Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Leri Hot Свобода на двоих


Leri Hot Свобода на двоих

Сообщений 1 страница 20 из 32

1

Несколькими постами ниже выложен отредактированный текст.

с уважением, Дихоуп)

+1

2

С удовольствием прочитала, jul, очень быстро, впитывая интересную историю, очень похожую на правду. http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/give_rose.gif
только никак не запомню название и тем более автора, в этом неудача...

0

3

Я пока еще только на середине. Но вторую часть читаю с меньшим интересом, чем первую. Первую буквально проглотила. Но дошла до момента, который меня шокировал и дальше уже стало обидно и не так интересно. Надеюсь всё же дочитать, но пока сделала переррыв). Всё равно спасибо. Видно, что история действительно основана на реальных фактах, хоть и дополнена художественным вымыслом.

0

4

Я была возмущена. На протяжении многих страниц. Но ведь каждая история прекрасна тем напором эмоций, который она способна вызывать....

0

5

Растянули, накрутили. Да, жизнь сложная штука, как ни крути. Или мы ее такой делаем?

0

6

Вот именно, что сами и делаем. Потому я и возмущена. От такого количества ненужных, лишних проблем, которые главная героиня сама себе создала. И не только себе, что самое обидное.

0

7

Она все таки разобралась со своими проблемами, долго конечно в поиске себя была , но все ж хорошо и вместе девчонки)))

0

8

Поиски себя - это, конечно вещь необходимая. Но можно было сделать всё менее болезненно. Без траты такого количества времени, без использования таких болезненных ситуаций и без потери такого количества нервов. Типа да - то, что проверено временем, уже не разрушится. Но и это не факт.

Просто жизнь такая короткая, что прям ужас. Не успеваешь ничего. и столько еще можно было бы сделать или успеть. Столько дел и людей в мире прекрасных и столько мало в ней часов. В жизни. Для меня эта мысль всегда была очень важной. Может поэтому я не могу спокойно смотреть, когда люди тратят столько времени, которое можно было бы провести вместе.

А с другой стороны - были бы они вместе. если бы не случилось всего, что случилось?

Не угадаешь. блин..

0

9

LH, здравствуйте.
Позвольте мне искренне извиниться за произошедшее. 

с уважением, Dhope

0

10

Никаких проблем, кроме того, что неловко за опечатки, недопечатки и другие погрешности, за которые прошу прощения у читателей. Спасибо Вам за корректность и внимание, dhope).

Leri Hot.

0

11

LH, очень приятно познакомиться с автором и просто талантливым человекомhttp://s3.uploads.ru/SIv1r.gif

Спасибо за произведение.  http://s3.uploads.ru/xQG3f.gif

0

12

Взаимно).. Спасибо Вам..)
С уважением,

0

13

Выкладываю вычитанный, отредактированный текст.
Спасибо автору)  http://s2.uploads.ru/gEi24.gif

Если вам меньше 18 лет – прочтение запрещено.
Если в вашей стране законодательно запрещены гомосексуальные отношения – не читайте.
Если ваши религиозные убеждения, моральные принципы, другие причины, не допускают интимных взаимоотношений между двумя женщинами – не читайте.

Свобода на двоих.
Скачать в формате fb2   http://sf.uploads.ru/t/W9rhQ.png
Часть I. Все сначала
                                              Nihil dat fortuna mancipio
                                              (Судьба ничего не дает навечно)
                                               Сенека


Глава 1.

Сидя в машине у парадной она не хотела выходить. Шел нудный моросящий дождь, было серо и мокро, дома никто не ждал.
«Дома. Да, теперь могу сказать, что я дома».  И все же там было пусто, идти не хотелось. Она любила быть одна. Никогда не задавалась вопросом, что делать в одиночестве, имея массу свободного времени, но  сегодня пойдет туда чуть позже. Приняв решение, завела двигатель и поехала в поисках тихого кафе, отпраздновать сегодняшнее событие чашкой крепкого кофе и парой сигарет. Повод для празднования был.
«Вот и закончилась моя адаптация к новой жизни, в понедельник на новую работу, не прошло и полгода». Улыбнувшись сама себе, она свернула на маленькую улочку, остановившись у неброской вывески «Espresso», по которой было понятно, что кофе тут точно есть.
Кафе было небольшим и уютным, запах кофе обволакивал собой все пространство. Отыскав глазами маленький столик в дальнем углу зала, направилась к нему. Подошел официант, принял не сложный заказ.
«Потом соберу друзей за чем-нибудь покрепче». В ожидании официанта она прикурила сигарету, прокручивая события сегодняшнего дня. Первая рабочая встреча с генеральным директором была довольно информативно, содержала перечень основных вопросов, связанных с персоналом компании. Четко были определены критерии политики компании, проблемы, которые существуют в настоящее время. Все прошло без ненужной нервозности, профессионально и спокойно.
Подошел официант, поставив чашку дымящегося терпкого напитка.  «Что ж, сегодня пятница, осталась пара дней и окунусь с головой в работу. Слава богам, отвлекусь от мыслей о своей личной жизни, полной случайных встреч, чередой не запоминающихся сексуальных контактов и напоминаний о прошлых отношениях, которые давно закончились, но продолжают накрывать меня, как волны время от времени. Да какое там время от времени, с завидной регулярностью». Наблюдая за не многочисленными посетителями, она думала о том, как  в свои неполные сорок круто изменила жизнь, оставив все, переехав в другой город. Не то чтобы совсем в никуда, тут жили друзья, знакомые, даже бывшие любовницы, но ритм жизни большого города, так сильно отличался от ее предыдущей размеренной жизни.

***
«Черт, черт, черт!!!! Надо было именно сегодня проспать, когда представляют нового директора по персоналу! Почему все так не справедливо?! Славка, я убью тебя сегодня вечером, за то, что не давал мне спать до четырех утра! Хотя ты был великолепен. Все равно убью, если меня саму не убьют сегодня утром или не уволят к вечеру». 
Сделав несколько глубоких вдохов и выдохов, молодая женщина провела ладонью по чуть растрепавшимся волосам, плавно открыла дверь конференц-зала и направилась к своему месту за овальным столом.
В полной тишине ее каблуки издавали, казалось, оглушительный звук. Сев, она посмотрела в сторону нового руководителя.
- Прошу прощения за опоздание, - произнесла она ровным голосом.
- Я так понимаю, что к нам присоединился ведущий специалист по рекрутингу.
От ледяного тона этого спокойного и мягкого по тембру голоса, у девушки все внутри сжалось.
«Ну, вот я и успела», - подумала она про себя, вставая.
- Светлана Суворова. Да, я отвечаю за направление рекрутинга, еще раз прошу меня извинить за опоздание.
- Спасибо, госпожа Суворова, что представились. А теперь мы продолжим обсуждение наших текущих задач. Руководителей направлений набора персонала, адаптации, мотивации, оценки и обучения, а также руководителя кадрового сопровождения, прошу завтра к обеду представить мне отчеты за истекший период этого года, а та же тезисно обозначить основные достижения и проблемы по своим направлениям. С каждым мы еще встретимся лично в ближайшее время.
Светлана слушала ровный с нотками властности голос, наблюдая за своим новым руководителем.
«Сколько ей лет? Не определишь сразу» Девушка отметила зеленые глаза, колючие и чуть напряженные, стильную прическу натуральных светлых волос, красивую фигуру, которую было видно даже сидя. Легкий макияж, ухоженные руки с тонкими, немного нервными пальцами, которые перебирали дужки очков в тонкой золотой оправе. Не яркий и не длинный маникюр, строгий деловой костюм серого цвета и такая же, чуть светлей шелковая блузка. «Детали не плохи, но общий вид говорит об одном. Стерва!»
- Надеюсь, что наше сотрудничество будет эффективным. Я ожидаю от всех профессионализма и инициативы. Спасибо за сегодняшнюю встречу. На этом закончим, можете приступать к работе, жду отчетов завтра к двум часам.
Все присутствующие встали и направились к выходу.
- Госпожа Суворова, задержитесь, пожалуйста.
У Светы все оборвалось внутри, но спокойно развернувшись, она прошла и села на ближайший от стола руководителя стул.
- Вы чуть опоздали, я не имела возможности представиться, так что считаю необходимым исправить это. Меня зовут Валерия Александровна Смирнова, как Вы уже поняли, я новый директор по персоналу. Мне рекомендовали Вас как грамотного и организованного специалиста, надеюсь, что сегодняшний инцидент не является правилом, в последующем мы избежим подобных недоразумений.
- Несомненно, Валерия Александровна, это не является моей привычкой и больше не повторится.
- Понимаю Вас, с каждым может случиться такое и, как правило, это случается в самый неподходящий момент.  - Почти незаметная улыбка тронула губы. -  Рада, что мы все выяснили, можете идти на свое рабочее место.
- Спасибо за понимание, - тоже чуть улыбнувшись, сказала Светлана и вышла.

Переведя дух, Валерия прошла в свой кабинет, откинувшись в кожаном кресле, чуть расслабилась.
«Все прошло не плохо, завтра подойдет заместитель, обсудим остальные вопросы, пока пусть отдыхает, отпуск есть отпуск. Но как эффектно появился главный рекрутер». Усмехнувшись, она вспомнила появление высокой стройной брюнетки.
«Без тени смущения или неловкости прошла уверенным шагом, села, как ни в чем не бывало. Что ж, посмотрим, госпожа Суворова, так же уверенно Вы руководите своим направлением». 
Через полчаса ей предстояла встреча с заместителями гендиректора.
«Выпить кофе и идти знакомиться с топ персоналом, чувствую, затянется все это, но надеюсь не до ночи».
Взяв все необходимое, предупредила секретаря, милую девушку Настю, что будет отсутствовать, скорей всего,  до конца рабочего дня, направилась пить кофе.

- Светка, привет! – К ней почти подбежал Олег Арсеньев, главный мотиватор компании, как его все назвали. - Вот ты попала сегодня, с чего вдруг решила засветиться? Я так понял, шутки с опозданиями уже вряд ли прокатят с новым топом.
- Так уж получилось, Олег, хорошо хоть обошлось, и мне не откусили голову за это, - буркнула Света. Было видно, что она сама себя уже сто раз обвинила во всех смертных грехах, среди которых опоздание был не самым тяжким.
- Судя по тому, что мы сегодня увидели, головы нам откусывать не будут, их будут отпиливать медленно и болезненно. – Рассмеялся Олег. – Пошли по кофейку выпьем и за работу?
- Пошли, только вещи в кабинет закину, а то я так бежала, что все возле конференц-зала бросила на пол.
- Я тебя подожду возле кафетерия.
Кафетерий для персонала компании был светлым и просторным, тут собирались на утренний и обеденный кофе большинство сотрудников, пятнадцати минутные перерывы в работе были идеей Олега, которая очень органично вписалась в общий распорядок работы, не нанося ущерба, снимая напряжение. Все равно, основной темой для разговоров за кофе была все та же работа.
Успокоившись после нервного начала рабочего дня, Света догнала Арсеньева. Они были друзьями, Олег всегда приходил на помощь, если был аврал на работе или надо было куда-то подвезти. Машину Светлана не водила, после того, как попала  в ДТП. А еще он был другом Славы, ее парня, с которым она встречалась уже два года и в обозримом будущем решила жить с ним вместе.

Валерия допивала кофе, погрузившись в список имен заместителей генерального и руководителей служб, директоров и их заместителей, когда услышала красивый мелодичный смех. Подняв голову, увидела Светлану Суворову, которая весело разговаривала с ведущим менеджером по мотивации Олегом Арсеньевым. Она решила повнимательней рассмотреть своих руководителей направлений. Видно было, что они хорошо ладили, беседа была дружеской.
«Хорошо, значит, морально-психологический  климат среди специалистов дружелюбный. Во всяком случае, между этими двумя». Взгляд остановился на темных, почти черных глазах.
«В таких глазах можно потеряться и не найти дорогу назад», - подумала она.
Почувствовав на себе чей-то взгляд, Света, все еще улыбаясь другу, осторожно выясняла, кто же на нее смотрит. Ее глаза встретились с внимательным и колючим зелеными, улыбка стала сползать с губ.
«Какого черта», - сказала она себе и снова улыбнулась, легко кивнув Смирновой, которая внимательно смотрела на нее, даже не пытаясь отвести глаза. , Спустя несколько секунд Смирнова тоже легко кивнула, встала из-за своего столика и направилась к выходу.

Было уже восемь вечера, когда Валерия подошла к своей машине, что бы ехать домой. Ожидания, что встреча с директорами служб не затянется, не оправдались. Она была утомлена от новых лиц и переизбытка информации.
«Вот, дьявол, забыла вещи и ключи от машины в кабинете, надо возвращаться». Поднявшись на свой этаж, вошла в пустые коридоры офиса, забрала вещи, выключила в кабинете свет. Идя вдоль дверей кабинетов, за одной из них увидела свет, и услышала тихую музыку, доносившуюся оттуда. Остановившись в нерешительности, посмотрела через немного приоткрытую дверь на сотрудника, который не щадя времени своего трудится на благо компании. Чуть сильней приоткрыв дверь, увидела сосредоточенно работающую Светлану.
- Что так задержало на работе? Небольшое опоздание сегодня утром, не означает, что Вы не должны уходить после работы домой.
Светлана почти подскочила в кресле от неожиданности и вскинула голову в сторону двери.
- Вы меня испугали, - приходя в себя, сказала она. - Еще один такой визит и я уже никогда не приду на работу, потому что меня хватит удар.
- Извините меня, Вы правы. Я должна была сообщить о своем присутствии, - тихий  и теплый смех, сопровождавший слова ее начальницы, удивил девушку. – Так что Вас так задержало?
- Завтра с утра и до самого вечера у меня назначены собеседования, к которым сегодня весь день готовилась. К обеду надо предоставить Вам данные, этим сейчас и занимаюсь, верней уже заканчиваю. Вам их надо будет распечатать или достаточно файла? 
- Распечатайте, пожалуйста. Можете завтра отдать их секретарю в удобное время до обеда или положите на мой стол, когда будете уходить. Кабинет не закрыт.
- Да, хорошо. – Светлана ждала, что еще она ей скажет.
- Что ж, мне пора. – Чуть замявшись, Валерия продолжила. – Вы на машине или Вас куда-нибудь подвезти?
- Нет, спасибо, мне еще потребуется минут пятнадцать, за мной приедут.
- Хорошо, госпожа Суворова, встретимся на работе завтра. –  Она уже развернулась, что бы уйти, когда услышала за собой спокойный голос.
- Светлана.
- Что простите? – повернувшись, спросила она.
- Мне было бы комфортней, если бы вы называли меня просто Светлана, если можно.
- Да, конечно, Светлана, до свидания.
Когда шаги в коридоре стихли, Света вернулась к отчету.
«Она что тоже работала до восьми вечера? Если так, то задержаться на работе будет легко, а уйти раньше не возможно».
Тяжело вздохнув от такой перспективы, девушка снова погрузилась в работу. Распечатав данные, Света решила положить их на стол руководителя. Кабинет был просторным, чистым и очень-очень не обжитым. После предыдущего директора ничего тут не изменилось, только исчезли личные вещи бывшего хозяина. Света вспомнила, как они не редко всем составом руководителей направлений пили тут кофе, бурно обсуждали работу, или просто смеялись и шутили. «Как будет теперь? Пока ничего не понятно, какого стиля руководства она придерживается? Один день не показатель, ну, посмотрим, как все будет».

Неделя пролетела быстро. Валерия входила в курс дел, изучала документы, встречалась с сотрудниками, поговорила со своим заместителем. Алексей был очень компетентным и приятным в общении молодым мужчиной, она решила, что работать с ним будет легко, быстрей бы закончился его отпуск, иначе состояние аврала ее доконает. Приходя на работу рано утром, уходила поздно вечером.
«Завтра суббота, надо будет сходить размяться к Лене».
Приехав в этот город, она несколько раз в неделю ходила на занятия йогой к своей знакомой. Неделя сидячей работы и переутомление дали о себе знать, тело молило о том, что бы ему дали другую нагрузку.
Суббота радовала ленью, полдня провалявшись в постели за бессмысленным просмотром телевизора, Валерия все же решила сходить на йогу. Войдя в спортивный центр, она направилась в зал, который арендовала Лена. Быстро переодевшись, присоединилась к немногочисленной группе и наслаждалась асанами, которые лечили ее тело и душу.
В душевой уже было пусто, когда она зашла туда и встала под теплые струи воды. Приняв душ, и почти закончив одеваться, почувствовала мягкие руки, обвивающие ее сзади за талию.
- Ты меня совсем забыла, Вэл. – Прошептала Лена ей на ухо, ладони скользили по животу, дразня и вызывая приятные ощущения.
- Работала всю неделю, как проклятая, пришло время, когда пора заняться чем-то кроме работы. – Валерия накрыла ладонями руки своего тренера.
- Я звонила тебе несколько раз, ты не брала трубку, не перезванивала. – Сильные пальцы легко сжимали и ласкали грудь.
Валерия тихо застонала, опираясь на тело Лены спиной, откидывая голову ей на плечо. «Не плохое продолжение занятий». Они стали любовницами почти с самого начала занятий. Секс был потрясающим и ни к чему не обязывающим, как раз то, что и нужно было, никаких долгосрочных и обязывающих отношений приобретать не хотелось.
- Я была правда очень занята, приходя домой уже не могла думать ни о чем, кроме подушки. Но я же пришла сегодня. – Выдохнула Вэл дрожащим от возбуждения голосом, повернувшись к своему тренеру. Их губы слились в поцелуе, настойчивом и интенсивном.
- У меня через десять минут еще группа, - разорвав поцелуй, сказала Лена.
- Тогда перестань так меня целовать и дразнить своими пальцами, - засмеявшись, сказала Валерия.
Лена отстранилась и наблюдала, как она одевается.
- Ну, все, я готова идти домой, а тебя отпустить к начинающим йогам.
- Я провожу тебя.
Остановившись в почти безлюдном холле, Лена опять притянула Валерию к себе.
- Когда мы увидимся? Не говори, что придешь на занятия, как будет время.
- Тогда сегодня, - улыбнулась Вэл,- когда ты заканчиваешь?
- В семь примерно.
- Жду у себя дома, я тоже по тебе соскучилась, – почти прошептала Вэл, легко поцеловав девушку в губы. Отстранившись, она неспешно пошла к выходу.
-  Конечно, я приду, - донеслось вслед.
Лена прошла мимо застывшей на одном месте высокой брюнетки, которая стояла с выражением удивления на лице.
«Это Валерия Смирнова?»
Светлана была не просто удивлена, она была потрясена развернувшейся перед ней сценой. Мало того, что не ожидала увидеть своего руководителя здесь, она находилась под впечатлением услышанного разговора и увиденной близости двух женщин. В обтягивающих джинсах и черной облегающей футболке ее руководитель совсем не походила на ту строгую, сосредоточенную и официальную бизнес леди, которую привыкла видеть на работе. Света вспомнила, как рука обвила талию, а губы чувственно коснулись чуть открытых губ девушки.
«Вот это да, кто бы мог подумать. Нет, я ошиблась, это была не она».
Светлана посмотрела через окно холла на стоянку и увидела, как женщина, садится в машину. Это был автомобиль Валерии Смирновой, сомнения рассеялись.
«Слава богу, меня не заметили».

Вернувшись после фитнеса домой, Света почувствовала запах готовившейся курицы гриль. Заглянув на кухню, она улыбнулась, увидев Славу в шортах и фартуке на голом торсе, колдовавшим с ужином.
- Привет. Вижу, что меня ждет королевский ужин? – Она поцеловала молодого мужчину и улыбнулась.
- Светка, я пришел, а тебя нет, опять на свой фитнесс бегала? Ты у меня и так красивая, даже очень. Переодевайся, скоро ужин готов будет.
- Ты мой ужин, - ближе прижимаясь, прошептала Света ему в губы, - я тебя ревную к этой курице.
Он засмеялся и поцеловал свою девушку.
- Я скоро с ней закончу, и знай, ты у меня единственная.
- Что мне остается? Только ждать, - шутливо вздохнула она и пошла переодеваться.

Спустя три часа, они лежали обессиленные после очень бурного секса, но Света никак не могла насытиться. Не понятный голод терзал изнутри, и она вновь начала ласкать мужчину.
- Ты сегодня как дикая пантера, что с вами на фитнесе делают? – голос стал хриплым от поднимающейся страсти.
Когда оргазм сотрясал тело, перед глазами Светы были губы Валерии Смирновой нежно прижимающиеся в поцелуе к губам другой женщины.
«Боже праведный, что со мной».
Дыхание восстановилось, она выскользнула из постели, в которой лежал уже засыпающий Слава.
Попив воды, она села на кухне и думала о своих ощущениях.
«Наверно мне не хватает эротических фантазий, надо будет посмотреть со Славкой порно».
Девушка улыбнулась своей идее.
«Приключение в холле спортивного центра было сегодня очень эротичным, чистая случайность, что в главной роли была моя начальница».
На этой мысли она вернулась в постель, обняла Славу и начала проваливаться в сон.
«Она выглядела так расслабленно, молодо и очень красиво».
С этими размышлениями Света заснула.

Воскресный вечер проходил за ленивым общением в интернете со знакомыми и друзьями.
Валерия была расслаблена и чувствовала себя отдохнувшей. Физическое напряжение сняли занятия йогой, а сексуальное было снято вчера ночью с Леной.
Ее гибкое и упругое тело, сильные пальцы, страстные губы доводили до оргазма раз за разом весь вечер и всю ночь.
«Хорошая работа, уютная квартира, красивая девушка, никаких обязательств и страданий душевных. Завтра новый день, пусть даже понедельник. Вот оно счастье».

- Прошел месяц, с начала нашей совместной работы. Команда специалистов в вашем лице мне очень импонирует, я рада оказаться в этой команде. Задачи, которые ставит перед нами руководство компании, решаются быстро и эффективно. В связи с расширением компании и открытием регионального отделения на наши плечи ложится очень серьезная и трудоемкая работа по подбору персонала различного уровня и профиля. Кадровое сопровождение, разработка адаптационных механизмов и внедрение систем мотивации начнется с первого дня работы. Три дня назад я раздала вам примерные схемы работы по вашим направлениям и сегодня жду конкретных мероприятий, которые позволят уже со следующей недели приступить к этому проекту. Начнем с направления рекрутинга. Светлана, я хотела бы услышать Ваши предложения.
Света слушала спокойный, с холодными нотками, голос и вспоминала, каким он может быть в другой обстановке, с каким придыханием он говорил: «я тоже по тебе соскучилась». Память опять заставила вернуться к субботнему вечеру в спортивном центре. До сегодняшнего дня она ни разу не вспомнила о нем. Сегодня же обратила внимание на губы Валерии, на ее руки и не могла оторваться от них, вновь и вновь прокручивая в голове поцелуй и слова «я тоже по тебе соскучилась». Кто-то потряс ее за руку, она очнулась от своих мыслей.
- Ты что творишь, решила ее загипнотизировать? Тебя уже третий раз просят рассказать о планах! – Олег шептал как сумасшедший.
- Каких планах? – прошептала она в ответ.
- Госпожа Суворова, Вам не хорошо?
Света повернулась к Смирновой с нескрываемой паникой в глазах, увидев удивленно изогнутую бровь и веселые искорки в зеленых глазах.
- Н-нет, все нормально, - Она вопросительно посмотрела на Валерию.
- Ну, если с Вами все нормально, тогда, может быть, поделитесь с нами своим планами по набору персонала для регионального отделения?
- Да-да, конечно, - поспешно сказала девушка, - у меня два направления набора, непосредственно на месте открытия отделения и тут среди соискателей, которые готовы переехать. Эти два направления включают в себя четыре источника поиска соискателей. Для того, что бы было более наглядно, я подготовила небольшие схемы и перечни направлений и источников.
Света передала одну папку Смирновой, остальные раздала всем присутствующим, продолжая пояснять свои разработки.
«Господи, боже мой, что это было? Она смотрела на меня, как будто мечтательно, в глазах было желание? Не может быть. Она живет с парнем, по всему видно, что очень с ним счастлива».
Валерия довольно хорошо за этот месяц узнала своих сотрудников, изучила личные дела. Светлане было двадцать девять лет. Маркетолог по образованию, после университета попробовала свои силы в рекрутинге и достигла хороших результатов, став грамотным и креативным специалистом по подбору персонала. На ее счету был не один успешный проект. Недавно она стала жить с молодым человеком, и выглядела очень даже счастливо. Суворова была, несомненно, очень привлекательной девушкой, стройной, с длинными и красивыми ногами, не большой, но высокой грудью, почти черные волосы красиво спадали на плечи и обрамляли правильное, классически красивое лицо, полные губы и черные как ночь глаза.
«Да, не будь она такой гетеро, можно было бы просто влюбиться».
Но все эти интрижки на работе никогда не были ее привычкой, да и с такими гетеросексуальными девочками связываться давно уже не хотелось. Поэтому их отношения были сугубо профессиональными.
«Но будь я проклята, если в ее взгляде не увидела желания. Правда не факт что ко мне, я оказалась перед глазами, но видела она далеко не меня».
Выслушав всех руководителей направлений, Вэл еще раз просмотрела все схемы, графики и предложения, которые в течение этого совещания стекались на ее рабочий стол.
- Очень хорошо. Вы проделали не плохую работу, мы с Алексеем Семеновичем, еще раз подробно изучим ваши наработки, обобщим и предоставим руководству на рассмотрение. После утверждения наших планов, создадим рабочую группу и будем планировать выезд на место образования нового регионального отделения.
Когда совещание закончилось, Суворова пулей вылетела из конференц-зала. Валерия проводила этот побег задумчивым взглядом.
Не захотев ни с кем разговаривать, даже с Олегом, Света пошла в кафетерий, чтобы чуть успокоиться, попить кофе, разобраться в своих мыслях и поведении.
Валерия, разобравшись с бумагами, договорившись с Алексеем о времени работы по итоговому проекту, решила разыскать руководителя по подбору, что бы убедиться, что с ней все в порядке. Не найдя ее в офисе, но узнав, что Светлану видели по пути в кафетерий, она направилась туда. Взяв кофе, увидела Светлану, сидевшую в одиночестве со склонной головой о чем-то задумавшуюся.
- Не возражаете, если я присяду с Вами? – Валерия посмотрела на свою сотрудницу, у которой чуть вздрогнули плечи. – Я опять Вас напугала?
- Немного, просто задумалась, конечно, присаживайтесь, я совсем не против.
Валерия присела и посмотрела на опущенные глаза, блуждающие по чашке уже остывшего кофе.
- Светлана, что случилось? У Вас проблемы или Вы больны? - Валерия чуть дотронулась до руки девушки, почувствовав, что та вздрогнула от прикосновения. Чуть подумав, полностью положила свою ладонь поверх ладони Светы. – Расскажите, что происходит, Вы сама не своя.
Валерия слушала нервное дыхание, видела смятение в поведении, потом Светлана вдохнула глубоко и нервно.
- С момента Вашего появления, я постоянно себя не адекватно веду, Вы, наверное, думаете, что я ненормальная.
Валерия улыбнулась.
- Не говорите глупости, за время своего появления я поняла, что Вы один из самых профессиональных работников, но не могу понять, что сегодня Вас так озадачило или взволновало?
Света ощущала мягкое прикосновение теплой руки и поняла, что наслаждается им. Она смотрела на тонкие пальцы, лежащие поверх ладони и чуть сжимавшие ее. Хотелось взять эти пальцы и погладить каждый из них. Ее рука вздрогнула от этих мыслей, она посмотрела на сидящую напротив женщину.
Увидев этот взгляд полный тоски и бушующих эмоций, Валерия затаила дыхание и погрузилась в непроглядную черноту, начиная тонуть в ней.
- Светлана, расскажите мне, что не так? Может быть, я Вас чем-то обидела или сказала не то, вижу, что Вас мучают какие-то мысли.
- Нет-нет, все Вы правильно делали и говорили. «Наверное, именно поэтому, что слишком официально со мной разговариваете, не прикасаетесь просто так, не улыбаетесь. Боже, откуда у меня эти мысли? Да что, черт возьми, происходит»!?  В общем, все Вы правильно делаете и ничего обидного. – Закончила  Светлана, опять посмотрев на лежащую руку на ее ладони.
Валерия сильней сжала пальцы.
«Это трепет? Ох, черт, я придумываю».
Света почувствовала движение пальцев на ее ладони и более сильное пожатие, трепетное тепло растеклись по телу.
«Почему я так реагирую на нее»?
- Валерия, я хотела, что бы Вы… - телефонный звонок прервал ее, Валерия извинившись, убрала свою руку, что бы ответить на звонок.
Контакт рук был разорван. Девушка почувствовала пустоту, но мысли прояснились, она опять запаниковала. «О чем я думаю, хотела сказать, что видела ее тогда и думаю о поцелуе и руках, вот дура, дурра!»
Поговорив по телефону, Валерия опять посмотрела на девушку.
- Что Вы хотели мне сказать?
- Я хотела сказать, если позволите, то я хотела бы вернуться к работе, у меня много дел, которые надо закончить на этой неделе, что бы полностью погрузиться в новый проект.
- Если Вам лучше, то конечно.
Не сказав больше ни слова, Света встала, уходя прочь от женщины, к которой ее вдруг стало тянуть так сильно. Она шла все быстрей и быстрей под озадаченный провожавший ее взгляд. Выйдя из кафетерия, она побежала по коридорам здания к себе в кабинет, что бы начать работать и забыть обо всем этом.
«Выбросить все из головы, иначе у меня будет нервный срыв, скоро уеду на месяц в командировку, все наладится. Просто нужно время».

Все наладилось. Светлана уже две недели занималась региональным подбором, дважды приезжал Слава, они проводили прекрасные ночи, гуляли по незнакомому городу. Все было замечательно, пока не поступила информация, что с целью проверки достигнутых результатов в город приезжает директор по персоналу компании.
«Я справлюсь, да и с чем тут справляться, все позади, это были всего лишь временные не контролируемые импульсы, может у меня депрессия была или еще что. Но теперь-то со мной все в порядке».
Утром все началось как обычно, просмотр резюме, назначение интервью, телефонные бесконечные звонки. Света почувствовала оживление в офисе и посмотрела на источник, вызвавший это оживление. В профиль к ней стояла Валерия, разговаривая с одним из сотрудников. Черная блузка плавно облегала ее тело, такие же черные брюки свободно струились по ногам, не высокая шпилька тоже черных классических туфлей. Стройная, подтянутая, вся поза выражала сосредоточенность и энергичность, ворот блузки был расстегнут на две пуговицы, открывая красивую шею, на которой была тонкая золотая цепочка с небольшим кулоном в виде стилизованного знака «ОМ».  Посмотрев на лицо своего руководителя,  девушка затаила дыхание, легкая улыбка поселилась на губах женщины, но глаза в очках с тонкой оправой были внимательными и сосредоточенными. Сердце как будто замерло.
«Ничего не прошло, все стало еще хуже, я скучала по ней, просто по ее присутствию рядом».
- Спасибо за информацию, где расположилась госпожа Суворова? – Валерии указали кабинет, в котором работала Света все эти две недели.
Она шла в указанном направлении, уже видя, как Света стоит в дверях и смотрит на нее. «Интересно, как долго она за мной наблюдает?»
- Здравствуйте, Светлана, - улыбнувшись, поприветствовала Вэл. – Вы тут хорошо устроились.
- Да, не плохо, проходите, расскажу, что мы успели сделать за это время. - Они расположились в кабинете и стали работать.
Оторвавшись от документов, Вэл посмотрела на часы.
- Где тут можно поесть, с утра не пила ни ела.
- Загрузила в первый же день, Вы надолго приехали?
- Посмотрим, планировала дня на три, но Вы тут отлично справляетесь и без меня, - улыбнулась женщина, – руководство под боком лишний раздражающий фактор, особенно когда и так все идет как надо.
«Только не ты, будь рядом всегда. Я даже осмелела и говорю с тобой на «ты» у себя в голове».
- Тут рядом есть не плохой суши бар, как Вы относитесь к суши?
- Замечательно отношусь, - мягко сказала Валерия, от этой мягкой интонации по телу Светы разлилось тепло. – Вы составите мне компанию? Почему то я уверена, что кроме литров кофе Вы тоже ничего не ели.
- Да, с удовольствием составлю.
- Вот и хорошо, тогда пойдемте, надо ехать или можно пройтись пешком? Хочу размять ноги и подышать воздухом.
- Можно прогуляться, тут не далеко, пара кварталов.
Идя к кафе, они в основном молчали, Света не знала как себя вести. Валерию же задавалась вопросами, почему эта девушка так нервничает в ее присутствии? Неужели ее так напрягает ее руководство? Когда они сели за столик и получили заказ, она все же решилась и спросила:
- Скажите, Светлана, Вам действительно так не комфортно мое руководство и мое присутствие? Вы не обязаны были идти со мной ужинать, если это так, то я не нуждаюсь в провожатых.
- Нет, Вы не правы, если бы знали, как не правы! - Взволнованно заговорила девушка.
- Тогда что происходит? Хотелось бы знать, потому что мне тоже не комфортно, ищу причины не находя их.
- Причина есть, - спустя какое-то время почти прошептала Света, - я хотела сказать, но никак не решалась…
Зазвонил телефон, посмотрев с сожалением на Светлану, Валерия ответила на звонок. «Да, привет Лен, нет, уехала на пару дней в командировку, да… да… я тоже…  конечно встретимся, я позвоню тебе, как вернусь… и я тебя, пока».
Слушая этот разговор, Света все поняла, перед ней всплыл образ инструктора по йоге, она не раз потом видела ее, приходя на фитнес, наблюдала, будто оценивая. И еще, она ревновала.
«Ревную? Только не это, все еще хуже, чем я думала, откуда ревность, она даже не смотрит на меня иначе, как на сотрудника отдела, что я себе придумываю? И, в конце концов, у меня есть Слава, что с ним? Что я скажу ему? Как все это ему объясню, если себе не могу ничего объяснить. Мне даже не нравятся женщины в сексуальном смысле! Но когда она рядом внутри все сжимается, просто умираю от желания, что бы она прикоснулась, хотя бы как тогда в кафетерии, просто взяла за руку».
- Опять мой телефон нас прервал, извините меня.
- Ничего страшного, нам уже пора возвращаться, завтра тяжелый день, Вы остановились в той же гостинице, что и вся наша группа?
- Да, там же, пойдемте, - Вэл опять заметила, что девушка так и не сказала, что хотела, сменив тему разговора.
«Сегодня хотя бы не сбежала, как в прошлый раз. Может, в следующую встречу, она мне что-нибудь объяснит».
Ночь для Светы была бессонной, она промучилась от своих желаний и мыслей до утра, так и не сомкнув глаз. Ее руководитель же после перелета и дня в офисе сразу заснула, крепко проспав до утра, проснувшись отдохнувшей и полной сил.
Весь следующий день, он работали, почти не разговаривая. Валерия видела темные круги под глазами и очень усталый вид девушки. Наблюдая за очередной кружкой кофе, которую пила Света, она вошла в ее кабинет.
- Вы сейчас пойдете в номер и хорошенько выспитесь.
- Я должна проверить еще несколько резюме и рекомендаций.
- Они никуда не денутся до завтра,  ничего страшного не произойдет, если сделаете это позже. Считайте, что я Вас отстраняю от работы до завтрашнего утра.
- Хорошо, тогда я пойду.
Светлана пришла в свой номер. Не смотря на усталость и недосыпание, она не могла расслабиться. Включила телевизор, сидела в кресле, размышляя о том, что ей делать дальше. Она не заметила, как слезы стали наполнять глаза. А уже через несколько минут, Света свернувшись клубочком плакала, громко плакала. От всех своих мыслей, неизвестности и желаний, которые были не понятны и пугали.
«Она не заинтересована во мне, смотрит как на работника. Что я хочу от нее, что хочу от себя?  У нее есть девушка, а я даже не знаю, как посмотреть, как говорить с ней».
Так сидя в кресле и плача, она не заметила, как дверь в номер открылась и вошла Валерия.
- Дверь была приоткрыта..., - слова оборвались при виде плачущей девушки. - Господи, что с Вами происходит? Что случилось, расскажите мне, наконец, или нет?
Вэл подошла и села на ручку кресла, дотронувшись до плеча Светы, которая посмотрела на нее полными слез глазами и опять ничего не сказав, прижалась к Валерии, расплакавшись еще громче. Валерия обняла ее за плечи и стала гладить по волосам.
- Успокойся. Я уверена, что нет ничего такого, чего нельзя было решить. – Она начала тихо укачивать девушку, как ребенка, продолжая гладить волосы.
- Мне даже не с кем поговорить, мои родители, они… - громкий всхлип прервал ее слова, - они погибли пять лет назад, у меня нет никого, с кем бы я могла поговорить, кроме Славы, но ему не могу это сказать, я не знаю, что мне делать, как быть.
- Шшшш, все хорошо, я могу выслушать тебя, не уверена, что могу что-то посоветовать, но выслушать точно смогу, расскажи, если хочешь.
«Она меня называет на «ты», я в ее объятьях, таких уютных, нежных, так мягко со мной говорит».
Света даже перестала плакать от осознания всего этого и застыла, боясь случайно нарушить эту сказку.
- Вам я не могу этого сказать тем более, - почти неслышно прошептала она, сильней прижимаясь к Валерии. – Я хочу спать, Вы побудете со мной немного?
- Конечно,  побуду, ложись и засыпай.
«Вам я не могу этого сказать тем более» - эти слова встревожили.
«Что она скрывает и как я с этим связана?»
Валерия села в кресло рядом с кроватью пока та засыпала. Она решила просмотреть бумаги, которые взяла с собой в номер, уходя с работы, и заснула сама под размеренное дыхание девушки.
Света проснулась ночью, обнаружив своего руководителя спящим в кресле рядом с ее кроватью.
«Вот это да, она не ушла, осталась со мной рядом».

0

14

Присев на корточки, девушка стала изучать лицо Валерии, которое во сне было спокойным и умиротворенным. Высокий лоб, изогнутые светло-русые брови, высокие скулы, красиво очерченные губы.
«Наверное, эти губы мягкие и нежные».
Не большой, волевой подбородок. Даже во сне в этом умиротворенном состоянии лицо источало уверенность и силу. Светлане захотелось дотронуться подушечками пальцев до него. Чуть помедлив, она решилась и протянула руку, что бы коснуться. Почти достигнув своей цели, увидела, как глаза Валерии открылись и прямо посмотрели на нее. Рука застыла, а потом резко отдернулась назад.
- Я заснула. С Вами все хорошо?
- Да, уже намного лучше, спасибо, - Света сидела в смущении, не знала что ответить, если вдруг ее спросят, что она только что делала.
- Я рада, что Вы пришли в себя, мне надо вернуться в свой номер. Если Вам что-то потребуется, то не стесняйтесь, звоните мне. – Вэл встала и чуть поморщилась.
«Поза для сна была не очень удобной, как я вообще могла тут заснуть, и что она хотела сделать, протягивая ко мне ладонь?»
- Хорошо, извините меня за истерику и за то, что Вы полночи провели в этом кресле.
«Я бы предложила мою кровать, если бы ты согласилась».
- Не думайте об этом, ложитесь спать, завтра утром встретимся в офисе. – Вэл, покинула номер девушки, добравшись до своего, легла спать ни о чем больше не думая.

