладкий
В тот вечер я вдохнул слегка,
Когда ласкал того зверька
Один лишь раз, и то украдкой.

Домашний дух иль божество,
Всех судит этот идол вещий,
И, кажется, что наши вещи –
Хозяйство личное его.

Его зрачков огонь зеленый
Моим сознаньем овладел.
Я отвернуться захотел,
Но замечаю удивленно,

Что сам вовнутрь себя глядел,
Что в пристальности глаз зеркальных,
Опаловых и вертикальных,
Читаю собственный удел (*)

(Шарль Бодлер. Цветы зла. Отрывок из стихотворения «Кот»)

- Каким будет мой, удел, богиня моя? – котенок только зевнул в ответ и удобней растянулся на хозяйке, вызывая ее улыбку, – Понятно, наш удел спать, согласна с тобой.
Ощущая легкий мандраж перед предстоящей встречей, Валерия посмотрела на часы. «Должна успеть, не хочется заходить в офис. Что мне ей сказать? На месте придумаю, будет ясно, когда увижу, как она отреагирует».
Уже открывая дверь, что бы выйти, она услышала звонок телефона. Посмотрев на экран, она замерла от увиденного имени.
- Алло….

………………………….
1. Alea jacta est  (лат.) - жребий брошен.

***
«Не выходит у меня, не выходит жить как прежде! Прошел всего лишь день, один единственный день, а все мои ночные решения зависли в воздухе».
Подходя утром к метро по пути на работу, Света остановилась.
«Все, не могу больше, сейчас или уже никогда».
Достав телефон, она набрала номер.
- Алло. – Послышалось в трубке довольно быстро.
- Это я.
- Вижу, что ты. – Голос на том конце вызова был удивленным.
- Я тебя ни от чего не отвлекаю?
- Нет, не ожидала тебя услышать.
- Вэл, ты можешь со мной встретиться сегодня после работы?
- Да… конечно, да. – Без раздумий ответила Валерия. – Скажи только, где и во сколько.
- В семь вечера, помнишь тот ресторанчик в подвале, где мы сидели, перед тем, как в первый раз…- девушка замялась, голос дрогнул.
- Помню, я буду там.
Услышав короткие гудки, Валерия опять удивленно посмотрела на телефон.
Света дав отбой, поняла, что на последние слова Валерии она просто кивнула.
«Вот черт, что она подумает? Перезвонить? Нет, думаю, что она придет, все оставлю до вечера».
Она спустилась в метро.
Валерия закрыла, уже открытую входную дверь квартиры.
- Бастик, будем ждать вечера. Это ни чего не объясняет, но она позвонила, слышишь? Не знаю, что скажет, может просто попросить больше не появляться в ее жизни. Но я ведь и хотела определенности, вечером ее и получу.

