Тематический форум ВМЕСТЕ

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Темная литература » Робин Александер Дар времени/The Gift of Time


Робин Александер Дар времени/The Gift of Time

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Дар времени

перевод velvet_season

Глава 1

...Никогда особо не интересовалась антиквариатом, и в этот странный магазинчик зашла просто чтобы убить время - у меня был перерыв на ланч. Бродила по рядам, зевая,  и разглядывала старую рухлядь - швейные машинки, мебель, пока мне на глаза не попался снежный шар. Я давно уже собираю шары, но такой необычный мне ни разу не попадался  - вот он лежит на полке, приткнувшись между батареей банок для консервации и чем-то вроде вазочки для печенья... Внутри шара был домик в викторианском стиле, а сам шар покоился на основании в виде двух позолоченных рук. Домик показался мне смутно знакомым...

Взяв вещицу дрожащими руками - так боялась уронить ее! - я рассматривала витиеватую резьбу, обрамляющую основание. Вначале я не обратила внимания на сам шар, желая насладиться деталями, точно гурман изысканным блюдом. А когда, наконец, соизволила взглянуть на миниатюрный мир, заключенный внутри стекла, то мне померещилось, будто я на самом деле вижу дымок, струящийся из трубы, и чувствую холод кружащихся снежинок.

- Красиво, да? - прервал мое любование приятный голос. Оторвав взгляд от безделушки, я оказалась в плену самых голубых глаз, какие только мне приходилось видеть.

- Он  отличается от других, - снисходительно согласилась я, надеясь, что мой зачарованный взгляд не выдаст, как я хочу обладать этим сокровищем. - На нем нет ценника. Предположу, что это означает - даром? - говоря это, я нарочно усмехнулась.

- Позволите? - она протянула руки и я неохотно вручила ей шар. - Этот шар - особенный, - сказала голубоглазая. - Многие пытались его купить, но он не подходил для них, если можно так сказать.

- Слишком дорогой? - ухмыльнулась я, продолжая гнуть свою линию.

Ее глаза заблестели и она улыбнулась в ответ - очень искренне:

- Для кого-то эта цена и впрямь очень высока, но вам, я думаю, это будет вполне по карману.

В обычной ситуации подобные слова разозлили бы меня и я бы не повелась на такое, но...  Она была чертовски хорошенькая с этими ее длинными темными вьющимися волосами... И было что-то еще в ней такое, что привлекало меня. Мы были примерно одного роста, но мне оставалось только мечтать о такой фигуре, как у нее: такая уж вся она была ладненькая! - и в то же время не чересчур женственная, но и не пацанка. Короче, она была идеальна... И потому-то мне подумалось, что вовсе не шар я так страстно жажду заполучить.

Я вздохнула: сейчас она решит, будто я и вправду хочу эту штучку, и заломит за нее несусветную цену. Поскольку было рабочее время, меня облекал темно-синий брючный костюм, который стоил гораздо больше, чем я могла себе позволить на самом деле. Это создавало ложное впечатление о моем достатке. Поэтому я скроила суровую мину и спросила:

- Так о какой конкретно сумме идет речь?..

Она развернулась и, продолжая улыбаться, направилась к кассе, даже не потрудившись ответить. Я поплелась за ней, точно ребенок, который желает заполучить дорогую игрушку, но не может решить, чего же он хочет больше: девушку или шар?

Бережно положив шар на прилавок, она принялась заворачивать его в бумагу.

- Подождите, не стоит это упаковывать! - возмутилась я, подбоченившись. - Я ведь не сказала, что собираюсь покупать...

- Вы и не покупаете, - она аккуратно уложила шар в коробку. - Это - подарок.

Мое сердце учащенно заколотилось, и я встряхнула головой, не веря своим ушам.

- А почему вы вот так просто отдаете мне эту вещь?

- У вас есть время на чашечку чая? - в ответ спросила она, и на ее лице снова появилась улыбка.

Я бросила взгляд на часы. Мне не было нужды возвращаться к строго определенному времени - вот преимущество иметь свой собственный бизнес, каким бы мелким он ни был.

- Ну, положим, я могу чуточку задержаться, - не сдержавшись, брякнула я, и где-то внутри у меня предупреждающе зазвенели тревожные колокольчики. Меня напрягало, что я так охотно шла на поводу у этой девицы.

Я наблюдала, как она разлила по чашкам бутилированную воду и поставила их в микроволновку, что находилась позади прилавка, усмехнувшись в ответ на мой взгляд:

- Не самый лучший способ приготовления чая, но приходится как-то выкручиваться, - и, отвернувшись, принялась накрывать на стол.

Потом женщина указала на диванчик рядом с прилавком.

- Присаживайтесь, пожалуйста. Минутку...

Я послушно уселась, - ну, точь-в-точь дрессированная собачка, ловящая малейшее ее движение, как если бы она собиралась бросить мне вкусняшку.

- Я отдала вам этот шар, и вы теперь гадаете, какая мне от этого польза, правда? - она поставила на стол поднос напротив меня.

Ну, я-то очень надеялась, что это она таким образом флиртовала со мной! Но что-то  мне подсказывало, что это не так.

- Просто сгораю от любопытства...

Она встала около меня, и молча налила мне чаю.

- Так вы собираетесь объяснить свой поступок? - спросила я, взяв чашку, над которой поднимался пар.

- Как я уже сказала, многие пытались купить эту вещь, но... - она сделала паузу, словно подбирая подходящие слова. - Но если кратко, то  это шар выбирает себе хозяина.

- Э-э... нет, так не пойдет. Как-то слишком мутно... То, что вы говорите, означает, будто у шара есть какие-то соображения насчет этого, словно он - одушевленное существо или внутри него заключена некая сущность. Это меня несколько настораживает.

Она хихикнула.

- Здесь все вещи особенные, если вам так угодно. Просто некоторые из них подходят только определенным людям, и этот шар больше всего подходит именно вам.

- Но послушайте... Кстати, как вас зовут?

Она привстала и протянула руку:

- Риган, а вас?..

- Можете называть меня Лия....  Не очень-то я во все это верю. Я из тех, кто не любит рассусоливать, поэтому давайте-ка ближе к теме. Босс не всыплет вам за то, что вы раздаете товар направо и налево?

- Рада познакомиться с вами, Лия, - с улыбкой ответила она. - Этот магазин вместе со всем его содержимым принадлежит мне. Я отдала вам этот шар, потому что вы хотели его, а он - вас. Нет ничего плохого в том, чтобы дать кому-то то, что он хочет.

Мне стало стыдно за свою резкость. Я испытала целую гамму эмоций, оставшись в итоге нервной и растерянной.

- У него есть близнец, чтобы вы знали, - неожиданно сказала она.

- Близнец? - я рассмеялась. - Его вы тоже собираетесь мне отдать?

- Эти шары - ручной работы, и были сделаны в качестве подарка, по крайней мере, так гласит история. Один старый джентльмен пришел с ними в мой магазин и сказал мне, то, что я говорю вам: эти шары выбирают хозяина.

- Так и кто владелец другого шара? - спросила я, предполагая ответ.

- Он стоит у меня дома на каминной полке. Поэтому, как видишь, мне важно быть уверенной в том, что его братец найдет себе правильного хозяина, - она снова заулыбалась, и я немного успокоилась.

- А почему бы вам не хранить оба шара? Зачем их разлучать?

Она отвела взгляд.

- Не вижу смысла... - она умолкла и прикусила нижнюю губу. - Другой шар - ваш шар - просто не принадлежит мне... - она посмотрела на часы, - жаль прерывать нашу беседу, но мне еще нужно кое-что закончить. Прошу, возьмите этот подарок. Я хочу, чтобы он был у вас... - торопливо добавила она и встала.

Я вышла из магазинчика с коробкой в руках, а  в кармане у меня лежала ее визитка. Меня не оставляло ощущение, будто я использовала эту девушку, но она была непреклонна, вручая мне свой подарок. Я сделала себе мысленную пометку привести в магазин Риган своего приятеля -

любителя антиквариата. В конце концов я придумала, что в благодарность за ее щедрость могу сосватать ей нескольких покупателей. Но, если сказать по правде, я просто искала предлог, чтобы увидеть ее снова.

Я не захотела оставлять мое новое сокровище в машине, и поэтому отправилась в офис, держа его в руках и надеясь избежать вопросов охранников на проходной. Почти у самой двери - оставалось каких-то три шага - меня настиг голос моей помощницы.

- Где ты ходишь и что это у тебя в  коробке?

- А спасение было так близко... - со вздохом буркнула я.

Крутанувшись на каблуке, я улыбнулась Джоан Вальден - женщине пяти футов и двух дюймов ростом. Этот сгусток невероятной энергии шестидесяти с чем-то лет крепко держал меня в узде.

- Ходила в антикварный магазин через дорогу... ну, тот, про который ты уже мне рассказывала.

Ее глазки за проволочной оправой очков сузились:

- И что же это у тебя такое?

- Снежный шар...

- О господи, Лия! Разве у тебя их уже не предостаточно?

- А у тебя по последним подсчетам ровно сто тридцать семь миниатюрных игрушечных собачек. И ты притаскиваешь их с собой на работу, - я выразительно посмотрела на полку над ее столом, где сидели игрушечные псы, всем своим видом умоляя выпустить их из пыльного заточения.

Джоан цвикнула зубом и расправила плечи:

- Не впутывай сюда моих крошек. К тому же они всего лишь по баксу за штуку. А вот ты сколько отвалила за это? - она указала на мой трофей.

- О, гораздо дешевле, поверь! - усмехнулась я. - И я не покажу тебе эту штуку, потому что ты меня достала!

Я открыла дверь своего офиса и шмыгнула внутрь, ожидая, что она прибежит вслед, умоляя показать мою добычу... Но, к сожалению, она знала меня слишком хорошо и просто ждала в своем логове.

Я бережно освободила свое сокровище от упаковки.  Когда я вошла в приемную, держа шар за спиной, Джоан все еще стояла, подбоченившись, на том же самом месте, где я ее покинула.

- Я покажу тебе шарик, если ты перестанешь ныть, - ехидненько пообещала я, все еще пряча вещицу за спиной.

- Хм... - фыркнула она и поправила очки на носу. - Ну, правда, сколько ты заплатила? Небось, целое состояние? Это ж ведь ручная работа...

Мне не хотелось рассказывать ей про странный обмен между мной и Риган, иначе пришлось бы весь остаток дня провести, выслушивая лекции про женщину, которая берет подарки.

- Это стоит на удивление дешево, и я не потратила  кучу денег, честное слово! - и пока она не очухалась,  поспешила сменить тему: - Кто-нибудь звонил, пока меня не было?

- Миссис Рейборн снова звонила, - рыкнула Джоан. - Она хочет записаться на прием.

- Я же ей уже тысячу раз говорила, что мне не интересна реклама в ее журнале! У меня и так столько дел, что одной едва под силу. Разрешаю тебе натравить на нее бульдога...

- Не думаю, что ее интересует реклама. Ее интересуешь ты, - парировала Джоан с ухмылкой. - Пожалуй, скажу ей, что ты - моя девушка.

Я аж поперхнулась:

- Ты - бабка с восемью внуками, так она тебе и поверила!

- Что ж, отлично, тогда я спущу на нее полкана, когда она снова позвонит...

- Жаль мне бедняжку! - с притворным содроганием сказала я.

По дороге домой я забежала в продуктовый. В итоге мой ужин состоял из макарон, которые я переварила, и банки с соусом для пасты. Я сидела, одинешенька, за столом, набивая живот безвкусной едой, и вскоре обнаружила, что мысли мои блуждают вокруг Риган: а что она ест на ужин?.. Я выудила ее визитку из кармана и положила на стол перед собой: мне казалось, что таким образом между нами устанавливается некая связь. Интересно, а она думает обо мне?..

Тут я почувствовала себя глупо и громко рассмеялась над собственными причудами. Сполоснула тарелки и водрузила их на сушилку. Тем не менее, взяла визитку и убрала ее в бумажник для сохранности. После я переместилась на свое излюбленное место на протертом диване и схватила пульт от телека. Бездумно пялясь на экран, я переключала каналы, а мои мысли витали вокруг владелицы магазина, которая не выходила у меня из головы с момента нашей встречи.

"Надо собраться с духом и пригласить ее на свидание... А то так и буду сидеть тут одна и думать о ней, и  как дура говорить сама с собой..."

Мне надо было бы отполировать свой новый шар, но я знала, что это дурацкая затея: мои мысли снова вернуться к Риган. Нужно было ложиться спать, а если я займусь  новой игрушкой, то непременно выкину какую-нибудь глупость. Например, позвоню ей.

Я выключила "ящик" и отправилась в спальню, надеясь, что сумею быстро уснуть. Но не тут-то было... Я возилась и ворочалась, пока терпение мое не иссякло. Включив ночник, я взяла книгу с прикроватного столика. Читала до тех пор, пока глаза не начали слипаться, а голова падать. Слишком уставшая, чтобы заморачиваться со светом, я так и уснула с книжкой на груди.

Мне снилось, что мы гуляли по пирсу, солнце ласково согревало мое лицо. Раздался чей-то голос, но я была слишком увлечена, разглядывая  лодки, и наблюдая за чайками, что носились над головами в надежде заполучить лакомый кусочек. Голос исчез, когда я подошла к ней... Все вокруг словно куда-то исчезли;  мое внимание было сосредоточено только на ней - на женщине, которая стояла, глядя на воду. Она повернулась ко мне - это были самые прекрасные голубые глаза на свете...

Возмущенная настойчивым жужжанием, я пыталась удержать волшебные чары, но когда потянулась и прихлопнула будильник, ее лицо исчезло. Будильник шлепнулся на пол, пока я отчаянно пыталась снова заснуть. Расстроенная, я поднялась и, пошатываясь, потащилась в ванную. Горячий душ пробудил меня окончательно, однако мысли все возвращались к женщине из моих снов. И я решила, что непременно загляну в ее глаза снова.

Приехав на работу, я набралась смелости позвонить Риган и пригласить ее на ланч. Быстренько пообщавшись с Джоан, я пулей влетела в свой кабинет и закрыла дверь.

- э-э... Привет, Риган, хотела узнать, не пообедаешь ли со мной? - я репетировала эту фразу вслух, чувствуя, как моя храбрость улетучивается. "А что, если она - натуралка?!" - завопил мой разум, когда я потянулась к телефону, и при этой мысли  рука моя замерла, прежде чем я успела его взять. Плюнув на свои глупые порывы, я вернулась к куче работы, что лежала передо мной на столе.

Электронные таблицы и обновления приложений смогли отвлечь меня надолго, но потом  мысли снова вернулись к Риган. Глубоко вздохнув, я набрала ее номер, прежде чем опять успела сама себя переубедить, но едва она ответила, как я тотчас превратилась в косноязычную особу... "Повесь трубку, дура!"

Но вместо этого я сказала:

- Привет, Риган, это Лия. Я приходила к вам в магазин вчера и вы дали мне шар...

- О, привет! - дружелюбно ответила она. При звуках ее голоса мои ладони вспотели еще больше, а сердце, казалось, готово было выскочить из груди. - А что, у вас ним проблемы? - спросила она, прежде чем я успела придумать что-нибудь поумнее.

- Э-э...нет... Все прекрасно.

- А вы смотрели в него?

- Честно?.. Он все еще в коробке. Я поздновато вернулась домой вчера, и потому уснула сразу после ужина.

В разговоре возникла пауза.

Я понимала, что она догадывается, зачем я ей звоню, и от того снова начинала нервничать.

- Пообедаем?.. - вдруг спросила она.

"Она зовет меня на свидание?!.." Мой разум умолял: скажи "да"! - но слова напрочь застряли на губах, дрожащих от волнения.

- Я...я.. да, пожалуй... - заикаясь, выдавила я.

- Тогда назначайте время и скажите мне адрес, я заеду за вами.

Я сказала ей адрес и мы распрощались.

"Кажется, меня позвали на свидание!.." - с глупой улыбкой сказала я сама себе, испытывая двойственное чувство - радости и одурения.

- Кто-кто пригласил тебя на свиданку? - в дверь просунулась голова Джоан. - И почему это ты разговариваешь сама с собой, а?..

- Тебе что-то нужно? - осведомилась я. Раздосадованная вторжением, я чувствовала себя неловко.

- Посетитель на девять тридцать уже здесь. Впустить его?

- Дай мне пять минут... - я навела порядок на столе, пытаясь, чтобы все выглядело прилично.

Спустя пару минут вошел пожилой господин с картонной папкой в руках. Я с трудом подавила желание закатить глаза, когда он вытащил оттуда кипу мятых квитанций и разложил их предо мной.

Я так сосредоточилась на новом клиенте и его делах, что не заметила, как пролетело время. И вот я услышала, как Джоан с кем-то общается за дверью, и похолодела: Риган была там один на один с "бульдогом"! Чего она там нахватается, пока я смогу выйти отсюда и реабилитироваться?.. У меня аж пот выступил над губой, а этот лысый все сидел и бубнил про свои "терки" с налоговой.

Мой мозг перебирал все те щекотливые истории, которыми Джоан могла поделиться с Риган. И она это сделает, дай ей волю!.. Особенно она любила смаковать тот случай, когда я от души высказалась о клиентке, - о том, какая она стерва, - думая, что поставила телефон на удержание...

Поэтому всякий раз, когда из-за двери долетал смех Риган, мне хотелось просто испариться. Я так живенько могла себе представить, что там ей рассказывает Джоан! Мои глаза то и дело устремлялись к стрелкам часов. Едва консультация закончилась, как я пулей подпрыгнула с кресла. Едва дождавшись, когда же этот клиент наконец-то покинет мой офис, я вышла из кабинета и меня встретили две ухмыляющиеся физиономии.

- Чтобы она не сказала - все ложь!, - отчеканила я, вешая сумку на плечо. - И мы уже опаздываем.

- Было очень приятно познакомиться с вами, Джоан, - Риган протянула ей руку, и они обе улыбнулись так, что стало понятно: эти двое точно говорили обо мне...

- Даже не хочу знать, что она там наплела... - заявила я, когда Риган заняла водительское место.

- О-о, еще как хочешь!.. - хихикнула она. - Итак, если верить Джоан, ты предпочитаешь мексиканскую кухню... Я - тоже. Ну, так как?

- Звучит прекрасно. Могу даже добавить "маргариту", -я промокнула испарину с верхней губы: от летней жары вкупе с волнением от близости Риган я взмокла, словно мышь.

Дорога заняла всего пять минут, и к концу этого времени я вся извелась, пытаясь незаметно заглянуть себе то под одну руку, то под другую, чтобы проверить, есть там пятна пота  или мне кажется.

Мы заняли кабинку, борясь с искушением наесться чипсов с сальсой до того, как принесут напитки. В соусе к тому же было чересчур перца халапеньо ( средних размеров перец чили, который ценится за ощущения при его поедании от «тёплого» до «горячего»), а я знала, что это заставит меня умирать от жажды.

- Так ты еще не игралась со своим шаром? - удивленно спросила Риган.

- Нет. Я слишком поздно легла спать накануне и была слишком уставшая. Поэтому приготовила ужин, поела и вырубилась.

Признавшись в этом, я почему-то почувствовала себя немного виноватой. Ведь она сделала мне подарок, а я даже не взглянула на него.

- Но сегодня вечером первым же делом посмотрю эту вещицу, - сконфуженно пообещала я.

- У тебя, должно быть, обширный круг знакомств и напряженная светская жизнь... - улыбнулась Риган.

Принесли напитки.

Она оставила эту тему, пока мы делали заказ, но едва официантка ушла, заговорила об этом снова.

- Ты готовила прошлым вечером для кого-то особенного? - небрежно поинтересовалась она.

Я смотрела, как ее рука скользит по столу, берет солонку и ставит ее передо мной. Не уверена, что она осознавала, что делает. Мои друзья частенько попрекали меня тем, что я - "солеголик": я солю еду, даже не попробовав. Возможно, Джоан предупредила ее об этом?

- Нет, если не считать саму себя... Я заскочила в продуктовый после работы, сварила спагетти, а потом до упора смотрела телек.

Ее глаза заблестели, и меня это реально завело. Не знаю уж, может мне это так показалось, но мускулы моего живота скрутило сладкой судорогой.

- Так ты - свободна? - она подняла бокал в приветственном жесте. - В этом нет ничего плохого.

Я тоже подняла свой бокал в ответ.

- Я бы согласилась с тобой, но терпеть не могу ходить на свидания.

- Друзья пытаются свести тебя с каждым одиночкой, что попадается на пути? Это ведь ужасно, правда?

Я хмыкнула и одарила ее своей самой дьявольской улыбкой.

- Они пытались, но я положила этому конец.

Она улыбнулась в ответ.

- Да-а?.. Хотелось бы знать, как тебе это удалось.

- Могу сказать лишь, что каждое последующее свидание из тех, что мне устраивали, было на порядок хуже предыдущего. И тогда я завербовала бульдога...

- У тебя есть собака? И ты брала ее с собой, чтобы провалить свидания? - потрясенно переспросила Риган.

- У меня есть Джоан. Ты ее встретила в офисе. Каждый, с кем мои друзья пытаются вытащить меня на свидание, в первую очередь, приходит в офис. Ланч - это ведь вроде и не свидание...

- Резонно...- согласилась Риган.

- Так вот, - продолжала я, - Джоан обладает потрясающей способностью оценить человека буквально за минуту. Ей достаточно чуть-чуть поболтать с ним, чтобы вынести свой вердикт. И она никогда не ошибается.

Тут я буквально почувствовала, как в голове у Риган завертелись шестеренки: она, должно быть, соображала, какой же приговор Джоан вынесла ей?

- И когда я возвращаюсь со свидания, Джоан дает мне полный отчет. Если мне он не нравится, я перехожу к следующей кандидатуре.

Риган сделала глоток и тяжело сглотнула. Когда она заговорила, ее голос немного дрожал.

- А... ты всегда следуешь ее рекомендациям?

- Ну, они еще ни разу меня не подводили. Но если бы я встретила кого-то действительно особенного, я бы, возможно, нарушила эту традицию.

В этот момент принесли наш заказ, и пока мы ели, разговор плавно переключился на обыденные вещи. Пока мы наслаждались едой, изрядно сдобренной специями, я пользовалась малейшей возможностью, чтобы получше изучить ее, смакуя каждый взгляд. Если бы мне захотелось составить длинный перечень, что составляет суть совершенной во всех отношениях женщины, то она, без сомнения, обладала бы каждым из достоинств этого списка. И я разрывалась между желанием провести с ней как можно больше времени и сгорала от нетерпения услышать мнение Джоан о ней.

- А ты часто ходишь на свидания? - спросила я.

- Последнее время не особенно. Я довольно давно не встречала того, кто заставил бы меня захотеть преодолеть всю неловкость первого свидания.

Она говорила, а я сидела, зачарованная тембром ее голоса, и наблюдала, как двигаются ее губы, руки, как ее глаза делаются более выразительными, когда она хотела подчеркнуть что-то важное... Я просто балдела от того, какой эффект все это оказывало на меня!

И чем дальше, тем больше меня охватывало ощущение, от которого я не могла избавиться - ощущение чего-то очень знакомого. Какие-то обрывки видений вспыхивали перед моим мысленным взором: вот Риган смеется, вот она плачет, разговаривает... И если сначала это казалось мне плодом моих фантазий, то спустя короткое время, я начала ощущать это как воспоминания.

От ее речей у меня закружилась голова и я просто вынуждена была вытянуть руку и дотронуться до ее руки, чтобы почувствовать тепло ее кожи. Я... я хотела слиться с этой удивительной женщиной.

Никогда в своей жизни я не испытывала такого: чувства охватывали меня снова и снова, словно набегающие океанские волны. Я чувствовала безусловную любовь к женщине, что сидела напротив меня, не замечая, какую бурю ее присутствие вызывает в моей душе.

Мой разум был смущен: любовь?.. Но ведь я едва знаю ее! Конечно, она привлекательна, но это и все, что я знала о ней. И это интриговало еще больше. И мне предстояло еще столько открытий! Эмоции захлестывали меня, когда я смотрела на нее. Моему сердцу все еще было тесно в груди, и оно настаивало на том, что мои чувства - искренни, но разум возражал ему с таким же рвением.

Напряжение этого момента так потрясло меня, что я непроизвольно уронила вилку, и та, звякнув, упала на тарелку.

- Все хорошо? - спросила она, и в ее изящных чертах лица проявилась обеспокоенность.

- Э-э... да... - пробормотала я, хватая бокал с водой. Но она продолжала недоуменно смотреть на меня.

- Поперхнулась... думаю, перец попал не в то горло, - с усилием проговорила я, ставя пустой бокал на стол.

- Вот, возьми... - она протянула мне свой бокал, я залпом осушила его. Она сделала знак официанту и тот налил мне воды.

Мое волнение улеглось так же быстро, как и началось, и я лишь гадала: какого черта это было?..

Я не могла посмотреть ей в глаза, опасаясь, что каким-нибудь образом выдам свои чувства. Мое лицо горело и я начала нервничать.

- Ты покраснела, с тобой и вправду все нормально? - она накрыла мою руку ладонью.

Это прикосновение вызвало новый шквал ощущений, потрясший все мое существо, и мне пришлось бороться с желанием убрать свою руку.

Я снова сделала большой глоток воды и кое-как проговорила:

- Все хорошо, думаю, это холопеньо оказал на меня такой эффект.

Когда мы возвращались назад, я была спокойной, и мне показалось, что Риган это напрягает. Она болтала о погоде и делах в ее магазинчике. Я едва слышала ее, пытаясь понять свое внутреннее состояние. Я чувствовала себя неловко и дошла уже до точки кипения.

- Спасибо, что пообедала со мной. Это так здорово, когда ешь не в одиночестве, - Риган привела машину в парк. - Можем как-нибудь это повторить...

Погруженная в свои размышления, я не заметила, что мы оказались около моего офиса.

- Я рада, что ты это предложила, - сказала я, продолжая избегать ее взгляда. - Я с удовольствием... в ближайшем будущем... И прости, что я устроила такой переполох за обедом.

Она рассмеялась.

- Ты была весьма хладнокровна. Не уверена, что смогла бы так держать себя в руках, если бы поперхнулась перцем. Тебе наверняка пришлось бы выносить меня оттуда на руках.

Я почувствовала, как мое лицо снова запылало, на этот раз от смущения.

- Что ж, благодарю за чудесный обед, - сказала я, вылезая из машины. - С нетерпением жду следующего раза.

Когда Риган отъехала, я почувствовала себя одинокой. Это была уж полная бессмыслица: да, она нравилась мне, и я не могла отрицать, что меня влечет к ней, но я не тот человек, что верит в любовь с первого взгляда.

Когда я вернулась в офис, мне хотелось разреветься.

- Ну, как обед? Мексиканская кухня? - поинтересовалась Джоан, едва я переступила порог.

- Да, и спасибо, что присоветовала, - я чувствовала себя сонной и уставшей. - Итак, выкладывай начистоту, что ты думаешь о ней?

Джоан откинулась в кресле, широко ухмыляясь.

- Ты в долгу перед тем, кто свел тебя с ней. Она - то, что надо!

0

2

Глава 2

Тем вечером после ужина я распаковала шар и водрузила его на журнальный столик. Сидя на диване с бокалом вина, я изучала мое новое приобретение, удивляясь, сколько же нужно было времени и тщания, чтобы создать нечто, выглядящее так реалистично!.. Домик в викторианском стиле, помещенный внутри шара, был воспроизведен так детально, что казался всамделишным, как и лужайка, засыпанная снегом. И чем больше я всматривалась, тем более настоящим он казался: я чувствовала, будто стою в дворике перед ним. Постепенно меня одолела дремота, и я ощутила снег под ногами...

На следующее утро я проснулась на диване, радуясь, что сегодня - суббота, и мне никуда не надо. Встала, зарядила кофеварку, и вернулась на диван раньше, чем остыло нагретое мною местечко.

Но когда я взяла в руки шар, меня зазнобило. И вовсе не потому, что уже был конец лета и дело шло к холодам: как и в прошлый раз, я разглядела, что из его трубы шел дымок. Но если тогда, в магазине, можно было списать это на игру света в стекле, то теперь ясно было видно дым над крышей. А когда я всмотрелась в глубину шара, у меня и вовсе отвисла челюсть: в крошечных окошках мерцали огоньки.

Я перевернула игрушку и изучила ее основание, предполагая, что там есть батарейка. Но ничего не нашла. А когда вернула шар в исходное положение и посмотрела внутрь, то увидела, как в доме открылась дверь и оттуда полился серебряный свет!

На крыльцо вышла женщина,  - я смотрела, замерев, как она вытянула руку, ловя падающие снежинки. Уголки ее губ дрогнули в улыбке - и без всякого сомнения эта улыбка принадлежала Риган. Потом миниатюрная фигурка вернулась в дом... Шар выпал у меня из рук на стол с громким стуком, вернув меня к реальности. Я отодвинулась от него, словно он был одушевленным.

Схватив сумку, я  вытащила визитку Риган. Дрожащими руками набрала ее номер.

- Нам нужно поговорить. Немедленно!.. - выпалила я, не дав ей даже сказать "алло".

У нее еще хватило наглости улыбнуться, когда я прискакала в магазин.

- Ты пришла вернуть снежный шар?.. - спросила она, когда я подошла к прилавку и зарычала с досады, обнаружив там нескольких посетителей.

- Ну, нет! Черта с два!.. Я смертельно боюсь даже прикасаться к этой штуке, поэтому ты должна пойти и забрать ее, - прошипела я, стараясь не выглядеть сумасшедшей: мимо как раз проходили две пожилые женщины.

- Что он показал тебе? - спросила Риган. Ее глаза заблестели.

- Что это за фокус? Что заставляет шар делать эти вещи?

- Понятия не имею, - она умолкла, так как мимо проходил покупатель.

- Ты тоже видела это внутри шара? - я была возмущена тем, что она даже не соизволила предупредить меня. - А не могла бы ты объяснить, почему вчера не рассказала об этом?

- Если бы я сказала, что в моем шаре ходит женщина, которая выглядит точь-в-точь как ты, поверила бы мне?

Это был резонный вопрос: если бы она заявила подобное, я сочла бы ее ненормальной и постаралась бы держаться подальше.

- Но как ты можешь сидеть тут так спокойно? - поразилась я. - Это ведь самая удивительная штука, какую я когда-либо видела! - я поняла, что говорю громко, когда кто-то за моей спиной откашлялся.

Крутанувшись вокруг своей оси, я посмотрела и увидела посетительницу, которая, встретив мой взгляд, оглядела меня с ног до головы,  и удивленно вскинула брови. Я опустила глаза вниз и ужаснулась: рубашка на мне была наизнанку,  сама я -  в "боксерах", а изюминкой  "ансамбля" были ботинки от разных пар... Я ведь в такой спешке убежала от ужасного маленького сувенира на журнальном столе, что не очень задумывалась о том, что на себя напялила!

Когда я снова повернулась к Риган, та кусала губы, пытаясь удержаться от смеха.

- Я не вернусь домой,  пока там эта штука!

Она подняла руки, сдаваясь:

- Но я не могу оставить магазин, полный покупателей! Тебе придется подождать, пока я не закроюсь на обед.

Я посмотрела на часы, что тикали над стойкой: без пятнадцати двенадцать.

- И что мне делать до того? - сердито спросила я.

- Ну-у... - с улыбкой протянула Риган, - ты можешь пойти на склад и переодеть рубашку нормально, а потом, думаю, ты можешь спрятать остальные части тела за прилавком. Это лучшее, что я могу предложить тебе сейчас.

Я гневно фыркнула и отправилась на склад. Приведя в порядок одежду, взглянула в зеркало и пришла в ужас, увидев еще и свою прическу. Я, наверное, выглядела как псих в глазах покупателей магазина, хотя Риган совсем не удивилась, увидев меня в подобном виде. Я пригладила волосы, как смогла, стараясь выглядеть прилично, и присоединилась к ней за стойкой.

- У меня еще одна покупательница, и когда она уйдет, я закроюсь, - шепнула Риган. - И давай не будем говорить про шар, пока не останемся одни...

К тому времени, когда покупательница сделала свою покупку и ушла, я немного успокоилась. Теперь мое поведение стало казаться мне глупым. Хотя не каждый ведь день обнаруживаешь кого-то внутри снежного шара...

Риган проводила посетительницу до дверей и проследила, как та ушла. Она повесила табличку "Закрыто", и я перевела дух, услышав, как защелкнулся замок. С горящими глазами Риган вернулась к прилавку, за которым я обосновалась.

- Как много шар показал тебе?

Я подробно пересказала ей все, что видела, и когда закончила, она нахмурилась.

- И это все что ты видела, и это так напугало тебя?

Мне снова стало стыдно за свое давешнее поведение. Я почувствовала себя совсем по-идиотски.

- Риган, не знаю, как у тебя, но в моем мире подобные вещи не происходят. Инопланетяне никогда не приземлялись на моем заднем дворе и не пытались засунуть свои пальцы мне в пупок, привидения мне сроду не показывались, и я никогда не сталкивалась с лилипутами, снующими в моих безделушках...

Риган жестом пригласила меня присоединиться к ней в зоне отдыха, где мы с ней пили чай в нашу первую встречу. Я плюхнулась в кресло и она протянула мне бутылку с водой.

- Хлебни водички и постарайся успокоиться. Я расскажу тебе то немногое, что знаю...

Я открыла бутылку и одним глотком осушила половину, потом скинула башмаки и устроилась, поджав ноги под себя.

- Как я уже рассказывала тебе в тот день, когда мы встретились, в мой магазин пришел некий старик и принес эти шары. В ту же минуту, как он только достал их из коробки, я поняла, что должна их заполучить. Я была готова торговаться, предполагая, что они будут дороги..

- Но пожилой джентльмен отдал тебе их даром, - перебила я.

- Верно! Я забрала шары домой, и один из них точно предназначался мне, хотя они и были очень похожи, - она сделала паузу и поморщилась. - Мне все еще трудно это рассказывать - даже тебе, настолько... безумно это звучит.

- Буду откровенна, если бы ты рассказала мне об этом в первый день, я бы подумала, что ты не в себе, но я знаю теперь, что я видела.

- Ну, спасибо!.. - улыбнулась Риган и продолжила: - Как-то ночью я рассматривала шары, и входная дверь домика открылась, совсем как ты рассказывала. На крыльцо вышла женщина в старинной одежде. Она гуляла по снегу, и выглядела такой жалкой и несчастной... - глаза Риган увлажнились.

- А сколько раз ты ее видела? Она всегда такая печальная? - спросила я, чувствуя как мои руки покрываются мурашками.

Риган прикусила нижнюю губу.

- Она всегда такая потерянная.... мне кажется, она словно оплакивает кого-то...

Я даже не подозревала, что у меня так дрожат руки, пока не попыталась снова отпить из бутылки: ее горлышко стучало о зубы.

- Я видела ее примерно раз десять, - продолжила Риган. - В первый раз это зрелище просто разбило мне сердце, хотя обычно со мной этого не происходит даже в самых волнительных случаях.

Она вздохнула и поглубже уселась в кресле.

- В том шаре, что я отдала тебе, никогда не происходило ничего подобного, но однажды утром я проснулась с навязчивой мыслью о том, что мне необходимо вернуть этот шар обратно в магазин... Многие из моих покупателей интересовались этой вещью, но вот что странно: шар словно околдовывал их и они неожиданно теряли к нему интерес. Каждый раз, когда кто-то брал его, я испытывала ужас, что шар могут купить... - она умолкла, чтобы промочить горло.

- Это происходило так, как будто шар сам искал себе покупателя, и в тот день, когда ты пришла в магазин и заинтересовалась им, я почувствовала, как меня охватывает умиротворение, - трясущейся рукой она поправила волосы. - И когда я увидела твое лицо и осознала, что ты и есть та женщина из моего шара, я поняла, что не могу отпустить тебя без него.

По моей спине пробежал холодок, я вся покрылась мурашками:

- Она... в самом деле похожа на меня? - я почти прошептала эти слова.

Риган кивнула.

- Такие же темные волосы и глаза, светлая кожа, а если бы она хоть раз улыбнулась, уверена, у нее была бы та же ямочка, что и у тебя...

В этом месте Риган милостиво позволила мне собраться с мыслями. Я сидела в кресле, грызла заусенец на пальце, заодно с розовым лаком на ногте, пока не чуть не прокусила кожу.

- Кто же ты, Риган? Откуда ты взялась?.. как мы связаны между собой?.. - вот что беспокоило меня: вовсе не хотелось оказаться ее родственницей...

- Меня воспитали здесь, в Галфпорте, Миссисипи. Фамилия Монтгомери досталась мне от моих приемных родителей, - Риган пожала плечами. - Кто знает, может, мы родственники.

Над губой у меня выступила испарина, я поежилась.

- Я тоже приемный ребенок, - мой голос упал.

Она посмотрела на меня без всякого выражения:

- Жесть!.. А как твоя фамилия?

Я ответила не сразу. Меня всегда интересовало, кто мои биологические родители: я рассматривала прохожих на улице, ища в них сходство с собой. К тому времени, как я повзрослела, у меня накопилось много вопросов, которые, думаю, так и останутся без ответов.

- Маркс... Моя фамилия Маркс.

Я потерла лоб, внезапно почувствовав себя нехорошо.

- Ты в порядке? - забеспокоилась она, внимательно посмотрев на меня.

- Да... Ты когда-нибудь пыталась выяснить имя того старика, что принес тебе шары?

- Да, но... - Риган нахмурилась, морщинки вокруг ее рта стали резче. - Было бы неплохо потолковать с ним, потому что он обмолвился, что эти шары хранились в его семье на протяжении десятков лет. Но когда я, вся на нервах, позвонила ему, то услышала, что он умер...

В мою голову тут же пришла одна идея и я улыбнулась:

- Возможно, у него остались какие-то родственники. Мы можем пообщаться с ними. Может, найдется кто-то, кто расскажет нам историю этих шаров.

Мое воодушевление оказалось заразительным и Риган тоже заулыбалась.

- Ты и вправду хочешь узнать подноготную этих игрушек? - оживленно спросила она.

Ха!.. Неужели она вообразила, что я смогу теперь остаться равнодушной? Это после всего, что я видела?

- Конечно! Как не хотеть?

Риган закрыла магазин до конца дня, что было, как я понимала, большой жертвой с ее стороны, так как его основная выручка приходилась на выходные. Потом в куче бумажек на стойке она отрыла клочок, где был записан телефон того джентльмена. Позвонила по этому номеру, и его вдова любезно пригласила нас на ужин.

Риган решила проводить меня домой. Я не стала отказываться, потому что все еще слегка дрейфила оставаться с шаром один на один. Дома я сделала ей чаю, и она бродила по моей квартире, прихлебывая чаек, и разглядывая те мелочи, которые могли создать некоторое представление о том, что я за птица.

- Ты любишь бейсбол? - она указала на полку со спортивными безделушками, которые я собирала годами.

- Да, Рэд Сокс. Но и за Чикаго Буллз тоже немного болею.

Она посмотрела на вешалку с бейсболками.

- А сама занимаешься спортом?

- В детстве занималась. Сейчас совсем немного. Большую часть времени я провожу за компьютером.

Следующая остановка была перед моей коллекцией дисков.

- Большая коллекция музыки. У тебя довольно разносторонний вкус.

- Больше предпочитаю слушать музыку, чем смотреть телек. А ты?

- Мне нравится всякая музыка. Я много слушаю радио... Всех бесит моя манера тыкать по поиску станций, но то же самое я делаю и с пультом телевизора, постоянно переключая каналы.

- Да?.. Вон пульт на журнальном столике, можешь щелкать, сколько влезет, а я пока схожу в душ. Чувствуй себя как дома...

Когда спустя короткое время я вернулась обратно, она сидела на диване, уставившись на мой снежный шар.

- Видела что-нибудь? - тревожно спросила я.

Но Риган покачала головой.

- Нет. Не думаю, что это работает подобным образом. Я смотрела в него, но ничего не произошло.

Она похлопала по дивану рядом с собой.

- Сядь, пожалуйста. Хочу посмотреть, что произойдет, если ты возьмешь шар.

Я уселась рядом и упулилась в шар, боязливо прижав его основание пальцем.

- Игрушка ведет себя более активно, если держать ее в руках, - сказала Риган, и всучила мне шар. - От тебя хорошо пахнет, - добавила она, принюхиваясь.

Я зарделась от ее комплимента.

Риган подвинулась ближе ко мне, чтобы лучше видеть, что происходит в шаре. Я могла уловить тонкий запах ее парфюма, и мое сердечко так и заколотилось от ее близости. Я была настолько очарована ею, что даже забыла про шар, покоившийся в моих руках. Но тут ее дыхание внезапно участилось, и я снова обратила внимание на игрушку. И тут у меня буквально отвалилась челюсть.

Из трубы повалил дымок, и снова открылась входная дверь - все так же, как раньше, - и оттуда появилась женщина: точь-в-точь, как Риган... Каково же было мое удивление, когда я заметила, как из ее крошечного рта вырывается пар, - она дышала!

- Она выглядит как живая! - в восторге прошептала я. - Видишь, у нее пар идет изо рта от холода!

Крошка медленно сошла по ступенькам, наклонилась и рукой в перчатке зачерпнула снега. Уже знакомая ослепительная улыбка озарила ее лицо. Она казалась очарованной тем, как снег покоится на ее ладони. На мгновение она оглянулась по сторонам, потом откусила от снежка и снова улыбнулась.

- Может, мне кажется, но она ведет себя так, словно никогда не видела снега, - заметила Риган.

Дверь снова отворилась, и она немедленно выбросила снежок, стряхнув с рук остатки снега. Мы видели, как улыбка исчезла с ее лица, плечи поникли, затем она взбежала по ступеньками и исчезла в доме.

- Там еще кто-то есть! - воскликнула я, поставив шар на стол.

- Да, - мрачно согласилась Риган. - Я никогда не видела их так, как тебя... ну, то есть как эту женщину, которая похожа на тебя... но там, в моем домике, явно тоже есть кто-то еще...

- Ты как-то так это сказала, словно тот, кто там есть - не очень-то хороший... Почему?

Но тут Риган резко спохватилась:

- Мы опоздаем!

Но я не позволила увести себя от темы разговора:

- Ты о чем-то не договариваешь?

Она слегка покраснела.

- Мне неловко признаваться в этом, но у меня есть дурное предчувствие, когда я думаю о том, кто еще может быть в этом доме, - она пожала плечами. - Это просто ощущение, без всяких на то оснований...

Я посмотрела на часы и поняла, что времени на сборы у меня меньше, чем нужно бы. Мы поспешили к моей тачке в расчете на то, чтобы по дороге сделать остановку и купить пирог - не хотелось ехать в гости с пустыми руками.

В итоге мы прибыли на ферму на севере Галфпорта всего-то минут на пять позже, чем было назначено. Несмотря на то, что ближайший торговый центр был всего в нескольких милях отсюда, это место казалось вырванным из настоящего времени. Вокруг, насколько глаз хватало, вся земля была возделана, и ровными рядами росли овощи. Это все напоминало мне о деревенском доме моего дяди, где я проводила много времени летом, собирая горох и кукурузу.

- Нервничаешь?.. - спросила Риган, пока мы шли к крыльцу, причем каждая из нас пыталась уступить пальму первенства другой.

- Приехав в незнакомый дом поужинать и поболтать о странных шариках, что хранились там много лет?.. Не-а, ни капли...

Риган, вероятно, почувствовала, что я готова пойти на попятную, и, поравнявшись со мной, взяла меня за руку. Ее прикосновение успокоило мои страхи по поводу нашего сомнительного предприятия.

Но когда мы поднимались по ступенькам на крыльцо, я таки пропустила Риган вперед. Она уже подняла руку, чтобы постучаться, но дверь открылась сама и щупленькая седая женщина поприветствовала нас широкой улыбкой.

- Мисс Монтгомери? - спросила она.

- Да, миссис Уайтхолл, а это - Лия Маркс, - представилась Риган, отступая в сторонку. Миссис Уайтхолл протянула мне руку и когда мы здоровались, рукопожатие ее мозолистой ладони оказалось на удивление сильным.

- Пожалуйста, зовите меня просто Рут, - сказала она, пригласив нас в дом.

- Мы не знали, что лучше прихватить с собой, но понадеялись, что свежий пирог из кулинарии будет к месту, - сказала Риган, пока мы следовали по дому вслед за Рут.

- Дорогая, вовсе не обязательно было что-то приносить, но это показывает ваши хорошие манеры, а этого так не хватает нынешней молодежи.

Я уловила аромат жаркого и невольно облизнула губы. Давненько я не испытывала удовольствия от хорошей домашней стряпни... Мое волнение начало понемногу успокаиваться.

Рут остановилась на пороге гостиной.

- С тех пор, как Арти умер, мы с Кейси едим на кухне, - слишком тяжело пользоваться этой комнатой.

Она взяла у Риган пирог и пригласила нас сесть за накрытый стол, сервированный столовым серебром. При виде содержимого тарелок мой желудок заурчал.

Минутой позже другая женщина принесла с кухни блюдо с ломтями жаркого и поставила его прямо передо мной.

- Риган, Лия, это моя внучка Кейси, - с улыбкой представила ее Рут, прежде чем сесть за стол.

Внимательный взгляд карих глаз скользнул по мне, затем так же изучил Риган, и она чуть улыбнулась.

- Рада познакомиться с вами, - сказала она, садясь во главе стола.

Внешность Кейси можно было описать только одним словом: красивая... Ее худые, но мускулистые руки, торчавшие из рукавов фланелевой рубашки, надетой навыпуск поверх джинсов, свидетельствовали о многих часах, проведенных на солнце. Темные, ровно подстриженные прямые волосы обрамляли угловатые черты... Короче, она явно была стопроцентным дайком, и я почуяла, что она запала на Риган, так же как и я.

"И если Риган по вкусу мужественные женщины, то я попала..." - подумала я, презрительно наблюдая, как Кейси с улыбкой пододвинула к Риган одно из блюд.

Я съела столько мяса и домашних овощей, что всерьез подумывала: не треснут ли мои ребра, потому что желудку не хватало места?.. Налопавшись так, что уже глаза на лоб вылезали, я тем не менее нашла местечко и для пирога. Потом, невзирая на протесты Рут, мы убрали со стола, и перешли в кабинет, где я уселась в уютнейшее кресло и попыталась не уснуть.

Рут сделала нам по чашке кофе.

- Я так рада, что вы позвонили, Риган. Арти рассказывал мне о вашей встрече. Замечательно, что эти сокровища нашли свое место в руках подлинных владельцев.

- Меня несколько удивляет, что он предпочел расстаться с шарами, - призналась Риган. - Он говорил, что эти вещи принадлежали его семье в течение нескольких поколений.

- Боюсь, это было сделано по моему настоянию. Я знала, что они дороги его семье, но в этих шарах было нечто такое, отчего мне было не по себе. Арти говорил, будто в них есть некая магия, - Рут покраснела, - я понимаю, что это звучит глупо, и вы, наверное, думаете, что я слегка выжила из ума от старости...

- Нет, мэм... вовсе нет, - улыбнулась я. - У меня они тоже вызывают некоторое беспокойство.

Тут в разговор поспешно вступила Риган. Держу пари, она побоялась, что я не вовремя брякну что-нибудь лишнее.

- Мистер Уайтхолл говорил, что они были сделаны в подарок для кого-то. А вам известна история их происхождения?

Рут немного склонила голову набок, и посмотрела на нас так, будто мы обе были слегка не в себе.

- Что ж, я могу рассказать вам то немногое, что я знаю. Но должна признаться, что я -то надеялась услышать историю этих шаров от вас!

Риган озадаченно посмотрела на меня.

Рут немного выпрямилась в кресле.

- Извините, если ввела вас в заблуждение, но я думала, что раз вы являетесь прямыми потомками, то сможете поведать мне подлинную историю этих шаров.

- Боюсь, что мы все немного запутались, - сказала я. - Мы не знаем, кто те люди, которым принадлежали эти шары. Мы решили, что они принадлежали вашей семье.

Рут посмотрела на меня поверх своего бокала.

- Ваша фамилия Маркс, верно?

- Да, мэм, но я была приемным ребенком. Боюсь, я мало знаю семейную историю Марксов.

Рут хмыкнула и поудобнее устроилась в кресле.

- Странно... Арти сказал мне, что отдал шары прямым потомкам семей Марксов и Монтгомери.

Риган разочарованно взъерошила волосы.

- Так эти шары принадлежали вашей семье? А почему ваш муж распоряжался ими?

- Позвольте мне объяснить то, что я могу. А ваша семья, возможно, сумеет заполнить пробелы,  - Рут откинулась на спинку кресла и уселась поудобнее, готовясь рассказывать.

- В 1907-м году семья Монтгомери была одной из самых уважаемых в Галфпорте. А семья Маркс переехала сюда в 1906-м. Эти два семейства объединились... В совокупности они владели практически всем в городе. Их стараниями маленький городишко превратился в бурно развивающийся город.

- Но эти семьи не были связаны кровными узами, они были просто компаньонами? - уточнила я, чувствуя необходимость прояснить этот вопрос.

- Они могли бы соединиться браком, но жестокая ссора сорвала помолвку между Робертом Марксом и Элизабет Монтгомери. Никто так и не узнал, что именно послужило причиной разногласий между ними, но вскоре после разрыва семья Маркс переехала в Сент-Льюис Бэй.

Рут умолкла, сделав глоток кофе. Риган и я сидели молча, желая услышать продолжение.

- Элизабет Монтгомери и Линн Маркс были близкими подругами, и были в отчаянии, когда их семьи отказались общаться. Айвен Уайтхолл, отец Арти, любил девушек и сочувствовал им, поэтому он изготовил эти шары в качестве памятного подарка для каждой из них.

- Но почему же эти шары все еще оставались в семье Арти? - спросили мы хором.

Рут печально улыбнулась.

- Боюсь, это самая печальная часть повествования. Девушки получили свои шары, но Линн покончила с собой вскоре после того, как семья переехала в Сент-Льюис Бэй. Предполагали, что она страдала от депрессии. Элизабет была так потрясена, что вернула свой шар Айвену, а спустя какое-то время, ему удалось заполучить и шар Линн.

- А есть какое-то объяснение поступку Линн? - спросила Риган.