Света пришла на работу раньше всех, сразу приступив к недоделанной вчера работе. Потом провела небольшое совещание с сотрудниками, обсудив планы на день, опять вернулась к текущим делам. Было уже одиннадцать, а ее руководитель, так и не появился. Час спустя Валерия пришла, не присаживаясь, дала несколько указаний.
- У меня самолет через два с половиной часа, если у Вас будут какие-нибудь вопросы или проблемы, обязательно связывайтесь со мной. Уверена, что Вы закончите проект наилучшим образом. Встретимся, когда вернетесь, рассмотрим проделанную работу. До свидания, Светлана.
- До свидания, Валерия Александровна, - все, что она смогла сказать.
Девушка долго еще стояла, смотря на закрытую за Валерией дверь, не веря тому, как быстро пролетели три дня, которые внесли еще большую смуту в ее душу.
«Надо это заканчивать, вчерашний вечер и ночь, ее объятья, успокаивающие слова, были вызваны только моей истерикой. А сегодня утром она ясно дала мне понять, как ко мне относится. Я ее подчиненная. На этом и остановлюсь. А что я вообще хотела?»
До окончания командировки, они ни разу не говорили, особых проблем не было, а других причин для звонка Света не могла придумать. Закончив проект и вернувшись в Петербург,

Света поздоровавшись с коллегами, немного поболтав с Олегом, направилась к Смирновой, доложит результаты работы. Она заметно нервничала, но и радовалась этой встрече.
Секретарь сказала, что Валерия Александровна вчера улетела в Москву, на курсы для топ менеджеров, и будет отсутствовать три недели. Потом сказала, что ее обязанности исполняет Алексей Семенович, он ее уже ждет.
Девушка поникла, все волнения были напрасны, она не увидит ее еще очень долго.
«Так даже лучше, время дает мне шанс все забыть, так тому и быть, хватит мучиться от необъяснимых желаний и непонятных чувств».

Вечером, как обычно, ее встретил Славка с огромным букетом цветов.
- Я ужасно соскучился, хорошо, что закончилась твоя командировка. – Он обнял ее и нежно поцеловал. – Поехали домой?
- Поехали, я тоже рада, что, наконец, вернулась. – Света ответила легким поцелуем.
Она наслаждалась поездкой по вечернему городу, даже пробки ее не раздражали. Вот только совсем не хотелось разговаривать. Отвечала на вопросы невпопад, а то и вовсе не слышала вопросов.
- Ты так вымоталась, что не слышишь меня?
- Наверно, мой хороший, почти засыпаю, только сейчас поняла, как устала. – Она думала о том, что очень сильно ждала встречи с Валерией, но все сложилось не так, как хотелось.
«Она стала моей навязчивой идеей, не могу с этим справиться. Может рядом со Славой смогу взять себя в руки. Завтра будет самый тяжелый день в году, вот уже на протяжении последних пяти лет». 
Пять лет, которые Светлана провела внутри выстроенной вокруг себя стены. Она вернулась мыслями в тот теплый сентябрьский день, когда они всей семьей возвращались в город после проведенных на природе выходных. Она была за рулем машины, мама дремала в кресле рядом, а отец с младшим братишкой, которому едва исполнилось четырнадцать, обсуждали футбольный матч, который смотрели накануне. Света закрыла глаза, и сжала до боли зубы. Она помнила только стремительно вылетевший справа с второстепенной дороги грузовик и дальше темнота. Очнулась в больничной палате. Позже узнала, что все, кроме нее погибли. С семьей для Светы умерла сама жизнь. Родственники взяли все расходы и  хлопоты по похоронам. Посетить могилы своей семьи она решилась только через полгода. Придя туда утром, она просидела на мокрой, промозглой земле под нудный моросящий дождь весь день, крича, рыдая от горя, потери и навалившегося чувства вины.
Открыв глаза, Света посмотрела в окно автомобиля.
«Я убила их всех. Я должна была быть более внимательной, должна была увидеть этот грузовик».
Но с того дня, проведенного на кладбище не было слез, как будто выплакала их на могилах любимых людей на всю жизнь вперед. Для нее не было оправданием то, что погибший в том грузовике водитель был пьян, что это была не ее вина. Ничто не может быть оправданием, когда в одно мгновение теряешь свою семью, а сама остаешься в живых.
- Опять думаешь о семье?
Светлана вздрогнула от вопроса, но промолчала. Слава появился в ее жизни, когда она была совсем одна. Те люди, которых она считала друзьями, отстранились от нее, или это она от них отстранилась. Ей ничего не было интересно, ничего не нужно, она просто существовала, пока к коллеге по работе Олегу Арсеньеву не пришел друг и не предложил подвезти домой. Так они начали встречаться, и вскоре с ним рядом почувствовала себя не так одиноко. Любила ли она его? Да, несомненно, любила, с ним все было просто и надежно.
- Я поеду завтра с тобой.
- Нет, я поеду одна, как и всегда, мне нужно побыть с ними наедине.
- Свет, нельзя так, давай я побуду с тобой, ведь мы же стали такими близкими.
- Я поеду одна, не настаивай.
Приехав домой, она легла спать, думая о завтрашнем дне.

«Здравствуй, мама, здравствуй, папа, братишка, привет».
Света положила белые лилии на их могилы, сев на скамейку.
«У меня все хорошо мои родные, со мной рядом есть человек, я вам рассказывала уже». Вдруг она осеклась, села на корточки рядом с могилой матери.
«Мам, ты мне так нужна, ты всегда мне помогала, когда я попадала в трудные ситуации, вот и сейчас, не знаю, как мне быть, я запуталась и не справляюсь сама. Знаю, ты бы меня не осуждала, я уверена. Помоги мне. Слава хороший, с ним тепло и спокойно, но в моей жизни появился человек, который переворачивает все у меня внутри. Я пытаюсь бежать от всего этого, потому что понимаю, это не правильно. И знаю, что не нужна этому человеку, но чем дальше пытаюсь убедить себя в этом, тем меньше сил у меня сопротивляться». Девушка нервно провела ладонью по памятнику матери, где было выгравировано ее лицо. «Мамочка, знаю, ты скажешь, что бы я доверилась своему сердцу и не отказывалась от счастья, что такие чувства просто так не появляются и что бы боролась за него. Ты всегда убеждала меня бороться. Все так, но есть еще одно. Меня это пугает, я никогда не была такой, а тут. Это женщина, мам, тот человек, который постоянно в моих мыслях – женщина. Ты так мне нужна, что бы выслушать и посоветовать, как мне быть дальше». Света с надеждой всматривалась в лицо матери. Но холодный мрамор молчал.
Домой она приехала уже поздно вечером, молчаливая и уставшая. Славы еще не было, не дожидаясь его, легла спать.
«Я призналась маме о тебе так быстро».
В памяти всплыли зеленые глаза, которые смотрели на нее с тревогой, участием и еще тепло смотрели, не было тех колючих искорок, которые всегда присутствовали во взгляде Валерии. Всегда, но только не в ту ночь в номере, когда она укачивала обессиленную девушку и гладила по волосам. Всматриваясь в эти глаза в своей памяти, она заснула.
Света избегала близости со Славой уже несколько дней, он не настаивал. Просто с тревогой смотрел на нее, объясняя это тем, что недавно Света была на кладбище.
Сегодня вечером он решил сделать ей предложение.
«Да, так и сделаю, я люблю ее, будет правильным прекратить неопределенность в отношениях».
Слава был уверен в их чувствах, был уверен в ней. За два года, что они были вместе, не проскользнуло ни тени сомнения.

Света крутила в руках телефон, набирая и скидывая номер, откладывая его в сторону и снова беря в руки. Наконец решившись, нажала кнопку вызова и стала слушать длинные гудки.
Зазвонил телефон, Вэл из-за шума, который стоял в стриптиз баре, не сразу услышала звонок, не смотря на монитор телефона, она взяла трубку.
Света уже хотела сбросить вызов, как вдруг услышала веселый, почти смеющийся голос:
– Алло, - слышалась музыка, смех и веселые возгласы, - Алло, я Вас слушаю, -  громче раздались в трубке слова, которые старались перекричать шум.
Потом другой голос рядом почти прокричал:
- Эй, Вэл, хватит болтать по телефону, вон та стриптизерша, которую ты хотела! Давай, заканчивай и пошли веселиться или ты нашла себе уже кого-то на эту ночь? – Раздался веселый женский смех вокруг.
– Да иду уже, иду.
Валерия слушала молчание в трубке и не понимала, кто мог ей звонить в такое время, точно не с работы. Потом услышала голос, который ей показался знакомым, но из-за громкой музыки приглушенным и не четким.
– Простите, я ошиблась. - Раздались короткие гудки.
«Ну, ошиблись и ошиблись», - подумала она, засунув телефон в джинсы, вернулась к подругам продолжать веселье.
Курсы подошли к концу, завтра вечером она возвращается домой, за это время в первый раз вырвалась отдохнуть со своими знакомыми и замечательно проводит вечер.
Света села в кресло тяжело дыша.
«Друзья называют ее Вэл, красиво, ей идет, и будь я проклята, она отрывается в стриптиз баре, веселиться и вполне счастлива. Хорошо, что она меня не узнала, ну что у меня за поступки?»
Потом глаза расширились, а руки затряслись.
«О, черт! У нее наверняка вбит мой номер телефона, она поняла -  кто это был! И что я ей скажу?!»
Панику прервал звук, открывающийся двери. Пришел Слава.
Выйдя встретить его, Света встала как вкопанная. В руках у мужчины был огромный букет любимых белоснежных хризантем. Слава стоял, смотрел на нее, улыбаясь, потом достал из кармана бархатную коробочку и открыл ее.
- Свет, я люблю тебя и хочу, что бы ты это знала. Хочу быть всегда с тобой, ты примешь это кольцо и подумаешь над тем, что бы выйти за меня?
Опешив, девушка не могла произнести ни слова, этот момент был очень красивым, она улыбнулась, глядя на этого молодого мужчину, который предложил только что руку и сердце.
Приняв улыбку за согласие, Слава взял ее руку, не успела Света опомниться, как на пальце уже красовалось золотое кольцо с красивой россыпью бриллиантов.

Вэл проснулась только после обеда, голова побаливала от ночного веселья и выпитого спиртного, но все равно она чувствовала себя отдохнувшей.
«А это еще кто тут» - Откинув простыню, увидела спящую девушку у себя в постели. Усмехнувшись, Вэл направилась в душ, потом прошла на кухню
«Хорошо, что сняла квартиру на это время, а не остановилась в отеле, можно кофе сварить».
Сидя на кухне, потягивая ароматный напиток, она взяла телефон, проверить, не звонил ли кто. Вспомнив о вчерашнем звонке, открыла входящие. Рука с чашкой кофе застыла, не достигнув губ. На вызове значилось имя Светлана Суворова.
«И что же Вам нужно было от меня в двенадцатом часу ночи, госпожа Суворова?» Задумчиво положив телефон, Валерия направилась будить свою ночную гостью и собираться к отъезду.

Уром, придя в офис, Света встретила Олега, который хитро улыбался.
- Ну, хвастайся, показывай кольцо!
- Ты уже все знаешь, - Света улыбалась, протягивая руку.
- Конечно, знаю, я же его лучший друг, забыла?
Подошли еще коллеги, все смотрели на кольцо, поздравляли Свету, ей было приятно, хоть она и не знала, как к этому всему относится, подумать - не было времени.
- Красивое кольцо. - Голос за спиной заставил Свету вздрогнуть и застыть.
«Ну почему она меня так пугает своими неожиданными появлениями?»
Девушка развернулась, их глаза встретились, улыбающиеся колючие зеленые и темные с затаившимся в них ожиданием. Взгляд продолжался несколько мгновений, глаза изучали друг друга, а потом контакт прервался. Вэл улыбнулась.
- Поздравляю Светлана, думаю, Вы будете счастливы. – И пошла в свой кабинет, оставив Свету смотреть ей в след.
«Ну, что ж, либо я вообще ничего не понимаю в женщинах, либо эта девушка меня хочет. Что это? Эксперимент по совращению начальницы?»
Она видела, что со Светой творится, но не хотела вникать, надеясь, что это не имеет значения и пройдет также внезапно, как и началось. Но сейчас пятью минутами назад, смотря ей в глаза, увидела достаточно, что бы все остальное сложилось в одну картину. И эта картина не радовала ее.
«Надо остановить, уберечь от ошибки, у нее прекрасный парень, он сделает ее счастливой, тем более что эта девушка сама не знает, чего хочет, скорей всего, не отдает себе отчет в своих желаниях».
Они встречались за этот день не раз, Света ждала вопроса о звонке, искала ответ на него, который не выдал бы ее с головой. Но вопроса не было, ни в этот день, ни в последующие.
Слава не торопил с ответом, понимая, что ей надо привыкнуть к этой мысли, да он был уже счастлив от того, что Светка взяла кольцо, значит все хорошо и это дело времени, ведь девушки сами всегда предлагают оформить отношения.

- Слав, сегодня меня не жди рано, у нас день образования компании и будет корпоратив, пойдем в ресторан всем коллективом.
- Хорошо, только позвони, как надоест, я приеду за тобой.
- Конечно, не волнуйся за меня, все хорошо будет.
- Я и не сомневаюсь, что будет все хорошо, просто не хочу, что б ты на такси ехала.
- Я позвоню обязательно.
В ресторане они сидели почти друга против друга. Валерия часто ловила на себе взгляд девушки, когда та думала, что ее не видят. Было довольно весело, она позволила себе захмелеть. Коллеги весело болтали, танцевали, смеялись, вечер был уютным и веселым.  Увидев, как Светлана пошла в сторону туалета, последовала за ней.
«Пора все это прекратить и привести в чувство эту девочку».
Света зашла в туалет освежить лицо, после танцев. Она услышала, как дверь туалета открывается, «вот блин, я забыла закрыться». Развернувшись, увидела Валерию, вошедшую следом, закрывающую дверь, направившуюся к ней с ухмылкой на губах. Девушка встала как вкопанная, наблюдая за неотвратимым движением женщины, которая занимала ее мысли, именно она, а не предложение Славы и не кольцо на пальце.
Подойдя вплотную, приблизив лицо, Вэл произнесла голосом, в котором был сарказм:
- Ну, а теперь ты мне расскажешь, что происходит?
- Я … я… я не могу ни о чем думать, кроме Вас.
- И что же такого ты обо мне думаешь, что заставляет тебя дрожать в моем присутствии, звонить ночами, смотреть с таким желанием на меня? – Вэл прислонилась к девушке, вжимаясь в нее бедрами, прижимая к стене.
Свету трясло от этой близости, ноги дрожали, она чувствовала аромат духов, который, казалось, проникал в мозг. Она стояла и не могла сказать ни слова, но резкий нервный вдох, сказал больше, чем слова.
- Ты этого хотела? – с той же ухмылкой Вэл положила свою ладонь на грудь девушки, чуть сжав ее, поведя из стороны в сторону бедрами.
Света глотала ртом воздух, от тех ощущений, которые пронзали тело, но опять не произнесла и слова.
- Или ты хотела большего? – вторая ладонь легла на бедро и начала медленное движение вверх.
С губ Светы сорвался стон, а затем она почувствовала, как губы Валерии коснулись ее шеи, но это легкое движение превратилось в жесткие покусывания и настойчивые поцелуи.
- Или ты хотела еще большего? – голос звучал жестко и насмешливо, но Света не могла ничего поделать, ей надо было это остановить, но не могла, она жаждала любых прикосновений этой женщины, пусть даже таких.
Легко пробежав пальцами по трусикам девушки, Вэл почувствовала жар и влагу даже через ткань.
- Ну, значит, я все же не ошиблась, - усмехнулась она, -  ты получишь этот эксперимент, которого так жаждешь.
Она рывком отодвинула тонкую ткань в сторону.
- Я не хотела ….. – Света не успела закончить фразу, когда ее губы накрыл поцелуй, требовательный, захватнический, терзающий, жесткий, но губы девушки все равно раскрылись.
Вэл вдруг остановилась от осознания того, как легко эта девочка открывается для нее, не сопротивляясь. Отогнав сомнения, она резко вошла в ее горячую и влажную плоть, услышав стон, уже не могла себя остановить, как будто электрический разряд пробежал по позвоночнику от этого стона и раскрывшихся губ. Она брала девушку быстро и глубоко, врываясь пальцами в ее лоно, а языком в рот. Тело в ее руках дрожало и отдавалось. Почувствовав что девушка начала сползать вниз по стене, прижалась сильней, обхватила за талию свободной рукой, ни на мгновение не останавливая движений. А потом она ощутила, как Света стала внутри вся содрогаться от приближающегося оргазма. Опытные пальцы сделали еще несколько движений, требовательных и ласкающих одновременно и девушка сдалась. Сдалась этим пальцам и языку, она сдерживала крик, но не смогла сдержать тело, которое выгибалось в сладком и горьком экстазе.
Валерия крепче обняла ее, ожидая, когда Света придет в себя, а ее дыхание успокоится. Она ненавидела себя за то, что сделала, поняла, что хотела ее не меньше, что все это время в ней накапливалось желание, от взглядов, прикосновений, слов. Взглянув на Свету, она увидела слезы, тихо стекающие по щекам. Заглянув в глаза, увидела там боль. Мотнув головой, снова нацепила усмешку.
- Теперь ты попробовала, можешь с этим знанием выходить спокойно замуж и больше себя не мучить. – Она отстранилась, поправила свою одежду и помыла руки.
- Я Вас ненавижу, - прошептала Света, сползая по стене вниз и садясь на пол.
- Так и должно быть, госпожа Суворова, так и должно быть, - с этими словами Вэл открыла дверь и вышла из туалета.
Не заходя в зал ресторана, она пошла к выходу.
«Достаточно на сегодня веселья».
Поймав такси, Валерия поехала домой. Уже в машине голова просветлела, внутри все сжалось в клубок.
«Что же я натворила, вела себя как последняя сволочь. Даже, если права насчет нее и это был просто эксперимент, все равно не имела никакого права. Но так продолжаться больше не могло. Черт! С каких пор я перестала вести себя как нормальный человек и превратилась в такую тварь? Как мы после всего этого будем работать вместе?» - Вэл передернула плечами от ощущения брезгливости к самой себе.
Зайдя домой, она приняла душ, и легла спать.
«Завтра будет день и будет видно».
Проваливаясь в сон, она прошептала: «я любила тебя так же сильно, как сейчас ненавижу, ты высушила мое сердце, и уже никому не верю, не верю в любовь, в людей, но все равно не могу забыть, ни ощущения тебя рядом, ни боль от предательства».
Телефонный звонок вырвал из сна, она сняла трубку.
- Вэл, ты спишь уже? Хотела к тебе приехать, я как раз недалеко. – Она узнала голос Лены.
- Нет, Лен, мне рано вставать и да, я уже спала, давай отложим встречу?
- Жаль, хотела тебя увидеть и провести ночь с тобой, - сказал разочарованный голос.
- Отложим на потом, ладно? Мне надо выспаться, а с тобой это вряд ли получится, спокойной ночи, Лен. – Она положила трубку.
Но как не пыталась опять заснуть, сон не шел, Валерия встала и  пошла на кухню, покурить. Что-то во всем этом было не так, почему ее терзал этот поступок, да - он был не этичным, с точки зрения корпоративной культуры, просто по-человечески неприглядным. Не это вызывало ощущение неправильности растущее внутри.
«Слишком сильно кричали ее глаза, кричали отчаянием, обидой и болью. Если бы это был просто эксперимент и желание попробовать чего-то необычное, то разве так себя вела бы тогда Света? Но нет, я не могу поверить в то, что она была искренна. Не хочу в это верить. Она такая же, как и Юля, точно такая же и больше терзать свое сердце я не позволю, никому не позволю».
Она сидела на кухне пила кофе и курила одну за другой сигарету, за этим занятием ее застал рассвет.

Сколько она тут просидела, Света не знала. Поднявшись на ноги, посмотрела на себя в зеркало и опять чуть не расплакалась. Выглядела именно так, как и должна была выглядеть - использованной, растоптанной, опустошенной. Расправив одежду, она стала смывать растекшийся от слез макияж. Посмотрев в последний раз на себя в зеркало, и решив, что все более или менее, нормально, девушка увидела, как на шее проявился темно красный след от зубов и губ, который уже начинал синеть.
«Что теперь мне делать еще и с этим?»
Раздался стук в дверь туалета.
- Свет, ты там? Уже расходятся все. – Это был Олег, Светлана судорожно закрыла след своего падения рукой.
- Тут, Олег, выхожу уже. Подожди меня у выхода.
«Что мне делать? Что говорить Олегу, что говорить Славе, что меня изнасиловали в туалете? Но что мне сказать себе? Я сама это допустила и сама этого хотела, получила то, что хотела.  Поверила в выдуманную Валерию, а она оказалась другой и кто в этом виноват? Моя жизнь летит к черту, что будет на работе после всего этого, как я буду вообще находиться в одном помещении с этой женщиной? Что будет дома, когда Слава увидит явные следы измены? Что будет со мной, как я поднимусь после сегодняшнего вечера и пойду дальше?»
Но тут захлестнула не просто обида, ее переполняла злость на себя и на Валерию.
«Ну, нет, ты не победишь, думаешь, меня уничтожила и посмеялась? Посмотрим, как ты будешь крутиться. Я никуда не денусь, сделаю все, что бы прочувствовала на себе боль моего унижения».
Выйдя из этого треклятого туалета, пошла навстречу тем решениям, которые приняла.
Не позвонив Славе, Света приехала домой на такси. Он не спал, ждал ее.
- Светланка, я ж просил тебя позвонить мне, я жду, что бы ехать за тобой.
- Я решила приехать сама. Слав, нам надо поговорить. - Она зашла в комнату и села напротив него в кресло. Он моча смотрел на нее.
- Ты хороший, мне с тобой легко и спокойно, - начала Света, - но не могу быть твоей женой, Слав.
Девушка опустила голову, а потом подняла ее и уже прямо посмотрела ему в глаза. Она знала, что правильно поступает, даже, если бы не это происшествие сегодня вечером, все равно не смогла бы быть с ним всегда. Не было у нее того огня по отношению к Славе, который, как она думала, должен разгораться внутри от любви.
Слава смотрел на нее и не узнавал, блеск в глазах, яростный и отчаянный, в голосе уверенность, всегда мягкая Света вдруг твердо знала то, что говорит, в словах не было ни тени сомнения. Потом он увидел следы от зубов и яркий синяк на шее, который вопиюще свидетельствовал только об одном. Мужчина задрожал от ярости.
- И кто он? Как долго ты с ним встречаешься? Ты мне лгала все это время! – Закричал он.
- Не кричи на меня, - спокойно сказала Света, – я тебе не буду ничего объяснять. То, что ты должен знать, ты узнал и увидел. Мне жаль, что так все получилось, но ничего изменить не могу. Даже если бы могла что-то изменить, мои слова относительно нас с тобой, остались бы неизменными. Я не могу выйти за тебя замуж, Слав.
Молча встав, Вячеслав собрался и ушел из ее квартиры и из ее жизни.
Света расслабилась. Она даже не предполагала, насколько внутри все было напряжено. Но все закончилось.
«Закончилось? Ну, уж нет, все только началось, за мою оскорбленную гордость ответственен один человек. И я знаю имя этого человека».
Внутри Света чувствовала, что не совсем права, но не время и не место для этих сомнений. Завтра она приступит к тому, начало чему было положено сегодня.

Глава 2.

На следующий день для Валерии Смирновой на работе начался ад. Поначалу она просто игнорировала Суворову, стараясь давать указания через своего заместителя. Но когда поняла, что они не выполняются, начала раздражаться. Девушка вела себя независимо и вызывающе, не просто не исполняя, а, напротив, делая все наперекор, благо на результате работы это не сильно сказывалось. Это приводило Валерию ярость.
«Да что она о себе возомнила? Думает не найду на нее управы? Сильно ошибается!»
В тоже время продолжала бездействовать, не решаясь надавить на своего сотрудника. Боялась ли она? Вряд ли. Чувствовала вину? Скорей всего.
На плановом совещании руководства компании, Смирнова должна была отчитаться о проделанной за полгода работе по замещению вакантных должностей и перспективах приема на следующий период. Отчета у нее не было, как всегда в последние два месяца, все, что она просила у руководителя направления рекрутинга, улетало в никуда, оставалось невыполненным.
- Валерия Александровна, - начал генеральный директор, - Вы сказали, что отчет не совсем готов, я правильно понял?
- Да, Дмитрий Сергеевич, дело в том, что по моему указанию еще две недели назад был начат мониторинг некоторых направлений по подбору персонала и потребности в нем в центральном офисе компании, а так же региональных отделениях. Как Вы понимаете, это довольно объемное исследование, оно продлится еще пару недель. Что бы быть полностью объективной, четко представлять себе перспективы развития в вопросах персонала, прошу Вас дать мне это время. После окончания анализа, представлю исчерпывающий отчет. – Вэл лгала, лгала от начала и до конца. Никаких распоряжений она не давала, никакого мониторинга и в помине не было. Но как она скажет совету директоров о том, что ее сотрудница просто не выполняет указания, только потому, что она повела себя по отношению к ней непростительно и непрофессионально?
- Хорошо, Ваша просьба обоснована, сообщите мне, как будут готовы результаты исследования.
- Да, конечно.

Валерию всю трясло от негодования.  Зайдя в кабинет, она позвонила секретарю, почти крикнув в трубку:
- Настя, Суворову ко мне, немедленно!
- Сейчас, Валерия Александровна, - испуганно сказала Настя, которая в первый раз за полгода работы Смирновой, видела ее в бешенстве.
Немедленно наступило через полчаса, когда в кабинет спокойной походкой вошла Светлана сев без приглашения в кресло.
- Госпожа Суворова, мне надоело то, что Вы полностью отказываетесь выполнять мои указания, мне надоело то, что Вы стали напрямую противопоставлять себя моим решениям. Это стало уже вопиющим и отрицательно влияет на работу. – Валерия с трудом сдерживалась, чтобы не сорваться на крик, но сидящая в кресле напротив сотрудница никак не проявляла своего волнения.
- Я дала указание о подготовке отчета еще две недели назад. Так вот ввиду того, что Вы не выполнили его, даю новое и на него у вас 10 дней. Провести мониторинг по всем нашим отделениям, включая центральный офис. В случае невыполнения, я вынуждена буду принять к Вам меры.
Света подняла глаза и посмотрела на Смирнову, улыбаясь.
- И что Вы сделаете со мной, госпожа Смирнова? Уволите? – Потом, помедлив, добавила, - или ты просто трахнешь меня у себя в кабинете?
Валерия сжала до боли кулаки, так что ногти впились в кожу.
- Послушайте, Светлана, тот вечер….
- Достаточно! Я не хочу ничего слышать ни про тот вечер, ни про другие вечера и дни. Ваш отчет будет готов в срок. – Больше ни слова не говоря, она вышла из кабинета.
Звук закрывающейся с силой двери кабинета как взрыв прозвучал в голове Валерии.
«О, боже, надо что-то делать или мне просто придется уйти отсюда и искать новую работу».
На сегодня потрясений было больше, чем достаточно, она собрала вещи. Сказав секретарю, что появится только завтра, ушла с работы.
Света видела ярость в глазах своего руководителя, ей хотелось разозлить ее еще больше. «Но в чем она права, так это в том, что от этих военных действий начала страдать работа. А еще правда в том, что я больше не злюсь на нее, но если прекращу так себя вести, она перестанет меня замечать, а я этого не хочу. Пусть лучше война, чем равнодушие. Но в любой войне есть жертвы, и в нашей войне, жертвой стану я, она добьется моего увольнения».
Света села за телефон, давая указания своим региональным сотрудникам о сборе данных для отчета.
После разрыва со Славой они с Олегом почти не общались. Он избегал ее, хоть и старался при встречах вести себя естественно. За то время, что они были знакомы, Света стала считать его своим другом. Наверное, она ошиблась. Оторвавшись от монитора, посмотрела на часы, было почти девять вечера. С самого обеда Света не отрываясь делала отчет. На ее плечо легла чья-то рука.
- Свет, что за саморазрушительные действия у тебя в последние месяцы? – Олег присел рядом, взял ладони девушки в свои. – Я друг Славе, но стал другом и тебе. Мне не хочется вставать на чью-либо сторону. Это из-за твоего ухода от него ты так ведешь себя на работе?
- Олежик, понимаешь, я просто осознала, что не смогу дать то, чего он хочет. Слава замечательный и достоин большего, чем жена, которая не испытывает к нему любви в полном смысле этого слова.
- Я тебя понимаю, но ты изменяла ему.
- Я изменила ему всего один раз и в тот же вечер сказала об этом, это был один единственный раз.
- Тогда ты просто поторопилась, со всеми случается, поговорили бы, попросила бы прощения, он простил бы тебя, я знаю это.
- Мне не за что просить прощения, Олег, я сделала то, что хотела сделать.
«Верней со мной сделали», - с болью подумала она.
Как бы она не злилась на Валерию, все равно не могла ее ненавидеть. Света помнила, что сделали с ней прикосновения и поцелуи. Как, невзирая на здравый смысл, позволяла ей целовать, кусать, брать ее. Да - не нежно, да - в этом действе не было и тени на влечение со стороны Вэл, но предательское тело это не волновало. Одного присутствия рядом этой женщины было достаточно, что бы превратить ее в трепещущее от волнения и желания существо.
- Я так понимаю, что это произошло там в ресторане? Но там не было никого из посторонних. Свет, скажи мне кто он и почему вы все еще не вместе?
- Я не буду говорить, кто этот человек, так как это не имеет никакого значения. Это было один единственный раз, больше не повторялось и, вряд ли повторится.
- Ну как хочешь, - вздохнул Олег. – Тогда скажи мне, что ты за войну развязала со Смирновой? У нее скоро кончится терпение, все видят, как она невероятными усилиями сдерживает вулкан эмоций, дает тебе шанс за шансом, что бы преодолеть твое упрямство. Все это видят, хочу тебе сказать, что большинство отдела на ее стороне.
- На ее стороне?! Большинство на ее стороне?! – Света не верила своим ушам. - Смирнова может идти к черту! Меня бесит ее манера руководства, она сама меня бесит!
- Ну вот, понеслось, что ты так на нее взъелась? Да, она не самый сердечный человек на свете и, может, перегибает с официозом в отношениях с нами, но согласись, с ней легко работать, никаких некомпетентных требований не предъявляет.
Света молчала, Олег, конечно же, был прав, как руководитель Валерия была очень компетентна. В работе с ней не было лишней суеты, все шло четко и не давало сбоев.
«Но я хочу ее не как руководителя».
- Ты знаешь, что сегодня на совете директоров из-за того, что ты не сделала отчет, она попала в очень трудную ситуацию? Ее компетентность была под угрозой.
- Я не сомневаюсь, что она сказала, что некая Суворова, не подготовила данные. – Зло сказала Света.
- Ты ошибаешься, не знаю, как и что она сказала, но ответственность взяла на себя.
Светлана удивленно посмотрела на Олега.
«Она меня защитила? Или она защитила себя? Она могла грамотно преподнести информацию о некомпетентности своего сотрудника и при этом не кинуть тень на свою. Тогда почему это сделала?»
- Ладно, я постараюсь засунуть подальше мою нелюбовь к Смирновой, что, собственно, я сейчас и делаю, готовлю этот отчет.
- Поздно уже, давай я тебя до дома довезу?
- Спасибо, Олег, я сегодня на фитнесс иду, уже пару месяцев не ходила, надо размяться, до центра подкинешь меня, а то я уже опаздываю?
- Поехали, конечно, подвезу.

После этого безумного дня Вэл покаталась по городу. Вечером пошла на йогу, не затем, что бы увидеть Лену, пригласить к себе или поехать к ней, а просто забыться, привести себя в норму. Позанимавшись и попрощавшись с тренером, она выходила из спортивного центра, когда на нее кто-то налетел.
- Куда ж вы так спешите, чуть не сбили меня с ног. – Придержав налетевшего за талию, чтобы не дать упасть ни себе, ни налетчику, Вэл подняла глаза. На нее смотрели черные как ночь и удивленные глаза Светланы Суворовой.
Их взгляды застыли не в силах оторваться друг от друга. Они стояли в этом странном объятии в дверях и молчали. Наконец, Света начала отталкивать Валерию.
- Отпустите меня, - прошипела девушка.
- Простите, я не знала, что это Вы, - разомкнув руки и чуть отходя назад, тихо сказала Вэл.
- Не удивительно, Вам, видимо, все равно кого и где прижимать к стенке.
Слова больно ударили Валерию, но она промолчала.
- Светлана, нам надо поговорить, прошу Вас, мне надо объяснить Вам все.
- Что Вы мне можете объяснить? Вы разрушили мою личную жизнь, Вы превратили для меня работу в пытку!
«Что я несу, не она виновата, не только она».
Вэл вздрогнула от этих обвинений. Она знала, что Света рассталась со своим парнем и догадывалась почему. На следующий день после корпоративного вечера, придя на работу, она увидела следы своих губ и зубов на самом видном месте на шее у девушки. Никакие свитера с высоким воротом не скрыли этого.
- Да, я виновата перед Вами и, наверно, уже не смогу ничего исправить, конечно, не смогу вернуть вашего мужчину, но с работой то мы можем разобраться и договориться как нам вести себя друг с другом?
В голосе  Валерии девушка услышала раскаяние и вину.
«Ты можешь все исправить, но как нам выбраться из всего этого я не знаю. И я не знаю, хочешь ли ты исправлять все тем способом, который мне бы понравился».
- Я опаздываю на тренировку, пропустите меня.
- Да, конечно. – Вэл освободила проход и смотрела, как девушка бегом помчалась от нее. «Как мне ее вызвать на разговор, если она вся как ёжик выставила свои иголки и не подпускает? А если она согласится, что я ей собралась объяснять?»
Валерия села в свою машину и закурила.
«Меня тянет к ней, в первый раз за два года меня к кому то тянет сильней, чем просто провести ночь.  И что она сделала такого, что бы я обошлась с ней так? Видела ее неуверенность, неловкость, напряженность в общении со мной и когда я поняла причину этой неловкости, я просто взяла, скомкала и выбросила ее чувства и терзания в мусорное ведро, оставив сидеть на полу в туалете ресторана. Она не предавала меня как ты».
Мысли Вэл вернулись в прошлое.

Они встретились у общих друзей. Юля была дизайнером и предложила помочь с оформлением квартиры, которую Валерия только что купила. Вместе они проводили много времени, до позднего вечера сидели над эскизами, спорили, смеялись, потом все переросло в любовь. Эта квартира стала их общим домом на три счастливых года.
Закурив еще одну сигарету, Вэл завела двигатель и включила печку, было уже холодно, но так и не тронулась с места.
В ее жизни не было такого всепоглощающего счастья, как то, что внесла Юля. Она не видела никого, кроме нее, и это было взаимным. «Когда наступил этот момент, который я упустила? Почему не поняла по твоему поведению, что все уже давно не так, как раньше? Почему не задавалась вопросами, когда ты все чаще задерживалась за проектами на работе, а потом звонила и говорила, что останешься у родителей ночевать? Потому что любила тебя и верила тебе, верила во всем. В тот день я хотела рассказать тебе, что хочу купить нам домик, не большой, но уютный на берегу моря и ты сможешь все там устроить так, как тебе нравится, я даже не буду вмешиваться. Я хотела с тобой проводить там наши отпуска, наслаждаясь солнцем, морем и друг другом. Смотреть на твое загорелое тело и слушать твой смех».
- Вэл, нам надо расстаться.
- Почему, что ты говоришь, Юленька?
- Я выхожу замуж.
- Что? Я не понимаю, ты шутишь? Скажи, что ты шутишь.
- Мы подали заявление в ЗАГС сегодня, я познакомилась с его родителями, а он с моими. Ты же понимаешь, что у нас все было временно, такие отношения просто развлечение. Ты взрослый человек, была замужем, я тоже хочу быть счастливой, что бы был муж и дети и сидеть с бабушками и душками за столом и, - она перевела дух, - я хочу семью, это то, что ты мне дать не можешь.
- Будь счастлива.
С того разговора они больше не виделись и не разговаривали. Вэл знала, что у Юли все хорошо, она родила сына и была счастлива в браке. Но в небольшом городе не пересечься, не слышать друг о друге просто не возможно. Приняв решение, она все продала и уехала сюда, начинать новую жизнь. Любила ли она еще Юлю? Нет, это она знала точно, но с тех пор убегала от любых отношений. «Эта девочка напомнила мне тебя, но я ошиблась, она не убежала от трудностей и не кинулась в ЗАГС быстрей бы забыть все. Она приняла совсем другое решение, да она вымотала мои нервы своим поведением, она воюет со мной и не берет пленных, бросая мне в лицо обвинения, но она никуда не уходит. Она не ты и если смогу, если ей все еще от меня что-то нужно, то попытаюсь все изменить».
На улице было уже темно, Вэл увидела фигуру Светы, выходящей из центра. Выйдя из машины, поежилась от порывистого холодного ветра, направилась к девушке. Догнав ее, осторожно взяла за локоть. Света быстро развернулась.
- Черт Вас побери! Вы намерены все же убить меня? Хватит ко мне подкрадываться как змея на охоте! – Света тяжело дышала от испуга.
- Пойдем в машину, я довезу тебя до дома.
- Я не нуждаюсь в Ваших услугах! Если хотите спокойной жизни на работе, то обещаю, так оно и будет, не буду притворяться и улыбаться при виде Вас, но все указания и распоряжения будут выполняться без промедления! Вы это хотели услышать? Вы услышали!
- Ты после тренировки, а на улице холодно, поехали, не будь ребенком, просто довезу и все. – Вэл отпустила ее локоть. Света, не ответив ничего, пошла дальше.
Валерия вернулась к машине, подъехала к идущей по тротуару Светлане, остановилась и открыла дверь.
- Садись, ты мне нужна завтра на работе, а если простудишься, то отчет опять зависнет.
Помедлив, Света села в тепло салона.
- Ну как я могла подумать что-то другое, конечно, отчет.
Вэл улыбнулась.
- Пристегнись. Прости, что тут накурено.
- Я переживу, а Вы курите? Что-то не замечала этого на работе.
- А на работе я и не курю, говори куда ехать.
- А с каких пор мы перешли на «ты»?
- С недавних, так куда ехать? - Светлана назвала адрес, всю дорогу они промолчали.
Когда они подъехали к дому, Света вышла из машины, буркнув «Спасибо» и скрылась в парадной. Чуть постояв, Вэл уехала.
Зайдя домой, Света, не раздеваясь, села в прихожей.
«Как это понимать? Что она хотела мне показать и доказать? А может быть ничего, просто пытается наладить хоть какие-нибудь нормальные отношения, что бы работать спокойно». По спокойной работе она сама соскучилась, надоело противостоять нормальным решениям руководителя, придумывать, как вставить ей палки в колеса. Решив, что с завтрашнего дня будет вести себя профессионально и адекватно, но при этом держать дистанцию, Светлана разделась и прошла в комнату.

0

15

«По крайней мере, она меня не ударила, не стала и дальше обвинять во всех тяжких грехах и жизненных неудачах. Это прорыв, а остальное мы будем исправлять завтра. Настойчивая, упрямая и решительная девушка, и еще очень красивая».
Сегодня Вэл посмотрела на Светлану Суворову другими глазами. Ни как на сотрудника, ни как на желающую сексуальных экспериментов девушку, а как на девушку, которой она - Валерия, не смотря на их противостояние, была не безразлична. Видно было, что злость у нее прошла. Осталась досада, обида и все та же неопределенность, но то, что она больше не будет мстить и ставить подножки – это очевидно.
«Может, на этом и остановиться? Наладятся рабочие отношения, со временем забудется мой поступок? Что я смогу ей дать, тем более, что давать мне нечего. Да, надо пока все наладить на работе, об этом и буду думать».