К условленному месту они подошли одновременно. Быстро взглянув друг на друга,  прошли вовнутрь, сели за столик.
- Здравствуй, - первой заговорила Валерия.
- Здравствуй, – чуть слышно ответила девушка, было видно, что она нервничает, голос дрожал, руки тоже подрагивали.
- Не волнуйся, я не кусаюсь. – Попыталась чуть разрядить обстановку Вэл, хоть сама нервничала не меньше.
Света прямо взглянула на нее.
- Почему ты не сказала, что живешь с мужчиной?
Валерия опешила от такого начала и подобного заявления. У нее не то, чтобы не было ответа, она не могла понять вопроса.
- Я живу с мужчиной? Ты о чем, Свет? – переспросила Вэл, не в силах скрыть удивления.
Девушка внутренне сжалась вся от этих вопросов, и тут напряжение вырвалось наружу.
- Хватит! Хватит уже, я видела вас в ресторане танцующими и, судя по вашему разговору, поехали оба к тебе домой. Я понимаю, что все может произойти в жизни и приоритеты могут поменяться. Просто не понимаю одного, почему ты мне честно не рассказала. Я бы… я бы… просто рассказала бы и все.
«Я бы просто перестала строить иллюзии».
И тут до Валерии дошло. Единственным мужчиной, с которым ее видела девушка, был муж Маринки. Она рассмеялась, весело и искристо.
- Да как ты смеешь еще надо мной смеяться! Это уже слишком!
- П-п-поодожди, - сквозь смех произнесла Вэл. Немного успокоившись, она продолжила, – это был муж моей подруги, лучшей подруги, он приезжал на несколько дней сюда и жил у меня.
- Правда? – Света выглядела растерянной, но уже улыбалась.
- Абсолютная правда, давай закажем что-нибудь, – улыбалась Вэл, – ты только за этим меня пригласила на разговор?
- Давай. Нет, не только, хотя, это меня мучило с той встречи.
Дождавшись, когда им принесут заказ, Света продолжила.
- Если ты не встречаешься с мужчиной, может быть, у тебя есть кто-то еще?
- Нет, у меня нет никого, в том смысле, в котором ты задаешь вопрос. – Уже серьезно ответила женщина.
- Я долго набиралась смелости позвонить тебе. Думала, раз ты не звонишь, значит…
- Я звонила тебе, но ты трубку не взяла и не перезвонила.
- Ты мне звонила? Когда? – Света не верила своим ушам.
- Месяц назад, думала, что ты просто не хочешь со мной говорить. Потом приходила на работу, что бы увидеть тебя, встретила Настю, она мне сказала, что ты в командировке.
- Я не видела и не слышала никакого звонка. Может быть, ты ошиблась номером? И Настя мне ничего не говорила.
- Нет, я не ошибалась номером, Свет. Ладно, не слышала и не слышала, дело прошлое.
- Странно.
«Как я могла пропустить ее звонок? Этого не может быть. Зная Настю, она уже давно бы мне рассказала о приходе Валерии. Она, наверное, лжет, другого объяснения нет».
- Вэл, я с нашей встречи на Гоа не перестаю думать о тебе. Не уверена ни в чем, нужно ли мне это и нужно ли это тебе. Смогу ли отказаться от того, что у меня сейчас есть. Но не могу не думать, просто не могу и я тут подумала….
- И о чем же ты подумала? – Вэл не хотела слышать продолжения, но его услышать было нужно.
- Мы могли бы с тобой встречаться? Я хочу просто понять…, я бы хотела….
- Света, послушай, не говори и не предлагай того, о чем потом пожалеешь. Только не ты…
- Опять ты меня перебиваешь! Прошло полтора года! Только подумай, полтора года! Твой «отпуск», как ты его назвала, затянулся, не находишь?! Ты просто пропала, исчезла, сбежала. Все твои слова, Вэл, все они – сплошная ложь. Помнится, ты меня однажды попросила: «поверь мне в первый и в последний раз». Я поверила и каков итог? Я тебе скажу, каков он. Твоим словам нельзя верить!
- Не кричи, на нас все смотрят.
- Да и пусть смотрят! – но девушка понизила голос.
- Ты права, прошло много времени. За это время многое изменилось, мы изменились. Твоя жизнь изменилась. Ты не одна. Вспомни об этом. Ты сидишь тут со мной, хочешь предложить мне встречаться, верней, уже предложила. Но задумайся на мгновение, ты не одна, рядом человек, который вряд ли этого заслуживает. Я не пытаюсь выглядеть моралисткой, совсем нет. Я хочу… хочу…
- Чего ты хочешь?
- Не важно. Уверена, что это твое предложение, просто сиюминутный порыв, и ты о нем потом пожалеешь. Поэтому прошу не предлагать ничего подобного.
- А ты? Что насчет тебя? Ты действительно свободна или просто не хочешь больше быть со мной? Или ничего не поменялось в твоих отношениях с людьми, которые тебя любят? Ну же, давай, скажи мне «правду», - сарказм, смешанный с болью сквозил в каждом слове.
Валерия сжала в руке салфетку.
«Что мне делать? К чему приведет этот разговор? Надо просто уйти, иначе исчезнет последняя надежда хоть как-то наладить отношения. Или лучше?...»
- Ничего не изменилось. – Сказала она равнодушным тоном.
- Значит, Юля была права, сказав, что я одна из многих.
«Это не так, малыш. Я долго убеждала себя в том, что это на самом деле так, но ничего не выходит. Убегала от тебя и от себя. Не смогла. Это не так, Светочка, девочка моя любимая. Я хочу быть с тобой. В этом я уверена как никогда раньше не была уверена ни в чем другом».
Слова готовые сорваться с губ, застыли, как только Валерия вспомнила, что Света живет с другой, она нашла ту, кто не убегал.
«Но я не хочу так, больше не хочу, делить, встречаться урывками, обманывать себя и других, больше не хочу».
- Называй это как хочешь, какая разница. – Вслух произнесла она, все тем же равнодушным тоном, опустив глаза, которые могли ее выдать.
- Если бы ты знала, как я тебя ненавижу. Ты потребитель, только берешь и ничего не даешь взамен, кроме надежды, но и ее растаптываешь тут же.
- Пусть так.
- Ненавижу, слышишь, ненавижу!- девушку переполняло чувство негодования, смешанного с отчаянием.
- Мы это уже проходили. – Вырвалось у Вэл.
Дальше произошло то, чего она никак не ожидала. Увидела только, как Света встает, а дальше тупая боль, привкус крови во рту и она вместе со стулом летящая на пол.
«Вот черт. Она меня нокаутировала».
Подбежал официант, помогая подняться.
- Спасибо, со мной все хорошо. – Она поднялась на ноги, салфеткой промокнула кровь на разбитой губе. – Принесите счет, пожалуйста.
«Где она научилась такому? Хорошо хоть ухо не откусила. А вообще, я это заслужила».
Расплатившись, она вышла на улицу.
«Вот и поговорили и что теперь делать?»
- Опять ни хрена не понятно! – В сердцах сказала она вслух, напугав проходящую мимо женщину.
- Извините. –  Сказала она, увидев реакцию на нее прохожей.
«Точно сойду с ума».
Поморщившись от боли в разбитой губе, она поехала домой.