- Она не оставила предсмертной записки, и все решили, что она просто не хотела переезжать в Сент-Льюис Бэй и расставаться с Элизабет. Эти девочки были неразлучны до того, как между их семьями началась вражда.

В дверь просунулась Кейси, помешав Рут продолжить.

- Простите, что перерываю, но я сварила новую порцию кофе, если кто желает, - и она улыбнулась Риган, а я неожиданно почувствовала болезненный укол неприязни. Я не так уж хорошо знала Риган, но мне казалось, что мы - заодно, и мне не хотелось делить ее внимание с дылдой-брюнеткой во фланельке.

Риган бросила взгляд на часы.

- Ого!.. Прошу прощения, но оказывается уже так поздно... - она поднялась, наблюдая, как я пытаюсь вытащить свои телеса из кресла. - Нам правда уже пора, и я очень признательна, за то, что вы нас пригласили в свой дом.

Рут тоже встала и проводила нас до дверей.

- Не стоит извиняться... Это мне не надо было так много болтать, а то ваша бедная подруга чуть не уснула...

- Я могла бы слушала вас всю ночь напролет, - заверила я, и это действительно было так. Меня настолько захватила эта история, что мне хотелось треснуть Кейси за то, что она прервала беседу. Хотя, впрочем, стукнуть мне ее хотелось не только поэтому...

Не сговариваясь, мы с Риган воздерживались от обсуждения услышанного, пока не окажемся наедине в машине.

- Бабуля о многом умолчала... - раздался голос позади нас.

Мы с Риган обернулись и увидели Кейси, идущую за нами вслед.

- Я могла бы пригласить вас поужинать и поведать о  том, о чем дедушка рассказывал мне  днями напролет...

При этом Кейси обращалась исключительно к Риган, и я почувствовала, как у меня шерсть встает дыбом на загривке.

- Мы были бы не прочь поужинать с тобой и послушать, что ты скажешь нам про эти шары, - прощебетала Риган. - Мне нравится слушать местные предания. Я позвоню тебе и мы договоримся о встрече.

Я могла бы включить передачу и наподдать Кэйси так, чтобы она впечаталась кормой в крыльцо, но - нет!-  вместо этого я нежно улыбнулась ей и сдала задом на дорогу.

- Какая самоуверенная девица... - буркнула я, когда мы выехали на шоссе.

- Да, есть такое... я никогда бы не позвала на свидание женщину, которую только что встретила, особенно, в присутствии другой женщины. Я имею в виду, что она понятия не имеет насчет нас, - и добавила с лукавой улыбкой. - Но должна признать, она - клевая.

Я реально опешила, а Риган усмехнулась в ответ на мою реакцию:

- Да, я - лесби, тебя это напрягает?

Такое подтверждение моего самого заветного желания было настолько приятным, что меня словно окрылило свежим летним ветерком.

- Спасибо за доверие... - сказала я и смиренно добавила: -  Кто я такая, чтобы кого-то осуждать?..

После этих моих слов наступила гробовая тишина. Краем глаза я исподтишка наблюдала за ней.

- А ты думала, что я тоже, да?.. - сочувственно спросила я с самым серьезным видом, на какой только была способна.

- Да... - тихо ответила она. Я прямо-таки слышала разочарование в ее голосе! - Надеюсь, ты не обижаешься?

- Нет, что ты!.. - заверила я, и выждав чуточку, с ухмылкой добавила: - ...потому что так оно и есть...

А посмотрев, какой эффект разорвавшейся бомбы оказала на нее эта подковырка, я просто покатилась со смеху!

- Бессердечная!.. - она в шутку шлепнула меня по руке.

- Ну-у... я не была уверена насчет тебя, - призналась я, - мой радар иногда лажает...

- Я не афиширую этого. Мы все-таки на Юге, и я понимаю, что могу потерять многих своих клиентов, если буду размахивать радужным флагом.

- А как ты думаешь, Кейси на самом деле есть, что рассказать, или это просто предлог для свидания?

Риган поджала губы.

- Если она знает больше, то мы пойдем на встречу вместе, потому что я не собираюсь встречаться с ней тет-а тет.

Это заявление было мне как бальзам на душу.

- Может ли быть такое, что эти люди - на самом деле предки наших семей? - размышляла Риган. - Я имею в виду, разве не удивительно, что твоя и моя семьи знали друг друга сотни лет назад?

- Это потрясающе, - подтвердила я. - Не могу не признать. Но ведь семья Маркс - моя приемная семья, поэтому у меня такое ощущение, будто я вторгаюсь в нечто сокровенное.

- Пусть в твоих жилах течет иная кровь, но все равно - они твоя семья. Я уверена, что твои родители согласились бы со мной.

- Пожалуй... - я тяжело сглотнула. - Если бы еще были живы. Они погибли в аварии восемь лет назад, и у меня нет других родственников.

Краем глаза я заметила, как Риган поникла.

- Я знаю, каково это... Моих тоже нет. Сначала умер отец, а через год - и мама. Они были уже немолоды, когда удочерили меня.

- Мне жаль...

- Мне тоже... - она похлопала меня по плечу.

- Ты не находишь, что это еще одно странное совпадение?.. Мы обе...

- ... обе были удочерены, и так случилось, что ты - представитель семьи Маркс, а я - Монтгомери, - закончила она за меня. - И чем больше я узнаю, тем больше убеждаюсь, что все это вовсе не случайность.

- Тогда что же?

Риган потянулась и зевнула, мы как раз свернули к ее дому.

- Что-то я слишком устала, чтобы подумать об этом прямо сейчас...

- Прости, что я подшутила над тобой, - с глуповатой ухмылкой попросила я.

- Не переживай, - улыбнулась она. - Не буду отрицать, что была разочарована, решив, что ты - натуралка.

Мое сердечко екнуло.

- Значит ли это, что ты хоть немного заинтересована во мне?

Она чмокнула меня в щеку и открыла дверь машины.

- А вот помучайся теперь в догадках!..

Сидя в машине и глупо улыбаясь, я смотрела, как она достала ключи и отперла входную дверь. Она помахала мне рукой и исчезла внутри. А я все еще сидела, улыбаясь, потом свет над ее крыльцом погас, и до меня наконец дошло, что пора и честь знать...

Было уже за полночь, когда я подъехала к своему дому. Я была сыта и меня так клонило в сон! - прямо дождаться не могла, когда доползу до постели. Пошатываясь,  вошла в квартиру, умудрилась даже почистить зубы, а затем, не раздеваясь, упала на кровать. Я так устала, что когда сон стал меня одолевать, я не стала сопротивляться.

Поэтому когда зазвонил телефон, я, схватив трубку, буквально зарычала, ожидая, что это кто-то ошибся номером.

- У тебя шар в руках? - взволнованно спросила Риган.

- Нет, у меня в руках - подушка...

- Лия, я никогда еще не наблюдала у него такой активности! Он просто сияет весь!.. Этой ночью с ним происходит что-то необычное...

Я встала и сосредоточилась на моей шаре. Сказать по правде, я все еще немного его побаивалась. Последние сутки мне казалось, будто все происходит во сне - очень странном сне, от которого я не могу очнуться.

- Хорошо, я возьму его, но если там будет что-нибудь странное, ты приедешь ко мне, или я уйду отсюда...

Шар находился в гостиной, там было темно. Он выглядел вполне безобидно. Прокравшись мимо него, я включила лампу и села на диван рядом. Потом  взяла его за подставку, прижимая телефон к уху плечом.

- Он светится голубым, - прошептала я, как будто эта вещь могла меня слышать.

- И мой тоже... Мне не терпится увидеть, что будет дальше, - Риган волновалась. А я так просто готова была наделать в штаны. - Возьми его в руки, - попросила она.

Я подчинилась. Но руки у меня так тряслись, что там внутри поднялась снежная буря.

Голубой свет стал ярче.

- Ну, что там?! - спросила Риган дрожащим голосом.

- Я взяла шар, и он стал светиться сильнее, - я стиснула челюсти, чтобы не клацать зубами.

- Я вижу тебя... - голос Риган был полон восторга. - Я вижу твой образ в своем шаре!

- Ты имеешь в виду -  женщину, похожую на меня? Да?..

- Нет! Я вижу тебя. Ты все еще одета точно так же, как была сегодня.

Струхнув, я уронила шар на диван. Что-то мне было страшно держать его... Мои нервы были на пределе.

- Я не могу держать его...

- Я еду к тебе. Не делай ничего, пока я не приеду!

Связь оборвалась...

И я, железная бизнес-леди, закаленная в бесчисленных победных битвах с налоговой... я - спряталась в ванной...

Глава 3

Услышав громкий стук, я испугалась, на какую-то долю секунды вообразив, будто это шар пытается до меня добраться... Но потом дошло, что это стучат в дверь. Выскочив из ванной комнаты, я одним прыжком проскочила гостиную, из предосторожности даже не взглянув на шар, и отперла входной замок. Сграбастав изумленную Риган за грудкИ, я втащила ее в квартиру.

- Что стряслось?.. Ты в порядке? - она оглядела меня, дрожащую, словно осиновый лист.

Я стиснула челюсти, чтобы не стучать зубами, но мускулы на моем лице продолжали непроизвольно дергаться.

- В порядке?! О, не-ет!.. Я точно не в порядке!

И тут я вдруг обнаружила, что она держит в руках свой шар.

- Убери это от меня! - заверещала я, и отскочила от нее, словно от гремучей змеи.

- Успокойся... - увещевала Риган. - Ты придаешь этому слишком большое значение.

Я сделала глубокий вздох, потерла переносицу, и постаралась взять себя в руки.

- Скажи мне честно, неужели ты готова удрать, не узнав, почему эти штуки так себя ведут? - она подняла шар выше и повертела им передо мной.

- Ладно, я веду себя глупо, но просто все это не по мне!.. Вот я хожу на работу, возвращаюсь домой, зависаю с друзьями... И это - нормально. А это... это...- я показала на шар. - Все это за гранью моего понимания!

Она взяла меня за руку и потащила к дивану, потом поставила свой шар на стол. Держа мои руки в своих ладонях, Риган заставила меня посмотреть на нее.

- Давай так... У тебя был слишком тяжелый день, чтобы справиться  с шоком от всего этого, - она нахмурилась. - Мне не следовало звонить тебе ночью. Надо было дать тебе поспать, но я слишком разволновалась. Думаю, нужно немного отдохнуть, а завтра вместе разберемся со всем этим.

- Короче, по-твоему, я - полная размазня, ну и ладно... Но, может, останешься у меня на ночь? - смиренно предложила я, и просительно добавила: - А я тебе завтрак приготовлю!

- А у тебя удобный диван? - снисходительно улыбнулась Риган.

- Ну, нет! Если ты останешься, то займешь мою кровать... - ее брови поползли вверх, - ...а я - диван... Да-да! Ты ляжешь на кровати.

- Хорошо, но при условии, что ты одолжишь мне футболку. Такую большую и мешковатую...

Я уже было согласно закивала, когда она добавила, наставительно подняв палец:

-... и ты тоже ляжешь на кровати. Мы можем посмотреть телек. И не напрягайся - я не воспользуюсь тобой в таком беспомощном состоянии.

От разочарования меня мгновенно бросило из жара в холод. Я начала думать, что притяжение между нами весьма односторонне. Риган не могла не заметить, какая гамма чувств отразилась на моем лице.

- ... и к тому же, я бы предпочла, чтобы ты пригласила меня в свою постель не потому что боишься темноты...

От этих слов моя шея покрылась пунцовыми пятнами, а сердце заколотилось. Отвернувшись в сторону, я буркнула:

- Меня пугает шар, а не потемки...

- Так мы договорились? - улыбнулась Риган, и взяв меня за подбородок,  заставила посмотреть на нее.

- Договорились... - я улыбнулась ей в ответ. - Я даже позволю тебе одеть мою любимую футболку Рэд Сокс. Тебе будет удобно в ней.

Я отвела ее за руку в спальню. Она крепко сжала мою руку и это прикосновение наполнило теплом все мое существо.

- Дать тебе штанишки? - спросила я, доставая футболку, при этом опять ужасно покраснев.

Она забрала у меня из рук одежду и направилась в ванную.

- Футболка, пожалуй, достаточно длинная. Я буду спать в трусиках, - и лукаво добавила через плечо: - Хотя обычно я сплю голышом...

От этих слов у меня закружилась голова и я почувствовала возбуждение: стояла и тупо смотрела на закрытую дверь, а воображение рисовало заманчивые картинки - вот улыбающаяся Риган в моей постели, и на ней нет ничего...

- Там есть новая зубная щетка в шкафчике рядом с раковиной, - крикнула я, мой голос осекся на середине фразы.

- Спасибо, - приглушенно отозвалась она.

Я сбросила одежду и переоделась в футболку. Я была не так храбра, чтобы рассекать в трусах, и поэтому натянула спортивные шорты.

- Знаешь, что странно? - спросила Риган, вернувшись из ванной. - Мы пользуемся одними и теми же средствами для волос, и даже зубная паста у нас одинаковая.

- Да ну?.. Спорим, у нас много общего? Я люблю макать картошку фри в шоколадный коктейль, а ты?.. - это был тупой вопрос, но мой мозг все еще туманило видение обнаженной Риган в моей постели.

Риган поморщилась:

- Фу-у, нет! Я макаю картошку в кетчуп!

- Это просто проверка... - пожала я плечами.

Взгляд Риган упал на кровать.

- Предполагаю, ты спишь на этой стороне... - она указала туда, где на тумбочке лежал мой телефон и стоял будильник. Потом улеглась с другого края и улыбнулась мне.

Я скользнула на свою половину и легла на спину. Риган придвинулась ближе и положила голову мне на плечо, обняв меня рукой поперек туловища.

- Люблю обнимашки... Тебе нормально?

Я переплела свои пальцы с ее и вздохнула:

- Не-а... мне никогда не нравилось, если кто-то лежит на мне, когда я сплю... - ее рука стала выскальзывать из моей, но я ухватила ее посильнее, и продолжила: - до сегодняшнего дня...

Чмокнув ее в макушку, я добавила:

- Мне кажется это... прекрасно

- Если честно, я рада, что ты предложила мне остаться,  - призналась Риган. - Это дает ощущение...

Ее голос стих, не оставив никакой надежды на продолжение, но я не смогла бы себя заставить разбудить ее. Я лежала тихонько, слушая ровное дыхание Риган, и наслаждаясь ее близостью. Все это казалось таким... таким правильным.

На следующее утро я проснулась, не совсем понимая - где я, что я... Кто-то прижимался к моей спине, сонно сопя... Внезапно я вспомнила о том, как вела накануне, и ощутила себя такой дурой!..  Если не считать необычности ситуации, все случившееся даже слегка бодрило, и мне не пришлось переживать все это в одиночку. Главное, что Риган была готова быть рядом, и я твердо решила вести себя по-взрослому и прекратить ребячество.

Я села на кровати и смотрела, как Риган спит. Ее веки подрагивали, дыхание было мерным и глубоким, и это навеяло на меня грусть: она была где-то далеко - там, куда мне нет хода, - в своих грезах, которые я не могла разделить с ней. Я почувствовала себя отделенной от нее.

Это ощущение неприятно поразило меня: я ревновала - реально ревновала! - потому что она спала. Это напомнило мне тех одержимых, с которыми доводилось встречаться в прошлом. Тех нескольких, которые после одной проведенной ночи решали, что влюбились по гроб жизни. Хотя у нас даже не было отношений.... Я вспомнила свои аргументы:

- Мы ведь даже не знаем толком друг друга! Как же ты можешь влюбиться в меня?..

Неужели я становлюсь такой же собственницей?!

И тем не менее я сидела и любовалась на спящую женщину, мучимая ревностью из-за того, что сон украл ее у меня. В расстройстве я потерла лицо: что же со мной творится?.. И кто эта женщина, что пробуждает во мне такие чувства?

Осторожно, чтобы не разбудить гостью, я вылезла из постели и снова посмотрела на нее. Ее присутствие выглядело так естественно, так привычно! - словно мы всегда спали вместе. Она лежала, свернувшись калачиком в моей футболке, и у меня возникло искушение заползти к ней туда и прижаться сзади.

"Нет", - сказала я сама себе, -" Лия, возьми себя в руки! Она не твоя женщина..."

Я приготовила блинчики, оладьи и бекон, и собиралась варить кофе, когда Риган, потягиваясь, вошла на кухню. Она нашла в куче одежды, которую я поленилась убрать, спортивные штаны, - и мне понравилось, что она ведет себя так по-свойски: значит, ей  комфортно.

Она подошла ко мне и взяла протянутую чашку, одной рукой прикрывая рот.

- Прости, я не почистила зубы.

- Не страшно... Я тоже, - сказала я, надеясь заставить ее улыбнуться. - Я не хотела беспокоить тебя возней в ванной.

- Ты умеешь готовить? - заметила она радостно.

- О, да... А ты лучше садись-ка за стол, пока все не остыло, - и налила нам обеим по стакану апельсинового сока. - Хочу извиниться за то, как вела себя вчера и этой ночью.

Риган усмехнулась, прежде чем ухватить блинчик.

- Да все вполне объяснимо...

- Возможно. Однако я чувствую себя глупо. Сегодня утром я сказала себе, что постараюсь отнестись ко всему этому без предрассудков, и больше не буду вести себя как ребенок.

- Так ты не собираешься отказываться от меня? - она застыла с вилкой у рта.

- Не-а!.. Мы вместе вляпались в эту историю, и я не хочу получить нервный срыв и оставить тебя на произвол судьбы, чтобы ты разбиралась со всем этим в одиночку. Я буду рядом.

Она подмигнула мне и отправила кусочек блина в рот.

После завтрака мы вместе чистили зубы в ванной, корча друг другу рожицы в зеркале. С пеной от зубной пасты вокруг рта она была похожа на Куджо* (*фильм ужасов 1983 года режиссера Льюса Тига, снятый по одноимённому произведению Стивена Кинга. Куджо — кличка сенбернара). И это делало ее еще более привлекательной в моих глазах. Я знала ее всего-то несколько дней, но мы вели себя так, словно знакомы уже тысячу лет. И мне это нравилось...

После мы решительно отправились в гостиную. Я захватила с собой ежедневник, собираясь зафиксировать все свои изыскания, чтобы обобщить их потом, и поэтому чувствовала себя исследователем.

- А почему мы не снимаем шары на видео, когда они проявляют признаки жизни? - сказала я, когда мы уселись перед ними.

- Я пробовала, но фигурок в записи не видно.

- Ты имеешь в виду, что они слишком маленькие? Или их там нет?

- Их просто там нет, - объяснила Риган и посмотрела на меня так, будто ожидала, что я начну волноваться. Я и хотела, но пересилила себя.

- Ладно, - я вздохнула, - давай уж возьмем их и посмотрим, что будет.

Мы взяли каждая свой шар, и затаив дыхание, ожидали, что произойдет дальше.

В обоих шарах началась снежная поземка. Они завибрировали у нас в руках. Время от времени я смотрела на ее шар, а она - на мой. В домиках пошел дым из труб, зажглись окна, а потом я увидела это...

- Риган, мой домик отличается от твоего...

Цветом дома были одинаковы, но труба у ее домика была длиннее. У моего были окна побольше, а веранда у моего шла вокруг всего дома.

- Держу пари, эти дома - точные копии тех, в которых они жили.

- Интересно, сохранились ли эти дома до сих пор? Много лет назад ураган Камилла много чего уничтожил, - Риган внимательно изучала мой шар.

Но тут в ее доме распахнулась дверь, и мы увидели женщину -  мою копию - которая босиком выбежала на снег. Она была в ночной рубашке. Можно было разглядеть выражение ужаса на ее лице. Он так торопилась, что споткнулась и упала лицом в снег. Широкоплечий мужчина - я не видела его лица - выбежал вслед за ней и поднял ее за волосы. Она изо всех сил сопротивлялась, но его ручищи сомкнулись у нее на горле, и мы с ужасом наблюдали, как он душит ее.

Ахнув, мы смотрели, как мужчина подтащил ее к дереву и бросил ее тело на снег, а затем исчез в доме, и вскоре вернулся с куском веревки. Петля повисла над ее головой, и на наших глазах разыгралась чудовищная сцена - он повесил ее на единственном дереве...

У Риган тряслись руки, когда она поставила шар на пол, застланный ковром. Там больше ничего не происходило. Мы не заметили, как в моем шаре женщина вышла из заснеженного домика. Казалось, будто она видит нас. Мне было неловко смотреть в ее заплаканные глаза, уставившиеся в пустоту. Она схватилась за сердце, но кружащийся снег скрыл ее от наших взоров.

- Ты повредила свой шар? - тихо спросила я, когда Риган подняла его с пола.

- Нет, он все еще цел... - она шмыгнула носом. - Что же это было?..

- Я думаю, мы видели то, что по-настоящему случилось в прошлом... - я запнулась, пытаясь совладать с эмоциями. Ведь только что зверски убили женщину, так похожую на меня, будто мне показали мою собственную смерть! - Иначе я не вижу во всем этом смыла...

Я очень осторожно поставила свой шар на стол.

- И чтобы поверить во все, что мы только что увидели, мне необходимо убедиться, что эти дома существовали в реальности.

Я потянулась к компу.

- Наверняка мы сможем найти ответы в интернете. Если ты не против, то я хочу посмотреть, есть ли эти дома сейчас.

По щеке Риган скатилась слеза. Она посмотрела на меня:

- А ты не думала, что эти женщины - мы с тобой? И возможно, мы видели наше прошлое, а не просто какой-то несчастный случай?

Я стерла слезинку с ее щеки кончиком пальца - это вышло так естественно! Она не вздрогнула и не удивилась, хотя я сама была удивлена. Меня влекло к ней с той самой минуты как мы встретились, но я думала, что это - чисто физическое влечение, как было с большинством женщин в моем прошлом. Что-то изменилось во мне за последние дни, и мой мозг пытался избавиться от наваждения. Но в глубине сердца, я знала, что эти изменения будут продолжаться, и все это связано именно с женщиной, что сидит рядом со мной.

Занятая собственными переживаниями, я даже не заметила, как в комнате наступила гробовая тишина... Ее лицо было так близко! Ее голубые глаза неотрывно смотрели на меня в ожидании. Охваченная чувствами, я наклонилась и прикоснулась губами к ее губам. Она была так невинна, так открыта и доверчива, что я не осмелилась на большее. Я просто хотела выразить ту страсть, что затопила меня.

- С нами все будет хорошо. Я чувствую это. Нам нечего бояться.

Громкие слова из уст женщины, которая боялась оставаться в квартире одна.

Мы обе чувствовали, что нам нет нужды говорить о том, что произошло между нами. Мы приняли все как есть, и этот момент сплотил нас в этой странной истории.

Я включила комп и она опустилась на колени рядом со мной, пока мы просматривали страницы, посвященные истории Галфпорта. Дом Монтгомери был популярным местом: были красивые картинки с его изображением, - он по-прежнему величаво высился над мутными водами залива Миссисипи, - а так же его полная история с прошедших времен до нынешних владельцев.

- Я тыщу раз проезжала мимо этого дома, - грустно сказала Риган. - Иногда я притворяюсь, будто Монтгомери - мое настоящее имя.

- Цвет другой, и есть несколько других изменений, но это по-прежнему такой же дом, что и в моем шаре.

Я открыла новую страницу и принялась изучать дом Марксов в Сент-Льюис Бэй.

С этим пришлось немного труднее: я хотела найти изображение дома, каким он был изначально, но в отличие от дома Монтгомери, не было никаких упоминаний о его судьбе и кому он достался потом.

- Очень вероятно, что дом не выстоял против ураганов, которые бушевали в тех местах в прошлом столетии, - сказала я, обновив ссылки, и нажав на одну из тех, что относилась к пребыванию семьи Маркс в Галфпорте. Дом Марксов был столь же впечатляющ, как и дом Монтгомери, но о нем было очень мало упоминаний.

- Должно быть, это тот дом, в котором Маркс жили до того, как переехали в Сент-Люис Бэй.

Я посмотрела на Риган с озорной улыбкой.

- Сент-Льюис Бэй - маленький городишко. Спорим, что если мы немного прогуляемся по нему, то непременно отыщем нужный дом.

Риган встала и с хрустом потянулась.

- Ты же выросла там? Ты не видела его?..

- Ну, там есть несколько старинных домов, что стоят на холме над заливом. Думаю, что они существуют до сих пор, и дом Марксов - один из них. Знаешь, как это бывает, когда видишь что-то каждый день, то оно просто сливается с привычной обстановкой.

- Ладно... Иди в душ, - решила Риган. - А я поищу что-нибудь про дом Марксов... Потом поедем ко мне и я переоденусь.

Я начала собираться, а она заняла мое место перед компьютером. Когда я вернулась, она нашла с десяток сайтов, и ждала меня, чтобы все это показать.

- Посмотри на это, - сказала она, вставая и указывая на экран.

Там были черно-белые снимки дома Марксов в Галфпорте. Он годами находился в плачевном состоянии, пока кто-то не взялся и не отремонтировал его. Дом находился всего в квартале от дома Монтгомери.

Я нажала на каждую из вкладок, и рассмотрела дом. Картинок было много, а вот сведений о доме - с гулькин нос, и совсем ничего о его владельцах.

- Риган, может я и ошибаюсь, но не думаю, что дом в твоем шаре - именно этот дом. Нам нужно взглянуть на дом в Сент-Льюис Бэй, чтобы быть уверенными.

Я бродила по дому Риган, пока она принимала душ, узнавая о ней больше, чем я знала до сих пор. Она любила свою работу, это было так очевидно! Главным предметом ее гордости явно был старинный китайский буфет, полностью отреставрированный и отполированный до зеркального блеска. Везде в ее доме чувствовалась заботливая женская рука, чего так не хватало в моем жилище. На столе в кухне стояла ваза со свежесрезанными цветами, чьи темно-фиолетовые лепестки ярко контрастировали с пастельным цветом стен.

- Все осмотрела? - улыбнулась Риган, вытирая полотенцем мокрые волосы.

- Ты любишь антиквариат, и ты большая аккуратница. Если в моем доме будет такой порядок - мне конец....

- У всего есть свое место, - она задумчиво вернулась снова в ванную, оставив меня производить дальнейшие исследования.

На ее каминной полке стояла фотография: юная Риган и пожилая чета. Я предположила, что это ее приемные родители. Троица улыбалась мне, запечатлев счастливый момент своей жизни, и мне стало интересно: хотелось ей ли ей узнать о своих настоящих родителях так же сильно, как и мне?

Менее чем через час мы уже были в дороге. Пасмурное небо обещало дождь, но было тепло. Риган, как и я, надела шорты и футболку, а ее волосы были стянуты в хвостик, что делало ее похожей на подростка.

- Не возражаешь, если я задам тебе личный вопрос?

- Откровенность за откровенность... - ответила Риган.

- Сколько тебе лет?

- Тридцать пять, а тебе?

- Столько же... А когда у тебя день рождения?

- 29го мая, так что я прямо еще новехонькая, - усмехнулась она.

- А у меня - 9 марта, так что я тоже еще ничего...

- Но я таки помоложе! - хмыкнула Риган. - А теперь скажи мне, каково это - быть финансовым консультантом?

- Я держу руку на финансовом пульсе Галфпорта. На самом деле, это семейный бизнес, и однажды я просто проснулась и обнаружила себя в самом эпицентре событий, - и я засмеялась собственной шутке. - Мои клиенты - это владельцы малого бизнеса, пытающиеся выжить, и ждущие от меня подсказок.

- Меньше всего ты смахиваешь на бухгалтера, - рассмеялась она в ответ.

- Видела бы ты меня в офисе - я даже одеваю очки, когда читаю!

- Н-да?.. Вот и повод, чтобы почаще бывать в твоем офисе. Хочу увидеть, как ты выглядишь в своей естественной среде обитания...

- Это как раз сейчас я в своей естественной среде, - я подняла брови. - Вот она я - настоящая. А на работе я просто притворяюсь деловой женщиной.

Она серьезно посмотрела на меня.

- А ты мне нравишься настоящая... Даже после вчерашней встряски я чувствую себя совершенно комфортно. В тебе есть что-то успокаивающее...

- Хм... никто мне еще такого не говорил... Я - и успокаиваю?

- Я не имела в виду, что с тобой  скучно, - уточнила она, тыкая в меня пальцем, - в тебе просто есть что-то такое, от чего я расслабляюсь...

- Сочту это за комплимент...

- Конечно! - сказала она с улыбкой.

- Хочу задать тебе один странный вопрос, - неожиданно сказала я.

- Валяй...

- Сегодня утром, когда ты проснулась в моей постели... Тебе было удобно?

Она ответила не сразу. Я даже подумала было, что она не услышала меня.

- Забавно, что ты это спросила, - произнесла она наконец. Потом отвернулась и стала смотреть на воду. - Когда я проснулась, а тебя не было рядом, я почувствовала себя потерянной на какое-то мгновение... Но вокруг были твои вещи, и я ощутила себя так, будто я... дома. - Она снова повернулась ко мне и улыбнулась, - Я боялась тебе признаться в этом, чтобы ты не испугалась, решив, что я слишком скоропалительно привязалась к тебе.

- Честно? Если бы какая-то другая женщина сказала мне подобное, я бы решила, что она слишком навязчива, - я даже встряхнула головой, пытаясь осмыслить все, - но с тобой все по-другому...

- Чем больше мы увязаем в истории наших семей, тем больше меня удивляет эта взаимосвязь между нами. Сначала мне было неудобно из-за этого, да и сейчас еще иногда... - она чуть помолчала, и я подумала: неужели она так же борется со своими чувствами, как и я? - Я хочу знать, откуда это все берет начало?

- Вот и узнаем, - сказала я, съезжая на обочину. Мы смотрели на дом, что стоял у дороги, окруженный старыми дубами и соснами. Дом Монтгомери выглядел в реальности гораздо солиднее, чем на фото.

Ригна потерла руки, прогоняя появившиеся мурашки.

- Меня прямо в дрожь бросает, когда я смотрю на него. Я всегда чувствовала некую связь с этим домом, и похоже, мы теперь знаем, почему...

Я проехала еще немного вперед и остановилась прямо перед домом Марксов.

- Здесь всего-то пара шагов от дома Монтгомери. Держу пари, Линн и Элизабет протоптали дорожку между домами.

- Тут прямо ощущаешь их историю... их присутствие... - Риган пристально уставилась на дом Марксов.

- Мне не терпится узнать про них все, - я завела машину, направляясь в Сент-Льюис Бэй. - Одно несомненно - они реальны.

После переезда в Галфпорт, я редко ездила по родному городу просто так. Пока родители были живы, я всегда направлялась прямиком к их дому, если только меня не просили заехать куда-нибудь по пути. Мы вернули с главного шоссе и поехали по дороге, что вела вдоль залива, - я не была здесь тысячу лет...

- Я прикидываю, что это где-то недалеко от главной улицы, - сказала я, пока мы рассматривали каждый дом, стоявший лицом к заливу. - Уверена, что в прежние времена эти земли считались лучшими, и всем хотелось быть поближе к воде.

Мы ехали вдоль залива, любуясь старинными местечками, каждое из которых многое могло бы рассказать. Большинство из них отлично сохранились, за исключением одного.

Этот дом расположился на самой высокой точке в городе, скрытый многолетней живой изгородью. Огромные кусты азалии защищали его от дороги, ядовитый плющ рос так густо на фасаде, что ему не хватало всего-то совсем чуть-чуть, чтобы целиком поглотить строение. Годы забвения привели к серьезным разрушениям старого дома.

Я съехала с дороги и посмотрела на Риган. Она взяла с заднего сидения свой шар и сравнивала это место с тем, что было воссоздано внутри стеклянной сферы.

- Я думаю, что именно этот дом изображен здесь, - в ответ шар завибрировал, точно чувствовал некую энергию, которую мы не ощущали. Риган перестала улыбаться, когда шар начал трястись и внутри него закружился снег. - Ему не нравится здесь...

- Там что-нибудь происходит? - я прищурилась, пытаясь разглядеть, что там внутри.

- Нет, - Риган вернула шар обратно в его безопасное место.- Пошли, нужно осмотреться.

Мы вылезли из машины, разглядывая обветшалое место, окружившее нас. У меня по спине побежали мурашки, когда я увидела старый дуб, чьи ветви колыхались на ветру. Перед моим мысленным взором возникло видение - Линн Маркс, повешенная на этом дереве. Я поежилась из-за воспоминания, всплывшего в моей памяти. Нечто жуткое витало над этим домом. Даже чайки, парившие на ветру, казалось, облетали это дом стороной.

- Ты тоже чувствуешь здесь какую-то тоску, да? - спросила Риган, останавливаясь.

- Да...

- Могу ли я помочь чем-то вам, леди? - мы повернулись на голос и обнаружили старика, который стоял всего в паре футов от нас, держа в руках кусторез. Его лысина была покрыта капельками пота.

- Э-э... да... мы ехали мимо и заметили этот дом, - ответила я. - А вы - хозяин?

- Нет, я живу по соседству, но я, понимаете ли, присматриваю за этим местом - охраняю от детишек и вандалов, - он подозрительно посмотрел на нас.

- А вы можете рассказать нам что-нибудь об этом доме? - вступила в разговор Риган. - Например, где можно найти его хозяев?

- Вы хотите купить этот дом или ищете кого-то конкретного?

Мы переглянулись.

- Я спрашиваю потому что куча народа приезжает сюда, чтобы взглянуть на Вильсона, - пояснил незнакомец.

Риган подошла чуть ближе к самозванному сторожу и послала ему самую очаровательную улыбку.

- Мы интересуемся именно домом. Какой позор, что такое место находится в таком ужасном состоянии...

- Джим Скроггинс, - сказал он, протягивая руку.

- А я - Риган Монтгомери, а это - Линн Маркс. Нам нравятся старинные дома в этом месте, и мы подыскиваем какой-нибудь для реставрации, - соврала Риган.

Джим почесал лысину и промокнул глаза полотенцем, висевшим у него на шее.

- Я, конечно, буду рад, если вы сделаете что-нибудь с этой развалиной. Кроме того, что она глаза мозолит, так здесь еще и бомжи... Семья не хочет его продавать. Никто из них не живет здесь вот уже много лет, но они не желают расставаться с этим домом - он принадлежал их семье с самого основания. Вильсон - один из тех, с кем можно поговорить. Его все в городе знают.

- Так Вильсон, о котором вы говорите, - потомок семьи, которая построила этот дом?

- Да... Брэд живет в городе. Сюда он никогда не приходит. Здесь ведь все коммунальные сети уже отрезали.

- Если вас не затруднит, скажите, почему он так известен? - опередив Риган, спросила я. Я прямо видела, как в ее голубых глазах пляшут чертики.

- Он считает себя историком, любит рассказывать туристам всякие старые грязные байки. А они и рады уши развесить!.. Принимают все на веру так же охотно, как и его стряпню. У него тут ресторанчик "Рыбная"лачуга".  Вы, наверное, проезжали мимо, поднимаясь от залива.

- Вы не против, если мы тут немного осмотримся, мистер Скроггинс? - спросила Риган.

- Думаю, Вильсон не стал бы возражать, так и я не стану... Вы можете пройти внутрь через заднюю дверь, ее кто-то сломал. Будьте осторожны! Там все дерево прогнило, особенно лестницы, - предупредил напоследок Джим.

Сзади дом выглядел не лучше, чем спереди. Старые проржавевшие авто валялись на лужайке, увитые ядовитым плющом. Мы легко проникли внутрь через то, что осталось от задней двери. Внутри было так же много насекомых, как и снаружи, они роились, жужжа, возле грязных окон. Стены были исписаны граффити, и судя по всему, каждая комната служила пристанищем самовольным захватчикам.

- Чувствуешь себя как дома? - задумчиво спросила Риган.

Я посмотрела на нее, сузив глаза, и поддразнивая, уточнила:

- Уж не предполагаешь ли ты, что я - реинкарнация Линн Маркс? И все это вокруг вдруг обрело какой-то смысл? -

- Это сделало бы некоторые вещи более достоверными, - парировала она.

- У меня нет ощущения, что это - мой дом. Единственное, что я по факту здесь ощущаю - это зуд. Здесь полно кусачек.

- А слабо подняться по лестнице? - вызывающе спросила она.

- Что ты хочешь там найти?

Она посмотрела на просевшую лестницу.

- Ответы... Разве тебе не любопытно, какие тайны хранят стены этого дома?

- Любопытно, да... но я боюсь, что мы переломаем себе кости, если попытаемся подняться.

Риган подошла к лестнице и покачала перила, они заскрипели и заходили ходуном туда-сюда,

- Существенный довод, - согласилась она, нахмурившись.

Мы прошли по первому этажу дома к передней входной двери.

- Хочешь выйти на крыльцо, как твой двойник много лет назад? - подначила она меня.

- Риган, когда Линн в последний раз вышла на крыльцо, какой-то человек погнался за ней и задушил...

- Еще один убедительный довод, - улыбка Риган исчезла.

Я подбоченилась.

- Но знаешь, я никогда не была суеверной... - и с этими словами я схватилась за ручку и широко распахнула дверь, впуская внутрь прохладный воздух и солнечные лучи, скупо пробивающиеся сквозь облака. Испытав крыльцо на прочность одной ногой, я сделала шаг, потом - другой, пока не очутилась на середине деревянного настила. По спине снова побежал холодок: я стояла и видела то же самое, что видела Линн сто лет назад, разве что тогда все не было таким заросшим.

- Можно я спрошу кое-что? - я повернулась в к Риган, которая храбро последовала за мной.

- Конечно... - она пристально смотрела на то дерево, которое мы видели в шаре, и которое теперь вызывало в памяти убийство Линн.

- А ты веришь в реинкарнацию?

-Нет, - ответила она. - Однако в последние дни я начала сомневаться в своих убеждениях.

Мы попрощались с мистером Скроггинсом, и он деловито засеменил к своей изгороди. А мы отправились в город в "Рыбную лачугу", в надежде перемолвиться хоть словечком с пресловутым Вильсоном. У нас не возникло проблем с парковкой возле этого заведения, потому что она была практически пуста. Я бросила взгляд на часы и обнаружила, что еще слишком рано для ужина, хотя поздновато для обеда. Ну, вот и славно!.. Я не хотела углубляться в историю города среди шумной толпы.

Мои глаза привыкли к тусклому свету ресторана, декорированного пыльными рыболовными сетями. Пока мы выбирали стол, высокий симпатичный мужчина за стойкой сказал нам:

- Располагайтесь, где вам больше нравится... У хозяйки сегодня выходной, так я принесу вам меню, секундочку!

- Что я могу предложить дамам выпить? - спросил он минутой позже, кладя меню на стол.

- Я буду Мишлоб* (пиво производства компании Анхойзер Буш г. Сент Луис, шт. Миссури)

Я вопросительно посмотрела на Риган. Она заказала то же самое. Но мужчина стоял, будто не услышал нас.

- Что-то не так? - поинтересовалась моя подруга.

- Эм?.. Нет... Просто вы кого-то мне напоминаете, - сказал он, улыбнувшись.

- А вы не знаете, где нам найти Вильсона? - спросила я.

- Брэд Вильсон - это я.

- Мистер Скроггинс сказал нам, что мы можем застать вас здесь. Мы встретили его около дома, принадлежащего вашей семье, - объяснила я, пока Риган листала меню.

- Что-то случилось с домом? - насторожился Вильсон.

- Нет, мы просто хотели задать пару вопросов о его прошлом. Если, конечно, у вас есть минутка...

Брэд слегка успокоился.

- Я принесу вам пива, вы сделаете заказ, и потом мы поболтаем.

- Совсем не то, чего ты ожидала, да? - Риган взглянула на меня поверх меню.

- Да вообще!..

Я ожидала встретить кого-нибудь постарше, но никак ни человека, которому едва под сорок. Я украдкой посмотрела в сторону бара, чтобы убедиться, что он не идет к нам.

- А ты видела, как он смотрел на нас?!.

Но прежде чем Риган успела ответить, Брэд уже возник у нашего стола с двумя бутылками пива и ледяными кружками.

- Если вы уже выбрали, то я распоряжусь на кухне, чтобы готовили, а мы поговорим, пока суть да дело... Народу еще мало, поэтому у меня есть немного времени.

Мы заказали на двоих блюдо из морепродуктов и большую порцию луковых колечек. Брэд распорядился насчет еды и вернулся к нам. Усевшись верхом на стуле, он сказал:

- Итак, чем я могу помочь вам, дамы?

- Мистер Скроггинс сказал нам, что ваша семья из поколения в поколение владела старым домом Марксов, - начала Риган, - мы с Лией недавно приобрели снежный шар, который, как говорят, принадлежал одному из ваших предков. И нам стала интересна история этого наследства.

- Ах, любители истории! Понятно... - заулыбался Брэд. - Но мне ничего неизвестно о снежных шарах.

Я наполнила охлажденную кружку пивом, и хлебнув холодненького, вздохнула от удовольствия.

- Нас больше интересует владелица шара - Линн Маркс.

- Это печальная история... Линн страдала от депрессии и покончила с собой. Она повесилась на том старом дубе, что до сих пор растет перед домом, - Вильсон вздохнул. - Дом после этого уже никогда не был прежним. После того, что случилось, семья вскоре уехала. Все, кроме Роберта Маркса - брата Линн. Он остался и в конце концов купил небольшую долю в креветочной индустрии. Когда ему было сорок, он умер прямо на одном из судов.

Дом переходил по наследству от одного поколения к другому, и когда со временем он достался моим родителям, то уже был непригоден для жилья.

- Печально... Видно, что это было прекрасное место когда-то, - сказала Риган.

- Дом крепкий, это точно... Его кости пережили много бурь. Я не хочу оставлять его гнить, но и денег на ремонт у меня нет, - сказал Брэд. - Когда вы заговорили о нем, я решил было, что вы - новые соседи, которые приехали на другую сторону. Было много жалоб. У меня сейчас туговато с финансами, но в конце концов я соберу столько, сколько нужно, чтобы привести участок в порядок.

Молодая улыбающаяся женщина принесла нашу еду, и это привнесло некоторое оживление в нашу с Брэдом беседу, который сидел с нами рядом, пока мы ели.

- А что вы можете рассказать о снежном шаре? Вы прямо-таки разожгли мое любопытство, - сказал Брэд, глотнув пива.

- Их таких два. И они оба у нас, - сказала Риган. - Хотите взглянуть?

Это предложение меня слегка ошарашило. Шары стали чем-то личным для нас, и я не хотела делиться этим с кем-то еще. Но у Риган было такое лицо, что мне пришлось смириться. Я сходила за шарами к машине и поставила их на стол, опасаясь, что мой начнет реагировать на мои прикосновения. А уж я меньше всего хотела, чтобы шар показал еще что-нибудь вроде того, что мы уже видели, и притащил это в наш крохотный мир.

Я понимала, что рассуждаю эгоистично. Брэд ведь в каком-то смысле мой кузен, но я вовсе не желала сообщать ему об этом и тратить время, рисуя генеалогическое древо. Я вообще не хотела его впутывать сюда. Это было наше с Риган дело - строго между нами двумя.

Оба шара стояли перед Брэдом, но он даже не пытался к ним притронуться.

- Ого! - сказал он, и достав из кармана очки, пристально всмотрелся в шар Риган. - Это наш дом... без сомнения! Его можно узнать по вот этому замысловатому кованому узору вокруг крыльца. Он уникален, это работа друга семьи. Маркс сделал это для своего сына. Дом должен был стать свадебным подарком.

- А дом Марксов в Галфпорте все еще принадлежит вам? - спросила я.

Брэд улыбнулся мне.

- Вы хорошо подготовились... Нет. Тот дом был продан в 1910. Та семья до сих пор владеет им, но я незнаком с ними.

- Я встречалась с внуком человека, который сделала шар, - сказала Риган. - Он уже умер но его жена рассказала нам короткую историю происхождения шара. Это был подарок для Линн Маркс, когда ее семья рассорилась с Монтгомери.

- Да... Вражда двух великих "М", как это называли... - глазки Брэда заблестели, и я поняла, что сейчас мы получим изрядную порцию урока истории.

- Монтгомери и моя семья вели дела во многих сферах, и решили совместно вложиться в креветочный бизнес. Это было мечтой Роберта Монтгомери, и его отец хотел помочь ему осуществить эту затею. Моя семья переехала сюда из Флориды, и у нас был большой опыт в рыбной и креветочной индустрии. Поскольку они были друзьями с Монтгомери, то восприняли эту идею с большим энтузиазмом.

- Два богатейших семейства затевают рыбный бизнес... Уверена, конкуренты не обрадовались, - вставила "шпильку" Риган.

- Если бы все пошло, как задумывалось, никто не смог бы конкурировать с ними. У семей были старые, солидные капиталы, - пояснил Вильсон. - А потом произошел разрыв... Ходило много разных слухов, но никто толком не знал, что случилось. Семья уехала из Галфпорта, и никогда больше не имела никаких дел с Монтгомери. После смерти Линн, все остальные, кроме Роберта, уехали... Ну, и я вам уже рассказывал, что с ним стало.

Тут к моей огромной досаде в ресторан вошли две парочки, и Брэд был вынужден вернуться к своим обязанностям хозяина. Он еще подходил к нашему столу, но по мере того, как его заведение заполнялось посетителями,  общался с нами все меньше. Мы поблагодарили его за уделенное нам время и попросили счет. Мы уже собирались уходить, когда он остановил нас у выхода.

- Не сочтите меня странным, - он смотрел на меня в упор, - но я скажу, что вы очень похожи на Линн, а уж я-то видел ее портреты. Позвоните мне как-нибудь и мы с вами встретимся, и я покажу вам семейные альбомы...

Отредактировано Вместе (03.02.18 20:37:03)

0

3

Глава 4

По дороге обратно в Галфпорт, мы с Риган обсудили все, что нам довелось услышать, а потом притихли, погрузившись каждая в свои мысли. Риган смотрела в окно на солнце, опускающееся в воду залива.

- Что-то мне совсем не хочется возвращаться одной домой, - сказала она почти шепотом.

- Боишься?

Она повернулась ко мне и лукаво улыбнулась.

- Нет... Просто мне понравилось, как мы провели с тобой время.

Я хотела было уже сказать, что чувствую то же самое, но тут у Риган зазвонил сотовый.

- Откуда у тебя мой номер? - ее лицо выразило откровенное удивление. - Вообще-то мы уже поужинали... - голос на другом конце провода перебил ее и она замолчала, потом сказала: - Кофе, пожалуй, будет в самый раз... - и бросила на меня быстрый взгляд. - Да, Лия и я... Да, я знаю, где это. Погоди минутку... - она прикрыла телефон рукой и прошептала: - Это внучка Рут. Она хочет встретиться с нами, попить кофейку. Говорит, что кое-что знает...

- Давай тогда встретимся с ней...

- Мы подъедем минут через двадцать, - сказала Риган в трубку. - До встречи.

- Ты уверена, что она жаждет встретиться с нами обеими? - подколола я ее.

- Понятия не имею, что ей нужно...

- В чем в чем, а в настойчивости ей не откажешь!

Но Риган резко сменила тему:

- А ты когда-нибудь скажешь, почему поцеловала меня сегодня утром?

Вопрос застиг меня врасплох.

- Я просто... Просто мне захотелось сделать это. Ты обиделась?

- Нет, что ты... - она снова отвернулась к окну. - Мне понравилось.

- Я хотела успокоить тебя, - с глупым видом выпалила я.

Риган откинула голову на сиденье, ее глаза на какую-то долю секунды испытующе впились в меня, а потом что-то вроде разочарования тенью пробежало по ее лицу, и она тихо сказала:

- Что ж, спасибо...

- Я не то хотела сказать, Риган. Ты нравишься мне, и я не смогла устоять перед искушением.

Она насупилась:

- Ты не обязана объясняться.

Я сидела, придумывая миллионы способов, как выбраться из того тупика, в который я попала. Но ничего не подходило... Правда, которую я на самом деле хотела сказать ей, пугала меня саму, и я боялась, что она тоже будет шокирована моим признанием. Как, скажите на милость, заявить женщине, которую ты только встретила, что начинаешь верить, будто бы она твоя родственная душа?.. Для меня это было непостижимо и, боюсь, было бы бессмыслицей для нее, поэтому я сдержалась, оставив все, как есть.

Так, в молчании, мы доехали до кафе. На стоянке был старый пикап с фермы Рут - я узнала эту машину -  и я не стала парковаться возле него. Потому что меньше всего мне хотелось, чтобы у Кэйси снова был повод проводить нас.

Эта особа сидела за столом  в углу. В этот раз она выглядела совсем по-другому - никакой фланельки! - белая отутюженная рубашка под темным блейзером. "Ишь, вырядилась, прямо как на свидание..." - злобно подумала я, ощущая, как у меня шерсть встает дыбом, по мере того, как мы подходили ближе.

- Рада, что вы пришли, - она встала, приветствуя нас. Риган достался поцелуй в щечку, а мне - вялое рукопожатие. - Хочу представить вам Энни, мою маленькую техасскую розочку, - сказала Кэйси, и рядом с ней возникла словно из ниоткуда блондинка с двумя чашками кофе.

Я не смогла сдержать улыбку,  расплывшуюся во всю ширь физиономии: так у нее свиданьице! Ну-ну...

- Заказать вам что-нибудь? - улыбаясь, спросила Энни.

Но мы отказались. Я была слишком сыта после ужина в "Лачуге" и даже сама мысль о еде была мне противна.

- Думаю, мы все в одной команде, - подмигнула Кэйси, и посмотрела на нас, желая убедиться в своей догадке. - Я права?..

"Да неужели? " - хотелось мне съязвить, но вместо этого я сказала:

- Мы ведь решили это в тот вечер, когда были в гостях у твоей бабушки...

- Поэтому-то я и хотела поговорить с вами наедине. Я считаю, всех нас касается один секрет, который есть в той истории, что поведала бабуля.

- Ой, я просто обожаю эту сказочку! - подпрыгнула Энни.

Она говорила пронзительно и громко, чтобы все обращали на нее внимание. Ее сильный техасский акцент был слишком наигранным, и это начало меня раздражать. Я сцепила руки под столом, потому что у меня возникло жуткое желание встать и закрыть ей рот.