- Вот видишь, чуть справилась со своей неприязнью, и она оставила тебя в покое, не давит, дает спокойно работать. – Олег шел рядом со Светой по коридору. – Да куда ты так несешься?
- У нас сейчас сбор всех моих сотрудников, будем верстать проект отчета, поступили почти все результаты исследований. Наисследовали такого, что работы и мне и тебе на год вперед предстоит. Хочешь, посиди с нами послушай, со стороны свежим взглядом посмотри, может, что скажешь умного.
- Давай посижу, ты и правда успокоилась, так ведь?
- Потом о моих внутренних переживаниях поговорим, сейчас пойдем работать, мои уже там все, я ждала последний факс из Мурманска.
Зайдя в зал для совещаний, Олег сел чуть в стороне, не мешая рекрутерам.
На работе наступило перемирие. Валерия уделила внимание другим направлениям, видя, что группа подбора работает без встрясок, спокойно и решила не вмешиваться пока в их деятельность. Но к концу недели сроки с отчетом уже поджимали, надо было просмотреть хотя бы проект исследований.
Проходя мимо зала для совещаний, она услышала голоса. Приоткрыв дверь, увидела всю группу подбора персонала.
Заметив руководителя, Олег хотел поздороваться. Движением руки она остановила его, давая понять, что не стоит привлекать внимание к ее персоне.
Постояв так пару минут, она наблюдала, как слаженно работают сотрудники. Хотела уже выйти, как вдруг, сидевшая к ней спиной, Светлана повернулась и вопросительно посмотрела.
- Не хотела вас отвлекать, я уже уходила, извините, что оторвала от работы. Ну, раз уж вы прервались, то можно взглянуть на то, что получается? Если все еще слишком сыро, то не настаиваю, могу подождать итогового проекта.
- Нет, у нас почти все готово, если хотите, то вот тут, можно с монитора посмотреть. – Света чуть отодвинулась в сторону, давая доступ.
Вэл, не присаживаясь, чуть склонилась над столом, опираясь на спинку кресла, в котором сидела Света. Девушка вся внутренне напряглась.
«Опять она так близко, вот протяни руку и можно дотронуться. И ее духи приятно ласкают своим ароматом, можно почувствовать запах кожи».
Она так сильно сжала столешницу, что костяшки пальцев побелели. Девушка закрыла глаза.
«Лишь бы не вскочить и не убежать от этой близости или, того хуже, не обнять ее за талию и не привлечь к себе».
Олег видел, что Света стала как натянутая струна. Вся поза говорила о том, что она очень напряжена и сдерживает какой-то порыв.
«Надо с ней поговорить, она старается, но видно, что плохо справляется, что могло вызвать такую сильную неприязнь? Видно, что Смирнова спокойно общается, Света не является ее нелюбимым сотрудником, скорей, наоборот, уделяет ей времени и внимания больше, чем остальным. Конечно, это связано с тем, что Смирнова пытается привести взаимоотношения в рабочее русло, но надо выяснить, в чем причина».
Вэл изучала данные и неосознанно положила руку на мышку, что бы прокрутить текст. Ее рука легла поверх руки Светланы. От неожиданности она дернулась, но взяла себя в руки. «Что подумают другие, если я сейчас отбегу отсюда и отдерну руку?»
Она посмотрела на Светлану.
- Вы позволите? – Валерия замерла, ожидая реакции.
Света сглотнула комок, подкативший к горлу от теплоты руки, от ощущения прикосновения.
- Да, пожалуйста. – Она медленно вынула руку из-под руки Валерии.
Расслабившись, Вэл еще пару минут пробегала глазами выкладки. Потом выпрямилась.
- Когда будет печатный вариант?
- Думаю, что завтра к обеду мы сможем все закончить.
- Замечательно. Не буду вас больше отвлекать, спасибо. – И Вэл быстро вышла из зала.
«Черт, надо сегодня куда-нибудь сходить выплеснуть энергию или Лену пригласить. Я впервые так остро почувствовала, как мне нравится эта девушка и то, как она на меня смотрит ожидающе-настороженно, и то, как она пахнет, и то, как реагирую я сама на близость. В жар бросило от этого прикосновения. Меня начало затягивать, надо от этого бежать».
Валерия чувствовала, как руки дрожат от контакта с ладонью Светы, вспомнила как раньше дрожали руки девушки, когда она ее касалась до того злосчастного вечера.
«Если бы я обратила на это внимание раньше. Ну, обратила бы, и что бы сделала?»
Не найдя ответа на этот вопрос, Вэл вернулась к работе.
Когда все разошлись из зала заседаний, Олег подошел к Светлане.
- Сядь и объясни мне, что у тебя с ней произошло. Я думал, что ты ее ударишь, когда она дотронулась до тебя!
- Олег, я, правда, сейчас очень занята, давай потом поговорим, мне надо все это обобщить и сверстать, ты же слышал, она хочет это завтра к обеду.
- Она не хочет это завтра к обеду, это ты сказала, что будет все готово завтра к обеду. Думаю, она была бы не против, если б ты и в понедельник принесла отчет.
- Ладно, умник – это я сказала, доволен? – Света собирала бумаги и выключала ноутбук.
- Если ты не скажешь, что происходит, то я вынужден буду стать телохранителем Смирновой, потому что опасаюсь, что однажды ты ее убьешь.
«Скорей уж поцелую».
Света не заметила, что произнесла эту фразу вслух, чуть слышно, но вслух.
- Что ты сказала?
- А что я сказала? Говорю работать мне надо!
- Светка, ты только что сказала «скорей поцелую», я слышал.
Света зажмурила глаза и тяжело опустилась в кресло, обхватив руками голову.
- Я так сказала?
- Да, Свет, ты так сказала. – Олег сел рядом и обнял девушку за плечи. – Что это все значит и что означают твои слова? Нет, не говори, я, кажется, начал догадываться. Так как ты ведут себя только те, кто ненавидит и те, кто любит.
Она молчала, что тут говорить, оправдываться глупо, сказала ведь. Доказывать, что все не так, как он решил? Она этого делать не будет, потому что лгать бессмысленно.
- Светочка, посмотри на меня, пожалуйста, ты должна кому-то сказать. – Света подняла глаза, и он увидел в них столько боли, что сильней сжал ее плечи. – Все так плохо?
- Все так плохо, Олег. Я сама не рада тому, что происходит. Но  ничего не могу поделать, решила лучше возненавидеть, чем вот так мучиться. У меня и это не получается, не могу ее ненавидеть.
- А есть за что ее ненавидеть?
- Нет, совсем нет.
- Ты из-за нее отказала Славе?
- Нет, не из-за нее, а потому что не любила его по-настоящему.
- А та измена была... – Олег не успел закончить фразу.
- Нет! Она не имеет к этому никакого отношения! – Света лгала, но она хотела защитить Вэл. «Все же я солгала ему, но так будет лучше». – Ты же видишь, как она ко мне относится? Холодно и официально, меня это убивает.
- Откуда это в тебе, Свет? Ты что и раньше женщинами интересовалась?
- Нет, конечно, раньше не интересовалась, даже не думала об этом, пока не появилась она.
- Вот так дела и что будешь делать?
- Да что тут сделаешь, пройдет, может, скоро все.
- Это что насморк что ли? Пройдет у нее. Надо с ней поговорить.
- Пошли работать, а? И так вытянул из меня всю душу.
- Давай я поговорю с ней Свет, если ты не можешь.
- Дурак что ли? Работать пошли, все пройдет.
«Я не допущу, что бы надо мной опять посмеялись, как бы меня к ней не тянуло».

Вэл мчалась в аэропорт. Маринка, ее лучшая подруга, была в очень тяжелом состоянии. Вчера она родила малыша и после родов, потеряв сознание, до сих пор не пришла в себя. Муж у Марины  был в командировке где-то в Австралии и еще не прилетел. Из Шереметьево она поехала сазу в больницу. Заплатив персоналу, она практически не выходила из палаты вот уже третьи сутки, уходя только спать в маленькую подсобную комнату, где стояла старая медицинская кушетка. Они подружились с Мариной еще в университете. Вот уже двадцать лет делили свои радости и беды друг с другом. Вэл была свидетельницей на свадьбе у Марины и ее мужа Саши. Маринка долго не могла забеременеть и вот, наконец, у них получилось, но беременность протекала тяжело, ребенок родился раньше срока.
- Что это меня тут за привидение охраняет?
Вэл вздрогнула и отвлеклась от воспоминаний.
- Маришка, солнце мое, ты очнулась. – Вэл вскочила из кресла и подошла к кровати.
- Очнулась, что мне было еще делать, иначе ты б ты тут умерла сидя без воды и еды, - улыбнулась подруга.
- И не надейся, посидела б еще дня три и ушла, сколько можно, - Вэл вытирала лицо и грудь Марины влажным полотенцем. – Ты как?
- Все со мной нормально, отдыхала после родов.
- Замечательно просто, мне бы так отдохнуть, вырубиться дня на три, ни о чем не думать.
Они улыбались друг другу.
- Я позову врача, тебя надо осмотреть.
- Только не уходи, ладно? Побудь еще немного со мной.
- Я никуда не уйду, пока Саша не приедет, - отдыхай, я быстро.
После ухода врача, Вэл села рядом с кроватью, на которой лежала Марина.
- Может, ты поспишь?
- Я уже наспалась, а вот тебе надо выспаться.
- Утром прилетит Саша, а мне надо в Питер, на работе уже потеряли, вызванивают по нескольку раз на дню. Так что я побуду с тобой до утра и улечу.
- Как ты, Вэл? Выглядишь хуже меня, - Марина посмотрела озабоченно на свою подругу.
- Да нормально все, работаю, живу - не тужу.
- Я наслышана, как ты живешь. Прошло много времени, тебе пора уже придти в себя. Жизнь не закончилась с тем предательством. Пора идти дальше.
- Я и иду, вон работу поменяла, город, развлекаюсь на всю катушку, что еще надо, Марин? – Вэл не хотела говорить о себе.
- Лерочка, неужели нет никого, кто б тебя интересовал хоть чуть-чуть, я имею в виду, чуть больше, чем просто переспать и утром пока солнце не встало убежать из постели, что б вдруг не подумали, что ты готова к отношениям?
- Не знаю, что и сказать, а чем плоха такая жизнь, ты так говоришь, потому что завидуешь мне, - тихо засмеялась, Вэл.
- Ты меня раскусила, - улыбнулась Марина, – я серьезно. Помню, как ты переживала уход Юли. Но, Вэл, прошло уже два года.
- Марин, я защищаю свою психику, и Юля не ушла, она сбежала тайно, не забыв при этом нанести удар в спину, эти тайные игры и ложь меня больше не прельщают, нет никакой гарантии, что такого не повторится, так что я даю гарантии сама себе.
- Играя в Казанову, ты не даешь себе гарантий, ты просто спряталась от всех чувств и сидишь там. Вэл, дай людям шанс, не все такие, как Юля. Но знаешь, в твоей жизни я не уверена, может все же обратишь внимание на мужчин опять? Они надежней.
- Ой, не начинай, Марин. Ты сама не веришь в то, что говоришь. Тебе повезло, но это не значит, что повезло также всем остальным женщинам, живущим с мужчинами.
- Ладно-ладно, ты права. Но обещай мне, что ты дашь шанс человеку, если вдруг заинтересуешься кем-то. Просто попробуй.
- Я подумаю, Марин, ничего обещать не буду, но подумаю.
Они проговорили до утра, пока в палату не влетел Саша с цветами и тревогой на лице.
- Оставляю вас, ребята, мне пора в аэропорт, а то опоздаю на самолет. Приеду к вам скоро, надеюсь, крестины без меня не пройдут?
- Какие крестины без крестной матери? – Саша обнял Вэл. – Спасибо тебе, я чуть с ума не сошел, только то, что ты с Мариной, помогло пережить эти дни.
- Я рада была побыть с подругой и не выслушивать ее нескончаемую болтовню, а спокойно посидеть рядом. – Улыбнулась Вэл.
- Я тоже тебя люблю – засмеялась Марина – как долетишь - позвони нам.
- Обязательно, ну все меня нет.
Питер встретил теплой погодой и ярким солнцем. Решив не заезжать домой, Валерия поехала сразу на работу.
«Там есть одежда, так что переодену свои джинсы и поработаю немного, завтра надо будет представлять совету директоров отчет, почитаю его, а потом уж домой».
Переодевшись, Валерия пошла в кафетерий выпить кофе, а уж потом приступить к работе.
Увидев ее, заходящую в кафетерий, Светлана заметила, как осунулась ее начальница. Под глазами лежали темные тени, черты лица заострились и говорили о сильной усталости. «Куда она ездила и что у нее случилось. Зачем же ты пришла на работу, отдохнула бы сегодня. А, точно, завтра совет директоров».
Ей хотелось подойти обнять Валерию, поинтересоваться что случилось, выслушать, побыть рядом. Но ничего такого, конечно, не сделала.

Глава 3.

- Господи, откуда тут осы?!!! – Света носилась по кабинету, как ужаленная и била себя по груди.
- Да остановись ты, дай посмотрю! – Олег схватил Свету за руку и притянул к себе.
- Она у меня под блузкой, я чувствую, как она ползает там!!
- Снимай блузку сейчас же, иначе она тебя укусит, ее надо выпустить!
Света начала судорожно расстегивать блузку, и когда последняя пуговица была расстегнута, а блузка распахнута, Олег склонился над ней посмотреть, нет ли укусов и где эта треклятая оса.

Вэл слышала, что Светлана еще на работе, не смотря на то, что рабочий день был уже закончен, решила зайти уточнить некоторые данные по отчету. Она открыла дверь и увидела, Свету с расстегнутой блузкой и склоненного над ней Арсеньева. От этого зрелища она застыла в дверях. Оба были возбуждены с раскрасневшимися лицами и тяжело дышащими.
«М-да, все так, как и думала, я еще сомневалась».
Вэл подавила вздох разочарования.
Света застыла с открытым ртом, когда в дверях увидела Валерию. Она посмотрела ей в глаза и опять увидела в них тот же взгляд, как там, в туалете ресторана. Холодный, издевающийся, чужой. Она резко запахнула блузку, ее крик слился с хлопком закрывающейся за Валерией дверью.
- Она меня укусила! Черт, черт, черт! Олег, Валерия только что застала нас в этой позе!
- Дай посмотрю укус, надо его обработать.
- Нет, я должна ее догнать, она подумала черте что!
Вэл зашла в кабинет с тяжелым чувством.
«Завтра уточню с утра. Пусть развлекается девочка, по всему видно она одумалась и встала на свой истинный путь».
Она собрала вещи, уже собралась уходить, как в кабинет просто вбежала Света.
- Валерия Александровна, я хотела Вам все объяснить, то - что Вы видели это совсем не то! – Светлана говорила быстро и сбивчиво.
- Госпожа Суворова, мне нет дела до Вашей личной жизни. - Холодно сказала Валерия – Единственное, о чем я прошу, это оставить свои сексуальные отношения за стенами работы.
- Да не было никаких сексуальных отношений! Мне под блузку залетела оса!
- Я видела эту осу, довольно симпатичная оса мужского рода. Рада, что Вы пришли в себя и, надеюсь, все наши недоразумения остались позади. А теперь, позвольте мне уйти. – Вэл двинулась на Свету, стоящую в проеме закрытой двери.
Света стояла и не знала, что ей делать, позволить уйти сейчас Валерии означало, что все было кончено. Уже никакие объяснения и действия ее не убедят. Она так и стояла в дверях, не пропуская ее. Потом решившись, расстегнула блузку.
- Вот, видите, она меня укусила. – На животе у Светы было красное припухшее пятно.
- Что Вы творите?! – Вэл посмотрела на живот девушки и увидела свежий укус, воспаленная кожа пылала. – О, боже, больно? Надо обработать укус чем-нибудь, у меня в машине есть аптечка, надо принять противоаллергическое средство. У тебя нет аллергии?
- Вроде бы нет, болит немного, но страшно было, когда она ползала по мне под одеждой.
- Надо посмотреть, нет ли жала и все равно выпить таблетку. - Вэл провела пальцами по укусу.
Когда ее пальцы оторвались от кожи девушки, Света взяла руку Валерии в свою ладонь и сжала.
- У нас ничего не было. Олег только хотел выгнать осу из-под моей одежды, – прошептала она. – Глупая ситуация, я предполагаю, как все это выглядело со стороны, но все не так.
- Тебе так важно, как это выглядело в моих глазах?
- Мне очень важно. Может я все испортила. Верней не я, верней все это так некстати и вообще, - Света опять путалась в словах. Валерия наслаждалась прикосновением, не торопясь убрать свою руку. Потом она улыбнулась.
- Тебе не кажется, что это знак, что бы все уже было закончено?
- Нет. Мне кажется, что если бы не этот укус, я бы никогда не решилась ворваться к Вам в кабинет и тем более, никогда бы не позволила себе все остальное.
- Пока из нас двоих только я позволила себе слишком много, чего не должна была позволять. – Валерия отвела взгляд.
- А мы можем забыть о том инциденте и, может быть, будет все иначе, если начать все сначала? – Света затаила дыхание, ожидая ответ.
- Зачем тебе все это нужно?
- Я не могу забыть, не могу не думать о Вас. Я понимаю, что я Вам не нужна, но ничего не могу поделать с собой.
- Света, послушай меня, - девушка подняла на нее глаза, в них Валерия увидела ожидание и надежду, – мы работаем вместе, но даже не это главное, ты очень красивая девушка, в тебя можно влюбиться и полюбить, но я не тот человек, который нужен тебе. Ты даже не знаешь, что начала. Ты не знаешь этого мира, он не открыт, ты не сможешь ни рассказать друзьям, ни порадовать родных, понимаешь меня?
- Мой самый близкий друг – это Олег Арсеньев, и он знает о моих чувствах к Вам. А родителям я уже все рассказала. Рассказала, что думаю постоянно о женщине и хочу быть с ней ближе, так близко, как она мне позволит.
Валерия стояла и не верила в то, что слышала.
- Как это ты рассказала родителям? Света, ты слышишь себя?
- Я Вам все могу объяснить, только… только,  дайте мне шанс. Я ничего не прошу от Вас, и ничего такого сверхъестественного не жду, просто хочу, что бы Вы были рядом со мной, хотя бы иногда.
Валерия привлекла Свету к себе и обняла. Это объятье так отличалось от того жесткого и агрессивного, которое помнила Света, что она просто растворилась в нем, впитывая всем своим телом нежность рук и пьянящий запах, она уткнулась в волосы Вэл и тоже обвила ее руками.
- Мне надо подумать, я не планировала чего-то подобного, понимаешь меня? – Валерия поглаживала спину девушки. – Я не буду ничего обещать, потому что знаю – это все не правильно. Но твоя настойчивость сбивает меня с толку.
- Я тебе совсем не нравлюсь, да? – чуть слышно прошептала Света.
- Нравишься, очень нравишься, но пойми, все не так просто.
- А ты всегда планируешь все в своей жизни и не допускаешь, что может случиться что-то неожиданное и восхитительное?
- Да, в последнее время так и делаю, ты все мои планы пускаешь под откос, я не уверена, рада ли этому, – губы Вэл были напротив шеи девушки, которая так доверчиво прижималась к ней, – давай сейчас закончим на этом. Есть кому довезти тебя домой?
- Да, Олег довезет, он там нервничает наверно.
- Ну, иди к нему и успокой.
- Это ведь не последний наш разговор?
- Я обещаю подумать обо всем, договорились? – Вэл разомкнула руки и, отстраняясь, легко дотронулась губами до шеи девушки. – Иди, мы еще поговорим.
Когда дверь за Светланой закрылась, Вэл опустилась в кресло.
«Судя по всему, я попалась, но все еще не знаю, хочу ли этого».

- Ну как все прошло? Я не понял, ты улыбаешься что ли? – Олег смотрел на улыбающуюся Светлану и сам стал улыбаться.
- Улыбаюсь. Мы поговорили, надеюсь, что не в последний раз. Она подумала, что мы тут с тобой сексом занимались.
- Ты так говоришь, как будто заниматься со мной сексом – это что-то не естественное и ужасное.
- В моем случае – это так и есть! – Засмеялась девушка.
- Слушай, а откуда ты взяла, что она вообще заинтересуется твоими чувствами и вообще отношениями между женщинами? Я, честно, удивлен, что она просто не выставила тебя из кабинета как сумасшедшую.
- Просто знаю, не спрашивай откуда.
- Не буду спрашивать, договорились. Значит наша железная леди – та еще горячая штучка? – Олег лукаво улыбался. – Кто бы мог подумать!
Света была поглощена своим ощущениями после встречи.
«Может все будет по-другому, я измучена всем этим, месяц за месяцем все больше чувствую, что мне не хватает ее внимания, ее прикосновений. Как она меня сегодня обнимала и легонько прикоснулась губами. Такие мягкие и теплые губы, которые могут быть властными и требовательными,  какими они могут быть еще?»
Света ждала с нетерпением завтрашнего дня, впервые ждала с надеждой.
На завтра ничего не изменилось, как будто не было вчерашнего разговора, объятий и ладони Вэл, лежащей в ее ладони. Все как обычно, было предельно официально. Света решила, что после работы просто поговорит с Валерией, пусть ни о чем, может, попросит подвезти до метро или до дома. Но и это не осуществилось. Валерия ушла чуть раньше, а Света пропустила этот момент.
«Надо просто дать ей немного времени, она же вчера сказала, что ей надо подумать».
Вэл ушла с работы как можно незаметней, чтобы не встретиться со Светой.
«Трусливо убегаю, но придумать ничего не могу».
Ее пугало, что день за днем у нее перед глазами все чаще стоял ее Светы. Преследовало ощущение трепетных губ, которые она яростно целовала, дрожащего в ее руках тела, которое она так нещадно брала. Солоноватый вкус кожи, к которой она легко прикоснулась губами. И глаза… Глаза, смотрящие на нее с затаенным желанием и вызовом одновременно.

Света ждала, терпеливо ждала обещанного разговора и принятого решения. В небе все чаще стало появляться солнце, согревая все вокруг. Уже кое-где на островках, появилась трава и стали желтеть цветы мать-и-мачехи. Но на душе было серо и тревожно.
«Я не сдамся. Я еще подожду».
Она ни с кем не встречалась, иногда выходила в кафе и клубы со своими знакомыми, но чаще всего проводила время одна или с Олегом. Они не разговаривали о Валерии, но Олег видел, что, не смотря на весеннее солнце, сердце у Светы осталось в зиме.

Вэл, брела по весеннему городу, по старым улочками, иногда присаживалась на скамейку в каком-нибудь маленьком сквере, для того, что бы выкурить сигарету. Была суббота, она все же решилась поговорить с собой откровенно.
«Она молчит, только вопросительно смотрит, а я отвожу взгляд».
Валерия все это время пыталась найти хоть какой-то признак того, что девушка передумала. Однажды она увидела, как возле работы ее встретила веселая компания, они направились, смеясь и шутя, в клуб. Неосознанно пошла за ними, но ничего, кроме пары танцев со стороны Светы она там не увидела. А потом она ушла, простившись с друзьями. Клуб был не далеко от дома, где жила Светлана, она шла пешком. Вэл хотела догнать ее, проводить, но передумала, просто сопроводила ее до парадной дождавшись, когда за девушкой закроется дверь.
Встречи с Леной постепенно сошли почти на нет. Ни одну, ни вторую это сильно не тревожило. Так было даже лучше, не надо ничего никому объяснять, кроме себя самой. «Твое терпение и молчаливое ожидание подкупают, твои губы и глаза притягивают, так чего же я жду, почему не могу поверить тебе? Или не могу поверить себе, в том, что смогу решиться на большее, чем просто встречи раз в неделю. Ты не этого от меня ждешь, веришь в меня, простив и дав возможность принять решение самой».

- Вы сегодня рано, Валерия Александровна, время полвосьмого, что-то срочное? – Игорь, охранник офиса, допивал свой утренний кофе, когда Вэл пришла в понедельник на работу.
- Доброе утро, Игорь – улыбнулась она, – да, надо кое-что успеть сделать до начала рабочего дня. Как прошла ночь?
- Все нормально, спокойно и без происшествий.
- Ну и замечательно, хорошего утра и дня Вам.
Она поднялась к себе в кабинет, достала из сумки маленький букет нежных весенних крокусов и маленькую вазу белого фарфора, налив в нее воды, она поставила в нее нежные белые и сиреневые цветы, решительно направилась в кабинет Светланы.

Настроение с утра было пасмурным, как и небо над  городом. Света плелась на работу как невольница.
«Сколько еще я выдержу это ожидание?»
Ничто не радовало, на работе было затишье, а в личной жизни полоса невеселых раздумий и ожиданий. Зайдя в кабинет, она сняла куртку. Обернувшись, Света застыла в недоумении, взгляд приковал маленький букет цветов в белоснежной фарфоровой вазочке.
Сев за стол она подвинула цветы ближе и обвила ладонями не в силах оторвать взгляд. Света легонько поглаживала прохладный фарфор, а на губах расцветала улыбка.
«Это она, я хочу верить, что это она. Мог еще Олег, но пусть это будет она».
Девушка набрала номер Олега.
- Олег, ты где?
- Подъезжаю к работе, а что? Тебя где то забрать?
- Нет-нет, все нормально, просто так позвонила.
Положив трубку, Света опять стала улыбаться.
«Мне надо увидеть ее, срочно».
Выйдя из кабинета, направилась по коридорам, в надежде встретить Валерию. Она подошла к секретарю руководителя.
- Привет. Насть, - улыбнулась Света.
- Здравствуй, Свет, что это у тебя с утра такое улыбающееся настроение?
- Да вот зашла узнать, Валерия Александровна у себя или еще не пришла?
- Да она появилась ни свет ни заря, часов с семи, наверно тут. Я на работу пришла, а у меня на столе уже ворох бумаг, не знаю когда все это делать. Ты может, не пойдешь к ней, а то опять поругаетесь, мне потом крутись. – Настя посмотрела на Светлану, - А ты что все улыбаешься и улыбаешься, задумала что-то?
- Да не пойду я к ней, просто спросила. Мне надо будет документы занести. Попозже. Она никуда не собиралась уходить? – Дверь кабинета открылась и появилась Валерия.
- Настя, готовы документы, которые я дала с утра распечатать? – Вэл говорила со своим секретарем, а сама смотрела на Свету и видела ее улыбку, которую та никак не могла скрыть, как не старалась.
«Несомненно, она догадалась, кто подарил цветы и мне нравится, как светится ее лицо, наверно я хочу видеть эту улыбку чаще».
Незаметно для себя самой она тоже начала улыбаться.
- Светлана, Вы сегодня всех заражайте своей улыбкой? Вон и Настя улыбается, определенно мне нравится Ваше настроение.
- У меня просто замечательное настроение. – Светлана смотрела в зеленые глаза, видела в них теплоту и веселых чертиков, эти глаза рассказали ей все, что она хотела знать.
«Да - это она, все сомнения развеяны».
- У Вас ко мне дело или зашли к Насте?
Света замялась, вроде бы она узнала, что хотела, но возможность оказаться с Вэл наедине упускать нельзя.
- Да, я шла к Вам, надо обсудить некоторые вопросы о предстоящей работе.
- Заходите, только у меня минут двадцать, не больше, затем мне надо уехать.
- Да мне не долго, не займу много времени.
Настя стояла, не веря своим глазам, еще недавно эти двое вели войну и не могли без грома и молний смотреть друг на друга, а сейчас стоят и улыбаются как давние знакомые. «Чудны твои дела, Господи», - подумала Настя, провожая взглядом Смирнову и Суворову.
Валерия зашла первой и остановилась возле стола. Закрыв за собой дверь, Светлана подошла почти вплотную к ней.
- Спасибо за цветы, они такие красивые, очень нежные, самые лучшие, потому что они от Вас. – Света опустила глаза, но потом опять посмотрела на улыбающуюся женщину.
- Я рада, что они тебе понравились. – Вэл мягко коснулась пальцами щеки Светы.
- Так Вы подумали? – Светлана накрыла палацы Вэл своей ладонью, сильней прижимая их.
- Я подумала, – нежно произнесла Вэл, - но мы поговорим об этом в более подходящем месте, хорошо? Мне на самом деле пора ехать.
- Может быть сегодня вечером? – Света поглаживала ладонь Валерии и потихоньку терлась о нее щекой.
- Да, дождись меня, и мы пойдем, поговорим в какое-нибудь кафе, - ладонь скользнула вниз и Валерия провела большим пальцем по губам Светланы, – какие мягкие у тебя губы.
Ее глаза тоже задержались на губах девушки, она продолжала проводить по ним подушечкой снова и снова, пока не почувствовала, как дыхание девушки стало боле прерывистым и быстрым.
- Сейчас только утро, мне нужно будет много сил, что бы дождаться вечера или какой-нибудь стимул, – прошептала Света.
Вэл привлекла девушку к себе и коснулась ее губ своими, потом полностью накрыв губы девушки она провела языком сначала по верхней, а затем по нижней губе. Но когда почувствовала, что губы Светы начали раскрываться, отстранилась, услышав разочарованный стон.
- Такого стимула будет достаточно? - спросила Валерия чуть срывающимся голосом.
- Ну, может быть теперь мне ждать будет легче, но если бы еще чуть-чуть, то было бы еще проще. – Улыбнулась Света.
- Если еще чуть-чуть, я тебя уже не выпущу из этого кабинета, мои встречи сорвутся, а Настя будет в шоке от доносящихся отсюда звуков. Так что давай остановимся и отложим. - тоже улыбаясь, ответила Вэл.
- Я не могу перечить своему руководителю, поэтому просто смиряюсь.
- О, ну конечно, она не может перечить, а кто мне пару месяцев назад выматывал все нервы? – сузив глаза, весело парировала Валерия.
- Понятия не имею, кто Вам что выматывал, - сделав невинный взгляд, ответила Светлана.
Они обе рассмеялись. И Настя действительно была в шоке, услышав смех из кабинета. «Видимо, я что-то упустила из виду или прохлопала важное событие, что могло произойти, что бы так разительно изменились их отношения? И когда это Смирнова смеялась вообще на работе, да и с кем, со вчерашним врагом, ну может не врагом, суть в том, что происходит что-то необычное и нелогичное».
Весь остаток дня Светлана просто летала на работе, улыбка до вечера не сходила с ее губ.

- Добрый вечер. – К охраннику подошла стройная шатенка чуть выше среднего роста. Ее волосы струились ниже плеч, свободный брючный костюм в стиле сафари только подчеркивал плавные изгибы тела, а глаза цвета ртути были обрамлены длинными ресницами. Идеальный макияж дополнял красоту молодой женщины.
- Здравствуйте, чем могу помочь?
- Мне нужна Валерия Смирнова, Вы не могли бы сказать, как ее найти?
- К сожалению, Валерии Александровны в настоящее время нет в офисе, но должна уже вернуться, Вы может подождать ее в холле на креслах.
- Спасибо, я так и поступлю.

Заходя в офис, Валерия посмотрела на часы и улыбнулась, наступил вечер, все дела на сегодня закончены, сейчас они со Светой пойдут в какое-нибудь уютное маленькое кафе и поговорят о планах на будущее.
«Или пригласить ее к себе? Нет, позже, надо просто поговорить. Если я с ней останусь наедине, да еще у себя дома, то вряд ли смогу сказать то, что хотела, а просто займусь с ней сексом. Мое воздержание в течение месяца превратило меня в пуританку».
Боковым зрением она увидела, как сидящая в кресле холла женщина поднялась и направилась в ее сторону. Повернув голову, Вэл застыла, улыбка сползла с лица. Она не сделала ни шага навстречу приближающейся к ней фигуре. Когда та подошла на расстояние вытянутой руки, Вэл вскинула голову.
- Что ты тут делаешь? – голос был наполнен металлом.
- По-моему, это очевидно, я пришла к тебе.
- Как ты меня нашла и зачем я тебе потребовалась?
- Я хотела тебя увидеть и поговорить, мне многое надо сказать, но не тут. Вэл, мне необходимо с тобой поговорить.
- Ты мне все сказала два года назад, Юля, я не думаю, что хочу еще что-либо слышать и слушать. Так что твои усилия по моему поиску были напрасными. Не появляйся больше. – Вэл развернулась и пошла к лифтам.
- Постой, мне надо тебе многое сказать, просто выслушай меня!- Юля быстрым шагом подошла опять к Валерии.
- Ты долго собиралась и все, что ты собираешься мне сказать, не имеет для меня никакого значения.
- Послушай, просто дай мне немного времени. – Юля взяла ее за руку, которую та резко выдернула.
- Я тебе дала три года моей жизни, вряд ли каких-то полчаса будут достаточными, да и получаса у меня нет для тебя.
- Вэл, я ошиблась, фатально ошиблась, сделала самую большую ошибку, так поступив и потеряв тебя. Я давно расплатилась за это, страдала, хоть ты и не веришь, не переставала тебя любить на протяжении всего этого времени, мне не просто далось решение разыскать тебя. Дай мне шанс просто поговорить, прошу тебя.
Сердце Валерии остановилось после только что услышанного.
«Как же долго я ждала этих слов, надеялась, верила, что так оно и будет, что она позвонит, или придет ко мне и скажет: «Я люблю тебя, я ошиблась». Но настал момент, когда я перестала этого ждать и верить в подобную возможность. И вот спустя два с половиной года она заявляется в мою новую жизнь. Но что скрывать, даже спустя все это время не могу не отреагировать на эти слова». 
Валерия внутренне уже дала ей этот шанс, как только увидела, как только воспоминания захлестнули ее, их прижимающиеся друг к другу тела, сплетенные руки и ноги, жадные слившиеся в поцелуе губы. И вот она стояла так близко и говорила о том, что любит.
- Хорошо, пошли, но тебе многое надо сказать, что бы я поверила хоть одному слову. И не просто сказать, а убедить меня, если этого не произойдет, то…
- Я все знаю, Вэл, все знаю, пойдем, тебе надо подниматься или мы можем уйти прямо сейчас?
- Мы можем уйти сейчас.

0

16

Увидев, что уже десять минут седьмого, Светлана узнала у Насти, что Валерия еще не пришла, но звонила сообщить, что с минуту на минуту будет в офисе. Решив перехватить ее при входе в офис, Света спустилась в холл. Она увидела, как незнакомая девушка, что-то страстно говорила Валерии и держала ее за руку.
«Ну почему, как только все налаживается, появляется кто-то или что-то и отодвигает мое счастье?»
Было видно, что Вэл приняла решение и кивнула своей собеседнице. Когда они пошли в сторону выхода, Света, как она и поступала в последние полгода, вдруг разозлилась, и это придало ей решимости.
«Нельзя все оставить так, просто нельзя, она уходит с другой, я опять чувствую себя как в том туалете. Не могу позволить ей это опять, не могу позволить это себе!»
Выйдя из здания, она быстрым шагом сравнялась с Валерией и ее спутницей и как можно небрежней произнесла:
- Валерия, мне жаль, но не смогу сегодня с тобой встретиться, открылись кое-какие непредвиденные обстоятельства, я должна их разрешить. Извини меня, конечно, но как только смогу уделить тебе время, то сообщу. – Она, стараясь изо всех сил, такой же небрежной походкой направилась в сторону машины Олега.
Вэл встала, как будто запнулась и сжала кулаки.
«Света, я забыла о ней, что у меня за талант все портить».
Не раздумывая, она оставила Юлю стоящую с удивленным видом и почти бегом догнала Свету.
- Послушай, прости меня, это ничего не меняет. Я хочу с тобой провести сегодняшний вечер, но ты права, вновь открывшиеся обстоятельства вынуждают меня поступить иначе.
- Валерия, второй раз я чувствую себя просто использованной, не пойму за что и чему ты меня хочешь этим научить, но я выучила свой урок, третьего раза не будет. Ты притягиваешь меня, как магнит, я все забываю от твоей мимолетной ласки, мир для меня сверкает всеми красками от твоей улыбки. Но…. Но я не смогу больше терпеть это ощущение, после которого хочется помыться, да так, что бы кожу снять, а еще лучше снять ее вместе с душой.
- Мне надо это разрешить, - Вэл чуть двинула рукой в направлении Юли. – Я не смогу ничего начать, если не разрешу это. Понимаешь? Поверь мне, поверь мне в первый и последний раз, я вела себя с тобой как свинья, но просто проверь.
- Я хочу тебе верить, и я поверю, просто вспомни мои слова, если ты передумаешь.
- Я не забуду их, не забуду. – Валерия взяла руки девушки в свои и легко сжала. – Я не забуду. Встретимся завтра?
- Ну, если ты не встретишь меня завтра на работе, то тебе придется меня уволить. Твой вопрос прозвучал как: «Ты ведь придешь завтра на работу?» Можно подумать, что я могу не прийти.
Они посмотрели друг на друга и улыбнулись, натянуто, но улыбнулись. На душе у одной и другой стало чуть легче.
- Я не хочу туда идти, весь день думала о сегодняшнем вечере с тобой.
- Ты сама сказала, что не сможешь ничего начать, пока не разберешься, так ведь?
- Да, так.
- Тогда иди, - Света сжала в ответ пальцы Вэл, – только вернись ко мне. Я так долго тебя ждала, и после утра, которое было сегодня, я поняла, что все возможно. Понимаешь?
- Да, понимаю, я тоже хочу сказать себе, что все возможно.
Валерия пошла назад к ожидающей ее Юлии. Та с нетерпением и растущим раздражением ждала Вэл.
- Кто эта девушка? – не сдержавшись, спросила Юля.
- Ты хотела поговорить? Я согласилась, пошли, поговорим, на остальное я тебе согласия не давала, так что советую не отступать от нашего плана.
- Когда ты стала такой жестокой, Вэл? Ты же была мягкой и доброй.
- Может быть, ты плохо меня знала? Далеко не поедем, есть недалеко кафе, там сможем поговорить.
- Разговор не простой и не быстрый, может, пойдем к тебе или ко мне в отель, там будет спокойней.
- В отель, так в отель. Поехали, я на машине.
Сев в машину, Вэл закурила.
- Можешь начать разговор здесь, смысл терять время? У меня его не так много.
- Ты опять куришь, ты же бросала. – Задумчиво сказала Юля.
- Юль, давай перейдем все же к тому разговору, который ты ждешь, не будем ходить вокруг да около и вдаваться в лирику.
Юля собиралась с силами. Решительность, которая в ней жила все это время, после такой холодной встречи, исчезла. Она ожидала злость, раздражения, эмоций…  любых эмоций. Но она столкнулась с бетонной стеной, холодной и бездушной. Как вести разговор с этим холодом она не знала. Вэл молчала, просто вела машину и курила. Наконец она решилась.
- Я совершила ошибку. Думала, что буду счастлива, смогу жить «как все» и быть вполне довольной своей жизнью. Все мои подруги к тому времени, что мы жили с тобой вместе, уже вышли замуж, у них появлялись дети. Видя все это, я задавалась вопросом, а как буду я жить дальше? Мне было хорошо, но я не отдавала себе отчет в том, насколько сильно люблю тебя. – Юля говорила медленно, как будто взвешивая каждое слово, изредка смотря на Валерию, та никак не реагировала, но было видно, что слушает.
- Не буду рассказывать, что и как у меня было в жизни, ты и так знаешь, я вышла замуж и родила ребенка. Вэл, я пыталась себя убедить, что все как и должно быть, что я счастлива, да и видимых причин для обратного не было. Только все больше и больше раздражалась,  впадала в депрессию. Любовь к мужу, которую я ожидала и была уверена, что она придет, так и не пришла. Ты снилась мне каждую ночь. Я сказала себе правду и приняла ее. Я любила тебя, мне без тебя было плохо, настолько плохо, что стало невыносимо. Все что удерживает меня в браке – это ребенок. Муж любит сына, души в нем е чает.
К тому времени они уже подъехали к отелю.
- Я поняла смысл, что ты хочешь от меня? – Вэл остановила машину.
- Пошли в номер, я тебе все расскажу.
- Пошли, но мне на самом деле скоро надо будет уехать, меня ждут.
Чуть поколебавшись, Валерия все же вышла из машины и пошла за Юлей в отель.
Когда они поднялись в номер, и за ними закрылась дверь, Юля прильнула к ней, обняв за талию.
- Я мечтала об этом очень долго. Почувствовать родное тело рядом, ощутить запах, услышать голос, вспомнить вкус губ. Мы так долго не виделись, Вэл. – Голос Юли постепенно превратился в шепот, очень страстный, горячее дыхание обжигало шею Валерии.
Она закрыла глаза.
«Сколько времени прошло, а я не забыла ничего, не забыла ее ласки, ее вкус, ее стон, но не забыть - не значит желать их опять. Я так же не забыла и ее поступок, ее ложь».
Она открыла глаза и мягко, но неотвратимо отстранила Юлю от себя.
- Вэл, я все понимаю, я хочу вернуться, позволь мне все исправить?
- Ты не спросила меня, хочу ли я, что бы ты возвращалась.
- Ты скажешь «нет», но ты имеешь право, ты зла на меня, я лгала, но разве нельзя все исправить?
- Я думала, что зла на тебя, но теперь поняла, что давно не злюсь и не обижена, я пережила это одна, без тебя и готова идти дальше. – Валерия вдруг улыбнулась. – Я не зла на тебя, Юль, даже благодарна тебе. Избитое выражение, но как его не вспомнить:  «то, что нас не убивает – делает нас сильней». Ты сделала меня сильней. Я изменила свою жизнь так, как сама того хотела. Я любила тебя, но не правильно вела себя с тобой. Старалась быть лучше, чем есть, хотела дать больше, чем могу. Стремилась быть всем. Не ты одна ответственна за ту ситуацию, скорей всего я сильно давила, стремясь заполнить твою жизнь только собой. Моя любовь была эгоистична и слепа. Не спрашивала тебя, чего ты хочешь от жизни, а была уверена, что ты хочешь того же, чего хочу я. Нельзя начать жизнь заново не имея за спиной опыта из побед и поражений. И я благодарна тебе, что ты стала стимулом, в первоначальном смысле этого понятия, который подхлестнул меня попробовать выстроить другую жизнь. И знаешь, чему рада еще? Все, что я сейчас имею и все, что я еще потеряю, за все мои победы мне не приходится никого благодарить, а за все мои ошибки некого винить, кроме себя самой. Долго тут говорю. Пытаюсь донести тебе, что буду рада, если поймешь что же тебе нужно в жизни и кого ты сможешь полюбить или кого не сможешь. Но, Юленька, дважды в одну воду войти нельзя, как говорил Цезарь. Я, как та вода, в которую ты пытаешься войти, я изменилась, как, впрочем, и ты. Спасибо тебе за эту попытку, она для меня многое значит. Это не потешило мое самолюбие. Пока мы ехали, пока стоим вот тут я искала ту искру, в которую превратился костер наших отношений, но увы, Юль, не нашла, все холодно в душе и в сердце. Вроде и не за что мне просить прощения, но я говорю тебе: прости меня, что не оправдала твоих ожиданий.
Вэл легко поцеловала Юлю в щеку и улыбнулась.
- Рада была тебя увидеть, все у тебя хорошо будет, ты это преодолеешь, не прощаюсь, потому как жизнь штука сложная, может, еще встретимся.
Юля стояла и понимала, что ее демарш с отелем и поцелуями не прошел. Она приехала в Санкт-Петербург на две недели, до этого узнав, где работает Валерия. На что она надеялась? На то, что эта женщина уверенная и сильная бросится к ней на шею? А что бы она делала, если б бросилась или хотя бы все простила. Разводиться она не собиралась, но быть с Валерией ей хотелось все сильней и сильней. Приняв решение, время от времени приезжать в Петербург и быть с Вэл, она убрала для себя этический барьер под названием «измена». Но не получилось. Отойдя в сторону, она пропустила бывшую возлюбленную, направившуюся к двери.
- Ты отомстила мне, ну что ж, я особо не надеялась, займу себя еще кем-то, пока я в Петербурге. – Со злой насмешкой бросила она в спину уходящей женщине.
Валерия не обернулась и не остановилась после этих слов. Горько улыбнулась и сказала, открывая дверь:
- Месть - это сильное чувство, а у меня не осталось сильных чувств по отношению к тебе, не за что мне больше мстить, может быть, ты это когда-нибудь поймешь.
И она ушла, ни о чём не сожалея, убрав с плеч и с души огромный камень, имя которому «прошлое». Она направила автомобиль к дому Светланы.