Глава 4.

***
Не дозвонившись до Светы, у которой был выключен телефон, Виктория решила не ехать вечером домой, оставшись в галерее.
«Это та жизнь, к которой я стремилась? Разве? Даже до появления этой женщины чувствовала, что многого не хватает. Я влюбилась в Свету, в нее нельзя было не влюбиться, однако всегда оставалось «но». Я до конца перед ней не открывалась, она тоже, как выясняется. Дело не в Свете, не в любой другой девушке. Сколько в моей жизни было женщин? Много, но в итоге я уходила к мужчине. Встретив ее решила, что никогда раньше не испытывала таких сильных чувств к девушке, до нее так сильно не влюблялась ни в одну. Только однажды я испытывала любовь или влюбленность или… не важно, как назвать. Марио, он был и остается, в глубине сердца, как та женщина всегда была в сердце Светы. Он все еще есть, я поступила по-свински, бросив его и уехав в Россию. А тут все закрутилось со Светой. Но как бы то ни было, мне нужен мужчина, нужен. Старалась гнать от себя это желание, ведь рядом была она. Что это – ответственность? Или верность? А что если меня бы накрыло желание мужчины, и я бы не смогла с ним совладать, то изменила бы? А вдруг я влюбилась бы в мужчину? Черт, только этих терзаний не хватало, никто не знает, что было бы. А вдруг не было бы?»
Вика решила не торопить события, не вполне уверенная в том, что все эти размышления не навеяны тем, что Света находится в состоянии смятения.
«Может это во мне ревность говорит и так вот себя проявляет?»
Но, в глубине души, она знала, что это не так, не ревность.