- Короче, - продолжила Кэйси. - Дед Арти вырос, работая в доме Монтгомери вместе со своим отцом. То, чего он сам не видел, ему рассказал отец... А в этом доме много чего происходило.

- Думаю, я все-таки хочу кофейку, - сказала я, когда она сделала паузу.

- Я принесу, - сказала Энни, вскочив со своего места. - И тебе тоже, Риган...

Энни была в общем-то ничего, но что-то в ней меня напрягало. Я проводила ее взглядом, наблюдая, как она шла через толпу, и меня внезапно осенило. Она напомнила мне одну мою бывшую подружку, которая была лживой насквозь. Чтобы она мне ни сказала - все было враньем... И однажды я поняла, что вообще не знаю ее, когда обнаружила, что ее арестовали за воровство. Энни была ходячим напоминанием о моей тупости.

Причем в своей жизни я тупила не однажды... Длиннющий список моих бывших растянулся бы на милю. Но я просто искала женщину, с которой мне будет хорошо... И вот вдруг всего-то за несколько дней я решила, что нашла ее.

- Роберт Маркс собирался жениться на Элизабет, его семья обьявила о помолвке, а потом все пошло к черту, - Кэйси продолжила рассказ, хотя ее подружка еще не вернулась. - Мой прадед был там в тот день, когда миссис Монтгомери застала Линн и Элизабет врасплох: они были в постели, обнаженные...

Не знаю, почему я была удивлена, но меня ошеломило то, что Линн и Элизабет оказались любовницами.

- Они были в одной из верхних комнат для гостей. Вероятно, девушки думали, что одни. Это и привело к скандалу... Миссис Монтгомери за волосы протащила Линн по всему дому, прежде чем ее смогли остановить... Всем слугам под страхом смерти было запрещено рассказывать о том, что они видели и слышали в тот день, поэтому никто даже не обмолвился ни словечком о случившемся. Конечно, кроме моего прадеда, который рассказал об этом дедушке Арти.

- Итка, семья Маркс разорвала все отношения с Монтгомери, - подытожила Риган. Энни как раз поставила перед нею дымящуюся чашку кофе.

- Верно... А затем Линн покончила с собой, спустя несколько месяцев после того, как они переехали, - добавила Кэйси. Ее подружка, управившись, уселась рядом с ней.

- А что было с Элизабет? - я вытряхнула в свою чашку столько сахара из контейнера, сколько смогла.

- Она очень переживала, узнав о смерти Линн. Элизабет никогда не любила Роберта Маркса, но хотела выйти за него замуж,  чтобы быть ближе к Линн. Но после того, как их раскрыли и свадьба сорвалась, Элизабет отказывалась видеть кого-либо. Она умерла годом позже от осложнения при воспалении горла, если верить дедушке.

- Это так печально, правда? - влезла Энни, широко улыбаясь.

- Очень... - согласилась Риган.

- Вас, похоже, сильно интересует эта история, и вы имеете к ней отношение, как я подозреваю. Поэтому я и хотела рассказать вам все, как было, целиком, - заявила Кэйси, прежде чем мы успели спросить ее, почему она теряет с нами  время. Судя по тому, как она поедала глазами Риган, сомневаюсь, что ею двигали именно эти мотивы.

К моей великой досаде, Кэйси и ее пассия проводили нас до машины. При этом Энни уцепилась за мою руку и тащилась еле - еле, и Кэйси с Риган ушли вперед. При взгляде на эту парочку у меня просто все внутренности скручивало.

- Ты, значитца, из Марксов будешь, - сказала Энни, после этой фразы все мое внимание мгновенно переключилось с неприятеля на нее.

- Да, но я не уверена, что моя семья имеет какое-то отношение к тем Марксам, про которых сегодня шла речь.

- По- твоему,  это странное совпадение? - Энни пошла еще медленнее.

- Более, чем странное, однозначно. Но я приемный ребенок, поэтому я непричастна ко всему этому в любом случае. Даже если между моей семьей и той есть какая-то связь.

Энни улыбнулась:

- Так вы с Риган - пара?

Я могла бы сказать как есть: мол, не знаю... Но она так посматривала на меня, что мой язык сам ответил:

- Да!..

Но Энни не так легко было обескуражить.

- А вы вместе по серьезке, или с другими тоже встречаетесь?

- Знаешь, я не Дон Жуан. Если человек мне интересен, у меня пропадает всякое желание даже смотреть на других.

- Хм... А мы с Кэйси встречаемся и с другими, и это как бы обычное дело...

- Ну, до тех пор пока это нормально для тебя.... - я оборвала фразу на полуслове, потому что увидела, как Кэйси остановилась и развернулась к Риган. Кэйси наклонила голову и потянулась к ней. Я вырвала свою руку из рук Энни - ее прикосновение внезапно меня разозлило.

Риган, как мне показалось, еще что - то говорила, потом посмотрела на Кэйси и умолкла, отступив назад, когда лицо Кэйси было совсем рядом.

- Нет! - сказала Риган, и отступила еще на шаг.

Бросив Энни на произвол судьбы, я догнала их как раз вовремя, чтобы услышать диалог.

- Я просто хотела по-дружески чмокнуть тебя в щечку! - развела руками Кэйси, оправдываясь. - Ничего такого!..

- Было бы достаточно пожать руку, - нахмурилась Риган.

Я остановилась поодаль, не вполне уверенная в своей роли.

- Думаю, ты неправильно все поняла, - нахально ухмыльнулась Кэйси.

- А я так не думаю, - ответила Риган, бросив взгляд на меня.

- Ну, что? Поехали?.. - я подошла ближе. Чувствовала я себя преглупо. Я понятия не имела, какую тактику поведения избрать: то ли изобразить ревность оскорбленной подруги, то ли прикинуться идиоткой? Собственно, последний вариант я как раз отлично изображала.

- Поехали, - сказала Риган и протянула мне руку. Я преодолела разделяющее нас пространство, и взяла ее за руку. Ее улыбка согрела мне сердце.

- Спокойной ночи, Кэйси, - издевательски-вежливо сказала я, сопровождая Риган к моей машине. Кэйси стояла на  месте, наблюдая за нами. Я пожала плечами:

- Свободные отношения подходят не всем людям.

- Она просто выпендрежница, - с презрением выплюнула Риган, когда я заняла свое место в машине.

- Что она говорила тебе, перед тем как попыталась поцеловать?

- Да распиналась, какая она вся такая классная, а я, глупышка, не оценила... - Риган нервно вздохнула. - Дескать, она прямо чувствует, как меня влечет к ней, и что я не могу этого отрицать... Я как раз объясняла девушке, что она неправильно истолковала мой интерес к себе, а тут она попыталась меня поцеловать.

Я вспыхнула от ревности, и прикусила губу, пытаясь успокоиться, прежде чем вымолвить что-нибудь членораздельное.

Риган положила ладонь на мою руку.

- Лия, расслабься... Это был последний раз, когда мы имели дело с Кэйси.

- Ладно. Если она еще позвонит - просто не отвечай, предоставь это мне, а уж я постараюсь, - и я улыбнулась так очаровательно, как только могла.

Несколько минут мы ехали молча, рука Риган все еще лежала на моей.

- Думаю, сегодняшний рассказ Кэйси вызвал у меня больше вопросов, чем ответов, - сказала Риган, когда мы выехали на шоссе. - Если это все вообще правда...

- Какие, например?

- Прочему после стольких лет шары вдруг возникли из забвения, да еще угодили прямиком в руки женщин, связанных родственными узами с Линн и Элизабет?.. Какая связь?.. Как мы вообще вписываемся во все это?.. И как странно, что все до сих пор считают, будто Линн покончила с собой, хотя я видела - мы видели! - в шаре, что произошло. Она была - убита.

- Да, я знаю. Предполагаю, что мы видели, как Линн убил Роберт Маркс или ее отец.

- Я тоже так подумала, когда Кэйси выдала нам свою версию событий, - согласилась Риган. - Должна признаться, что у меня это теперь навязчивая идея.

- У меня тоже. Я вот подумываю не идти завтра в офис, и тогда смогу покопаться во всем этом.

Риган отстегнула ремень безопасности и повернулась ко мне.

- Давай договоримся, что не оставим это дело до тех пор, пока не получим ответы на все вопросы.

И мы скрепили свой союз, скрестив наши мизинцы.

Потом она опустила свою руку, но я не отпустила ее. Мы так и сидели, соединившись пальцами. Она улыбнулась мне, а я сказала:

- Ты правда мне нравишься, Риган. Я так рада, что мы встретились, - и прежде чем храбрость покинула меня, придвинулась было ближе, чтобы поцеловать ее, - мои губы уже почти коснулись ее губ - но я остановилась: мне вспомнился инцидент с Кэйси.

Она уловила мои колебания и шепнула:

- Все хорошо...

Вкус ее губ вызвал у меня такие ощущения, каких я никогда не испытывала ни с кем другим, а затем случилось нечто ошеломительное. Этот целомудренный поцелуй вызвал такой шквал эмоций внутри меня, что мое тело просто не могло их вместить. Из моих закрытых глаз выкатилась слеза и скатилась по щеке. Я отпрянула от нее и понурила голову - настолько была смущена и потрясена тем, что случилось со мной.

- Что?.. Что не так? - она приподняла мое лицо за подбородок, заставив смотреть на нее.

- Я... не знаю... - задыхаясь от рвущихся рыданий, еле выговорила я. - Я не знаю, что со мной не так...

- Не думаю, что с тобой что-то не так, Лия Маркс. Ничегошеньки... - прошептала она.

Я никогда не была особо эмоциональной, и поэтому хотела просто выскочить из машины и попытаться разобраться, что же со мной происходит.

- Я позвоню тебе утром, и скажу, пойду на работу или нет... Можем пообедать вместе.

Она кивнула и, поцеловав меня в щеку, быстро вылезла из машины. Думаю, она догадалась, что мне нужно побыть одной. Я проводила ее взглядом: она поднялась на крыльцо и, помахав мне, исчезла в доме.

И тогда я разревелась не на шутку... "У меня или жесточайший ПМС, доселе еще неизвестный женщинам, или я съехала с катушек..." - сказала я вслух сама себе, выезжая обратно на дорогу.

Еще не добравшись до дома, я решила не ходить завтра на работу. У меня ведь теперь было задание: во чтобы то ни стало приоткрыть завесу тайны снежных шаров. Я оделась поудобнее и плюхнулась на диван с блокнотом в руках. Пальцы мои тряслись, когда я взяла стеклянную игрушку. Какая-то часть меня немного страшилась того, что я могу увидеть. Преодолев страхи, я сидела, наблюдая, как внутри шара закружился снег.

Шар, как и раньше, засветился бледным голубым светом. Я напрягла зрение, в надежде уловить какие-то детали, которые  могла пропустить раньше. Ладони у меня вспотели, бледно-голубое свечение усилилось. А потом все стало просто белым...

Глава 5

- ... Вильям, иди-ка, сынок, принеси побольше дров для костра.

Сначала я подумала, что задремала, когда услышала незнакомый голос. Но мне даже не было нужды щипать себя - манжеты на рукавах  впились в запястья до жути как неудобно. Чайная чашка, которая была у меня в руках, звякнула о блюдце.

- Линн, ты замерзла, дорогая? - я подняла глаза на женщину, которая была очень похожа на Риган.

- Нет, мэм... - напряженным голосом ответила я.

- Я бы посоветовала вам с Элизабет отказаться сегодня от прогулки - на улице слишком холодно для юных леди.

- Нам будет хорошо, мама, не переживай, мы тепло оденемся.

Я узнала этот голос, даже не глядя на нее. Сердце забухало в груди словно кузнечный молот. Я поднялась на дрожащих ногах, стараясь не смотреть на женщину, которая подала мне пальто, и пошла за ней на первый этаж, смотря ей в  спину. Ее волосы - намного темнее, чем у Риган, - были собраны в пучок на макушке и спрятаны под шляпкой, вроде тех, что я видела в музеях.

Когда она открыла дверь и вышла на крыльцо, мне в лицо ударил холодный воздух.

- Мы сейчас вернемся, мама, - крикнула она, натягивая перчатки.

Только тогда я, наконец, осмелилась взглянуть ей в лицо. На мое счастье она была занята водой, которую мы приготовили с собой на прогулку.

- Ты очень тихая сегодня, - сказала она, стрельнув в меня взглядом. - Ты сожалеешь?

- Нет,  просто не очень хорошо себя чувствую. Может, потому что холодно? - я даже не знала, что ей ответить.

Она явно почувствовала облегчение после моих слов.

- Тогда пошли... - ее глаза заблестели, когда она подставила мне локоть, чтобы я взяла ее под руку.

"Да разве это сон?" - подумала я, когда лицо защипал морозец.

Направляясь к набережной, мы вышли на грунтовую дорогу, идущую вдоль берега. По дороге тянулась нескончаемая вереница конных экипажей. На моих глазах Элизабет чуть приподняла подол платья, чтобы перейти через дорогу на мостки, устроенные вдоль обочины.

- Подними-ка платье, чтобы показались лодыжки, - парни смотрят, - хихикнула Элизабет и приподняла платье повыше.

Я припомнила, как мой дедушка  однажды упомянул, что мальчишкой ходил с друзьями на вокзал, чтобы хоть мельком увидеть женские щиколотки, когда женщины сходят с поезда.

Я усмехнулась про себя, подумав:вот были бы шокированы все эти люди, увидев, как откровенно нынче демонстрируют телеса на пляжах в этих краях.

Элизабет повернулась и посмотрела на группу молодых людей, что стояли неподалеку. Натянув шляпы поглубже, они глазели по сторонам, стараясь не привлекать к себе внимания.

Она взяла меня под руку, когда я поравнялась с ней, и мы направились по деревянному тротуару на восток, солнце светило нам в спину.

- Мне снова снился ночью тот же сон, - дрожащим голосом сказала Элизабет. Я посмотрела на нее, не зная, что ответить, и ждала продолжения. - Незнакомые голоса звали меня снова и снова, но я никого не видела. Было так темно! - и я не могла идти на зов. Я хочу, чтобы кто-нибудь объяснил мне, что это значит.

- Если бы мне приснилось такое, вряд ли бы я когда-нибудь смогла уснуть, - то, что она сказала, заставило меня дрожать вместе с ней.

- Ты все время так говоришь, - парировала Элизабет с усмешкой. - Но я-то знаю тебя, как облупленную! Ты после такого спокойненько уснешь, как убитая.

Она рассказывала мне о том, как прошел ее день, а я украдкой изучала ее профиль. Ее лицо было гораздо полнее, а на вид она была тяжелее моей подруги фунтов на десять и гораздо моложе. Но  жесты так напоминали мне ее!.. И голос без сомнения принадлежал Риган.

- Я почти не спала, все мечтала и думала о том, что мы сделали вчера...

Но я-то понятия не имела, что такого мы натворили накануне, поэтому я похлопала ее по руке, что покоилась на моем плече, и сказала:

- И я... Поэтому, наверное, я такая апатичная сегодня.

- Апатичная... - засмеялась Элизабет. - Ты явно сунула нос в очередную книгу своего отца!

Я не стала отказываться, ожидая продолжения диалога, надеясь услышать какой-нибудь намек на то, что же такого случилось вчера, что она не выспалась. Ждать пришлось недолго.

- Я понимаю, что принято считать неприличным обсуждать такие вещи, но я до сих пор чувствую вкус твоих губ, нежность твоей кожи под моими пальцами... Я не могу думать ни о чем другом... - тут я почувствовала тепло ее дыхание на своем лице, несмотря на холодный пронизывающий ветер. - Это невыносимо идти с тобой вот так, любовь моя. Я так хочу дотронуться до твоего лица и снова ощутить твою кожу, - прошептала она с улыбкой.

Для меня все еще оставалось загадкой, как же далеко мы, то есть она и Линн, зашли вчера. Она говорила об этом с таким трепетом.

- Когда же мы сможем снова остаться наедине? - спросила я и тут же прикусила язык. Вопрос вырвался сам собой - весь мой здравый смысл улетучился из-за ее волнения и моего растущего вожделения.

Она посмотрела через плечо на дом Монтгомери.

- Мама не собирается сегодня выходить из дома, - и  потянула меня за собой. Я подчинилась. Мы даже не поправили свои одежды, переходя улицу. Она почти тащила меня через двор к мастерской, что принадлежала семейству Монтгомери. - Мистер Уайтхолл уехал в город по поручению отца, - торопливо объяснила она на ходу.

Воздух внутри этого строения был пропитан запахом трубочного табака. Все было заставлено штабелями досок, и я догадалась, что мистер Уайтхолл  был плотником, который и сделал большинство работ в доме Монтгомери. На стене над верстаком висели старинные инструменты, а сам верстак был завален деревянными игрушками.

- Иди сюда... - тихо велела Элизабет, убедившись, что в мастерской никого нет. Она завела меня за огромную пирамиду из свежеструганных досок - на тот случай, если вдруг кто зайдет.

Я оказалась в плену ее рук. Тяжелые одежды мешали нам. Она прижалась ко мне щекой, и я чувствовала и слышала ее прерывистое дыхание около моего уха.

- Поцелуй меня... - прошептала она, ее губы почти касались моих.

Я прижалась к ее губам - это прикосновение так напоминало мне о Риган, что я совершенно забылась. Язык сам собой скользнул сквозь ее сжатые губы. Она отшатнулась:

- Что ты делаешь?! - удивленно спросила она, хотя на ее губах заиграла улыбка.

Чем бы они не занимались накануне, это, судя по всему, не включало в себя французский поцелуй. И я жутко смутилась, когда это сообразила.

- А ты думаешь, зачем я вечно сую нос в отцовские книги? - быстро нашлась я.

- А там пишут о таких вещах?

- Да...

- Покажи мне...

Я склонилась ближе и снова поцеловала ее - очень целомудренно. Но она притянула меня ближе и обняла. Я поласкала языком ее губы, и она повторила за мной. Осмелев, я проникла языком в ее рот и подразнила ее язычок. Она застонала и тут же искусно продемонстрировала мне, что вполне овладела новой наукой.

Мы обе тяжело дышали, мои руки гладили ее спину, - тяжелое пальто и платье мешали насладиться ее телом. И теперь-то я поняла, зачем женщинам предписывалось так одеваться. "Пока она в одежде, нет никаких шансов на что-то большее..." - подумала я, пока она продолжала целовать меня.

Потом мы услышали скрип двери и в ужасе отскочили друг от друга. Элизабет прижала дрожащий палец к губам, и я кивнула, что поняла ее. По полу от двери протащили табурет, затем дерево жалобно скрипнуло, когда на него сели, - эти звуки подсказали мне, что просто и быстро нам не выбраться.

Элизабет выглянула из-за штабеля. Я тоже посмотрела: на табурете перед верстаком восседал прадед Кэйси. Элизабет хихикнула, а мистер Уайтхолл, даже не глянув в ее сторону, с улыбкой в голосе произнес:

- Не знай я, что происходит, то подумал бы, что две молодые леди снова пришли в мою мастерскую поиграться.

Элизабет показалась первой, я - следом, стараясь держаться к ней поближе.

- Мы просто не смогли удержаться, чтобы не подглядеть, что вы тут еще мастерите, мистер Уайтхолл.

- Это все игрушки для ваших братьев, - сказал он, обводя стол рукой.

Он с улыбкой наблюдал, как Элизабет восхищалась каждой деревянной безделушкой. В его карих глазах была искренняя привязанность. Он смотрел на нее так, как отец смотрит на свое дитя, радующееся игрушкам, которые он для него сделал. Потом он взглянул на меня и сказал:

- Я тут кое-что мастерю и для тебя, Линн, - и указал на незаконченный птичий домик.

Я подошла поближе, разглядывая его поделки, пока Элизабет расспрашивала его по поводу одной из игрушек. Мистер Уайтхолл выглядел так, как я себе его и представляла в своем воображении. Седая шевелюра, глаза за стеклами очков и сильные руки, которые за много лет познали много тяжелой работы...

Непривычная к столь громоздким одеяниям, я зацепилась за доски и свалила молоток, который лежал на них. Разумеется, он упал мне на ногу. От пронзительной боли я аж зажмурилась и стиснула зубы. А когда открыла глаза... то снова очутилась на своем диване...

- Это был сон... - вслух сказала я, пытаясь убедить саму себя.

Тяжесть в ногах все еще чувствовалась. Я сняла носок: два пальца на ноге опухли, и синяк с каждой секундой разрастался...

Я хотела позвонить Риган и рассказать, что случилось, но взглянув на часы, поняла, что время для этого неподходящее. Лечь спать тоже не вариант - я была слишком возбуждена. Вместо этого я убрала квартиру, а потом смотрела рекламные ролики по телеку, пока не уморилась. Спала я плохо...

В этот раз, ворвавшись в магазин Риган, я выглядела прилично, благо находилась в здравом уме. День был будний, поэтому в магазине торчал один-единственный посетитель.

- Нужно поговорить, - заговорщически сказала я.

- Миссис Бушель? - позвала Риган. - Мне нужно отлучиться на склад на пару минут, позовите, если что-то понадобится...

Потом она схватила меня за руку и втащила в подсобку.

- Что ты видела?

- О-очень многое!.. И гораздо ближе на этот раз... - я пыталась придумать, как же ей это объяснить. - Понимаешь, я думала, что сплю... Но я все чувствовала, а когда проснулась -  у меня был синяк, и теперь я думаю, что все было взаправду.

Риган какое-то мгновение смотрела на меня так, будто я заговорила на иностранном языке.

- Ну-ка, еще раз...

Я повторила все с самого начала, только теперь со всеми подробностями.

- Ты целовалась с ней? - вот что она спросила первым делом. Неодобрительно так спросила, между прочим...

- Н-нет... Это Линн целовалась с ней... Ну, мне пришлось это сделать, потому что Линн уже целовалась с ней до того, и она хотела этого снова.

Я вдруг почувствовала себя так, будто меня поймали с поличным. А ведь во сне я не видела в этом ничего плохого!..

Риган нахмурилась и задумалась.

- Так говоришь, тебе приснилось все это? Или все-таки думаешь, что ты действительно была там?

Я не знала, что сказать. Вместо этого я разулась и показала пальцы на ноге, которые приобрели красивый сине-багровый оттенок.

- Ты, часом, не лунатик?

Запихивая пострадавшую конечность обратно в туфлю, я задумалась на секундочку.

- Логично... Я сидела на диване, когда пришла в себя. Но все ведь было так реально, Риган!.. Я ощущала шероховатость одежды, холод... И когда я целовала Элизабет... Я чувствовала и это...

Глаза Риган сузились на мгновение, но тут ее позвала покупательница. Это пришлось весьма кстати - чем больше я болтала, тем нелепее это все звучало... Должно быть, это все только сон. Ну почему я вечно попадаю впросак перед этой женщиной и выгляжу как дура?!

- Ты уже ела? - спросила я, присоединяясь к Риган за стойкой.

- Нет... Хочешь пригласить меня на ланч? - сухо уточнила она.

Я не совсем поняла - злится ли она на меня за то, что я поцеловала Элизабет, или думает, что я не в себе? Убедить ее в том, что целовалась на самом деле не я, а Линн, становилось все затруднительнее.

- Да... Конечно, если ты все еще не против, чтобы проводить время с чокнутой.

- Не казни себя... Мы обе пережили сильный стресс. Вполне естественно, что тебе все это приснилось.

Я никогда не слышала таких холодных ноток в ее голосе. Теперь я не была уверена, нужно ли настаивать на том, что все это могло происходить наяву.

- Слушай, если у тебя был тяжелый день, то мы можем пообедать как-нибудь в другой раз, - сказала я, наблюдая за ее реакцией.

Она как раз стояла спиной ко мне, и я увидела, как у нее поникли плечи.

- Прости, что я так рассердилась. Я не хотела срываться на тебе...

- Да все нормально. Это мне не стоило вваливаться сюда вот так и ждать, что ты все бросишь и побежишь со мной на ланч.

И снова мои эмоции вступили в борьбу с разумом. Часть меня хотела немедленно уйти отсюда - меня уязвляло то, что она держала меня на дистанции. Но сердце умоляло остаться.

- Я хотела бы с тобой пообедать, - сказала она и, повернувшись, улыбнулась. Улыбка вышла несколько натянутой. - Хоть развеюсь...

Риган взяла большой конверт из-под прилавка. - У меня есть маленький сюрприз: этим утром я зашла в интернет и нашла фотографии семьи Монтгомери.

Мы отправились обедать в одно из моих любимых местечек. Это был старый дом - его отреставрировали, и теперь там была лучшая кухня в городе. Мы сели у окна с видом на океан и сделали заказ. А потом я увидела, как Риган пододвинула ко мне солонку.

- Джоан тебе и про это рассказала? - спросила я.

Риган удивленно подняла брови и заморгала.

- Соль... Джоан тебе и про это говорила? - повторила я.

- Что-то я не понимаю, о чем ты... - голубые глаза непонимающе уставились на солонку, потом - не меня.

- Каждый раз, когда мы садимся за стол, ты пододвигаешь соль ко мне.

- Да?.. Я даже как-то и не замечала... - призналась она, покраснев. - Я думала... я думала... Я просто решила, что ты этого хочешь.

- Ты покажешь мне фотки? Или мне придется слезно умолять тебя об этом? - спросила я, меняя тему. Может, я просто делаю из мухи слона, но меня она знала, что я всегда пересаливаю свою еду. Это было поразительно!

Она озорно улыбнулась:

- Я думала оставить их на десерт, но так уж и быть...

На первой фотографии была группа людей - похоже, снимок был сделан на лужайке у дома Монтгомери.

- Я, конечно, узнала Элизабет. Предположу, что вот эта суровая тетенька - это ее мать, а вот это, должно быть, ее отец. Они подходят, - сказала Риган, используя хлебную палочку вместо указки.

Лица людей на фото были точь-в-точь как у тех, из моего сна...

- Вот Вильям, ее младший брат, а вот этот человек в сторонке - это прадед Кэйси, мистер Уайтхолл, - сказала я.

- Ты уже видела раньше это фото? - недоверчиво спросила Риган.

- Нет, но это люди, которых я сегодня видела во сне. Хотя я не знаю имен остальных детей.

Риган выпрямилась на стуле и пристально посмотрела на меня.

Не знаю, почему я оставалась внешне такой невозмутимой, ведь мой мозг буквально взорвался: а откуда, в самом деле, я знаю это?!

Риган положила свою "указку" и отодвинула фото от себя подальше. Я видела по ее глазам, что внутри у нее идет борьба.

- Я не верю, что это был сон, - сказала я, и ее глаза сузились. - Забавно, но когда я была там, Элизабет сказала, что ее мучает один и тот же ночной кошмар. Ты когда-нибудь слышала, чтобы кто-нибудь во сне тебе говорил про сны?

- И что же ей снится?

- Ей снится, будто она в каком-то темном месте, и там какие-то люди зовут ее. Она бежит в холодный заснеже... - я оборвала себя на полуслове, потому что Риган побледнела, и ее бокал с чаем застыл в трясущихся руках.

- Что такое?

- Я никогда... - начала Риган, но пролила чай на скатерть.

Я забрала у нее бокал и взяла ее за руку.

- Что?..

- Я никогда не рассказывала об этих снах ни одной живой душе, - дрожащим голосом проговорила Риган. - Годами я страдала из-за них... Ты никак не могла бы об этом узнать.

- Женщина, которая просто-таки твоя младшая копия, видит такие же сны... Что это значит для тебя? - спросила я, глядя прямо в ее глаза, голубые как небесная лазурь.

- Расскажи-ка мне еще раз об этом свечении, - попросила она, и дрожь ее руки в моей руке чуть стихла.

- Твой шар делает то же самое. Шар начинает светиться, когда я кладу на него руку. Прошлой ночью свечение стало ослепительно белым, и я оказалась там...

- А ты делала что-то не так, как обычно?

- Риган, я держала шар и изучала его - вот и все.

- Изучала? Что ты имеешь в виду? Ты пробовала его разобрать?

- Нет, я сидела и таращилась в него. Я очень сильно сосредоточилась на том, что внутри.

- Как насчет того, чтобы поизучать его вместе? Сегодня вечером у меня?

"Это свидание!" - я была счастлива, что она хочет проводить со мной больше времени, пусть даже и за изучением шаров.

- Могу я спросить кое о чем? - это прозвучало нерешительно.

- Ты хочешь знать, почему я так себя вела? - она вздохнула и откинулась на спинку стула, комкая салфетку. Я кивнула. - Мне не понравилось, когда ты призналась, что целовалась с Элизабет. Я приревновала, а это совсем мне не свойственно, - ее глаза забегали, и она слегка покраснела. - Я чувствовала себя глупо из-за этого, и если честно, я совсем запуталась.

- Я понимаю, что это значит, - призналась я, сплетая наши пальцы. - Я чувствую... такую связь с тобой, и у меня просто крышу сносит от борьбы между чувствами и разумом.

Я никогда не умела толком выражать свои эмоции. В прошлом я всегда была закрытой и частенько возводила вокруг себя целые защитные бастионы. Но теперь, когда я смотрела в ее глаза, мое притяжение к ней было так сильно, что очень просто было честно сказать обо всем.

- Я тоже очень боюсь, - призналась Риган, видя, как я борюсь с собой. - Как бы то ни было, давай просто примем все, как есть. Мне нужно знать, что происходит с тобой, чтобы не сойти с ума. Потому что я все больше уверяюсь в том, что мы переживаем одно и тоже.

- Обещаешь быть терпеливой со мной? - спросила я.

Она так ободряюще улыбнулась мне, что я воспряла духом.

- Обещаю...

Я вернулась домой, намереваясь чуток вздремнуть, но когда  вошла в гостиную, шар будто манил меня.

- Не поддавайся!.. - вслух велела я сама себе.

Я разрывалась между желанием дождаться Риган и искушением посмотреть, было ли то, что я видела - сном? И любопытство победило, точно хитрая кошка. Мои ручонки сами сцапали шар, прежде чем я успела осознать, что делаю.

- ...Линн, ты меня слышишь?

Я открыла глаза и наткнулась на очень суровый взгляд женщины, сидящей напротив. Мы находились в гостиной, наслаждаясь теплом огня в камине. Я держала в руках дымящуюся чашку с чаем. От чашки исходил густой запах корицы, разгоняя дурман в моей голове.

- Да, ма...мэм, - проблеяла я, не зная толком, с кем  говорю.

- За последние несколько лет, - откашлявшись, начала она, - мы часто переезжали. Мы с отцом всегда были очень терпеливы с тобой. Ты должна распрощаться со своими вольными замашками, и позволить достойным женихам этого города за тобой поухаживать. Оставаться незамужней в девятнадцать лет - это совершенно неприемлемо.

Мы были похожи с этой женщиной - такие же темные волосы, глаза... Но ее кожа была намного темнее - почти оливковая. Я не могла отрицать, что она привлекательна, но выражение ее лица все портило. Оно выглядело так, будто она вечно хмурилась в течение многих лет. И даже когда она делала попытку улыбнуться, ее глубокие морщины, казалось, отчаянно этому сопротивлялись.

- Я...я не встретила пока никого, кто был бы мне интересен, - возразила я с кроткой улыбкой.

- Посмотри на себя, Линн! Твоя осанка просто ужасна! Какой мужчина захочет женщину, которая двигается так же, как ты?

Мы были одни, но она тем не менее сидела прямо, как палка. Я изо всех сил постаралась сесть, как она.

- Я пообщалась с дамами из местного общества, и теперь  знаю несколько подходящих кандидатов... Один из них уже проявил интерес к тебе. Мы с твоим отцом пригласили его на чай в эту субботу... Пожалуй, вы с Элизабет обе выйдете замуж этой весной.

- Замуж?! - воскликнула я, пораженная. - Но я даже в глаза его еще не видела!

- Ты встретишься с ним, - непреклонно парировала женщина, - и будешь паинькой.

Это был такой абсурд, что мне захотелось рассмеяться прямо ей в лицо.

- Для Роберта такая удача подцепить Элизабет. Если бы ее жених не погиб на охоте, она уже была бы замужем, - тут она сделала очередную попытку улыбнуться. - Их помолвка - всего лишь дело времени.

Было так странно, что она считает чью-то смерть счастливым случаем. Я молча смотрела, как она встала и вышла из комнаты. Я была рада избавиться от ее присутствия. В ней была некоторая отчужденность, которая меня настораживала, но еще больше беспокоило стойкое ощущение, что я оказалась в этом времени не просто в качестве стороннего наблюдателя.

Было ли мне позволено вернуться к жизни? К жизни, которая случилась больше, чем сто лет назад? Или я настолько прониклась этой историей, что начала все это воспринимать, как происходящее со мной?..

И я решила просто ущипнуть себя... Ну да, сделать то, что, как я слышала, годами твердили люди. Чтобы проверить - наяву ли все это? Усмехнувшись над самой собой, я закатала рукав... Как глупо! Зажав кожу на запястье между пальцами, я крутанула... Больно.

Мой рука все еще была на шаре, когда я открыла глаза и обнаружила пятнышко там, где я себя ущипнула. Синяк... Так я спала или все было на самом деле?

Не теряя времени, я загрузила компьютер и принялась лихорадочно искать хоть что-нибудь о семье Маркс. Спустя час я была готова сдаться, когда наткнулась на генеалогический сайт, который позволял искать в конкретных округах. Это позволило мне сильно сузить поиск, и даже больше, когда я ввела в поисковую строку фамилию.

Когда я открыла ссылку на фотографию, на меня глянули два знакомых лица.

Фотография подтвердила мне, что я действительно разговаривала с Дороти Маркс. Но что потрясло еще больше - так это мое лицо, уставившееся на меня с черно-белого фото. Дрожащей рукой я вцепилась в "мышку" и нажала "распечатать".

Глава 6 

К дому Риган я приехала в шесть часов. Не человек, а клубок нервов... Она улыбнулась, открыв дверь. И увидев ее, я поняла: это невозможно - заставить ее поверить, будто я реально пережила то, что знаю.

- Входи, я как раз ужинаю...

Первым моим порывом было сразу вывалить все, что я узнала. Но вместо этого я взяла бокал вина и принялась обдумывать, как наиболее правдоподобно изложить все факты.

Риган отказалась от моей помощи, поэтому я сидела, наблюдая, как она готовит. Я знала ее всего-то несколько дней, а казалось, будто вижу, как она это делает уже в тысячный раз. Она рассказывала, как прошел день, о своих покупателях, еще о чем-то, а я была совершенно счастлива, слушая про все эти обыденные вещи, которые составляли ее повседневную жизнь.

Я всегда считала, что сама стремилась к одиночеству, мне редко было где-то так же комфортно, как в своем собственном доме. Даже навещая родителей, я испытывала душевные терзания, пока не начинала чувствовать, что прошло достаточно времени, чтобы считать визит состоявшимся. Часто после ужина, когда они хотели вернуться в гостиную и продолжить общение, я  искала предлог, чтобы откланяться и уехать.

Но здесь, в доме Риган, я чувствовала себя расслабленно, как дома.

- Ты плохо ешь, не нравится моя стряпня? - спросила Риган, когда мы уже сидели за столом.

- У тебя прекрасные кулинарные способности. Дело во мне... Мне трудно есть после того случая с шаром.

- Ты говоришь о том сне? Том самом, когда ты поцеловала Элизабет?

Вот же ее заклинило-то на этом!..

- Ты все равно считаешь, что все это было сновидением? После всего, что я рассказала тебе?

Риган положила вилку и посмотрела на меня:

- Какая-то часть меня хочет верить, что это был сон.

- А откуда же я тогда могла узнать, как зовут людей на фотографии, которую ты мне показывала?

Она отодвинула тарелку:

- Ты перелопатила море информации... Возможно, ты видела другую фотку.

- Почему ты так упорно не хочешь в это верить?

Она вздохнула и взъерошила волосы:

- Вещи, о которых ты говорила мне, и то, чему мы были свидетелями, изрядно потрепали мне психику... И должна сказать, что если бы тебя не было со мной, я бы уже разбила эту стекляшку и всерьез задумалась о походе к психотерапевту.

Я накрыла ладонью ее руку:

- Я снова сделала это сегодня, пока ждала тебя с работы.

Она отодвинулась от меня:

- И что случилось в этот раз?.. - в ее голосе был легкий налет сарказма.

- Я говорила с этой женщиной... - сказала я, вытаскивая из кармана фотографию, и протягивая ей. - С Дороти Маркс.

Я смотрела, как бегают ее глаза, изучая фото, потом они стали просто огромными:

- Сходство потрясающее, да?.. Я решила, что это я стою возле Дороти. Риган, я могу научить тебя, как это делать, и тогда ты сможешь сама все увидеть.

- Я не хочу это видеть! - жестко отрезала она, выскочив из-за стола. - Меня это жутко пугает это все! Ты слишком далеко зашла!..

- Хорошо... - я подняла руки вверх, словно сдаваясь. - Тогда посмотри, как я это делаю.

Она перестала метаться по кухне:

- Отлично! Ты сделаешь это прямо сейчас, и мы наконец узнаем - спишь ты или это что-то вроде транса.

Мне понадобилось не больше минуты, чтобы притащить шар из машины. Мы вытерли кухонный стол, и я поставила шар на его середину.

- Мне правда необходимо, чтобы ты поверила, что я не сумасшедшая, - сказала я, глядя на Риган.

Она громко хмыкнула в ответ, но ничего не сказала. Я устроилась поближе к шару и сосредоточилась.

... В лицо мне ударил сырой и холодный ветер - я шла по гравию к дому Монтгомери. В дверях, поджидая, стояла Элизабет.

- Твой братец тут, - закатив глаза, сообщила она. - Пьет чай с мамой и папой в гостиной... - и тут же сникла: - Наши родители изображают сватов - обсуждают свадьбу.

- Чью свадьбу? - я разыграла недоумение, хотя знала, какой ответ последует.

- Роберт просит моей руки. Все уже решено, но твой брат хочет соблюсти все формальности.

Ее собирались выдать за мужчину, которого она не любила, которого она едва знала... Просто потому, что таков порядок вещей. У меня это вызывало отвращение. Мы ничем не отличались от бессловесного скота, который обменивают на что-то более полезное.

- Для нас это может быть хорошо, - прошептала она. - Мы так сможем быть всегда вместе, а когда я рожу ребеночка, в его жилах будет течь и твоя кровь...

Но мысль о том, что этот человек, брат Линн, будет касаться ее, сводила меня с ума. Это было все равно, как если бы Риган отдавали замуж. Я горько заплакала.

- Пожалуйста, не надо... - умоляла Элизабет, но ее глаза тоже наполнились слезами.

- Линн, почему ты стоишь здесь на холоде? - я все еще стояла на пороге, когда отец Элизабет обнаружил нас. Мы обе утирали глаза и шмыгали носами. Он озадаченно посмотрел на нас:

- Что-то случилось?

- О, нет, сэр... Элизабет просто рассказала мне о свадьбе. Я так счастлива узнать, что мы все будем теперь одной семьей, - соврала я.

- Это на самом деле прекрасная новость, - он похлопал Элизабет по плечу, и этот жест сказал мне очень много о его отношении к дочери. Гарольд Монтгомери был далек от своей старшей дочки. Уверена, что он просто использовал ее, чтобы легче было вести дела.

В холле появился Роберт Маркс. Он просто-таки сиял!.. Роберт был красивым, пышноволосым брюнетом, высоким и хорошо сложенным. Классическое воплощение того образа, каким, по мнению общества, должен быть мужчина. Но я презирала его.

- Линн, уверен, ты слышала новость, - громко сказал он, и его низкий голос отразился от стен. Тон его был приветливым и дружелюбным, но в темных глазах мужчины я видела такое же неодобрение, что и у Дороти, когда она смотрела на меня.

- Поздравляю, братец, - сумела процедить я сквозь стиснутые зубы. - Дата уже назначена?

- После праздников, конечно, моя дорогая, - с улыбкой сказал мистер Монтгомери. - Ее матушка хочет сыграть свадьбу весной.

Элизабет посмотрела на меня - в ее глазах была такая тоска!

- Пойдем, Линн, я провожу тебя домой, - сказал Роберт, взяв свое пальто.

Бросив прощальный взгляд на Элизабет, я позволила ему взять себя за руку и свести по ступенькам с крыльца. Мы шли с ним по переулку и молчали. Роберт часто останавливался, чтобы помахать рукой Монтгомери. Когда мы прошли чуть дальше по улице, он вцепился пальцами в мое плечо, - да так сильно, что только толщина пальто спасла меня от увечья.

- Почему ты всегда доставляешь столько хлопот?! - прорычал он.

Я вырвалась из его хватки - его лапы, похоже, оставят у меня синяки, несмотря на пальто.

- О чем ты?..

- Ты вечно торчишь в этом доме! Я даже минутки не могу побыть наедине со своей невестой, чтобы ты нам не помешала...

- Элизабет моя лучшая подруга, более того - она мой единственный друг. Разве нельзя уделить мне немного ее внимания, раз ты проведешь с ней всю свою оставшуюся жизнь?

- Но даже тогда ты все время будешь рядом... - прошипел он. - Моя маленькая сестренка, все изменится, когда она станет моей женой! Для тебя же будет лучше, если ты найдешь себе других друзей.

Это меня просто взбесило и я ляпнула, не подумав:

- И что ты собираешься делать после своей свадьбы? Ты же не любишь ее, она просто разменная монета между нашими семьями!

Он стал пунцовым, и, прежде чем я успела отреагировать, влепил мне пощечину.... Боль...

Я открыла глаза: кухня Риган.

Сама же хозяйка кухни сидела, открыв рот, и во все глаза уставившись на меня.

- Где ты была?! - сдавленно пискнула она.

- Что, я действительно исчезала?

- Да!!! - воскликнула Риган. - Шар начал светиться голубым, потом - белое сияние заполнило кухню, и ты ... исчезла!

- И как надолго?

- Буквально на минуту... Но, Лия, ты совсем исчезла!

- А ты видела меня в шаре?

Тут Риган прорвало:

- Я не могла поверить во все это! - заорала она. - Поэтому сидела здесь!.. Я могла бы посмотреть, но я так обалдела, что даже не вспомнила про шар!..

Моя правая щека горела, и я не сомневалась, что там наливается огромный синяк.

- Что с твоим лицом? - ужаснулась Риган, немного успокоившись.

- Роберт ударил меня. Мы повздорили... Точнее, у меня было свое собственное мнение, но ему оно не понравилось.

Риган подошла к раковине, намочила полотенце и завернула в него пару кубиков льда. Очень-очень нежно она приложила полотенце к моему лицу.

- Ты просто исчезла... - повторила она. - Это было самое невероятное, что я когда-либо видела в своей жизни, - было заметно, что она до сих пор под впечатлением от увиденного.

Поэтому я ждала, пока она успокоится, прежде чем обсуждать с ней, что же нам делать дальше. Для меня же все это уже приобрело смысл, поэтому я чувствовала себя нормально, несмотря на необычность происходящего.

Одной рукой Риган прижимала к моему лицу полотенце, а другой - перебирала мои волосы. Я прижалась к ней ближе и обняла ее за талию. Несколько минут мы сидели так, молча, - она утешала меня, а я наслаждалась каждым мгновением этой близости.

- Ладно, начнем с самого начала, - сказала она и пересела на стул рядом со мной.

- Я была тут с минуту, потом я шла по дорожке из гравия к дверям дома Элизабет. Она встретила меня на пороге и рассказала о грядущей свадьбе...

В горле у меня встал ком, как только я вспомнила безнадежный взгляд Элизабет, когда она встретила меня. Я сделала паузу и тяжело сглотнула.

Риган склонила голову и посмотрела на меня. Я постаралась отвести взгляд.

- Да ты чуть не плачешь, - сказала она. - Почему тебя это так расстраивает?.. Ты ощущаешь настроение Линн или это потому, что тебя привлекает Элизабет?

Я глубоко вздохнула и на свой страх и риск призналась:

- Когда я с Элизабет - я как будто с тобой. Она выглядит как ты, целуется как ты... Она даже пахнет как ты!.. Одно только отличие - она моложе...

- Так значит, когда ты была на крыльце этой ночью, ты расстроилась, что Элизабет собирается замуж за другого, а не за тебя?

Я в отчаянии потерла лицо.

- Когда я с ней, у меня нет никаких мыслей или воспоминаний Линн. Это все равно я - только в другом месте. Но я чувствую и восторг, и радость, и те страдания, которые она должна чувствовать.

Риган в задумчивости теребила скатерть на столе.

- Я думаю, ты все это чувствуешь, потому что ты и есть Линн.

- Но это означает, что ты - Элизабет... Думаешь, это своего рода реинкарнация?

Она на мгновение задумалась.

- Нет, это не так. Это не объясняет того, что происходит с шарами. Я думаю... - она поморщилась. - Мне тяжело это признать, но я думаю, что шары - это что-то вроде порталов.

У меня аж дух захватило.

- Если это действительно так, то мы могли бы изменить события в прошлом... Но как эти изменения подействуют на нас нынешних?

- Я не могу ответить на этот вопрос, - вздохнула Риган. - Я просто не знаю.

- Тогда предположу, что все ответы заключены в шарах, и, возможно, нам дали шанс что-то исправить в прошлом.

- Как ты возвращаешься обратно? - спросила она. - Я имею в виду, почему ты возвращаешься из прошлого в настоящее? Ты просто желаешь вернуться назад?

- Нет, обычно меня выкидывает назад без предупреждения...

Я стала припоминать свои "путешествия". Что же конкретно происходит перед моим возвращением?..

- Думаю, триггером являются болевые ощущения. В первый раз мне на ногу упал молоток. Я почувствовала боль и в следующий момент очутилась в настоящем. А этой ночью Роберт влепил мне пощечину... Да, физическая боль инициирует возвращение.

Риган приблизилась ко мне и провела кончиками пальцев по красной отметине у меня на лице.

- Тебе больно... бедняжка!

Я растаяла от ее прикосновения и искреннего сочувствия в ее глазах. Я влюбилась в эту женщину когда-то в иные времена, и эти чувства нисколько не изменились... На уровне инстинктов я знала, что ее рассмешит, а что заставит расплакаться. Я знала ее даже лучше, чем саму себя!..

- Время не изменило то, что я чувствую к тебе, - призналась я, не ощущая никакого страха, взяла ее руку и поцеловала в ладонь.

Риган зажмурила глаза, пытаясь не расплакаться.

- Я это знала... В ту же минуту, как ты вошла в мой магазин, я знала, что в тебе есть нечто особенное. Я все продолжаю спрашивать себя: что же случилось со мной?.. Я знакома с тобой всего ничего, но не могу без тебя... Но ты осознаешь в полной мере, о чем мы говорим? Мы играем со Временем!

Моя душа ликовала! Все теперь встало на свои места. Я никогда не позволяла себе никого любить, потому что мое сердце принадлежало другой... И вот эта женщина сидит прямо передо мной. Я знаю, что любила ее всегда. Я сделаю для нее все, что угодно, и она для меня тоже.

Риган внезапно открыла глаза, и, выдернув свою руку из моей, резко встала.

- Это безумие! Это невозможно!

Теперь мы поменялись ролями: я была спокойна и собрана, а она совсем расклеилась.

- Это не безумие, - возразила я.

- Нет, это ненормально. Ты только вдумайся, о чем мы тут толкуем! - всхлипнула она.

Я тоже встала с места и шагнула к ней. Она отступила на два шага назад.

- Пожалуйста, не трогай меня сейчас...

- Хочешь, чтобы я ушла? - мое сердце сжалось.

- Да, прошу тебя, - глаза Риган наполнились слезами. - Мне просто нужно побыть одной.

Я стояла и смотрела на нее. Она отвернулась от меня, а потом вышла из комнаты. Я чувствовала себя так, будто меня ударили под дых... Я забрала свой шар, и, уважая ее желание, ушла, не попрощавшись.

Когда я приехала на стоянку у своего дома, мне пришлось напрячь все свои силы , чтобы преодолеть каких-то несколько шагов до двери. Никогда я не чувствовала себя такой убитой. За всю свою жизнь мне еще не приходилось испытывать такие страдания.

Открыв дверь, я уронила ключи на пол и просто стояла на пороге, растерянная и опустошенная... Это место больше не было моим домом. Я потерялась...

Слезы, с которыми я боролась по дороге домой, потекли по моему лицу. Я доползла до гостиной и поставила шар на каминную полку - туда, где была моя коллекция. ... Она ведь обещала, что будет терпелива со мной! Она обещала не сдаваться, что бы не случилось... И она не сдержала свое слово. Что же мне теперь делать?..

Меня захлестнула тошнота, когда я вспомнила, с каким лицом она отшатнулась от меня - словно я была каким-то уродом. Изнемогая от сомнений и самобичевания, я рухнула на диван. Я плакала так горько, как никогда!

Ах, если бы я не зашла в ее магазин в тот злосчастный день! Тогда бы я не знала этой боли, которая терзала меня сейчас... Эти взлеты и падения - восторг и тут же следом полное опустошение - это больше, чем я могла выдержать... Но что же теперь? Все, о чем я не осмеливалась даже мечтать, воплотилось в женщине, которая  страшилась меня. В той, которая отказалась от всего, что мы только начали узнавать.

Я лежала, уставившись на шар, стоящий над камином, и надеялась, что телефон зазвонит... Но тщетно.

И с каждой уходящей минутой я все глубже погружалась в отчаяние.

И вдруг меня осенило!

Если я не могла быть с ней в этом измерении, возможно, я могу что-то изменить в прошлом?!

Возможно, если мы не расстанемся там, то мы не будем существовать в этом времени, и тогда эти мучения прекратятся.

Вскочив, я схватила шар и набрала в грудь побольше воздуха. Я прогнала прочь все мысли и сосредоточилась на крошечном домике внутри. Я лишь устало улыбнулась, когда появилось голубое свечение, и буквально через секунду его сменил яркий белый свет...

0

4

Глава 7

... музыка, голоса, звон бокалов... Придя в себя, я обнаружила, что нахожусь в танцевальной зале дома Монтгомери. Вокруг кружилась толпа - люди смеялись, болтали, а меня охватил ужас: я поняла, что это - помолвка Элизабет и Роберта!..

Они стояли на почетном месте, а гости подходили и поздравляли их. Я не нашла в себе сил, чтобы хотя бы встретиться с ней взглядом: рана от размолвки с Риган была слишком глубока и свежа, - и я понимала, что могу просто разрыдаться.