Глава 4.

Света шла домой, слезы душили ее.
«Она опять ушла, все, что она делает – это играет со мной. Кто я для нее, влюбленная, не знающая что делать дура? Ну, может и не дура, но все остальное чистая правда. Поверить ей, а в чем поверить? В том, что еще раз когда-нибудь обратит на меня внимание? А пока у нее дела поважней, встречи поважней, женщины вокруг нее, которым она дарит свое внимание. Что если она не хочет тратить время на ту, которая не знает, что значит такие отношения? И что мне делать идти опыт приобретать? Глупость это».
Она услышала, как ее кто-то окликнул.
- Светка! Привет! Сто лет не виделись, все думала ты это или не ты, идешь никого не замечаешь! – перед Светой улыбаясь, стояла ее университетская подруга Ира Яковлева. Они не виделись с университета, разошлись пути дорожки, вроде она уезжала в другой город.
- Ирка, привет! Я тебя не заметила, да и не узнать тебя, - Света осматривала сокурсницу, и увидела, как та изменилась, – где твои шикарные волосы?
Посмотрев внимательно на сокурсницу, Света отметила, что чуть полноватая раньше фигура стала стройной и поджарой. Светлые пышные и длинные волосы были коротко острижены. Кожаная куртка темные джинсы и полувоенные ботинки придавали вид скорее пацанский.
- Обрезала давно, - засмеялась Ира, – а ты стала еще красивей, чуть повзрослевшей, выглядишь просто потрясающе!
- Спасибо, - почему то смущено прошептала Света.
- Да ладно тебе! Это чистая правда! Ты как тут оказалась, куда направляешься?
- Я живут тут недалеко, пешком решила пройтись после работы.
- Ясно, не хочешь поболтать? Не виделись столько лет, - предложила Ира, – или у тебя дела и планы? Муж, ребенок дома ждут или еще что-нибудь важное?
- Нет никаких особых планов, кроме как завалиться на диван и телевизор смотреть. И мужа с ребенком тоже нет, - улыбнулась она.
- Ну и здорово, может, пойдем, посидим где-нибудь или еще лучше потанцуем? У меня сегодня что-то настроение паршивое, я б с удовольствием подвигалась под музыку.
- Какое совпадение, у меня тоже настроение дрянь. Мы нашли друг друга, - весело ответила Света, – пойдем танцевать, почему бы нет? Только мне надо снять костюм и залезть в джинсы. Вон мой дом, пошли, я быстро.
Девушки взяли такси и поехали в центр, нашли клуб с большим танцполом. Выпив пива, они танцевали, смеялись, вспоминали студенческую юность. Вечер проходил замечательно.
«Я могу о тебе не думать, могу, значит, я не безнадежна. Хотя, думая, что я о тебе не думаю, все равно думаю о тебе. Черт! Сама не поняла, что сказала, но это правда». Натанцевавшись вдоволь, они решили передохнуть, сев за столик в дальнем углу, где не так сильно слышна музыка, поговорить.
- А что насчет тебя? Я слышала, что ты уезжала из Питера. Давно вернулась и как у тебя вообще в жизни? – спросила Света.
- Да, уезжала вслед за любовью, как я думала, оказалось все не так, просто иллюзии. Вернулась уже год назад. Работаю рекламщиком. Да не плохо, в общем, все. А я про тебя слышала недавно, что ты вроде замуж вышла.
- От кого слышала? Я ни с кем из наших не общаюсь давно.
- Ну, ты не общаешься, а знакомые знакомых, через своих знакомых, в общем, цыганская почта, сама знаешь, как это бывает.
- Испорченный телефон получается в таких случаях. Не вышла я замуж, свободна, как птица в небе.
- Такая как ты не может быть одна. – Задумчиво сказала Ирина.
- Какие такие?
- Ты на себя в зеркало смотришь? Ты красивая, у меня аж дух захватило, как тебя увидела. Тебе в модельном бизнесе работать, а, кстати, может ты там и работаешь?
- Нет, не там – улыбнулась Светлана, – я обычный офисный планктон, в компании одной работаю, персонал набираю.
- Это не справедливо! Нам надо подумать, как тебя раскрутить, беру это на себя, мы через год будем миллионерами, лучшие бренды, всякие Лореали и Диоры будут драться за тебя! - девушки сидели еще около часа и смеялись.
- Ириш, танцы меня добили, на работе вымотали нервы, тут скинула напряжение, но усталость все равно сваливается, да и на работу завтра, а время уже первый час.
- Тогда пошли, я тебя до дома довезу и тоже поеду.
- Да ты что, я сама доеду, телефонами обменялись, теперь не потеряемся, где ты живешь?
- В Купчино, ехать и ехать. Но тебя все равно довезу до дома, даже не спорь, не позволю, что бы девушка без провожатого до дома так поздно добиралась, мало ли что? На работу мне завтра рано не вставать, так что не страшно.
- Ты будешь моим рыцарем сегодня? – шутливо спросила Света.
- Могу не только сегодня. - Вполне серьезно ответила девушка.
Повисло молчание.
«Она лесби – осенило Свету, – и что мне делать? Да ничего не делать, что мне шестнадцать лет что ли?»
- Тогда поехали, рыцарь, только пока доедем, будет поздно, у меня переночуешь, а завтра утром уедешь. И тоже не спорь со мной!
- Даже не собиралась спорить – улыбнулась Ира.
Доехав до дома, Ира спросила:
- Ты уверена, Свет? Может, я все же поеду домой?
- Конечно, я уверена, чего мне бояться? Ты же не изнасилуешь меня в первую ночь? – отшутилась она.
- Ну, в отличие от тебя, я не так уверена в этом, - засмеялась подруга.
Так подшучивая друг над другом, и смеясь, девушки зашли в квартиру.  Разместив подругу в соседней комнате, Света тоже легла спать, чувствуя себя намного лучше, чем несколькими часами ранее. 

Вэл не застала Светлану дома, несколько раз набрав номер ее квартиры, она слышала только вызов домофона.
«Просто замечательно. Остается только ехать домой, утро вечера мудреней».
Утром, паркуя машину на стоянке возле работы, она увидела подъехавшее такси, из которого выходила Светлана. Валерия пошла к ней, что бы успеть до работы сказать, что вчера решила все вопросы, что приезжала к ней, но не застала. Но остановилась, когда увидела, что вслед за Светланой из такси вышла еще одна девушка. Чуть ниже ростом, чем Света, короткие русые волосы, отсутствие макияжа, одежда унисекс, вполне миловидная. Внешний вид не оставлял сомнений о ее сексуальных предпочтениях. До Вэл доносился их разговор.
- Я встречу тебя сегодня после работы? Когда ты заканчиваешь? – спросила блондинка.
- Вообще я до шести работаю, но, не знаю, когда сегодня освобожусь, если не будет ничего срочного, то, может, вовремя уйду.
- Давай я перезвоню тебе часов в пять? Ты не против провести со мной еще вечер? Мне давно не было ни с кем так легко и весело, как вчера с тобой.
- Конечно, мне тоже понравился вчерашний вечер. Рада, что мы встретились после стольких лет. – Улыбнулась Светлана.
- Тогда до вечера?
- Да, буду ждать звонка.
Блондинка, чуть помедлив, легко обняла Светлану и поцеловала в щеку, а потом, сев назад в такси, уехала. Света дотронулась до щеки пальцами, улыбнулась и пошла на работу.
«Кто не успел, тот опоздал? Госпожа Суворова решила нырнуть с головой в омут однополых отношений? Видимо, актуальность моих объяснений утрачена. Надеюсь – это не выглядело как подслушивание и подглядывание». 
Хмурая, с испортившимся настроением, Валерия тоже пошла в офис.
Работа навалилась на нее массой вопросов, документов, звонков, встреч, думать о Светлане было некогда, но настроение директора по персоналу не осталось незамеченным. Еще более холодная и официальная, чем обычно, она несколько раз, чуть не сорвала раздражение на подчиненных, но сдержалась. Светлана не решилась подойти к руководителю с рабочим вопросом, он был не очень важным, и отложила его на потом. «Все так плохо прошло вчера? Почему ты сегодня такая злая и хмурая, как грозовая туча? Может подойти к ней и просто сказать, что я рядом? Да мало ли кто с ней рядом!». Вечером позвонила Ира, они решили встретиться после работы.
Ира стояла с широкой улыбкой на лице, а в руках была одна небольшая белая роза. «Очень романтично – подумала Света, – выглядит так, как будто у нас свидание. А может правда свидание? Я не чувствую, что мне это неприятно или не комфортно. Пусть идет, как идет, Ира очень привлекательна и тело у нее красивое, вчера засмотрелась на ее упругие мышцы, даже дотронуться захотелось. Очень даже может быть, что это не Валерия на меня так действует, а просто во мне просыпается моя истинная сексуальность. Но что бы знать это точно, надо иметь к тому основания. Так что, сопротивляться не буду, пойду за своими ощущениями. Ну, а то, что я нравлюсь Ирке, это даже не вопрос, а очевидность».
Вэл стояла у окна своего кабинета и наблюдала за встречей двух девушек. За цветком, который перешел из рук одной в руки другой, за смущенным и быстрым поцелуем в щеку и на отъезжающее такси. Постояв так еще немного, она опять села за стол, решив покончить с бумагами. Вышла с работы ближе к десяти вечера, истощенная морально и физически, поехала домой.

- Я хочу пригласить тебя завтра в клуб, пойдешь со мной? – Ира держала Светлану за руки.
- Пойду, завтра выходной и никаких дел у меня нет.
- Только это не обычный клуб, а женский, лесби в смысле.
- Хотелось бы побывать в таком клубе, тем более, что ни разу не была.
- Заеду за тобой часов в девять вечера, там будут мои знакомые и друзья, я бы хотела познакомить тебя с ними…
- Договорились, - мягко сказала Света, - до завтра?
- Да, с нетерпением буду ждать завтрашнего вечера, сегодня весь день думала о тебе и скучала. Даже не думала, что ты на меня так подействуешь. – Решившись, девушка привлекла Свету к себе и легко поцеловала в губы. Чувствуя, что та не сопротивляется, не отталкивает, чуть углубила поцелуй.
«Мне это приятно или не очень? – думала Света, - Это не так, когда меня целовала Вэл, нет дрожи, сердце не выпрыгивает из груди, ноги не подкашиваются, но это не неприятно уж точно».
Все же не дав поцелую стать более глубоким и интенсивным, она чуть отстранилась, разомкнув их губы.
- Ир, давай не будем торопиться, хорошо?
- Да, прости меня, я просто…
- Не говори ничего, и не извиняйся, просто давай не будем спешить. – Света поцеловала в ответ губы девушки, чуть коснувшись их, улыбнулась. – До завтра.

«Надо сегодня пойти развеяться, позвоню Лене, выберемся потанцевать и выпить».
Решив не откладывать это в долгий ящик, она позвонила.
- Что-то не внушает мне доверия этот клуб – Вэл, скептически обвела взглядом обстановку.
- Ну, если совсем будет паршиво, то уйдем, а раз пришли, давай выпьем чего-нибудь и потом потанцуем. Я поищу столик поинтимней и поприличней.
- Давай, я пока к бару схожу, посмотрю что тут и как.
Сев за столик, Вэл и Лена болтали ни о чем, наблюдая за приходящей в клуб публикой.
Она увидела Свету, входящую в зал с той самой блондинкой, которая держала девушку за талию. Укол ревности пронзил ее с ног до головы. Она наблюдала за компанией, в которой была Светлана, видя, как девушка, с которой она пришла, время от времени кладет руку ей на плечо или чуть-чуть обнимает.
- Ты что притихла, Вэл?
- Да так, сижу, наблюдаю, слушай, пойду потанцую один танец, а потом домой, что то не хочется мне тут быть, а ты смотри сама.
Она направилась к столику, где сидела Света. Подойдя, обратилась к блондинке.
- Вы позволите пригласить вашу девушку на один танец?
- Мою девушку? – Ира вопросительно и настороженно посмотрела на подошедшую незаметно женщину, потом перевела взгляд на Свету. Та сидела удивленная и как будто пораженная.
«Откуда она тут появилась? И, как обычно, выбила меня из равновесия и что значит ее «вашу девушку?!»
Света хотела возразить и против танца и против этого обращения к ней, но ее опередила Ира.
- Если она согласится, то конечно.
- Вы согласитесь? – Вэл смотрела в глаза девушки и Света утонула в них, в этой зелени в колючих искорках. Валерия протянула руку. Света взяла ее, поднимаясь и следуя за ней на танцпол.
Идя чуть позади, видела, как плотно облегают ягодицы и ноги Вэл тонкие светло-коричневые кожаные брюки. Туфли на каблуке делали их почти одного роста, кремовая короткая футболка чуть облегала спину. Рука, что держала Света, была горячей и мягкой, вызывала электрические разряды.
«Не в сексуальности дело, а в ней, одно ее присутствие рядом сводит меня с ума».
Когда зазвучали первые аккорды музыки, Вэл обняла девушку за талию и, прижавшись вплотную, повела в танце, напевая тихо на ухо Свете вслед за певицей.
D’accord il eistait
D’autres facons de se quitter
Quelques eclats de verre
Aurraient peut-etre pu nou aider
Dns ce silence amer
По спине девушки пробегали волны, от того, как дыхание обдавало теплом ее шею и ухо, вырываясь вместе со словами песни, как звук тихого голоса обволакивал ее, как тела соприкасались в танце, как руки Вэл прижимали ее к себе. А страстный и чувственный голос певицы продолжал резонировать не менее чувственным голосом Валерии возле ее уха.
J’ai decide de pardoner
Les erreurs qu’on peut faire
A trop s’aimer
D’accord souvent la petite flle
Она пела вслед за певицей, прикрыв глаза, ощущая запах кожи Светланы. Девушка двигалась за ней так, как будто они танцевали до этого много раз. Она прижала ее к себе еще плотней, крепко обняв одной рукой за талию, а вторую положив на спину и чуть поглаживая. Любимая песня и близость этой девушки пьянили. По ее телу, как и по телу Светы, пробегали волны дрожи, она их ощущала так же отчетливо, как и свои. А потом их взгляды встретились и уже неотрывно смотрели глаза в глаза, переплетаясь, утопая друг в друге. 
Когда закончилась песня, они остановились и стояли, прижавшись, еще несколько мгновений. А из зала за ними наблюдали две пары глаз, одна с интересом, а вторая с тревогой и волнением. Наконец Вэл вышла из этого магического оцепенения и, взяв Свету за руку, подвела ее к столику.
- Спасибо за танец, - голос прозвучал сдавленно и почти сорвался. Уже не смотря на Светлану, она направилась к своему столику.
- Пошли домой или хочешь остаться? – спросила она Лену.
- Скажи мне, что там было? Вы знакомы с этой девушкой?
- Я должна знать всех девушек, с которыми танцую? – нервно бросила Вэл. – ты идешь или нет?
- Есть предложения на продолжение вечера?
- Я еду домой, завтра рано надо встать, масса дел накопилась, так что придется тебе самой что-то придумывать.
- Вэл – это конечно не мое дело, но…
- Это не твое дело, - оборвала ее Валерия, - ты правильно сказала, поэтому прекратим то, что не начато, хорошо?
- Как скажешь, дорогая, любой каприз, - засмеялась Лена, - только не дуйся и не психуй, поехали, я тоже домой, завтра у меня четыре группы, надо отдохнуть перед работой.
Вэл тоже улыбнулась, разряжая обстановку.
«Мне надо встать и побежать вслед за ней, не дать уйти с другой. Это кажется не правильным, так больно от этого».
Ничего не замечая вокруг, Светлана сидела и смотрела уже на закрывшуюся дверь.
- Свет, ты меня слышишь? Ты куда от меня убежала? – Ира дотронулась до плеча Светы.
- Тут я, ты хочешь еще тут побыть?
- Мы же только пришли, уйти хочешь?
- Нет, побуду, просто спросила.
- С тобой все в порядке? Ты какая-то отстраненная.
- Нормально, закажи вина, выпьем и танцевать пойдем, вон и музыка уже быстрая и народ подтянулся.- В голове у нее звучал голос, почти шепот, напевающий  «Je t’aime, Je t’aime,  Comme un fou, comme un soldat, comme une star de cinema…».
Чуть позже, немного потанцевав, она все же уехала домой, одна, не смотря на настойчивость Ирины, сказав, что перезвонит ей завтра. Она перезвонила, но пришел Олег, они сходили в кино, потом погуляли еще, ей нужно было побыть с другом, кому-то рассказать о своих переживаниях.

Утром понедельника как обычно, припарковав машину, Валерия, погруженная в мысли, почти врезалась в Светлану и Ирину.
- Извините, - бросила она, уходя от них уверенным шагом.
- Свет, кто это был? – Ира смотрела вслед столкнувшейся с ними женщине, в строгом деловом костюме и очках, но она узнала ее.
- Это моя начальница, мне надо уже бежать, а то опоздаю и мне не сносить головы.
- Серьезно? – Ира задумчиво посмотрела на нервничающую подругу, – мне кажется, после вашего танца, твоя голова останется на месте.
- Ир, понимаешь… - Светлана нервничала, она не хотела ничего объяснять.
- Я понимаю, теперь понимаю, она много для тебя значит? – Света молчала, опустив глаза, - ты знаешь мой номер, если вдруг решишь…
- Ира, я хочу, что бы мы остались друзьями, не могу ничего сказать, ни тебе, ни себе, это работа и чувства, все переплелось и я…, мы можем быть друзьями?
- Можем, конечно, - чуть грустно улыбнулась Ирина, – только не подумай ничего плохого обо мне, ты мне правда нравишься, и как девушка и еще больше, я поняла, что нравишься как человек. Поэтому я хочу быть твоим другом.
- Спасибо, я побегу, ладно? Правда, уже опаздываю. – Света поцеловала подругу в щеку и пошла работать.
Девушка вбежала в кабинет, в котором трезвонил телефон, и поспешно сняла трубку.
- Светлана, Вы можете ко мне зайти?
- Да, Валерия Александровна, через пять минут буду у Вас.
«Что на этот раз ждет меня или просто по работе что-то срочное?»
Света захватила ежедневник и ручку и пошла к своему руководителю. Постучавшись, она открыла дверь кабинета.

Глава 5.

- Здравствуйте, можно войти?
- Да, заходите, - Валерия встала и направилась к Светлане, обойдя ее, она закрыла дверь, взяла девушку за руку и отвела вглубь кабинета.
- Что ты делаешь сегодня после работы? – Вэл отпустила руку девушки.
- Не было никаких планов. – Света насторожено смотрела на своего руководителя.
- Тебе не надо будет ни чего никому объяснять, если мы вечером все же поговорим?
- Не надо будет.
- Даже твоей девушке, с которой так часто тебя вижу в последнее время? – хотела ли она слышать ответ на этот вопрос, Вэл не была уверена, но он уже был задан.
- Да с чего ты взяла, что она моя или я ее девушка!? Я не успела в клубе по этому поводу возмутиться, так что восполняю упущенное. Это моя университетская подруга! И вообще, с какой стати я тут оправдываюсь?
- Может потому, чтобы я не нервничала напрасно? – Вэл улыбалась этому возмущенному тону, а еще больше тому, что она ошибалась и была рада этому.
- А ты нервничала? – Света тоже улыбнулась.
- Признаться, да.
- Наверно мне надо было дать тебе понервничать еще немного, не все же мне нервничать и переживать, что вокруг тебя постоянно кто-нибудь есть и ты уходишь с ними всегда.
- Спасибо, что не позволила мне нервничать еще больше, так как насчет вечера?
- Мне кажется, что мы никогда не поговорим, постоянно обстоятельства и люди мешают этому. Боюсь загадывать, день только начался, до вечера может случиться все что угодно.
- Рискну все же понадеяться, что сегодняшний день не принесет ничего, что бы помешало нам вечером. – Вэл любовалась Светой, тем, как засветились ее глаза, нестерпимо захотелось обнять ее и поцеловать. Однако не стала этого делать, кто знает, что принесет этот день, девушка была права.

День на редкость прошел спокойно, причин задерживаться дольше положенного не было. Светлана, выходя из офиса, увидела машину Валерии, чуть помедлив, направилась к ней.
- Куда мы едем?
- Поговорить.
- Ага, поговорить,… хорошо,… поговорить,… а есть специальные места для разговоров, о которых я не знаю?
Вэл закурила, она улыбалась, наблюдая за Светой. Девушка чуть нервничала, пыталась избежать молчания, которое могло повиснуть между ними.
«Надо поддержать разговор, но она так мило выглядит в этой своей легкой нервозности». Валерия продолжала молчать, улыбаться и краем глаза наблюдать за девушкой.
- Ты очень хорошо танцуешь, ты ведь знаешь это? – Света чуть смутилась.
- Я когда то занималась танцами, в прошлой жизни, но, видимо, навыки еще не все утеряны.
- Определенно не все. Почему сейчас не занимаешься?
- Времени нет, как ты успела заметить, единственное, что я не делаю на работе – это не сплю, но иногда настигают мысли, что смысла уходить нет даже для сна, все равно возвращаться.
- Оставь эти мысли, иначе многие будут поступать так же, чтобы ты не подумала, что они бездельники и не хотят работать. – Светлана изобразила наигранный испуг от такой перспективы.
- Я так всех запугала? – вполне серьезно спросила Вэл.
- Нет. На самом деле нет. Я просто пошутила. Но на некоторых ты производишь впечатление как удав на кролика, но это ты тоже наверняка знаешь. – Светлана, наконец, расслабилась и вела себя более непринужденно.
- Надо учесть, что я тоже могу нервничать. Коллектив для меня новый, да и работа несколько отличается от той, что была раньше…
- О, прекрати, можно подумать, если б было все знакомо, ты бы всех приглашала домой на чашечку кофе и болтала о всяких жизненных глупостях с сотрудниками. – Света засмеялась, представив такое поведение Валерии.
- Скорее всего, нет – тоже засмеялась Вэл. – но некоторых бы пригасила, вернее одну сотрудницу точно, что и делаю прямо сейчас.
- Так мы едем к тебе домой на кофе? – девушка удивленно посмотрела на женщину рядом.
Валерия замялась, от прямо поставленного вопроса. Нет, она не планировала отвезти ее к себе домой, это было бы неуместно в данной ситуации.
«Или уместно?»
- Я хотела просто посидеть где-нибудь в тишине. Где нам не помешают, поужинать и поговорить, - наконец произнесла Валерия, оторвавшись от дороги, посмотрела в ожидающие ответа глаза.
Света только кивнула и отвела взгляд. Молчание все же наступило. Валерия хотела быстрей доехать в маленький ресторанчик, который она нашла недавно.
- Приехали.
Они прошли в полуподвальное помещение.
- У вас кабинки свободны? – спросила Вэл у подошедшего администратора.
- Да, есть свободная кабинка, пойдемте я вас провожу.
Он какое-то время изучали меню, приняв заказ, официантка выпорхнула из кабинки.
- Жаль, что тут не танцуют. – Задумчиво произнесла Света.
- Любишь танцевать? – улыбнулась Вэл, закурив.
- Ты много куришь.
- Да, много, все хочу опять бросить, но не нахожу достаточных мотивов для этого.
- А в прошлой жизни были такие мотивы? – Светлана хотела узнать больше о женщине, сидящей напротив.
- Прошлая жизнь осталась в прошлом. Я не сторонник возвращаться туда, ни в мотивации, ни в желаниях, ни в памяти. Поэтому предпочитаю искать все мотивы в настоящем и думать о будущем.
- Хорошая позиция, только трудноосуществимая на практике. Волей не волей, мы все равно возвращаемся к тому, что было и что повлияло на нас. Думаю, что ты тоже так поступаешь, нельзя стереть память.
- Можно. Можно стереть память, не в прямом смысле, но если нечего вспоминать, кроме оставленной позади пустыни, то не вспоминается.
- А ты оставляешь после себе пустыню? – Света внимательно смотрела, пытаясь понять, лукавит Валерия или нет. Вэл сидела, небрежно откинувшись на спинку кресла, но твердо сжатые губы, чуть с вызовом вскинутый подбородок, говорит о том, что она вряд ли сомневается в сказанном.
«И зачем мне человек, который оставляет после себе безжизненные пески, во что я ввязываюсь так упорно? Меня отталкивают, даже унижают, а я все равно иду вперед. Скорее всего, так она пыталась остановить меня, а я не слушаю. Вот сейчас, то же самое, она сказала это для того, что бы я передумала?»
Валерия смотрела на задумавшуюся девушку, по лицу которой пробегали тени сомнения. «Мои слова достигли цели? Если она сейчас передумает или верней одумается – это будет правильным. Меня тянет к ней, но готова ли я дать этой девушке больше, чем простые встречи ради совместного времяпрепровождения? Готова ли хоть что-то чувствовать сверх сексуального возбуждения? Могу, ведь почувствовала укол ревности, когда увидела ее с другой. Или это было нечто иное? Мне нравится находиться рядом с ней и просто разговаривать. У меня поднимается настроение, когда она приходит на работу. Я стала чувствовать одиночество, когда ее нет рядом, все чаще думаю о ней. Тогда зачем я ей все это рассказываю?»
Принесли ужин. Какое-то время они ели в тишине.
- А что насчет тебя? – Спросила Вэл.
- А что насчет меня? У меня не так много событий и людей было в прошлом, а те, что были, стараюсь не забывать. Может быть, у меня не такой большой жизненный опыт.
- Ты только что назвала меня старой? – улыбнулась Вэл.
- Я? Нет, я не это имела в виду. Ты потрясающе выглядишь! – С пылкостью отреагировала Света. «Господи, я как восторженный влюбленный подросток делю ей комплименты». – Расскажи мне еще.
- Рассказать еще? О чем ты хочешь услышать?
- Я хочу знать о тебе больше. Я чувствую, то, что видела и вижу сейчас – это не правда, верей, не та правда, которая говорит какая ты. Ты постоянно стараешься показать мне вещи, которые должны оттолкнуть меня, я права?
- Не оттолкнуть, а уберечь от ошибки. Ведь может так статься, что ты просто ошибаешься, и не возражай.
- Я знаю, что это не ошибка.
- Откуда и как ты можешь это знать? – резко сказала Вэл, – извини, я не хотела быть резкой, но практика показывает, что девушки вроде тебя, просто хотят попробовать чего-нибудь необычного в жизни, немного себя развлечь.
- Девушки вроде меня? Ты уже навесила на меня ярлык! Откуда ты знаешь, какая я, если даже не пытаешься узнать, а только бьешь меня словами и отталкиваешь поступками? Откуда тебе знать какая я?! – Света почти кричала. – ты… ты ничего обо мне не знаешь!
- Я ничего о тебе не знаю, - тихо сказала Вэл, протянула руку через стол и сжала ладонь девушки, – прости меня, ты права, я делаю все не правильно. Может быть я не тебя, а себя хочу уберечь.
- От меня?
- От… - зашла официантка, принеся счет.
- Пошли?
- Наш вечер подошел к концу? – Света остановилась, выйдя из ресторанчика.
- Я бы хотела еще побыть с тобой, еще рано и ужин так быстро закончился.
- Я тоже хотела бы, тем более, что так и не услышала, от чего ты хочешь себя уберечь.
- Куда поедем?
- Ты пригласила меня на этот вечер и спрашиваешь куда ехать? – Света с сарказмом посмотрела на Вэл, по виду которой было видно, что она ищет варианты, затем твердо сказала, – ко мне, мы поедем ко мне.
- Хм, ладно, чувствую на твоей территории мне не избежать объяснений. – Улыбнулась Валерия.
- Не избежать, этот коварный план тщательно продуман, что бы у тебя не было выбора.
- Да уж, я попалась.

0

17

Квартира у Светы показалась Валерии очень уютной. Пока девушка готовила кофе и переодевалась, женщина осматривала интерьер, заметив папку с выглядывающими оттуда листами художественного картона, она решилась их посмотреть.
Рисунки были сделаны углем, на большинстве из них была изображена она сама.
Рассматривая рисунки, Вэл не заметила, как Светлана подошла и стала позади.
Положив папку на место, она обернулась, наткнувшись на черные полные тревоги глаза.
- Очень красиво, не должна была без спроса брать твои работы, но не удержалась.
- Теперь думаешь, что я одержимый маньяк?
- Теперь я думаю, что ты очень талантливо рисуешь, - Вэл подошла вплотную к девушке. – Спасибо, так меня еще никто не изображал, слишком красивой сделала, боюсь, я мало похожа на себя.
- Я не могу тебя не рисовать, это все, что у меня есть, так я становлюсь к тебе ближе, когда рисую твои глаза, как ты задумчиво держишь в руке свои очки. Мне нравится наблюдать за тобой, а еще, когда о чем-то сосредоточенно думаешь, то у тебя между бровями появляется черточка и ты, время от времени потираешь ее указательным пальцем или дужкой очков или когда ты сжимаешь пальцами переносицу. А еще у меня сердце замирает, когда ты выгибаешь бровь, когда удивлена или смотришь с иронией.
Света говорила все тише и тише, когда почувствовала, как ее талию обвили руки, в щеку ласкало теплое дыхание Валерии.
- Это не эксперимент, не ошибка, я не знаю, почему и как так случилось, но знаю одно, ты нужна мне, нужна до боли и до слез, до бессонных ночей и до дрожи в коленях. Ты нуж….
Она не успела договорить, губы накрыл такой долгожданный поцелуй. Целующие ее губы были горячими и нежными. Этот поцелуй не был похож на тот жесткий, требовательный несколько месяцев назад, он не был похож на недавний дразнящий в кабинете. Он изучал и как будто приглашал, становясь то более настойчивым, то, почти невесомым. Язык пробегал по губам, чуть дотрагиваясь, но когда он надавил на губы девушки, они раскрылись и приняли его с жадностью и страстью. Света услышала сдавленный стон, она почувствовала, что женщина, целующая ее, не играет.
«Она хочет меня, пусть не любит так, как я, но я ей нравлюсь, нравлюсь… я постараюсь, что бы ты меня полюбила, ты все, что мне нужно».
Девушка отдалась своим ощущениям, страстным губам, языку и блуждающим по ней ладоням любимого человека.
Почувствовав вкус губ Светы их жажду и ожидание, Вэл не могла сдержать стон. Когда поцелуй был разорван, обе судорожно вдохнули воздух.
- Вэл, я не хочу, что бы ты останавливалась, - на выдохе прошептала Света.
Валерия посмотрела на нее и опять дотронулась поцелуем до губ. Легкие поцелуи покрывали лицо Светланы, медленно спускались вниз, целуя шею. Грудь Светы судорожно вздымалась, дыхание стало быстрым и отрывистым. Отстранившись, Валерия медленно раздела девушку, любуясь ее телом, чуть резкими линиями ключиц и бедер и уложила на ковер. Проведя пальцами по ребрам почувствовав, как тело Светы отреагировало на прикосновение, Вэл, склонившись, целовала шею, плечи, проводя языком по линии ключиц, чуть прижимая губами нежную кожу, легко покусывая. Когда язык дотронулся до возбужденной груди девушки, та вздрогнула, выгибаясь навстречу. Горячие губы дразнили и ласкали, вызывая стоны одной и другой, которые слились в один.
Света терялась в ощущениях, не понимая, как можно чувствовать то, что она чувствует. Такие ласки не были для нее новыми, но никогда не вызывали ощущения, будто тело превращается в одну точку, сжимаясь и одновременно теряя границы, сознание путалось, сама того не осознавая, она сильней прижимала голову Валерии к себе.
Вкус кожи под губами пьянил, впервые ей не хотелось обладать кем то, а просто наслаждаться, даря страсть и нежность. Когда пальцы нежно пробежали по бедру Светы, она почувствовала, как ноги девушки подрагивают и сгибаются в коленях. Вэл вопросительно посмотрела в темные глаза.
- Да - прошептали губы. Да! кричали глаза.
Легким движением, едва касаясь, она провела по шелковистой, покрытой горечей влагой коже, по пальцам пробежало легкое покалывание.
«Я влюблена, влюблена в нее, как бы я себя не заставляла думать иначе, как бы ни убегала от этого».
Она разделась и легла на девушку, ощутив под собой такое желанное тело, и почувствовала, как ее обивают руки и ноги Светы, прижимая к себе. Приподнявшись на локтях, Валерия нежно поцеловала Свету.
- Такая красивая, ты сводишь меня с ума. – Еще один поцелуй лег на губы девушки, становясь интенсивней и глубже. Когда пальцы медленно и нежно вошли в горячую плоть, поцелуй наполнился стоном.
Медленные и ласкающие движения внутри, сводили Свету с ума, заставляя желать большего. Она двинула бедрами навстречу, почувствовав, как пальцы скользнули чуть глубже, но тотчас устремились назад. Девушка опять направила бедра вслед за дразнившими ее движениями, заставляя заполнить ее всю без остатка, вызывая волну, захлестнувшую все внутри.
Вэл прижалась губами в изгиб шеи и плеча девушки, время от времени издавая стон от ощущения упругих и нежных мышц сжимающих ее, постепенно найдя ритм волшебного стаккато, доводящих обеих до грани, за которой теряется пространство. Когда все ощущения, волнами пробегающие внутри слились в одну яркую точку, а затем взорвались, Света сдалась им, сильно выгнувшись и закричав. Валерия в последний раз, сильней вжалась и скользнула по бедру девушки, последовала вслед за ней с продолжительным стоном.
Биение сердец постепенно замедлилось, дыхание стало ровнее… Вэл, приподнялась над девушкой, намереваясь лечь рядом.
- Не уходи, останься на мне. – Света притянула ее обратно.
- Тебе же тяжело. – Женщина провела пальцами по щеке Светы.
- Мне хорошо чувствовать тебя, я даже не могла представить, что это будет так. Теперь понимаю, почему становятся лесби. – Света улыбалась.
- Эй, не обольщайся, так только со мной, - шутливо возмутилась Валерия.
- Правда? Значит, мне везет, ты у меня есть, мне никто не нужен больше, - Светлана тоже улыбалась, глядя в зеленые глаза, которые смотрели на нее с такой нежностью и обожанием.
Они заснули на полу в объятиях друг друга.

Проснувшись от того, что было прохладно, Вэл обнаружила Свету, трогательно прижавшуюся к ней и обвив своими невероятными ногами. Посмотрев на часы, она решила, что до работы надо заехать домой, переодеться. Осторожно освободившись от объятий, она встала, положила под голову девушки подушку и накрыла пледом. Затем одевшись, склонилась для поцелуя.
- Малыш, проснись на минутку, - произнесла она в губы девушки, которая открыла сонные глаза.
- Ты куда? Не уходи. – Сон как рукой сняло, Света села, плед упал на пол, открывая Валерии великолепный вид.
- Я поеду домой переоденусь, а ты поспи еще пару часов, хорошо? Но я не успею уже вернуться, ты доберешься?
- Да, доберусь, если что Олег подкинет.
- Не опаздывайте, пожалуйста, госпожа Суворова. – Улыбнулась Вэл, склонилась и поцеловала губы, чуть помедлив, оставила легкий поцелуй на груди девушки.
- Мне пора, скоро увидимся. – Она отстранилась со вздохом разочарования.
- Меня выводит из себя, когда ты меня так называешь, ты ведь догадываешься об этом? – возмутилась Светлана.
- Конечно, догадываюсь, иначе бы не называла. – Засмеялась Вэл. – Поспи, рано еще.
- Ладно, но я по тебе уже скучаю.
- Я по тебе тоже.
Валерия вышла в холодное весеннее питерское утро и, поежившись, села в машину, направилась домой, ожидая начала рабочего дня, что бы увидеть Свету.