Приехав домой, увидела Свету с затянутой в эластичный бинт рукой.
- Что случилось? – она легко дотронулась до перебинтованной руки и поцеловала девушку.
- Ударилась случайно. – Ответила равнодушным тоном Света.
«Что-то в ней не так, она как будто потухла. Может быть, плакала? Нет, глаза не красные, не воспаленные».
- Я устала сегодня, Свет, пойду отдыхать.
- Да, я скоро приду, взяла бумаги кое-какие домой. Поработаю немного.
«Все рушится, я все делаю не правильно! Вэл, сколько можно лгать? Сколько можно… а что если?»
Света взяла телефон.
- Насть, привет.
- Привет, поздно звонишь, что-то случилось?
- Нет, ничего, скажи мне, ты Валерию Александровну не видела недавно? Или может она звонила? – Света замерла в ожидании ответа.
- Ой, а я тебе не говорила? Вот у меня голова дырявая. Она приходила на работу, я встретила ее у офиса, про тебя спрашивала. Я думала, она тебе перезвонит. Ты в командировке была. А что, не перезвонила?
Девушка не могла вымолвить ни слова.
«Она не лгала, а я…я не поверила».
- Свет, ты чего молчишь?
- А? Звонила, да…спасибо, Насть, пока, до завтра. – Девушка положила трубку.
«Приходила, она приходила…но, она еще сказала, что звонила. Что-то не так. Неужели я была не права?»
Решив завтра поговорить с Олегом, больше не с кем, не с Викой же говорить об этом, она пошла спать.
Утром она мчалась на работу узнать скорей подробности у Насти о приходе Вэл.
«Она упала после удара, а я убежала, оставив ее на полу, вот дура, ну кто себя так ведет?»
Допросив с пристрастием Настю, направилась к Олегу в кабинет.
- Ты один?
- Да, заходи, решил перерыв устроить небольшой, с семи часов сижу. Ты что такая возбужденная.
- Олег, я запуталась. Вчера с Вэл встречалась.
- Света, ты опять за свое, ну сколько можно? – Олег налил кофе и поставил чашку перед Светланой.
- Послушай, вчера она сказала, что звонила мне, а я трубку не брала и приходила на работу, но я в командировке была. Подумала, что она лжет, но Настя сказала, что видела ее, она действительно приходила. Остается звонок, я не могла пропустить его, только не от нее.
Олег сидел сам не свой.
«Валерия приходила и звонила, искала ее, неужели любит, а я все испортил? Не могу поступить так со Светкой».
Решившись, он сказал:
- Она звонила. Ты телефон оставила у меня в кабинете, помнишь? Вот тогда и звонила, я думал, что поступаю правильно, удалил звонок, не сказав тебе.
Света смотрела на него, как будто не узнавала.
- Зачем ты со мной так, зачем? – она встала, не сказав больше ни слова.
Олег догнал ее и обнял.
- Прости меня, Свет, прости, я видел, как ты мучаешься, наверно совершил ошибку. Прости, давай позвоню ей и все объясню, ведь можно все еще исправить? Ты на самом деле так ее любишь?
- На самом деле. Сомневаюсь, что можно что-нибудь исправить, это не твоя вина, я сама наделала достаточно. – Света освободилась из объятий друга и ушла.

***
Валерия два дня просидела дома. Губа немного зажила, опухоль спала, но боль в сердце от того, что ей не поверили, саднила намного сильней, чем разбитая губа.
«Это точка. Она не хочет уходить от своей девушки, я для нее уже мало что значу. Не может еще совсем меня забыть, но согласна лишь на случайный секс со мной пару раз в неделю. Сколько раз я сама поступала подобным образом с другими и всегда знала, что они для меня ничего не значат. У нее та же ситуация, скорей всего. Но пусть это буду не я, пусть она найдет для этих встреч кого-то еще».
Телефонный звонок отвлек от этих мыслей.
- Вэл, привет.
- Привет, Лена.
- Слушай, у нас сегодня был семинар в Российско-Индийском культурном обществе. Там гуру один проводил из Индии, я познакомилась с одним интересным человеком, он в руководстве с индийской стороны, господин Ману.
- Я рада за тебя, и что?
- Мы разговаривали о том, о сем, обсуждали выезд в Индию наших посетителей в ашрамы всякие. Но не по этому поводу я звоню. У них один проект начинается, в общем, хотят выпускать серию разных путеводителей, но не совсем туристических, скорее культурных, для тех, кто не просто посмотреть едет, а с целью узнать глубже культуру, религию, архитектуру и так далее. Я сказала, что у меня есть знакомая, которая долгое время жила в Индии. Ты рассказывала, что писать там начала заметки всякие, я ему и сказала, что ты можешь быть полезна для их проекта. Он хочет с тобой встретиться.
- Ну, круто ты за меня там все решила. Я не писатель, Лен, все, что я писала – это для себя. Просто потребность была.
- А что плохого в том, если встретишься? Не понравится - уйдешь, может, ты сама не заинтересуешь его.
- Хватит меня тут «на слабо» брать. Когда встреча? Схожу, вообще интересное направление.
- Завтра с утра сможешь?
- Смогу, давай адрес.