- Подозреваю, что должен буду вскорости отдать тебя какому-нибудь воздыхателю, - раздался позади меня тихий мужской голос.

Я повернулась и увидела человека, чьи глаза смотрели на меня с любовью и обожанием.

- Я отведу тебя к алтарю - тебя, мою единственную дочь! - вручу другому мужчине, чтобы он заботился о тебе. Это разобьет мое сердце...

- Не думаю, что это произойдет, тем более, скоро, отец, - моя улыбка погасла.

Он пристально всмотрелся в меня. Его глаза светились любовью.

- Ты предпочтешь вековать незамужней, чтобы остаться со мной? - он улыбнулся. - Боюсь, что это не так. Ты - взрослая девушка, и вскоре какой-нибудь молодой человек обнаружит, как ты прекрасна.

- Вы мой отец, и следовательно - необъективны ...

Он усмехнулся и подал мне руку:

- Как бы то ни было - это когда-нибудь случится... Обещай мне лишь, что когда это произойдет, ты всегда будешь помнить, что ты - свет моих очей, и я всегда буду любить тебя, что бы ни там ни было.

- Обещаю, папа... - я взяла его под руку, и он повел меня сквозь толпу.

Он представил меня целой куче обитателей города и я была вовлечена в их разговоры. Оглядевшись, я заметила нескольких совсем юных девушек, подобно мне сопровождаемых отцами. Он относился ко мне с заботой и уважением, и я поняла, что мне, то есть Линн, очень повезло с отцом.

Я наблюдала за ним, когда он общался с другими людьми. Изредка, он улыбался мне и подмигивал. И каждый раз я ощущала такую мощную волну любви к нему, что уже не понимала, кто это чувствует - я или Линн?

Но вот Дороти Маркс - увы, это была совсем другая история... Она все шипела мне на ухо, что я должна больше улыбаться, держать спину прямее, и бла-бла-бла... Просто плешь проела!.. Она была такая же, как и все остальные светские кумушки. Но в самом-то деле, чем еще им было заняться?.. Выданные замуж, как и Элизабет, за мужчин, которых они едва знали, эти женщины сидели дома, пока няньки возились с их детьми. Общение с себе подобными было единственным их развлечением, а выгул отпрысков - единственно доступным соревнованием.

А тут еще все вокруг меня только и гудели про "влюбленную парочку", и про то, какие красивые у них будут дети... Мысли об этом рвали мне душу. Будет ли она думать обо мне, отдаваясь ему?.. Или ее любовь ко мне постепенно угаснет после замужества?..

Когда званый вечер закончился, я не могла, к сожалению, по своей воле уйти домой так быстро, как мне бы хотелось. Я всеми силами старалась избегать Элизабет. Мне это давалось нелегко, но я просто не могла ее видеть, пока Роберт таскался за ней, как тень.

Дом, где мы жили, был рядом с домом Монтгомери, - "скромное временное пристанище", как описывала его Дороти. Я желала подняться в свою комнату, чтобы наконец остаться одной, но - вот конфуз! - я понятия не имела, где она.

- Мама, вы поможете мне раздеться? Я так устала и хотела бы лечь в кровать.

- Конечно, дорогая! Тебе нехорошо? - она прошла вперед, а я следовала за ней, будто прекрасно знала, куда идти. Мы поднялись по лестнице и зашли в первую же комнату по коридору. Я сделала себе мысленную пометку.

- Элизабет была так хороша сегодня! - промурлыкала Дороти, помогая мне.

- О, да...

- Они с твоим братом - чудесная пара. Представляешь, какие у них будут детки?

Каждое ее слово ранило мне сердце. Если я еще хоть раз услышу про это, я ей-богу взорвусь!

- Уверена, что ты будешь ее подружкой на свадьбе. Вы же так близки...

- Да мама... Скорее всего, она позовет меня.

Эта мысль была особенно мучительной. Как она может представить меня рядом, когда ее будут отдавать другому?..

- Ты бледненькая, дорогая. Давай-ка, ложись и отдохни, - она вышла и оставила меня наедине с моими мыслями.

В моей комнате было большое - в рост человека - зеркало. Я подошла к нему и взглянула на свое отражение. Из глубины зеркала на меня смотрела моя юная копия. Длинные волосы, собранные в пучок на макушке... Я принялась вытаскивать заколки, которые удерживали пряди. Волосы рассыпались по спине и обнаженным плечам - их прикосновение было таким непривычным...

- Время играет против меня, да? - прошептала я своему отражению, и на моих глазах показались слезы.

В одну ночь я потеряла их обеих - страх забрал Риган, а  мой брат лишил меня Элизабет. Они обе причинили мне столько боли... Стоило ли оно того?.. Сердцем я понимала, что - да, но мой рассудок, казалось, одержал верх над эмоциями, и я начала сдаваться.

Так я рассуждала, сидя за туалетным столиком, и взяв одну из заколок для волос, машинально вертела ее в руке. Я размышляла: должна ли я остаться здесь и попытаться изменить ход этой истории? Хочу ли я вообще этого?.. У меня не было ответа, и я больно ткнула заколкой в руку...

...я открыла глаза, и постепенно мой взгляд сфокусировался: моя гостиная... Первым делом я проверила автоответчик: ведь там должны быть сообщения. Но ничего не было... Гнев и разочарование тут же вытеснили обиду и жалость к себе. Я посмотрела на часы: прошел всего час с моего возвращения домой после объяснения с Риган. Я дала ей целый час на размышления! - а она и не подумала поговорить со мной. Я стала потихоньку закипать...

Истощенная морально, я уснула очень быстро и проспала почти до полудня. Проснувшись, я знала, что мне делать. Приняла душ, сгрызла соевый батончик на завтрак. И только приведя нервы в порядок, взялась за телефон.

- Ты обещала, что будешь терпелива со мной, - сказала я Риган, когда она ответила. - Давай-ка сядем и поговорим. Не про шары. Поговорим о нас...

- Хочешь, чтобы я приехала? - смиренно спросила она таким тоном, будто ей не нравилась такая перспектива.

- Да, - мне пришлась по душе мысль о том, что игра будет на моем поле.

- Хорошо, я буду примерно через час...

- Спасибо... - буркнула я и отключилась.

Ее тон меня напрягал, и я почувствовала, что снова начинаю злиться.

Риган приехала минут через сорок. Вид у нее был такой, будто она за ночь не сомкнула глаз. Это радовало: она мучилась так же, как и я, хоть и пыталась скрыть это за напускной бравадой.

Я налила ей кофе, даже не спросив, хочет ли она: и так было понятно, что ей не помешает взбодриться.

- Так кто начнет первым? - спросила я, поставив перед ней чашку.

- Очевидно, мне труднее, чем тебе, - начала она.

Я прикусила язык, чтобы не брякнуть, что за последние сутки это как раз мне пришлось так хреново, как никогда. Она потерла лоб, - мое внимание привлекли темные круги у нее под глазами, и моя враждебность немного поостыла.

- Лия, я чувствую себя так.. - она замялась, уставившись на кофе. - Меня так сильно влечет к тебе... Я пытаюсь с этим бороться с самой первой нашей встречи. Когда ты говоришь, что чувствуешь то же к Элизабет, меня охватывает... ревность. Звучит глупо, но это на самом деле так. Я надеюсь, что между нами вроде как что-то начинается, а ты распинаешься о своих чувствах к кому-то другому...

- Это не кто-то другой... Это ты, Риган, - возразила я.

- Нет, не я... - она посмотрела на меня. - Ты призналась, что целовалась с Элизабет. Не со мной... Меня там не было.

Эта фраза меня отрезвила. Она была права: да, я была в теле Линн, но действовала по собственному побуждению.

- Разве ты не хочешь вернуться туда со мной? - спросила я. - Испытать то же самое?

- А почему ты не можешь быть со мной здесь? .. То, что было в прошлом - осталось в прошлом.

Это был резонный вопрос. Все выходило не так просто, как я думала.

- Я хочу знать, к чему все это? Зачем нам дали такую возможность? Что, если мы можем что-то изменить?..

- Что бы ни случилось там, в прошлом, оно уже случилось... Если ты изменишь что-то в прошлом, это может отразиться на нас сегодняшних. Как ты не можешь этого понять?!

- Мы пообещали друг другу, - я в гневе повысила голос, - что доведем это дело до конца, а теперь ты идешь на попятный! Вот чего я не понимаю!

Она всплеснула руками:

- Слушай! Я готова признать эту взаимную связь между нами. И даже то, что все это началось еще сто лет назад... Но я думаю, что нам нужно разобраться со всем этим здесь, а не в прошлом!

- Ты боишься неизведанного...

- Да! И не боюсь в том признаться. И не стыжусь этого... Но меня пугает, что ты всего этого не боишься! И я буду предельно откровенна: думаю,  это потому, что ты слишком сосредоточилась на том, кем я была... Я не могу сравниться с Элизабет, - она обвела руками вокруг себя. - Я живу здесь и сейчас.

- Ты забываешь, что когда я в прошлом, я просто веду себя как Линн.

- Да, но чувства и эмоции, которые ты испытываешь к Элизабет, - они твои... - печально ответила Риган. - Почему ты настаиваешь на том, чтобы вернуться туда? Почему тебе недостаточно меня?

Я поднялась из-за стола. Ее вопросы сводили меня с ума... В самом деле, почему?.. Она - все, что я хочу, но существовало некое невыразимое притяжение к прошлому, которое я не могла выразить словами. Как же я могу заставить ее понять то, чего сама не в силах постичь?

- Не понимаю, как объяснить тебе это, но я просто знаю, что должна вернуться в прошлое.

Риган вскочила так резко, что ее стул качнулся назад и грохнулся на пол.

- Тогда тебе придется действовать в одиночку. Возвращайся к ней!.. Похоже, уж она-то даст тебе все, чего я не могу!

Риган пулей вылетела вон, а я осталась сидеть, снова и снова переживая нашу ссору... Ее упрек был справедлив: почему, черт возьми, я так упорно зациклилась на прошлом?! Почему мне мало того, что я встретила любовь всей своей жизни?

От долгого сидения на деревянном стуле за кухонным столом уже ныло все тело. Я встала и потянулась, чувствуя, как отзывается каждая косточка и восстанавливается кровообращение в затекших ногах. Но расслабиться не получалось, хоть я и устала ужасно. Мне чудилось, будто я на пороге грандиозного путешествия, а ничего еще не подготовлено... И я знала, что несмотря на внутреннюю борьбу с самой собой,  снова отправлюсь в прошлое.

Уже стемнело, когда я, наконец, закончила письмо к Риган. Я перечитала свое послание раза три, прежде чем набралась смелости нажать на кнопку "отправить".

"Любовь моя,

ты говорила, что тебя терзают по ночам кошмары. Должна признаться, что меня тоже мучают повторяющиеся сны. Странные видения преследуют меня с детства до сегодняшнего дня.... Я никогда никому не говорила об этом. В этих снах я вижу места, что кажутся мне такими знакомыми! И теперь, когда мы получили в дар шары, мои видения обрели смысл. Потому что эти мистические сновидения, оставляющие такую щемящую тоску, - это именно то, что я увидела в прошлом. И всё встало на свои места - вся картина целиком.

Возможно, ты улавливаешь взаимосвязь между тем, что мы обе были приемышами? Мне всегда так хотелось узнать - кто же я? На кого я похожа? От кого унаследовала свой темперамент?.. И вот наконец-то мои мечты начали сбываться: и все ответы лежат там, в прошлом, - и у меня еще очень много вопросов.

И да, ты - все, что я хочу.... И даже больше того. Но есть другая моя половина, которая в поисках ответов потерялась во времени, потому что притяжение прошлого неодолимо для нее. Поэтому я должна попросить у тебя прощения, за то, что собираюсь сделать. Я возвращаюсь в прошлое. Так надо.

И я надеюсь, что несмотря ни на что, ты будешь ждать моего возвращения. Потому что, как я уже сказала, ничего не изменит моих чувств к тебе, - они не угаснут и не потускнеют. Ты - мое сердце. Лия"

Тяжело вздохнув, я встала из-за компа и уставилась на шар. Он буквально притягивал меня, и конечно, я подошла к нему. Поставив шар на журнальный стол, я улеглась рядом на диван.

- Прости меня, Риган... -

И когда я положила руки на его основание, в глазах моих заиграл отблеск голубого пламени.

...резко открыв глаза, я на краткий миг испугалась темноты. Было тихо... Не фырчали проезжающие машины, не тарахтели кондиционеры, - ничего! - только ночная тишина и редкие крики птиц... Я расслабилась на кровати и меня одолел сон.

Наутро я проснулась все в том же положении, в каком уснула накануне. Хотя обычно я всю ночь ворочаюсь с боку на бок, и мое одеяло частенько после пробуждения валяется на полу, сброшенное во время беспокойного сна. Но не сегодня... Я чувствовала себя выспавшейся и отдохнувшей. Открыв глаза, я огляделась: незнакомое местечко... Я была во "временном пристанище" Марксов.

В дверь тихо постучали. Я попыталась найти что-нибудь, чтобы накинуть на себя. На стуле висела какая-то одежда, я схватила ее. На пороге появился мой отец - он улыбался так же приветливо, как и накануне вечером.

- Доброе утра, моя милая. Ну что, тебе получше?

- Я чувствую себя прекрасно.

И это было правдой - я в жизни никогда так отлично не высыпалась.

- Вильям Монтгомери приезжал рано утром, но ты еще спала, - и с этими словами он подал мне конверт.

- Спасибо, папа, - я чмокнула его в щеку, почувствовав жесткую щетину.

- Завтрак готов, - улыбнулся он, - приходи и ешь. Я составлю тебе компанию.

Вильям, как я поняла прошлым вечером, был любимым братом Элизабет, и, видимо, по совместительству - ее личным посыльным. Прикрыв дверь, я села в кресло и, не теряя времени, вскрыла конверт и прочитала вложенную записку.

"Любовь моя, знаю, ты расстроена, но, пожалуйста, приходи ко мне сегодня. Твоя Элизабет"

Я присоединилась за завтраком к своему семейству. Все трое сидели за столом, пока Мэвис - прислуга семьи - хлопотала на кухне, готовя кофе, и ожидая, прикажут ли подать добавки или убрать грязную посуду. Она приветствовала меня кивком головы, когда я заняла свое место, и подала мне кофе. А затем к моей полной чашке добавилась тарелка с изрядной порцией еды.

- Чем займешься сегодня, сестренка? - спросил Роберт, притворяясь перед родителями, будто ему это интересно.

- Твоя невеста прислала мне записку утром. Приглашает навестить ее. Держу пари, она хочет обсудить детали свадьбы.

Роберт бросил на меня косой взгляд:

- Уверен, она будет очень счастлива вернуть тебе должок, когда ты начнешь планировать собственную свадьбу.

Этих слов хватило, чтобы Дороти тут же завела свою волынку:

- Харли Мак-Дугал, мне кажется, был очарован тобой прошлым вечером, - Роберт заулыбался, а я с трудом подавила в себе желание зарычать.

- Мы с его матерью устраиваем чаепитие сегодня вечером вместе с мамой Элизабет, - продолжала она. - Уверена, нам будет о чем поговорить. И мы несомненно устроим тебе встречу  с мистером Мак-Дугалом.

- Ну, конечно, мама! Передайте им мои наилучшие пожелания! - радостно улыбнулась я, и подмигнула Роберту, когда никто не видел.

- Харли - это тот молодой человек, который забегал на прошлой неделе? - ухмыльнулся Роберт.

- Нет, - нахмурилась Дороти, недовольная таким замечанием. - Мистер Мак-Дугал приличный молодой человек из очень уважаемой семьи. Он собирается стать врачом, как и его отец... - она продолжила нахваливать парня, а я изо всех сил постаралась не слушать этот разговор.

Я вообще с трудом воспринимала Дороти, как свою мать. Она посмотрела на меня и нахмурилась:

- Ты должна быть более осторожной!У тебя  синяк на лице... Это так некрасиво! Как ты собираешься найти себе приличного мужа, если спотыкаешься на ходу?

Я снова очень мило улыбнулась - меня аж перекосило от усилия!

- Я буду стараться, мамочка, - ответила я, еле сдерживаясь, чтоб не выпалить, что это ее собственный сыночка наградил меня таким "непрезентабельным" видом.

Затем последовало очередное испытание - нужно было одеться... Я выиграла битву с корсетом и попробовала надеть платье, но застегнуть его самостоятельно оказалось делом невозможным.

- Вам помочь, мисс Линн? - спросила, входя, Мэвис.

Я почувствовала, как мои лицо и шея покрываются румянцем.

- Да, мадам, если вас не затруднит...

Мэвис застегнула каждую обтянутую тканью пуговицу, а потом спросила, глядя в зеркало мне через плечо:

- А ваши волосы, госпожа?

- Пожалуй... - я села на скамеечку перед туалетным столиком и смотрела, как она опустошает поднос с заколками для волос.

- Вы сегодня грустная, мисс Линн, - сказала Мэвис, любуясь на дело рук своих.

Я посмотрела в зеркало на ее отражение - она глядела на меня очень внимательно.

- Мне кажется, я теряю мою лучшую подругу, - печально призналась я.

Она закивала:

- Элизабет такое милое дитя, она слишком хороша для... - она оборвала себя на полуслове, и на ее лице проступило удивление собственной дерзостью.

- Согласна, миссис Мэвис, я не думаю, что Роберт будет добр с нею.

- Э-э...я этого не говорила... - пробормотала она.

- Нет, мэм, вы именно это имели в виду. Я знаю, - улыбнулась я. - Но остальным не нужно этого знать.

Между нами установилось молчаливое взаимопонимание, и я надеялась, что Мэвис понимает, что все, что она думает, важно для меня. Заставить ее высказать вслух свое мнение - это уже было кое-что... Ведь она боялась мою мать, как и все остальные.

Ускользнув из гнетущей атмосферы дома Марксов, я шла в одиночестве по улице. Прохлада соленого морского воздуха взбодрила меня. На память пришли события прошлого вечера. Насколько же трудно будет мне встретиться лицом к лицу с женщиной, которую я люблю, зная, что она официально помолвлена с моим братом?

Я постучала в дверь, и столкнулась на пороге с миссис Монтгомери:

- Доброе утро, Линн, - женщина радушно приветствовала меня.

Она как раз выходила из дома, - небось, торопилась послушать, как все будут нахваливать ее вечеринку.

- Доброе утро, миссис Монтгомери! Ах, я так чудесно провела вчера время!..

- Рада слышать, дорогая, - рассеянно отозвалась она, спускаясь по ступенькам.

Элизабет встретила меня в прихожей.

- Я боялась, что ты не придешь, - на ее лице появилась улыбка облегчения.

- Ну... какая-то часть меня сопротивлялась, - призналась я. На ее пальце я заметила  кольцо - знак помолвки - и мое сердце заныло.

Она оглянулась по сторонам, затем схватила пальто.

- Давай прогуляемся...

Держась за руки, мы прошли через двор, и отыскали уютное местечко на скамейке в саду.

- Ты сердишься на меня?

Страх в ее голосе резанул мне по сердцу.

- Нет! Просто невыносимо смотреть на то, что происходит между тобой и Робертом. Ненавижу, когда он рядом с тобой!

- Ты была такая красивая прошлым вечером... У меня прямо дух захватило, - Элизабет посмотрела мне прямо в глаза. - Я хотела, чтобы это ты стояла рядом со мной вместо Роберта...

- Он добр с тобой?

- Он очень вежлив. Конечно, рядом с нами всегда другие люди... Не представляю себя наедине с ним... - тут она вздрогнула: - Не хочу делать с ним то, что я делаю с тобой...

- Тогда скажи "нет". Скажи своим родителям, что не хочешь выходить за него.

Она посмотрела на меня - точь-в-точь как Риган прошлой ночью:

- Я не могу им перечить, Линн, ты же знаешь. Они выдадут меня замуж за того, кого сочтут наиболее подходящим, - она подвинулась ближе и взяла меня за руку. - У Роберта большие амбиции, он будет занят. А я буду проводить время с тобой.

Я прикрыла глаза... Невыносима была даже мысль о том, что Роберт будет касаться ее! Элизабет же подошла так близко, что я почувствовала ее дыхание на своем лице.

- Я хочу остаться с тобой наедине. Мы можем укрыться в комнате для гостей наверху, - и она без лишних слов взяла меня за руку и повела обратно в дом. Я немного замешкалась перед лестницей, но она потянула меня за собой и я подчинилась.

- Нас здесь никто не услышит, не переживай... Сюда никто не заходит, когда нет гостей, - заверила Элизабет.

Прикрыв дверь, она устремилась ко мне и взяла меня за руки. Она уткнулась лицом мне в шею и я почувствовала влагу ее слез. Тогда я обняла ее и постаралась успокоить, но Элизабет прорыдала:

- Теперь я всю зиму проведу, с ужасом ожидая весны!..

- Должен быть какой-то выход... и мы найдем его.

Она посмотрела на меня заплаканными глазами:

- И что потом?.. Мой отец просто переиграет все и выдаст меня замуж за кого-нибудь другого. А если это будет не Роберт, то сможем ли мы быть вместе?

Да-а... В этом мире, где я сейчас находилась, не существовало такой возможности, как уехать из дому и получить образование или найти еще какие-то способы для поддержки собственного существования. И этот образ мироустройства был тщательно выпестован и неукоснительно поддерживался обществом в лице тех же родителей Линн и Элизабет, - людей, которые утверждали, что любят их. Социальный статус и отношение общества - вот что имело главное значение, а эти дети оказались заложниками ситуации, опасно балансируя на острие ножа.

Она обхватила ладонями мое лицо.

- Там на вечеринке в честь нашей помолвки я чувствовала себя брошенной: я никак не могла поймать твой взгляд... Прошу, пойми - мое сердце не лежит к этому замужеству. Ты ведь знаешь, что оно принадлежит тебе...

Я взяла ее руку и поцеловала дрожащие пальцы:

- Обещаю, Элизабет, что никогда не брошу тебя. Бывают иногда мгновения, когда я не могу ни смотреть на тебя, ни говорить с тобой, потому что боюсь не выдержать...

- Поцелуй меня... - взмолилась она.

На ее глазах выступили слезы. И я охотно уступила ее мольбам. Если я не могу быть с тобой, Риган, там, в нашем времени, я буду с тобой здесь, в прошлом. И буду столько, сколько смогу себе позволить.

Поцелуй Элизабет был столь чувственным, что меня бросило в жар. Я честно намеревалась ее просто утешить, но страстность поцелуя пробудила во мне то, что, я думала, никогда уже не возродится. Вся моя осторожность улетучилась, и я отдалась во власть вожделения. Разорвав один из бесчисленных поцелуев, коими она награждала меня, я прильнула губами к ее шее, позволив себе слегка прикусить теплую кожу. Она ахнула и ее руки принялись блуждать по мне.

- Хочу прикоснуться к тебе... - тяжело выдохнула она.

Не говоря ни слова, я повернулась, и она расстегнула мое платье. Одеяние, которое я уже научилась ненавидеть, соскользнуло с моих плеч. Ее платье постигла та же участь, - и вот уже мы обе стоим в этом старомодном нижнем белье, которое скрывает ровно столько же, сколько и верхняя одежда.

- Сними это... сними все это.

Она, казалось, удивилась моим словам на какое-то мгновение, но подчинилась, и наконец предстала предо мной обнаженной.

- А теперь ты... - прошептала она.

Раздеваясь, я жадно разглядывала ее тело, и буквально тут же почувствовала отвращение к себе из-за того, что так возбудилась. Она ведь такая юная!.. Но потом сообразила, что я - точнее, Линн - одних лет с Элизабет. Мои одежды кучей упали на пол, я посмотрела на себя, поразившись собственному молодому состоянию. Чувствуя мою нерешительность, Элизабет схватила меня за руку и повела к кровати. Она повисла на мне, пока я не легла вместе с ней.

Я ласкала пальцами ее кожу, она широко раскрытыми глазами наблюдала за мной, ловя каждое движение. А я лежала рядом с ней, отчаянно боялась сделать следующий шаг и в то же время отчаянно этого хотела.

Она прильнула ко мне и провела кончиками пальцев по моим губам, а затем мягко притянула меня за подбородок, пока мой рот не оказался в каком-то дюйме от ее. И я поцеловала ее, и она прижималась и прижималась все теснее, пока я не оказалась почти на ней. Ощущение ее кожи заставило меня дрожать, но причиной тому был страх, а не желание. Страх - потому что я понимала: если мы пересечем эту невидимую черту, пути назад не будет. Она уже завладела моим сердцем, и тогда я стану всецело принадлежать ей. Я уткнулась лицом ей в шею и призналась, что мне страшно...

- Я не обижу тебя снова, Лия, - прошептала она.

Сначала я не поняла... А потом откинулась назад и уставилась прямо ей в глаза:

- ...Риган?

Она кивнула и по ее щеке скатилась слезинка.

- Это я... Я так много передумала, и когда прочитала твое письмо, поняла, что должна прийти сюда.

- И давно ты тут?

- С того момента, как ты начала раздеваться... И я рада, что сделала это, - с улыбкой призналась она. - Это ведь твой первый раз, и я не хотела, чтобы ты сделала это с неким подобием меня.

Я погладила ее по лицу, вглядываясь в голубые глаза.

- Я так люблю тебя, Риган, всю свою жизнь я люблю тебя... Все свои тридцать пять лет я просто искала тебя.

Она снова приникла ко мне и поцеловала. Свободной рукой я ласкала ее, и в конце концов раскрыла ее самые интимные местечки. Она вторила мне, и когда мы слились воедино в любовных объятиях, нас затопили воспоминания и эмоции, связывавшие Элизабет и Линн.

Риган удивленно посмотрела на меня:

- Ты тоже это почувствовала? - задыхаясь, спросила она. - Я вспомнила день, когда мы встретились в первый раз...

- На пристани... Ты была там вместе с отцом,- подхватила я. Меня захлестнуло воспоминаниями о той незабываемой встрече.

- Твоя улыбка... твой смех... Я пропала в ту же минуту, как посмотрела на тебя, - призналась Риган, глядя мне в глаза, - я просто не могла отвести глаз...

Мы не слышали, как отворилась дверь в комнату, как задохнулась от негодования миссис Монтгомери, неожиданно вернувшаяся домой. Ничего мы не слышали... Только когда она уже вцепилась в мои волосы, оттаскивая меня от Элизабет, - тогда только я поняла, что мы попались... Монтгомери выволокла меня по полу в коридор, словно тряпичную куклу, прежде чем я успела опомниться. При этом она орала так, будто я убила ее единственную деточку. Она вцепилась в меня когтями, но адреналин в моей крови зашкаливал настолько, что я не чувствовала боли, которая должна была бы вышвырнуть меня обратно в настоящее.

- Элис, ради всего святого.... - Гарольд Монтгомери умолк, увидев нас. У него прямо челюсть отвисла!

- Эта...эта тварь совратила нашу дочь! - заверещала Элис.

- Она не виновата! - запротестовала Риган, спустившись вслед за нами, наспех закутавшись в простыню.

Гарольду не понадобилось много времени, чтобы сложить два и два... Он побагровел и сжал кулаки.

- Отпустите ее! Это я все сделала! - завопила Риган и попыталась вклиниться между мной и отцом.

Гарольд воззрился на нее так, будто впервые видел собственную дочь. Прислонившись к стене, он громко выдохнул:

- Мы должны проявить осмотрительность, Элис, - сказал он, отступая.

- Я хочу, чтоб эту тварь повесили! - рявкнула Элис, наматывая на руку мои волосы.

- Если мы раздуем эту историю, нам придется признать, что Элизабет тоже виновата. - Гарольд уставился на меня: - С этого дня вы, двое, больше друг друга не увидите. Уж я прослежу за этим!

- Нет!.. - взвыла Риган, изо всех сил пытаясь прорваться ко мне. Но отец схватил ее и удержал. Пряди волос прилипли к мокрому от слез лицу девушки, скрывая его.

- Элизабет! Ты выполнишь это условие! Или, клянусь, я сию же минуту вышвырну ее отсюда и убью собственными руками! - пригрозил Гарольд.

- Я люблю тебя! - Риган посмотрела прямо на меня. Я видела, как в ее голубых глазах разгорается решимость. - И всегда буду любить... Но я не могу настаивать на том, что причинит тебе вред. Прости...

- Нет! - я кинулась к ней, но меня грубо оттащили прочь.

Мне швырнули мою одежду и велели одеться. У меня так дрожали руки, что я практически была не в состоянии это сделать самостоятельно. Я слышала, как в соседней комнате рыдала Риган, и у меня слезы текли ручьем, застилая  глаза, - я едва различала разгневанную мамашу, стоящую предо мной. Она не сделала ни малейшей попытки помочь мне. Напротив, когда я надела пальто, она выпроводила меня вон - понурую и сломленную.

У меня так разрывалось сердце от горестных рыданий Риган, что я ощутила физическую боль неимоверной силы. Наверное, я потеряла сознание, когда меня выбросило сквозь время...

Глава 8

... внезапно открываю глаза: я у себя на диване, в моих руках  - снежный шар, я сжимаю его так крепко, что  пальцы дрожат... кожей чувствую сырость одежды... болит голова... на предплечье четыре длинные ссадины, которые уже начали кровоточить... Риган?! ...ноги опережают остальные части тела - и в итоге  с размаху впечатываюсь носом в ковер, - он смягчает падение, но я вскрикиваю от боли, а потом начинаю плакать... кое-как поднявшись, обуваюсь, хватаю ключи и покидаю квартиру...

...Я неслась к дому Риган на всех парах, выжимая из машины запредельную скорость и молясь, чтобы меня не остановили за превышение.

В моей голове звучали слова Кэйси: " Мой пра-прадедушка был в доме Монтгомери в тот день, когда мать Элизабет застукала обнаженных девушек в постели, охваченных страстью..."

Почему же я не вспомнила об этом, когда входила в спальню?! Ведь я же была предупреждена! Так нет же, - я так зациклилась на том, что мне хотелось заполучить, что совсем забыла об осторожности... Из-за меня Риган невольно попала в самую ужасную переделку в нашем прошлом!..

- Мы не должны возвращаться в прошлое... мы не вернемся туда...- я повторяла это снова и снова. С этой авантюрой, чем бы мы ее не считали, - покончено. Моя навязчивая идея узнать про свои корни не стоит и волоска с головы Риган!

Входная дверь ее дома почему-то оказалась приоткрыта, но я была настолько поглощена мыслями о безопасности Риган, что не придала этому значения. Толкнув дверь, я вбежала внутрь.

- Риган!..

Но ответа не последовало. На кухне я притормозила: на полу в луже воды валялись осколки стекла - снежный шар Риган был разбит... И каким-то шестым чувством я поняла, что она не вернулась назад.

- Привет, сестренка... - произнес ужасно знакомый голос.

Я повернулась и увидела Кэйси Уайтхолл. Она восседала на стуле,  ухмыляясь широко, точно акула.

- И да, это я сделала, - сообщила она, в ее тоне звучали победные нотки. - Прежде чем ты спросишь, скажу: я тоже приемыш. По иронии судьбы меня удочерили Уайтхоллы, они были уже так стары, что говорили всем, будто я их внучка. А вы с Риган были приняты в семьи, которые не знали, что являются вашими потомками.

- Роберт... - прошипела я, и это имя обожгло мне губы.

- Тайна снежных шаров тянется из прошлого. Прямиком из Швеции, если верить слова дедушки. Старина Уайтхолл был не совсем тем, кем казался, - она самодовольно улыбнулась. - Я слышала обо всем этом от его сына, деда Арти, который,  боюсь, никогда не сможет воссоздать этот артефакт... - и Кэйси повелительно указала на стул: - Сядь. Мне понадобится время, чтобы описать тебе твою судьбу.

- Я лучше постою...

- Видишь ли, Роберт - то есть, я, - нашел подарок, который ты всегда прятала. Ты часами напролет пялилась в эту игрушку. Я спросил как-то отца насчет нее, и он сказал, что это подарок мистера Уайтхолла. Я тогда не придал этому значения... Ровно до тех пор, пока однажды тоже не увидел в шаре Элизабет, - она засмеялась и погрозила мне пальцем: - Я подумал, что вы двое продолжаете тайком видеться. Ты понимала, что это могло бы стать для твоей матери последней каплей и тогда бы тебя услали к черту на кулички. И я страстно желал, чтобы так и случилось.

- Но отец был на моей стороне, не так ли? Представляю, как тебя это бесило... - я откровенно глумилась над ней.

- Отец был слабаком! - прорычала Кэйси. - Слюнтяем, который, скажем так, слишком многое позволял своей женушке... Но надо отдать ему должное, он умудрялся оберегать тебя от нас... - на ее лице снова появился злобный оскал и она промурлыкала: - Но недолго...

Я чуть изменила свою позу, готовая сбежать при первых же поползновениях Кэйси, - я уже видела в шаре, на что она была способна в образе Роберта.

- Ну, и как же так случилось, братишка, что ты теперь тетенька?

Кэйси побагровела:

- Уайтхолл... - рявкнула она. - Я пошел к нему, и спросил, сколько шаров он сделал: один или два? Если бы шар был только один, то ты попала... - Кэйси улыбнулась мне. - Он не очень-то хотел со мной откровенничать, поэтому мне пришлось прибегнуть к силе. Чуть-чуть...

- О, да... Как я помню, ты мог быть очень убедительным...

Это замечание, кажется, ей понравилось, и она снова разулыбалась.

- Он рассказал мне даже больше, чем я мог представить. Видишь ли, он знал о вашей привязанности друг к другу, но держал это в секрете. Когда Монтгомери отказали от дома тебе и всем нам, это разбило его старое сердце. И тогда он сделал эти шары. Они были особенными, как ты понимаешь... Он призвал на помощь древнюю магию, известную ему от предков, и сделал окно во времени - только для тебя и Элизабет.  Умирая, ты катапультировалась во времени и начала жить снова здесь, в настоящем.

Так же он поручил своему сыну Арти найти вас обеих и передать вам эти шары... Таким образом, вы узнаете, кто вы есть на самом деле, и сможете жить вместе в мире, который - как это ты говоришь? - гораздо терпимее относится к твоей ориентации.

- Ну, а ты-то как вписался в эту историю? - спросила я, боясь услышать ответ.

- Я силой вынудил мистера Уайтхолла сделать шар для меня. Он отомстил мне за это: пройдя сквозь время, я стал женщиной... Предполагаю, он думал, что если я пойму твою проблему, то стану более снисходителен. Но он ошибся...

Я бросила взгляд на осколки шара у меня под ногами.

- Зачем он сделал шары, которые позволяют перемещаться во времени? Уверена, он понимал, какие это может вызвать осложнения.

-  Я обнаружил свойства своего шара гораздо раньше, чем ты. Я об этом сам догадался, - с оттенком превосходства заявила Кэйси. - Какое-то время я гостил в прошлом, но тут появилась ты и все испортила. Арти слишком хорошо прятал ваши шары. Он ни разу не позволил мне увидеть их, иначе я бы уже давно остановил тебя.  И отвечая на твой вопрос, скажу: ты должна принимать этот шар или портал как окно, через которое все входит и выходит, и этого нельзя предотвратить.

Я хрустнула разбитым стеклом.

- Значит, то, что ты сделал здесь, закрыло окно Риган, и теперь она в ловушке в 1907 году.

- Точно! - подтвердила Кэйси, вставая. - А ты застряла на этой стороне.

В этот момент я была так рада, что в спешке оставила свой шар в машине, торопясь добраться до Риган.

Я отступала назад по мере  приближения Кэйси, ища глазами что-нибудь, что можно было бы использовать в качестве оружия.

- Знаешь, Кэйси, - улыбнулась я, - мистер Уайтхолл уравнял наши шансы, сделав тебя женщиной, -  с этими словами я сделала выпад вперед и впечатала кулак ей в лицо, выведя противницу из равновесия - всего лишь на секунду - но мне этого было достаточно. Если бы она была мужчиной, вряд ли бы я смогла уложить ее.

Хрустя битым стеклом, я схватила стул и замахнулась им над головой. Но Кэйси предупредила мой маневр, сделав мне подсечку, и я рухнула вместе со стулом, словно мешок с костями. Годы, проведенные на ферме Уайтхоллов, давали ей преимущество - она была намного сильнее меня. Схватив меня за шею, она пригвоздила меня к полу.

- Прямо как в старые добрые времена, да, сестренка?.. - она засмеялась, сжимая мое горло своими сильными руками.

Для женщины невероятно больно получить удар в грудь. Кэйси предстояло это узнать на собственной шкуре. Я оставила попытки оторвать ее руки от своей шеи, сжала кулак и со всей силы ударила ее. Весь воздух из ее легких вышел за одно мгновение, и она всей тяжестью обмякла на мне. Тогда мне удалось еще раз ударить - теперь в лицо, - и она упала на бок, дав возможность выползти из-под нее. Теперь-то я как следует смогла воспользоваться кухонным стулом...

Я понимала, что не убила Кейси, и как только она очнется, то снова придет за мной. Вероятнее всего, она уже знает, где я живу. Мозг лихорадочно просчитывал варианты, где бы спрятаться, чтобы воспользоваться шаром. И тут на ум пришел заброшенный дом Марксов.

Было уже темно, когда я добралась туда. Я заранее потушила фары, чтобы мистер Скроггинс не заметил мою машину. Не тратя времени на поиски фонарика,  обошла вокруг дома, нашла заднюю дверь и ввалилась внутрь. Быстро убедившись, что я здесь  одна, не считая пары летучих мышей и насекомых,  расположилась на нижней ступеньке лестницы, а шар поставила повыше - на уровне глаз. Положив на него правую руку, я сконцентрировалась на его содержимом. И когда он загорелся голубым светом, я была так рада, что чуть не заплакала...

- ... Нет, Дороти, в этот раз я настаиваю: она - моя дочь, и я не позволю ей быть с чужими людьми. Она будет и дальше жить с нами... - бас отца гудел в соседней комнате.

Я сидела на нижней ступеньке, прислушиваясь к жарким спорам в кабинете.

- Тогда взамен я ожидаю, что ты проследишь, чтобы она не покидала  дом. Я ни в коем случае не собираюсь выпускать ее в город.

- Хорошо...

Я уткнулась лицом в ладони. Теперь, когда отец согласился держать меня взаперти, мне будет очень трудно увидеться с Риган. Могу представить, как же она страдает, заключенная в собственном доме!

Раздались тяжелые шаги... Кто-то остановился прямо передо мной, и подняв голову, я увидела лицо собственной матери. Ни говоря ни слова, она замахнулась на меня, намереваясь ударить, но отец перехватил ее руку.

- Хватит! - дрожащим от напряжения голосом приказал он. - Линн, пожалуйста, иди в свою комнату. Я приду к тебе через минуту...

Я подчинилась ему беспрекословно. Я никого не хотела видеть. В глазах отца была такая тоска, что это разбивало мне сердце. Мой проступок сильно повлиял на его бизнес, а теперь и на семейную жизнь, хотя последняя, на мой взгляд, была не очень-то счастливой: Дороти Маркс была далеко не идеальной спутницей жизни.

Я плюхнулась на кровать, чертыхнувшись, из-за того, что корсет врезался в мое измученное тело. Еще бы!.. За последние двадцать четыре часа меня умудрились оттаскать за волосы, надавать пощечин, исцарапать и даже слегка придушить... Так сильно мне не доставалось с тех самых пор, как я в детстве попыталась запихнуть соседского котяру в хозяйственную сумку.

Жить в современном времени с его загрязненой водой и загазованным воздухом все-таки было не в пример лучше, чем во времена, которые я окрестила Средневековьем. Ни тебе центрального отопления, - холод, между прочим, пробирал до костей! Ни интернета, ни, прости господи, Маунтин Дью*, - этой отравы, что была основным продуктом в моем рационе. (*В состав оригинального напитка «Маунтин дью» входят: вода, сахар, лимонная кислота, гуммиарабик, морская капуста, углекислый газ, цитрат натрия, сложные эфиры, кофеин, аскорбиновая кислота.)

Стук в дверь прервал мои горестные размышления, я села на кровати. Вошел отец.

- Я хотел бы немного поговорить с тобой, Линн, - сказал он.

- Да, сэр, - я не решалась даже взглянуть на его мрачное лицо.

Он сел в кресло на противоположном конце комнаты, будто боялся приближаться ко мне.

- Что же заставило тебя совершить такое, дитя?

Я просто была обязана ответить честно, и я сказала:

- Я люблю ее.

Он закашлялся.

- Я неглупый человек. Подозреваю, что Элизабет испытывает те же чувства. Я замечал, как она смотрит на тебя, - он потер ладони. - Монтгомери заявили, что ты изнасиловала их дочь, и здесь это может привести к тому, что тебя накажут. В подобных делах эти люди не заморачиваются с законом или с судебными разбирательствами.

- Я знаю...

- Ты знала об этом, но все равно прикасалась к ней? - ошарашенно переспросил отец. Не дожидаясь ответа, он продолжил: - Монтгомери не хотят скандала, который может разгореться в связи с этим делом. Поэтому мы согласились переехать, как можно быстрее на побережье и разорвать всякие отношения с ними.

По моим щекам потекли непрошенные слезы. За эти последние несколько дней я рыдала больше, чем за всю свою жизнь, а может и за две жизни.

- Я строю дом в Сент-Льюис Бей. Это должен был быть подарок для Роберта к свадьбе. Мы переедем туда, как только дом будет готов, - он снова откашлялся. - Ты не представляешь, что ты сделала с ним.

Про себя я решила, что ни почем не стану извиняться перед братцем.

- И я пообещал твоей матери, что до того, как мы переедем, я не позволю тебе покидать это дом ни под каким предлогом. Даже ради воскресной службы в церкви. Она уже рассказала всем, кого только знает, что ты больна, и что это заразно...

Да уж, из Дороти Маркс, родись она попозже, получился бы отличный кризисный управляющий...

- Сколько же времени мы здесь еще будем? - спросила я, сглотнув горечь, поднявшуюся к горлу.

Отец встал, засунув руки в карманы.

- Где-то месяц... Все зависит от погоды. Прости, я должен тебя покинуть... - и с этими словами он вышел из  комнаты.

Не помню, как провалилась в сон. Я все еще была одета, когда услышала стук в окно. Маленькая мордашка появилась чуть выше подоконника, и я сразу ее узнала. Я открыла окно и подтянула Уильяма за руки, пока он не ухватился за раму. Как младший брат Элизабет сумел вскарабкаться на стену дома осталось для меня еще одной загадкой... Я взяла конверт, который он держал в зубах.

- Она велела мне подождать, пока ты напишешь ответ, - прошептал он, запыхавшись от усилий. Его глазки обшарили все вокруг, чтобы убедиться, что наша встреча проходит в тайне. Элизабет хорошо проинструктировала его.

"Любовь моя, я пережила такую физическую боль, не сумев вырваться из этого места. Не уверена, что ты сможешь понять, что я имею в виду. Я знаю, что это будет очень трудно, но мне необходимо увидеть тебя. Родители завтра вечером будут присутствовать на балу. Они часто возвращаются под утро, но я не могу сильно на это рассчитывать. Я постараюсь быть в саду под твоим окном в 9 часов вечера. Возможно, ты отправишься спать пораньше, твоя Элизабет"

Мой ответ был краток: я поняла, и в девять часов не будет никаких проблем.

Я хотела бы еще сказать, как сильно я ее люблю, и как я по ней скучаю, но это было рискованно. Я знала, что она и так знает это. Я вложила письмо обратно в конверт и засунула его в карман Уильяма.

- Спасибо, ты - мой друг, - сказала я ему искренне и чмокнула в щеку.

Он зарумянился так, что даже в лунном свете это было видно, и расплылся в улыбке. Я посмотрела, как он проворно спустился вниз и исчез в темноте, потом разделась и скользнула в кровать.

Наутро у меня не было ни аппетитиа, ни желания лицезреть свою семейку, поэтому я попыталась устроить так, чтобы поесть в одиночестве. Но отец настоял на моем присутствии за столом, и я чувствовала, что не могу отказать ему после всех тех разрушений, которые привнесла в его жизнь. Кроме того, он единственный, кто был на моей стороне.

И к тому же на этот раз я впервые увижу Роберта после того, как помешала его планам на будущее. У меня прямо желудок сжимался от предвкушения этой встречи, когда я спускалась по лестнице.

- Доброе утро, - громко приветствовал меня отец. Мать и брат не проронили ни слова.

- Доброе утро, отец, - я поцеловала его в щеку, как обычно, и заняла свое место за столом, не удостоив тех двоих даже взглядом.

Мать прочистила горло и выразительно посмотрела на отца, тот повернулся и вздохнул с явным разочарованием:

- Мэвис, пожалуйста, оставь нас на минутку.

Старая негритянка подчинилась просьбе, но вместо того, чтобы уйти в одну из смежных комнат, вышла на улицу Она  оставила нас одних, а сама мерзла на улице.

- Линн, нам кажется, что ты должна извиниться перед братом.

Я понимала, что мой отказ причинит отцу страдания, но поскольку я знала, что сделал Роберт, то считала, что ничего такого не должна.

- Отец, мне очень жаль, что я навлекла на вас позор, и что мой поступок помешал твоему бизнесу, - набычилась я, - но я не стану извиняться ни за свою любовь к Элизабет, ни за ее чувства ко мне.

Мать ахнула, и краем глаза я видела, как она побагровела.

- Пожалуйста, иди в свою комнату, - сказал отец, подняв руку, стремясь предотвратить неизбежную вспышку.

Чуть позже, он пришел ко мне в комнату. Он был расстроен. Снова сев в то же самое кресло, как и накануне вечером, он спросил:

- Почему ты все еще больше усложняешь?..

На этот раз я смогла встретиться с ним взглядом.

- Сожалею, но я этого не хотела.

- Твоя мать хочет, чтобы я отослал тебя отсюда. Это тебя не пугает?

До меня дошло, что я повела себя, как свободная женщина, но - упс! - сейчас-то были совсем не те времена. Я должна была соответствовать традициям, иначе могло случиться бог знает что...

- Я извинюсь перед Робертом, если ты этого хочешь, но прошу тебя, дай мне день, чтобы я прежде собралась с мыслями и навела порядок у себя в голове.

Он смягчился:

- Ты хочешь навести порядок в этой крошечной головке самостоятельно?

- Знаю, тебе этого не понять... Но если бы ты оказался на моем месте? И кто-то, кого ты любишь, был бы обещан в жены твоему брату?.. Я так много пережила за последнее время! Мне было так мучительно больно присутствовать на их помолвке и видеть Элизабет рядом с Робертом, - я умоляюще посмотрела на отца. - Мне просто нужно немного времени, чтобы понять, как вернуться к нормальной жизни...

Он кивнул и встал,  нерешительно шагнул вперед, а потом все-таки подошел ко мне и обнял:

- Я все понимаю... И я буду слушать, когда ты будешь готова говорить.

Первые два часа моего доровольного заточения прошли нормально, но потом время, казалось, замедлило свой бег, и часы потекли мучительно медленно. Весь день я думала только о том, как увижу Элизабет, и ожидание сделалось нестерпимым. Все загвоздка во времени - вам его либо не хватает, либо его слишком много. И сегодня у меня было его через край - все время мира...

Мэвис принесла обед. Ни слова ни говоря, она ловкими движениями расставила  расставила тарелки на туалетном столике.

- Мисс Мэвис, у вас есть дети?

Она остановилась на полдороге и как-то странно посмотрела на меня.

- Да, мисс Линн...

- Вы работаете у нас уже с год, а я ни разу не удосужилась спросить у вас о вашей семье.

- У меня шестеро детей, четыре девочки и двое мальчишек.

- А кто ваш муж?

Она неловко замялась, похоже, решив, что я спятила.

- Я - вдова, мой Кларенс умер от болезни.

- Мне очень жаль...

Ей явно было не по себе. Она постоянно посматривала в коридор, без сомнения опасаясь появления Дороти.

- Можешь идти, если хочешь. Я просто хотела узнать тебя немножечко получше, - слабо улыбнулась я.

- Да, госпожа... Вам что-нибудь еще нужно?

- Нет, и спасибо за обед.

0

5

Глава 9

Я проводила целые дни, пытаясь найти себе полезное занятие. Дремала урывками в разных комнатах, чтобы братец не нарушил мой покой, а по ночам лежала, прислушиваясь, на случай, если ему вздумается нанести мне визит, пока я сплю. Но еще более чутко я прислушивалась в ожидании сигнала от Риган. Мной владели смешанные чувства: я хотела быть с ней, но боялась последствий, если ее застукают со мной.

Лед тронулся гораздо раньше, чем я ожидала. Как-то в полдень отец присоединился ко мне на веранде и сообщил новости, которые наполнили меня возбужденным ожиданием.

- Дом практически готов к нашему переезду. Я нанял несколько человек, чтобы помочь собрать вещи. Мистер Уайтхолл едет со мной сегодня. Он согласился изготовить мебель.

- Здорово! Мы сможем начать новую жизнь! - с неподдельной радостью воскликнула я. В моих словах был скрыт двойной смысл: скоро буду сделаны шары, и мы с Риган сможем отправиться домой.

Отец обнял меня за плечи, притянув к себе.

- Я горжусь тем, как ты ведешь себя, Линн. Если ты продолжишь проявлять сострадание к своему брату, ему тоже придется примириться.

"Ага... " - подумала я, вспомнив, как он вломился в дом. Я долго мучилась, пытаясь понять, как он будет действовать. Я предположила, что он планировал покончить со мной и добиться Риган. Он запросто мог заявить родителям, что наказал меня за мои грехи, и они бы простили его... Но главное заключалось в том, что он желал Риган, а я уже однажды сорвала его планы. Очевидно, что он планировал каким-то образом изменить ход времени.

А если так, то я должна сама изменить кое-что, и прежде всего - заручиться поддержкой мистера Уайтхолла, пока Роберт не добрался до него. Если, конечно, он уже его не достал...

- Боже, Лия, с ума сошла?! - прошипела Риган, озираясь по сторонам: не заметил ли кто меня?

- Называй меня Ли, это как-то более подходяще...

- Что это за наряд? - спросила она, улыбаясь, и притворяясь, что болтает о пустяках со знакомым.

- Без понятия... Все это лежало в куче шитья у моей матушки.