Олег заехал к Славе после работы. Они договорились съездить за вещами, которые его друг так и не забрал после разрыва со Светой. Он выбрал этот вечер, потому что знал, что девушки вечером дома не будет. Можно спокойно забрать все коробки, которые она давно приготовила.
- Ну, что, ты готов? Ключи не забыл?
- Нет, не забыл, когда все заберем, ты передашь их?
- Передам, конечно. Ты все еще зол на нее?
- Она мне изменяла, как я должен к ней относиться?
- Вам надо поговорить спокойно.
- Наверно ты прав. Знаю, что она живет одна, может, просто ошиблась, и мы сможем быть вместе.
Олег ничего не ответил на это, но понимал, что не такой разговор им нужен. Слава изменился, веселый молодой мужчина стал раздражительным, часто злился, срываясь на всех. Они редко стари встречаться, но узнав, что Вячеслав хочет забрать вещи от Светы, Олег согласился.
- Подожди меня, там не много, пара коробок, я сам донесу. – Сказал Слава, когда они подъехали.
- Хорошо, если нужна будет помощь, позвони, я поднимусь.
Вячеслав поднялся, аккуратно открыл квартиру своим ключом, тихо прошел внутрь. Услышав из комнаты звуки, мужчина приоткрыл дверь. Его взору предстала картина сплетенных в страстном танце тел. Он стоял и наблюдал за двумя женщинами, которые его не замечали, отдавшись всецело друг другу. Так же тихо он прикрыл дверь и вышел из квартиры.
- Ты что так быстро? – Олег удивился.
- Да не те ключи взял, давай перенесем.
- Смотри сам, тебя куда подбросить?
- Домой, мне надо съездить еще в одно место сегодня, спасибо, что хотел помочь.
- Да не за что, мы вроде как друзья, хотя ты редко вспоминаешь об этом в последнее время. – Олег не хотел ни обвинять, ни упрекать, но он скучал по другу.
- Да закрутился что-то, работы много, сам понимаешь, как это бывает.
- Понимаю. – Он высадил Славу, а сам поехал домой.
Дождавшись, когда машина Олега скроется из вида, мужчина быстро сел в свою и рванул к дому Светланы.
«Только не пропустить момент, когда эта сука выйдет».
Он был зол, очень зол.
«Она не такая. Я знаю, что не такая, она сбилась с пути, ее надо вернуть к нормальной жизни. Надо дождаться эту блондинистую тварь, она испоганила всю мою жизнь, такое прощать нельзя. Забрала у меня женщину. Да что она такого могла предложить, что Светка ушла от меня?!»
Мужчина сидел час за часом, накручивая свою злобу, когда в пять утра, увидел выходящую из парадной Валерию и поехал за ней. Машина женщины остановилась на стоянке. Открыв бардачок, Вячеслав достал оттуда нож и быстрым шагом догнал ее.
Вэл хотела уже открыть дверь подъезда, когда услышала быстрые шаги рядом. Она развернулась, в нее почти врезался какой-то мужчина.   
- Осторожно, не видите куда идете? – Вэл начала поворачиваться , когда почувствовала толчок в спину. Ее прижали к металлу двери.
- Я очень хорошо вижу куда иду, сука. – Злость в голосе мужчины заполнила все пространство вокруг.
Она попыталась оттолкнуть нападавшего, но он был намного выше и сильней. Ее развернули рывком, и тело несколько раз пронзила острая жгучая боль. Затем сознание окутала тьма, она уже ничего не слышала и не чувствовала.
Нанеся несколько ударов, Вячеслав отпустил тело женщины, посмотрел, как она сползла на землю и лежит без движений.
«А теперь детка, я успокою тебя в твоем горе, но подожду, когда узнаешь, что эта тварь сдохла и приду к тебе. Все будет как раньше, мы будем счастливы».
Мужчина сел в машину и уехал. Остановившись на набережной, он выбросил нож в воду. Дома он помылся и лег спать.
«Вечер, надо дождаться вечера и новостей».

«Опаздываю, опаздываю, опаздываю!»
Света носилась по квартире, собираясь на работу.
«Нельзя опоздать, я обещала. Какой был вечер и ночь, и утро! Я счастлива, даже надеяться не могла, что так все получится».
Она позвонила Олегу и выбежала на улицу, почти залетая в его машину.
- Привет, Олежка! Мы не опоздаем на работу?
- Привет, ураган, вовремя приедем, не переживай.
- Здорово! Поехали тогда, что стоишь?
- Раскомандовалась тут, - улыбнулся Олег, – чего такая возбужденная с утра, обычно вялая как муха на зимовье.
- Поехали-поехали, никакая я не муха.
- Поздно вчера пришла? Мы приезжали часов в девять вечера со Славой за вещами, но он ключи перепутал, не забрали ничего.
- Нет, - задумчиво произнесла Светлана, – в девять я уже дома была.
- Так рано? Не удался вечер? – Олег взглянул на довольное лицо девушки.
- Удался, очень удался, мы приехали, потом поговорим, пошли работать.
Придя в офис, Света поняла, что Валерии еще нет. Не пришла она и через час, не появилась и к обеду. Настя ничего не знала о том, где ее босс. Точнее сказать, никто не знал, где Смирнова.
«Где ты? Не поступай со мной так, не сбегай. Да о чем я думаю, ее просто нет на работе, и никто не знает где она. Так не может быть, она бы предупредила либо Настю, либо кого-нибудь еще, но все ее ищут, даже генеральный звонил раза два».
Света опять пришла в приемную.
- Насть, Валерия Александровна не появлялась?
- Нет, я оборвала все телефоны, мобильный и домашний. Домашний никто не берет, а мобильный отключен. Я уже не знаю что думать. Послали машину к ней домой, еще не позвонили, ой вот звонят, подожди.
Света смотрела с тревогой на секретаря, внутри у нее поднималась паника. Увидев, что Настя поговорила по телефону, она опять подошла к ней.
- Ну, что там?
- Да странно как то все. Машина на стоянке возле дома, квартиру никто не открывает. Милиция возле подъезда, там у них случилось что-то в доме.
- Что случилось, когда?
- Да откуда я знаю, Свет. Смирновой нигде нет. У меня уже варианты закончились. – Тут опять раздался звонок. – Да, слушаю вас, да я ее секретарь, но Валерии Александровны нет на работе, скажите свое имя и я…. Как она у вас? Где? В больнице?
Света вслушивалась в разговор, не выдержав, она выхватила у нее трубку.
- В какой больнице, что с ней случилось? – лицо девушки побледнело, как полотно, пошатнувшись, она оперлась на стол. – да, я поняла, сейчас приеду. Нет, нет, я не секретарь…я ее…друг.
- Свет, что случилось, где она?  - Настя смотрела с тревогой на Светлану.
- Она в больнице и она умирает, - Свету начала бить мелкая дрожь, вдруг она выпрямилась и выбежала из приемной.
- Олег, поехали срочно в больницу, Валерия там.
- Что она там делает, персонал набирает? – пошутил Олег. Он только пришел в офис, с утра выезжал по работе на встрече и еще не знал, о том, что Смирнову нигде не могут найти.
- Она там умирает. Олег, поехали, пожалуйста, быстрей. – Парень стоял ошарашенный этой новостью.
Приехав в больницу, Света понеслась в справочную, там узнала, что Валерию привезли несколько часов назад с ножевыми ранениями, сейчас она находится в палате интенсивной терапии после операции.
Найдя хирурга, который проводил операцию, она прорвалась к нему в ординаторскую и добилась того, что бы ей все рассказали.
- Сами по себе ранения не смертельны, проблема в том, что она потеряла много крови. Мы нашли мобильный телефон, но он был разряжен, пока отыскали зарядное устройство, пока решили, кому позвонить, прошло много времени. Ее к нам привезли в восемь утра, почти сразу сделали операцию, но она без сознания.
- Она выживет, доктор? – Света слушала и по щекам катись слезы.
- Будем наблюдать, сейчас ничего определенного сказать не могу. Мы сделали все, что могли, дальше все зависит от организма, а мы ему поможем.
- Я могу ее увидеть?
- Вообще-то нельзя, ну-ну успокойтесь, не надо так плакать, кто она вам? Родственница?
- Позвольте мне побыть с ней. Пожалуйста, я буду тихо вести себя, ни до чего не буду дотрагиваться, надену стерильную одежду, только позвольте мне побыть с ней.
- Пойдемте, я вас провожу, только держите себя в руках, вы не поможете ей, если будете там сидеть и рыдать.
- Да, да, доктор, я все сделаю – Света поспешно шла за врачом, на ходу вытирая слезы.
Зайдя в палату, Светлана остановилась как вкопанная, увидев лежащую на кровати Валерию. Она была бледной до такой степени, что кожа отдавала синевой. Дыхание поддерживалось аппаратом искусственного дыхания. Света сползла по стене вниз, закрывая лицо руками. Немного придя в себя, девушка подошла к постели и, встав на колени, взяла женщину за руку.
- Не оставляй меня, прошу, не оставляй. За многие годы моя жизнь впервые наполнена счастьем и надеждой, причина этому - ты. Вэл, слышишь меня? Я знаю, что слышишь, ты тут, я чувствую тебя. Не смей опять убегать даже таким способом!
Света прижалась губами к холодной руке.
- Вэл, я никуда не уйду. Слышишь? Никуда не уйду, я люблю тебя, как бы ты не старалась, буду рядом, прядется принять мое присутствие. Тебе надоест, что я постоянно маячу перед твоей постелью, ты вынуждена будешь очнуться и сказать, чтобы я уходила. Но пока ты этого не сделаешь, я буду тут.
Олег заглянул в палату. Перед постелью на коленях стояла Света,  прижимаясь к ладони Валерии что-то непрерывно шепча. Она не повернулась на звук открывшейся двери.
- Свет, что мне делать? – Олег старался говорить тихо, девушка не отреагировала на его вопрос.
- Света. – Снова позвал он.
Девушка подняла на него глаза, не отрывая губ от холодных пальцев Валерии. От боли в этих глазах у Олега все сжалось внутри.
- Как она? Что говорят врачи? – Света только закрыла глаза в ответ на эти вопросы, из ее глаз полились слезы. Он понял, что положение тяжелое. – Ты не можешь тут так сидеть все время, Света ты уже час тут, выйди ненадолго давай решим, что делать.
- Я не оставлю ее.
- Я не прошу тебя оставлять, просто выйди на минутку, ладно? Давай все решим, и ты вернешься.
Света кивнула, осторожно положила ладонь Валерии на постель, с трудом поднявшись. Ее ноги затекли и нестерпимо покалывали.
- Я так понял, что ты намерена тут остаться, да? – Она кивнула. – Хорошо, но на ночь тебе все равно не разрешат оставаться. Давай сделаем так. Сейчас ты умоешься, мы поедем на работу, ты сдашь свои дела кому-нибудь, напишешь заявление на отпуск. Потом я отвезу тебя домой, поспишь, а утром каждый день буду перед работой привозить тебя сюда, а вечером забрать.
Светлана протестующее замотала головой.
- Я никуда отсюда не уйду, я должна быть с ней рядом. Ты не понимаешь, я не могу потерять еще и ее, ты не понимаешь, Олег.
-  Я все понимаю и вижу, как она тебе дорога. Но ты не поможешь, если будешь тут тихо умирать рядом с ней. Ты должна быть сильной и уверенной. Чтобы она чувствовала, что можно на тебя опереться в этой борьбе за жизнь. Послушай меня и доверься мне. Я твой друг, я все устрою.
И девушка сдалась. Она зашла в плату, склонилась над Валерией.
- Я скоро вернусь, слышишь? Дождись меня. Только дождись меня. – Она поцеловала Валерию в щеку, постояла еще несколько минут, всматриваясь в лицо, пытаясь отыскать хоть какой-то признак жизни, но лицо Вэл было слишком спокойным.
В офисе Света не реагировала на вопросы коллег, не обращала внимания на их удивленные взгляды, вызванные ее видом и состоянием. Как можно быстрей закончила все дела, в заявлении указав причину отпуска «по неотложным личным обстоятельствам» и ушла. Вслед ей смотрела Настя, только она была свидетелем волнений и переживаний Светы из-за происшествия со Смирновой.
«Она представилась звонившему из больницы, как друг Валерии Александровны, но не так давно они готовы были бить руг друга, такая была между ними неприязнь. Или это было совсем не неприязнь, а другое чувство? Что тут вообще происходит? Света почти обезумела от известия о нападении. Надеюсь, все прояснится и надо пораспрашивать Арсеньева, он явно что-то знает».

«Пришло время навестить мою ненаглядную. Дать ей выплакаться на своем заботливом плече».
Вячеслав решил не звонить, а под предлогом забрать вещи приехать к Свете домой.
Подъехав к дому, он увидел ее выходящей из машины Олега. Выглядела она подавленной и убитой.
«Как ты сильно переживаешь по поводу смерти своей блондиночки. Видно сильно она тебя обработала. Горе у тебя просто не поддельное».
Вячеслав подошел к Олегу и Свете.
- Что вы такие понурые, что случилось? – Слава изобразил искреннюю озабоченность.
- Привет, Слав, ты какими судьбами тут? - Олег обнял за плечи Свету, которую била мелкая дрожь.
- Решил все же вещи забрать. Света, солнце, что с тобой случилось? – девушка молчала, -  Олег, давай я провожу ее сам, спасибо тебе, что помог. – Слава быстро завладел плечами Светланы, отстраняя своего друга.
Олег неохотно уступил место, но решив, что ничего страшного не случится, если со Светой побудет сегодня Слава.
- Завтра утром заеду за тобой, Свет, постарайся отдохнуть и набраться сил, помни, что они нужны не только тебе. – Светлана кивнула в ответ и пошла со Славой домой.
Девушка молча прошла в душ, не обращая внимания на вопросы мужчины, даже не слыша о чем он у нее спрашивает. Струи прохладой воды немного взбодрили ее.
«Вэл, я скоро приду к тебе, утром, скучаю по тебе, верю, что ты меня слышишь и чувствуешь».
Выйдя из душа, Света застала Славу, готовящим на кухне яичницу.
- Походи, красавица, я тебя ужином накормлю, смотрю, ты немного пришла в себя. Проходи, садись и расскажи, что тебя так расстроило?
-  Не хочу есть, почему ты все еще тут? Я не просила тебя готовить мне ужин. Я ушла от тебя, помнишь, Слав? Ничего не изменилось, просто возьми свои вещи и уходи. Благодарна тебе за заботу, но я хочу побыть одна.
- Свет, зачем ты так? Я просо хочу помочь, чем могу, расскажи мне, я не претендую ни на что больше. Только позаботиться о тебе. Я ушел и не объявлялся, но не престал к тебе тепло относиться. – Внутри у мужчины закипала ярость, его прогоняли. Подавив ее, он попытался обнять Свету. – Свет, не отталкивай меня, побуду немного с тобой и уйду, когда ты заснешь, соглашайся.
- Хорошо, давай свою яичницу, я правда проголодалась, только потом тебя все же придется уйти.
- Что происходит? У нас случилось недоразумение, но я успокоился и понял, что с каждым может произойти ошибка. Давай попробуем сначала?
- Недоразумение? Слава, я люблю другого человека и это не недоразумение – это реальность, тебе придется с этим смириться.
- И где твой любимый человек, когда ты в таком состоянии?! – закричал Вячеслав, опять охваченный яростью.
- С моим любимым человеком случилась беда! – тоже закричала Света, – и я должна быть в больнице, рядом, а я тут с тобой выясняю какие-то отношения, которые не стоят выеденного яйца!
- Как в больнице? – мужчина замер и замолчал.
«Она не умерла, жива и в больнице. Надо что-то делать. Бежать! Идиот, куда бежать, надо решать проблему. Иначе она опознает меня. Надо продумать все и закончить начатое».
- Так в больнице! Уходи, прошу тебя.
- Да. Извини, я пойду. – Не сказав больше ни слова. Слава поспешно ушел.

Прошла неделя, в течение которой Света ежедневно находилась у постели Вэл. Днем она читала ей книги, разговаривала, протирала влажными полотенцами лицо и руки женщины. Она наблюдала, как убрали аппарат искусственного дыхания, потому что состояние стабилизировалось, как меняют повязки и снимают показания приборов, которые были подключены датчиками к голове и груди Валерии. Иногда, как сейчас, отчаяние и боль затмевали все вокруг. Света опустилась на колени и опять прижалась губами к руке Вэл, покрывая ее поцелуями, смешанными со слезами.
- Любимая, вернись ко мне, я так много тебе хочу сказать и еще больше, так много хочу сделать вместе с тобой. Гулять, ходить в кино, рассказывать тебе всякие истории, рисовать тебя, засыпать и просыпаться с тобой.
- Сомневаюсь, что если буду ложиться спать с тобой, то посплю больше пары часов ночью.
От этого тихого, хриплого голоса Света подскочила как от грома, раздавшегося у нее над головой.
- Вэл, моя Вэл… Ты очнулась… Ты жива.  – Света стала целовать лицо, руки, целовать все, что попадалось на пути ее губ.
- Постой. Постой малыш, дай на тебя посмотреть. Я постоянно слышала твой голос, но не могла открыть глаза, успокоить, сказать, что со мной все хорошо. Ну же, давай, посмотри на меня.
- У тебя дар подкрадываться ко мне, даже сейчас твое появление чуть не остановило мне сердце. Не разговаривай много, тебе нельзя, скорей всего нельзя, я так рада, ты опять со мной. Теперь все будет хорошо.
Они смотрели друг на друга, неотрывно, долго и всепоглощающе. 
- Как я скучала по твоим глазам, по тебе. – Света опять взяла ладонь Валерии и поцеловала ее. – Мне надо позвать врачей, что бы осмотрели тебя.
- Еще немного побудь со мной наедине, а потом позовешь. – Вэл закрыла глаза, она устала. – Кому ты сказала, что со мной произошло?
- Прости. – Света заволновалась. – Никому не говорила, надо было посмотреть твои контакты в телефоне, сообщить родным, у тебя же есть родные? Но я так боялась, что мне не разрешат быть рядом с тобой и не сделала этого.
- Ты правильно все сделала, я сама позвоню, не переживай по этому поводу. – Вэл слабо пожала ладонь, удерживающую ее пальцы. – У меня есть мама, она живет в другом городе, но если бы она увидела меня без сознания, то было бы еще хуже. Я сама ей все расскажу. Слышишь меня, малыш, не переживай. Еще есть подруга в Москве, Марина, но у нее только недавно родился ребенок, ее тоже не надо было тревожить понапрасну.
- Понапрасну? Что ты такое говоришь? Ты чуть не умерла!
- Не умерла ведь. Твой голос был наточкой, которая не позволяла мне уйти. Я слышала его, ты мне читала, говорила со мной. Ты единственный человек, которого я хотела бы видеть, очнувшись. Ты спасла меня, малыш.
- Мне нравится, когда ты меня так называешь. – У девушки опять потекли слезы.
- Не плачь, поцелуй меня и зови врачей, только будь не далеко, не хочу больше отпускать тебя.
Света наклонилась и легко дотронулась до губ Вэл.
«Они теплые и живые, ты вернулась, я тоже больше не отпущу тебя никуда и ни к кому». Еще на несколько мгновений задержавшись на губах любимой, Света отстранилась, и пошла за медиками.

Глава 6.

Несколько раз он приходил в больницу, но возможности незамеченным проникнуть в палату так и не представилось. Там целыми днями находилась Светлана или работники больницы. В тот день он тоже находился неподалеку. Вячеслав увидел, что девушка выбежала из палаты с заплаканными глазами, уставшая и осунувшаяся, но на лице ее светилась улыбка, а глаза блестели радостью.
«Значит, она очнулась, другого времени не будет. Или сейчас или уже никогда». Расправив медицинский костюм, который купил сразу, как ушел от Светы, надев на лицо медицинскую маску, он вошел в палату.
На его приход, женщина, лежащая в палате, никак не отреагировала. Только мерно вздымающаяся грудь выдавала то, что она жива.
«Может она не очнулась? Надо все сделать быстро».
Подойдя вплотную к постели, мужчина столкнулся с затуманенным взглядом, смотрящим на него из чуть прикрытых глаз, на губах у женщины дрогнула улыбка.
- Здравствуйте, доктор. – Тихо произнесла Вэл.
Слава застыл, как вкопанный.
«Я не смогу сделать это еще раз, что я наделал? Она меня не запомнила. Да что там запомнишь, она меня не видела практически! Не смогу это сделать».
Он вышел из оцепенения и быстро покинул палату. Как раз вовремя, потому что по коридору уже шли несколько медиков, а за ними показалась фигура Светы. Завернув за угол, мужчина быстро направился к лестнице.

Девушку попросили остаться снаружи. Опустившись на корточки возле двери, она стала ждать, когда вновь может увидеть любимую. Она догнала врача.
- Доктор, скажите, как она?
- Что ж, девушка, думаю, что довольно скоро нам придется расстаться, за это время мы уж привыкли к Вам. – Врач улыбался. – Все хорошо, теперь процесс выздоровления пойдет быстрее. То, что Ваша знакомая пришла в себя достаточно быстро, я так подозреваю, есть Ваша заслуга. После выписки ей нужен будет уход еще какое-то время. Не сомневаюсь, что он у нее будет.
- Спасибо Вам. – Все что смога сказать Света.
Врач обнял девушку за плечи.
- Не знаю кто она для Вас, но Вы еще раз доказали, там где бессильна медицина, на помощь приходит любовь. Идите к ней, Вы ей нужны сейчас больше, чем все врачи этой больницы.
Зайдя к Вэл, Света увидела, что многие приборы убрали.
- Устала от такого количества народа? Ты всегда была популярной, к тебе трудно пробиться. – Света пригладила взъерошенные волосы Вэл.
- Домой мне уже пора, врач сказал, что я здорова. – Валерия смотрела на девушку, сидящую возле постели, и видела, как темные круги легли вокруг глаз, черты лица заострились. – А вот ты устала, тебе надо хорошо выспаться.
- Со мной все нормально. Я не работаю и сплю дома.
- Давай договоримся, ты вернешься на работу, за мной уже не нужен будет такой уход. Будешь приходить, когда будет свободное время.
- Ты не хочешь меня видеть? – Света болезненно сжала ручки кресла, в котором сидела.
- Хочу, очень хочу, но не хочу, что бы твоя жизнь превратилась в больничное времяпрепровождение. Я и так отняла у тебя столько времени. Эй, ты почему плачешь, малыш?
- Не прогоняй меня. – Свету душили слезы досады и обиды.
- Я не прогоняю, ну что ты? Иди ко мне, ну что ты придумываешь? Просто я волнуюсь за тебя. На тебе лица нет из-за меня.
Света села на постель и положила голову на подушку рядом с Валерией.
- Если ты волнуешься, то не прогоняй, с работой я разберусь, у меня отпуск вообще.  Я тут телефон твой принесла, зарядила его.
- Спасибо, малыш. Завтра буду звонить, сегодня отдохну и приду в себя. Хотя, много отдыхать не придется, врач сказал, что из милиции уже кто-то ждет, когда смогу дать показания.
- Ты помнишь, что с тобой сучилось? – Девушка с тревогой смотрела на то, как глаза Вэл закрылись, а брови нахмурились. Она погладила пальцами ее лоб и брови. От этого движения, черты лица женщины снова смягчились.
- Мало что помню, неожиданно все произошло, я хотела зайти в парадную, но на меня налетел какой-то мужчина, назвал сукой, а потом жар, боль и темнота. Я так понимаю, меня даже не ограбили, если телефон остался при мне.
- Не ограбили, я забрала все твои вещи, там и бумажник, и ключи от квартиры и машины, и документы, все на месте.
- Да, странно. Такие преступления совершаются или на почве мести или психически больными. Но меня не мучили, не насиловали, на случайность тоже мало похоже. Остается месть. Интересно, кому я так насолить успела, что меня готовы были убить. – Вэл задумалась и опять старалась вспомнить события того утра.
- Ты говоришь, как следователь. – Света продолжала поглаживать пальцами волосы и лицо Вэл.
- Следователем я никогда не была, но кое-что из криминологии еще помню. Как-никак юрист по образованию, да еще со специализацией по уголовному праву. – Вэл перехватила блуждающие по ее лицу пальцы, свободной рукой, другая была зафиксирована для капельницы. Она прижала ладонь к своим губам. – Не могу об этом думать, все, о чем я могу думать – это горячая ванна. Смыть с себя все это.
- Как только будет можно, я тебя помою. – Света улыбалась, представив, как будет осторожно мыть любимую, как будет поддерживать ее и целовать.
- Мне нельзя волноваться, ты же знаешь, а от твоих слов у меня давление сейчас подскочит и сюда сбежится полбольницы. – Валерия улыбалась.
- Хорошо-хорошо, не буду тебя волновать. Пока не буду. – Девушка склонилась, и поцеловала Валерию мягко и нежно. Именно в этой позе их застал лечащий врач, зашедший в палату.
Кашлянув для приличия, он с интересом наблюдал, как склонившаяся над его пациенткой девушка чуть дернулась, но, все же, осталась на месте, а потом медленно отстранилась выпрямляясь.
Света не отрывала взгляда от глаз Валерии, ожидая ее реакции на появление доктора. Но та, только чуть улыбнулась и сжала пальцы девушки.
- Ты в порядке, малыш?
- Да, а ты?
- Я прекрасно. – Она перевела взгляд на доктора. – Опять какие-нибудь обследования?
- На сегодня обследований хватит. Вас там милиция хочет видеть, каждый день интересуется, пришли Вы в себя и можно ли вас допросить.
- Допрашивать меня не стоит, а вот опросить могут. Пусть проходят, если они уже тут.
В последующие дни в палату стало приходить все больше и больше посетителей. Света, скрепя сердце, каждый раз выходила из палаты, когда приходили коллеги, знакомые, друзья Валерии.
«Это правда трудно, делать вид, что я просто посетитель с работы и прятать свои чувства. А хотела бы я огласки наших отношений? Знает Олег, знает Ира, доктор знает теперь, но это все не то. А если узнают другие? Как мне себя вести, что говорить, как объяснять и надо ли объяснять? Будут шептаться за спиной, а может даже презирать, кто знает, как люди, которые меня окружают, относятся к подобным взаимоотношениям».
Света сидела в кафе, рядом с больницей, в задумчивости водила вилкой по тарелке с греческим салатом. Мысли были полны вопросов, ответы на которые она не знала.
«Может быть, Вэл права и я сама не знаю, чего хочу? Но ведь я люблю ее. Но так ли сильно люблю, что готова пойти дальше с гордо поднятой головой через непонимание, неприятие, да бог знает что еще, ради этой любви?»
Так она рассуждала, когда у столика, за которым сидела, возникла женская фигура, Света подняла голову. Она сразу узнала эту красивую девушку, именно с ней была Вэл в холле компании, именно с ней она ушла в тот вечер, отказавшись от встречи.
- Я могу присесть за Ваш столик? – Вся фигура этой молодой женщины источала уверенность и решимость, голос звучал ровно и спокойно.
Света легко кивнула, внимательно всматриваясь в лицо, севшей напротив, гостьи. Она положила вилку, оставив в покое салат, к которому так и не притронулась.
«Что ей от меня надо?»
- Хочу сказать Вам спасибо за то, что были все это время с Валерией. Я понимаю, что она не хотела меня волновать. Особенно после того, как мы пришли к решению забыть наши разногласия и начать отношения с начала.
«Что она говорит? Что значит, они решили начать все сначала?»
Света ждала продолжения.
- Мне кажется, что Вы меня не совсем понимаете. Меня зовут Юлия, мы с Вэл были очень долгое время вместе, в том смысле, что жили вместе, были парой во всех смыслах этого слова. Вы понимаете меня? – Юля сделала паузу, заглянув в полные тревоги черные глаза своей собеседницы.
- И что Вы хотите от меня? – Светлана как можно спокойней задала этот вопрос.
- Я не совсем понимаю, что она к Вам чувствует, хотя догадываюсь, зная ее. Скорей всего она с Вами переспала, раз или два и Вы решили, что она Вас любит. – Юля неопределенно улыбнулась. – Но поверьте мне, подобных Вам в ее списке больше, чем достаточно.
- Вы лжете, если решили быть вместе, зачем наговаривать на нее? – но в голове у Светы возникли образы инструктора по йоге, потом фраза, услышанная в трубке, когда она звонила ей и Валерии была в стриптиз баре. Видимо мысли отразились на лице.
- Вы сами знаете, что я не лгу и, судя по Вашему лицу, знаете, о чем говорю. – Юля улыбнулась чуть шире, продолжая неотрывно наблюдать за Светланой. – Я могу ее понять, всегда ищешь замену тому, кого любил или пытаешься забыться в новых отношениях. Не находишь, ищешь снова. Я совершила ошибку, мы расстались, но я поняла, что мне никто не нужен, кроме нее и сказала об этом. Наши разногласия остались позади, она меня простила. Ваша забота и чувства, не могли ее оставить равнодушной, конечно же, она откликнулась на них. Но поймите, у Вас нет будущего. Я не пытаюсь уберечь Вас от сердечной раны, когда она Вас бросит. Просто хочу, что бы нашим возобновленным отношениям ничто и никто не мешал. В любом случае, теперь Вы все знаете, мне сказать больше нечего.
Юлия встала и, не прощаясь, ушла, оставив Свету сидеть пораженной услышанным.
«Она сказала мне неправду! А вдруг правду? Вэл, конечно же, не ангел, но не могла так цинично поступить со мной. Но однажды она поступила со мной цинично и жестоко, что мешало ей сделать так еще раз? Она не притворялась, а все слова, то, как она смотрит на меня, как касается, не может это быть ложью! Я должна с ней поговорить, сейчас же поговорить».
Заглянув в палату, Света с облегчением увидела, что там никого нет.
- Где ты так долго была, я уже почти час тут скучаю без тебя.
«Валерия Александровна, да ты и правда влюбилась и, надо признаться, рада этому, не так ли?»
Она мысленно засмеялась.
– Что ты там стоишь? Иди сюда, я хочу тебя поцеловать.
«Все ложь, как я могла сомневаться в ней? Но, все же, спросить надо».
Света подошла и, склонившись, дотронулась до теплых, ставших такими родными, губ. Она почувствовала, как Валерия ее обняла.
- Что ты такая тихая? – женщина нежно поцеловала девушку.
- Вэл, я хотела тебя спросить. Увидела тут сегодня ту девушку, с которой ты ушла из офиса, шатенка.
- Да, Юля, она была у меня сегодня, никак не могу понять, каким образом она меня постоянно находит.
- Вы с ней…
- Да, раньше мы были вместе три года, но прошло много времени с тех пор, как мы расстались - это прошлое, почему ты спрашиваешь о ней? – Она внимательно посмотрела на Свету.
- Что она сделала такого, что вы расстались? Ты же любила ее, раз так долго была с ней.
- Любила, но она мне лгала. Да и предпочла другого человека. В таких условиях любовь теряет почву под ногами и умирает.
- Ты сильно переживала ее уход?
- Сильно, это все было полной неожиданностью. Я не видела или не хотела видеть то, что происходит. Для меня это было потрясением. – Вэл взяла девушку за руку. – Малыш, все в прошлом, почему ты вдруг спрашиваешь об этом?
- Скажи, ты простила ее?
- Простила. – Валерия отпустила руку Светы. – Сама удивляюсь себе, но простила. Знаешь, все не так просто в жизни, да и не сторонник я тотальной ненависти и не прощения. Всегда надо дать человеку шанс, если не исправить случившееся, то хотя бы объяснить. Я понимаю мотивы ее поступков и ее желания. В тот вечер, когда ты видела нас, мы встретились впервые, после расставания, поговорили и я простила. Поняла, что не могу больше злиться, просто отпустила это.
«Простила, она простила ее, все правда!»
- Я тут вспомнила, мне надо срочно сделать кое-что, я попозже приду. – Света, не дав, Валерии задать вопрос, вообще сказать ни слова, быстро вышла из палаты и выбежала из больницы.
Вэл смотрела с недоумением за тем, как девушка уходит.
«Что происходит? Откуда эти вопросы и такое поведение?»

0

18

После разговора со Светланой, Юля чувствовала себя удовлетворенной.
«Что бы там у них не было, а что-то есть - это точно, это пошатнулось. Удача на моей стороне. Я сумела посадить зерно сомнения в голову этой девушки, и оно даст плоды. Теперь мне надо решить главное. Вэл. Как заставить ее вернуться? Она непреклонна. Почти выгнала меня из палаты утром. Главное не останавливаться».
Купив букет цветов, Юля решила опять ее навестить.
С лучезарной улыбкой на лице она прошла к постели Вэл и стала ставить букет в вазу, вынув оттуда уже чуть увядшие розы.
- Красивые были розы, ты пользуешься популярностью. – Юля посмотрела на хмуро молчавшую Валерию. – Не надо на меня так угрожающе смотреть. Вэл, перестань дуться, правда. Или у тебя что-то болит?
- Ничего у меня не болит, я же просила не приходить больше.
- Оставь, ты не можешь мне запретить приходить к любимому человеку, я слишком долго была без тебя, что бы твое «не приходи больше» остановило меня. Ты знаешь меня лучше всех и должна понимать, что я не остановлюсь, потому что хочу быть с тобой.
- Значит ты никого не нашла больше, что б провести весело время в Питере? – Язвительно спросила женщина.
- Да ладно тебе, я сказала это от обиды и досады. Я приехала сюда ради тебя, ради себя, ради нас.
- Нет никаких нас, ты заблуждаешься.
- Нет, но ведь мы можем все исправить. Я скучаю по тебе, слышишь? Неужели ничего не чувствуешь, я не поверю в это.
- Юль, поверь в то, что все прошло, не буду скрывать, что безумно скучала по тебе, только невероятные усилия не позволили мне встретиться с тобой, набрать твой номер телефона. Но у всего есть своя критическая точка, понимаешь? Я просто стала жить дальше без тебя.
Юля присела на край постели и начала потихоньку касаться руки, а потом лица Валерии.
- Я виновата, очень виновата, но ведь все мы совершаем ошибки, ты тоже совершала, неужели в тебе нет ни капли сожаления, что у нас все так закончилось? – девушка склонилась, и губы сменили ее пальцы.
Губы скользили и ласкали лицо, они были такими знакомыми, что Валерия непроизвольно зарыла глаза. А потом она почувствовала поцелуй на своих губах.
«Не те губы, знакомые, но не те».
Она уперлась руками в грудь Юлии и отстранила ее, насколько смогла.
- Юля, нет. Я не могу и не хочу. Давай оставим все. Просто услышь меня.
- У тебя кто-то есть? – Она выпрямилась, но не ушла с постели.
- Да, думаю есть. Я хочу верить, что есть.
- Понятно, если ты говоришь о той черноглазой, стройной и красивой девушке, которую я вижу постоянно рядом с тобой, то думаю – ты ошибаешься.
- Что ты имеешь в виду под словами «ты ошибаешься»? – Валерия вся напряглась.
- Ничего особенного не имею в виду. Просто знаю, что она относится к этому не так как ты. Вэл, прекрати, сколько было таких у тебя до меня и после меня? Одной больше, одной меньше.
- Что ты ей сказала? – Ее голос был похож даже не на шепот, а на угрожающее шипение.
- Правду и ничего кроме правды. Что я люблю тебя, что ты меня простила, ведь все это правда, не так ли? И знаешь, она поверила, а как тут не поверить. Только со мной ты была верной и постоянной. Я так подозреваю, что она уже имеет кое-какую информацию о твоей непостоянной натуре.
- Черт тебя побери, Юля! Ты постоянно приносишь мне неприятности! И ты после всего этого думаешь, что мы сможем начать все сначала?
Дверь в палату открылась, вошел лечащий врач.
- Что тут происходит? Девушка, попрошу вас покинуть палату. – Обратился он к шатенке. – Вы доставляете ненужное волнение моей пациентке - а это, в ее состоянии недопустимо.
Юля встала.
- Простите, доктор, этого больше не повторится. Я зайду позже, - обернула она к Вэл.
Доктор посмотрел на встревоженное и пылающее гневом лицо Валерии.
- Вы правы  - это больше не повторится. Я дам распоряжение, что бы Вас не пускали. Если Валерия Александровна посчитает необходимым с Вами встречаться, то придется это делать после того, как она выпишется, а пока я беру на себя право запретить ваши встречи в этих стенах.
Когда дверь за Юлей закрылась, Валерия чуть расслабилась.
«Надеюсь, что Света не поверила ей. Или поверила? Она так быстро ушла от меня. Светочка, просто доверься себе и поверь в меня».
Она посмотрела на врача, который измерял ее давление и осматривал повязки.
- Спасибо Вам.
- Не благодарите. Есть еще кто-то, кто будет выводить Вас из себя и ухудшать состояние?
- Надеюсь, что нет, – тяжело вздохнула Вэл.
- И я надеюсь. Отдыхайте. – Врач вышел, оставив ее наедине со своими мыслями и ноющей болью. А потом она заснула, от усталости, нервного напряжения и лекарств.