Амитабх Ману встретил Валерию, как договаривались в десять утра на следующий день. Они проговорили без малого три часа. Итогом этой встречи стала договоренность о том, что Валерия напишет несколько заметок о Варанаси.
Ознакомившись с центром, познакомившись с несколькими сотрудниками редакторской группы по выпуску путеводителей, Вэл обговорила формат статей.
«Здесь интересно, может быть, наконец-то нашла себе занятие по душе? Впереди много работы, интересной, захватывающей и нужной мне».
Неделя прошла за компьютером, к которому она не подходила уже долгое время. Просматривая свои заметки, фотографии, вспоминая ощущения и эмоции, Валерия отдалась написанию статей со страстью и энтузиазмом.
Уже в конце недели показала свои наброски, которые за небольшими изменениями были приняты. Так началось ее активное сотрудничество с Российско-Индийским культурным обществом (РИКО). Планы были большие, работы предстояло много. Это не могло не радовать, она отвлекала от мыслей о Свете, хоть на немного, но отвлекала. Окунаться в эту бездну безысходности, где она пребывала не так давно, запершись от всего мира в квартире, Валерия больше не могла и не хотела.
Днем она часто приходила в РИКО, вечером читала лекции, и писала, писала, писала. Жизнь начала потихоньку налаживаться, приобретая смысл.
«Хоть какой-то смысл, но без тебя это все лишь замена жизни».
Теперь она знала одну главную вещь. Она обрела то, к чему стремилась, а, скорее, освободилась. Она освободилась от страха любить другого человека, освободилась от страха, что кто-то будет нужен настолько, что сердце опять окажется открытым для отношений, для радости и для боли. Больше этот страх не был определяющим, его не было совсем.
«Но нет и тебя - той, которая победила этот страх».

***
Света всю неделю думала о своей жизни, о Валерии, о Вике. Внутренние противоречия терзали все сильней.
«Не могу больше так жить. Как могла вообще предложить ей такое? Неужели я думала, что жить с одной и встречаться с другой – это правильно? Нет. Просто была в отчаянии. Больше  не могу себе лгать. Вэл мне не лгала, все, что она сказала, оказалось правдой. Она уехала в Индию, обрести определенность в жизни и душе. Наверное, медитировала там и своей йогой занималась. Да, ей потребовалось для этого много времени, но она вернулась и стала искать меня. А я тем временем стала встречаться и жить с другой. Я не дождалась, не поверила, предала. А всего то и надо было - потерпеть еще несколько месяцев, просто поверить».
Рабочий день подходил к концу. С Олегом она почти не разговаривала все это время, только по работе. Света все еще переживала - друг ее предал, а Олег, чувствуя свою вину, боялся первым заговорить, сказать не правильные слова и еще больше усугубить напряженность, которая у них была. Решившись, он все же зашел в ее кабинет.
- Свет, я домой еду, давай тебя подвезу? – с надеждой предложил Олег.
- За мной Вика заедет. Послушай, Олег, мы молчим всю неделю, я так не могу, ты мой единственный друг. Пусть ты совершил не правильный поступок, но, не один ты виноват, верней, совсем не ты.
- Спасибо. – Олег вздохнул с облегчением, он скучал по ней.
- Я хочу сегодня поговорить с Викой.
- О чем? Может…
- Нет, не может. Хватит мне трястись от неуверенности и неопределенности. Я достаточно была неуверенной в жизни, в себе. Пусть останусь одна, пусть не смогу никогда вернуть и быть с Вэл, но теперь знаю одно, если действительно чего-то хочешь, надо убирать все «если», надо отбросить все эти «а вдруг». Хватит. Я уверена в своем решении. Хватит прятаться за чувство вины, за спины других людей, пора уже самой что-то решать в жизни.
- Ты повзрослела, если можно так сказать. Ты никогда не любила Вику?
- Любила, но не так, не всей душой, не всем сердцем. Мне было с ней интересно и комфортно, но это не то чувство, которое я испытываю к…. как думаешь, она сможет меня простить?
- А тебя есть за что прощать?
- Я ее ударила, ударила и ушла, но прощать меня надо за измену, я ей такое предложила, мне самой стыдно.
Олег обнял свою подругу.
- Если так любишь – борись. Чувствую, мне придется просить прощения у госпожи Смирновой.
- Придется, в том случае, если она меня вообще еще увидеть захочет. – Вздохнула Света.