- Знаешь, ты вряд ли сойдешь в этом за молодого человека...

- Мне всего лишь нужно поговорить с мистером Уайтхоллом. Я буду держаться подальше от тебя.

- Он в лавке, и по счастью для нас, он там один.

- Никаких нас! Слишком рискованно, если нас поймают вместе, - и я поднесла руку к ее губам, предупреждая готовое сорваться возражение. - Но мне нужно, чтобы ты покараулила тут и дала мне знать, если кто-то появится поблизости.

- Хорошо, - согласилась она. - Я посижу на лавочке возле магазина. Если кто-то направится сюда, я начну кашлять или еще что-нибудь в этом роде.

Мне казалось, что прошла вечность с того самого времени, когда я последний раз видела ее при свете дня. Безобразный синяк на ее щеке все еще был заметен.

- Этот синяк... он не единственный? - спросила я, пряча руки в карманы, где можно было незаметно сжать кулаки.

- Я в порядке, не беспокойся об этом.

Ее слова прозвучали жестко, но я заметила страх в ее глазах, прежде чем она отвела взгляд.

- Что такого произошло, что ты осмелилась на такой шаг? - спросила она, ведя меня к лавке Уайтхолла.

- Роберт что-то задумал... Наш единственный шанс выбраться отсюда и покончить со всем этим - предупредить Уайтхолла насчет Роберта... и мы переезжаем в Сент-Льюис Бей... скоро...

Риган резко затормозила и, схватив меня за руку, развернула к себе:

- Ты не можешь переехать в тот дом! Мы обе видели в шаре, что там случилось!

- Вот именно поэтому я и рискнула прийти сюда сегодня, - мягко сказала я. - А теперь отпусти мою руку, пока никто не заметил.

И когда она подчинилась, я почувствовала потерю.

- Я люблю тебя, - сказала она. И в ее глазах была печаль.

- Я тоже... и хотела бы поцеловать тебя прямо сейчас.

На ее губах снова появилась дразнящая улыбка.

- А не вызовет ли это новый скандал? Я бы сделала это, если бы не боялась за твою жизнь.

Когда я вошла, мистер Уайтхолл посмотрел на меня как-то странно. Но ничего не сказал, выжидая, пока я заговорю первой. Сняв шляпу, я распустила волосы.

- Это я, мистер Уайтхолл.

Он улыбнулся и взглянул на меня поверх оправы очков.

- Бьюсь об заклад, у тебя есть причины, чтобы одеться подобным образом.

- Я знаю, что вам известно о том, что произошло в доме Элизабет. Нам запрещено видеться друг с другом.

Его лицо немного покраснело. - Я должна попросить вас кое о чем, - продолжила я. - Вы делаете подарок для нас с Элизабет?

Он заулыбался.

- Есть только один способ узнать про это. Я знал, что ты придешь ко мне.

У меня вырвался вздох облегчения. Я так боялась, что этот разговор будет непонятным для него!

- Я еще не закончил шары, на это нужно много времени, но они буду готовы раньше, чем ты отправишься в Сент-Льюис Бей.

- У нас проблемы, и я надеюсь, что вы сможете мне что-нибудь присоветовать. Роберт знает про возможности шаров. Он рассказал мне, что приходил к вам и всячески угрожал, пока вы не согласились сделать такой же шар и ему... Он опасен! И я предполагаю, что он собирается изменить ход событий, так, чтобы время работало на него.

- Я знаю, - ответил Уайтхолл.

- Так он уже был здесь?!

Мистер Уайтхолл снял очки и устало потер глаза.

- Если у тебя была возможность сделать что-то эдакое... необычное... Разве ты бы не сделала такое и для себя? - он помолчал, давая мне возможность осознать смысл его слов. - Я видел будущее - ваше будущее. Я так страдал из-за вас с Элизабет! Зная ваш характер, девушки, я предпочел предложить вам кое-что, обладающее чудесными возможностями, которые, однако, могут повлечь за собой серьезные последствия. Я знал, что вы обе найдете правильное решение, и мне не придется об этом пожалеть.

- Да?.. А я вот не очень уверена, что мы поступили правильно, и теперь вот расхлебываем, - сокрушенно призналась я.

- Время - очень относительная субстанция. Даже без вмешательства Роберта вам все равно придется сделать выбор, который повлияет не только на вашу судьбу.

- Что дает шарам такую власть? Что дает им силу?

Мистер Уайтхолл хитро прищурился и покачал головой.

- Чтобы объяснить это, нужно куда больше времени, чем у тебя есть. Скажу только, что каждый шар создан только для своего хозяина, поэтому никто другой не способен воспользоваться его возможностями.

- Роберт в образе Кэйси разбил шар Элизабет. Она не может вернуться назад в наше время. Я боюсь, что чем дольше мы останемся здесь, тем больше проблем у нас будет.

Он понимающе кивнул.

- Позволь спросить: вы хотите вернуться в будущее к тому моменту, когда получили шары?

- Да, сэр. Таков был план...

Он скорчил забавную гримасу и поскреб бороду.

- Ты понимаешь, что если вы поступите так, то вы измените свое будущее?.. Вы перестанете существовать в этом времения, и это вызовет целую цепочку событий - волновой эффект, отголоски которого будут тянуться очень долго.

Мой мозг уже готов был взорваться: рассуждения о временных парадоксах  убивали меня напрочь.

- Присядь, пожалуйста, - сказал он и придвинул мне стул. - Когда ты первый раз попала сюда, ты была зрителем, который смотрел на происходящее глазами Линн - точнее, твоими же собственными глазами в прошлом. Затем другая версия тебя, Лия, начала действовать, и таким образом был создан парадокс... Это должно было происходить всякий раз. Ты действовала по своей собственной воле, и прошлое соединилось с настоящим в единое целое.

Я сжала пальцами переносицу, пытаясь успокоить головокружение.

- Что это означает для нас? - меня охватил страх.

- Ты знаешь свое будущее в этот момент времени, и ты должна позволить событиям разворачиваться как можно ближе к тому, что случилось, или вы рискуете вернуться в совершенно другой мир.

- Вы сказали, что видели мое будущее, значит, вам известно, что Роберт задушит меня после того, как мы переедем в новый дом.

Мои нервы окончательно сдали - и в моем голосе слышалась обреченность.

Мистер Уайтхолл заморгал:

- Это еще не произошло, откуда ты про это знаешь? Тебе удавалось перемещаться?...

- Я видела все это в шаре, - перебила я его. - Роберт задушил меня, а потом представил все, как самоубийство.

- Он придушил тебя, да, но не убил... Это и есть волшебство шара: в тот самый момент, когда твоя жизнь вот-вот угаснет, тебя выбросывает в будущее, где ты снова оживаешь... Твое умирающее тело осталось в этом времени, но это всего лишь оболочка. А жизненная энергия всегда ускользает через портал.

- Если я последую вашему совету, Элизабет придется остаться здесь до тех пор, пока она не помрет от ангины. А это произойдет спустя год после моей смерти...эээ... после перемещения. И тогда мы начнем все сначала, а через тридцать пять лет все повторится снова...

- Все имеет свои последствия, - настаивал он. - У вас есть портал времени, но есть и правила, которые надо учитывать.

- Вы сказали, что у вас есть ваш собственный шар. А вы изменяли что-нибудь в своем прошлом? Есть ли какие-то различия между тогда и теперь в будущем, о которых вам известно?..

Он снова покачал головой.

- О, у меня было сильнейшее искушение!.. Особенно, когда я смотрел на все те приспособления будущего... Я мог бы стать очень богатым человеком, если бы присвоил некоторые изобретения, которые  видел. Но это бы изменило будущее, поэтому я должен был воздержаться.

Я совсем сникла. Я понимала, что он имеет в виду, и мне жутко хотелось забиться в какой-нибудь темный угол и выть до беспамятства.

- Вы по-прежнему доверяете нам насчет шаров?

- Мне приходится вам верить, потому что если я решу не давать вам их, это решение повлияет на будущее. Я должен верить, что вы примете верное решение.

- Спасибо, - я обняла его за шею. - Пожалуйста, присмотрите за Робертом. Он что-то замышляет, и я боюсь за вас.

- Я буду осторожен. И в свою очередь прошу тебя о том же, - он ухватил меня за руку и я вынуждена была остановиться. - Есть еще кое-что, о чем ты должна знать.

Серьезность его тона и суровое выражение лица заставили меня затрепетать.

- Сферы, или как ты их называешь, шары - закончены. Но они должны подвергнуться еще некоторой обработке, - он сделал паузу, потер ладони, его брови сошлись на переносице, затем он выдохнул: - Когда я сделал шары, внутри была только вода и картинка. А вот снег... Короче, я не добавлял его туда.

- А кто тогда это сделал? - спросила я, не уверенная, что хочу знать ответ.

- Когда я был мальчиком, моя семья странствовала по всей Америке, прежде чем осесть в этих краях. Погода на Юге очаровала меня, - он снова умолк и жестом велел мне присесть.

Я взглянула на предложенный стул. Мои колени ослабли, потому что я знала, что хоть он и начал издалека - с погоды - но он непременно перейдет к чему-то такому, что расстроит меня.

- Мне никогда не приходилось жить в таких местах, где в один и тот же день утром ты умираешь от жары, а спустя несколько часов - мерзнешь... - нервно продолжал он. - В этой части страны снег бывал редко.

- Но он шел в тот день, когда Роберт пытался убить меня, - добавила я за него. - Снег бывает здесь очень редко.

- Да! - возбужденно воскликнул Уайтхолл, но потом быстро взял себя в руки. - Снег это... это что-то вроде предупреждения, так я думаю.

- Но тогда если не вы добавили в шар снега, то кто это сделал?

Он резко снял очки, протер их и снова водрузил на нос. Я молча наблюдала за ним.

- Мне так много хотелось бы еще тебе объяснить, но я не могу. Снег - это предупреждение... Сигнал для тебя. Он означает опасность. И ты должна обращать на это внимание, хоть и знаешь, что произойдет в будущем.

Я поднялась на дрожащих ногах и снова обняла его.

- Спасибо, что рассказали мне об этом. Но мне пора идти...

- Будь осторожна и позаботься о молодой леди, что поджидает тебя снаружи. Она мне как дочь...

Я кивнула и выскользнула в двери.

Я шла прямо позади Риган, притворяясь, что не обращаю на нее никакого внимания.

- Выберись ко мне, когда сможешь... Нам многое нужно обсудить, - шепнула я, проходя мимо.

Я переоделась в дровяном сарае, так что даже если бы меня и застукали, то я не походила бы на парня. Запихав одежду в сумку,  открыла дверь, уверенная, что в саду никого нет. Но сделав пару шагов, я услышала шорох листьев позади.

- Здорово, сестренка...

...боль...

...открыв глаза, я увидела шар, стоящий прямо передо мной на ступеньке.

- Нет!.. - вскрикнула я.

Череп пронзила острая боль.

Я потрогала затылок и нащупала шишку, которая с каждым мгновением становилась все больше. Желудок тут же вывернуло наизнанку прямо на пол. Я почувствовала, как на меня наваливается сонливость. Все признаки сотрясения были налицо...

Снова повернувшись к шару, я попыталась сосредоточиться, хотя голова гудела, а желудок сотрясали рвотные спазмы.

- Я не могу оставить ее там одну... - громко сказала я.

Уставившись на шар, я оцепенела и ждала.

...

- Просыпайтесь, мисс Маркс, - голос эхом отдавался в моей затуманенной голове, и чья-то рука нежно потрясла меня за плечо. - Я понимаю, что это не то, чего бы вы хотели, но вам нужно встать и пройтись со мной хотя бы минуточку...

Я позволила призрачной фигуре поднять меня на ноги. Чья-то рука придерживала меня за талию. Затем я почувствовала, как меня укладывают в обратно в постель, на секунду надо мной засиял свет, потом он погас, и я скатилась назад в небытие...

...мне слышались странные звуки и чужие голоса. Я попробовала открыть глаза, но веки были точно чугунные.

- Доброе утро, как вы себя чувствуете?.. - я повернулась на этот голос и обнаружила женщину, одетую в медицинский халат. Она стояла рядом с моей кроватью, делая пометки в  блокноте.

Я проглотила ком в горле, пытаясь не запаниковать.

- Что со мной случилось?

- У вас сотрясение. Мы оставили вас на ночь, чтобы понаблюдать, - она посмотрела на график. - Здесь записано, что ночная смена уведомила некую Джоан Вальден. Та сказала, что будет здесь прямо с утра.

Я резко села на кровати, из-за этого у меня тотчас закружилась голова. Желудку происходящее тоже не понравилось, и меня чуть не вырвало.

- Я пробыла здесь всю ночь?

Она положила мне руку на плечо и мягко заставила лечь обратно.

- Я бы не советовала вам подниматься так быстро, дайте себе неколько минут и попробуйте еще разок, но очень медленно... Доктор Янг сейчас осмотрит вас. Возможно, он отпустит вас домой, поэтому постарайтесь пока расслабиться.

Она измерила мне давление и сделала еще несколько записей в блокноте, прежде чем оставить меня одну.

- О, Риган, дорогая... мне так жаль!.. - прошептала я. По моим щекам потекли слезы: я оставила ее одну в прошлом, чтобы защитить себя.

Джоан приехала чуть позже восьми и сильно извинялась, что так долго добиралась до меня. Ей подкинули на выходные внука, пока дочь и зять отправились в романтическое путешествие, и ей не на кого было оставить ребенка до самого утра, потому что ее  муж работал в ночную смену.

Чуть позже меня отпустили, и Джоан повезла меня домой, что было очень кстати. Заодно я узнала, что это мистер Скроггинс услышал мои стоны и, конечно, не преминул узнать, в чем дело. Он нашел меня лежащей на полу и вызвал "скорую", потому-то я и провела ночь в больнице.

Больше ничего узнать не удалось.

Шар лежал у меня на коленях, завернутый в пластиковый пакет. Я так крепко сжимала его, что даже костяшки пальцев побелели, но не осмеливалась взглянуть. Головная боль помогала мне некоторым образом отвлечься от тошноты в желудке и чувствовать себя немного ближе к Риган.

- Не хочешь рассказать, почему какой-то старикан нашел тебя в заброшенном доме без сознания и с этой штукой в руках? - Джоан указала на шар, не сводя глаз с дороги.

- Ээ...у меня так болит голова, что я не могу сейчас ничего объяснить, - ответила я, и это была почти правда. Голова просто раскалывалась, но настоящая боль терзала мое сердце.

- Не хочу оставлять тебя дома одну. Почему бы тебе не поехать ко мне? - предложила Джоан, и в ее голосе было столько доброты, - мне такое редко приходилось слышать от нее.

- Спасибо, но думаю, что просто хочу залезть в свою собственную кровать.

- А почему бы тогда тебе не позвонить той малышке, с которой ты встречалась, и не попросить ее остаться с тобой? - продолжала Джоан, даже не подозревая, какую боль причиняет мне этим вопросом, а мне ведь и без того было ужасно хреново.

- Она... в отъезде...- прошептала я, пытаясь сдержать слезы.

Джоан въехала на парковку возле моего дома и поставила машину на стоянку. Потом положила руку мне на колено, предупреждая мою попытку выбраться наружу.

- Лия, ты что-то не договариваешь, - сказала она. Я отвела взгляд, боясь, что расколюсь. - Я знаю, что на тебя лучше не давить, и не стану настаивать. Но помни, что я всегда на связи - только позвони...

У нее был такой участливый тон, да она еще так мягко похлопала меня по коленке, что я чуть не сдалась.

- Спасибо, Джоан, спасибо за все... - просипела я, вылезая из машины.

Оставшись в одиночестве в своей квартире, я поставила шар и стала наблюдать. В этот раз я не клала на него руку, чтобы вызвать голубое свечение. Вместо этого я рассматривала действие, которое разворачивалось предо мной. Я увидела Риган, сидящую на скамеечке, - она плакала. Это зрелище разрывало мне сердце... Мне захотелось просунуть руку в шар и прийти к ней, но я понимала, что ради нашего общего блага мне придется быть сдержанной.

Мои необдуманные порывы, вызванные эмоциями, уже вышли нам боком. Необходимо было время, чтобы все как следует обмозговать.

- Я не брошу тебя, любовь моя... - прошептала я, отступая от шара.

Одно был несомненно: Кэйси непременно меня навестит. Ведь она намеревается разбить мой шар. А я не в том состоянии, чтобы сопротивляться. Я собрала в сумку одежду и спрятала туда шар. После этого вызвала такси и велела отвезти меня в гостиницу, надеясь, что Кэйси не следит за мной.

Для пущей уверенности я велела таксисту отвезти меня в один отель, где я попыталась одолеть тарелку супа. Когда прошло достаточно времени,  вызвала другое такси и попросила водителя отвезти  меня в отель с видом на пляж. По пути мы проехали мимо дома Монтгомери - я даже не осмелилась взглянуть на него.

В отеле я ходила туда-сюда по номеру, постоянно поглядывая на шар. Мне так хотелось вернуться назад к Риган!.. Но из разговора с митером Уайтхоллом я знала, что должна буду принять решение, и мне необходимо было время, чтобы обдумать все последствия своего возвращения. Наконец, я схватила ключ от номера и направилась в то единственое место, где могла бы собраться с мыслями: к воде.

Я сидела на пирсе, выступающем в воды залива. Волны бились о сваи подо мной. Слезы отчаяния, смешанного со страхом, текли по моему лицу. Я встретила женщину, которую искала всю свою жизнь, а тепреь она оказалась в ловушке в мире, куда я боялась вернуться... Моему мозгу  не под силу в одиночку справиться с парадоксами времени, а поговорить было не с кем. Вруд ли у кого-нибудь нашлись бы какие-то идеи на этот счет... А больше всего меня убивало, что с каждой секундой увеличивалась пропасть между мной и женщиной, которую я боялась больше никогда не увидеть.

В прошлом каждый раз, когда я разрывала отношения, внутри словно умирала какая-то частица меня самой. Удивление и трепет любви - ну, или того, что я принимала за любовь, - с каждым разом были все тусклее и тусклее. Свидания становились больше похожими на интервью: имеем ли мы схожие цели и устремления?.. Поймет ли она и оценит ли правильно мою потребность в личном пространстве? Разделяем ли мы одну и ту же трудовую этику?.. Все это было весьма практично... А любовь? Что ж, если она случалась, это было просто вишенкой на торте.

Но за то короткое время, что мне позволено было узнать Риган, что-то во мне изменилось. Те практические вещи, что были все еще важны для меня, отступили перед  чувствами к ней.

В отличие от своих прошлых влюбленностей, мне хотелось вылезти из своей раковины - я доверяла ей, и знала, что она тоже верит мне. При этом я не чувствовала себя уязвимой. Мне незачем было теперь скрывать свои страхи и слабости, потому что я понимала - ее это не испугает. Она была моей половинкой, той, с кем я могла бы идти дальше. И она должна знать об этом - я должна, наконец, сказать ей об этом! - даже если это будет стоить мне будущего.

Часы на запястье издевались надо мной - секундная стрелка отсчитывала мгновение за мгновением с омерзительнейшим щелчком. Эдакое постоянное напоминание, что время играет против меня. И против Риган...

Рассердившись, я сорвала часы с руки и забросила их далеко в воду - так далеко, как только смогла.

- К черту время! - пробормотала я. Что случится, если я вернусь назад? Неужели мое ничтожное существование так важно для грядущих поколений?..

Зачем мистер Уайтхолл устроил так, чтобы его сын отыскал нас и вручил нам эти проклятые шары? Уверена, он знал, что случится: он ведь признался, что использовал свой собственный шар, чтобы заглянуть сквозь время. Как он мог вообще дать нам такие могущественные артефакты и быть  при этом уверенным, что мы используем их правильно?! Почему он не дал нам хоть какие-то наставления?

Тут меня словно громом поразило: он ведь знал! Он знал, как все обернется! Он сам сказал, что видел будущее. Уайтхолл точно знал, что мы сделаем, но почему он ни словом не обмолвился об этом, когда разговаривал со мной?

Я встала и отряхнула шорты. Решение принято. Я возвращаюсь назад  - и к черту последствия!

- У вас есть компьютер с доступом в интернет, которым я могла бы воспользоваться? - спросила я, вернувшись в отель. Портье вежливо улыбнулся и указал в направлении бизнес-центра.

Это заняло у меня час, но в конце концов я нашла то, что искала.

"Линн Маркс, умерла 27 ноября 1907 года..."

Глава 10

Я самым тщательным образом записала все, что знаю об этой истории, в блокнот, который прихватила на обратном пути в отель. Если предположить, что я не вернусь, то все равно кто-то попадет в итоге в мой номер и найдет эти записи и стеклянный шар.

Конечно, тот, кто прочитает все это, решит, что я сошла с ума, но было как-то спокойнее от того, что никто, кроме меня, не властен над этим артефактом. Само собой, через какое-то время о моем исчезновении заявят в полицию, и при известном везении шар будет похоронен в закромах какой-нибудь камеры для улик, - подальше от загребущих лап Кэйси.

Водрузив шар на тумбочку, я села на кровать. Нимало не колеблясь, положила руку на основание шара и сосредоточилась. Вскоре мои старания были вознаграждены: появилось знакомое голубое свечение. Я собиралась отправиться в дом к Риган.

... ощутив под собой кровать, я захлопала глазами. Встала, слегка очумелая, оглянулась вокруг: обнаружив шторы, раздвинула их, наполнив комнату светом. На лестнице послышались какие-то звуки... Я скользнула обратно в кровать и притаилась, ожидая тихого стука.

- Доброе утро... - сказал отец, и тут же поправился, бросив взгляд на часы: - ...день... Смотрю, ты уже встала. Тебе сегодня получше?

- Намного лучше, спасибо, -  улыбнулась я  в ответ.

- Я очень переживал за тебя. Такая травма, да еще вкупе с нападением... Я очень перенервничал, - сказал отец, садясь на кровать рядом со мно, и погладил меня по волосам.

- Нападение?.. - переспросила я.

Он замер на мгновение: в его взгляде промелькнул страх.

- Ты ничего не помнишь?

- Помню, что была в саду... а потом очнулась здесь, - соврала я, надеясь, что он купится на мою ложь.

- Кто-то ударил тебя палкой. Твоя мать подозревает, что... - он запнулся. Я могла бы даже поклясться, что у него произошла некая внутренняя борьба. - Твоя мать думает, что это кто-то, кто знал о твоих отношениях с Элизабет... - он поперхнулся, глаза у него нервно забегали по сторонам. - Меня это тоже беспокоит, поэтому я должен попросить тебя не выходить из дома, пока мы не уедем.

Мне стало жаль его: это были совсем другие времена, и сексуальность очень редко становилась предметом обсуждения, если вообще о чем-то таком разговаривали.

- Я ничего не боюсь, но учту ваши пожелания, - сказала я и тут же почувствовала угрызения совести.

У меня был план действий, но необходимо было согласовать все с Риган, прежде чем предпринимать какие-либо действия. Она должна была знать, что я замышляла.

Около трех утра я потихоньку вылезла в окно и спустилась по стене. Холодный ветер дул мне в лицо, пока я пробиралась к дому Монтгомери, стараясь держаться в тени, но ощущение свободы опьяняло меня.

На одной из наших тайных встреч Риган сказала мне, что мать переселила ее в свою комнату на втором этаже, чтобы она "своим примером не сбивала младших сестер с пути истинного". Она очень точно описала, какое окно мне было нужно... Я подобрала несколько маленьких камешков, молясь про себя, чтобы не получилось перебудить весь дом.

Первый же бросок легким касанием угодил в цель. Я юркнула в тенек и затаилась... Никакой реакции. Я уже собиралась снова кинуть камень, когда занавески на окне зашевелились. Я затаила дыхание: в окне появилось знакомое до боли лицо. Я вышла на свет и помахала.

Прошло несколько минут, пока Риган оделась, перелезла через подоконник и легко спустилась вниз, как она уже проделывала тысячу раз до этого. Я же терпеливо поджидала ее в тени деревьев.

Не говоря ни слова, она бросилась в мои объятия.

- Где ты пропадала?.. - она уткнулась лицом мне в шею.

- Роберт треснул мне по башке, когда я возвращалась в домой, ну и сама знаешь, что случилось потом, когда я почувствовала боль...

Она вытащила меня на освещенное луной место и внимательно осмотрела, насколько это было возможно при таком свете. Ее руки бережно охватили мое лицо, и слезы снова заструились по ее щекам.

- Я так тосковала по тебе...

Я поцеловала ее ладони и обняла. Было так чудесно даже просто держать ее вот так, зарывшись лицом в ее волосы... Мы замерли, обнявшись, на целую вечность. Я не хотела отпускать ее, но у нас было так мало времени, а еще столько всего надо решить!

Мы сели на низко висящую над землей ветку старого дуба. Я держала ее за руки, не в силах оторваться от нее.

- Я кое-что придумала, но нам нужно прямо здесь и сейчас принять несколько решений...

- Что бы это ни было, я готова, - сказала Риган. На ее лице блестели слезы.

- Мистер Уайтхолл говорит, что мы можем изменить ход событий, если не планируем свои перемещения в то же время, что и наши прообразы.

Риган стиснула мои руки.

- Хочешь сказать, твоя задумка заключается в том, чтобы позволить всей этой истории повториться?

Я высвободила руки и взяла в ладони ее лицо.

- Нет, любовь моя, я больше никогда тебя не оставлю.

Она закрыла глаза.

- Нам нужно спрятаться на время, а затем, 27го ноября - в день, когда Роберт нападет на меня, - мы вернемся в наше время и разберемся с изменениями там.

Мы подробно обсуждали все детали этого плана, пока не почувствовали, что продумали все до мелочей. Забрезжил серенький рассвет.

- Побудь со мной еще чуточку, - взмолилась Риган. - Мне кажется, будто я не видела тебя целую вечность.

Мне так захотелось схватить ее в охапку и сбежать куда глаза глядят! Мысль о расставании была невыносима...

- Эти люди обращаются с тобой получше? - спросила я, кивнув в сторону ее дома.

Она отвела взгляд.

- Нет... Мне трудно представить, что в моих жилах течет их кровь. Моя единственная отрада - это Вильям. Но он еще так мал... Я боюсь доверять ему слишком много информации. - Риган снова улыбнулась и провела пальцами по моей щеке. - Не хочу тратить наши минутки на разговоры о них...

У меня сердце разрывалось при мысли, что ей нужно вернуться обратно в этот гадюшник, пока наши планы не осуществятся в реальности.

- Знаешь, что мое сердце принадлежит тебе? Полностью и безраздельно? - спросила я.

Ее глаза сверкнули в лунном свете:

- Я только и думала, что о моих чувствах к тебе. Все было так внезапно - и вместе со всем этим, - она взмахнула рукой и безвольно уронила ее на колено, - единственное, что не давало мне сойти с ума, это мысль о том, что ты любишь меня так же сильно, как и я тебя... Чтобы ни случилось, я знаю, что встретила свою настоящую любовь. И эта любовь поддерживала нас все это время, и на нее все мои надежды.

- Тогда ты должна понимать, что я никогда не оставлю тебя здесь одну.

Риган улыбнулась и шмыгнула носом, сдерживая слезы.

- Я бы хотела, чтобы ты осталась там, в будущем, - ради твоей же безопасности. Это было бы намного надежнее для тебя, но я знаю, что ты не бросишь меня... - Она нежно поцеловала меня. - Я чувствую, когда ты думаешь обо мне.

Я обняла ее и крепко прижала к себе.

- Время, семья, безопасность... Ничто не отделит меня от тебя. Я не сдамся, потому что слишком люблю тебя. Чтобы там ни было, мы разделим это на двоих.

- Скрепим же это обещание поцелуем! - игриво приказала она.

Один поцелуй может заменить тысячи слов, и все, что я когда-то хотела ей сказать, запечатлело слияние наших губ. Она поняла меня без слов - и вернула поцелуй - и у меня тоже не осталось никаких сомнений в искренности ее чувств. Когда мы наконец оторвались друг от друга, я смогла только уронить голову на ее плечо, вдыхая ее запах. Потом она отстранилась и меня окутал холодный воздух. Ощущение тепла ее тела быстро растаяло, но теплота в моем сердце приведет меня домой, преодолев все на пути.

На следующий день я подготовилась к первому этапу своего плана. Я оделась и причесалась, уложив на голове свои безумно длиннющие волосы. Убедившись, что этакий мой видок уж точно придется мамочке по душе, я спустилась вниз и присоединилась к завтракающему семейству. В первый раз за все это время я встретилась с Робертом лицом к лицу.

Он одарил меня мерзкой ухмылочкой, а я, улучив момент, отплатила ему той же монетой, пока никто не видел. Потом я молча ела, пока остальные наперебой обсуждали планы на день. К моему удовлетворению из этих разговоров я уловила, что мы с матерью останемся в доме вдвоем.

Чуть погодя я присоединилась к ней в швейной комнате. Мать чинила брюки Роберта и отказывалась замечать мое присутствие, не удостоив меня даже кивком.

- Мне необходимо поговорить с вами, - сказала я тогда.

- Говори, - коротко ответила она.

- У меня есть одно предложение, которое может вам понравиться... - лишь теперь она посмотрела на меня. - Отец сказал мне, что вы хотели отослать меня к родственникам, но он отказался, - тут мать уставилась мне прямо в глаза с такой холодностью, что я поняла, в кого уродился сыночек.

- Я могу исчезнуть и вам больше не придется меня видеть, - продолжила я. - Это будет мой собственный выбор, и отец не узнает о том, пока я не уеду... - на сердце у меня сделалось тяжело при мысли, какую боль ему это причинит.

Она выпрямилась на своем стуле, и на мгновение я испугалась, что она откажется.

- Куда ты отправишься?

- Если вы не будете этого знать, вам и врать не придется, - в тон ей холодно ответила я. - Но мне нужны деньги.

Она хотела было возразить, но я опередила:

- У отца есть деньги, и вы можете ими воспользоваться, я знаю. Все ваши проблемы будут решены, если вы тайком сделаете это для меня.

- Мне вовсе не нужны деньги твоего отца, у меня и свои есть, - высокомерно заявила она.

- Н-да?.. Мне нужно три тысячи. У вас есть столько? - так же заносчиво поинтересовалась я.

- Три тысячи долларов?! Это же целое состояние!..- она покраснела от гнева. - Я отдам тебе все мои сбережения!

- Но вы же хотите, чтобы я исчезла из вашей жизни. Единственный, кто мешает этому - мой отец. Как по мне, так это довольно маленькая цена...

Ее глаза забегали, и я поняла, что она обдумывает мои слова. В самом деле, у нее не было другого выбора: мой отец в кои-то веки упорно стоял на своем, и ей придется заплатить, чтобы избавиться от меня.

- И как скоро ты уедешь? - она отложила шитье.

- Я не планировала обсуждать это с кем-либо. Я исчезну, но деньги  хочу получить сегодня.

- Что ж, ты получишь их, но я ожидаю, что ты исполнишь свою часть сделки: ты не вернешься и не будешь носить фамилию Марксов.

- По рукам... - я пристально рассматривала эту женщину, что дала мне жизнь, и без малейших колебаний была готова заплатить, чтобы никогда больше меня не видеть. - И я не хочу, чтобы хоть кто-нибудь про это знал, даже ваш сынок.

Она согласно кивнула и вернулась к своему шитью.

Против своей воли я все никак не могла заставить себя встать и выйти из комнаты. Эмоции в итоге победили разум, и я сказала:

- Могу ли я кое-что спросить начистоту? - ее темные глаза снова сосредоточились на мне.

- А разве ты уже не спросила? - с сарказмом парировала она.

- Я рада, что вы согласились на мое предложение, но мне любопытно, почему же вы так сговорчивы? Готовы заплатить мне, лишь бы я исчезла из вашей жизни... Неужели вы ни капельки не любите родную дочь?

На ее лице промелькнуло что-то похожее на изумление.

- Ты не моя дочь, - она сделала паузу, казалось, смакуя мое удивление. - Мы похожи, да... Но тебя родила моя сестра.

Я сидела молча, ошеломленная, а она продолжала:

- Я полюбила твоего отца с первого взгляда, - ее лицо снова стало хмурым, как обычно, - но он хотел не меня, а Ханну, - мою сестру. Она не заслуживала такого мужчину!.. - последние слова она буквально прорычала. - И вот мне пришлось стоять и смотреть, как человек, которого я люблю, женится на другой, потому что я была падшей женщиной... - на какое-то мгновение в ее холодных глазах промелькнула печаль.

- Где... где она сейчас?.. - спросила я, и дрожь в моей голосе грозила разрушить мой стоический образ.

- В аду, где таким, как она, самое место!.. - Дороти произнесла это с такой ненавистью, что я содрогнулась.

- Она умерла спустя полгода после твоего рождения. И тогда мой отец уговорил твоего взять меня в жены... Подменить, если можно так сказать, - в ее глазах снова появилась печаль. - Со стороны твоего отца это был брак по расчету, и моего тоже это устраивало, потому что мой сын и я были для него нежелательным бременем. Он считал нас своим позором.

- Ваш сын?.. Вы говорите о Роберте?

Ее лицо и шея покрылись красными пятнами и она раздраженно выдохнула:

- Я родила Роберта, будучи не замужем. Он не брат тебе.

До сих пор я считала, что Роберт и Дороти - моя семья, независимо от того, какие чувства я к ним испытываю. Хотя мои отношения с ними были ужасными, я все еще чувствовала родственную связь с этими людьми. Ведь я рискнула вернуться в прошлое в поисках ответов на вопрос - кто же я на самом деле? И тут мне снова говорят, что я не та, кем себя считала.

В тот день, когда родители усадили меня и объяснили, что я была удочерена во младенчестве, во мне что-то оборвалось: будто незримая нить, что связывала меня с ними, лопнула, и я дрейфовала в этом мире, не зная, кто я и откуда пришла, и каково мое предназначение.

Приемные родители любили меня, и я их тоже. В этом не было никаких сомнений... Мне было семнадцать, когда я узнала правду, - достаточно взрослая, чтобы понимать, что многие другие люди, подобные мне, живут в семьях, где их любят. Живут счастливо и спокойно... Но когда я узнала об этом, где-то глубоко во мне что-то изменилось. По каким-то причинам люди, что дали мне жизнь, решили отказаться от меня, и это сильно уязвляло мою душу. Страстное желание понять, почему же  со мной так поступили, переплелось с навязчивым стремлением узнать, кто я есть на самом деле.

Мои приемные родители не знали ответов. Они ничего не ведали ни о моей биологической матери, ни о человеке, бывшем моим отцом. У них достало душевной любви, чтобы взять чужую кроху и растить ее, как собственную дочь. И в их глазах я читала немой вопрос: почему же мне этого недостаточно?

У Риган  все было точно так же, но именно мое стремление разгадать все тайны, привело ее сюда и заставило страдать. И только одному Богу известно, что еще случится из-за моего неуемного любопытства. Поэтому откровения Дороти в этот солнечный день ранили меня сильнее, чем удар ножом.

- Поэтому-то ты так меня ненавидишь... - прошептала я.

Она уронила свое рукоделие на пол к ногам и откинулась спинку стула. В первый раз я видела ее такой расслабленной.

- Ты слишком похожа на нее, всей своей дерзкой натурой - своей извращенной природой. Постоянное напоминание о сестре, которая присвоила себе единственное, чего я желала... А теперь уходи и оставь меня в покое.

Я встала и, не говоря ни слова, вышла, бросив на нее прощальный взгляд. Ее признание свело на "нет" все мое удовлетворение от сделанного.

Позже в тот же день, дверь моей спальни приоткрылась - достаточно широко для того, чтобы скавояж из коричневой кожи проскользнул в комнату, - и после Дороти молча закрыла дверь. Сделка состоялась...

Сославшись на головную боль, я пообедала у себя в комнате: было бы невыносимо находиться за столом вместе с отцом. Меня угнетали угрызения совести при мысли о том, каково же ему будет...  Как Дороти могла смотреть ему в глаза и справляться со всем этим - было выше моего понимания. Вся малая толика любви, на которую она вообще способна, была отдана ее драгоценному сыночку, - и мой отец останется воистину одиноким, когда я покину этот дом.

Я ждала рассвета, сходя с ума от нетерпения... Сна не было ни в одном глазу, хоть я и понимала, что необходимо поспать. Я наблюдала за часами - минуты тикали, заставляя меня хмуриться: вся ирония происходящего заключалась в том, что время было моим лучшим другом и главным врагом. Таким же сильным врагом, как и Роберт.

... Едва мои ноги коснулись земли, я прошептала "прощай" отцу и Мэвис. Мужская одежда, которую я спрятала в дровяном сарае, все еще была там же, где я ее и оставила. Быстро переодевшись, я засунула платье, которое поклялась никогда больше не надевать, в джутовый мешок, и закинула котомку на плечо. Ноги резво понесли меня к дому Монтгомери.

Риган ожидала меня под развесистым дубом, где мы недавно еще обсуждали наши планы. Пышное платье, которое она обычно носила здесь, сменило нечто весьма уродливое, но теплое. Я предпочла не спрашивать, где она раздобыла это тряпье.

Риган бросилась в мои объятия и пылко прижалась ко мне.

- Он ждет, надо торопиться...

Я чуть замешкалась, чтобы насладиться ее прикосновениями, прежде чем взять ее за руку и увести в темноту. Пробравшись мимо хозяйственных построек, по узкой грунтовой дорожке мы направились к скромному жилищу мистера Уайтхолла.

Старик стоял на крыльце, поджидая нас. Ногой он прижимал какой-то деревянный ящик.

- Я запряг в повозку старую клячу. К восходу солнца она увезет вас достаточно далеко отсюда, - вместо привествия проговорил он. - Родители Риган быстро сообразят, в чем дело, и голову даю на отсечение, они кинутся искать вас.

- Но ты же знаешь, что у нас все получится, не так ли? - шепнула я.

Можно было и не спрашивать, но я предпочла дать ему понять, что наконец-то до меня дошло, что и как.

Наградой мне была его улыбка.

- Они здесь, - он поднял деревянный ящик, и мы последовали за ним на задний двор, где он с превеликой осторожностью поставил ящик в тележку.

"Старая кляча" оказалась прекрасной лошадкой, которая выглядела сильной и здоровой. Судя по всему, она была ему дорога больше, чем он это пытался показать, и я хотела заплатить.

- Нет уж... - он мягко оттолкнул мою руку с деньгами. - Позвольте мне сделать это для вас, - сказал он, чуть улыбнувшись.

- Вы уже очень многое сделали для нас, мистер Уайтхолл, - прошептала Риган, обняв его за шею.

Он отстранился от нее на расстояние вытянутой руки и с любовью посмотрел ей в глаза:

- Я сделал бы это снова и снова, если бы пришлось...

Мы с Риган сели в повозку и приготовились к дороге.

- Помни, о чем мы говорили с тобой, - сказал он и подмигнул мне. - Вы совершаете большие изменения, и это будет иметь огромные последствия для всего.

- Но все будет хорошо, правда? - я тоже подмигнула ему. - И вы знаете это, иначе никогда бы не согласились нам помогать.

- Да... но если я расскажу то, что знаю, вы можете решить, что сумеете изменить все это.

- Если бы у меня было время, я бы обсудила это с вами, - сказала я, хватая вожжи.

- Погоди чуток... - Уайтхолл полез в нагрудный карман. - Я сделал это для тебя. При дневном свете будет видно, что конский хвост слегка подстрижен, - он хихикнул и протянул мне маленький пучок волос и пузырек с клейстером. - Давай-ка, примерь...

Я быстро намазала клеем над губой и с помощью Риган приладила фальшивые усы. Мистер Уайтхолл тихонько фыркнул:

- Даже так тебе будет трудновато сойти за парня... Держитесь подальше от чужих глаз, насколько это возможно.

- Спасибо, - я взяла вожжи, готовая тронуться с места, но мистер Уайтхолл снова придержал меня.

- Я... я должен сказать тебе кое-что... - его взгляд заметался между мной и Риган.

По моей шее пробежал озноб: его тон и то, как он нервно озирался, довели меня до ручки. Риган, вероятно, почувствовала мое душевное состояние. Она придвинулась ближе и нежно сжала мою руку.

- Я дал вам шары в первый раз, чтобы вы могли видеть друг друга в разлуке. Конечно, вы могли использовать их как порталы, но... - у него сорвался голос, и я обнаружила, что стиснула пальцы Риган так сильно, что ей пришлось убрать свою руку. - Когда мы говорили с тобой, ты упомянула прошлое, виденное в твоем шаре, - мистер Уайтхолл потер свой морщинистый лоб. - Это шары предпочли показать вам прошлое. Вовсе не я это устроил таким образом.

Это признание заставило нас с Риган окаменеть.

- Вы хотите сказать, что они действуют по собственному разумению? - воскликнула Риган.

- Я хочу сказать, что они подпитываются вашей энергией, и у вас обеих должно быть сильнейшее подсознательное желание узнать о своем прошлом. Это ведь само по себе необычно.

- Роберт говорил мне, что он тоже видел прошлое в своем шаре, - меня захлестнул страх.

- Вот это-то меня и беспокоит, - мрачно изрек мистер Уайтхолл, - его желание изменить прошлое так же сильно, как и ваше. То, чего он не добился в первый раз...

- Он не повторит теперь прежних ошибок, - закончила его мысль Риган.

- Но вы же видели наше будущее, и знаете, что мы сделаем, - возразила я, впиваясь в него испытующим взглядом.

Он улыбнулся, но в его глазах притаилась печаль.

- Да, я видел ваше будущее, но не знаю, какую цену вам придется заплатить за это... - он похлопал Риган по плечу. - Просто будьте начеку и не стоит недооценивать своего противника.

- Нам бы очень помогло, если бы вы не сделали шар для Роберта, - ответила Риган.

- Я не могу что-то менять. Это может изменить вашу судьбу, - грустно отозвался он. - А теперь в путь, пока вас не застиг рассвет...

Я дернула вожжи и лошадь тронулась с места.

- Мы еще увидимся!.. - крикнул он, прежде чем темнота поглотила его.

Когда над горизонтом забрезжили первые солнечные лучи, мы были уже на приличном расстоянии от Галфпорта. Мы молились, чтобы дома подумали, будто бы мы уехали поездом. В любом случае наши родственники решат, что мы давно уже сбежали, когда обнаружат наше с Риган исчезновение.

Риган боролась с усталостью, и ее голова моталась в такт качке повозки. Мы держались поодаль от оживленных дорог, чтобы избежать лишнего внимания. Те редкие проезжие, что встретились нам, похоже решили, что мы - бедные супруги, скитающиеся в поисках лучшей доли.

Я вспомнила про свою машину - как же мне ее не хватало!.. Особенно, ее скорости и теплого салона. Понятие "лошадиная сила" за время этого путешествия на четырехногом вонючем существе приобрело  совершенно новый смысл. Дорога, на которую при нормальном раскладе ушел бы час или два, займет теперь пару дней, если мы будем передвигаться таким же образом... Но и такой способ был ценен для нас по мере того, как Галфпорт оставался все дальше. Нам нужно было укрыться в безопасном месте, чтобы выждать необходимое время.

Мой желудок бурчал от голода и мне так захотелось увидеть привычные неоновые огни, оповещающие о приближении какой-нибудь забегаловки с фаст-фудом!... Мы проехали уже несколько селений, но нигде не решились остановиться, боясь, что кто-нибудь может опознать нас и пустить Роберта по нашему следу, когда он начнет нас искать.

- Любовь моя, самое время подкрепиться, - сказала я, вылезая из повозки и отпуская нашу кобылу пощипать травку.

Риган усмехнулась:

- Мне нравится, как это прозвучало...

- Уверена, ты тоже проголодалась, - я порылась в дорожной сумке, где лежал наши скромные припасы.

- Я вовсе не это имела в виду... - она прикоснулась ко мне, заставив взглянуть на нее. - Мне нравится, как ты сказала "любовь моя". Вряд ли мне  когда-нибудь надоест слышать эти слова...

- Я бы поцеловала тебя прямо сейчас, но боюсь, тебе не понравится лошадиный хвост на губах...

Она критически оглядела мои фальшивые усищи и, чуть поколебавшись, тут же поцеловала меня. Держа мое лицо в ладонях, она улыбнулась:

- Это того стоило...

Буря эмоций захлестнула меня. Я хотела вытащить ее из тележки и лечь с ней вместе на траву. С того самого дня, как нас застали, когда мы занимались любовью в доме Монтгомери, я не чувствовала прикосновения ее кожи к своему телу. И сейчас я жаждала этого больше, чем пищи.

- А я знаю, о чем ты думаешь... - сказала она, прищурившись. - Но с этим придется подождать, пока мы не уедем подальше.

- Да?.. Тогда давай перекусим, чтобы можно было поскорей отправиться дальше. Потому что я о-о-очень спешу!..

0

6

Глава 11

Примерно через сорок восемь часов мы достигли окраины шумного городка под название Пурвис. Я проезжала мимо него несколько раз, путешествуя на север Миссисипи по современному хайвею, но сейчас - в прошлом - этот городок был новым и многообещающим. Мы решили, что здесь будем в безопасности, пока не придет время возвращаться в Галфпорт. Я ожидала этого дня со смешанными чувствами.

Мы остановились на окраине города, и первую ночь провели в повозке. Типичная погода для осени в Миссисипи: день - жара, а на другой день - ужасный холод. Необычайно теплая ночь была для нас благословением, но мы опасались, что под утро все это обернется дождем.

- Посмотри на звезды, - Риган лежала головой на моем плече. - Даже когда я была в походе в чаще леса, они не казались такими яркими.

- Потому что огни и смог не мешают смотреть, - я пропустила между пальцами пряди ее длинных волос, наблюдая, как мерцающие огоньки проглядывают между облаков.

- Это так прекрасно, и если что-то должно измениться, я была бы согласна, чтобы этот вид остался первозданным, - призналась она со вздохом сожаления.

Моя рука замерла.

- Хм... ты же не предлагаешь нам остаться здесь, в 1907-м?..

- Боже! Нет.. - она шмыгнула носом и приподнялась на локте. - Я скучаю по пончикам и кофе-латте, а больше всего я тоскую по той жизни, которая у меня была... У нас была... - кончиками пальцев она нежно погладила мою верхнюю губу - там, где я отклеила усы. - Мне нравилось то, что у нас было там, в нашем времени. Не нужно было бояться, что нас повесят за то, что мы любим друг друга.

- Все может стать по-другому, когда мы вернемся назад. Мы же сделали кое-какие необратимые изменения.

Она снова стала ласкать пальцами мои губы.

- Я смогу с этим справиться. А вот чего я не смогу вынести, так это столкнуться с переменами без тебя...

Мне нечего было сказать, чтобы развеять ее страхи. Если нас поймают, то вне всякого сомнения, меня обвинят в ее похищении. И, как бы она ни протестовала, ее семья будет спокойно смотреть, как меня вздернут на виселице. Если, конечно, Роберт раньше не наложит на меня свои ручищи.

- Я знаю, ты напугана, - сказала Риган раньше, чем я успела ответить. - Я тоже боюсь...

Я сгребла ее в охапку. Зародившееся было во мне желание заняться любовью под звездами исчезло. Отчаяние этой ночи пересилило физическое желание. Я должна была поддержать ее, и мне самой нужна была поддержка.

Мы проснулись на следующий день, мокрые от утренней росы. Я дрожала от холода, и Риган без слов прижалась ко мне ближе и, обняв, держала меня в объятиях, пока я не согрелась.

- Я собираюсь в город, куплю нам что-нибудь поесть, - сонно пробормотала она, когда мы пролежали так какое-то время.

- А я собираюсь подыскать нам жилье. Нам нужно что-нибудь еще, кроме повозки.

- Тогда тебе нужно одеться как женщине. Мужской наряд не так хорош на тебе, как ты думаешь, - усмехнулась Риган.

Я встала и удивленно воззрилась на нее.

- Почему это?

Она поиграла прядью моих волос.

- Издалека ты сойдешь за мужчину в этом своем тяжелом пальто. Но вблизи всяк разглядит, какая нежная у тебя кожа, - она провела рукой по моему телу - до бедер. - Ты слишком пышная тут... - она улыбнулась - ...и это, как по мне, очень секси для женщины...

- Но у меня только одно платье, и оно слишком шикарное...

- О, я знаю... Одежды, в которые рядили нас матери, более чем пафосные! И поэтому-то я и купила вот это... - она показала на свое невзрачное платьице, что было сейчас на ней. - Когда пойду в город, подыщу и тебе что-нибудь более подходящее.

Я застонала: всегда ненавидела платья! А сейчас - особенно.

- А можно мне носить штаны, когда мы будем одни?

- Я куплю тебе и штаны, - ухмыльнулась она, - но если мы не хотим привлечь к себе внимание, то не должны выделяться. А когда мы попадем к себе, то обе будем носить брюки.

Чуть позже Риган отчалила в город со списком того, что нам было нужно, а я осталась караулить наш импровизированный лагерь. Делать особо было нечего - только поддерживать костер да надеяться, что дождь не начнется до ее возвращения. Вот я и сидела, нервничая и молясь про себя, чтобы она поскорее вернулась.

Мы рассчитывали купить домик на окраине этого городишки. Остановиться в гостинице - значит привлечь к себе излишнее любопытство горожан, поэтому в то утро, позавтракав яблоками, мы сочинили достаточно правдоподобную легенду. Из нее следовало, что Риган - жена моего брата, который умер от гриппа, а поскольку других родственников у нас не осталось, мы решили переехать в другой город, чтобы начать все с начала.

Быть не замужем - странно для таких молодых женщин, как мы, но стать вдовой  в таком возрасте для одной из нас - вполне нормально. Болезнь не выбирала - старый или малый. А про вакцины в этой глуши еще и не слыхивали.

Риган вернулась через час, нагруженная едой и новостями.

- Я поболтала там с местными в одном из магазинов. Есть домишко, подходящий по цене, как мы хотим. Я поглядела на него на обратной дороге: если дом немного подлатать, будет самое то, что надо, - оживленно рассказывала она, одновременно доставая для меня длинную юбку и блузку. - Одевайся, и мы сможем пойти посмотреть его.

Ворча, я облачилась в принесенную одежду.

- Если б не было нужды прятаться, я бы возглавила освободительное женское движение в этом городе. У меня бы все тетки носили бы штаны...