Олег утром вез Свету на работу.
- Все уже хорошо? – прервал он молчание.
- В каком смысле? – Света не повернулась, отвечая вопросом на вопрос.
- Ты решила прервать свой отпуск. Значит у Валерии все хорошо?
- А, ты об этом. Да, все хорошо, ее скоро выпишут, да и народа у нее там достаточно. Мое присутствие уже вряд ли так необходимо.
В тот день Света так и не вернулась в больницу. Не пришла и на следующий, провалявшись в кровати, рисуя себе ярке картины воссоединения Валерии и Юли. Убежденная, что Вэл не звонит именно потому, что у нее Юля, и они обсуждают их дальнейшие отношения, она тоже не решилась набрать ее номер. На душе скребли кошки, заставляя сомневаться в своей правоте, а потом боль от уверенности, что все именно так, как она себе представила. Эти скребущие кошки постепенно сменились опустошением и апатией. К ночи она приняла решение выйти на работу, чтобы не зацикливаться на этой ситуации.
- Свет, а Свет? Мне показалось, что у вас все наладилось.
- Мне тоже так показалось. Я ошиблась. Наверно я уволюсь, Олег. Буду искать работу потихоньку. Не смогу я работать с ней. Да и не в ней даже дело - во мне, не уверена, что смогу все это вынести. Не уверена, что готова к таким отношениям. Да какие там отношения, у меня чувство, что я просто заменитель более важно человека в ее жизни. Сама виновата, она делала все, что бы меня остановить, оттолкнуть, но моя настойчивость вынудила ее ответить на мои порывы.
- А ты не ошибаешься? Она тебе сама сказала об этом?
- Нет, не сказала, сказал другой человек.
- Надеюсь, что ты не делаешь ошибки. Я конечно не в восторге о твоей сменившейся ориентации, но все, что я заметил, так это то, что в ее присутствии ты живешь.
Девушка ничего не ответила, ее друг был прав. С Валерией она чувствовала себя живой, сердце было наполнено любовью, а душа позволила себе жить надеждой, чего не было со смерти ее родных.
«Она чуть не умерла, я могла бы ее потерять, как и их. Разве перед лицом смерти люди могут так цинично вести себя? Она так была рада, что я рядом, не хотела никого видеть, кроме меня. Что-то тут не сходится. Как там эта Юля сказала, она не хотела ее волновать? Какая чушь, ведь когда тебе плохо ты находишься с тем, кого любишь и кто нужен. А рядом была я и никто иной. Почему я услышал ее слова о том, что простила Юлю, но ведь она говорила, что все в прошлом, простив - отпустила».
- Олег, поехали в больницу.
- А как насчет увольнения и всего остального? – друг улыбался.
- Отложу на время, мне надо в больницу.
В палате Валерии не было, девушка побежала в ординаторскую, но и лечащего врача не было. Спросив у персонала, проходящего мимо о пациентке из четвертой палаты, но не получила никакого ответа, она опять вошла в палату.
«Ее не могли выписать, вещи на месте».
Проведя по подушке рукой, она взяла ее и прижала к лицу, вдыхая запах.
«Люблю тебя. Не знаю, как буду реагировать на отношение других ко мне, если узнают, но знаю, что люблю тебя».
Через минут двадцать в палату зашла медсестра, а на кресле-каталке сидела Вэл, они весело разговаривали и смеялись. Света посмотрела на расстегнутый сверху на две пуговицы халат медсестры, симпатичной и игривой девушки. Увидев Свету, Валерия престала смеяться, лицо стало серьезным и немного хмурым.
Подъехав к постели, медсестра обхватила Валерию за талию, помогая подняться и лечь. Когда она склонилась над Вэл, халат распахнулся сильнее, не оставляя шанса для воображения. Было понятно, что под ним. Под ним был только тонкий кружевной бюстгальтер. Света скрипнула зубами, подошла помочь, взяв Валерию с другой стороны.
- У Вас халат расстегнулся, застегнули бы. – С раздражением посоветовала Светлана медсестре.
На этот совет остальные, находящиеся в палате отреагировали по-разному. Валерия подавила улыбку, а медработник передернула плечами, хмыкнув. Но никто не возразил вслух. Удобней расположившись в постели, Вэл посмотрела на неохотно застегивающую халат медсестру.
- Спасибо, Зина, Вы меня немного развлекли, а то от лежания у меня уже бока ломят.
- Не за что, завтра у меня вечерняя смена, если захотите еще прогуляться, только позовите, доктор разрешил Вам эти прогулки.
- Если решу прогуляться, найду Вас, спасибо. – Валерия улыбалась девушке с благодарностью.
Когда та, наконец, вышла из палаты, молча посмотрела а Свету, которая стояла чуть поодаль, сжимая кулаки. Отведя взгляд, она закрыла глаза, прогулка была приятной, но все еще утомительной.
- Как ты их находишь? Эта медсестра готова была броситься в твои объятья на газах у всей больницы.
- Она помогла мне, когда рядом не было никого. Ее не в чем упрекнуть. – Валерия лежала с закрытым глазами. Она услышала, как Света нервно вдохнула воздух после этих слов.
- Я… мне надо было подумать. После всех тех слов, что я услышала, мне надо было просто подумать.
- Не знаю, о чем ты думала, но могла бы поговорить со мной. Если веришь в то, что для тебя это не эксперимент и не игра, то я не понимаю твоего поведения.
Света подошла и уже привычным движением опустилась возле постели Вэл, взяв ее руку.
- Не игра, тут другое. – Это движение и слова заставили Валерию открыть глаза и посмотреть на стоящую рядом на коленях девушку.
- И что же другое?
Света перебирала в своих руках пальцы Валерии, проводя по всей их длине, поглаживая, сжимая.
- Я испугалась, не наших отношений – нет. Я испугалась того, что нет никаких отношений, понимаешь? Она была так убедительна, а ты сказала, что простила. Вэл, послушай…
- Нет, малыш – это ты меня послушай. – Черты Валерии смягчились. – Не просто послушай, а услышь меня. Все в прошлом, я тебе и два дня назад это говорила и сейчас говорю.
- Услышала, поэтому я здесь, что бы сказать тебе. Я люблю тебя. – Света замера после этих слов, осознав, как легко их сказала, что они правдивы. Любовь – это то чувство, которое она испытывает к этой женщине.
«Любит».
Валерия опять закрыла глаза, ее сердце стучало громко и быстро. Как давно она не слышала этого слова, а еще дольше она не верила в это слово. Верит ли она в него сейчас? Когда его произносит эта девушка, к которой ее тянет, в которую сама влюблена. Влюблена, но любит ли? Готова ли она поверить в любовь человека полного сомнений и недоверия к ней. Вэл просто погладила Свету по голове, привлекая к себе.
- Я рада, что ты вернулась, мне было одиноко без тебя.
Эти слова растеклись теплом в сердце девушки. Она сильней прижалась к Валерии и поцеловала ее ладонь.
- Тебя нельзя оставлять без присмотра ни на минуту. Место рядом с тобой готовы тут же занять другие. Я сама буду возить тебя на прогулку, не доверяю твоей Зине.
- Ты еще и ревнивая? – засмеялась Вэл.
- Выходит, что так. До тебя я этого не замечала.
- О, значит, я пробуждаю в тебе не самые хорошие качества.
-  Пробуждай, тебе можно пробуждать во мне все, что ты захочешь.
- Ловлю на слове, не думай, что я не воспользуюсь твоим разрешением.
Их губы нашли друг друга, изголодавшиеся по ласке и страсти. Поцелуй перестал быть нежным почти моментально, превратившись в битву за господство. Языки сплетались и проникали глубже, губы отчаянно стремились завладеть другими губами, вызывая стоны обеих.
- Выздоравливай скорее, я тоскую по твоим губам, пальцам, по ощущению тебя внутри. – Шептала Света, разорвав поцелуй, и снова сливаясь в поцелуе с Валерией.
- У меня есть хороший стимул для этого. Я поправлюсь очень быстро, если ты будешь продолжать меня так целовать. – Валерия сильней обняла Свету за шею и прижала к себе. Но от этого жаркого объятья боль пронзила ее тело. – Малыш, прости…
- Тебе больно? Прости меня, я забылась, - Света отстранилась, с тревогой глядя на Валерию.
- Все хорошо, просто еще немного надо подождать.
- Позвать кого-нибудь? Вдруг швы разошлись или еще что-нибудь?
- Ничего не разошлось, никого не надо звать. Побудь со мной и поговори, все сразу пройдет.
И они были вместе, разговаривая обо всем на свете, касаясь друг друга, иногда легко целуясь, пока веки Вэл не потяжелели, и она не заснула с легкой улыбкой на губах.
Света еще долго сидела и смотрела на любимое лицо, пододвинув кресло вплотную к кровати, она положила свою ладонь поверх ладони Вэл и тоже задремала. Проснулась от того, что ее кто-то легко тряс за плечо.
- Девушка, Вам пора уходить, часы приема закончились, все посетители должны уйти.
-  Да-да, сейчас, - шепотом ответила Светлана, – дайте мне минуту, и я уйду.
Когда она осталась в палате одна, Света склонилась и легко поцеловала мирно спящую Валерию.
- Я вернусь утром, не приставай больше к медсестрам, - тихонько прошептала она.

Глава 7.

- Валерия Александровна, еще примерно месяц Вам придется находиться под наблюдением участкового хирурга, но дольше удерживать Вас в больнице нет необходимости. Я написал все рекомендации. – Доктор протянул необходимые бумаги своей пациентке.
- Спасибо Вам за то, что спаси мою жизнь и за теплое отношение. – Вэл рада была, наконец, покинуть это место.
- В спасении Вашей жизни принимали участие не только мы, одному человеку удалось это, по-моему, лучше, чем нам. – Доктор улыбался.
- Я это знаю и за то, что позволили быть ей рядом со мной, тоже спасибо.

Пронизанный ярким солнцем воздух ворвался в легкие, слепя глаза, лаская легким ветерком кожу. Вэл чуть пошатнулась, и, отперевшись о стену, стала ждать Светлану, которая уже спешила к ней.
- Ты не могла меня дождаться, обязательно надо было выбегать одной? – девушка заботливо обняла ее за плечи, – можешь дойти до машины?
- Теперь я могу дойти куда угодно, только побыстрей отсюда. Пошли, со мной все хорошо.
- Ты хочешь домой?
- Да, только домой, я так давно там не была. – После этих слов, Света чуть поникла. – И ты поедешь со мной, ты ведь не оставишь больного человека без присмотра? Или  тебя другие планы были?
Вэл спрятала улыбку.
- Нет! Мои планы – это ты. Просо подумала, что ты захочешь побыть одна.
- Поехали. Думать потом будем.

Оказавшись рядом с парадной, Вэл вдруг остановилась. Закрыв глаза, она вновь переживала то злополучное утро, когда на нее напал этот ненормальный.
«Я помню тебя, теперь вспомнила. И узнала. Напрасно не убил, у тебя был шанс. – Глаза открылись в новом узнавании – у тебя было два шанса, ведь ты хотел там, в палате, завершить начатое. Третьего не дам, оставлю его за собой, а как я им распоряжусь, ты узнаешь позже, только дай мне время».
- Вэл, ты что-то вспомнила? – на спину легла теплая рука.
- Нет, попыталась, но нет. Пойдем домой, я хочу, наконец, помыться нормально, а кто-то, как мне помнится, грозился помочь.
- Этот кто-то ждет с нетерпением, когда сможет помочь тебе помыться, - игриво отозвалась Света.

Теплые струи приятно окутывали собой ослабевшее тело, даря забытые ощущения. Сквозь тонкую границу воды Валерия чувствовала, как легко и бережно дотрагиваются нежные пальцы. Эти касания были робкими и несмелыми. Чуть дотронувшись, пальцы опять отступали, как будто боясь сделать прикосновение более ощутимым.  Она прикрыла глаза, отдавшись ощущениям. Взглянув сквозь ресницы, она наблюдала за сосредоточенным лицом девушки. Казалось, Света полностью сосредоточена на том, чтобы не задеть повязки. Только легко подрагивающие губы, когда пальцы иногда задевали кожу, выдавали волнение. Вэл решила никак не комментировать ни сосредоточенность девушки, ни ее волнение.
«Пусть сама решит, чего она хочет».
Света аккуратно водила пенной губкой по телу любимой, ей хотелось сменить ее своими ладонями и губами.
«Это будет не правильно. Она только вышла из больницы, а я только и думаю о том, как заняться с ней любовью».
Видя, что глаза Валерии закрыты, Светлана стала рассматривать ее более внимательно. Бледная от длительного пребывания в помещении и от слабости кожа, была как будто прозрачной. Кое-где виднелись тонкие голубые дорожки вен. Взгляд скользил от шеи, на которой просматривалось легкое биение пульса, задержался на мраморной округлости груди. Света провела губкой под нижней их частью, нежная кожа, затвердевшие от бьющих струй воды соски, были похожи на розовые ягоды. Непроизвольно девушка облизнула губы. Рука, окутанная пеной, двинулась ниже по плоскому животу, надавливая немного сильней.
«Она в потрясающей форме, даже не смотря на месяц бездействия. Не мешало бы мне тоже йогой заняться».
Заворожено Светлана смотрела, как пена стекает с губки и заполняет собой пространство между бедер. Она судорожно глотнула. Преодолев себя, она подняла газа и столкнулась с зеленым взглядом, смотрящим тепло и лукаво, а бровь была приподнята и изогнута.   
- Увидела что-то интересное? – в голосе была улыбка.
- Много чего, - голос дрогнул, но взяв себя в руки, девушка приняла этот шутливый вызов.
- Поделишься? – за этим вопросом последовала пауза.
- Нет, не поделюсь ни с кем. – Ответ прозвучал серьезно, без тени улыбки.
Сердце в груди у Валерии стукнуло сильней и замерло, запоминая этот момент. Прерывая короткую паузу, женщина провела ладонью по щеке Светы.
- Давай покончим, наконец, с моими водными процедурами и сменим повязки.
- Да. Я все сделаю, меня научили, как обработать швы и сделать перевязку, долго мочить еще нельзя.

- Тебе не было больно? – закончив перевязку, Света наблюдала, как Валерия застегивала просторную мужскую рубашку, доходящую ей до середины бедра.
- Нет, ты сделала все хорошо, даже лучше, чем медсестры в больнице. – Улыбнулась Вэл. – Пошли кофе сварим?  Соскучилась по нормальному кофе.
- Пойдем, ты посиди, а я сварю, только покажешь, где у тебя что лежит.
- Я вполне дееспособна - это ты посиди, оценишь мое искусство варить кофе.
Когда квартиру заполнил аромат сваренного кофе, они сели друг напротив друга. Валерия закурила, затянувшись, откинулась на высокую спинку стула, закрывая глаза.
- Может не стоит курить?
- Может и не стоит, - ответила Вэл, делая еще затяжку, – тебе домой не надо?
- Домой? Да, как скажешь, кофе допью и пойду, - поникшим голосом сказала, девушка, – позвонишь мне сегодня или я позвоню, попозже?
Валерия открыла и чуть прищурила глаза. Глядя на Свету, она думала о том, как меняется их общение от бешеного притяжения до неуверенности и полного непонимания друг друга. Затушив сигарету, Вэл продолжала смотреть на девушку.
- Я думала, что тебе надо будет взять кое-какие вещи, ты же обещала врачу присмотреть за мной. Но я могу и сама справиться, ты, конечно же, можешь звонить мне, когда захочешь.
Не успев опомниться, она уже ощущала на себе жаркие поцелуи.
- Хотя я думаю, что это можно сделать и завтра. – Вэл притянула девушку к себе, запустив пальцы в черные волосы, целуя ее в губы.
Уложив любимую в постель, Света расстегнула рубашку.
- Я хочу любить тебя, но никогда раньше не была с женщиной, - увидев удивленно изогнутую бровь и готовые сорваться с губ Вэл слова, она быстро продолжила, - в том смысле, не любила сама и не знаю, смогу ли сделать все правильно.
- Иди сюда, - Валерия привлекла девушку ближе, - нет ничего правильного и не правильного, малыш, просто делай то, что тебе хочется.
Света кивнула и поцеловала женщину в ямку между ключицами, вдыхая запах кожи. Дотронувшись ладонью до груди, она услышала глубокий вдох, склонилась, целуя сосок, удивляясь, как в ее губах он твердеет и наливается. Отдаваясь таким необычным и безумно приятным ощущениям, которые вызывало сочетание твердости и нежности, девушка сильней сомкнула губы, они покалывали от нарастающего возбуждения, постепенно разливающегося по телу.
Вэл ощущала, как девушка исследует ее губами и ладонями, целуя и поглаживая  каждый миллиметр тела. Несмелые, почти невесомые поцелуи постепенно стали более настойчивыми и страстными. Горячее дыхание обжигало кожу, влажные губы вызывали легкую дрожь. Было сложно сдерживать свое тело, стараться не напрягать чрезмерно, отдавая уважение ранам, все еще дающим о себе знать волнами боли, смешанной с ощущениями наслаждения и возбуждения. Ее любили бережно и нежно. Постепенно вознося на вершину. Когда она, достигнув этой вершины, сорвалась в полет, ее поддерживали теплые, заботливые руки, не давая сорваться в бездну нарастающей боли.
Когда дыхание успокоилось, Света взглянула в лицо своей возлюбленной, увидела, что из глаз тонкими струйками текли слезы.
- Я все-таки сделала тебе больно. – Губы касались солоноватых дорожек на щеках. Пальцы легко обследовали повязки.
- Нет, ты сделала все замечательно. Ненавижу свое беспомощно состояние. – Боль, вызванная напряжением, не хотела проходить отдавалась пульсацией в области ранений и растекалась дальше по всему телу.
- Ты не виновата, я не должна была быть такой эгоисткой. Думала только о себе. – Света ощутила прилив вины за то, что вызвала боль у любимой женщины.
«Этот урод ее чуть не убил, совсем недавно она была без сознания и с едва теплящейся жизнью, а я пошла на поводу своего желания и опять причинила ей боль».
- Тише, малыш, я хотела тебя не меньше, не вини себя за то, что желала меня, никогда не вини себя за это. Боль сейчас утихнет, да не такая она и сильная.
- Я ненавижу этого ублюдка, что сделал с тобой такое. Знай я - кто это, убила бы собственными руками.
«Знай ты - кто это, бы была очень удивлена, моя девочка» - подумала Вэл, вслух же произнесла:
- Принеси мне обезболивающее, не переживай - он получит свое, рано или поздно.
Потом они лежали прижавшись друг к другу в темноте спальни.
- Если бы ты знала, какие ощущения меня наполняли, когда я любила тебя. Не передать просто, невероятные ощущения. Твое тело такое чувственное, нежное, сладкое, и в то же время сильное, у тебя мышцы как камень, покрытый шелком кожи. Это восхитительно. Не могу рассказать тебе, у меня слов не хватает.
- О, поверь мне - представляю, что ты ощущала, - тихо засмеялась Вэл, привлекая еще ближе девушку к себе.
- Я могу привыкнуть к этому и уже не захотеть ничего и никого другого, тебя это не пугает?
- Я на это надеюсь, - продолжала посмеиваться женщина.
- Да? Тогда хорошо, - тоже улыбнулась девушка, – тебе лучше?
- Со мной все хорошо, давай  спать, а завтра погуляем, будем заниматься всем, чем захотим весь день.
Девушка положила голову на плечо Валерии, вдыхая запах ее кожи и засыпая в этих уютных объятьях под мирное дыхание и стук любимого сердца.

Месяц пролетел незаметно. Состояние Валерии становилось с каждым днем все лучше, ежедневные прогулки, короткие вначале превратились в длительные. Света уже давно вышла на работу. Ее отпуск закончился, но каждый вечер после работы она спешила к Вэл, изредка забегая в свою квартиру, что бы поменять вещи. Видя, как ее любимая приобретает свою прежнюю форму, Света радовалась. Однако стала замечать, что она все сильней уходит в себя, что-то обдумывая, замыкаясь. Пыталась вывести Валерию на разговор, но та, как могла, избегала этой темы. Нежелание поделиться со Светой своими мыслями и переживаниями, вызывали у последней обиду.
Валерия думала, что делать с тем, что она знала нападавшего. Следствие по делу о нападении зашло в тупик, не было никаких зацепок, ни одно из проведенных оперативно-следственных мероприятий не принесло результата. Она надеялась, что появится зацепка и освободит ее от необходимости предпринимать что-либо самой, но зацепок не было.
«Пойти и рассказать все, было бы правильным, но это выявит причины нападения и принесет немало проблем, прежде всего Светлане. Огласка этой истории будет не совсем приятной. Снимать показания будут со всех, знакомых, коллег, соседей. Нет, я не хочу этого. Значит, придется решить все самой. Гарантий того, что этот брошенный жених не повторит свою попытку, нет. Кто знает, что ему в голову взбредет, следующей жертвой могу стать не только я, а Света».
Плана никакого не было, не убивать же его, в самом деле, но и оставить все как есть она не могла. 
«Были причины на то, что он не убил меня в палате? Раскаялся, испугался? Мне надо с ним поговорить. Поговорить с моим почти состоявшимся убийцей? Видимо, я ненормальная».
Валерия все-таки приняла решение. Слово всегда было ее оружием для нападения и защиты. Значит, так тому и быть.
Особого труда не составило узнать номер телефона, и адрес бывшего жениха, теперь уже ее девушки. Номер телефона был в списке контактов Светланы, а уж по номеру, через своих знакомых, узнала и адрес. Несколько дней она приходила к дому этого человека, смотрела на него и видела, что уверенный в себе мужчина превратился в тень.
«Неужели это приключение со мной, так подкосило тебя, герой? Боишься, что тебя найдут или извело чувство вины?»

От звука телефонного звонка Слава, как это происходило в последний месяц регулярно, вздрогнул. Высветившийся номер был ему не знаком.
«Это может быть клиент  или ошиблись номером. Так продолжаться больше не может! Я боюсь собственной тени!»
- Слушаю Вас. – Ответил мужчина на телефонный звонок.
В трубке была тишина, за которой последовали короткие гудки.
«Точно ошиблись номером, а я боялся».
В душе от этого звонка затаилась тревога и страх, который липкими ладонями блуждал по внутренностям. Все попытки убедить себя в том, что причин для тревоги нет, ведь прошло столько времени, ничего не предвещало того, что его вычислили - шли прахом.
Телефон зазвенел опять. Номер был тот же. Уже не раздумывая, Вячеслав ответил на вызов.
- Я слушаю Вас. – И снова тишина, он хотел было сбросить звонок, но тут в трубке раздался голос.
- Нам есть о чем поговорить. Я знаю, что это ты. Если не хочешь провести лучшие годы своей жизни в какой-нибудь колонии на краю географии нашей страны, заходи в кафе «Наутилус», оно как раз напротив тебя, через дорогу. Я тебя вижу и жду здесь.
Вячеславу не нужно было гадать, кому принадлежит этот спокойный голос.
«Вот и все».
Положив телефон в карман, он посмотрел на кафе, которое на самом деле было напротив него. Слава увидел Валерию, которая сидела за столиком возле самого окна и смотрела на него.
Вэл перехватила взгляд мужчины, не отпуская его ни на мгновение.
Он шел на этот взгляд, все мысли оставили голову, просто шел навстречу расплате за содеянное.
Визг тормозов, неизвестно откуда взявшейся «Газели» летящей на бешеной скорости, прервал этот взгляд. Тело мужчины подкинуло в воздух, а затем оно упало и осталось лежать неподвижно.
Потрясенная Валерия, застыла не в состоянии отвести глаз от лежащего на проезжей части разбитого тела, под которым уже растекалась темная лужа.
Постепенно собиралась толпа возле места происшествия. Выйдя из кафе, Вэл тоже присоединилась к людям. Увидев неподалеку от тела Вячеслава полуразбитый телефон, она, убедившись, что на нее никто не смотрит, подняла его, положив в карман.
«Там мой номер. Вот и поговорили».
Так же незаметно она стала уходить отсюда. Шансов, что мужчина жив, не было. Открытые глаза остекленело застыли, шея была свернута, все остальное тело имело неестественные повороты.
«Не так я все это представляла. Но случилось именно так. Вот все и закончилось».
Доехав на метро до центра города, Валерия брела по набережной канала Грибоедова. Достав телефон, который она подобрала, размахнулась и бросила его в воду. Женщина даже не подозревала, что двумя месяцами раньше, владелец этого телефона, почти в этом же самом месте предавал воде орудие своего преступления. Круг замкнулся.
У всех поступков в нашей жизни, которые мы совершаем сами, которые совершаются ради нас или с нашим участием - есть последствия. Видим мы их или нет, осознаем мы их или нет, желаем мы их или пытаемся избежать.
Вэл стояла и смотрела на темную воду, поглотившую последнее свидетельство произошедших с ней событий последних месяцев. Последнее, если не считать колотых ран, которые еще давали о себе знать. И эти свидетельства со временем затянутся, перестанут болеть, но никуда не уйдут, оставшись с ней навсегда.
«Слишком бурно протекает моя жизнь, смена города, смена работы, новые отношения, старые воспоминания, взбудораженные появлением Юли, это нападение, больница, боль, теперь еще образ искалеченного, разбитого вдребезги тела с остекленевшим взглядом, смотрящим в небо. Все слишком… мне нужна передышка».
Зазвонил телефон.
- Вэл, ты где? Я уже дома.
- Скоро буду, малыш, гуляю, забыла о времени.
- Жду тебя, пока ужин приготовлю.
- Хорошо, полчаса и я тоже буду дома.
«Мне нужна передышка».
Она знала, где сможет привести мыли и душу в состояние покоя и гармонии. Ей нужно туда, где уже приходила в себя, где не было бешеной гонки городской жизни, где забывались проблемы, где не нужно было ничего и никому доказывать. В ее душе зрело еще одно решение.
«А пока я поеду домой, где ждет горячий ужин и нежные объятья».

«Месяц счастья, которого у меня никогда не было, рядом с человеком, которого люблю. Почему тогда все чаще возникает ощущение незавершенности, ненаполненности  искусственности происходящего?»
Светлану так же сильно притягивала Валерия, эта женщина была для нее загадкой. В ней переплетались страсть и холодность, нежность и жесткость, граничащая с жестокостью. Девушка хотела узнать больше, но и боялась этого. Вэл была внимательной с ней, ни разу с того злополучного корпоративного праздника не проявляла по отношению к Свете и намека на жестокость и цинизм. Их интимные отношения были всепоглощающими и страстными с тех пор, как она стала чувствовать себя намного лучше. Каждую ночь они обессиленные проваливались в сон, а на следующий день страсть вспыхивала с новой силой, сжигая огнем.  Поначалу она затмевала собой все остальное, но постепенно жизнь стала вторгаться в их уединенный рай. Вэл пробудила в Свете жажду жизни, вытащила из забытья, которое не мог разрушить никто до нее, после трагедии с семьей. И вот эта жажда жизни день за днем требовала большего. Девушке хотелось встречаться с друзьями, беззаботно, открыто говорить с коллегами о своей жизни. Захотелось ходить в гости и приглашать гостей к себе. Но как на все это посмотрит Вэл?
Стоило бы поговорить об этом, но девушка не решалась, чувствуя свою вину. Она вряд ли будет в восторге от всего этого. Несколько раз звонил вечерами Олег, Ира тоже звонила, приглашали в кино, клубы, на разные мероприятия. Вэл убеждала девушку, что нужно сходить, не закрывать себя с ней в квартире, но Света не шла, объясняя это нежеланием, говорила, что ей не интересно, что она хочет быть рядом только с ней. Девушка ловила на себе задумчивый, чуть грустный взгляд.  Светлана знала, что ее любимая встречается со своими друзьями днем, когда она сама была на работе, слышала, как они договаривались о встречах, да и не скрывалось ничего от нее. Вечерами они снова были вместе, наслаждаясь друг другом. Они были вместе, но их жизни текли по отдельности друг от друга.
«Нам надо все обсудить. Не хочу ее терять, просто не могу потерять, все можно решить, мы справимся».
- Малыш, я пришла, прости, что загулялась. – Валерия зашла домой и почувствовала запах готовящейся еды.
Света вышла и невольно засмотрелась. Щеки женщины были чуть розовыми, глаза светились, с влажных волос и ресниц скатывались маленькие капли воды.
- Там дождь пошел, а я без зонта и машину не брала, немного промокла, пока от метро шла.
- Ты такая красивая, - девушка провела по влажным волосам ладонью, дотронулась губами до мокрых ресниц.
«Я не хочу ее терять, потому что люблю, мое сердце замирает всякий раз, когда вижу ее».
- Такая же красивая, как мокрая курица, ты сумасшедшая девчонка, хватит меня целовать, дай раздеться, а то тоже вся промокнешь.
- Я и так уже…. соскучилась по тебе, - не прекращая покрывать лицо любимой поцелуями, Света стала стягивать с нее мокрую одежду.
- Я породила нимфоманку, - смеялась Вэл, но отвечала на эту безудержную страсть. Об ужине никто уже не вспомнил.
Спустя несколько часов они вышли на кухню, уставшие и голодные.
- Может, покормишь меня, наконец? – Валерия встала за спиной девушки, обвив ее талию руками наблюдая, как та разогревает и накладывает еду,  – ммммм, как вкусно пахнет.
Вернувшись после позднего ужина в постель, уже привычным движением обняла Свету за плечи, положив ее голову себе на плечо.
- В понедельник я выхожу на работу. Мой вынужденный отпуск закончился, сегодня звонила генеральному директору, подтвердила свой выход.
- Это хорошо, там без тебя все не так. – Светлана обняла Валерию, прижимаясь к ней плотней.
- Да, хорошо, но это внесет изменения в наши отношения, малыш. Ты понимаешь, что мы не можем на работе проявлять свои чувства друг к другу? Ты сможешь вести себя как обычно?
Света молчала, осознавая, что начинаются те трудности, о которых предупреждали ее в самом начале - говоря, что жизнь, к которой она стремится, не открыта в условиях их реальности. Придется скрывать чувства, доверять их только самым близким людям, которые могут понять и принять.
- А ты сможешь? – Света почувствовала, как к ее волосам прижались губы женщины.
- Думаю, что смогу, хоть никогда на работе не было человека, к которому я испытывала больше, чем просто приятельские чувства. Не жди от меня там поцелуев и объятий, просто нам придется постараться, понимаешь?
- Я понимаю, почему то мне кажется, что когда я услышу твое фирменное «госпожа Суворова» мне самой не захочется тебя целовать.
- Кто тебя знает, может тебя это заведет еще больше. После сегодняшнего вечера я уже не уверена ни в чем. – Шутливо парировала Валерия.
- Пока ты не на работе, я не намерена загонять себя в рамки корпоративной этики, надеюсь, ты уже отдохнула?  - Света перекатилась и легла сверху любимой. Засыпали они уже под лучи давно вставшего солнца.

Глава 8.

Жизнь входила в обычный рабочий ритм. Обычный, если не считать того, что скрывать отношения было совсем не просто, это вызывало напряжение, раздражение и создавало трудности при решении рабочих вопросов.
«Угораздило меня влюбиться коллегу, да еще в подчиненную. Сколько раз я себе говорила не делать так и все равно сделала».
Они обе устали от этого. Валерия все чаще стала задерживаться после работы, навалилась череда деловых ужинов, фуршетов и других полуслужебных мероприятии, на которых ее присутствие было необходимо. Она убеждала девушку поехать к себе домой, потому что придет поздно и вряд ли они смогут побыть вместе. Поначалу эти доводы не убеждали Светлану, она все равно приезжала к ней в квартиру и ждала возвращения любимой, что бы иметь возможность поцеловать, побыть рядом, истосковавшись за день. А потом ей надоело быть одной в пустой квартире, она чаще стала посвящать вечера встречам со знакомыми или уезжать к себе домой. Выходные, как и прежде, они проводили вместе.
Трагическая гибель Вячеслава еще больше сблизила Свету с Олегом. После похорон друзья много времени проводили вместе. Валерия так никому и не рассказала о роли погибшего в покушении на нее, да и зачем, никому эта информация ничего не принесет. Высшие силы совершили свой суд, суровый и непреклонный.
Прошло три месяца, как началась их двойная жизнь, одна на работе - официальная и публичная, занимавшая основное время, где не было места проявлениям чувств и привязанностей. Вторая - протекала урывками, когда они отдавались занятиям любовью и непродолжительным разговорам. Не было измен, скандалов, но ощущение отдаления возникало все чаще.
«Неужели я так и не смогла отдаться этой зародившейся любви, не пускаю эту девочку в свою жизнь, не пытаюсь понять жизнь, которая есть у нее. Если так будет продолжаться дальше, то в скором времени нас не станет. Она так стремилась быть со мной, а когда это произошло, все оказалось намного сложней. Вижу, как ты мечешься и мучаешься, малыш. На тебя свалился выбор между желанием быть со мной и возможностью вести открытую жизнь. Я не могу тебе помочь в этом, каждый сам для себя должен принять решение, свое решение».
Проработав без малого год в компании, Валерия понимала - это не та жизнь, к которой она стремилась. Опять эта, надоевшая ей в прошлом, возня по решению вопросов, не связанных с ее истинными интересами, опять отношения руководитель-подчиненный, которые ей осточертели за 16 лет на предыдущей работе. Катастрофическая нехватка времени для того, что бы просто жить, не думая о престиже и богатстве.
«К этому я стремилась? Этого я хотела? Нет. Так зачем снова прыгнула в эту пучину?» Вэл сидела в кабинете, просматривая последние документы.
Шел последний месяц лета. Завтра Света улетает в отпуск в Черногорию, без нее, а со своим другом Олегом.
«Друг ли он ей все еще или у них отношения развиваются давно по другому сценарию?» Вэл не чувствовала, что ей изменяют.
«Но я не чувствовала и в прошлый раз, однако это произошло. Я все еще не доверяю. Юля, Юля, ты давно перестала быть частью моей жизни, но оставила во мне такую червоточину, которая никак не затянется. Душевные раны залечить сложней, чем те, которые нанесены ножом. В конце концов, я сама убедила ее поехать с Олегом в отпуск, покупаться, отдохнуть, отвлечься, тем более что продлиться эта поездка всего десять дней».
- Вэл, ты, правда ничего не имеешь против того, что я с Олегом поеду?
- Малыш, ну что тебе тут сидеть, когда ты в отпуске? Я все равно буду работать, и ждать тебя, - Валерия провожала Свету в аэропорт.
- Я буду скучать, может, в следующий раз мы поедем на море вместе?
- Думаю, что так и будет, иди, Олег уже ждет, регистрация заканчивается. – Кивнув приветственно мужчине, Вэл легко поцеловала Свету и подтолкнула к стойке регистрации.

«Море, солнце, отдых, прогулки по ночному южному городу и все это без нее. Как много всего происходит теперь без нее. А была ли она у меня? Только когда была слаба после больницы. Трудность мы преодолели вместе, а вот обычную жизнь преодолеть не можем. Я не могу, а она мне не помогает, почему так?»
- О чем задумалась, красавица? – Олег удивился, узнав, что именно Валерия была инициатором того, что бы он сопровождал Свету в этой поездке.
-  Скажи, что я не правильно делаю, почему у меня ничего не получается?
- Что конкретно у тебя не получается? Ты летишь на отдых с потрясающим мужчиной, дома тебя осталась ждать не менее потрясающая женщина. Карьера твоя идет в гору. Так что у тебя не получается?
- То, что я хотела бы обратную последовательность. Лететь на отдых с потрясающей женщиной, а этот скромный потрясающий мужчина, сидящий рядом, остался меня ждать.
- Свет, у вас проблемы?
- Я даже не знаю, как определить то состояние, в котором находимся. Мы не ссоримся, мы вместе… но мы не вместе. Я нахожусь в постоянном напряжении, понимаешь, постоянно сдерживаюсь, что бы никоем образом не открыть всем свои чувства. И я не хочу никому открывать свои чувства. Но хочу быть с ней. Я люблю ее, Олег, но…
- Тебе трудно, просто ты, солнце мое, не предполагала, с чем столкнешься, идя на поводу у своей страсти.
- Ты думаешь, что это только страсть?
- Я думаю, ты просто не готова к этим отношениям. Предполагаю, что любить такую женщину, как Валерия, трудно даже будучи мужчиной. А ты была совсем неопытна в подобных вещах, вся эта двойная жизнь - думаю это не для тебя.
- Ты прав, мне сложно, хочется жить полной жизнью. Я не умею жить по тем правилам, которые диктуют гомосексуальные отношения, даже не смотря на то, что я тоскую по ней, когда не прикасаюсь в течение дня, забываю в ее присутствии обо всем. Знаешь, когда она меня целует или…
- Так, хватит, я не железный. Давай без интимных подробностей,  то я за себя не ручаюсь!
- Да ну тебя, - шутливо обиделась девушка, - ты извращенец!
- Я еще и извращенец, после того, как моя подруга чуть не рассказала мне все свои эротические переживания со своей любовницей. Не логично!
- Что мне делать? – уже серьезно спросила девушка.
- Отдыхать, Свет. Я уверен, что Валерия прекрасно понимает все твои переживания, она просто дала тебе время, что бы ты подумала, приняла решение сама, без ее участия.
- Откуда ты такой умный? Отдыхать, так отдыхать, полетели.
- Да летим уж полчаса, все утрясется, поверь мне. Если вам суждено быть вместе - то будете.
- Знать бы, суждено ли?

0

19

После возвращения Светланы ничего кардинально в их отношениях не изменилось. Все шло так, как до этого короткого отпуска, данного им обеим для того, что бы подумать. Те же выходные вместе, но уже не всегда, те же встречи после работы в квартире у Вэл, раз или два в неделю. То же молчание и нежелание выяснить, что с ними происходит. Да и выяснять было нечего, Вэл прекрасно понимала, что творится с ней и со Светланой, что их отношения постепенно сходят на нет. Секс был таким же, как в самом начале, в нем было все, страсть и нежность, но он не может быть фундаментом для более серьезных отношений.
«Беда в том, что я не хочу быть ни с кем другим, но и с ней быть не получается. Не в Свете дело, пора мне менять себя, а не только место жительства и род занятий». 

- Я собрала вас сегодня, что бы сделать одно объявление. Мы проработали вместе год. Работать с такой командой было очень приятно, вы все стали мне в каком-то смысле близки.
По конференц-залу прокатился легкий шепот, сотрудники переглядывались в недоумении, слыша такую необычную речь своего руководителя. Еще вчера в этом же зале раздавались указания и выслушивались отчеты. Лиричность сегодняшних слов слегка сбивала с толку присутствующих на утреннем совещании, которое сегодня неожиданно собрала Валерия Смирнова.
- Вижу, что вы все удивлены. С завтрашнего дня я не буду работать в компании. Сегодня с утра подписано мое заявление с просьбой уволить меня по собственному желанию.
Воцарившаяся тишина, казалось, позволяла слышать дыхание и стук сердца. Света сидела и не понимала, что происходит. Глядя на Валерию, она видела совсем другого человека, улыбающегося, совсем не официального, расслабленный, а не как раньше, напряженный, взгляд.
«Вэл, что ты хочешь этим сказать? Почему ты уходишь?»
- Спасибо вам всем, что были терпеливы к моему руководству и помогали мне. Вот, собственно, и все, что хотелось сказать. Хотя нет, последнее, я приглашаю всех сегодня на небольшой прощальный ужин, в итальянский ресторанчик, буду рада вас видеть. Вот теперь, вроде бы и все, но сегодняшний день, я еще на работе, так что, дамы и господа, приступаем к работе и до вечера. – Валерия улыбалась, глядя, как сотрудники ее отдела тоже отвечали ей улыбкой.
- Ты знала, что тут сегодня утром будет? Почему мне не сказала, что она увольняется? – Олег, с укором смотрел на подругу.
- Я не знала, - Света отвечала Олегу, но смотрела на Валерию, которая выходила из зала и направлялась в свой кабинет, - потом поговорим, прости.
Девушка догнала ее уже входящую в кабинет и зашла за ней следом, закрывая за собой дверь.
- Вэл, что происходит? Объясни мне, что это было, почему ты мне не сказала?
- Шшшш, тише, ты выглядишь, как пантера. Что ты так волнуешься, я никуда от тебя не пропадаю, а просто ухожу с работы. – Вэл улыбалась. – Давай дома поговорим обо всем, нам будет проще, если между нами не будут стоять эти рабочие регламенты и корпоративная этика, ты так не думаешь?
Притянув девушку к себе, она нежно поцеловала ее в губы.
- Ты приносишь эту жертву для нас? – удивленно выдохнула Света.
- Малыш, во-первых, я не приношу никакой жертвы, а, во-вторых, в каком-то смысле я делаю это для себя, для тебя и да - для нас. Поговорим дома, хорошо?
- Хорошо, ты не перестаешь меня удивлять. Я совсем не знаю тебя.
- Понимаю тебя, девочка моя, поцелуй меня и иди работать, мы поговорим позже.
Когда их губы слились в совсем не дружеском поцелуе, дверь в кабинет открылась и вошла Настя. Секретарь застыла от увиденной ею картины.
«Вот это да! Все встало на свои места, а я все думала, что с этими двумя не так!»
Оторвавшись от губ Светланы, Вэл улыбнулась.
- Видишь, чем могли грозить наши отношения, продолжай я работать тут. – Прошептала она.
- Проходите, Настя, будем заканчивать наши с Вами дела, и передавать документы. - Посмотрев на своего секретаря не гася улыбки, позвала Валерия. – Надеюсь, картина, увиденная Вами только что, останется между нами тремя.
- Да-да, конечно, Валерия Александровна, простите, мне следовало позвонить сначала.
- Все нормально, да Светлана? – Света не могла сказать ни слова, но потом кивнула, расслабившись.
- Да, нормально, мне пора идти уже. А с тобой мы поговорим потом, - кинула девушка Насте, выходя из кабинета.
- Моей жизни ничего угрожать не будет? Я могу и не прийти, если ты мне не гарантируешь безопасность, - весело кинула ей в след Настя.

Вернувшись домой после ужина в ресторане, который прошел очень тепло и непринужденно, Света опять задала вопрос, который остался без ответа утром.
- Почему ты не сказала мне, что собираешься уйти?
- Хотела сделать сюрприз, у меня получилось? – шутливо ответила Вэл.
- О, еще как получилось, но я все равно не понимаю до конца, твоего поступка. Мне казалось, что тебе нравится то, что ты делаешь. Я думала ты очень рациональный человек, а тут такой шаг!
- Даже самые рациональные люди способны на импульсивные поступки, раздевайся, что ты стоишь в прихожей, пошли в душ, а? – Вэл чувствовала себя замечательно, легкость чувствовалась в каждом слове и движении.
- Сомневаюсь, что этот шаг был таким уж импульсивным. Если так, то я не знаю женщину, которая стоит рядом, кто ты? – Света сузила глаза, всматриваясь в Валерию.
- Я ее убила и заняла ее место! – засмеялась Вэл, - если ты не хочешь раздеваться, то я сделаю это сама.