Дождавшись Вику, Света села в машину.
«Здесь не буду, дома все скажу, что не смогу больше жить с ней и вообще не смогу с ней встречаться».
- Свет, я хотела с тобой поговорить. – Вика посмотрела на задумчивую девушку, сидящую рядом. – В общем, все, что я тебе сейчас скажу, не вытекает из того, что с нами в последнее время происходит.
- Вика…
- Не перебивай меня. Просто выслушай и постарайся понять. – Света кивнула. – Я влюбилась в тебя, и любила, и буду любить, но немного не так. Я уехала из Милана почти год назад по одной серьезной причине. Там есть мужчина, его зовут Марио, он любил меня и до сих пор любит. Иногда звонит, а я боялась потерять свободу, и неуверенна была в том, что тоже полюбила. Даже не об этом хотела сказать. Понимаешь, я…. Я мужчин тоже люблю, верней, в сексуальном плане люблю их больше. Не подумай, что…
- Тише, не говори больше ничего, я все понимаю. – Света положила ладонь на ладонь Виктории. – Прости меня за последние два месяца. Я тоже хочу быть с тобой честной.
- И ты больше не говори ничего, я все поняла. Просто будь счастлива, ладно? Если это так важно для тебя. Постарайся все сделать правильно на этот раз, обещай мне.
- Спасибо тебе. – Света удивлялась. Как так все могло получиться, она была рада, что не будет сильно ее подтачивать изнутри чувство вины по отношению к Виктории. – Отвезешь меня домой? Я вещи потом заберу.
- Конечно. Завтра вечером я улетаю в Милан, меня там ждут. Отдашь ключи Мише, как все заберешь?
- Отдам. – Они подъехали к дому Светы. – Мы еще увидимся?
- Куда мы денемся, увидимся, конечно. – Вика улыбалась, в этой улыбке не было ни горечи, ни сожаления, только открытость и спокойствие.
Света обняла ее, они поцеловали друг друга в щеку.
- Ты тоже будь счастлива. – Улыбнулась Света, выходя из машины.
- Я буду.
Дождавшись, когда Виктория уедет, Света пошла домой.
Все выходные она убиралась в квартире, которая давно не видела свою хозяйку. Строила планы, как же все исправить, что сказать, как объяснить. Позвонить или прийти к Валерии домой. Ничего не придумав, она легла спать.
«Завтра на работу, утро вечера мудреней».

***
На улице было мерзко,  шел мокрый снег с дождем, Света вызвала такси. Почти доехав до работы, она достала телефон.
- Олег, я сегодня не приду на работу.
- Что с тобой? Все в порядке? – мужчина был взволнован.
- Со мной все хорошо, сегодня меня не будет, потом все объясню. Скажи, что у меня температура или еще что-нибудь придумай, если более высокопоставленное начальство мной вдруг заинтересуется, хорошо?
- Хорошо, придумаю что-нибудь. Что бы там у тебя ни было, удачи тебе.
- Спасибо, она мне потребуется. – Положив трубку, она назвала таксисту адрес Валерии.

- Кто там к нам так рано, а Бастик? – открыв дверь, она замерла.
Света нервничала, долго не решаясь нажать на звонок. Ключи от квартиры Валерии у нее были все это время, она положила их в сумку, что бы вернуть при последней встрече, но забыла об этом после того, что между ними произошло. Наконец, решившись, нажала звонок. Она не могла произнести ни слова, глядя на еще сонную, с взъерошенными волосами женщину.
- Заходи, - очнувшись, сказала Вэл.
Света разделась, сняла сапоги, не решаясь пройти, стояла в прихожей.
- Проходи на кухню, я кофе варю, ты будешь? – Вэл развернулась и пошла, девушка последовала за ней.
Зайдя она села на стул, продолжая молчать. Вдруг к ней на колени заскочил котенок, черный как ночь и пушистый.
- Чудо, откуда ты такое? – Света стала гладить зверька, который ластился и мурлыкать.
- Маленькая предательница, - улыбнулась Валерия.
- Это девочка? Как ее зовут?
- Баст, она ни к кому не прыгала на колени, кроме меня. Странно даже. Твои предпочтения в кофе не изменились?
- Не изменились. – Котенок, тем временем, наигравшись с гостьей, соскочил на пол и занялся своими кошачьими делами, обнюхивая новые вещи, появившиеся в прихожей.
Света встала, хотела помыть руки, но взгляд остановился на плече Валерии, где была татуировка. Не сдержавшись, дотронулась до нее пальцами.
Вэл вздрогнула от прикосновения, не ожидая его, и развернулась.
Они стояли так близко друг от друга, что чувствовали дыхание и тепло тел.
- Света, я тебе сказала в прошлый раз, что не смогу….
- Я свободна, мне…. Я не могу без тебя, знаю, что ты меня предательницей считаешь, но…
Она не успела договорить, как это часто было с Вэл до того, как расстались. Ее прервали на полуслове, прервали самым восхитительным образом.
Тело Валерии, не в силах больше сдерживаться, подалось вперед, сердце замирало и колотилось в грудь так, что казалось, оно вот-вот выскочит, разум шептал: «вот она, та, которая тебе нужна». Света что-то говорила ей, только шестым чувством поняла, что именно и когда смысл этих слов дошел до нее, все было решено.
Такого не было никогда и скорей всего, такое случается только раз в нашей жизни. Когда забываешь - кто ты, видишь, чувствуешь, живешь другим человеком. Другим? Нет, не другим. Когда два тела сливаются в одно, две души парят рядом, два сердца бьются в унисон. Когда не разобрать где твои поцелуи, а где ее, где твои руки, где ее, когда смотришь в глаза напротив и видишь себя, когда уже не важно, где заканчиваешься ты и начинается она, потому что эти границы отсутствуют. Когда слезы текут, потому что ты счастлив, когда нет слов, потому что все они ничто и ни одно из них не сможет передать чувств. Когда самым понятным языком становится язык двух душ, которые ошибались и падали, поднимались, искали опять, и, наконец, найдя друг друга, не могут наговориться. Они шепчут и кричат, они ласкают друг друга и срываются в бешеный галоп, то взлетают, то несутся вниз.