Она откровенно веселилась, наблюдая за моими переодеваниями.

- Мы здесь лишь ненадолго. И пожалуйста, постарайся соответствовать и не выделяться на фоне окружающих, - она снова продемонстрировала мне свой наряд. - Я тоже ненавижу таскать платья, но скоро мы вернемся в мир, где сможем носить то, что нам по душе, а самое главное - говорить и делать то, что нам нравится.

Да-а... Мне-то и в голову не приходило, что выскочить в магазин в бейсболке и джинсах, когда неохота наряжаться, это на самом деле - такая роскошь!

- Поможешь мне причесаться? - попросила я, чувствуя себя ребенком, который не может сам поухаживать за собой.

После того как я была одета и причесана так, как Риган сочла приемлемым, мы отправились в город. Риган правила повозкой. Мы плелись со скоростью черепахи, и прохожие махали нам и улыбались. Я изо всех сил старалась не чесаться: новое платье натирало буквально каждый квадратный сантиметр моей кожи, за исключением тех мест, что были прикрыты нелепым нижним бельем. Риган тихо давилась от смеха, наблюдая за моими мучениями.

- Ой! Я ж забыла сказать: теперь тебя зовут Регина, - продолжая втихую ржать, сообщила она. - А мое новое имя - Беатрис. Я подумала: лучше, если местные не будут знать наши настоящие имена, на случай, если кто-то будет нас разыскивать.

- Хорошая мысль... Но почему вдруг Регина и Беатрис?

Риган пожала плечами:

- Ну, это первое, что пришло мне в голову, когда спросили. Вообще-то я собиралась сказать Лаверна и Ширли.*      ( «Лаверна и Ширли» длительный американский комедийный телесериал, транслировавшийся на канале ABC с 26 января 1976 по 10 мая 1983 года. В сериале снялись Пенни Маршалл в роли Лаверны и Синди Уильямс в роли Ширли, персонажи которых были соседками по комнате и вместе работали на пивоваренном заводе в Милуоки в конце пятидесятых годов. Он считается первым сериалом, который был направлен на защиту прав женщин, а также единственной программой о независимости женщин в пятидесятые годы)

- А наши фамилии? - спросила я, чуя очередной  подвох.

- Трамп, - фыркнула Риган. - Хозяин лавки напомнил мне Дональда Трампа. Ну, волосы и все такое... И вообще, будь счастлива, что ты - Регина. Я собиралась наречь тебя Беулой*.

(*видимо, прикол в том, что произведениях английского поэта Уильяма Блейка Беула - это некое место или состояние, где "единение полов идеально и ничем не стеснено")

На северной окраине города мы остановились у дома, который явно нуждался в серьезном ремонте. Крыша выглядела достаточно прочной, зато полы скрипели и прогибались под нашим весом. Домишко был маленьким и грязным, но дешевым, поэтому уже к полудню мы оказались счастливыми владельцами деревянной развалюхи, раскинувшейся на семнадцати акрах земли. Ее цена - всего-то пятнадцать сотен долларов - была слишком заманчива, чтобы упустить такой шанс.

Дом этот принадлежал брату одного из владельцев универсального магазина. Непутевый братец отправился на Запад в поисках счастья. Алкоголь и азартные игры помешали его грандиозным планам, и с момента отъезда блудного родственника дом пустовал. Юный владелец магазина и его жена были несказанно рады отделаться от старой лачуги. В качестве жеста доброй воли он даже подкинул нам немного железа на ремонт крыши за чисто символическую цену.

Позже в тот же день огромный негр остановил повозку возле нашего нового жилища и принялся разгружать  наши покупки. Я незаметно наблюдала за ним какое-то время, жалея, что нет рядом Джоан с ее бульдогом. Вот она бы прочитала его, как открытую книгу, и сказала бы, стоит ли ему доверять... Но теперь я должна была полагаться только на собственную интуицию.

Шести футов с лишним, этот человек мог бы легко раздавить нас с Риган точно мелких букашек. Если б, конечно, ему это взбрело в голову... Но в его облике сквозила какая-то доброта - даже в том, как он каждый раз ласково похлопывал свою лошадь, проходя мимо. Я припомнила, как однажды отец сказал, что в человеке, который бережно обращается с животными, непременно есть что-то хорошее.

- Большое спасибо, что разгрузили наши вещи, - сказала Риган. - Могу я предложить вам что-нибудь выпить?

Я напряглась, увидев, что она вышла из дома и обратилась к незнакомцу. Никто из них не заметил, что я наблюдаю за ними из-за деревьев.

Человек, казалось, слегка удивился.

- Спасибо мэм, не стоит... - ответил он, старательно отводя взгляд.

У меня внутри все скрутило от того, как робко он ответил. Что же должен был вынести этот "свободный" человек, пытаясь заработать денег для своей семьи, чтобы просто выжить?..

- Вы работаете на мистера Хортона целый день? - приветливо спросила я, покидая свой наблюдательный пост.

- Да, мэм, - он продолжал разгружать тележку, складывая наши пожитки в аккуратные кучки.

- Меня интересует, сможете ли вы или кто-то из ваших знакомых подрядиться к нам в работники, - я обвела рукой наши владения. - Нам потребуется помощь, чтобы привести это все в порядок.

- Мой парнишка мог бы начать сегодня,- и он в первый раз за все это время улыбнулся.

Я посмотрела на хмурое небо и скрестила пальцы, молясь, чтобы дождь не начался раньше, чем мы успеем залатать хотя бы несколько дыр на крыше.

- Мы хорошо заплатим, обещаю, - и шагнув к нему, я протянула руку: - Я - Регина Трамп, а это моя невестка Беатрис.

Он осторожно взял мою руку и потряс ее.

- Руфус Джексон...

- Мистер Джексон, Беатрис и я, мы уважаем людей независимо от их цвета кожи, и будем рады дать работу вашему сыну. Я понимаю, что здесь существует неприязнь между людьми разной расы, но мы будем считать вас равным себе, если и вы будете относиться к нам подобающим образом.

Он был сильно удивлен моей откровенностью. Но потом посмотрел мне прямо в глаза и немного расслабился.

- Мэм, с вашего позволения, скажу, что такое отношение слегка опасно для нас всех.

- Я это понимаю и ценю вашу прямоту. Думаю, что будет лучше, если все, что тут происходит, останется между нами.

- Да, мэм... - понимающе ответил он, расплываясь в улыбке.

- Вы можете приступать к работе, и не зовите меня мэм. Подозреваю, что вы слегка постарше, это я должна бы называть вас сэр, - сказала я, улыбнувшись в ответ. - Зовите меня Регина. Прибережем формальности дл посторонних.

- Я съезжу домой и пришлю Томаса, а после работы приду и проверю, что он сделал... Регина.

- Спасибо, Руфус. Тогда мы будем ждать его.

Мы с Риган стояли на крыльце, пока Руфус не скрылся из виду.

- Я ценю то, что ты делаешь, Лия, но мы должны быть осторожны ради безопасности Руфуса, да и своей собственной. Благодаря президенту Гранту, Ку-Клус-Клан* не возрождался до 1915 года, но ты знаешь, что ему все еще здесь симпатизируют.  (* ультраправая организация в США, отстаивавшая такие идеи, как превосходство белых, белый национализм. Тайное общество было учреждено бывшими солдатами-южанами после Гражданской войны (1861—1865) )

- Забудь про Клан, люди здесь на уровне средневековья по своим понятиям. Тут, считай, вся страна против нас...

- Помни об этом, когда будешь выходить в город, Регина, - она с насмешкой подчеркнула мое новое имя.

- Постараюсь, Би, обещаю... - парировала я.

- Иди сюда... - она игриво схватила меня за одежду и потащила в дом, а там зажала в охапку. - Ты понимаешь, что мы занимались любовью всего лишь раз? - она куснула меня за шею.

У меня по спине пробежал сладкий озноб.

- ...да-а...и насколько я помню, мне не хватило тогда времени на все, что мне хотелось бы сделать... - я гладила руками ее тело, а она целовала меня, а потом прошептала на ухо:

- В следующий раз никто не помешает нам... - ее теплое дыхание щекотало мне шею, вызывая новую волну ощущений.

- Когда же... будет этот следующий раз? - у меня перехватило дыхание.

Она оттолкнула меня, ее лицо и шея пылали.

- Ночью... - и, попятившись, ушла, а я осталась стоять, дрожа до кончиков пальцев.

Томас и его кузен Якоб пришли спустя час после отъезда Руфуса. Мальчишки были готовы к работе. Я собиралась подняться с ними на крышу, но после серьезного внушения от Риган передумала и осталась внизу, на земле, подавая им необходимые материалы. Ребята быстро подлатали крышу, а потом занялись полом, пока мы с Риган трудились, избавляясь от пауков, которые явно считали этот дом своей законной вотчиной.

От старых привычек трудно избавиться: я так и хлопала по стене всякий раз, входя в комнату, в поисках выключателя, которого там не было. В Галфпорте под рукой всегда была Мэвис - она шла с лампой чуть впереди, освещая каждую комнату приглушенным светом. Так что я была напрочь избалована удобствами своего времени и ее заботой.

К возвращению Руфуса ребята уже прилично поправили полы, и мы вполне безопасно могли передвигаться по дому до тех пор, пока не заменим их полностью. Томас, младший из двоих, нарубил дров, которых должно было хватить на неделю, так что мы будем в тепле и сухости, пока отремонтируем эту развалюху так, чтобы она стала походить на дом.

В моей душе воцарился покой, когда я оценила проделанную работу. За такое короткое время это место превратилось в жилище, который я могла разделить с Риган. Нам больше не нужно прятаться и скрываться, чтобы побыть немного вместе. Этот дом, крепкий, как и все в округе, стал нашим кровом.

Руфус что-то шепнул Томасу, и тот оседлал лошадь и уехал.

- Мальчишки просто молодцы! - сказала Риган, приветствуя Руфуса. - Мы бы нипочем справились сами.

- Рад, что они помогли вам тут, - он улыбнулся, а потом опустил голову и поскреб подбородок. - Они сказали мне, сколько вы им заплатили. Этого слишком много...

Я слушала, прикинувшись, будто перебираю вместе с Якобом стройматериалы.

- Мы думаем, что парни честно заработали каждый пенни. Они сделали намного больше, чем их просили, и должны быть вознаграждены за это, - парировала Риган.

- Мистер Хортон сказал мне про вашего мужа, мэм, - мои соболезнования, - сменил тему разговора Руфус.

- Благодарю... - откашлялась Риган, бросив быстрый взгляд на меня.

- Когда нет свидетелей, люди могут этим воспользоваться для собственной выгоды. Я просто хочу, чтобы вы знали, что мы не такие.

- Верю... и мы тоже не хотим наживаться на вас и вашей семье, - Риган сделала паузу, прикусив нижнюю губу. - Как бы это сказать... У вас очень правильная речь...

Руфус радостно кивнул:

- Мой отец любил читать. Он читал нам вслух с малолетства. Приучил и меня к книгам, а я - своих детей.

- Надеюсь, вы не думаете, что я предполагала...

- Я не обиделся, - Руфус поднял руку, пока Риган пыталась продраться сквозь словесные дебри извинений. - Я все еще ошибаюсь со словами...

- Хорошо, - ухмыльнулась Риган. - Тогда и мне не нужно беспокоиться, правильно ли я говорю.

Чуть позже прискакал Томас на лошади Руфуса, и привез чугунный котелок. В холодном воздухе от его содержимого поднимался пар.

- Жена приготовила рагу. Многовато получилось, поэтому я послал Томаса, чтобы он привез вам, - Руфус очень осторожно взял у сына котелок. - Моя женушка прекрасно готовит.

Когда мой нос учуял запах сьестного, у меня так громко заурчало в животе, что Риган и ее новый приятель тут же обернулись, и на их лицах было неподдельное удивление.

- Нагуляла сегодня аппетит... - сконфузилась я, поглаживая себя по животу.

Руфус перенес дымящийся котелок на крыльцо, оставив полотенце на ручке.

- Ну, покину вас, чтобы вы поели в свое удовольствие... Хотите, чтобы я завтра прислал мальчишек?

- Было бы здорово, если бы не дождь. Нет нужды им работать в мокреть. Нам хватит дел в доме, - сказала я.

- Если вам что-нибудь нужно, мы живем выше по по дороге, - Руфус указал на восток. - Дом примерно такой же, как этот.

- Спасибо вам, и передайте жене, что нам очень понравилось, - Риган подхватила котелок и отнесла его на кухню.

Руфус улыбнулся мне на прощание, приподняв шляпу, и удалился, предоставив нам наслаждаться вечером. Я проводила его взглядом: широченные плечи, туго обтянутые рубашкой, при этом ни унции жира, огромный, высокий и подтянутый, этот гигант все равно излучал доброту, и это меня успокаивало.

Он смотрел на меня не так, как все эти мужчины в Галфпорте. Те вели себя так, будто женщины слишком невежественны, чтобы с ними можно было говорить о чем-то, кроме разве погоды. Во взгляде Руфуса Джексона читалось, что я - такой же человек, сражающийся за признание своей значимости в мире, где это невозможно для женщины и чернокожего.

Наевшись, мы с Риган улеглись на ворохе из одеял, устроив себе лежбище. В комнате, благодаря печке, было тепло. Я натаскала достаточно дров, чтобы нам продержаться ночь. Казалось, что мы целую вечность не были наедине, так, чтобы не прятаться и никого не бояться. Мы лежали, обнявшись, и слушали, как потескивают поленья да тихо стучит по крыше дождь.

- Я бы осталась спать прямо здесь, если ты не против, - сказала Риган, удобно устроившись головой на моем плече, - даже не представляю, что может водиться в матрасе в спальне.

- Я добуду нам завтра другой матрас и постельное белье.

Риган приподнялась на локте и улыбнулась нависая надо мной.

- Да-а?.. А что еще ты сделаешь для нас?

- А что ты хочешь? - улыбнулась я в ответ.

- Ммм... хороший вопрос. Пожалуй, я хочу что-то большое, чтобы греть воду. Мне пришлось мыться холодной водой.

Я провела кончиками пальцев по ее руке, и увидела, как под тонкой тканью ночной рубашки напряглись ее соски.

- Вижу, ты слегка замерзла, - заметила я.

- Холод тут ни при чем, - промурлыкала она, наклоняясь и целуя меня. Но прежде чем я успела углубить поцелуй, она отстранилась с лукавой улыбкой: - Помедленнее... - прошептала она.

Но я не была уверена, что у меня это получится. Я погладила пальцами ее шею и ключицы - и по ее чистой коже побежали мурашки.

Она придвинулась ближе, позволяя моим рукам ласкать ее живот. Я видела, как от моих прикосновений напрягаются ее мышцы, но избегала трогать ее груди.

Я села, чтобы быть еще ближе, и она воспользовалась этим и стянула с меня рубашку. Теперь нас ничего не разделяло, кроме крохотной дистанции, которую она сама установила. Ее пальцы пробежались по моим плечам, потом по волосам. Мои ресницы затрепетали от чувств, что захватили меня. Наклонившись, она слегка прикусила зубами мою шею. Ее грудь прильнула к моей. Я положила руки ей на бедра, желая притянуть ее еще ближе к себе. Риган поцеловала меня, и я едва осознавала, что ее язык скользит по моей нижней губе, совершенно потеряв голову из-за ощущения тепла ее кожи на своем теле. Но вот она снова отстранилась и мягко толкнула меня на одеяла, а сама нависла надо мной.

- Когда мы были вместе первый раз, ты кончила? - спросила она, глядя мне в глаза.

- Нет... - честно ответила я. - Я слишком нервничала, да и времени было мало...

Риган улыбнулась и погладила меня по животу.

- Ну, а теперь у нас прорва времени, поэтому расслабься и доверься мне...

"Доверься мне"... Эти слова эхом отозвались во мне, а ее губы проделали тот же путь, что до этого ее пальцы. Впервые в моей жизни я могла довериться кому-то. И я верила ей - и и душой и телом. И была вознаграждена за это - и не единожды.

Запустив пальцы в ее волосы, я нежно притянула ее к себе. Это было все, что я могла сделать. Она опустила голову мне на живот и обхватила меня руками, отдыхая. Я массировала ее кожу ноготками, и она тихо постанывала. Эти звуки заводили меня. Я желала ее больше, чем кого-либо когда-то хотела. Я жаждала доставлять ей наслаждение, пока она не оттолкнет меня, обессиленная и пресыщенная.

- Теперь твоя очередь довериться мне, - шепнула я, когда силы вернулись ко мне.

Она подняла голову и посмотрела мне в глаза, ее волосы падали ей на лицо и нежно щекотали меня.

- Я верю... - она поднялась выше, покрывая поцелуями мое тело.

Я опрокинула ее на спину. Меня ошеломили ощущения, которые вызывали во мне ее прикосновения. И я видела по ее лицу, какие эмоции будят в ней мои ласки. Ее губы слегка приоткрылись, она закрыла глаза. полностью отдаваясь моей власти. Она доверяла мне - доверяла мне любить ее, ласкать ее...

Я целовала и покусывала ее шею, пока моя свободная рука исследовала ее тело. Потом я подразнила языком ее сосок, и она выгнулась, вцепившись в мои волосы. Я всосала его в рот, она прижалась ко мне еще ближе, ее руки оставались в моих волосах, пока я поцелуями прокладывала себе путь вниз, желая добраться до заветной цели. Я пыталась замедлиться и насладиться моментом, но мягкое давление на затылок не оставило мне выбора...

Первое прикосновение, первое ощущение ее вкуса навеки отпечатались в моей памяти. Я была одержима ею... Когда у нее содрогнулись мускулы на ногах во время экстаза, я едва не кончила сама, и я не уверена, кто из нас стонал громче. С ее губ сорвалось мое имя, когда она наконец достигла оргазма, и я почувствовала, как мое сердце растаяло. Я полностью и безраздельно принадлежала ей.

Когда я снова легла сверху, то заметила одинокую слезинку на ее глазах.

- Все хорошо? - спросила я, сцеловывая влагу с ее щеки.

- Ты знаешь, как доставить мне наслаждение, словно делала это миллион раз, - хрипло сказала она. - Ты в самом деле моя вторая половинка.

- Я ведь уже любила тебя, и всегда буду любить.

- Я знаю, - улыбнулась Риган. - Мне понадобилось так много времени, чтобы понять и принять все то, на что тебе пришлось пойти ради меня, - она гладила пальцами мои губы, а я перецеловала каждый из них. - Ты действительно моя родственная душа, - повторила она.

Глава 12

Я проснулась наутро от стука дождя по крыше. Дождь означал, что мы останемся сегодня одни, и это было именно то, чего я хотела. Рука затекла от тяжести лежащей на ней Риган, но даже так я была счастлива: лежала, слушая ее дыхание, довольная нашей близостью.

Мы провели целую ночь, занимаясь любовью. Никакой борьбы за доминирование - ни ведущих, ни ведомых. Она подхватывала там, где я выдыхалась, продолжая каждое прикосновение, каждую ласку... Взаимная нежность исчерпала меня до дна, но это было такое блаженство!.. И когда крепкий сон одолел нас, наши руки и ноги остались сплетенными между собой.

Мы выползли из уютного спального гнездышка и попытались приготовить завтрак. Но тесто, которое должно было превратиться в лепешки, наотрез отказывалось делать это в дровяной печи.

- Да мы с голоду помрем, пока научимся управляться с этой штукой, - прорычала Риган, с размаху швырнув противень на стол. - Как вообще можно научиться готовить с этими... черт! ... я даже не могу назвать это приспособлениями!..

-Н-дя... хотела бы я иметь возможность пойти в Айхоп* прямо сейчас... - буркнула я, потыкав пальцем в маленькие шарики теста, лежащие передо мной.  ( IHOP - «International House of Pancakes» — название сети ресторанов, которая специализируется на продуктах для завтрака),

- Не говори так, - простонала Риган, - а то я слюной изойду... - и откусила кусочек яблока.

- Можно пойти в город. Там при гостинице есть ресторан.

Глазки Риган было вспыхнули, но тут же погасли:

- Ага... пока мы нарядимся да причешемся, как надо, пора будет ужинать...

В Галфпорте я тоже ни на секуду не забывала, что живу не в 2004-м, но Мэвис делала мое существование весьма сносным, совершенно, впрочем, не подозревая, что помогает незнакомому "попаданцу". Здесь же, в этом лишенном какого-либо комфорта месте, я ловила себя на том, что постоянно ищу современные приборы, которых еще не существовало. Я училась или пыталась учиться, как готовить еду с помощью дровяной печи, как жить здесь, где мне придется провести какое-то время.

- Прости, дорогая, я понимаю, что к этому трудно приспособиться, - я снова почувствовала себя паршиво из-за того, что Риган оказалась в этой дыре по моей милости. - Но мы же не останемся здесь навеки.

Риган покраснела:

- Тебе не нужно извиняться. Я просто...

Тихий тук в дверь прервал ее слова. Мы обе замерли и посмотрели друг на друга.

- Иди оденься... - прошептала я. Облаченная в ночную рубашку и штаны, я была в более выгодном положении по сравнению с ней.

Думаю, Риган, как и я, испугалась, боясь обнаружить за дверью Роберта, явившегося за тем, что по его мнению, принадлежало ему. Осторожно выглянув в кухонное окошко, откуда было видно крыльцо, я с облегчением перевела дух.

- Доброе утро! И прошу простить за мой наряд, - проговорила я, открыв дверь.

Томас стоял, ухмыляясь, и эта его ухмылка предназначалась жещине, что была позади него.

- Это моя мама, Офелия, - сказал Томас, уступая ей дорогу.

- Пожалуйста, входите, - я распахнула дверь пошире. - Рада бы предложить вам кофе, но у меня не было времени согреть котелок.

Офелия заметила на столе неприглядные останки неудачной выпечки. Я почувствовала, как краснею от стыда:

- Э-э...мы еще не освоились с печью...вот.

Офелия засмеялась и протянула мне теплый сверток.

- Здесь свежие лепешки и немного бекона.

Я с огромной благодарностью приняла ее подношение.

- Готовка - навык, которому надобно учиться, а не то, с чем вы родились, как говаривала моя мать, - Офелия взяла кофейник из буфета и налила в него воды из раковины. - У вас есть хоть немного кофе? А то я могу послать Томаса...

- Да, мэм, - я схватила со стола джутовый мешок и, порывшись в нем, нашла нужное. Мысленно я поблагодарила Всевышнего, что у нас хватило ума смолоть его, покидая магазин. Офелия взяла у меня кофе и отмерила необходимое количество, прежде чем поставить на огонь.

Она с такой легкостью управлялась на кухне! С ее лица не сходила постоянная улыбка. Длинные темные волосы были заплетены в косу. Одежда ее - как и одеяние остального семейства - была чиста и выглажена. Очевидно, что она гордилась тем, как выглядят ее близкие.

- У нас дома всегда готовила мама, - сконфуженно промямлила я. Мне не под силу было признаться, что в этом деле в нашей семье все было на плечах женщины, которой платили за это сущие гроши, - и только лишь потому, что ее кожа была того же цвета, что и у Офелии.

- Вы и ваши близкие так добры к нам, миссис Офелия.

Она посмотрела на меня со странным выражением лица.

- Вы заплатили мальчикам больше, чем нужно было.

Она сделала паузу. Казалось, она хотела сказать еще что-то, но воздержалась.

- Можете говорить свободно, что думаете, не переживайте, - сказала я, надеясь, что она поддастся искренности моих слов.

Она чуть улыбнулась.

- Уверены?

- Да, мэм.

Наградой за мою искренность стала забавная гримаса.

- Скажу по-простому: вы относитесь ко мне и к моим ребятам как к ровне, но это... это не то, к чему мы привыкли.

- Потому что я - белая?

Она кивнула. Я подошла чуть ближе.

- И для вас это странно? - она снова кивнула, и ее ослепительная улыбка вернулась.

- Ри... Би и я полагаем, что это плохо - смотреть свысока на людей, только потому, что они - другого цвета. Вот почему мы решили переехать куда-нибудь после смерти ее мужа.

Я сказала почти правду.

Ответом мне снова было загадочное выражение ее лица, так, словно она чувствовала, что я не совсем честна.

- Старшие родственники не разделяли подобного мнения, - объяснила я. - Ситуация стала напряженной, и мы уехали.

Офелия снова кивнула:

- Женщине должна быть сильной, чтобы стоять на своем.

Я бросила взгляд на кучку изуродованных хлебцов.

- Хм... вот сейчас я как-то не чувствую себя сильной женщиной, - хмыкнула я.

- Могу научить вас готовить, - она расплылась в улыбке.

- Да-да!..Пожалуйста! - выпалила Риган, входя в комнату.

- Миссис Офелия, это моя невестка Беатрис.

Риган, без малейшего колебания, подошла к негритянке и обняла ее. Офелия, обалдев, посмотрела на меня поверх ее плеча, но потом на ее лице снова появилась улыбка, и она обняла Риган в ответ.

Я провела день с Томасом. Риган и Офелия топтались на кухне, откуда то и дело доносились взрывы смеха, и меня радовало, что они поладили так быстро.

- Вам нужна будет куча дров, - сказа Томас, когда мы приготовились колоть поленья. - То есть, я хотел сказать, что вам понадобится много дров, - поправился он.

- Отец занимается твоим воспитанием, да? - усмехнулась я.

Но Томас не улыбнулся в ответ, возясь с дровами.

- Да, мэм... так и есть.

- А тебе это не по душе?

Томас оглянулся по сторонам - не услышит ли кто?

- Мои друзья смеются надо мной. Они говорят, что мы не должны разговаривать так же, как бе... - он запнулся, уставившись в землю. - Мы просто не должны говорить по-правильному.

Я бросила кучу растопки в ящик для хранения, закрыла крышку, и взобралась на нее сверху.

- Люди говорят, что женщины не должны носить брюки но иногда я их надеваю, - заговорщически сообщила я. - Но, чур, это будет наш с тобой секрет!.. Нет ничего плохого в том, что твой отец хочет научить тебя правильному английскому, и нет ничего дурного в том, чтобы иногда подурачиться над этим. Твой отец желает, чтобы ты стал образованным человеком, и я готова поспорить, что он хочет, чтобы ты был способен на великие дела, когда вырастешь.

Томас пожал плечами:

- Он заставляет меня много читать...

- И это здорово. Не сомневаюсь, что из тебя получится что-то хорошее. Ты уже хорош... - я надеялась, что мои слова окажутся пророческими. Я представить не могла, что значит расти чернокожим ребенком в мире, где тебя и за человека-то не считают. В мире, где слишком многое могло разрушить его надежды и мечты, просто из-за цвета кожи.

- Томас, будут люди, которые попытаются помешать тебе, когда ты вырастешь. И черные, и белые... Но не слушай их. Читай и учись всему, чему можешь, и докажи, что они не правы. Я родилась женщиной, а ты - черным, у нас нет шансов, а? - он покачал головой и уставился на меня. - Жизнь часто несправедлива... Понимаешь, о чем я?

- Да, мэм... - он кивнул. - Все вообще несправедливо.

- Жизнь - это то, что мы делаем с тем, что имеем, - он нахмурился. - Я имею в виду, что нам немного труднее из-за того, что мы такие, какие есть, но это вовсе не значит, что с этим нужно смириться и сложить лапки... Если мы будем упорно трудиться и учиться на пределе своих возможностей, то можем достичь гораздо большего, нежели нам диктует общество. Короче, доказать, что они ох как ошибаются!..

- Хотите сказать, если я выучусь говорить, как белый, то стану умным? - тихо спросил мальчик.

Я положила руки ему на плечи и посмотрела в его глаза:

- Ты и так умный и достоин стать кем угодно... Твои родители верят в тебя и я тоже.

Он заулыбался - и в этот момент так стал похож на свою мать! - что я рассмеялась.

- Ты нравишься мне, Томас, ей-богу!

- Вы мне тоже, мисс Регина.. А теперь нам надо колоть дровишки, а то вам будет холодно... - он поднял топор и жахнул по полену, расколов его пополам.

Шли дни, и Джексоны стали чувствовать себя свободно в нашем обществе. Офелия почти каждый день приносила еду, пока не убедилась, что мы можем сами позаботиться о себе. Вместе с Томасом они частенько притаскивали полевые цветы, собранные по пути, и вскоре запущенная лачуга стала походить на нормальный дом.

Еще Офелия учила Риган - как самую терпеливую из нас двоих - вязать крючком и шить. Они проводили часы за разговорами и рукоделием, пока мы с Томасом запасали дрова, выкраивая время, чтобы половить рыбу в ручье, протекавшем через наш участок.

Однажды вечером Руфус приехал с ружьем на плече.

- Собираюсь поохотиться, хотите со мной? - с улыбкой предложил он.

Здесь не было супермаркетов, где лежало бы мясо, аккуратно упакованное в пластик. Охота - это было как раз то, что я должна была познать при нынешних обстоятельствах.

- Мне нужно переодеться в штаны, я же не могу отправиться в лес вот в этом... - я ухватилась за юбку.

Руфус терпеливо ждал, пока я переодевалась. Когда же я вышла из спальни, Риган и Офелия принялись поддразнивать меня:

- Притащи-ка нам сегодня на ужин жирного опоссума, Регина, - хихикнула негритянка мне вслед, когда я спустилась с крыльца и присоединилась к ее мужу.

Вместе с Руфусом мы медленно пробирались по лесным тропкам в поисках добычи, которой предстояло стать нашим ужином.

- Офелия ведь пошутила насчет опоссума... да? - прошептала я.

- Из опоссума выходит отличное рагу, вы сами так сказали... - даже не поворачиваясь, ответил мой напарник.

Я подбоченилась:

- Но я никогда не ела опоссума!..

Он остановился и развернулся ко мне - рот до ушей!

- Еще как ели! Ели да нахваливали!..

Я вспомнила про чудесное рагу, которым угостила нас Офелия в тот вечер, когда мы приехали, и мне стало дурно.

Руфус усмехнулся и продолжил свой путь. Я тащилась за ним, чувствуя привкус желчи во рту из-за возмущения в желудке. Потом мы нашли полянку и засели в ожидании.

- А почему вы не замужем? - шепотом спросил Руфус, пока мы с ним вот так сидели.

- Не встретила человека, которого полюбила бы настолько, чтобы выйти за него замуж. Хотя это мало волновало моих родственников. Они настаивали, чтобы я вышла замуж за того, кого они сочли подходящим, но я не успела...

- Полагаю, что у вас была достаточно веская причина, чтоб уехать вместе с невесткой... - Руфус не отрывал глаз от опушки.

Я сорвала травинку и размяла ее в пальцах.

- У меня было много разногласий с моей родней...

- Хотел бы я иметь дочь, - улыбнулся он. - Мы смогли родить только одного ребенка, но все еще не теряем надежды.

- Могу себе представить такую картину - любящий отец, из которого дочушка вьет веревки!..

Руфус засмеялся:

- Держу пари, ваш отец так и выглядел!..

Мое веселье тут же как ветром сдуло. Я представила, что сейчас делает мой отец и как он справляется с моим исчезновением... И самое главное, винят ли его горожане в пропаже дочери?..

- Скучаете по нему? - спросил Руфус, видя, что я притихла.

- Ненавижу себя за то, что заставила его страдать, но у меня не было выбора.

Руфус явно чувствовал себя неловко из-за этого разговора, и мне стало полегче, когда он указал мне на противоположную сторону поляны - там что-то шевелилось. И вот из-за деревьев вышел олень - он щипал траву... Грохот выстрела оглушил меня - и я отвернулась, когда огромное животное упало, как подкошенное.

Услышав выстрел, нам навстречу примчался Томас. Мы с Руфусом, пыхтя, несли добычу, и я возликовала, увидев, что мальчишка привез тележку. Но моя радость была недолгой: нам пришлось поднять тушу и втроем тащить тележку дальше.

В этот вечер есть я не смогла... Съестное пахло превосходно, но всякий раз, думая о еде, я вспоминала безжизненные карие глаза животного, - они смотрели на меня, когда мы толкали окровавленную телегу вверх и вниз по холмам. Руфус и Офелия язвили насчет моего слабого желудка и того, что я не смогла даже стоять рядом, пока они свежевали добычу. Позже, правда, оба признались, что в самый первый раз чувствовали себя точно так же.

Потом мы все вместе сидели у маленького костра на улице. Сияли звезды и мы наслаждались прекрасной ночью. Руфус угостил нас каким-то пойлом, от которого мое нутро прожгло до самых пяток. Но зато после нескольких глотков меня уже ничего не волновало. Да и в самом-то деле, что еще?.. Я лежала на одеяле рядом с Риган, смотрела в ночное небо, и в кои-то веки, пусть на миг, все было хорошо.

- У вас есть какие-нибудь мыслишки по поводу вашей землицы? - поинтересовался Руфус. По голосу чувствовалось, что он захмелел.

Мы собирались уехать отсюда гораздо раньше, чем пришлось бы что-то делать с землей, которая теперь принадлежала нам. Мы планировали вернуться в Галфпорт в тот день, когда Роберт изначально хотел меня убить в этом времени, и затем, если повезет, вернуться в наши дни. Мы понимали, что течение событий было изменено отъездом Риган, и молились, чтобы последствия этих изменений не оказались слишком серьезными.

- Мы еще об этом толком не думали... А чтобы вы сделали? - спросила Риган.

- Земли маловато, чтобы разводить лошадей, но для посевов вполне хватит. Вам нужно пропитание...

Тут я села и, глупо ухмыляясь, предложила:

- Что если нам устроить здесь торговый молл - магазины, стрип-бар и все такое?

Риган повернулась и с ужасом воззрилась на меня.

- Что?.. - хмыкнула Офелия.

Я не сразу врубилась, что под действием алкоголя ляпнула лишнее.

Риган отвернулась от меня и натянуто засмеялась:

- Она начиталась книжек из библиотеки своего батюшки... там много про чужие культуры и их обычаи, - с этими словами Риган снова посмотрела на меня и в ее глазах явственно читалось: "Заткнись!.."

- О, боже, дитя, я сроду не слыхивала про такое! - со смехом воскликнула Офелия.

- Думаю, нам пора баиньки... - Риган встала и бросила на меня многозначительный взгляд. Но мои ноги были словно ватные и я решила, что проведу ночь там, где сидела.

Руфус тоже встал и помог Офелии подняться. Уходя, она, улыбаясь, обратилась к нам:

- Хотелось бы мне еще послушать, что там пишут в этих книжках...

- Пойдем, женщина, - игриво хохотнул ее супруг. - Я тебе почитаю...

Попрощавшись с ними, мы дождались, пока они исчезнут в темноте. Потом Риган от души повеселилась, наблюдая за моими попытками встать.

- Пожалуй, провожу тебя в постель, пока ты не убилась... - и с этими словами она обхватила меня за талию.

- Прости, дорогая. Не знаю, с чего это меня так развезло...

- Это называется - самогон. И тебе надо напиться воды, чтобы не проснуться наутро с дикой головной болью. Ты же знаешь, к чему приводит боль?

- Рига-аан! - простонала я. - Я не понимала... точнее, не подумала...

- Ничего, любовь моя, я тоже не сообразила заранее, пока не ты не уселась и не начала рассуждать про торговые центры...

Она усадила меня за стол, нарезала хлеба, и села напротив.

- Ты почти не ела за ужином, поэтому я уверена, что толку от еды не будет. Выпей-ка это... - и она протянула мне стакан воды.

Я ела хлеб и пила воду, пока в голове у меня слегка не прояснилось.

- Кажется, мне чуток получше...

- Боже! Давай ешь и пей еще! Обещаю, что завтра ты будешь спать, сколько влезет... - сказала Риган.

- Что я такого сделала, чтобы заслужить тебя?

Она подвинулась ко мне и сплела свои пальцы с моими.

- Я спрашиваю себя об этом каждое утро, когда проспаюсь рядом с тобой...

- В хорошем смысле, да?

- Конечно, любовь моя, - улыбнулась она. - А теперь - спатки!..

Мы, разумеется, проспали все следующее утро, но из-за выпитой накануне воды, мой организм в конце концов настоятельно потребовал покинуть теплую постель. Ежась от холода, я доплелась до нужника и, медленно приоткрыв дверь, увидела, как там разбегаются потревоженные утренним светом пауки. Я чувствовала, что еще вот-вот - и лопну! Но я ужасно боялась этих ползучих тварей, поэтому захлопнула дверь и сделала свои дела за уборной.

И я и Риган пользовались туалетом, когда приходилось, но потом в большинстве случаев выскакивали оттуда с дикими воплями, когда какая-нибудь букашка слишком уставала от нашего присутствия. И теперь когда я смотрела на этот деревянный рассадник заразы, в моей голове созрела гениальная идея.

Намотав обрывок старой тряпки на длинную палку, я обмакнула это приспособление в керосин, и запалила самодельный факел. Я хотела выкурить насекомых, чтобы единолично претендовать на горшок. План сработал отлично: когда я засунула факел внутрь, тесное пространство наполнилось дымом, и враги в ужасе ринулись прочь... Я торжествующе захохотала, празднуя победу, но тут палка переломилась пополам и ее пылающий конец упал на пол. Мне стало не до смеха: сортир вспыхнул точно пороховая бочка! Черный дым повалил вверх, а я беспомощно топталась на месте, взирая на это адское представление.

- Лия?! - позвала с крыльца Риган.

Я вздрогнула, услышав ее голос.

- Милая, ты же понимаешь, что сортирчик вообще-то был нам необходим, да? - невозмутимо осведомилась Риган, состроив, однако, убитую мину.

- Я просто хотела уничтожить всех таракашек, - пожала я плечами.

Она улыбнулась мне с таким состраданием и терпением!

- Ну, похоже, тебе это удалось...

Стук копыт перекрыл треск адова пожарища. На лице Руфуса попеременно отразилось беспокойство, а потом недоумение, когда он увидел, что осталось от уборной.

Он молча посмотрел на меня, потом на Риган, ожидая объяснений.

- Она воевала с пауками, - пояснила Риган.

Руфус запрокинул голову и смеялся до тех пор, пока по его темным щекам не потекли слезы.

Потом, словно безумные, пешком примчались Офелия с Томасом - на их лицах был написан испуг. Подбежав ко мне, Офелия сжала меня в объятиях:

- Деточка, я подумала, ваш дом горит, а вы - внутри!..

- Вон что горит! - Руфус снова покатился со смеху. - Нужник!

Офелия отступила на шаг, осмотрев меня, а потом Риган, проверяя, все ли с нами в порядке.

- Да что стряслось-то?!

И потом все утро, к моей великой досаде, было наполнено шуточками и подколами по поводу моей неудачной попытки избавиться от ползучих соседей.

Риган отправилась в город вместе с Руфусом и Томасом за досками для новой уборной, а мы с Офелией остались дома, выбирать новое место для строительства оной.

- Итак, вы не хотите, чтобы это было рядом с домом, чтобы запах не попадал в окна, - изрекла Офелия, пока мы неторопливо прогуливались вокруг нашей лачуги. - Но и слишком далеко тоже не хотите, иначе холодной ночью такая прогулка покажется вечностью...

- Ри... то есть Би, - поправилась я, украдкой глянув, не заметила ли Офелия моей оплошности. Та чуть прищурилась, но ничего не сказала. - Иногда я называю Би Рей... это прозвище... Потому что она такая вся, как утренний солнечный лучик, - выпалила я, когда Офелия приостановилась. Ее взгляд просто пробуравил меня насквозь.

- Я знаю, что ее зовут вовсе не Беатрис, - сказала Офелия. и по ее лицу расползлась широкая улыбка. - И подозреваю, что и тебя не Региной звать...

Я остановилась, не зная, что ответить, мои губы шевелились, но я не могла издать ни звука.

Офелия преодолела короткое растояние, разделяющее нас, и положила руки мне на плечи, глядя прямо в глаза:

- Может, я мало чего знаю о книгах, и никогда не ходила в школу, но я прекрасно понимаю, когда кто-то скрывает от меня правду.

Мы стояли молча, и ее темные глаза испытующе глядели на меня. Мне казалось, будто этот взгляд просто выворачивает меня наизнанку и видит все мои тайны.

- Я знаю уже некоторое время, что вы не были честны со мной, - ее улыбка стала еще шире. - И это хорошо. То, от чего вы, девушки, убегаете, должно быть очень плохим. Я чувствую страх...

Я проглотила комок в горле и выпалила:

- Ее зовут Риган, а меня - Лия, - и когда это признание сорвалось с моих уст, мне стало легче, потому что я почувствовала наконец, что могу сказать правду. Ну, или хотя бы часть ее...

- Ты страдала, дитя, вот что я вижу... Мы с Руфусом - на вашей стороне, и сделаем все, чтобы вы были в безопасности.

Она взяла мое лицо в ладони и погладила. Ее обычная улыбка прочно обосновалась на ее губах.

Я взяла ее руки и крепко пожала.

- И я вам скажу, Офелия, что мы с Риган сделаем то же самое для вас, если понадобится. И однажды я смогу рассказать вам с Руфусом всю правду, но ради спокойствиях всех причастных к этой тайне, думаю, что лучше пока оставить все, как есть.

Офелия обняла меня за плечи, и мы продолжили нашу прогулку.

- Думаю, что вот это расчищенное местечко как раз самое то... - она указала на освещенное солнцем место на приличном расстоянии от дома.

Мои нервы еще не успокоились, и мне понадобилось время, чтобы сообразить, что она вернулась к разговору о туалете.

- О, да! Риган точно понравится...

- При чем здесь она?.. - возразила Офелия.

- Она - все что у меня есть, ну, если не считать вас и вашей семьи, конечно...

- Общие секреты очень сближают, - сказала Офелия, а потом повернулась в сторону дороги. - Рановато что-то... - пробормотала она себе под нос и прищурилась, всматриваясь в даль.

Я тоже посмотрела туда, но ничего не увидела.

- Рановато для чего?..

- Кто-то едет по дороге, но Руфусу еще не время возвращаться. И кто бы то ни был, он очень торопится...

Прислушавшись, я уловила стук конских копыт - и он становился все громче, по мере приближения. У меня свело живот, страх заполнил все мое существо, когда я представила, кто это мог быть... Я посмотрела на Офелию, и была поражена, увидев, что она изучает меня так же внимательно, как накануне.

- Мое слово верное, - тихо произнесла она. - Я не позволю, чтобы с тобой что-нибудь случилось.

- Дай бог, чтобы вам никогда не пришлось доказывать это на деле... - я повернулась и увидела, как к нам приближается человек. Его лицо было мне незнакомо.

- Доброго!.. - крикнул он и коснулся рукой полей шляпы в знак приветствия. - Видели дым... здесь все в порядке?

- Да, все хорошо, просто сгорел старый нужник... мозгуем вот, где б поставить новый, - бодро отрапортовала Офелия. - А как ты и твои домашние, Зеб?

Я прикинула, что на вид Зебу где-то лет двадцать пять. Он был худой, точно жердь, кожа на его лице - дочерна загорелая, сухая, уголки рта - потрескались... Колени его поношенных штанов были испачканы грязью... Короче, он не смахивал на законника или на кого-то, кто охотится за беглыми. "Вероятно, он проводит дни на ферме", -решила я, и немного успокоилась.

- Мисс и дети прекрасно справляются, не жалуемся, - беззубо улыбнулся Зеб.

Офелия обратилась ко мне и жестом подозвала ближе.

- Зеб, это Регина, наш друг...

- Рад знакомству, мэм, - кивнул он мне.

- Мне тоже... - я не сказала больше ничего, предоставив Офелии выкручиваться за двоих.

- Руфус с сыном наловили целую прорву рыбы на прошлой неделе в ваших местах, - хитрая Офелия ловко сменила тему разговора, уводя от меня чужое внимание.

- Да, они много наловили, - Зеб хлопнул себя по бедру, подняв тучу пыли. - Он мне дал целую связку рыбы, мы хорошо наелись тем вечером. А как те цыплята?..

- Томас возится с ними, назвал их Бетти и Ирма... Вот уж он пригорюнится, когда я их приготовлю!

- Скажите старине Руфусу, что у меня всегда будут для него цыплятки, если он будет потчевать меня рыбой, - и Зеб погладил себя по животу, подняв в воздух очередную порцию пыли. - Может, вам помощь какая нужна с новым сортиром? - у Зеба повело челюсть. - Прошу прощения, дамы...

Я не смогла удержаться и фыркнула. Впрочем, Офелия тоже.

- Нет, нам не нужна помощь, но спасибо за вашу доброту.

Зеб развернул свою лошадь к дороге.

- Тогда я поехал обратно, а вы зовите, если что-нибудь понадобится, - он снова прикоснулся к шляпе. - Рад был познакомиться, мэм...

- Взаимно, Зеб... - он ускакал, и казалось, будто все возникшее напряжение улетучилось вместе с ним.

- Сюда никто не ходит, кроме таких вот местных, как Зеб, - успокоила меня Офелия.

Она читала меня точно открытую книгу. Я попыталась хоть что-нибудь сказать, но не смогла.

- Когда ты будешь готова, дитя мое, ты сможешь рассказать мне все, - Офелия похлопала меня по руке. - У нас куча времени на разговоры. А теперь, давай-ка что-нибудь приготовим. Когда они вернутся, Томас будет голодный, как волк.

Новая постройка заняла у нас пару дней. В первый день прошел небольшой дождь и принес с собой похолодание. Это не прибавило мне хорошего настроения. Ночи становились все холоднее, и это делало ночные вылазки все более неприятными, даже несмотря на то, что новое "заведение" было будто "с иголочки", как выразился Томас.

Холода сделали нас с Офелией вялыми. Не хотелось ничего делать, а только бы лежать перед печкой, но была еще и Офелия, которая каждое утро стучалась в наши двери. Нам многому еще надо было поучиться для жизни в деревне, и она настойчиво обучала нас обеих, хотели мы того или нет.

Она учила нас, как заготавливать овощи и фрукты, как использовать растения до последнего корешка. Жир от бекона был здесь роскошью и использовался почти во всех блюдах, даже в салатах. В иные времена я бы разжирела на такой диете, но Офелия заставляла меня так много трудиться, что телу требовалось для силы все, что я могла ему дать.

Наши кулинарные навыки улучшились со временем, и мы наконец-то могли готовить себе сами. Само собой, что Офелия не упускала возможности накормить нас, но зато мы работали в ее саду, подготавливая почву для весенних посадок. Садоводство здесь было жизненной необходимостью, а не хобби, как я к тому привыкла. Офелия и Риган устроили заговор против меня, и я стала тем "счастливчиком", что постоянно таскает на грядки навоз.

- Хорошенько мешай это дерьмо с землей... - подтрунивала Офелия.

Запах свежевскопанной земли, сдобренной коровьим навозом, утренний ветерок и заразительный смех Офелии - станут одними из самых моих теплых воспоминаний об этих днях.

Риган наконец-то расслабилась, чтобы распустить волосы и перевязать их лентой. Она настаивала, чтобы мы носили длинные юбки, как это было принято среди женщин тех времен. Она так сильно отличалась теперь от той, которую я встретила первый раз в антикварном магазине... Она была самым красивым созданием, которое я когда-либо видела.

Я влюблялась в нее заново каждый день, что мы были вместе. И не потому, что она делала что-то для меня, а просто потому что она была самой собой. Звук ее голоса, когда она просыпалась утром рядом со мной, ее манера смеяться... То как светилось ее лицо, покрываясь бисеринками пота, когда она работала в саду... Все в ней притягивало меня, и я не могла этому противостоять.

- О чем ты задумалась? - спросила она однажды, когда мы сидели на нашем крыльце, обнявшись и укутавшись одеялом, и любовались закатом солнца. - Ты словно в миллионах миль отсюда...

Я улыбнулась, а она заправила прядь волос мне за ухо.

- Я счастлива... По-настоящему счастлива в первый раз за всю мою жизнь.

- И я... - она улыбнулась. - Иногда я боюсь, что проснусь, и все это окажется сном... Но ты лежишь рядышком, мирно сопишь...

- ... пускаешь слюни...

Она рассмеялась и этот мелодичный звук заставил мое сердце пропустить удар.

- Не-ет... просто ты выглядишь довольной.

- Должна признать, это место и меня успокаивает, но я считаю, это потому, что ты со мной.

Она какое-то мгновение изучающе смотрела на мое лицо. Мне стало немного не по себе.

- Лия, готова ли ты жить здесь, если все пойдет не так, как мы задумали?..

- Я много думала об этом. Иногда у меня бывают кошмарные сны, где одна из нас возвращается назад, а другая - остается здесь, - при мысли об этом у меня перехватило горло. - Я не смогу жить здесь без тебя. Да и нигде не смогу...

- Я чувствую то же самое... - она посмотрела на уходящее солнце. Ее лицо озарял оранжевый закатный свет. - Я все еще думаю о той ночи в моей квартире, когда я так психанула, что велела тебе уйти. Выражение твоего лица разбило мне сердце, и когда ты ушла, я почувствовала внутри себя пустоту... Именно тогда я поняла, что все это - правда. То, о чем мы мечтали, - она сжала мою руку. - А ты - тот человек, которого я ждала всю свою жизнь.

- Не переживай... Я лучше во всем этом разбиралась, потому что испытала это на себе. Я знала, что все реально, но ты должна была сама прийти к тому, о чем я говорила.

Риган поднесла наши соединенные ладони к своим губам и поцеловала костяшки моих пальцев.

- Я сомневалась в тебе, вот в чем дело... но я не повторю эту ошибку снова.

0

7

Глава 13

- Проснись!.. - Риган трясла меня за плечо. Я открыла глаза - ее испуганное лицо маячило прямо надо мной. - Кто-то стучится!

Я мгновенно вскочила и услышала приглушенный голос Руфуса, доносящийся снаружи. Схватив одежду, я быстро накинула ее на себя и подлетела к черному ходу, где негр  дубасил в дверь.

- Там в городе некий человек ищет двух женщин!

У меня затряслись поджилки.

- Как... как он выглядит? - спросила я. К нам присоединилась Риган.

- Такой высокий, с рыжей бородой...

- Отец...- прошептала я. - Он говорил с кем-нибудь?

- Мне очень жаль, но он успел перемолвиться с мистером Хортоном, прежде чем я успел его перехватить. Уверен, что тот наверняка уже сболтнул ему про вас.