Такой ночи у них еще не было. Вэл любила Свету отчаянно и неистово. Когда пространства ванны им стало не достаточно, не разрывая объятий, женщины перебрались в спальню. Губы Валерии впивались в губы девушки, терзая их, тело вжималось сильней и сильнее, желая раствориться в теле возлюбленной. От этих поцелуев дыхание Светы замирало, а сердце готово было выскочить из груди. Целуя и покусывая кожу, Вэл спускалась вниз, чуть задержавшись, на красивой груди, повторяя языком ее очертания. Затем вновь продолжила путь вниз. Она любила ее языком и губами, без устали и остановок, когда оргазм захлестнул девушку, Валерия плотней прильнула к ней губами, ловя каждое движение. Чуть успокоившееся тело девушки вновь возносилось ввысь, вбирая в себя пальцы, без устали двигающиеся внутри. Стоны превратились во всхлипы, охрипший от страсти голос просил не останавливаться и одновременно просил пощады. Но пощады не было, тело вновь выгибалось от сладких спазмов, сотрясавших тело.
Когда у обеих не осталось больше сил, они обессилено лежали в объятьях, слушая бешеный ритм сердец.
- Ты меня любишь сегодня так, как будто прощаешься.
Повисла тишина, Валерия приподнялась над девушкой.
- Завтра вечером я уезжаю. Давно не видела маму, немного побуду у нее, потом мне надо в Москву, к подруге на крестины ребенка, я стану крестной. – Опять повисло молчание. – А оттуда, на какое-то время улетаю в Индию.
- В Индию? Почему именно туда? – голос Светы был почти не слышен.
- Потому что меня туда тянет, там я нахожу силы, что бы жить дальше.
- Вэл…
- М?
- Ты бросаешь меня? – в голосе чувствовались слезы.
- Нет, моя любимая девочка, я даю нам шанс понять - нужны ли мы друг другу. Мы так и не смогли поговорить о том, что между нами происходит. Я понимаю все твои сомнения, знаю о своих. Как бы сильно нас не тянуло друг к другу, нас может не стать, если оставить все как есть.
- Что нам мешает поговорить теперь? Зачем надо расставаться? – голос так же предательски дрожал, – я не хочу быть без тебя.
- Потому что мы теперешние не сможем изменить того, что у нас происходит. Ты должна решить, какая жизнь тебе нужна. Молчи - я знаю, ты скажешь, что я нужна тебе и верю в это, но я – это не вся твоя жизнь. Ты должна решить это сама, малыш, понимаешь меня? Не под влиянием других, даже меня, ты должна хотеть этой жизни сама, без условностей и ограничений, принять ее и быть готовой к ней. Пока у тебя не будет такой уверенности, вряд ли наши чувства смогут преодолеть трудности, с которыми нам придется столкнуться в дальнейшем.
- А ты?
- И я. Я тоже должна изменить себя, попробовать изменить. Надеюсь, у меня это получится, я ушла из прошлой жизни с желанием жить иначе, другими ценностями и другими интересами, но снова въехала в ту же колею, сменив только декорации. Это основная причина, почему я ушла с работы.
- Ты любила меня?
- Почему любила, я люблю тебя Светочка, девочка моя. – Вэл коснулась дрожащих губ, почувствовала солоноватый вкус слез. – Не плач, нет для этого причин, поверь мне.
- Мы встретимся еще?
- Если мы этого захотим, то обязательно встретимся, я очень хочу, что бы встретились.
- Можно будет хотя бы звонить?
- Тебе можно все, звони, пиши, я всегда буду рада тебе. Мы не прощаемся, пусть это будет моим отпуском, давай так решим?
- Так мне нравится больше, - всхлипнув, ответила девушка.
Их тела снова переплелись, отдаваясь нежности, приправленной горечью ожидаемого расставания.

Часть II. Найти себя.
Глава 1.

Самолет перенес в далекий северный город, который она покинула полтора года назад. Покинула, что бы начать все сначала. Сыктывкар встретил не дружелюбно. Порывистый ветер рвал светлые, отросшие волосы, жесткие струи дождя обжигали лицо.
«Здравствуй, так и не ставший мне родным, город. Злишься на меня?  Ну, позлись, я не в претензии».
Получив багаж, застегнув под горло короткую кожаную куртку, Вэл взяла такси, направляясь к маме. Она так и не рассказала ей о нападении, ранении, больнице. Впрочем, не рассказала она этого почти никому.
- Мам, я прилетела, в такси еду, минут через двадцать уже буду. – Убрав телефон, Валерия смотрела в неуютную серость за окном машины.

Мать и дочь говорили до поздней ночи, делясь новостями, спрашивая и рассказывая о жизни. Вэл с радостью отметила, что мама выглядит очень хорошо, такая же подтянутая, ухоженная, этот год, казалось, не отразился на ней. Они были похожи, те же зеленые глаза, правильные черты лица, высокий лоб. Только волосы у Валерии были намного светлей. Что изменилось, так это то, что в общении появилось больше теплоты. Мама всегда была очень властной женщиной, успешной и сильной. Не то, что бы она была чересчур суровой с дочерью, нет, но старалась не показывать ей свои слабости, за редкими моментами, когда не показать их было уже не возможно. Мария Николаевна воспитывала дочь одна. Воспитание было строгим, она заменяла ей и отца и мать одновременно. Валерия выросла сильной, сдержанной, решительной, еще более скупой на эмоции, чем ее мать. Лет с двадцати она не обращалась к ней за помощью, как бы трудно не приходилось. Этой ночью в полумраке комнаты сидели мать и дочь, между которыми не было ничего, кроме теплоты родных душ.
- Полгода назад ко мне приходила твоя, как зовут то ее… Юля. – Мария Николаевна, конечно, помнила имя бывшей любовницы дочери, но не смогла не показать своего отношения к ней, а заодно к сексуальным пристрастиям единственной дочери.
- Да? И что она хотела? – Вэл заметила тон мамы, но не отреагировала на него, промолчав.
- Адрес твой просила - я дала, подумала, что ты захочешь после стольких лет поговорить с ней. Она объявлялась?
- Так это от тебя она узнала, где я живу? Объявлялась, поговорили. Нового сказать мне не чего. Почему ты не сказала, что она приходила, и ты сказала ей, где я живу?
- Ну и славно, она мне никогда не нравилась. Не сказала, потому что предполагала, что ты, из-за своего упрямства, не захочешь встречаться.
- Мам – это не упрямство. Ладно, дала и дала, дело прошлое.

Вэл вспомнила, когда впервые открылась маме. Было это не так что бы и давно. Она была уже самостоятельной взрослой женщиной тридцати четырех лет, когда однажды Мария Николаевна задала ей прямой вопрос.
- Лера, я видела тебя вчера с девушкой, вы целовались, ты была пьяна и это была случайность? – вопрос прозвучал с вызовом и требовал объяснений.
- Нет, мама – я была абсолютно трезвой. Это не случайность, а мой выбор.
- Теперь понимаю, чем объяснить всех твоих подруг, внезапно появляющихся в твоей жизни и так же внезапно исчезающих.
- Мам, я не буду оправдываться, обещать исправиться.
- Я этого и не прошу. Об одном прошу, у тебя серьезная работа, серьезная должность. Будь внимательна к тому, где, с кем и как себя вести. Я мать и принимаю тебя, твой выбор и не перестану любить. Но люди – они разные, не совершай ошибки.
- Спасибо, мам, я буду внимательной, ты абсолютно права. – Валерия была поражена реакцией матери, с ее души упал огромный груз, не придется притворяться перед самым дорогим и близким в жизни человеком.
Мария Николаевна обняла дочь.
- Вкус у тебя отменный. Все, кого я видела, очень красивые девушки.

Женщина вспомнила этот разговор и улыбнулась, она была благодарна матери за то, что та предоставила ей самой решать как и с кем ей жить, преподав ей еще один урок. Урок не силы и выдержки, а любви и терпимости.
- Ты надолго приехала, Лерочка? Чему ты там улыбаешься?
- Да вспомнила кое-что, побуду неделю или дней десять, потом полечу к Маринке на крестины, стану крестной матерью.
- Как там у них? Давно не видела Марину, привет ей, я ей подарок еще передам.
- Нормально все, она тебе тоже передает приветы постоянно... А потом я улечу в Индию, мам, поживу там немного.
- Значит, ушла-таки с работы. – Это был не вопрос, а констатация факта. – Что ж, доченька - твоя жизнь, ты знаешь, что делаешь, если так тебе велит сердце, то поживи в своей Индии. Не пропадай только, как в прошлый раз.
- Не пропаду, мамочка, - Вэл обняла мать, - я буду звонить хоть каждый день. Приеду, куплю там сим карту и скину тебе номер. Не переживай за меня, ничего там со мной плохого не случиться.
- Не пойму, почему ты рвешься именно туда, нашла бы у нас какой-нибудь буддистский монастырь и ездила бы совершенствовать дух.
- Я не буддистка, мам! Там вообще буддистов мало! – рассмеялась Вэл, – просто там я прихожу в себя, не знаю, как это объяснить. У меня ощущение, что я там оживаю, чувство легкости и покоя.
- Ладно-ладно, езжай, все равно я в ваших этих восточных философских вывертах ничего не понимаю.
- Спасибо за разрешение, - не переставала смеяться дочь, – а хочешь, прилетай ко мне, я в конце своего путешествия на Гоа поеду, там можно хорошо отдохнуть, туристический район.
- Ну да, на старости лет я в Индию полечу, одного перелета наверно часов десять, я со своей гипертонией в самолете и помру.
- Ой, мам, не преувеличивай. Тогда так сделаем, я вернусь, и мы поедем куда-нибудь все равно отдохнуть вместе.
- Вот и договорились, пошли спать дочка, утро уж скоро.
- Да, пойдем, спокойной ночи, мам. – Валерия поцеловала мать. Спустя пять минут она уже спала.

Время тянулось скучно и долго, пока гостила у мамы.
«Я понимаю, почему уехала отсюда - эта серая трясина меня почти поглотила, как я тут прожила так долго? Единственный человек, ради которого я вернулась сюда - это мама, больше ничто и никто меня сюда не тянет».
Сегодняшний вечер был повещен встрече с приятелями, которых не видела все это время, даже не разговаривала со многими по телефону.
«Для разнообразия можно выйти из дома и провести его в разговорах ни о чем, выслушивая новости, которые мне уже не нужны. Послезавтра уезжаю отсюда и вряд ли вернусь. Надо перевезти маму поближе к себе или в ее родной город, где все родственники живут, что ей тут одной делать?»
Как и предполагала, вечер не стал выдающимся, притворно зевнув, она стала собираться домой.
- Ребята, я пойду, все равно у меня страйки не идут сегодня, не мой день.
- Лер, ну ты чего? Только начали, разыграешься еще, не виделись столько, - все наперебой начали ее уговаривать остаться.
- Да приеду еще, куда я денусь. Не в последний раз, пойду я, пока, звоните, пишите письма, шлите переводы, - улыбалась Валерия, прощаясь со всеми.
«Слава Богу, отделалась, а чего я ждала? Знала, что так и будет, но все равно поперлась». Вэл быстро выходила из боулинга, боясь, что кто-нибудь из знакомых тоже решит уйти и догнать ее.
- Услуги такси не нужны? – в спину прозвучал знакомый женский голос, притворно растягивающий слова, в шутливой попытке сделать его томным.
- С каких пор ты стала заниматься частным извозом, что муж не обеспечивает? – Вэл не остановилась и не обернулась.
- О, ты продолжаешь быть со мной сукой. Раз уж ты тут, давай для разнообразия объявим перемирие. Хотя, я уже привыкла к твоему поведению. – Женщина все так же шла позади.
Валерия резко остановилась и развернулась. Не успев среагировать, спутница врезалась в нее.
- Не привыкай ни к какому моему поведению, Юля - тебе это не потребуется. Ты за мной следишь?
- У меня нет другого выхода, ты же меня избегаешь, на звонки не отвечаешь, на sms тоже, что мне остается? – Юлия прислонилась к Вэл, почти повиснув на ней.
- Я не успела соскучиться, слишком часто с тобой встречаюсь в последнее время. Так что жди звонка. Как соскучусь, так сразу позвоню. – Валерия скривила губы в мрачной усмешке, она отстранилась от девушки,  так же резко, как и повернулась.
Юля чуть не упала, потеряв опору, чертыхнулась, но последовала за Валерией.
- Давай подвезу тебя до дома, отдам долг. Ты же меня подвозила до гостиницы. А где, кстати, та девушка, к которой ты так трепетно относилась? Она еще не достойна того, что бы ты ее представила маме, как когда-то меня? Или ты ее уже бросила? – Юля старалась задеть Вэл этими словами.
- Это не твое дело. Чего ты добиваешься?
- Тебя, мне казалось – это очевидно. Я скучаю по тебе, по твоим поцелуям, по твоему телу. – В девушке затеплилась надежда, что эта знакомая и такая незнакомая женщина, смягчится.
- Скучаешь по моему телу? Замечательно, где твоя машина? Не будем откладывать, надеюсь, места в ней достаточно, что бы ты получила то, чего добиваешься.
Юля застыла как вкопанная от наглости и циничности предложения.
- Я тебе что, шлюха по машинам спариваться, может и деньги мне оставишь? – в голосе было возмущение.
- Может и оставлю, если попросишь, не все же таксовать тебе.
- Ну, ты и сволочь, - девушка прошла мимо Валерии, оттолкнув Вэл с пути, в спину ей раздался смех. Не оборачиваясь, она села в машину и уехала.
«Вот и славно, надеюсь, ты больше не будешь тратить время напрасно».
Поймав такси, она поехала домой.

«В Москву, в Москву, в Москву»!
Валерия вдохнула полной грудью, выйдя из самолета.
«Как будто вырвалась из темницы. Не подумала бы, что будет настолько невыносимо возвращение туда. Я даже не понимала, в какой тюрьме себя держала столько лет. Год за годом вместе с этими снегами, морозами и дождями из меня уходила жизнь. Короткие побеги во время отпуска оживляли на время, но от этой жизни мало что оставалось уже спустя наделю после возвращения».
Она любила Москву. Тут нашла друзей, тут ее ждали, любили, ненавидели, страстно желали. Тут она щедро дарила любовь и слезы, любила и страдала сама. Любила бешеный ритм дня и разгульную ночь. Тут были места, которые она посещала каждый раз, как приезжала. Этот город был символом свободы желаний и чувств. Был мостиком, который не позволял до конца погрузиться в безысходность города, в котором жила. Этот город был многим, но не домом. Когда встал вопрос, куда уезжать, она, не задумываясь, выбрала Санкт-Петербург. Там прошла студенческая юность, там она впервые влюбилась. В Петербурге стала осознавать, кем является. Влюбившись однажды в город на Неве, она пронесла эту любовь до сегодняшнего дня, возвращаясь туда, как к себе домой, даже тогда, когда дома там не было. Но Вэл оставила за Москвой право оставаться праздником в ее жизни.
Суета вокруг предстоящих крестин, наконец, закончилась самим обрядом. Родственники Марины и Саши разъехались по домам. Саша со своим другом, который по совместительству стал еще и крестным отцом, с согласия жены уехал в спортивное кафе смотреть футбол, оставив подруг пообщаться наедине.
- Пойдем, уложим твою крестницу спать. – Марина выглядела уставшей, но довольной. – Как тебе понравился крестный отец? Правда, замечательный? Красивый, богатый, холостой.
- Какая прелесть, буду иметь в виду. – Улыбнулась Вэл.
- Все тебе шуточки, он с тебя глаз не сводил весь день.
- Марин, еще слово и я уйду! Спать!
- Уж и слова ей не скажи. – Подруги шептали и посмеивались, укладывая маленькое чудо, по имени Варенька, спать.
Когда ребенок мирно засопел, перебрались на кухню. Марина открыла бутылку вина, поставила фужеры.
- Отметим? Я тоже пару глотков сделаю, хоть и кормлю грудью, думаю не страшно, если чуть-чуть выпью.
- Смотри сама, покрепче есть что? Не хочу вино. – Вэл исследовала холодильник, доставая закуски. – И есть хочу.
- Для тебя в моем доме всегда твоя любимая текила стоит. Только лайма нет, даже лимона нет.
- Ерунда, так сойдет. – Выпив изрядную дозу обжигающего напитка, Валерия расслабилась. – У тебя есть все, чего ты хотела, приятно смотреть, что ты счастлива. Спасибо за Вареньку и что я крестной матерью стала.
- Можно подумать, кто-то другой мог ею стать, мы с тобой полжизни знакомы и ближе подруги у меня нет. Поешь, запьянела уже вон, не понимала никогда, как ты ее пьешь. А ты так и не нашла своего счастья? Почти не общались последние полгода с тобой.
- Не знаю, Мариш. Может, нашла, а может, нет. Мне перезагрузка жесткая нужна. До сорока лет дожила, а куда дальше идти не знаю, не говоря уж о том, чтобы идти с кем-то. Не поверишь, в этом году даже пропустила свой день рождения, не вспомнила даже, если б не звонки и смс. 
- Помнишь, сразу после университета, ты начинала писать всякие рассказы? У тебя получалось ведь, может быть, этим займешься, если другая работа не нравится?
- Да что я там писала, муть всякую и нравилось только тебе.
- Это потому, что ты никому больше не показывала. – С укором сказала подруга. – Надолго уезжаешь?
- Не знаю, сколько проживется, полугодовую визу сделала. Я человек, не обремененный обязательствами, работой, имеющий средства к существованию.
- Значит надолго, надеюсь, ты найдешь там то, что ищешь.
- И я надеюсь.

Друзья провожали ее в Шереметьево.
- Лер, а где твои вещи? – Марина с недоумением смотрела на небольшую спортивную сумку, которую несла подруга.
- Это все, наши вещи там не потребуются. Все необходимое куплю на месте.
- Ты ненормальная, как можно уезжать с таким багажом?!
Вэл улыбалась удивлению и возмущению подруги, услышав объявление регистрации на рейс Аэрофлота «Москва – Дели», она сняла верхнюю одежду и отдала ее подруге.
- Вот, держи. Когда будешь встречать, привезешь их, что б я в Москве не замерзла, если прилечу назад осенью или зимой. Все ребята, я пошла. Вареньку поцелуйте за меня, позвоню, как будет немного понятно все, где жить буду и так далее. – Попрощавшись, Вэл пошла на регистрацию.
«Восемь часов и я в Дели. Восемь часов впереди и три года позади. Долгим был мой путь назад».
Рейс Москва – Дели отличался для нее от всех авиарейсов, которые были в несметном количестве. Если другие перемещают тебя только в пространстве, то этот – в пространстве и времени. Летя в Индию, вы увидите жизнь, застывшую в тысячелетней истории. Вы увидите жизнь в аду и насладитесь фантастическими красотами земного рая. Увидите перемешивающие представление о времени и развитии цивилизации. Увидите такие вещи, как интернет и мобильная связь в условиях родового строя. Спустя уже неделю пребывания там, вас перестанет это удивлять.
Закинув сумку в багажный отсек над сиденьем, удобней сев в кресло у иллюминатора, Вэл наблюдала, как заполняется салон аэробуса. Рядом расположилась молодая пара. Не хотелось разговаривать, достав плеер и надев наушники, Валерия чуть отвернулась к иллюминатору, закрыв глаза.
«В первый раз лечу в Индию одна, безрассудный поступок, но так надоело быть рассудительной, просто отдамся этой стране, а там будь, что будет».
Под размышления о трудностях, опасностях, неожиданностях, которые могут подстерегать иностранку, путешествующей в одиночку по Индии, а эти опасности и трудности не были секретом, она заснула, проспав почти весь перелет.

Горячий ночной воздух, смешанный с пылью, гарью, запахом специй, резко ударил в нос, заполнил легкие, обжигая их и погружая в незабываемую атмосферу Дели.
Перекинув через плечо сумку, Валерия уверенным шагом направилась в здание аэропорта. Поменяв немного денег, набрала номер, который хранился в телефоне все эти годы.
- Ахмад, здравствуйте – это Валерия, мы с Вами познакомились несколько лет назад, возможно Вы меня не помните, но мне нужна Ваша помощь. – Она говорила по-русски, на другом конце трубки повисла короткая пауза.
- Валерия! Я вспомнил, мало у меня клиентов, с кем я на русском общаюсь! Вы где, чем могу помочь? – приятный энергичный мужской голос с акцентом заставил улыбаться и перевести дух.
- Я в Дели, буду у Вас примерно через час, мне нужна комната на пару дней, а дальше мы договоримся.
- Очень хорошо! Я жду Вас! На сколько человек  комната нужна?
- Только на меня, Ахмад, я одна. – Опять последовала пауза.
- Вы смелая женщина. Приезжайте, не задерживайтесь нигде и денег много не меняйте, я все устрою, у меня все в лучшем виде будет, лучший курс в Индии!
Валерия засмеялась, кто бы сомневался, что все лучшее в Индии только у Ахмада. Она представила этого мужчину, чуть полноватого, смуглого, пребывающего в вечном движении. Они познакомились совершенно случайно в прошлый приезд, когда она с тремя своими друзьями прилетела в эту страну, что бы окончательно в нее влюбиться. Тогда она убегала от душевной боли, разрывающей после предательства любимого человека. Но нет худа без добра, все так, как должно быть.
Рикша отвез их, не знающих, куда податься в поисках ночлега, именно к Ахмаду. Выяснилось, что владелец небольшого отеля, долгое время жил в Москве, когда был студентом, облучаясь в РУДН им. П. Лумумбы. Тогда он устроил им все перелеты, переезды, забронировал отели во всех городах, где планировали остановиться, и даже предоставил машину с водителем. Ахмад был настоящей находкой, как, впрочем, и они для него. За все про все, взяв с четверых 2,5 тысячи долларов, которые показались просто смешными деньгами, для веселой компании. Только потом, немного освоившись в Индии, Вэл поняла, что эти деньги тут целое состоянии. Но удача, благоволившая им в лице Ахмада, стоила намного больше.
Выйдя из здания аэропорта, она была атакована кишащим морем таксистов, гидов, рикш. Этот город был полностью их. Излучаемая энергия, направленная на то, чтобы заманить ее к себе, готова была разорвать на части. Она стала объектом такого внимания и желания, как никогда еще в своей жизни. Крики «Йес-c-c, мэм!», «Тэкси, мэм!», «чип тэкси, мэм!» были исполнены такой страсти, что стоило большого труда выбраться из этого людского моря. Не останавливаясь, Вэл прошла чуть дальше и села в первую попавшуюся рикшу, назвав адрес.
По дороге в отель, она вспоминала, каким предстал район, в который ехала сейчас, в первый приезд сюда. Расположенный возле железнодорожного вокзала Мэйн Базар, а именно там жил Ахмад, был облеплен лавочками, магазинчиками, ресторанчиками, интернет-кафе. Улица забита коровами, нищими, калеками, прокаженными, торговцами с тележками, туристами, мото и велорикшами. Над всем этим витал запах тлеющих благовоний, которые жгли тут в промышленных масштабах и коровьего помета, он был повсюду, как и сами коровы. Вокруг улицы вилась паутина трущоб. Вэл была шокирована. Местный антураж ввел в состояние ступора, ничего, кроме ада ей на ум не приходило. В свой самый первый раз в Индии, будучи еще студенткой, она по обмену посещала Калькутту, но там они с другими студентами жили в студенческом городке и мало что видели.
Ночью все выглядело иначе, тьма была настолько непроглядной и плотной, что казалась осязаемой. Расплатившись с рикшей, она вышла и тут же наступила ногой в здоровую коровью лепешку.
«Вот черт!! Здравствуй, Индия!» - она не смогла не рассмеяться. 
Тут же открылась дверь, в проеме появился Ахмад.
- Валерия! Как я рад!
- Я тоже, Ахмад! Но сначала давай-ка проводи меня в туалет, смою удачу со своей ноги. – Он увидел, где она стоит, теперь уже оба прыснули от смеха.
Приводя обувь в порядок, Валерия вспомнила, как в Пушкаре (1), попав на такую же мину, она стояла и ругалась, а проходящая мимо туристка, хиппарского вида улыбнулась искренне и очень светло, объяснив, что не надо ругаться, это к удаче!
«Я очень удачливый человек», про себя смеялась Валерия.
- Ахмад, я сюда ненадолго, завтра пойду покупать билет до Варанаси (2), переночую у тебя сегодня и завтра. Мне надо как можно быстрей принять нормальный вид.
- Я смотрю, ты знаешь в этот раз куда ехать. – Индиец внимательно посмотрел на женщину. – Пошли, у меня магазин есть, там одежду продаю.
- Да, пошли, чем раньше сниму с себя эти вещи, - Вэл посмотрела на себя, льняные брюки и футболка были не плохи, но не тут и не для нее, которая решила совершить это путешествие в одиночку, – тем лучше. Одень меня по-человечески.
Подобрав пенджаби (3), один шелковый, один из легкой хлопчатобумажной ткани, Вэл удовлетворенно кивнула.
- Еще бы волосы куда-нибудь мои спрятать, давай еще дуппата (4) посмотрю. – Выбрав два длинных легких шарфа, она осталась довольна.
- Купи еще, тебе этого мало будет. – Валерия посмотрела на него, улыбаясь, этот мужчина, как любой другой индиец, готов был выжать из туриста по-максимуму.
- Завтра посмотрим. Пошли, покажешь мне мой номер.
- У меня не дорого, ты же знаешь! Покупай, нигде такого не купишь больше! Всего сто пятьдесят долларов за все!
- Ахмаааааааад, - предупреждающе сказала Вэл, она вспомнила, как ей сказал один парень из Англии, живший полгода в этой стране: «отношение к белым людям в Индии очень уважительное. Их, конечно, все хотят нае***ть, но при этом очень уважают!» повеселив этим замечанием.
- Ладно! Только для тебя по дружбе, за сто!
- На тебе восемьдесят и все остались довольными, да? – посмеиваясь, Вэл наблюдала, как индиец довольно закивал, беря деньги. Даже сейчас она, конечно же, переплатила, но пусть он останется довольным.
Приняв душ, Валерия прилегла на постель и, не смотря на то, что весь перелет проспала, опять задремала. Когда проснулась - был уже день. Одев купленную ночью одежду, накинув на голову длинный, легкий цветной шарф, закинув оба конца за спину, Вэл посмотрела на себя в зеркало.
«Не плохо, меньше буду привлекать внимание, вот если бы еще лицо не выдавала во мне европейку, вообще было бы замечательно, но с этим уж ничего не поделаешь».
Она оставила только легкие мокасины, для удобства передвижения.
Улица встретила запомнившимся хаосом, за эти годы тут ничего не изменилось. Одежда помогла, Валерия наблюдала, как атакуют туристов местные жители, предлагая всевозможные услуги и товары, почти не обращая на нее внимания. Дойдя до вокзала, прошла внутрь здания, стараясь не сталкиваться со спешащими и снующими индийцами, осторожно переступая через нищих, спящих почти плотным ковром на полу.
Увидев очередь для женщин - встала в нее и терпеливо стала ждать. Очередь была не большая, в отличие от нескольких очередей для мужчин. Купив билет в спальный вагон, внимательно его изучив, не нашла информации ни о времени отправления, ни номера вагона, ни, тем более, места. Вэл поинтересовалась у кассира, во сколько отбывает поезд.
- Завтра в 10 утра, мэм, но уточните в справочной.
Найдя глазами вывеску «Информация» и встав в очередь, таких же интересующихся, быстро поняла, что эта затея не из лучших, мало того, что она женщина, так еще и иностранка, что вызывало бешеный интерес окружающих.
«Началось веселье, надо уходить, но прежде узнать, во сколько же поезд».
Пользуясь отношением к иностранцам, Вэл решила пройти с черного входа. Перед ней открылась следующая картина. Вдали у окошка толпится народ, пытаясь что-то прокричать и услышать. Четверо служащих, которые должны выдавать информацию, мирно сидят в тесном кругу и пьют спокойно чай, беседуя друг с другом, лишь изредка кто-то обращает свое внимание на окошко в стене, отвечая на вопросы.
Заметив иностранку, зашедшую с черного входа, эта группка отнеслась к ней с большим пониманием.
- Вы не поможете мне с информацией? Мне нужно время отправления поезда на Варанаси, номер вагона и мое место. – Валерия протянула одному из служащих свой билет.
- Конечно, мэм! Поезд уходит завтра в 8:40 утра, места на билетах Вам проставит главный инспектор, обратитесь туда!
Найдя нужный кабинет, Валерия увидела, как у кабинета инспектора какой-то человек подметает пол. Открыв дверь, никого внутри не обнаружила. Собравшись уже уйти, заметила, что человек у двери, продолжая уборку, поглядывает на нее.
- Извините, не подскажите, где я могу найти главного инспектора? – с улыбкой спросила она.
- Конечно, мэм – я инспектор, чем могу помочь?
«О, боже, тут все Махатмы Ганди?» (5)
- Господин инспектор, мне нужно, что бы вы проставили мне место, завтра я выезжаю в Варанаси.
- Я напишу номер поезда, место узнаете завтра в вагоне. Не забудьте, мэм, поезд отходит в 8:50 утра. – Очень обходительно сообщил он ей.
«Просто замечательно, у меня есть три времени отправления и что с этим делать?» Поблагодарив, Вэл отправилась в отель.

Предусмотрительно придя на вокзал в семь утра, с помощью многочисленных вопросов удалось узнать номер вагона. Поезд подали к восьми, заняв место, она удовлетворенно вздохнула и расслабилась. Ровно в 8:20 поезд тронулся!
«Что за безумие?» - Валерия посмотрела на часы.
- Простите, почему поезд тронулся на полчаса раньше? – Спросила она у соседа по купе, статного индийца.
- Это Индия, мэм. – Философски произнес он.
Впрочем, поезд тут же затормозил, остановился и окончательно отправился в девять утра, прибыв в Варанаси с двухчасовым опозданием на десятичасовом отрезке пути. 
«Что ж, расписание, спешка, планирование – все оставить позади. Я в другой реальности». Валерия вышла из поезда и направилась в город, которой стремилась.

………..

1. Пушкар – город в штате Раджастан, Индия. Является одним из древнейших городов и священных мест паломничества в индуизме. Там расположен единственный храм Брахмы и священное озеро Брахмы.
2. Варанаси – город в штате Уттар Прадеш. Индия.
3. Пенджаби – (сальвар камиз) традиционная индийская женская одежда, состоящая из брюк (шаровар) и платья доходящего до колена с разрезами по бокам, доходящим до талии.
4. Дуппата – длинный, широкий шарф, дополняющий пенджаби.
5. Махатма Ганди считал позорным, что среди индийцев существует неравенство, обязывающее людей из касты «неприкасаемых» заниматься самой грязной и тяжелой работой. Однажды в знак протеста этой недостойной традиции, будучи представителем высшей касты, он стал сам убирать общественные туалеты.

Глава 2.

«Вот и все. Она пропала, телефон больше не отвечает, говоря, что абонент не доступен, в интернете признаков присутствия тоже нет. Все закончилось».
Первые недели после расставания они изредка звонили друг другу.
Разговоры были короткими ни о чем, но они свидетельствовали о том, что два человека не потеряли друг друга. Для Светланы звонки были ниточкой, которая тянулась к любимой. А сейчас этой ниточки не стало, Валерия исчезла из жизни так же внезапно, как появилась.
Она скучала, искала причины в себе, тому факту, что Валерии нет рядом. Просыпаясь ночами, часто думала: «она сейчас вернется, покурит, как это было раньше, и вернется». Но никто не возвращался.
«Где ты, помнишь ли обо мне?»
Для многих работа является спасением в трудные периоды жизни. Необходимость решать вопросы, не связанные с возникшими в жизни проблемами, отвлекает, мобилизует, переключает мозг, не давая зацикливаться. Для многих, но не для Светы.
Девушка с трудом отбивалась от расспросов Насти, о ее отношениях с Валерией Смирновой. В конце концов, расспросы прекратились, лишившись почвы. Интересы Насти переключились на нового шефа.
Неожиданности в назначении на эту должность не было. Заместитель Валерии, Алексей Котов, занял ее кресло. Олег Арсеньев, поднявшись по карьерной лестнице, стал заместителем. Все были рады таким назначениям, не надо было подстраиваться под новых руководителей, под новые требования. В общем, все шло своим чередом, без потрясений и нервозности.
Все было бы хорошо, если бы Света не прислушивалась к звуку каблуков, слышащихся в коридоре, заставляя невольно оборачиваться в несбыточно надежде. Если бы она не пыталась догнать скрывающуюся за поворотами коридоров офиса, женскую фигуру в деловом костюме, а догнав, убедиться, что это не та, кого она жаждет увидеть.
«Да что со мной происходит? Ее нет! Так больше продолжаться не может, я осталась одна…» - призналась себе девушка. 
В последней попытке однажды она поехала в спортивный центр, где вела занятия знакомая Валерии. Увидев Лену, выходящую из зала после занятий, Света подошла к ней.
- Извините, пожалуйста. Мы не знакомы, но у меня к Вам есть просьба.
- Здравствуйте, Вы хотели бы записаться на занятия? – Елена едва взглянула на подошедшую к ней девушку, она устала сегодня, проработав весь день и мечтая быстрей добраться до дома. – Я Вам дам визитку, позвоните мне завтра и мы договоримся.
- Нет, у меня просьба другого рода. Вы не знаете, где Вэл?
Лена остановилась, имя бывшей любовницы из уст этой девушки прозвучало чуть слышно. Она внимательно посмотрела на стоящую рядом высокую и красивую молодую женщину.
«Где то я ее видела, но где не могу вспомнить. Вид у тебя, милая, не очень», - про себя отметила Лена.
Лицо девушки хранило на себе следы усталости, глаза полны грусти, плечи опущены.
«Наверно это та, ради которой Вэл отказалась от встреч со мной. Но и ей, видимо, повезло не больше. Хорошо, что я не влюбилась, а то такой же сейчас ходила, потерянной и разбитой».
- Увы, все, что я знаю, так это то, что она улетела в Индию. Как надолго уехала, не знаю и куда конкретно в Индию, тоже не знаю.  Так что мало чем могу Вам помочь, мы не общались после ее отъезда из Санкт-Петербурга.
- Спасибо, еще раз извините. – Света уходила, чувствуя на себе взгляд.
«Она смотрела на меня с жалостью. Не могу этого терпеть, я себя жалею, Олег весь извелся в своей молчаливой жалости, теперь еще твои бывшие любовницы смотрят на меня с жалостью. Хватит. Ты мое наваждение, но любое наваждение рано или поздно развеивается. А если ты та, которую я действительно люблю - мне надо это понять окончательно, с тобой или без тебя».

Светлана стала посвящать свое свободное время рисованию. Поначалу это отвлекало от мыслей о Вэл, а потом захватило окончательно. Она отдавалась своему увлечению страстно, не замечая потраченного на него времени. Часто ложилась спать далеко за полночь, чтобы утром встать и бежать на работу. Возвращаясь вечером, вновь погружалась в мир образов, вдыхая запах красок, холстов, получая удовольствие от мягкого скольжения кисти или успокаивающего поскрипывания карандаша, пастели и угля по бумаге.
Олег, видя как Света каждую свободную минуту, даже на работе, делает в блокнот зарисовки, а все вечера и выходные проводит за холстами, однажды принес ей мольберт. Мужчина был рад тому, что девушка, наконец, вышла из подавленного состояния, после отъезда Смирновой, всячески поощряя это увлечение.
- Олег! Какой он красивый и большой, спасибо тебе! Какой замечательный, теперь я смогу рисовать с полным комфортом. – Света обняла друга и принялась устраивать подарок в комнате, перенося его с места на место.
- Не за что, солнце мое. Если тебе еще натурщик для обнаженной натуры нужен - я всегда готов тебе позировать!
Девушка засмеялась. Олег всегда мог ее развеселить, успокоить, отвлечь от грустных мыслей, помочь и поддержать в трудной ситуации.
«Как здорово, что он у меня есть. Надежный, понимающий, добрый, ничего не требующий в замен».
- О, ты будешь моей музой! Как … как Гала для Сальвадора Дали!
Друзья смеялись и шутили. Олег перебирал эскизы, наброски, отмечая, что образ Валерии, который был основным еще пару месяцев назад, практически не присутствовал в работах, лишь иногда проглядывали узнаваемые черты.
- Ты про работу только не забудь, художник. – Тепло сказал он.
- Забудешь тут, когда начальство даже домой приходит по выходным. Пойдем, погуляем, вина выпьем. Мне проветриться надо, а потом приду и буду осваивать свое сокровище. – Светлана опять перенесла мольберт в другое место.
- Да оставь ты его уже в покое, - улыбался Олег, он был рад, что доставил Светлане радость своим подарком.

Девушка стала посещать мастер классы по изобразительному мастерству, записалась в школу художественных искусств, все больше погружаясь в этот красивый и красочный мир, оставив работу только в качестве источника для получения средств к существованию.
Однажды позвонила Ира, они давно не виделись, лишь иногда разговаривая по телефону. Их общение возобновилось, было непринужденным и веселым. Света чаще стала выходить из дома, они изредка ходили в клубы, танцевали и веселились. Ира купила машину, и они выезжали за город, к ее друзьям, жарили шашлыки, катались по заснеженным горкам на санках.
- Ириш, пошли я тебя кофе напою, спасибо тебе за этот день, давно так не отдыхала, не помню даже, когда в последний раз. – Света чувствовала себя замечательно. Весь день на свежем воздухе в приятной компании, наполнил ее душу умиротворенностью.
Зайдя в квартиру, Ирина стала ошеломленно ходить и разглядывать царившую там обстановку.
- Светка, у тебя тут целая мастерская художника! – Вдоль стен, на полу стояли и лежали холсты. Некоторые картины были уже закончены, другие находись в процессе работы, стопками лежали еще девственно чистые холсты, ожидая своей очереди.

0

20

Когда-то свободная квартира была почти завалена набросками. Подоконники, любая свободная поверхность мебели теперь превратились в хранилище тюбиков с красками, кистей, карандашей, мелков пастели.
- У меня тут бардак несусветный, скоро надо будет летать, что бы пробраться хоть куда-нибудь. Никак не могу упорядочить этот беспорядок.
- Когда ты все это успела нарисовать? Я и не знала, что ты на такое способна, талант пропадает.
- У меня много свободного времени. А про талант я бы так не говорила категорично, просто делаю то, что нравится. Пошли кофе попьем, сварился.
- Ты училась этому или само пришло? Ты обманщица! В университете, всегда убеждала нас, что не умеешь рисовать, когда набирали редколлегию!
- Вот и пришел час моей расплаты, все тайное становится явным. – Смеялась Света. – В детстве в художественную школу ходила, а учусь я как раз сейчас.
- Кто все эти женщины, которых ты рисуешь? – Ира один за другим листала альбомы для эскизов.
- Натурщицы, просто прохожие, лица, которые всплывают в памяти. Никто конкретно, мне нравится рисовать женское тело и лица. Заканчивай там, иди на кухню, я кофе разливаю.
Ирина, взяла папку с вложенными туда листами картона, которая лежала под многочисленными альбомами. Ту самую папку, которую держала в руках Вэл, когда впервые пришла к Светлане. Ирина смотрела на многочисленные изображения женщины, которая, как она думала, была той, что занимает мысли и сердце ее подруги.
- Да, иду, Свет. Я вижу, что не все, кого ты рисуешь, не знакомы тебе и являются случайными прохожими.
Света вошла в комнату, увидела, какие наброски рассматривает подруга, молча взяла папку, закрыла и положила в один из ящиков комода. Девушки прошли на кухню. Ира украдкой наблюдала за подругой. В теплом неярком сете маленькой лампы над столом глаза Светланы казались абсолютно черными.
-  Где она? Почему не с тобой?
- Где то в Индии, - голос звучал задумчиво и чуть отрешенно.
- В отпуск поехала? Почему не вместе поехали? – Не отступала Ира.
- Не в отпуск, Ириш, давай оставим эту тему.
- Хорошо, прости, если задела.
«Ошибки быть не может, по всему видно, что они не вместе, расстались, а может и не были вместе, ведь та женщина была ее начальницей. Могло все остаться на уровне желаний у Светки, а потом объект ее желаний просто исчез. Значит, она свободна, все говорит о том, что живет одна. Может быть – это шанс для меня? Но не надо торопиться».
Ира осторожно пыталась выяснить, встречается ли Света с кем-нибудь, проявляла едва заметные знаки внимания к ней, как к девушке, а не просто как к другу. Светлана прекрасно видела попытки подруги, но делала вид, что не замечает их. Не то, что бы ее не привлекала эта симпатичная, хорошо сложенная и умная девушка. Привлекала. Не раз она чувствовала, как реагирует ее тело на близость с Ирой. Реагировало тело, чувства же оставались по-дружески теплыми. Ей не хотелось терять друга, ради удовлетворения сексуального желания, которое постепенно накапливалось в ней и не находило выхода.
- Свет, ты так и будешь жить одиноким отшельником? – как-то спросил ее Олег, – если тебя не интересуют больше мужчины, а они тебя явно не интересуют, глядя на твои рисунки, может какая-нибудь девушка привлекает тебя?
- Ты сводничеством решил заняться? Я на следующий день, как прекратились одни отношения, должна прыгать в постель к другому человеку? – с раздражением парировала Света.
- На следующий день не надо, но прошел не день, солнце, прошли месяцы. Чего ты ждешь? Или ты хранишь верность? Кому или чему?
- Ничего я не жду, а может, жду, не в этом дело. Просто я не могу, у меня нет на это время и человека, который бы меня привлекал настолько.
- Она не пишет, не звонит?
- Нет, я думала, что расставание будет не таким длительным, а теперь даже предположить не могу, насколько долгим оно может быть.
- Тогда в ресторане, когда ты вся в слезах вышла из туалета, она была причиной? Ты же мне солгала, что она не имеет к этому никакого отношения? – Олег давно хотел задать этот вопрос. Он решил, что пошло достаточно времени для честного ответа.
- Солгала, прости меня за это. Не могла рассказать тебе всю правду тогда и позже не могла. – Света с надеждой о прощении посмотрела на друга.
- Я понимаю, солнышко. Единственное, чего не могу понять, так это того, зачем она тебе? Ты так часто страдала от ваших отношений, и продолжаешь это делать, хороня себя, отказываясь впускать в жизнь других людей. Она холодная, жесткая. Чем могла привлечь тебя, мягкую, открытую и добрую девушку, такая женщина? – Олегу всегда этот союз казался не правильным. Он считал Валерию циничной и рассудительной, не способной на проявления душевного тепла к людям. Да, он уважал ее как руководителя, но то немного, что он знал о ней вне работы, не делало Валерию Смирнову хорошим человеком, в его глазах.
- Я где-то прочитала, если бы мы понимали, за что любим, это не была бы не любовь. Мы или любим, не смотря ни на что, либо нет. Я много думала, зачем она мне и нашла только один ответ.
- Какой?
- Она мне нужна. Другого ответа нет. Без объяснений, без анализа происходящего. Встретимся мы еще или нет, будем мы вместе или нет – это вопросы следующие. Но то, что благодаря моим чувствам к ней я поняла, чего мне хочется. Я многое поняла в себе и о себе. Вэл научила меня многому и прежде всего тому, что нужно быть свободным человеком. Свободным от своих внутренних оков. Уезжая, она мне сказала одну фразу, над которой я много думала и которую только-только начала понимать.
- Что за фраза?
- «Будь свободной, не для кого-то, ни ради чего-то. Будь свободной, малыш». Так она сказала и улетела. Я начала освобождаться, у меня появилась жажда жизни, а не желание существования с появлением в моей жизни этой женщины.
- Надеюсь, что так. Странно слышать это о ней. Не верить тебе оснований нет. Что ж, я надеюсь, ты найдешь свою свободу.