- Уже темно на улице. – Света продолжала целовать шею и плечи Валерии.
- Рано темнеет, зима же. – Улыбалась Вэл, сильней прижимая к себе Свету, как самое драгоценное сокровище, боясь, что оно опять исчезнет.
- Ты простишь меня? – Света удобней улеглась на плече.
«Я счастлива».
- За что мне тебя прощать, малыш?
- За то, что не дождалась….- она волновалась, вдруг все закончится, вдруг Валерия не сможет простить.
- Я тоже не была безгрешной. – Руки крепче обняли девушку.
- Правда? Ты меня успокоила, а то я напридумывала, что ты там духовным поиском занималась, а ты, оказывается, развлекалась.
«Я рада, что у нее кто-то был? Кому расскажи, назовут сумасшедшей».
Валерия ничего не сказала, только тихо рассмеялась.
Увидев, что хозяйка и гостья, которая так нежно гладила по шерстке, на коленях которой было так приятно сидеть, успокоились, Баст легла у них в ногах, и задремала. Ей было уютно и спокойно.
- Расскажи мне, как ты там жила.
- Хорошо, все расскажу, но чуть позже.
«Ну вот, опять началось, - котенок соскочил с кровати и улегся в кресле, когда эти двое начали заниматься непонятным делом, но это не тревожило Баст, она чувствовала, что хозяйка счастлива, волны счастья исходят и от второго человека, которого она приняла, -надо будет просить у нее лакомства, наверняка будет давать».

0

25

Эпилог.

- Ты долго еще будешь возле монитора сидеть? – Светлана подошла и села на корточки рядом с Валерией.
- Да. – Рассеянно произнесла женщина, не отрывая взгляда от монитора, продолжая печатать.
- Да? Ты меня слышишь? – Света улыбнулась. – Теперь всегда «да» будешь говорить? Я могу воспользоваться и спросить или попросить что-то ужасное.
- А что ты спросила? – Вэл посмотрела на сидящую возле нее девушку.
- Я спросила, спать сегодня собираешься или просидишь всю ночь? Несколько часов не разгибаешься.
- Уже закончила, сейчас все выключу. – Валерия взъерошила черные распущенные волосы.
- Хорошо, потому, что я спать хочу. – Света встала.
- Спать? – бровь поползла вверх в удивленном и одновременно дразнящем жесте.
- О, ну если ты можешь предложить что-то другое, то могу передумать. – Девушка улыбалась.

Они жили вместе почти год. Валерия часто уезжала на неделю-две, однажды почти на месяц, занимаясь сбором материала для своих статей и обзоров различных храмов, городов, культурных и туристических центров Индии. Но каждый раз, когда уезжала, Света знала - она вернется, вернется к ней, вернется домой.
Однажды, в один из вечеров, они просто лежали, смотрели телевизор, какую-то комедию, смеялись и дурачились. Став внезапно серьезной, Света спросила:
- Ты не хочешь уехать туда жить?
Валерия ненадолго задумалась.
- Я думала об этом, раньше. Даже представляла себе, как это будет, мне нравился такой план, готова была его воплотить в жизнь.
Затем она замолчала, Света не перебивала это молчание, потому что видела, Вэл ищет слова, что бы продолжить. А потом она сказала фразу, которая расставила все по своим местам.
- Мой дом там, где есть ты, а где он будет географически, не имеет значения.
Эти слова были сказаны без пафоса и, даже без особых эмоций, они просто были сказаны и от этой их обыденности, естественности, от ровного и спокойного голоса их произнесшего, внутри разлилась уверенность. Теперь Светлана могла сказать о них двоих «мы», теперь были «они», вместе.