- Хорошо, Руфус, возвращайся к работе, пока мистер Хортон не хватился тебя. Мы разберемся... - сказала я, а сама лихорадочно пыталась придумать, как нам быть.

- Нет, мэм. Я не брошу вас одних, - твердо заявил негр.

Его решимость остаться, чтобы защитить нас, согрела мое сердце.

- Не переживайте, этот человек не причинит нам вреда,- сказала я, похлопав его по плечу. Руфус неохотно подчинился, но я подумала, что он отправит Офелию присмотреть за нами.

Риган вернулась на кухню - белая, как мел.

- Если он сумел нас отыскать, значит и Роберт сможет.

- Может, я поговорю с ним...

- Лия, он хочет вернуть нас обратно... и что мы будем делать?!

Она дрожала, я обняла ее и прижала к себе.

- Без паники, любовь моя... Встречи с отцом не избежать, ведь он уже виделся с Хортоном. Мы не успеем сбежать.

Тут раздался стук в дверь. Риган отпрянула от меня - ее глаза округлились от ужаса.

- Тебя не должны видеть, пока я разговариваю с ним. Давай-ка, дуй к Офелии через заднюю дверь.

- Нет.... я не оставлю тебя одну. Но сразу скажу: мы не вернемся назад, - мы подошли к двери, и Риган схватила меня за руку.

- Отец... - я даже попыталась приветливо улыбнуться. Он порывисто сжал меня в объятиях - по его лицу потекли слезы.

- Дитя мое... - всхлипывал он снова и снова, обнимая меня. Когда наконец он выпустил меня, то так же обнял Риган и прижал ее к себе. Она все продолжала держать меня за руку.

Мы уселись на кухне за столом, и Риган приготовила кофе. Сначала отец долго просто сидел и смотрел на меня, эмоции мешали ему говорить.

- Как вы нас нашли? - спросила я, не в силах уже молчать.

- Мистер Уайтхолл все рассказал мне...

Риган от неожиданности чуть не выронила кофейник.

- Он попросил меня держать все в тайне,- он потер глаза и тяжело вздохнул. - Уайтхолл сжалился надо мной, потому что мне было очень плохо...

Я прильнула к нему, взяв его за руку, и расплакалась:

- Простите меня, отец, я так виновата перед вами...

Мне было больно видеть и слышать все это. Он сильно осунулся, лицо выглядело изможденным, а под глазами залегли темные круги: он выглядел как человек, который разом потерял все.

Он оглядел нашу убогую кухоньку и снова вздохнул.

- Как вы тут, девочки? Вам что-нибудь нужно?

-У нас все хорошо, мистер Маркс. Мы обзавелись новыми друзьями, они научили нас, как постоять за себя, - ответила Риган, уловив, что я не в состоянии поддерживать беседу.

- Но почему вы так поступили? - в конце концов спросил он. Его душили слезы.

- Не уверена, что смогу толком все объяснить... - я старалась избегать его пронзительного взгляда.

- Я здесь не для того, чтобы уговаривать вас вернуться назад. Это невозможно, вы понимаете, - он кивком указал на Риган. - Твои родители обвинили Лин в похищении. За ее голову обещана награда.

- Мы предвидели это...

- Я и не сомневался, - он прерывисто вздохнул. - Мне просто нужно было увидеть вас. Я должен был знать, что с вами все хорошо.

- С нами все хорошо, - заверила я его, сжимая его ладони. - Роберт знает, где мы?

- Нет, я не сказал ни единой живой душе, что еду сюда. Мистер Уайтхолл объяснил мне некоторые вещи... Я понятия не имел, что Роберт угрожал вам... - он вытер слезы с лица. - Ты должна была сказать мне об этом! Я видел, что он был зол на тебя, но и представить не мог, что его это так задело...

- Я не стала говорить вам об этом, потому что не хотела лишней головной боли для вас. Хватит и того, что уже есть...

Наступила неловкая тишина. Я просто не знала, что еще сказать отцу.

А потом он наконец задал вопрос, которого я так боялась:

- На что же вы живете?

Я вздрогнула, и Риган, сидевшая рядом, положила руку мне на бедро, чтобы унять мою дрожь. Я утеряла всякое почтение к Дороти, но я не хотела ранить отца еще сильнее, признавшись, что именно она ссудила мне денег на побег.

- Мы хорошо справляемся, и у нас есть все необходимое. Как видишь, тут у нас все по-простому, и мы обрели друзей, которые нам помогают.

Его взгляд заметался между мной и Риган. Очевидно,  он решил, будто мы стащили деньги у ее родителей, потому что не стал больше об этом спрашивать.

- Что ж, покажи мне ваши угодья, - он слабо улыбнулся.

Показывать особо было нечего - вся экскурсия заняла у нас минут пять. Он оглядел нашу скудную обстановку, но ничего не сказал. Возникла некоторая напряженность, когда я ввела его в спальню. Было понятно, где мы с Риган спим, а он ведь знал о природе наших отношений. Это больше не было тайной, но мне было так неловко выставлять это напоказ!

В саду и огороде Риган не отставала от меня ни на шаг, пока я распиналась,  что и как мы планируем посадить. Все это было враки - мы ведь не собирались оставаться здесь до весны. До ноября - меньше недели, а значит вскоре мы должны были покинуть Пурвис. Обстоятельства вынуждали нас лгать.

- Как долго ты пробудешь здесь? - и мне вдруг стало страшно при мысли, что он уедет.

- Только одну ночь, а потом я должен уехать в Сент-Льюис Бэй. Мы переезжаем туда...

- Я... я должная спросить... Мои выходки навредили вашим делам? - выговорила я, заикаясь. Я боялась ответа.

- В Галфпорте у меня по-прежнему все нормально, но теперь я должен сосредоточиться на том, как утвердиться в Сент-Льюис Бэй.

Я не смогла сдержаться и разревелась:

- О-о... я так виновата!..

Он обнял меня и погладил по голове:

- Я ничего не потерял, моя дорогая... Кроме тебя. Но теперь, когда я знаю, что ты в порядке, мне гораздо легче.

От его доброты мне стало только хуже, и я зарыдала еще горше. Так мы и стояли в обнимку: он шептал мне какие-то успокоительные слова, и тут я почувствовала, что рука Риган выскользнула из моей ладони.

- Оставлю вас пока, - сказала она. - Думаю, вам надо побыть вдвоем.

Ее тон и то, как она посмотрела на меня, сказали мне о многом: она понимала, что сейчас мы - в безопасности, и что мне нужно время, чтобы поговорить с отцом. Такое драгоценное время...

- Она прекрасна, - сказал он, когда Риган ушла. - Я понимаю, почему ты так рисковала, чтобы быть с ней вместе, - задумчиво добавил он.

Мы взялись за руки и неторопливо побрели, куда глаза глядят.

- Твоя мама похитила мое сердце, когда я был совсем мальчишкой, и я готов был следовать за ней хоть на край земли...

- Моя мама, не Дороти, - сказала я, он остановился. - Дороти все рассказала мне, - объяснила я, прежде чем он успел что-то сказать.

Отец нежно обхватил ладонями мое лицо, и у него потекли слезы:

- Прости, что я никогда не говорил тебе об этом. Я боялся, что это усугубит и без того напряженные отношения между тобой и Дороти.

- Ты так много мне простил, так неужели же я упрекну тебя за это? - я снова взяла его за руку и повела туда, где лежали бревна, хорошо освещенные солнцем. Мы уселись там и я попросила:

- Расскажи мне о ней...

Он задумчиво уставился на деревья - как бы я хотела в тот момент окунуться в его воспоминания!

- Она была восхитительна... - улыбка озарила его лицо. - Храбрая и мужественная... - он покачал головой. - В ней было столько жизни! Как и в тебе... Это так завораживало!

Я слушала его, затаив дыхание, и пыталась мысленно воссоздать ее образ.

Неожиданно отец хихикнул:

- Она любила охотиться вместе со мной и моими братьями. Было одно местечко, где охота была особенно удачной, - и оно принадлежало некоему старику. Он прославился тем, что пулял каменной солью в тех, кто осмелился нарушить границы его владений, - он снова усмехнулся.

- Как-то мы охотились на границе его земель, и один из моих братьев принялся подзадоривать твою маму: он подбил ее пойти к тому старику и попросить дозволения поохотиться в его угодьях. Я, конечно, был в ужасе, когда она приняла это предложение: я испугался что она вернется с задницей, нашпигованной солью... - он вспоминал тот день, глядя на лес позади меня.

- Она приняла вызов и оказалась на крыльце у того человека раньше, чем я успел ее остановить. Минута - и она уже исчезла в недрах его дома. Мы долго стояли там, гадая, что же будет?.. Я уже собирался пойти к ней на выручку, когда она появилась снова - боже, она так важничала, когда шла к нам!

Тут уж я рассмеялась вместе с ним, представив, как должна была выглядеть моя матушка в тот момент.

- Она сказала, что вошла в дом и грозно потребовала, чтобы он разрешил нам охотиться на его земле, и он, перепугавшись, согласился... Разумеется, мои братья заартачились и не поверили. Тогда она выхватила дробовик у одного из них, и прежде чем он успел ей помешать, наставила ствол прямо на лошадь старика и сказала, что в подтверждение своих слов выстрелит в нее, - глаза отца стали большими, будто он сейчас зримо видел перед собой ту сцену. - И она-таки сделала это! Животное рухнуло наземь, будто куль с мукой... - у меня отвисла челюсть, когда я услышала такое!

Отец же смеялся до слез:

- Мои братья решили, что она свихнулась, и убежали, опасаясь за свою шкуру. А она стояла и хохотала, как сумасшедшая. Я остался с ней, ожидая, что сейчас появится этот старик и убьет нас обоих на месте!

Я в этом месте тоже начала сомневаться в ее вменяемости, как и он тогда.

- А потом она мне призналась, что когда она спросила разрешения поохотиться, старик предложил ей сделку: та лошадь была очень стара, и ее надо было пристрелить, но не мог решиться на это... И тогда он сказал ей, что если мы упокоим старое животное, то можем поохотиться на его земле.

Отец вытер слезы, выступившие от смеха.

- Твоя мать была непредсказуема - я никогда не знал, что она выкинет в следующий момент. И за это я любил ее еще больше...

- Как она выглядела? - спросила я, отчаявшись представить себе женщину, про которую он рассказывал.

- Она была красивая... Чудесные каштановые волосы, ниспадающие вьющимися прядями по спине... - он присмотрелся ко мне и улыбнулся. - Ты унаследовала ее глаза и ее черты.

- Должно быть, она очень любила вас...

Его улыбка исчезла.

- Она любила меня, но не так, как ты думаешь...

Я удивленно вскинула брови:

- Она любила меня, да. Но не была влюблена... Ее сердце принадлежало другому человеку. Она сказала мне об этом перед смертью.

- Она была вам неверна? - с замиранием сердца спросила я.

- Нет, она никогда мне не изменяла, если ты об этом... - он поднял глаза и встретился со мной взглядом. - У нее была лучшая подруга, и она смотрела на нее так же, как ты на Элизабет. А я был слишком молод, чтобы понять, что это значит... - он вздохнул. - Маргарет, ее подруга, тоже не знала об этом. Твоя мать никогда не признавалась в своих чувствах до того дня, и сказала об этом только мне. Его признание разбило мне сердце.

- Мне так жаль, отец...

- Ничего... Даже несмотря на это, годы, проведенные с Ханной, были лучшим временем в моей жизни. И она подарила мне самое дорогое - тебя...

- Ханна... - произнесла я. - Мою маму звали Ханна Маркс. Это так странно слышать... и говорить вслух...

Он пригладил мои волосы, растрепавшиеся от ветра.

- Думаю, именно поэтому Дороти так и не смогла принять тебя. Ты служила ей постоянным напоминанием о сестре. И хоть я и полюбил ее со временем, она всегда чувствовала, что не сможет вытеснить твою мать из моего сердца.

- Понимаю, почему ты не возненавидел меня за мои чувства к Элизабет, - дрожащим от волнения голосом воскликнула я.

- Дорогое мое дитя, я и не смог бы тебя ненавидеть. А жизнь с твоей матерью немного научила меня понимать подобные чувства, - он привлек меня к себе и обнял. - Элизабет - чудесная девушка, и очевидно, что она очень любит тебя. Береги ее...

Я чуть отодвинулась и посмотрела ему в глаза:

- Жаль, что моя любовь принесла тебе столько страданий.

На его глазах выступили слезы.

- Не нужно извиняться. То, как ты поступаешь, столь же естественно для тебя, как и для твоей матери. Я понимаю, что ты это не выбирала, чтобы усложнить себе жизнь. Главное для меня - твоя безопасность.

- Мы здесь в безопасности. У нас надежные друзья, и есть все необходимое.

- Что ж, что тебе нужно сейчас, так это хороший сарай, - улыбнулся он. - Твоя мать хорошо управлялась с молотком, и я представляю, что ты тоже не промах. Поэтому давай-ка пойдем и подновим его, пока я могу  помочь.

Остаток дня мы провели, занимаясь сараем. Отец был озабочен приближением зимы: нашей лошадке требовалось теплое и сухое укрытие от непогоды. Конечно, это был напрасный труд, потому что мы с Риган собирались к тому времени оказаться в мире с центральным отоплением. Но я не могла собраться с духом, чтобы сказать об этом. Да и как бы я вообще все это объяснила ему?..

Во время одной из своих вылазок из дома, я уловила, что кто-то наблюдает за нами из зарослей. Это были Офелия и Томас - они стояли рядышком, очень озабоченные. Я улыбнулась, и Офелия понимающе кивнула. Мы больше не боялись нашего гостя, все было хорошо. Я сказала им, что они могут присоединиться к нам, но она отрицательно покачала головой, и супруги исчезли в лесу.

Не знаю, почему они так поступили. Может,  интуитивно догадалались, что мне нужно побыть с отцом наедине?

Риган провела день на кухне. Она действовала так, как учила Офелия, и ее стряпня произвела на нас впечатление. Я была так благодарна ей, и так горда ее навыками, что твердила ей об этом, пока она не утомилась меня слушать. Я сказала, что она стала "мастером дровяной печи", достойным самой лучшей похвалы!

В ту ночь, когда мы лежали вместе на кровати, слушая, как в соседней комнате похрапывает мой отец, я взяла ее руку и притянула к своей груди:

- Пообещай мне, Риган, - прошептала я.

- Все, что угодно... - отозвалась она.

- Пообещай, что если я когда-нибудь стану относиться к тебе хуже, чем сейчас, ты скажещь мне об этом и напомнишь об этом нашем разговоре.

- Хорошо... а ты пообещай, что поступишь так же.

Мы переплели наши пальцы - точь-в-точь, как мы это делали в моей машине. Это напомнило мне о прежних временах. Это прикосновение было последним, что я четко ощущала, перед тем как уснуть.

На следующее утро мы в последний раз попрощались с моим отцом. Он, конечно, не ведал о том, но я чувствовала, что больше никогда не увижу его снова... Я смотрела, как он уезжает все дальше, и моя душа разрывалась в клочья - ведь я знала, что он вернется и снова будет меня искать. Я цеплялась за Риган и горько рыдала. Я плакала так, что почувствовала себя совершенно разбитой. Спустя час после его отъезда, она все-таки усадила меня перед собой и заставила поговорить с ней.

Обхватив ладонями мое заплаканное лицо, она сказала, глотая слезы:

- Думаешь, он смог бы понять, если бы мы сказали ему всю правду?

- А что было, если бы он всё узнал?

- Лия, он бы тогда не приехал сюда искать нас, и был бы счастлив, зная, что мы счастливы и в безопасности.

- Я чувствую так, словно отправила его отсюда, дав ему ложную надежду, - продолжала я рыдать. - Но если бы я рассказала ему все, как есть? Решил бы он, что мы сошли с ума? Не стало ли бы ему еще хуже?

Я приняла решение оставить его в неведении, и знала, что этот поступок будет мучить меня всю оставшуюся жизнь. У меня не хватило смелости сказать ему, что нас с Риган не будет здесь, когда он вернется, и я молилась, чтобы он сумел простить меня, а главное, что когда-нибудь я сама себе это прощу...

Глава 14

Мы с Риган следили за ходом дней, делая зарубки на дверном косяке в спальне. Новая отметка приближала нас к тому дню, когда мы отправимся домой. И каждая из них вызывала у нас противоречивые эмоции. Мы тосковали по дому, но боялись того дня, когда нам придется сказать "прощайте!" людям, которые стали нам родными.

Лежа на кровати, я наблюдала, как Риган делает очередную зарубку. Она провела пальцами по отметинам и вздохнула:

- Уже скоро... - потом она посмотрела на меня, и ее ее лоб омрачили горестные морщины: - Я боюсь, Лия.

Я протянула к ней руки, и она легла легла рядом со мной на кровать, и положила голову на мое плечо.

- Мне ужасно не нравится, что приходится врать всем, и хреново оттого, что мы будем вынуждены расстаться с ними... - сказала Риган, сворачиваясь калачиком. - А еще больше мне не нравится мысль о том, что придется вернуться в Галфпорт.

- Знаю, любовь моя, - я хотела успокоить ее. - Но даже мистер Уайтхолл был согласен с тем, что лучшее место для нас, чтобы отправиться в свое время, это именно Галфпорт. Он сам ведь это сказал тебе, когда ты обсуждала с ним наш план.

- Но почему?! - плаксиво спросила она, точно маленький ребенок.

- Потому что Галфпорт - это место, где мы живем в настоящем. Несмотря на все изменения, которые произойдут из-за нашего исчезновения, мы должны быть уверены, что попадем в конце концов домой.

Я доверила мистеру Уайтхоллу наши жизни, но он, похоже, сам рассчитывал на меня. Я чуяла, что он знал гораздо больше, чем рассказал нам. Интересно, таким образом он пытался обезопасить нас или у него был какой-то другой мотив?..

Мы с Риган редко отваживались выезжать в город, разве что в том была крайняя надобность. Но как-то утром мы оделись, запрягли лошадь в тележку, и поехали по делам. Это было накануне дня рождения Томаса - и мы хотели подарить ему что-нибудь эдакое. И вот мы остановились у магазина и зашли внутрь.

Риган вела себя немного более свободно, нежели я. Но и она чуть не подпрыгнула, когда хозяин поприветствовал нас и спросил, чем может нам помочь.

- Мы ищем подарок ко дню рождения для мальчика примерно одиннадцати лет, - улыбнулась она в ответ.

Я же постаралась избежать общения, и пошла бродить по магазину, разглядывая товары и удивляясь всякому старью. Когда я наткнулась на золотые карманные часы, глаза у меня так и загорелись! Я подождала, пока Риган вернется ко мне, а потом осторожно попросила ее узнать насчет часов.

Мистер Хортон снял с полки коробку с полки за прилавком, и положил часы перед нами. Я почувствовала в руке их тяжесть и прохладу: это было так не похоже на все те подделки, что я видела раньше.

- Пожалуй, мы возьмем и это, - сказала я, возвращая их Хортону обратно. Он удивленно посмотрел на меня: наверняка ему стало интересно, зачем двум женщинам такая вещь? - Это тоже для подарка, - пояснила я в ответ на его немой вопрос.

- У мальчишки Руфуса скоро день рождения, - сказал Хортон, упаковывая наши покупки.

- Да, поэтому-то мы и купили все это, - небрежно ответила Риган, погладив пальцами рулоны ткани на прилавке.

- А часы... тоже для него? - спросил Хортон.

Я подумала, что он - чересчур любопытный, и ничего не ответила. Но Риган бросила на меня быстрый взгляд и ответила:

- Да.

Хортон перестал заворачивать наши вещички и уставился на нас:

- Но это слишком дорогая вещь для ниг...

- Я буду вам признательна, если вы не станете употреблять подобные слова в моем присутствии, - сурово оборвала его Риган.

Хортон опешил.

Было заметно, что он не привык получать замечания от женщины, да еще по поводу своего отношения к тому, кого считал ниже себя. Думаю, он сдержался только при мысли о своей выгоде. Мы с Риган в этот день потратили кучу бабла, вдобавок к остальным тратам, которые  уже сделали с тех пор, как приехали в Пурвис.

- Леди, прошу прощения... - коротко ответил он.

- Я полагала, что мы не должны выпячиваться на фоне остальных горожан, - съехидничала я, когда мы благополучно вернулись к своей повозке.

Риган вспыхнула:

- Как он посмел!.. - прорычала она сквозь зубы.

- Он в принципе так общается. Люди здесь так говорят, - я дернула поводья.

Риган схватила меня за руку и развернула к себе:

- Ты что, оправдываешь его?

- Нет, что ты! Мне все это тоже не понравилось, и я знаю, что он в глаза называет Руфуса "мальчик". Мы-то с тобой знаем, насколько все эти слова унизительны, но эти люди еще такие дремучие!.. Я просто не хочу еще больше все усложнять для Руфуса и его близких из-за того, что нам не по душе местные нравы.

Риган молчала, выпуская пар.

- Мы здесь ненадолго. Ты напомнила мне тот день, когда мы первый раз встретили Руфуса, - продолжила я, когда мы чуть проехали вперед. - Мы не можем взбаламутить здесь все, а потом оставить их расхлебывать.

- Ты права, - вздохнув, признала Риган. - Меня это так задело, потому что я хорошо знаю Руфуса и его семью, - она обняла меня, придвинувшись ближе. - Знаешь, я никогда не думала о расизме, как о чем-то касающемся меня, но теперь больше не смогу относиться к подобным вещам по-прежнему.

- Думаю, что человек просто считатает, что его это не касается, - я запнулась, прикидывая, как бы половчее выразить свою мысль. - Ну это все равно, как если кто-то понаслышке отрицательно относится к геям и лесби, а потом собственное чадушко ставит его перед фактом, и тогда этот человек кардинально меняет свои взгляды.

- Да...но некоторые из таких родителей воспринимают это очень тяжело, - и Риган снова скрипнула зубами.

- Ты так и не рассказала мне, что было у вас дома после того, как нас застукали...

Риган уставилась в сторону, и я почувствовала, как она стиснула в кулаке ткань моего рукава.

- Они выбили из меня дерьмо, Лия. По очереди...

Она по-прежнему сидела, отвернувшись от меня. Но я прямо ощущала, как ее душит злость.

- Я хотела узнать свою семью, своих родителей, а теперь я жалею, что вообще с ними повстречалась. Мне тридцать пять, я нахожусь в теле 19-летней девушки, и только мой житейский опыт помог мне сохранить здравый смысл.

Она повернулась ко мне, у нее текли слезы по лицу.

- Я до сих пор в таком шоке! Люди, которые дали мне жизнь, подняли на меня руку!..

Я бросила вожжи, и наша лошадка остановилась и фыркнула в дорожную пыль, ожидая моих понуканий.

- Риган, я уже много раз это говорила, но повторюсь еще раз: мне безумно жаль, что я втянула тебя во все это...

Она вытерла глаза и откашлялась.

- Перестань... Я должна была остаться и ждать тебя. Это был мой выбор - отправиться сюда. Мой...

Я обхватила ладонями ее лицо, притянула к себе и принялась целовать, шепча:

- Прости... прости... я не могу это исправить...

Она взяла меня за руки и крепко сжала.

- Было много плохого с тех пор, как мы отправились в это путешествие, но ты и семья Джексонов окупают все это с лихвой.

Я слышала, конечно, что она мне сказала, но осознание своей вины жгло меня каленым железом. Я хотела снова начать извиняться, но она, точно угадав мои мысли, приложила палец к моим губам.

- Не начинай снова... Да, я испытала боль и печаль, но я бы никогда не познала такой радости, какую знаю теперь, если бы не отправилась сюда.

Проглотив комок в горле, я снова схватила поводья, и лошадь привезла нас домой.

День выдался солнечный и прохладный, и, к нашему удовольствию, мы были предоставлены сами себе. Вернувшись домой, мы взяли еду и одеяло, и отправились на природу, чтобы насладиться ясным осенним полднем. Держась за руки, мы отправились гулять по узким тропинкам, пока не нашли солнечное местечко недалеко от ручья, где мы иногда купались раньше.

Я расстелила одеяло, Риган разложила нашу провизию: лакомства, которые мы купили в магазине, - шоколад, сыры, крекеры. Раньше бы у меня при виде этого слюнки потекли, но не сейчас... Мое сердце все еще ныло при воспоминании о том, что Риган рассказала мне по дороге домой, и тоска вытеснила чувство голода.

- Если бы я знала, что тебя это так расстроит, я бы никогда не рассказала правду, - Риган угадала мои мысли.

Я посмотрела в эти голубые, как небо, глаза.

- Я не могу ничего исправить, но если с нами что-то случится, и мы отправимся в наше будущее, чтобы начать сначала... - я умолкла и заставила себя отвести от нее взгляд. - Буду ли я такой же глупой и самонадеянной, что заставлю нас снова пройти весь этот же путь?..

Она повернула мое лицо к себе, заставив вновь смотреть ей в глаза:

- Надеюсь, что так и будет, - она чуть улыбнулась. - Я готова опять пройти через боль, если это будет означать, что я проведу время с тобой так же, как сейчас, - и она склонилась и поцеловала меня с такой любовью! - Ты тоже немало пострадала из-за меня. Отпусти все это...

- Но мы не хотели ничего такого... Это я все натворила, - и мне пришлось отвернуться в сторону, потому что на глаза навернулись слезы.

- Я уже сказала тебе, Лия, что это был мой собственный, осознанный выбор. И я, не раздумывая,  поступлю точно так же снова. И знаю, что ты сделаешь то же самое ради меня.

Она легла на спину и утянула меня за собой. Положив голову ей на плечо, я немного расслабилась.

- И плюс ко всему - такое удовольствие лицезреть тебя в этом нелепом одеянии! - добавила она, хихикнув, и потянула меня за блузку, заправленную в длинную юбку. Потом она крепко стиснула меня в объятиях.

- Посмейся вместе со мной. Не дай им испортить нам радость от того, что мы вместе.

И она была чертовски права.

Я могу позволить страданиям и дальше разъедать мне душу, а могу - послать все подальше и насладится тем, что едва ли не каждый пытался у меня отнять

Я приподнялась над ней и шаловливо улыбнулась:

- Так вас умиляет моя уродская одежонка, да?.. - и с этими словами расстегнула несколько пуговиц сзади на блузе.

Риган широко раскрыла глаза, а я продолжала, пока не расстегнула их все.

- С ума сошла? - Риган оглянулась по сторонам: не видит ли кто? А когда она снова взглянула на меня, я уже бросила свою юбку к куче остальной снятой одежды, и стояла перед ней в корсете и панталонах.

Ярко светило солнце. прогоняя утренний холод. Избавляясь от несуразной одежды я даже вспотела.

- Помоги мне с корсетом, а я помогу тебе, - сказала я, поворачиваясь к ней спиной.

- Купание поздно вечером - это одно, но средь бела дня - совсем другое, - сказала она, фыркнув, и занялась моим корсетом. Вскоре он упал  к моим ногам, и я, освобожденная, вскочила на ноги и принялась скакать вокруг нее в этих своих панталонах. Риган рыдала от смеха!

- Ты даже не представляешь, чего лишаешься, - сказала я, прыгая босиком по траве. Потом я остановилась и с дьявольской усмешкой посмотрела на нее. - Но скоро ты присоединишься ко мне! - и я вскочила на одеяло и принялась срывать с нее одежду.

Риган хохотала, пока мы с ней боролись, и эхо разносилось между деревьми. Я ухитрилась перевернуть ее на живот, и расстегнула пуговицы на ее блузке. Потом пришлось изрядно повозиться с завязками на корсете. Она лежала подо мной, хихикая и вскрикивая.

Я перекатила ее на спину и заглянула в  смеющиеся глаза.

- Здесь никого нет, мы одни... давай, как я! - сказала я и встала, скидывая панталоны.

Риган лежала на одеяле - в ее волосах запутались шоколадные крошки и кусочки сыра.

- Вижу, без вариантов?.. - рассмеялась она, стряхивая мусор с волос.

Обнаженные, мы схватились за руки и побежали на берег ручья. Нимало не колеблясь, мы бросились в обжигающую холодом воду. Сначала было ужасно - холодно до боли! А потом, через мгновение, я почувствовала знакомое ощущение, предшествующее броску сквозь время.

Усилием воли я заставила себя расслабиться, поплыла под водой, увлекаемая потоком, и вынырнула, хватая воздух, чуть ниже по течению. Риган оказалась неподалеку - она лихорадочно оглядывалась по сторонам в поисках меня. Потом она быстро поплыла ко мне - туда, где я выходила на берег. Вдвоем мы повалились на песок.

- Что случилось?! - она напряженно вглядывалась в мое лицо.

- Думаю, что я победила... - ответила я, стуча зубами от холода. - Вода была такая холодная, что когда мы прыгнули, мне стало больно! .. Я почувствовала, что меня вот-вот унесет сквозь время...

Риган побледнела.

- Все хорошо, - заверила я ее. - Я просто расслабилась и это ощущение исчезло.

Я все время вела себя осторожно, чтобы не пораниться, опасаясь, что иначе меня унесет временем. Риган, в свою очередь, тоже была очень сосредоточена на том, что я делаю, дабы я не причинила себе вреда. Как же было бы глупо, если бы все наши усилия пошли прахом из-за какой-то послеобеденной шалости?

Риган прижалась ко мне, мы дрожали, пока солнце нас не согрело. Никто не проронил ни слова, но мы обе были потрясены из-за того, что чуть не случилось непоправимое.

- Моя промашка, - нарушила наконец молчание Риган. - Я так расслабилась здесь, что частенько забываю о том, насколько все неустойчиво в нашей ситуации. А ты сейчас можешь получить солнечный ожог - и это еще аукнется потом!

Мы собрали наши пожитки и переместились в тенек. Устроившись на одеяле, мы задумались о своем.

- Уже скоро нам придется возвращаться обратно в Галфпорт. И тогда мы покончим со всем этим, - сказала я, надеясь в душе, что так оно и будет.

- Я помню... - Риган вертела в руках травинку. - Просто не могу представить, что было бы, если бы ты переместилась во времени?

- Ну, я бы вернулась назад в тот же момент, как только осознала, что произошло.

- В этом я не сомневаюсь, любовь моя, но куда бы ты вернулась? - она посмотрела на меня.

- Сюда, куда же еще? - ответила я, не понимая, к чему она клонит.

- Раньше ты каждый раз возвращалась в Галфпорт. Почем тебе знать, что ты опять не вернулась бы туда же?

Я задумалась.

Мы изменили ход событий, сбежав в Пурвис. Вернул бы меня шар снова сюда же? Или отправил бы в Сент-Льюис Бэй, где, согласно историческим записям, я должна была сейчас проживать?

По правде говоря, я на самом деле не знала ответа.

- Иногда у меня мелькает мысль, что подвешены на некой тонкой нити...

Риган повернулась на бок и положила руку мне на грудь - туда, где билось сердце.

- Жизнь сама по себе - тонкая нить. Никогда не знаешь, что принесет день грядущий... - Она помолчала, а потом чмокнула меня в нос: - Зато прямо сейчас у меня есть ты!

И в тот день мы жили настоящим, часами занимаясь любовью, и выкинув из головы все тревоги.

0

8

Глава 15

И вот наступил следующий день.

- С днем рождения! - завопили мы с Риган, когда Томас открыл нам двери. Он улыбнулся и смущенно потупился, но улыбка его стала шире, когда он тайком бросил взгляд на свертки, которые мы держали в руках.

- Входите, - приветствовала нас Офелия, отпихивая сына, чтобы мы могли наконец зайти внутрь.

Дом Джексонов размером был примерно как наш собственный, только с двумя спальнями. Но в отличие от нашего непритязательного жилища, Офелия украсила свое гнездышко коврами и вазами с оранжевыми хризантемами из ее садика. На кухне здесь был задействован каждый квадратный дюйм открытого пространства. Вокруг дровяной печи висели горшки, кастрюли и прочая кухонная утварь. Под потолком от стены до стены была протянута веревка, и на ней в корзинах сушились травы.

Очевидно, Офелия решила, что раз горизонтальные поверхности полностью заняты, то стоит подняться выше. И надо заметить, что эта ее задумка оказалась не только практичной, но и придала простенькому помещению изюминку.

В дом вошел, улыбаясь, Руфус. Он нес поднос с зажареным на костре цыпленком. Еда пахла так вкусно, что у меня слюнки потекли!.. Руфус поставил поднос на середину кухонного стола, и Офелия принялась раскладывать по тарелкам картофельный салат, овощи и свежеиспеченный хлеб. Мы быстренько расселись вокруг праздничного стола, и я с трудом дождалась, пока Руфус произнесет слова благодарения.

Первым делом я принялась за салат - это было очень вкусно! А Риган начала с цыпленка.

- Здорово, конечно, что Бетти и Ирма преподнесли себя к моему дню рождения, - ухмыльнулся Томас, перепачканный соусом для барбекю.

Офелия с Руфусом молча кивнули, сосредоточенные на еде. Риган в ужасе взглянула на меня - кусок Ирмы или Бетти застрял у нее в горле, - и она так и застыла с открытым ртом.

- Подавилась, детка? - осведомилась Офелия, резко ударив Риган между лопаток, так, что та от неожиданности выплюнула злосчастного цыпленка.

- Мы едим твоих домашних питомцев? - спросила я Томаса, который не принимал участия во всей этой суматохе.

Руфус покатился со смеху.

- Они сами подарили мне себя на день рождения, - хихикнул Томас.

- Давайте-ка, девочки, жуйте этих пташек, чтобы их подарок не пропал понапрасну, - усмехнулась Офелия, погладив Риган по спине.

Я посмотрела на останки Бетти - ну, или Ирмы, - в своей тарелке.

- Чего уж теперь-то... - пробормотала я, криво улыбнувшись, и снова приступила к трапезе. Ну, а что?...

Потом Томас развернул свои подарки и завизжал от восторга, когда обнаружил сладости и губную гармошку, что мы выбрали для него. Но еще больше он восхитился, когда Руфус преподнес ему охотничье ружье. Мистер Хортон, к удивлению Джексона, продал ему ружье по сходной цене. И, наконец, подошла очередь последнего подарка: я прятала его в кармане, дожидаясь, пока мы с Томасом останемся один на один.

Он благоговейно держал золотые часы в руках, не в силах отвести глаз.

- Береги часы, Томас, - сказала я. - Это не игрушка... Они будут сопровождать тебя во взрослую жизнь. Я хотела, чтобы у тебя осталось нечто, напоминающее, что я верю в твои силы и возможности.

- Спасибо, мэм... - он взвесил часы на руке.

Рядом возникла Офелия - по ее щекам текли слезы. Она одобрительно кивнула мне - я уже видела подобный жест однажды, когда к нам приезжал мой отец.

Воздав должное самопожертвованию Ирмы и Бетти, мы с Риган попрощались с хозяевами и пешком отправились домой. Солнце только-только начало клониться к верхушкам замшелых деревьев, и лес вокруг нас был наполнен чудесной вечерней музыкой, издаваемой его крошечными обитателями.

- Я люблю это время суток, - вздохнула Риган. Мы неспешно брели вперед.

- Слава богу, что комары... - начала было я, но мои слова были прерваны появлением двух мужчин, что вылезли из кустов, росших по обочинам дороги.

- Мисс Монтгомери, - сказал тот, что был слева от меня, и прикоснулся к шляпе. - Мисс Маркс... - и тут его улыбка исчезла.

Мы с Риган застыли на месте.

- Вы, должно быть, с кем-то нас перепутали... - начала было Риган.

- Я знаю вас в лицо мисс Монтгомери. Мы росли вместе, - перебил ее мужчина, что был справа. - Я узнал вас вчера в городе.

Мы не могли вымолвить ни слова в ответ, ожидая, что же будет сказано дальше.

- Хотя я уверен, что вы меня не помните. Меня никогда не удостаивали приглашением в ваш дом. Я - Матиас Якобс, и Эдвин поможет мне вернуть вас обеих домой.

Риган шагнула вперед и встала между мной и этими мужланами.

- У меня нет ни малейшего желания туда возвращаться, а посему - я не нуждаюсь в ваших услугах.

- Однако ваши маменька с папенькой считают иначе, - заявил Матиас. - Они назначили награду тому, кто вернет вас целой и невредимой, а также оценили и ее головушку, - он ткнула пальцем в мою сторону. - А поскольку мы - люди небогатые, эти денежки для нас - целое состояние.

Эдвин оскалился щербатым ртом.

- Мы и за меньшее убивали, поэтому полегче, дамочки!..

- Беги, Лия... - шепнула Риган.

- Я поклялась, что никогда тебя не брошу, и не нарушу своего слова, - гневно возразила я. Вся эта ситуация, вкупе с ее предположением, будто я способна сбежать в такой момент, привели меня в бешенство.

Риган, не поворачиваясь ко мне, тихо продолжала:

- Темнеет... Если мы побежим, им будет трудно схватить нас в лесу. Это наш единственный шанс...

- А если мы заплатим вам больше? - предложила я, чтобы выиграть время.

- Я должен увидеть деньги своими глазами... Но и тогда я ничего не обещаю, - сказал Матиас, и они подступили к нам ближе.

- Прости, Лия, что я не оставляю тебе выбора... - шепнула Риган, прежде чем броситься бежать в лес.

На какое-то мгновение я застыла в шоке, а затем развернулась и помчалась туда, откуда мы пришли, в надежде, что успею к дому Джексонов, прежде чем меня схватят. На бегу я мысленно проклинала эту дурацкую длинную юбку: и зачем только я согласилась ее напялить в угоду Риган?.. По счастью, высокие сапоги, в которых я была обута, помогли мне бежать быстрее, чем я рассчитывала.

Я слышала, как Матиас крикнул Эдвину, чтобы тот отправился вслед за Риган. Топот его ног преследовал меня по пятам, и тогда я свернула с грунтовой дороги прямиком в лес. Я было начала звать Руфуса, но потом одумалась: Матиас бежал по моему следу, и я старалась держаться самых темных мест, молясь, чтобы он меня не увидел.

Я мчалась так быстро, что сбилась: бегу ли я все еще вдоль дороги или дала крюк в лес?.. Но у меня не было времени, чтобы остановиться и осмотреться. Раздался выстрел и с дерева рядом со мной отлетел кусок коры.

- Мне без разницы - мертвую я тебя достану или живую! - завопил Матиас. - Сдавайся! Тебе же лучше!..

Меня охватил ужас... Выброс адреналина придал мне сил. Дома Джексонов не было и в помине, из чего я заключила, что сильно углубилась в чащу. Не оглядываясь, я взяла левее. Тут моя нога соскользнула в овраг, и я упала на колени, цепляясь руками за грязную землю. Это дало мне временную передышку.

Матиас был всего в нескольких ярдах от меня, и, повернув вслед за мной, с разгону слетел в овраг, падения в который я чудом избежала. Топот позади меня сменился проклятьями и звуком падающего вниз тела.

Я замедлила бег, хватая ртом воздух, и отчаянно пытаясь хоть что-нибудь разглядеть между деревьями - огонек или что-то еще. Как далеко я от дома?.. Остановившись, я прижалась спиной к дереву, прислушиваясь: не бежит ли Матиас?.. Но слышала только свое надсадное дыхание. Тем не менее, я оставалась начеку.

До одури взглядываясь в темноту, я нащупала какую-то тропинку. Не понимая, был ли этот путь проложен человеком или просто дождевой водой, я следовала по нему, не зная, куда он меня приведет. Благодаря влажной почве, я ступала очень тихо. Сначала я шла, а потом почти побежала, когда -  через целую вечность! -  мне послышался знакомый крик.

В крови снова забурлил адреналин, и я понеслась туда, где было какое-то движение. Звуки борьбы стали громче и я услышала плач Риган. От этого звука у меня потекли слезы и стало совсем плохо видно. Я сослепу врезалась в обоих дерущихся, и мы втроем свалились наземь.

Перекатившись на колени, я попыталась сориентироваться, но тут что-то сильно ударило меня в бок, да так, что сначала меня отбросило к дереву, а потом я упала лицом на твердый грунт. Я ощутила привкус крови во рту, и тут же меня накрыло знакомое ощущение, предшествующее броску сквозь время.

Я открыла глаза - в мутных сумерках ничего не было видно - и сосредоточилась на своих чувствах: щеку холодила земля.

- Нее-ет! - взревела я, сопротивляясь влечению временного потока.

- Лия, дорогая... оставь... возвращайся и спасай себя! - откуда-то с высоты донесся до меня ускользающий голос Риган. Я чувствовала тепло ее руки на спине, и цеплялась за это ощущение, чтобы успокоиться. Я вспомнила, как часто ее простое прикосновение успокаивало меня в самые худшие времена. Я представила себе ее лицо, хотя ничего не могла разглядеть в темноте, вспомнила ее улыбку... Это было все, что мне нужно.

И я лежала неподвижно, сосредоточившись на собственном дыхании, боясь, что если двинусь, то боль в боку усилится.

- На колени! И руки за спину!.. - раздался голос Эдвина. - Не вынуждайте меня причинять вам боль, мисс Монтгомери.

Я приподняла голову и с трудом разглядела очертания фигуры Риган. Она стояла на коленях, с руками за спиной, и Эдвин опустился рядом с ней.

- А ну, не двигайтесь, мистер!.. - раздался из темноты мальчишеский голос Томаса. Я увидела, как серебряный свет луны заиграл на прикладе его ружья, которое он направил на Эдвина. - Я получил эту игрушку на день рождения, и мне не терпится испробовать ее в деле! - его голос дрожал, и я могла разглядеть замершего на месте Эдвина.

- А ты умеешь ею пользоваться, парень? - сплюнул тот. - Потому что, если не умеешь, то тут тебе и конец! - и я с ужасом увидела, как он шевельнулся и в его руке оказался пистолет, и тут же ослепительно блеснула вспышка.

- О нет, боже! Нет!.. Он всего лишь ребенок! - я едва поняла, что кричу сама.

У меня звенело в ушах, пока я шарила в темноте в поисках Томаса, опасаясь того, что могу найти.

- Томас, ты в порядке, сынок?..

- Да, мэм... - услышала я голос мальчика, и разрыдалась от облегчения, когда поняла, что он по-прежнему стоит на ногах.

- Лия?! - руки Риган ощупывали меня, а ее слезы капали мне на лицо.

- Скажи мне, что с тобой все хорошо, - простонала я. - Я не вижу...

- Все хорошо, детка, - успокоила она, гладя меня по лицу.

Сквозь темноту к нам приближалсь покачивающиеся огни, и вот я услышала истошные вопли Офелии.

- Офелия, все хорошо! - раздался в ночи смутно знакомый голос.

И когда Офелия с Руфусом наконец приблизились, то в свете ручных фонарей мы увидели Зеба. В руках он держал ружье, все еще направленное на распротертое тело Эдвина. Томас же стоял и его трясло, точно осиновый лист.

- Их было двое... - подала голос Риган. Она посмотрела на меня: - Где второй?- ее тоже колотило.

- Он свалился в овраг и я его потеряла...

- Не стоит тогда нам тут задерживаться, - сказал Зеб.

- Можешь идти? - тревожно спросила меня Риган.

- Помоги мне сесть, - попросила я, глубоко вздохнув.

- Мы отведем вас к себе, - решительно заявила Офелия. - Вам нельзя оставаться дома одним, пока этот чертов ублюдок бродит где-то тут. Такие как он, не гнушаются попользоваться женщиной... - прорычала она, пнув тело Эдвина.

Когда мы возвращались к дому Джексонов, Офелия вцепилась в Томаса так, будто видела его в последний раз. Руфус держался рядом со мной, чтобы помочь, если что, а Риган - с другой стороны - поддерживала меня так же, как и Офелия своего сыночка.

Мы шли довольно долго, и только теперь я поняла, как же много я пробежала.

- Я не потерплю воров на своей земле, - бурчал Зеб позади нас. - Это уже не первые такие, с кем я имею дело. Па как-то убил нескольких после войны, которые пытались украсть лошадей.

Я остановилась и повернулась к нему:

- Но как вы догадались, что мы в беде?..

Зеб улыбнулся Томасу.

- Я принес этому мальчишке новых цыплят, потому что прежних его маманя сготовила ему на день рождения. И тут мы услышали выстрел.

- Поэтому когда начались крики, мы поняли, что случилось что-то плохое... - добавила Офелия.

- Это я начала кричать, когда услышала выстрел, - призналась Риган. - Я думала, что тебя могли подстрелить.

- Эх, надо было мне отвезти вас домой на тележке, - принялся каяться Руфус.

- Ну, вы ж не могли знать... - в тон ему ответила Риган.

Остаток пути мы проделали молча, пока Зеб не распрощался с нами, отправившись к себе. Он беспокоился за жену и детишек.

Добравшись до дома Джексонов, Руфус и Томас заняли оборону на крыльце. Они были вооружены на случай, если появится Матиас. Я крепко обняла Томаса и поблагодарила его за то, что он рисковал ради нас  жизнью. Он ласково обнял меня в ответ.

- Я бы выстрелил в него, - он посмотрел мне в глаза.

- Знаю... Но я рада, что тебе не пришлось этого сделать, - я еле сдержала эмоции, которые нахлынули на меня при воспоминании о том моменте.

Офелия завела нас внутрь, и тут у нас разгорелся спор по поводу, кому и как укладываться.

- Мне и вправду будет удобнее на тюфяке, который мы можем разложить на полу прямо тут, - тщетно убеждала я ее.

- Я все равно этой ночью и глаз не сомкну, так что, девочки, залезайте-ка в нашу кровать, - и она втолкнула нас в спальню.

- Но я такая грязная! Офелия, не заставляй меня ложиться в вашу постель, - сопротивлялась я.

Она взяла меня за руку:

- Я о тебе позабочусь, - заявила она, и повернулась к Риган: - Помоги-ка ей раздеться, а я принесу воды.

Ее приказной тон не оставлял никакого выбора.

Риган погладила меня по щеке:

- Ты выглядишь ужасно, любовь моя...

Я обняла ее, мне необходимо было почувствовать ее рядом.

- Он не навредил тебе?

- Ну, не так сильно, как я ему. Он меня схватил разок, но я так дала ему по яйцам!..

Я хотела рассметься, но вместо этого расплакалась - это были слезы облегчения и сожаления:

- Томаса могли убить!..

- Я бы никогда себе этого не простила, - прошептала Риган, уткнувшись мне в плечо.

- Вы обе грязные, - сообщила нам Офелия, промаршировав в комнату. - Надо много воды. Давайте, раздевайтесь...

Мы обе разоблачились до допотопного исподнего, чувствуя себя неловко. Офелия наполнила два таза, и мы кое-как сполоснулись холодной водой с помощью губки. Когда она решила, что мы уже достаточно чистые, то занялась нашими ссадинами.

Риган была вся исцарапана - исхлестана ветками. У меня болел живот, но никаких повреждений не было. Пока Офелия обрабатывала мазью царапины на моем лице и шее, я сосредоточилась на своем дыхании.

- Как же нам отблагодарить вас? - спросила я, заглядывая в ее заботливые глаза, когда она уложила нас в кровать.

- Разве вы бы не сделали то же самое для меня? - ответила она вопросом на вопрос, присаживаясь рядом.

- Без всякого сомнения, - ответила Риган за нас обеих.

- Ну так и не благодарите меня.

- Как Томас?

- Он только-только перестал дрожать. С ним Руфус... - Офелия посмотрела вдаль сквозь нас. - Ему не впервой наставлять ружье на человека, - она немного повозилась с одеялами, прежде чем продолжить. - У нас были раньше подобные неурядицы, но так далеко он еще не заходил...

Я подвинулась ближе к ней и взяла ее за руки - они подрагивали.

- Мне так жаль...

Она слабо улынулась в ответ.

- Бог хранит нас всех... А теперь - спать! А то уж скоро солнце встанет.

Когда она ушла, я сгребла Риган в охапку и крепко обняла ее.

- Они думают, что те люди хотели ограбить нас, - пробормотала Риган, уткнувшись мне в шею.

- Да... и это еще одна ложь, которую нам предстоит увековечить.

Риган приподнялась на локте:

- А что, если Матиас доберется до шерифа и расскажет ему про нас?

Я задумалась, машинально поигрывая ее локонами.

- Не думаю, что подобный тип захочет якшаться с законниками. Но это не значит, что он не попытается снова...

Риган посмотрела на меня с каким-то незнакомым мне прежде выражением:

- Я бы вернулась с ними обратно, если бы это означало, что ты будешь спасена, - припечатала она.

- Спасена для чего?.. - я села, почувствовав, как мой гнев снова просачивается наружу. - Спасена, чтобы жить, зная, что я оставила позади? Безопасность ничего не значит для меня, если я должна буду остаться одна!.. Я никогда не брошу тебя, и даже не проси меня больше об этом.

У нее брызнули слезы, и я сразу обмякла, мне стало стыдно, что я заставляю ее страдать. Я хотела было что-то сказать, но она остановила меня, прижав пальцы к моим губам.

- Мне так страшно, Лия... Что, если бы у них получилось, и они отправили бы нас в Галфпорт? - она тяжело сглотнула. - Меня прямо тошнит от страха, я так сомневаюсь в том, что у нас все пойдет по плану...

Я легла лицом к ней и сжала ее руки.

- У нас есть волшебные шары, мы вернемся назад, и все сделаем вместе.

- Обещаешь?

Я поцеловала ее в переносицу.

- Обещаю...

Я поспала всего несколько часов, озабоченная и тревожимая мыслями о том, что принесет нам день грядущий. Проснувшись, я слушала ровное дыхание Риган, и молилась о том, чтобы я смогла защитить ее и выполнить свое обещание...

"Что же с Матиасом?" - подумала я. "Насколько он алчен, чтобы попытаться сделать это снова? Или он вернется в Галфпорт и объявит, что нашел нас?.. Смогу ли я убить Матиаса, если он встанет у нас на пути?.." Я посмотрела на Риган, лежащую рядом: она страдальчески хмурилась даже во сне. И я ответила себе: да, смогу.

Запах жарящегося бекона и кофе достиг моего обоняния. Я встала, снова облачилась в свое грязное платье и выскользнула из комнаты.

- Доброе утро, - тихо приветствовала меня Офелия. - Мужчины пошли хоронить то животное, что Зеб пристрелил прошлой ночью.

- Они не собираются рассказать шерифу, что случилось? - удивилась я.