Глава 3.

Сколько бы книг вы не прочли, сколько бы фильмов не посмотрели, сколько не слушали рассказов друзей под демонстрацию фотографий, вы никогда не увидите Индии, пока не побываете там сами.
Попробуете не дышать, попробуете не смотреть, попробуете закрыться в номере своего отеля. А потом, одолеваемые скукой, страхом и голодом вы, наконец, выйдите на улицу, аккуратно, не касаясь руками каких-либо предметов, людей и животных вы пойдете по узким улочкам, то и дело подскакивая от неожиданности, что вас кто-то коснулся, перескакивая через кучи нечистот, вскрикивая от радости, удивления и отвращения одновременно, вы начнете переживать настоящую Индию. Вы будете плакать, ругаться матом и смяться одновременно. Пока этого не случится, Индия не откроется перед вами. И тогда, от вашего первого вымученного смеха, от ощущения «с меня хватит!» и «я хочу еще!», на вас свалится огромное счастье – счастье быть здесь, счастье жить, чувствовать жизнь и ощущать ее всем своим существом.
Так было в Пушкаре в прошлое ее пребывание в Индии, так случилось в Варанаси. Вэл шла сквозь толпы торговцев, паломников и туристов, находясь на грани истерики и экстаза от нереальности, сакральности происходящего вокруг. Один из самых древних городов планеты, Таинственный Город Шивы, где Жизнь и Смерть идут бок обок, переплетаясь, дополняя друг друга, где нет между ними различия, где одно следует из другого. Весь город пропитан дыханием Смерти, она тут везде - в движении тел умерших, которые были, казалось, участниками дорожного движения, в неповторимом приторно-ужасающем запахе сжигаемой плоти, этот запах пропитал собою все от неба до земли. Этот запах, перемешанный с запахом благовоний, специй, подгнивающих фруктов и жарой, проникал в рот и заставлял слезиться глаза.
Немного привыкнув к обстановке и запахам, Валерия направилась на поиски комнаты для проживания. Проблем с жильем не возникло, в первом же отеле она сняла небольшой номер. Бросив сумку и приняв душ, она решила немного прийти в себя от эмоций, захлестнувших по прибытии в Варанаси, погрузившись в воспоминания.

Тремя годами ранее.
- Пойдем к священному озеру Брахмы? Не зря же мы до Пушкара доехали! – бодро сказал Дима, один из спутников Вэл в этой экзотической поездке.
Она собралась быстро, подождали немного остальных двух друзей, и пошли по многолюдной улочке к священному озеру. Вид белоснежных гхатов (1) озера поразил ее.
Увидев озеро, она зачарованно села на ступеньки, не в силах оторваться от воды. Повисла тишина, не было туристов, не было паломников, не было браминов, исчезли друзья, исчез город, исчез мир, только вода и она. Тишина была всепоглощающей, абсолютной, время перестало навязывать свои правила. Вэл погрузилась в неведомое доселе состояние. Чем было это состояние? Трансом, отрешенностью? Какая разница, она была наедине с ощущением божественности окружающего.   
- Ты знаешь, где находишься? – незнакомый голос прозвучал рядом, в нем было спокойствие и теплота.
- Да. – Ответила она голосу, не поворачиваясь, продолжая смотреть на воду.
- Дай руку, пойдем со мной. – Перед глазами возникла рука, которую Валерия взяла без раздумий. Они направлялись к самой воде, спускаясь со ступенек.
Обладатель руки и она сели на каменных плитах.  А потом он заговорил, о ее прошлом, настоящем, не спрашивая, повествуя. Голос, как эта вода, был глубоким и тихим.
- Что со мной? – спросила, Вэл, когда голос стих и повисло молчание.
- Тебе надо будет самой понять, что с тобой.
- Я это пойму?
Ответа не последовало, на голову упали капли воды, с руки собеседника, которую он зачерпнул из озера. Затем взял ее руку и погрузил полностью в воду. Пальцы, находившегося рядом человека, коснулись ее лба, оставляя на нем алую отметину и рисовое зерно, запястье обвила оранжево-красная нить.
В сознание начали проникать звуки окружающего мира.
- Вэл! Вернись к нам, этот безумный старец тебя загипнотизировал? – Дима тряс ее за плечо, – ты не отвечала, мы тебя звали, а ты не реагировала. Почему не сказала, что знаешь санскрит?
- Я знаю санскрит? Ты о чем, Дим? Я кроме английского «разговорного», испанского «так себе» и французского «плохого» не знаю ни одного языка. – Она еще не совсем пришла в себя, все слышалось, как будто издалека.
- О том, что ты вон с тем стариком на санскрите говорила. Да брось, притворяться. Пошли к остальным, все есть хотят, ты тут час сидела, я не вытерпел и пришел за тобой.
- С каким именно стариком я разговаривала? – когда спутник указал на одного из браминов, Валерия направилась к нему. – идите, ешьте, я вас догоню.
- Да как ты нас найдешь? – удивился Дмитрий.
- Дим, здесь одна улица, а не найду, так встретимся в отеле. – Не сказав больше ни слова, она направилась к старцу.
- Извините меня, садху (2), - обратилась она на английском. Старец посмотрел на нее и улыбнулся. – хотела еще поговорить с Вами.
- Я уезжаю через полгода в Варанаси, там меня найдешь для следующего разговора. – Этот святой человек снова улыбался, глядя на ее удивленное лицо.
- Через полгода? – Вэл была в недоумении, какие полгода? Она через две недели улетает домой, через полгода точно никуда не поедет, у нее отпуск заканчивается и не предвидится еще неизвестно сколько!
- Я буду там чрез полгода, а когда ты придешь ко мне поговорить, на то не моя воля, да и не твоя. Иди.
И она пошла, пораженная, озадаченная. Друзей не искала, ходила по улице, проходя ее неоднократно из конца в конец. Когда ночь опустилась на город - вернулась в отель.
Свидетельство благословения на лбу смылось на следующий день. Шерстяная яркая нить на руке была напоминанием пережитого еще несколько месяцев. Часто дотрагиваясь до нее, Валерия ощущала, как по пальцам пробегало тепло. А потом ее не стало, она не рвалась, ее просто не стало. Но в жизни стали происходить изменения, которые вылились в неодолимое желание, которое привело назад в эту страну.
           
«Вот я здесь, три года потребовалось для того, что бы продолжить разговор. Я не знаю, как зовут того садху, не знаю где его искать. Как буду искать в этом потоке людей?»
На город опускался вечер, Валерия вышла из отеля и направилась к Священной Ганге по узким улочкам.  Великая река, казалось, не текла, а лениво лежала перед ней, серые ступени гхатов спускались прямо в воду. Над всей набережной стояла  дымка от погребальных костров, окутывая сбой возвышающиеся храмы и дворцы. Как все паломники она купила цветочную корзиночку со свечой, опустила ее в воду, сделав подношение Священной Реке. Ее свеча присоединилась к тысячам и тысячам свеч, плывущим по водам.
Вэл села на ступеньку, наблюдая за цветным многообразием людей. Сидящие за столиками вокруг гхата туристы, паломники заполонили всю лестницу и площадь. На деревянном помосте монахи в желто-красных одеждах стуча в барабаны, размахивая лампадами, распевая мантры, сопровождая их танцами, начали церемонию благодарения Ганги. Действо постепенно превращается в шоу, привлекая многотысячною зрительскую аудиторию, частичкой которой была и она. С этой ночи началась ее жизнь в Варанаси.
Каждое утро, просыпаясь, она шла к реке, садилась на ступеньки и смотрела, смотрела, смотрела, как днем и ночью горят погребальные костры. Смотрела, как одно за другим кидают в них тела, а тут же рядом коровы и козы поедают погребальные венки. Наблюдала за обыденностью происходящего вокруг, без пафосного драматизма.  Вглядывалась в лица людей, вслушивалась в их разговоры, наблюдала за ритуалами. Вэл начала любить каждую минуту этого кошмара, когда тело человека, брошенного в костер, превращается в ничто. Она слышала голос Смерти, которая, как лучшая подруга шептала ей: «посмотри, что ты есть на самом деле». Смерть ерошила ей волосы, трепала нити сознания, щекотала нервы, обнимала, как мать. Сметь танцевала перед ней каждое мгновение, проведенное в этом городе, и ничего не было, кроме нее.
В один из дней она увидела его, подсев, как когда-то в Пушкаре он подсел к ней.
- Намастэ (3), садху.
- Намастэ и тебе. – Ответил он.
Конечно, он ее не помнил, ей и не нужно было это узнавание. Она ощутила легкость и завершенность от этой встречи, как будто они договорились, и вот каждый их них пришел в назначенный час в назначенное время.
- Я могу приходить к Вам каждый день, иногда задавая вопросы?
- Приходи, ты же этим приехала опять.
Вэл не удивилась ничему, может он узнал ее? Нет, он просто знал, как и там, в Пушкаре, как с ней говорить, как говорить с каждым.
Шла неделя за неделей, окончательно освоившись, Вэл стала помогать вновь прибывшим туристам, найти отель, советовала, куда и когда сходить, что посмотреть. Ей было просто приятно открыть это невероятный город тем, кто впервые его видел. Занятия йогой превратились в ежедневные и продолжались день ото дня все дольше. Вечерами и ночами она начала записывать и описывать все, что видит, беседы, которые вела с людьми и своим садху. Записав, шла его искать, находя не каждый день, но когда видела - садилась рядом.

- Здесь есть духи?
- Я вижу их постоянно.
-  А где еще есть духи?
- Они повсюду.
- И здесь сейчас?
- Да, здесь они светлые и сильные. В больших городах, как твой или Мумбай – они слабые и темные.
Он встает и направляется к белому песку Ганги. Уже стемнело, от ночного ветра одежда и без того светлые волосы Вэл светятся, как осыпанные новогодними блестками.
- Я не могу спать третью ночь подряд.
- Конечно, сейчас полная луна. Она разговаривает с тобой, а ты уже умеешь ее слышать.
- Я слышу ветер. Он иногда смеется.
- Ветер здесь – это игры живых духов. Они спускаются с гор каждую ночь, и кружатся среди мостов, висящих над Гангой. Не бойся их, просто слушай.
И ветер свистел и шептал. Он колыхал вершины деревьев на другом берегу реки, от них на поверхности Ганги появлялись большие танцующие тени.
- Ночью, когда люди спят, можно увидеть душу места. Силу и магию, ими наполнены река и горы. Можешь получить часть этой энергии, даже просто наблюдая за этим местом. Города, наоборот, высасывают людей.
- Я наблюдаю уже третий месяц, - эти слова вызвали улыбку у старца, он наблюдал всю жизнь, – но Варанаси тоже город.
- Варанаси особый, он дает, но не каждому. Все зависит от отношения к смети. И ты его не сможешь любить, пока не примешь смерть. Белые люди боятся смерти, они, приехав сюда, бегут назад к своему страху.
- Я не боюсь, хоть и белая.
- Вижу, но скажешь это мне, когда будешь умирать.
- Это обещание новой встречи? – садху улыбается.
- Вернувшись в свой город, ты можешь опять заснуть.
- Я сплю?
- Уже не так крепко, как многие другие. Ты начинаешь видеть, раз вернулась и живешь тут. Но будь осторожна.
На протяжении всего разговора Вэл не могла оторваться от его лица. Оно постоянно менялось. То это молодой человек, то старик, то мужчина средних лет, то мелькает нечто звериное.
- У вас все время разное лицо, может быть, поэтому я не сразу нашла Вас.
- Мой учитель сказал мне, что это прошлые жизни.
- Кем Вы были раньше?
- Не знаю. Этого никто не знает.
Опять они шли молча. Уже почти утро, совсем перед рассветом к реке спускается человек в белых одеждах. Он садится на камень и начинает играть на флейте. Ветер подхватывает звуки. Духи, которыми наполнено пространство, успокаиваются и смиряются. Ветра нет совсем. По реке, по ее молочно серой глади поднимается предрассветный туман.
Когда Вэл хотела задать очередной вопрос, садху уже не было рядом.

«… Там, где великая Ганга принимает в свои воды реки Варуну и Аси, тысячи лет шумно кипит жизнь Варанаси, древнейшего города Земли. Много раз он был разрушен дотла, но, как Феникс, восставал из пепла под разными именами. Самое необычное из них Махашмашана – «Великое место кремации» или проще «Большое кладбище». Почему такое мрачное имя у вечно живущего города? И почему миллионы людей, не только индийцев, едут сюда?  Потому что Яма, Бог смерти, получил власть над всеми мертвыми мира, кроме тех, кто умирает здесь – в Варанаси. Теперь живые едут прикоснуться к таинству смерти, дарующей освобождение». 
Вэл, сидя в кафе, интерьер которого смешал в себе индийский и европейский стили, потягивала espresso, записывала на нэтбуке свои заметки. Она часто в последнее время приходила сюда, познакомившись с владельцем, очень предприимчивым индийцем и его семьей, стала завсегдатаем. Тут, в относительной тишине, под прохладой кондиционера, неустанно набирала слова на клавиатуре, которые превращались в мегабайты текста, повествующего о ее переживаниях и впечатлениях. Быстро привыкнув к еде, изобилующей перцем и другими специями, Валерия, все-таки скучала по нормальному кофе. Перепробовав те напитки, которые в Индии именовались этим названием, полостью от них отказалась. Она обрадовалась, как ребенок, обнаружив в городе место, где кофе варят вполне сносно.
Заказав еще чашку кофе, хотела вернуться к своим заметкам, но ее отвлек звук, открывающейся дери, машинально посмотрела на входящих. В кафе зашли пятеро европейцев, три девушки и два парня. Одетые, как и подобает европейским туристам, в футболки и хлопчатобумажные брюки, они оживленно разговаривали по-французски. Компания расположилась за соседним столиком. Веселые голоса, в которых слышались эмоции, еще недавно переживаемые ею самой, нарушили даже ту относительную тишину, которая царила в кафе.
«Придется закончить на сегодня мои опусы, эти ребята производят слишком много шума, не удастся сосредоточиться».
Закрыв нэтбук, Вэл допивала кофе, глядя через окно кафе на ставшую уже привычной, жизнь города. Ее знаний французского хватило, что бы понять, что компания за столиком рядом только прибыла в Варанаси. Молодые люди решали, где им найти ночлег.
«Впервые тут. – Улыбнулась про себя Вэл. – Вас ждет много необычного, ребятки. Может, стоит им помочь, как и другим туристам? Садху говорит, что не надо отворачиваться от того, что встречается у тебя на пути, ничего нет случайного. В моем путешествии не раз встречались люди, которые были посланниками судьбы, ведя меня по Индии, помогая ее постичь или просто помогая в путешествиях. Почему б и мне не стать для этих ребят таким человеком?»
Повернувшись к туристам, Вэл мобилизовала все свои знания во французской словесности и, наконец, решив, что ее поймут. Обратилась к ним.
- Прошу прощения, что вмешиваюсь, мне б хотелось помочь, вижу, вы только приехали. – Выдала она, подозревая, что наговорила много неправильного, но по улыбающимся лицам, обращенным на нее, было видно, что смысл они уловили.
Девушки и парни начали что-то бойко ей объяснять, она понимала не так много, но ей удалось понять одно, надо найти общий язык и это, явно, будет не французский.
- Я, конечно, сильно извиняюсь, но может нам будет проще общаться на английском? Мои познания во французском языке не так хороши и почти все ограничиваются знанием текстов Лары Фабиан. – Произнесла она шутливым тоном на английском, чем вызвала взрыв веселого смеха ее новых визави.
- О, прекрасно! – сказал один молодой человек, – мы, правда, только приехали, нам сказали, что смысла заранее заказывать отель не надо и можно легко найти на месте.
- Вам правильно сказали, – улыбалась Вэл, – надолго сюда?
- Не знаем еще, но планировали остаться дней на десять.
- Заканчивайте планировать свою жизнь в Индии. Может случиться, что вы уже через два дня сбежите отсюда, а может быть, задержитесь больше, чем на десять дней. Это уж, какая карма у вас. – Продолжала улыбаться Валерия. Ее слова явно вызвали интерес. – Будем исходить пока из десяти дней. Я сейчас сделаю один звонок и попробую устроить вам номера в отеле. Сколько вам требуется?
- Три номера! Два дабла и сингл.
«Я становлюсь похожей на индийцев, поддерживаю бизнес знакомых людей».
Она не раз уже помогала устроиться туристам, в том отеле, где жила. Хозяин этого не большого не дорогого, но уютного отеля был благодарен за то, что она помогает находить клиентов, и недоумевал, почему не берет денег за это. А Вэл чувствовала удовлетворение от того, что и туристы и хозяин отеля оставались довольны, да и в средствах она не нуждалась. Прекратив попытки заплатить за клиентов, Радж, так звали владельца гостиницы, каждое утро посылал Валерии ее любимый кокосовый ласси (4) и тост с медом. Это было трогательно и приятно.
- Намастэ, Радж, это Лери, у меня для тебя клиенты, пятеро, нужно три номера, могу им сказать, что номера есть? – Спросила она на хинди, почти за четыре месяца, она освоила его довольно сносно, что бы общаться. Все кого она узнала в Варанаси, после того, как называла свое имя, предпочитали называть ее Лери. Она привыкла к такому обращению.
- Намастэ, Лери! Веди всех сюда, у меня всегда есть номера! – Голос Раджа был довольным.
Закончив разговаривать, она повернулась к компании, их лица выражали удивление и восхищение одновременно.
- Что? – в своей излюбленной манере, Вэл выгнула бровь и лукаво посмотрела на ребят.
- Где Вы так научились говорить на хинди? Вы давно в Индии? Вы тут живете? Откуда Вы сами? – перебивая друг друга, ребята сыпали вопросами.
- Я тут уже четыре месяца. Научилась говорить тут, не училась, просто само пришло, так проще с индийцами общаться, не все английский знают, сама из России. Если это все вопросы, то хочу обрадовать, номера у вас есть, готовы отправиться в отель? – молодые люди закивали, взяли свои вещи, и все они направились в отель.
По пути она внимательнее рассмотрела туристов. Всем было лет по двадцать пять-тридцать.
«Интересно, кто в сингле будет жить, один из парней? Тогда можно предположить о паре двух девушек? Ради Шивы, может они просто подруги. Может быть, девушка будет жить одна, а остальные составляют парочки влюбленных. Твой аскетичный образ жизни закончился, если такие мысли появляются?»
Ребята и две девушки были темноволосыми, а третья была обладательницей светлых, прямых, до плеч волос.
Доведя компанию до отеля, она поговорила с Раджем, который был не против, если она покажет номера, расскажет расписание завтраков, обедов и других услуг, которые есть в отеле.
- Вот ваши номера, оплачивайте, как считаете нужным, но советую внести вперед за три дня, а там уже посмотрите. Меня зовут Валерия, можете называть Валери, - сказала она, делая ударение на последнюю гласную. Улыбнувшись, она добавила, – а вообще, как вам будет удобно, так и называйте.
- Поль, а это моя девушка Жаклин. – Представился один из парней, взяв за руку одну из брюнеток.
- Рауль и Софи, - представилась другая пара.
- Мадлен. – Прозвучал мелодичный голос, принадлежащий блондинке. На Вэл смотрели голубые, как небо Индии глаза и такие же большие.
«Ой, ой, вот это взгляд».
Вэл с трудом оторвалась от этих глаз.
- Мне приятно. Располагайтесь, если будут какие-то вопросы или проблемы, то я утром часов до семи, иногда до восьми в номере, встаю рано, так что не стесняетесь, заходите смело с пяти утра. Потом обычно бываю на гхатах, но там вы меня вряд ли найдете, или в самом городе, изображаю добрую самаритянку, а после обеда, примерно в тоже время, что и сегодня - в кафе, где мы с вами встретились. Ну, или после девяти-десяти вечера, бываю в своем номере, он в конце коридора, слева. – Объяснила Вэл. – Хорошо вам провести здесь время.
Компания горячо поблагодарила ее за все и стала расходиться по номерам. Вэл тоже направилась в свой, оставить компьютер и направиться к Ганге.
«Какие у этой девушки потрясающие глаза, чистые и светлые, так не похожие на глаза цвета ночи».
Вспоминала ли Валерия Свету? Вспомнила, часто вспоминала. Желание услышать ее иногда было почти непреодолимым. Но все же, ни разу не позвонив, Вэл опять отдавалась во власть городу. Ей не хотелось возвращаться даже в мыслях, не к Светлане - нет, а к ее неуверенности и неопределенности. В глубине души понимала, что оставила девушку наедине с собой, не попытавшись помочь понять себя.
«Я всегда принимала решения самостоятельно, именно такие решения являются свободными от желания и давления других людей. Но это я, все люди разные, вдруг ей нужна помощь, именно моя помощь? Нет, уверена, что она должна все понять сама. Уверена ли? Хорошо, не уверена, но мне хочется, что бы было именно так».
Подобные этому диалоги с собой велись часто, оставаясь незавершенными.
И снова, придя на набережную Ганги, она заворожено наблюдала за нескончаемым конвейером сгорающих тел. И снова смотрела на облака серого пепла, оседающего на поверхность воды, смешиваясь с ней, утекая в вечность. Проведя за этим занятием, несколько часов, уже в полной темноте Вэл вернулась в отель.

«… Воды Ганги пришли на землю по милости Богов, что бы даровать людям возможность очищения от грехов, освобождения от плохой кармы и обретения духовного сознания. Они наделены мистической силой, простое омовение в них может избавить вас от многих недугов тела, сделать жизнь более цельной, устремленной к самопознанию.
По легенде Вишну, ногтем большого пальца левой ноги пробил оболочку вселенной, и оттуда потекли духовные воды причинного океана, омыв стопы Бога Вишну. Так появилась Ганга, отсюда ее второе название Вишнупади (омывающая стопы Вишну).
Каждый, кто омылся в водах Ганги, очищается от материальной скверны. Сама же река всегда остается чистой. Как бы это не казалось странным, но она всегда выглядит чистой, не смотря на то, что в ней омываются миллионы людей, купаются коровы, сюда сбрасывают остатки погребальных костров и даже отходы фабрик по производству всемирно известного шелка.
Ученые обнаружили, что в водах Священной Реки содержится огромное количество серебра, а еще особый вид бактерий, очищающий воду. В том ли причина такого явления, как всегда чистая вода? Или все же в духовном происхождении реки?»

- Добрый день, Валери. – Поприветствовал женский голос.
Она оторвалась от монитора, взглянув на приветствующую ее девушку.
- Добрый день, Мадлен, – улыбнулась она, – как дела? Мы не виделись несколько дней с вашего приезда. Присядете?
- Да, спасибо. Все просто замечательно. – Девушка присела за столик.
- Почему Вы одна? Где спутники? Закажите кофе, если любите, здесь он почти такой же, к какому мы привыкли, в остальных местах пить его не возможно. – Посоветовала она.
- Спасибо большое, так и поступлю. Ребята поехали в Сарнатх, город первой проповеди Будды.
- Он не далеко, километров десять от Варанаси, а Вы почему не поехали с ними? – поинтересовалась Вэл.
- Захотелось немного личного пространства и времени. – Принесли кофе, девушка сделала глоток. – И, правда, кофе.
- Так почему поехали в путешествие одна на такой длительный срок? – повторила интересующий ее вопрос Валерия, уже в другом контексте.
- Наверно потому, что не с кем. – Ответила задумчиво девушка, потом продолжила с легким вызовом. – Но Вы-то тоже одна, как я поняла, и не один месяц.
- Правильно поняли, - усмехнулась Вэл.
«А девушка то не проста».
- Что пишите? – перевела тему Мадлен, – ничего, что я спрашиваю?
- Просто заметки, пропускаю через себя увиденное, услышанное, узнанное, прочувствованное, возникло желание еще и записать.
- Здорово, Вы тут уже как своя, разговариваете со всеми, Вас многие знают, относятся как к своей.
- Это видимость, я никогда не стану тут своей. Индийцы очень уважительно и тепло относятся, но я не стану частью их. Придет время, и я уеду отсюда, они это знают, и я это знаю.
- Спасибо Вам за компанию, Валери, я пойду, не буду мешать. – Девушка ждала, когда принесут счет.
- Мне было приятно с Вами поговорить, - улыбнулась Вэл. Она смотрела на девушку. Мадлен была чуть выше нее, стройная, гибкая, элегантная. Тонкие черты лица, чувственные губы. Белая по приезду кожа лица приобрела легкий матовый загар, на котором как два озера сияли обрамленные длинными ресницами глаза. «Прекрасное видение».
Вэл почувствовала, как ее молчавшее все это время тело, отреагировало на сидящую рядом девушку.
«До освобождения от оков тела мне далековато».
Последующие дни Вэл ежедневно общалась со своими новыми знакомыми. Они приехали в Индию из Парижа, где и жили. Мадлен часто просила взять ее с собой, когда Вэл направлялась к гхатам или в город, они сидели в кафе, подолгу разговаривая о жизни. За несколько дней так привыкла к присутствию этой французской девушки рядом, что испытывала легкое чувство нехватки, когда ее не было рядом. По всему было видно, что и Мадлен тянется к ней.
«Вот мне и захотелось других впечатлений, другого общения, других людей. Одной Индии стало недостаточно».
           
Садху сидел на ступеньках возле самой воды. Как повелось, села рядом.
- Чувствую, что все изменилось, но не могу понять, получила ли то - зачем сюда приезжала? Не могу найти определение, не могу сформулировать.
- Ты чувствуешь, а формулировать не нужно. Это либо есть, либо нет.
- Значит, уже не будет так, как было неделю назад, месяц назад?
- Так как было, никогда не бывает, даже спустя мгновение.
- Я хоть что-то смогла понять за это время?
- Ты ответь на этот вопрос.
- Через неделю отвечу или через две.
- Тебя не будет тут.
Валерия опять с недоумением посмотрела на старца. Она никуда не собиралась, что может произойти через неделю в городе, который жил в вечности? У нее сложилось впечатление, что и она стала жить в этой вечности. Озадаченная словами садху, она возвращалась в отель.
Включив компьютер, по привычке стала отдавать ему свои мысли, погрузившись в пережитое за день.

«…Огонь, который используется для погребальных костров, горит в главном храме. Он поддерживается негасимым с незапамятных времен. Многие индийцы еще при жизни приезжают в Варанаси, поселяются тут и ждут своей очереди, что бы умереть и быть сожженными в этом священном очистительном огне. А когда время приходит, они просто ложатся и умирают …».
Стук в дверь вернул ее к реальности. Открыв, увидела Мадлен.
- Можно мне зайти ненадолго? – девушка нервно, переступила с ноги на ногу.
- Конечно, входи. – Валерия посторонилась, пропуская гостью внутрь.
- Валери, мы завтра вечером уезжаем, у нас еще есть две недели и решили провести их на Гоа, покупаться, позагорать, повеселиться.
- Хорошее решение, там здорово. – Слова Мадлен вызвали в ней грусть.
- Да, все говорят, я там ни разу не была. – По поведению ночной гостьи было видно, что она не решается сказать то, зачем пришла. Вэл ждала. – Валери… Тебе необходимо оставаться тут?
- Необходимо? Нет, я тут, потому что этого хочу, другой причины нет.
- Просто, я подумала - ты могла бы полететь с нами. А если захочешь, то всегда можешь вернуться в Варанаси, так ведь? – нервозность девушки усилилась. Она почти не смотрела на Валерию, когда говорила.
- Мадлен, посмотри на меня. – Дождавшись, когда голубые глаза, мерцающие в полумраке номера, посмотрели на нее, Вэл задала вопрос. - Скажи мне хоть одну причину, по которой мне следует лететь на Гоа?
- Я не хочу расставаться с тобой, но и остаться тут тоже не могу. – Прошептала девушка после долгой паузы, не отводя взгляда от глаз Валерии.
«Мне нравится эта девушка. Нет. Мне ОЧЕНЬ нравится эта девушка».
Она дотронулась ладонью до лица Мадлен. Ей не нужны были другие объяснения, уточнения. Не раз она ловила ее взгляд, не раз чувствовала, как девушка ведет себя в ее присутствии, как ищет любой повод для того, что бы быть рядом. Уже давно поняла из разговоров друзей и самой француженки, кого она предпочитает в качестве партнера, но сама никак не подавала вида, что заинтересована этим. «Видно не совсем удалось не подавать вида».
- Завтра уехать я вряд ли смогу, но как только оформлю билеты - прилечу. Оставь мне свой номер телефона, я позвоню.
- Буду тебя ждать, - девушка накрыла своей ладонью ладонь Валерии, – я пойду?
- Да, иди, весь день завтра меня не будет, так что до встречи на Гоа. – Вэл легко поцеловала ее в щеку и убрала руку.
Когда за девушкой закрылась дверь, на ум пришли слова садху: «тебя не будет тут». Как всегда он оказался прав.
«Все так, как должно быть, доверюсь себе и Индии».
Завтра она пойдет прощаться с Варанаси, а сегодня будет просто спать.

…………………………….

1. *Гхат – (хинди) каменные, ступенчатые сооружения, служащие для ритуального омовения и (или) как места для кремации.
2. Садху – (хинди) аскет, святой, йогин, полностью посвятивший себя достижению освобождения посредствам медитации и познания Бога.
3. * Намастэ – (санскрит) принятое в Индии слово при приветствии и прощании. Происходит от двух слов «намах» - поклон и «те» - тебе. В более глубоком смысле обозначает «Божественное во мне приветствует и соединяется с Божественным в тебе».
4. Ласси – традиционный индийский прохладительный напиток из взбитой смеси дахи (йогурта), воды, специй, фруктов.

Глава 4.

Как часто мы задумываемся над тем, что есть наша жизнь? Свою ли жизнь проживаем? Являемся мы теми, кем являемся на самом деле? Как часто совершаем поступки, которые стали следствием сделанного нами самими выбора, выбора сердца и души, а не в угоду ожиданиям близких людей или под давлением жизненных обстоятельств? Почему часто на ум приходит мысль: «вот если бы я могла, стала бы геологом, врачом, писателем, но жизнь распорядилась иначе и я с утра до ночи перебираю бумажки в душном офисе, потому что надо на что жить».
Кто-то мечтает жить у моря, встречая рассветы и провожая закаты, наблюдать резвящихся дельфинов и ощущать приливы счастья и отливы спокойствия. Вместо этого, как в раковине живет в душных стенах городской квартиры и изнывает от смога мегаполиса, загоняя свои мечты подальше от глаз посторонних.
Другие, мечтая о личной свободе, подчиняются прихотям тех, кто «сильней», кто определяет их жизнь, пишет регламент дозволенного, выдавая его за благо, а в тишине ночи доверяя подушке мечты, начинающиеся словами «вот если бы…».
Третьи находятся в потоке нескончаемых дел, которые взваливают на себя, нужны они или нет, производя впечатление востребованного жизнью человека, чтобы не остановиться, и не дай Бог, не вспомнить, что бегут по беговой дорожке, а в конце пути не будет ничего, кроме истощенности.
В чем причины наших страхов, нашей неуверенности и покорности жизни, которая нас не устраивает? Неужели страх потерять то, что уже есть, сильней желания быть собой, а значит быть счастливым?  А что есть? Есть ли главное? А что главное? Вопросы, ответы на которые даем мы сами, а если ответ не устраивает, то прячемся от него, убеждая себя - так для нас лучше. Может и лучше, кто ж спорит. Тогда перестаньте говорить «а вот если бы…». Перестаньте выть по ночам от несбывшейся мечты, перестаньте. Или не обманывайте себя и начните жить, совершая ошибки, терпя поражения, одерживая победы.

Не смотря на промозглую погоду зимнего Санкт-Петербурга, Светлана чувствовала прилив сил. Позади неделя работы, вечер пятницы обещал отдых, дома ждал разноцветный мир. Одевшись, она входила из кабинета.
- Свет, постой. – Олег быстрым шагом направлялся к ней. – Чем думаешь заниматься вечером?
- Да ничем особо и всем сразу. Не говори мне, что есть еще работа, я не задержусь! -  Света предупреждающе подняла руку. - Все дела до понедельника оставим.
- Никаких дел, одни развлечения, только не бросайся на меня! – мужчина попятился назад.
- Не бойся, трусишка, - засмеялась девушка, – какие развлечения на повестке дня?
- Меня пригласил знакомый на одно мероприятие, я решил, что тебе может понравиться, поэтому согласился.
- Вкладывай, что за мероприятие?
- Открытие художественной галереи. Там будут вставлены работы современных художников, сами художники тоже будут. Тебя заинтересовало?
- Очень заинтересовало! Во сколько надо там быть?
- Да хоть во сколько, начало в восемь, окончание неизвестно когда. Я на таких мероприятиях никогда не был, так что не знаю. Единственное, мой знакомый сказал, что форма одежды - вечерняя. У нас до начала есть еще пара часов.
- Всего два часа, а мне надо еще переодеться, привести себя в порядок, накраситься. Олег! – девушка остановилась.
- Что?! Что случилось, у тебя паника в голосе.
- Мне нечего надеть туда, срочно нужно платье, туфли! Все, я никуда не иду. – Света поникла.
- О, Господи, о чем ты думал, когда сотворил женщину? – Олег закатил глаза. - Ты меня испугала, решил, что-то ужасное случилось. Поехали, купим тебе платье и туфли. Не пугай меня так больше!
- Поехали! Олег, ты самый лучший! – Света обняла друга.
В галерею они приехали уже к девяти, опоздав к началу.
- Свет, ты выглядишь божественно. – Мужчина был потрясен, когда Света сняла верхнюю одежду.
Черные волосы высокой стройной девушки были собраны сзади в тугой узел, только несколько прядей свободно падали на обнаженные плечи. Черное длинное платье, доходящее до пола, плотно облегало гибкую фигуру. Неброские золотые серьги, тонкое кольцо, кулон в виде капли воды на тонкой цепочке, были усыпаны мелкими брильянтами. Их блеск, вызываемый ярким освещением салона, отражался в черных, как ночь глазах девушки яркими искрами. Украшения остались Светлане от мамы.
- Светка, мне придется сегодня отбивать тебя у всех мужчин, тут присутствующих. Ты совершенна. – Олег любовался другом.
«Почему эта прекрасная девушка до сих пор одна?»
- Я согласна, отбивай меня у мужчин, только у женщин не надо. – Засмеялась Света. – И, спасибо тебе за комплименты.  Это твой знакомый открыл галерею? Ты никогда не рассказывал о нем. Пойдем, посмотрим картины.
- Нет, не он, мы учились вместе, он психолог практикующий. Эта галерея его сестры. Год назад она вернулась из Милана. Познакомилась там с каким-то художником, вернулась сюда и занялась устройством галереи. Она, то ли искусствовед, то ли что-то вроде этого, я точно не знаю.
- Ладно-ладно, мне достаточно информации, будем наслаждаться.
- Подойдем только к моему знакомому, поблагодарю за приглашение.
- Давай ты один подойдешь, а я картины все же посмотрю, не обидишься?
- Договорились, как освобожусь - найду тебя. – Олег направился на поиски своего сокурсника.
Атмосфера галереи понравилась Светлане. Мужчины и женщины в вечерних туалетах свободно передвигались от картины к картине, собираясь небольшими группами, парами или поодиночке. Среди гостей выделялись люди, одетые небрежно или просто, «художники», решила Света. На столиках возле стен стояли фужеры с винами, в вазах лежали фрукты и шоколад.
Взяв бокал шампанского, Света пошла к экспонатам. Разнообразие направлений, представленных в галерее, вызывало интерес.
«Хорошее место, мне нравится тут быть, чувствовать себя частью прекрасного. В этих картинах нет границ, особенно в этой».
Света смотрела на холст в лаконичном багете, изображение было словно живым, подвижным, цвета мерцали и перетекали друг в друга, завороженная она меняла угол просмотра и картина наполнялась уже другим движением.
- Вижу, Вам нравится эта картина. Великолепно, не правда ли?
- Да, просто потрясающе. Не могу вспомнить, как называется этот стиль.
- Оп-арт (1), когда я впервые увидела эту работу, то невольно прикоснулась, что бы убедиться, что это краски, а видела я немало работ в данном стиле.
Света оторвала взгляд от картины, впервые взглянув на обладательницу глубокого и красивого голоса. Рядом стояла молодая женщина, одного с ней роста, в белоснежном струящемся брючном костюме. Волосы цвета меди волнами струились до середины спины. Точеный профиль, красиво изогнутая бровь, не полные, но четко очерченные губы. Собеседница тоже оторвалась от созерцания и взглянула на Светлану. На девушку посмотрели глаза цвета яркой зелени, безмятежной, мягкой зелени.
- Вот ты где, еле нашел тебя, - подошел Олег, рядом с ним стоял мужчина в светло-сером костюме, который сидел на нем как на принце крови, – хочу представить тебе Михаила Ланского, это он пригласил нас, а это моя спутница Светлана. 
- Очень приятно и спасибо за приглашение, я получила огромное удовольствие от выставки. – Света протянула руку для рукопожатия, но Михаил склонился и поцеловал протянутую руку.
- Мне тоже очень приятно, Светлана, я очарован. О, извините, хочу вам представить мою сестру. Виктория, не могла б подойти поближе? – женщина, с которой минуту назад разговаривала Света чуть отошла во время их приветствия, сейчас же она подошла к ним вновь. – Вика, позволь тебе представить моего университетского друга Олега и его спутницу Светлану.

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Художественные книги » Leri Hot Свобода на двоих