- Могу предложить закончить эскизы, которые ты мне обещаешь уже две недели. – Валерия насмешливо смотрела на то, как на лице у девушки появилось возмущение.
- Я, между прочим, все это время работала! У меня совсем нет времени, что я разорваться должна? Я помню, еще неделя есть, успею. – Света развернулась, готовая выйти из комнаты.
- Мы договорились делать это вместе, помнишь? Я пишу - ты занимаешься рисунками. У нас много работы, малыш и, кстати, за эту работу нам не плохо платят, не вынуждай меня искать другого партнера. – Тон был серьезным, но глаза смеялись, Света не могла понять, серьезно все это было сказано или над ней подшучивают.
- Что ты этим хочешь сказать? – решила она прояснить ситуацию.
- Я хочу сказать, что через месяц мне опять надо будет уехать. Признаться честно, устала это делать одна, без тебя, ты сумела вырваться всего один раз и то улетела через четыре дня назад. – Вполне серьезно сказала Валерия.
- И что ты предлагаешь?
- Пока ничего, сначала хочу тебя спросить. Рекрутмент – это дело всей твоей жизни и у тебя цель стать директором по персоналу? Если так, то у меня нет никаких предложений, мы справимся с этим, найдем способ. Иди сюда. – Вэл протянула руку. Девушка подошла и села на колени к любимой.
- Мне катастрофически не хватает времени для того, что бы рисовать. Это то, чем я хочу заниматься, а работа - она придавала уверенности, но давно уже не чувствую энтузиазма. Как начала рисовать, работа превратилась для меня в повинность, в средство для получения денег.
- Тебе нравится то, чем ты сейчас со мной занимаешься?
- Да, очень, я бы занималась этим с удовольствием.
- Так ведь можно, слышишь? Это возможно – это не работа на общественных началах, там тоже будет заработная плата, не думаю, что она сильно будет отличаться от твоей теперешней. Плюс возможность попутешествовать. Я не давлю, просто пытаюсь понять, что ты хочешь. Я хочу, что бы ты любила то, что делаешь.
- Не считай себя самой умной. – Девушка улыбалась, глядя на любимую. – Вообще-то – это должно было быть сюрпризом, но раз у нас тут серьезный разговор зашел, то мне придется раскрыть карты. Неделю назад господин Ману предложил мне работу, и я согласилась.
- Почему ты…. – Света не дала ей закончить, легко поцеловав. - Подожди – это еще не все.
- С ума сойти, что ты еще мне приготовила?
- На следующий день после этого предложения, я написала заявление об уходе из компании. Пережила истерику Олега, потом расспросы коллег, особенно Насти. Не хотела тебя расстраивать всем этим, но не это главное, просто хотела сделать сюрприз, поэтому и не говорила. Если б ты знала, то какой это был бы сюрприз? Сегодня мое заявление подписали, значит, через месяц мы полетим вместе.
У Валерии не было слов, правильнее сказать, слов было так много. Она боялась, что не хватит жизни, что бы сказать их все этой девушке. Она сделала то, что заменило все слова, поцеловала ее.
- Тогда я готова идти спать, - переведя дух после поцелуя, сказала Вэл.
- Спать? – Света повторила вопрос, который ей задали немного раньше.

Санкт- Петербург.
2011 год.

+1

26

Книга правда затягивает. Сюжет стремительно развивается, как снежный ком с новыми героями и линиями. Другие города, страны. Все так похоже на реальность с ее неожиданными поворотами судьбы и где то монотонностью серых будней. А между ярких впечатлений автор нашел место и для размышлений над миром и человеком. Книга получилась потрясающая, спасибо.

0

27

Кира, рад что понравилось) Спасибо автору, который любезно предоставил книгу для нашей библиотеки. Хорошего Вам чтения))

с уважением

0

28

dhope, спасибо) уже не надеялась отыскать такой великолепный форум, где люди так активно общаются и делятся замечательными книгами)

0

29

Кира, мы стараемся)))) чтобы у нас были самые классные люди... ну и всё стоящее из темных книг))

с уважением

+1

30

спасибо dhope!

0

31

Кира, не за что) Приятного чтения! Скоро еще небольшую порцию выложу)

с уважением

+1

32

dhope здорово) а я еще порцию утащу читать))

+1


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Leri Hot Свобода на двоих