- Ты - городская. Мы тут сами разбираемся со всем, по-свойски... - Офелия отвела взгляд в сторону. - Застрелен белый... ну, это не хорошо для нас...

Я ощутила непомерную тяжесть на своих плечах, когда она это сказала, и прямо стекла на стул, схватившись за голову. За один вечер мы подвергли опасности не только жизнь Томаса, но и всю его семью!

- Не переживай... По таким, как он, не плачут. Они сами ищут неприятностей, - она похлопала меня по плечу. - И прошлой ночью он их нашел.

На улице послышался конский топот. Вслед за Офелией я вышла на крыльцо. Подъехали Руфус, Зеб и Томас. Их сапоги были покрыты грязью, и не надо было объяснять, почему.

- Можно больше не беспокоиться о том, другом, - сказал Зеб, спрыгивая с лошади. - Он свернул себе шею, когда свалился в овраг.

Глава 16

Время шло, мы продолжали скрываться в Парвусе, и с каждым днем чувствовали себя все более комфортно в окружающих нас условиях, так, будто всю свою жизнь обитали в этом времени. Но события того вечера - после празднования дня рождения Томаса - были все еще свежи в нашей памяти.

Наша дружба с Джексонами становилась все теснее и крепче. Мы часто собирались вместе на барбекю, если позволяла погода. Я страшилась приближения того дня, когда нам придется расстаться с ними, - ведь они будут единственными из 1907 года, если не считать отца, по кому я буду скучать. Незадолго до "Дня Х", мы с Риган решили посвятить Руфуса в свою тайну: чтобы наш план сработал, нам может понадобиться его помощь.

И вот как-то раз мы с Руфусом отправились в солнечный полдень прогуляться по лесу, пока Риган с Офелией готовились к застолью. Мы шли молча, и я изо всех сил пыталась сообразить, как бы половчее выложить ему всю подноготную. Но чем больше я про это думала, тем безумнее все это выглядело - даже для меня самой. Я почесала затылок и искоса взглянула на Руфуса, который в тот же самый миг так же покосился на меня. Получилось смешно!

- Руфус, нужно потолковать кое о чем, но я не знаю, как толком все объяснить...

- У вас с Би проблемы? Вы скрываетесь от законников?.. Если что, мы с Офелией нипочем вас не выдадим.

Я остановилась и в упор посмотрела на него.

- Ты ведь все время так думал, да?..

Он заморгал и потер подбородок - как он это делал всегда, когда его заставали врасплох, - я знала эту его привычку.

- Для нас это вовсе неважно. Вы - наша семья.

Ну-ну... Интересно, чтобы он сказал, если б я ему рассказала, чем мы с Би занимаемся за закрытыми дверями?

- Мы не преступники, но мы на самом деле в беде.

Он ничего не ответил и зашагал дальше, ожидая продолжения.

- Не знаю, как и сказать... Как сказать, чтоб было понятно... - если честно, я так трусила, что у меня даже ладони вспотели. Но нам нужна была его помощь! - а если он в ужасе сбежит прочь, то все - пиши пропало!

- Мы с Риган из Галфпорта. Риган никогда не была замужем - мы соврали - но она была просватана за моего брата. А братец - тот еще фрукт! - он не достоин ни одной женщины. Поэтому-то мы и сбежали... - я замялась, в надежде, что объяснить про шары получится как-то само собой. - Мы должны вернуться обратно, и нам нужна будет твоя помощь.

- Кто такая Риган? - недоуменно переспросил он. Тут мне стало ясно, что Офелия не выдала наш секрет даже собственному мужу.

- Риган - это Беатрис. Это ее настоящее имя, а меня зовут Лия, а не Регина.

Он снова заморгал и поскреб подбородок.

- Я готов на все, чтобы помочь вам, но если вы замыслили убийство, то я этого не сделаю.

- Нет! Я не хочу, чтобы ты кого-нибудь убил... - нервно хохотнула я. - Мы с Риган собираемся исчезнуть, когда вернемся в Галфпорт. И мне нужно, чтобы ты кое-что сохранил для меня.

- Исчезнуть?.. Но почему бы тогда не остаться здесь? - обида и замешательство исказили его грубые черты.

- Все не так просто. Роберт, мой брат, рано или поздно отыщет нас. У нас нет выбора.

- Но зачем тогда возвращаться в Галфпорт?

- Это трудно объяснить...

Он выдохнул и скрестил руки на груди, выжидая, пока я объясню все толком.

- То, что я собираюсь рассказать, покажется выдумкой, причудливой сказкой, но я клянусь, что все это - чистая правда.

Руфус оглянулся по сторонам, а потом присел на бревно, всем своим видом понуждая меня продолжать дальше.

- Мы с Риган не из этого времени. Нам достался некий подарок - особенный подарок - и он позволяет путешествовать во времени. Мне нужно, чтобы ты припрятал и сберег его для нас.

Руфус, не мигая, уставился на меня.

- Мы из 2004-го, - продолжала я. - И нам надо вернуться обратно. Судя по тому, как ты смотришь, думаю, что ты не веришь мне. Но вскоре после того, как мы уедем, ты увидишь, как сбудутся некоторые вещи, про которые я тебе сейчас расскажу. И тогда ты поймешь, что я говорила правду.

Руфус скептически понял бровь, но ничего не сказал.

- Хорошо... Так вот, в этом году родится человек по имени Джон Уэйн. Он станет один из самых выдающихся актеров этого времени - и до наших времен. Конечно, может быть ты уже помрешь к тому времени, когда он станет знаменит... - чем больше я говорила, тем страннее все это звучало. Но я продолжала нести этот бред. - Лошадь по кличке Розовая Звезда выиграет приз Дерби Кентукки*

(* скачки , которые проводятся ежегодно в Луисвилле, ежегодно в Луисвилле, штат Кентукки, США, в первую субботу в мае. Скачки известны в США как "самые захватывающие две минуты в спорте" . Посещаемость на Дерби в Кентукки занимает первое место в Северной Америке и, как правило, превосходит посещаемость всех конных скачек. Дерби часто называют "забег за розами", поскольку каждый год победителя по традиции награждают пышной попоной из 554 красных роз.)

Руфус прервал меня, подняв вверх руку:

- Что ты хочешь, чтобы я сохранил для тебя?

Я набрала в грудь побольше воздуха, и понадеялась на лучшее:

- Портал, сквозь который мы перемещаемся. Предупреждаю, что он не сработает ни для кого другого, только для нас.

- Ну, разумеется... - усмехнулся Руфус.

- Думаешь, я сумасшедшая, да?..

- Нет, - ответил он. - Я видел слишком много всякого в этом дряхлом мире, но скажу тебе, что это трудно переварить.

- Есть и еще кое-что... - он снова удивленно вздернул брови.

- Мы хотим передать вам документы на дом. Если вы с Офелией не захотите владеть им сами, отдайте дом Томасу, когда он подрастет. И еще деньги... Мы с Риган обсудили все это, и хотим, чтоб они достались вам.

- Ты же знаешь, что мы не возьмем, - заявил он, и по его тону я поняла, что он будет стоять на своем до последнего.

- Но мы оставим все это. И вы можете этим пользоваться.

Он встал и подошел ко мне.

- Я позабочусь о ваших вещичках до той поры, пока вы не вернетесь.

- Но мы не вернемся... И есть еще кое-что.

Он усмехнулся:

- И как много еще таких "кое-что" ты припрятала в рукаве?

- Это последнее. Мне нужно, чтобы ты проводил нас в Галфпорт, и когда мы закончим дела с волшебными шарами, ты заберешь их себе и будешь хранить их. Передай их потом своим внукам, и накажи им разыскать нас в будущем. Я оставлю тебе всю необходимую информацию для этого.

- А кто победит в Мировой серии*? - неожиданно поинтересовался он. (*Ежегодный чемпионат страны по бейсболу среди обладателей кубков Американской и Национальной лиг с участием канадских команд)

- Если ты делаешь ставки, то ставь на Чикаго Кабс. Не прогадаешь.

Вечером перед отъездом в Галфпорт мы устроили проводы. Офелия плакала, Томас сидел, насупившись, а мы с Риган очень нервничали.

Я расположилась на веранде и принялась записывать все необходимые указания для Руфуса и его потомков.

Спустя некоторое время ко мне присоединилась Офелия.

- Руфусу с трудом верится во всю эту историю, а я вот вам верю, - наконец проговорила она. У нее дрожали губы. - Я знаю, что вы не вернетесь назад. Я это нутром чувствую.

Я не знала что ей ответить, а она продолжала:

- Но это секрет, - добавила она спустя несколько минут.

- Однажды ты поймешь, что мы не сумасшедшие, - сказала я, безмятежно улыбнувшись.

Она покачала головой:

- Нет, я вовсе и не думаю, что вы рехнулись. Я думаю, что вы рассказываете эти сказки, чтобы скрыть нечто большее.

Мне еще не приходилось сталкиваться с этой стороной натуры Офелии. Я поджала хвост точь-в-точь как Томас, когда получал нагоняй.

- Так ты думаешь, что мы все это сочинили ради того, чтобы скрыть что-то еще?

Но вместо ответа она спросила:

- Вы говорили правду, что мы - друзья?

Мне хотелось протянуть к ней руки, чтобы дотронуться до нее и убедить в том, что я имела в виду именно то, о чем говорила. Но Офелия клокотала от гнева, и я боялась того, что она может сделать.

- Да... И мы говорили это от всего сердца.

- Тогда открой мне настоящую правду. Ту правду, которая вынуждает вас вернуться в Галфпорт.

- Боюсь, что мой ответ заставит тебя относиться к нам с Риган совсем по-другому.

Я надеялась, что она не будет дальше настаивать.

- Почему? Думаешь, я не смогу понять, каково это, когда тебя осуждают люди за то, что ты такой, какой есть?.. Сидишь тут и думаешь, будто я начну презирать тебя так же, как презирают меня? - эти слова, вырвавшиеся из ее уст, обожгли меня точно огнем. Мне стало невыносимо стыдно. - Думаешь, я такая глупая, что не разгляжу любовь? - ее голос надломился, и она отвела от меня свой рассерженный взгляд. - Я видела, как моя лучшая подруга вышла замуж за мужчину, который смотрел на нее ровно так же, как  на свою лошадь... - Офелия понурила голову. - Как на вещь, принадлежащую ему. В его взгляде не было любви, какую я вижу в глазах Руфуса, когда он смотрит на меня, или в глазах своего ребенка...

Она снова повернулась ко мне и заглянула прямо в душу:

- И когда ты смотришь на эту девушку,  твоя любовь так очевидна! И она на тебя смотрит так же... Да я увидела это в первый же день, когда встретила вас...

- Если ты все поняла, то почему не спросила меня об этом тогда, когда я сожгла уборную, и у нас состоялся тот разговор?

- Потому что я сочла, что ты сама расскажешь мне об этом, когда будешь готова... А теперь вы взяли и сочинили эту безумную историю, чтобы снова сбежать.

- Мы не убегаем! Мы собираемся вернуться домой. Просто нам пора... - я робко накрыла ее руку своей. - Поверь, что я не вру тебе.

По ее темной щеке покатилась слеза. Она уставилась в даль мимо меня.

- Ты права - я люблю Риган. Я отняла ее у своего брата. Он охотится за нами, и однажды он нас найдет, если мы останемся здесь. Но все, что я сказала Руфусу, - чистая правда. Мы не из этого времени. Клянусь...

- Не клянись!.. - сердито перебила меня Офелия. - Не клянись мне во лжи.

Пытаясь спасти остатки нашей дружбы, я не стала уверять ее в обратном.

- Прошу, Офелия, прости меня. Я не могу уехать вот так, зная, что ты злишься на меня.

Она утерла слезы тыльной стороной ладони.

- Я прощу тебя, если  скажешь мне правду. Но не думаю, что смогу простить тебе эту глупость - вернуться туда, откуда вы приехали.

С этими словами Офелия резко встала и, спустившись с крыльца, исчезла в темноте, оставив в моем сердце зияющую рану.

Чуть позже ко мне присоединилась Риган. Я все еще сидела на том же самом месте, где меня оставила Офелия, в надежде, что та может еще вернуться.

- Вряд ли она придет обратно, любовь моя, - она погладила меня по голове.

- Она так рассердилась... Не могу даже представить, как мы уедем, оставив ее в таком состоянии... - я обняла Риган за талию и положила голову на ее плечо. - Думаешь, она когда-нибудь простит нас?

- Милая, она, возможно, уже нас простила, но ей больно... - она пропустила мои волосы между пальцами и нежно отклонила мою голову назад. - Нужно отдохнуть, дорогая. Нам предстоит долгая дорога.

Потом она взяла меня за руку и отвела в наш дом - в последний раз.

Раздевшись, мы заползли под одеяло. Я легла на спину, Риган положила голову на мое плечо, закинув на меня руку и ногу. Сон ко мне не шел... Я лежала и таращилась в потолок, гадая, что принесут нам следующие два дня. Риган, как мне показалось, по своему обыкновению уснула мгновенно, но потом я услышала, как она шмыгает носом, и плечо мое стало влажным.

- Я так буду скучать по ним... а когда мы вернемся в свое время, они ведь все уже будут мертвы... Мы всего-то проживем в своем времени несколько дней, а они - целую жизнь.

Я обяла ее крепче.

- Я стараюсь не думать об этом. Это слишком мучительно. Нужно просто ценить то время, что мы провели с ними.

Перед моим внутренним взором возник образ отца, и я боролась с подступающими слезами.

Риган приподнялась на локте и посмотрела на меня:

- Мы пришли сюда, чтобы обрести свои корни, но, за исключением твоего отца, самыми близкими нам стали люди, с которыми мы кровно не связаны. Какая ирония, да?.. - она провела пальцами по моей груди. - Мне кажется, что Джексоны и впредь останутся для меня родными.

Я согласилась с ней и расцеловала ее пальчики. Она снова опустилась на постель, но мы так и не сомкнули глаз в ту ночь...

Утром мы оделись по-походному. Подняв половицы под кроватью, мы достали из тайника шары. Сундучок с шарами был единственным, что мы брали с собой.

- Я рассказала Руфусу, где мы припрятали денежки. Надеюсь, что после нашего перемещения, он последует нашим пожеланиям и возьмет их... - сказала я, расхаживая по комнате взад и вперед: я уже была готова отправиться в путь.

Риган взяла меня за руку. Погладив по лицу, она одарила таким поцелуем, что меня прожгло всю насквозь.

- Возможно, в ближайшие два дня у меня не будет подходящего момента для этого, - сказала она. - Хочу воспользоваться тем, что мы одни...

- Если все пойдет, как надо, ты сможешь вот так целовать меня всю нашу оставшуюся жизнь.

Темное небо посерело, пока я помогала Руфусу запрягать в повозку нашу лошадку вместе с его. Мы подготовили все необходимое для путешествия в полном молчании.

И вот мы в последний раз печально оглянулись на наше гнездышко, где прожили столько сладостных мгновений... А потом наша повозка внезапно остановилась, и повернувшись, я увидела впереди Офелию. Она обошла возок с моей стороны и уставилась на меня.

Я спрыгнула наружу, ожидая очередных упреков. Но вместо этого, она крепко обняла меня.

- Я люблю тебя, дружочек, - шепнула я ей на ухо, и так мы стояли, обнявшись, и ни одна из нас не решалась первой разжать объятия.

Наконец она отпустила меня, и отступив на шаг, усмехнулась:

- Это не ты, это мужик какой-то...

Мы с Риган решили, что если я снова переоденусь в мужскую одежду, то мы будем выглядеть менее подозрительно, что окажется весьма полезно на подступах к Галфпорту.

- Ну, все как велено было, - усмехнулась я в ответ.

Офелия провела пальцем по моим накладным усам.

- Я не могла отпустить вас, не попрощавшись, - она смахнула слезу и откашлялась. Ее голос все еще дрожал от волнения. - Если вы там не найдете того, что ищете, вспомните про нас тут... Примем вас с распростертыми объятиями.

Я подумала, что больше ее не увижу, и что никогда уже не будет у меня такой размеренной жизни, всю прелесть которой мне пришлось оценить здесь, - и у меня так заныло сердце!.. От волнения перехватило горло, и я лишь молча кивнула и чмокнула ее в щеку, прежде чем снова залезть в повозку.

Потом наступила очередь Риган прощаться. Они с Офелией так долго стояли в обнимку, что Руфусу пришлость разнимать их. Я понимала, что у Риган так же тяжко на душе, как и у меня. Мы всхлипывали, цепляясь друг за друга, пока Офелия не скрылась из виду.

Большую часть пути мы с Руфусом провели за разговорами о будущем. Он сознался, что все еще считает нашу историю выдумкой, но был готов с ней смириться. Я дала ему несколько советов, рассказала про Великую Депрессию * (*мировой экономический кризис в период с 1929 по 1939 год. Термин обычно используется применительно к США, где экономический спад, финансовые и человеческие потери, а также ущерб от разрушительной деятельности мафиозных структур оказался наиболее масштабным) и как избежать потери инвестиций, которые я посоветовала ему сделать. Впервые в жизни, пожалуй, я была рада, что пошла по стопам приемного отца и стала финансовым консультантом.

Когда я отдыхала от разговоров, Риган рассказывала про компьютеры, про чудеса медицины, а главное - про самое загадочное: куда деваются носки из современных бытовых сушилок... Спорю, что к тому времени когда мы доедем до Галфпорта, бедный мозг Руфуса готов будет взорваться.

На ночь мы остановились и разбили лагерь. Поднялась буря и нагнала холод, да такой, что нас пробрало до костей. Из-за этого еще больше захотелось домой. Разбушевавшись в ночи, непогода оставила нас без огня, а когда буря, наконец, поутихла, все вокруг настолько промокло, что развести костер не представлялось возможным.

Когда же взошло солнце, низкие тучи лишили нас возможности согреться в его лучах, - они будто сопровождали нас в пути. В лицо дул холодный ветер, от которого слезились глаза, - от усталости хотелось просто закрыть их и уснуть. Но я не поддалась соблазну и осталась с Руфусом, велев Риган вздремнуть в повозке.

- Знаю, что ты не хочешь брать деньги, что мы оставили, но они - твои, Руфус, - я заставила его посмотреть на меня. - Используй их для вас с Томасом. Убедись, что он получит достойное образование. Я написала подробно все указания, и спрятала записи вместе с деньгами под половицами в нашей спальне. Если ты последуешь моим советам, то никогда больше не будешь беспокоиться о хлебе насущном.

Руфус молча кивнул.

- Там не так уж много, - продолжала я, - но если ты меня послушаешься, то увеличишь капитал.

В сумерках мы въехали в город.

- Нужно подыскать что-нибудь поближе к тому месту, где мы жили, - сказала Риган.

Даже в Галфпорте было непривычно холодно для этого времени года. Пошел легкий дождик, который затем обернулся мокрым снегом, прежде чем мы пришли к согласию насчет ночлега. Легкий снег, необычный для этого сезона, - как раз то, о чем говорил мистер Уайтхолл... От этой мысли у меня возникли какие-то неясные предчувствия. Меня трясло не столько от холода, сколько от страха. Риган сунула руку под теплое одеяло, которым были укутаны наши ноги, и сжала мою руку. Ощущение ее прикосновения придало мне сил перед грядущими испытаниями.

Мы знали, что дом в Галфпорте стоит пустой. И это было прекрасное место для того, чтобы начать отсюда наше возвращение. Руфус обошел его кругом, вглядываясь в окна, чтобы убедиться, что там на самом деле никого нет, пока мы с Риган, нервничая, ожидали в повозке. Риган стиснула мою руку.

- Если что-нибудь пойдет не так, обещай, что будешь ждать меня в нашем времени...

- Я не могу дать такого обещания, любовь моя, ты же знаешь. Мы ведь это уже обсуждали, и ты знаешь мое отношение к этому, и что я сделаю в таком случае.

- Лия, если ты вернешься обратно сюда, то вполне можешь оказаться прямо здесь... А что, если тебя сцапают мои или твой брат? - она снова поддалась своим страхам. - Я этого не вынесу. Ты же знаешь, что я сдамся ради тебя...  Понимаешь, что если ты вернешься в наше время, как ты сделала изначально, то твоя жизнь начнется сначала. Я буду наблюдать, как ты растешь, и к тому времени, как ты станешь взрослой - я уже буду старухой.

По ее щеке скатилась слеза. Прижав пальцы к ее губам, я предотвратила назревающий спор.

- Я буду возвращаться за тобой, любимая, снова и снова, до конца времен.

- Хотите, чтобы я притащил еще дров? - прервал нас Руфус.

- Нет, спасибо. Мы не останемся здесь надолго, поэтому нет смысла, - отказалась Риган.

Он помог ей выбраться из повозки. С большой осторожностью мы выгрузили затем наш драгоценный груз - ящик с шарами. С помощью заранее заготовленной отмычки мы вошли в дом.

Снег одеялом укутал землю, и эта картина до жути напоминала крошечную сцену из шаров, которую мы наблюдали, в ожидании сидя за столом. Уайтхолл говорил мне, что снег - это предупреждение об опасности, но я старалась не думать об этом. Все вот-вот закончится...

- Помнишь, что ты должен делать? - спросила я Руфуса когда он занял свое место.

- Да, - ответил он, волнуясь.

- Сядь здесь, рядом со мной, - велела Риган. - Я хочу, чтобы ты была рядом, когда мы начнем...

Я устроилась в кресле и постаралась расслабиться, чтобы нормально соображать.

- Давайте не будем попусту терять время, - сказала она, берясь за свой шар. - Чем быстрее мы это сделаем, тем быстрее попадем домой.

Стол дернулся, раздался громкий треск, и мы кинулись ловить шары, которые покатились по столу. Это ударило по столешнице полено, да так сильно, что от него отлетела щепа.

- Привет, сестренка, - раздался из темноты голос Роберта.

- Берегите шары! - крикнула я, вскакивая. У Руфуса оказалась хорошая реакция, и он, схватив оба шара, прижал их к груди.

Из тени медленно выступил вперед Роберт, продолжая размахивать поленом. Его одежда была грязная и порванная, по комнате поплыл запах алкоголя.

- Я жда-ал... Я знал, что вы вернетесь, - он кивнул в сторону Риган. - И спасибо тебе, что притащила назад мою будущую женушку.

Руфус встал между Робертом и Риган.

- Ты ничего не сделаешь, сестренка. Выгляни наружу - там идет снег. Помнишь, что ты видела тогда, в нашем мире? Твое прошлое и будущее вот-вот столкнутся...

Я украдкой взглянула на Риган. Она достаточно была защищена широкой фигурой Руфуса. Ее расширившиеся глаза были полны страха.

Тогда я снова посмотрела на Роберта - он приближался, ухмыляясь.

- Время можно изменить, - угрожающе проговорил он.- Ты знаешь это. Убрав тебя со своего пути, я получу ту жизнь, которую заслуживаю по праву.

Я снова бросила взгляд на Риган. Серце мое так колотилось в груди!

- Ты знаешь, что должна делать... - она неистово закивала. - Ты обещала, что никогда больше не станешь сомневаться во мне... - я уговаривала ее, пока не увидела в ее глазах, что она смирилась.

Роберт слушал наш диалог, и на какую-то долю секунды я испугалась, что он не клюнет на приманку. Мои ноги задвигались сами по себе и я побежала к входной двери, преследуемая Робертом, и широко ее распахнула.

Роберт догнал меня и повалил наземь - точно так же, как мы видели это в шаре. Его лапищи сомкнулись на моем горле, прежде чем я успела набрать воздуха в легкие.

Я обмякла и не стала бороться с ним. Вместо этого я сосредоточилась на дыхании, не обращая внимания на боль, которая пыталась затмить мой разум. Его лицо нависло надо мной - он сжал меня еще сильнее. Непроизвольно мое существо стало сопротивляться нехватке кислорода, и я замотала головой. Единственная мысль удерживала меня в сознании: Риган, ожидающая меня в нашем времени....

- Не беспокойся, сестренка, я не собираюсь убивать тебя сейчас! - он ослабил хватку. - Монтгомери убеждены, что ты похитила их дочь. Я еще и выкуп за тебя получить хочу, ко всему прочему...

Когда его пальцы ослабли на моей шее, я судорожно хватила воздуха.

- Я слышал ваш разговор там, - он дернул головой в сторону дома.- И я знаю, что она вернулась назад, но когда ты исчезнешь с моего пути, я выслежу ее, и притащу твою возлюбленную обратно, и она станет моей женой. А затем я уничтожу ее шар - снова -  вместе с твоим.

Он переместил свой вес, намереваясь поднять меня, но тут его руки ослабли, и он уронил меня на землю. Я увидела, как его глаза стали очень удивленными, а потом он взревел и со стоном откатился в сторону. А затем я увидела озабоченное лицо Руфуса.

- Я его не убил, как и обещал, - заявил тот и бросил дубинку, которой Роберт еще недавно размахивал над столом.

Роберт валялся на снегу и стонал. Руфус поднял меня на ноги.

- Она ушла, - задыхаясь, проговорил он. Его глаза были полны удивления. - Она заставила меня пообещать, что я отправлю тебя к ней...

Я сжала Руфуса в объятиях - так сильно, как только могла, - он даже охнул.

- Как я благодарна тебе, что ты защитил ее! - сказала я, прижавшись к его широкой груди, а потом зглянула в его глаза снизу вверх: - И спасибо, что спас меня. Я никогда не смогу отблагодарить тебя за это...

Напоследок взглянув на Роберта, который, лежа на снегу, изо всех сил старался остаться в сознании, я схватила Руфуса за руку и мы вернулись в дом, где сели за стол.

- У нас мало времени, но я хочу, чтобы ты знал, что я буду очень скучать по тебе и твоей семье... - я проглотила комок в горле. - И мне так тяжело знать, что я больше никогда вас не увижу снова.

Он кивнул. До него наконец-то дошло,что мы с Риган и в самом деле не собираемся возвращаться, - и все это вовсе не выдумки.

- Я сделаю все так, как вы просили. Обещаю, - грустно сказал он.

- Передай Томасу и Офелии, что я люблю их, - я подошла к шару. - И тебя я люблю, Руфус...

+1

9

Глава 17

Первое, что я услышала, - звук машин, проносящихся по автостраде... Я открыла глаза и невольно заулыбалась: передо мной стояла Риган. Когда она огляделась по сторонам, во всем ее облике проявилось облегчение: мы вместе, и мы - дома.

- Спасибо, за то, что доверилась мне, - выдохнула я, когда мы обнялись.

- Не представляю, чтобы я делала, если бы ты не появилась, - всхлипнула она. - Я торчу здесь уже часа два!Чуть с ума не сошла...

Я выпрямилась и вытерла слезы с ее лица.

- Руфус сдержал свое обещание. Он разобрался с Робертом.

- Он его... ээ...

- Нет, он не убил его.

Она с облегчением перевела дух.

- Роберт заслужил это, за то что он сделал, но я не хотела бы, чтобы Руфус запачкал руки его кровью.

Судя по редкому движению транспорта на дороге и по обильной росе, мы прибыли в 2004-й ранним утром. Так получилось, что мы обе одновременно повернулись и посмотрели на дом, перед которым мы находились. Не было сказано ни слова, но мы поняли, что это - старый дом Марксов. Он обветшал и,судя по всему, много раз реставрировался, но это было то самое место.

Держась за руки, мы пошли к дому Монтгомери, что находился примерно в квартале отсюда. Это здание все еще выглядело солидно. Мемориальная табличка на его фасаде повествовала о семье владельцев, но без упоминания об их пропавшей дочери.

- Похоже, они прекрасно себя чувствовали без меня... - фыркнула Риган, прочитав надпись.

- Думаю, что для них мало что изменилось, но вот что мы сделали с нашими судьбами?..

Она встревоженно посмотрела на меня:

- И правда... Куда нам идти отсюда? Живем ли мы все еще на прежнем месте?.. И во что превратилась наша жизнь здесь, пока мы были там?..

Я осмотрела себя с ног до головы: я была одета в те же самые шорты и толстовку, что были на мне в гостинице, перед тем, как я прибегла к помощи шара. Риган - в спортивные штаны и футболку. Она дрожала от холода: с моря дул прохладный утренний ветерок.

Я сунула руку в карман и выудила пару помятых двадцаток.

- Как думаешь, ты наешься на сорок долларов? - ухмыльнулась я.

Мы прошли несколько кварталов до моей любимой ночной закусочной. Уставшая официантка проводила нас к кабинке. От сильного искусственного света мы обе щурились и моргали. Запах готовящейся еды просто свел меня с ума. Мы заказали кофе. Риган уселась за стол и ожесточенно потерла лицо.

- Это просто сказка какая-то... Вот только что мы спасали свои жизни в другом столетии, а вот - уже сидим себе в современном ресторане, - она отчаянно зевнула. - Забавно...

- А у тебя есть такое ощущение, ну...  будто бы тебя словно волнами накрывает?- спросила я, чувствуя себя как-то странно.

- Точно! - она помолчала, потирая переносицу. - И каждый раз, когда это происходит, ко мне приходят воспоминания.

- Воспоминания о нас? - уточнила я, зная ответ.

- Да... всякое такое, про что я не помню, чтобы делала подобное, - она замялась и посмотрела на свою руку: у нее на ладони теперь был грубый шрам. - Я... я работала в саду... схватила какую-то железяку на клумбе...

Меня тоже "накрыло волной", когда я посмотрела на ее ладонь. Я вспомнила: вот я бегу к ней с полотенцем... я в шоке - столько крови!..

- Ерунда какая-то... - в памяти вспыхивали обрывки видений. - Ведь когда мы переместились в прошлое, мы же перестали существовать здесь... Так откуда у нас эти воспоминания?.. -

Риган прислонилась головой к перегородке кабины и закрыла глаза.

- Я словно на американских горках...

Пришла официантка, принесла кофе. Мы сделали заказ. Кофеек был весьма кстати.

- Придется немного подождать, - сказала она. - Повар отлучился по семейным делам... Должен прийти его сменщик. Он живет в паре кварталов отсюда.

- Ничего, - улыбнулась Риган. - У нас уйма времени.

Я обрадовалась этой задержке, хотя и была голодна. Но я чувствовала, что не смогу есть сразу, нужно время, чтобы прийти в себя. На меня продолжало "накатывать": это странное состояние приоткрывало какие-то моменты из нашей жизни, но отступая, эти "волны" оставляли меня усталой. Кружилась голова...

Мы не разговаривали: попивали кофе маленькими глоточками и просто ждали, когда утихнет это бескрайнее "море" воспоминаний.

- Вспомни, когда именно ты перестала быть просто наблюдателем в мире Линн? - устало спросила Риган. Выглядела она измученной - под стать своему тону.

Я прокрутила в памяти свои визиты в прошлое, и вспомнила, что у меня бывало раньше подобное ощущение.

- Тогда, когда мы в первый раз занялись любовью...

У нее округлились глаза. Она навалилась на стол:

- Верно! И тогда нас обеих наполнили их воспоминания... Возможно, они не довели это дело до конца... А мы-то это сделали!

- ...и тогда начались перемены, - перебила я ее, - и мы стали полноправными участниками собственного прошлого...

Это соображение было вполне разумным, как по мне.

- Думаю, что когда мы сделали это, - договорила Риган, - то мы и здесь продолжили свое существование. Подобно тому, как мы сотворили новое прошлое, так же мы сотворили и свое новое будущее.

Я побледнела: если все на самом деле так, то как мы живем сейчас?!

- Я тоже боюсь, - сказала Риган, уловив мое состояние. - Но одно несомненно: мы по-прежнему вместе.

Эти слова меня немного успокоили. На меня нахлынула новая волна образов... Вот мы с Риган в продуктовом магазине... я на работе с Джоан и другими людьми, которых я не узнавала... Риган на качелях с книгой... Волны воспоминаний продолжали накатывать, заполняя пробел за пробелом в нашей памяти, и мы забыли про еду, впечатленные тем, сколько же событий из нашей теперешней жизни  вернулись к нам.

На рассвете мы стояли перед домом Марксов. Знакомый сад наполнялся мягким светом восходящего солнца.

- Здесь мы живем, - сказала Риган. Ключ, который я достала из кармана, подошел к двери, но мы все еще были немного растеряны и стояли на крыльце, не решаясь сделать первый шаг.

- Он наш, он и правда - наш... - сказала Риган, когда я дотянулась до выключателя и повернула его.

Свет залил открывшееся нашим глазам помещение. Моя коллекция снежных шаров стояла на каминной полке. Из столовой виднелся любимый китайский антикварный буфет Риган.

- Я на сто процентов уверена, что это наш дом, - прошептала я, опасаясь, что если скажу это громче, то все исчезнет.

- Наш... - промурлыкала она, и переступила через порог. Я последовала за ней и меня снова охватили воспоминания. Воспоминания о нашем переезде, о том, как мы проводили вечера, сидя на диване, о том, как мы живем вместе...

Риган повернулась и, прежде чем обнять меня, закрыла за мной дверь.

- Мы сделали это и мы вместе, - она уткнулась лицом мне в шею.

Обнимая ее, я огляделась по сторонам, вспоминая предупреждение мистера Уайтхолла о последствиях изменения прошлого. Эти изменения действительно были, но они не принесли, похоже, каких-то ужасных последствий, а только благоприятные перемены.

- Я хотела бы принять горячий душ... Душ с таким нормальным мылом, которое хорошо пахнет... - мечтательно улыбнулась Риган. Она взяла меня за руку и повела за собой по лестнице. На пороге ванной я щелкнула выключателем и замерла в восхищении, когда помещение залило ярким светом: сколько же раз я заходила сюда с фонарем!.. Н-да, некоторые воспоминания из прошлого жили во мне до сих пор.

- А-аа!... здесь есть туалет!.. -завопила я, обнимая "белого друга". - Боже, какая роскошь!!!

Моя выходка изрядно повеселила Риган, но она сама завизжала еще громче, когда включила горячую воду.

Усталые, мы завалились в кровать и проспали до полудня следующего дня. Я очнулась первой - словно от толчка. Мое резкое пробуждение вырвало Риган из ее сновидений.

- Что такое?! - испуганно спросила она, садясь на постели.

Я сперва даже не поняла, где нахожусь. В хозяйской спальне - спальне моих родителей в прошлом - все было новое и современное. Обстановка, что украшала эту комнату раньше, исчезла. Дом даже пах по другому - исчез запах плесени, и вместо этого главенствовал запах нового ковра.

- Не хотела тебя пугать, - покаялась я, чувствуя себя глупо. - Просто не сразу сообразила, где я нахожусь...

Риган шлепнулась обратно на постель, притворно хватаясь за сердце.

- Мы уже не так молоды, как хотелось бы... Не пугай меня так больше!

Я встала с кровати и, держась рукой за окрашенную стену, прошлась по комнате до окна, выходящего на задний двор. На какой-то миг я живо представила, как когда-то стояла в этом саду, ругаясь с Робертом. От этого воспоминания у меня мурашки побежали!..

- Прости, малышка, но мне нужно время, чтобы привыкнуть... - она снова села. - Я жила здесь в 1907-м, и это все еще слишком свежо в памяти.

Ее пристальный взгляд смягчился. Она выскользнула из-под одеяла и присоединилась ко мне.

- Слабо взглянуть на свою старую комнату? - спросила она, тоже глядя в окно.

- Легко... давай уж закончим с этим, - ответила я. Любопытно, как же она выглядит теперь?..

Мы взялись за руки и Риган повела меня вниз - на первый этаж. И вот мы стоим перед закрытой дверью - и нам обеим страшновато ее открыть, потому что никто из нас не знает, как я отреагирую. Наконец, я собралась с духом и повернула ручку.

Было так странно видеть эту комнату - мою комнату - полностью обновленной. Ничего тут не напоминало о том времени, что я провела здесь.

И я почувствовала облегчение. Мы вернулись туда, где нам и надлежало быть, и дни, что я провела здесь со своей семьей, канули в прошлое. Я была в безопасности.

Риган сжала мою руку:

- Давай поедим... А то ты бледненькая какая-то.

Я проследовала за ней на кухню, где мы чуть не передрались около холодильника, когда одновременно попытались в него заглянуть.

- Современная техника - это нечто! - с наслаждением простонала Риган.

- Молоко! - вокликнула я. - Пастеризованное молоко от коров, напичканных химией! О, да-а!.. Все, как я люблю!

- Хм... звучит не очень аппетитно... - улыбнулась Риган, однако налила себя большую кружку.

- Я хочу устроить праздник вредной еды! - заявила я, проверяя шкафчики. Моим уловом стали хлопья с сахаром и всякими искусственными добавками.

Риган достала упаковку шоколадных пончиков и тоже уселась за стол.

- Слава богу, что выходные, - пробормотала она с набитым ртом.

- Точно... Я бы не смогла сейчас нормально работать...

- У нас целый день впереди. Чем бы ты хотела заняться? - спросила Риган, дожевывая свой пончик.

Мои глаза скользнули по ее фигуре. Риган была одета в пижаму с изображениями мультяшек. Накануне ночью я была слишком уставшей, чтобы насладиться этим телом зрелой 32-х летней женщины, но теперь  я была готова к покорению новых вершин.

- Можно отправиться в постель... - многообещающе предложила я.

Мы так и сделали.

Я забралась в кровать и прислонилась спиной к изголовью. Риган вошла в комнату чуть позже. Я не успела ничего сказать, как она стянула с себя длинную футболку, предоставив мне любоваться ее телом. Меня так поразила разница между прошлой и нынешней Риган, что я выпрямилась и замерла, жадно разглядывая открывшееся мне зрелище. Она изменилась, можно сказать, за одну эту прошедшую ночь: исчез пухлый животик, вместо этого упругую кожу натягивали хорошо очерченные мышцы пресса. Ее бедра по-прежнему были пышными, но стали мускулистыми, что хорошо было заметно при каждом ее движении.

- Что-то не так?.. - насторожилась она, заметив выражение моего лица.

- Ммм... прошлой ночью, мне кажется, ты выглядела немного иначе, - дрогнувшим голосом отозвалась я. - Я была такая уставшая, может, я что-то не так поняла...

- Не поняла, что мы теперь выглядим на тридцать пять? - сердито переспросила Риган.

- Но... это очень даже неплохо выглядит... - завороженно прошептала я, вылезая из кровати и пытаясь потрогать ее пресс. Ее мускулы затрепетали под моими пальцами. - Это просто прекрасно...

- Мы с тобой были белоручками до того, как перехали за город. Думаю, что я даже весила тогда намного больше... - смущенно призналась она.

- Но это тоже было неплохо. Ты была прекрасна и тогда, а уж сейчас-то и вовсе...

Я не могла отвести глаз, любуясь ее фигурой: каждый дюйм ее тела был загорелым и подтянутым.

- Давай-ка посмотрим, что скрывается под твоей рубашкой... - и она живо подскочила ко мне.

Я отступила назад, внезапно застеснявшись. Но в комнате негде было укрыться от безжалостного утреннего света.

- Не бойся... - ласково проговорила Риган. - Я так сильно люблю тебя вовсе не потому, что у тебя такое тело... Хотя должна признать, это очень хороший бонус.

- Но я, видно, не работаю над ним так, как ты... - протестовала я, продолжая пятиться. Но она неумолимо наступала.

Приподняв бровь, она соблазнительно улыбнулась:

- Мне все равно...

Но я продолжала оттягивать неминуемое:

- Надо бы принять душ...

Она подошла еще ближе:

- Но я не хочу ждать...

Я прижалась к стене, так сильно, как только было возможно. Черт возьми, я не могла понять, почему я так нервничаю, словно девственница в первую брачную ночь!.. Хотя ответ был прост и стоял прямо передо мной: Риган!.. Идельная - по нынешним меркам - Риган, подтянутая, стройная и загорелая. А я - нет... Я спасовала перед ней, но из гордости не желала этого признать.

Но эта женщина - моя любимая женщина, моя вторая половинка, - так легко считала меня! И прижавшись ко мне, она потерлась о мою шею и прошептала:

- Когда-то я встречалась с одной... Все, включая меня считали ее совершенством. Друзья завидовали мне, потому что я встречаюсь с самой Кэтрин Паркер. У нее было все - внешность, наряды, деньги. Короче, полный набор... - Она говорила, дыша мне на ухо, а ее руки вольно бродили по моему телу. И этих прикосновений уже было достаточно, чтобы я сдалась. - Но когда я узнала Кэтрин получше, я поняла ее внутреннюю суть, - Риган чуть отстранилась и посмотрела мне в глаза. - Лия, она оказалась самым отвратительным существом из всех, кого я знала, и я долго не могла от нее отделаться...

Тут я заметила, что во время этого монолога, Риган не теряла времени даром и расстегнула пуговицы на моей пижаме. Та распахнулась, и теперь уж мне стало все равно...

Риган поедала меня глазами, и ее лицо озарила довольная улыбка.

- Это все то же тело, которое я всегда любила... только чуть-чуть постройнее...

- Ага... только на шестнадцать лет старше... - едва успела мяукнуть я, как она оторвала меня наконец от стены и толкнула на кровать. Я только успела взмолиться про себя, чтобы мои расплывшиеся груди - совсем не такие твердые, как она привыкла, - удивили бы меня, и остались там, где им положено. И это была последняя четкая мысль перед тем, как я провалилась в сладкое бездумье...

Глава 18

...Мы не забыли наше пребывание в 1907-м и все злоключения, связанные с этим. Подобно другим парам, мы, конечно,  спорили, например,  из-за того, кому выносить мусор, и прочей житейской ерунды... Но за этими стычками мы всегда помнили о том, чего нам это стоило - снова быть здесь. Поэтому подобные разногласия разрешались быстро - ведь мы прекрасно понимали, что должны быть благодарны судьбе.

После путешествия в прошлое наша жизнь здесь сильно изменилась. Моя консалтинговая фирма, состоявшая из меня одной, практически за одну ночь расширила штат, и теперь я управляла конторой в двадцать человек. Джоан, мой любимый цербер, держала всех на коротком поводке, и я, по большей части, торчала дома.

Риган, вернувшись, обнаружила, что у нее теперь три антикварных "лавки" вместо одной, и проводила дни в парках вокруг дома, пока кто-то управлял ее заведениями.

Как-то весенним днем в нашу дверь постучалась молодая чернокожая женщина... Ее улыбку, передавшуюся через несколько поколений, невозможно было не узнать. И я, конечно, сразу же поняла, кто ее предки. Наше настоящее снова встретилось с прошлым, и мы еще раз осознали, насколько ценен был для нас подарок мистера Уайтхолла.

- Знаю, это прозвучит странно, но моя бабушка просила кое-что вам передать, - сказала незнакомка, переминаясь с ноги на ногу. - Она не может теперь часто выходить из дому, потому что здоровье уже не то, что раньше, поэтому она попросила меня пригласить вас к ней на чай.

Услышав наш разговор, к дверям подошла Риган.

- Как вас зовут? - спросила она, пока я стояла столбом, словно громом пораженная.

- О, простите, я не представилась. Я - Кендра Джексон.

Надо было видеть ошарашенное лицо Кендры, когда Риган сгребла ее в охапку!

- Мы будем так рады встретиться с вашей бабушкой! Наши семьи давно знакомы... - пояснила Риган гостье, шокированной столь бурным проявлением чувств.

- По воскресеньям бабуля смотрит утром церковную службу по телеку, но после полуденного сна она абсолютно свободна, - сказала Кендра, когда Риган наконец ее отпустила.

Я так и стояла с раскрытым ртом, а Риган, судя по ее виду, готова была снова без предупреждения придушить гостью в объятиях. Поэтому Кендра попятилась назад и встала у крыльца. На всякий случай... Представляю, что она вообще о нас подумала!

- Передайте, пожалуйста, своей бабушке, что мы навестим ее завтра в два, - сказала я, обретя дар речи.

Кендра осторожно приблизилась - на расстояние вытянутой руки -  и вручила мне листок с адресом и телефоном, а потом быстренько улепетнула к своей машине.

На следующий день, ровно в два, мы с Риган оказались перед роскошной резиденцией, по сравнению с которой богатый дом Монтгомери выглядел жалкой хибарой.

- Похоже, у Руфуса с Офелией все получилось, - сказала я, оправившись от удивления.

Риган усмехнулась и, по обыкновению взяв меня за руку, потащила вперед.

- Хочу услышать эту историю с самого начала... - взволнованно сказала она.

В дверях нас встретила Кендра и проводила в глубину дома, где мы были сразу очарованы обилием старых семейных портретов, взывающих со стен к нашей памяти. Старинные черно-белые фотографии Офелии и Руфуса смотрели на нас, словно свидетельства счастливой и полнокровной жизни. Там были и фото Томаса, отражающие все стадии его взросления, и в том числе одно, где он, выпускник колледжа, держал подаренные мною часы... Были и фото Офелии с дочерью. Эти фотографии рассказывали нам о тех, о ком мы так тосковали.

Кендра ошеломленно наблюдала за нами. Думаю, ничего из этого не имело для нее большого значения, да уже, возможно, и не будет иметь. Когда ее бабушка вошла в комнату, она извинилась и вышла, закрыв за собой дверь.

Мы с Риган стояли, безмолвные, а на лице старухи расплылась такая знакомая нам улыбка!

- Меня зовут Офелия Джексон Лэйтам. Меня назвали так в честь моей матери, - гордо объявила пожилая женщина. - А вы - Риган Монтгомери и Линн Маркс.

- Да, мэм... - хором подтвердили мы.

- Леди, прошу вас, садитесь. Мне есть, что вам рассказать, - и сама устроилась в кресле, снова наградив нас чудесной улыбкой.

Мы послушно сели и, затаив дыхание, ждали, что же скажет нам эта женщина, которая была точной  копией своей матери.

- За пределами этой комнаты ни одна живая душа не знает того, что я вам собираюсь пересказать. Ваш секрет надежно хранился на протяжении долгих лет, - ее голос был мягким и низким, как у ее матери, и я не могла сдержать слез: до того мне это напомнило мою дорогую подругу!

- Думаю, лучше всего сначала прочитать письмо, которое мой отец написал вам. А потом я заполню пробелы в повествовании, - и она протянула мне пожелтевший от времени конверт, на котором были написаны наши имена.

- Вряд ли я смогу это сделать, - сказала я, вскрыв конверт. От волнения у меня дрожали руки. Риган аккуратно забрала письмо. Громко выдохнув и откашлявшись, она начала читать. По голосу было заметно, что она тоже волнуется.

"Дорогие Лия и Риган, я действительно пережил ту ночь. Должен признаться, что считал вашу историю невероятной, но после того, как стал свидетелем вашего исчезновения, я очень сожалел, что изначально сомневался в вас. Я забрал шары и сбежал из того города до рассвета. С той ночи я стал другим человеком.

По возвращении в Пурвис, я забрал деньги, которые вы оставили, и из соображений безопасности перевез семью на север. Через несколько лет мы вернулись в Пурвис, где Офелия родила дочь. Если вы читаете это письмо, то значит, вы ее уже встретили.

Лия, я поставил на Чикаго Кабс, и выиграл порядочную кучу денег. Спасибо тебе! После падения фондового рынка я вложил деньги в акции, которые ты присоветовала. Наша дочь даст тебе документы, чтобы вы могли забрать деньги, которые  заработали за это время. Так же по твоему совету я вложил деньги в себя, и мы разбогатели, и за это я еще раз должен поблагодарить тебя.

Томас женился и переехал в тот ваш старый сельский дом, немного переделав его. Там он и вырастил шестерых детей. Он стал доктором и хорошо обеспечил свою семью и общину.

Мне трудно писать о твоем брате, потому что я косвенно повинен в том, как сложилась его судьба.  После той ночи его парализовало. История, которую он всем рассказывал, была настолько возмутительна, что никто не верил ни единому его слову, и его считали сумасшедшим. Он закончил свои дни в инвалидном кресле. Каждый день я молю Господа о прощении за это.

Что же касаемо Мэвис и ее родных, я позаботился о них, как ты просила. Она умерла в глубокой старости, окруженная внуками,  - все так, как она и мечтала. Мы стали с ней большими друзьями, и эта дружба - тоже твоя заслуга.

Помню, как ты переживала во время долгого пути из Пурвиса в тот день. Ты так беспокоилась о том, какой эффект произведет ваше перемещение на события и на тех, с кем вы общались. Но не переживай, друг мой: вы с Риган изменили к лучшему жизнь многих людей. Вы устроили прекрасное будущее для меня и моей семьи, и я искренне надеюсь, что ваше будущее будет так же прекрасно, как и наше.

Я ваш должник. С любовью, Руфус".

И вот мы все втроем расхлюпались, расчувствовавшись, и продолжалось это чуть ли не вечность, пока Офелия не извлекла на свет божий деревянный сундучок. Тот самый, который много лет назад упаковал для нас мистер Уайтхолл в ту судьбоносную ночь. Мы, даже не открывая его, знали, что там внутри. Эти шары никогда не присоединятся к моей коллекции, они останутся запечатанными как следует в этом старом ящике, вместе с другими памятными для нас вещами.

Потом Офелия рассказывала истории о жизни своих родителей и о себе... Рассказывала о Томасе: о его упорстве в учебе в медицинской школе, о том, как он долго боролся, чтобы организовать собственную врачебную практику... Умер он осенью 1987 года, и о нем скорбели многие: и белые, и черные. Мы с большой гордостью читали о его заслугах и о достижениях его детей.

Этот день принес нам новую дружбу. Мы хотели бы, чтобы наши собственные дети поддержали ту связь, что началась в 1907 году. И мы очень надеемся, что наша семья всегда будет верна отношениям между нашими потомками и наследниками Джексонов.

В середине августа 2005 года нам снова пришлось столкнуться с прошлым. Как-то раз, гуляя днем по набережной вдоль залива, мы заметили знакомое лицо. Этот человек сильно постарел, но мы сразу узнали его, когда он преградил нам дорогу.

- Добрый вечер, леди, - приветствовал он нас.

Мое сердце помчалось вскачь, и приветствие замерло на губах. Риган, вцепившись в мою руку, придвинулась ко мне ближе.

- Дар времени на самом деле бесценен, не так ли? - спросил он, и в глазах его зажегся хитрый огонек.

У Риган подкосились ноги и она буквально повисла на мне. Я отвела ее к скамейке, и мы сели, глядя на него,  не в силах что-либо ответить.

- Ох, простите! Не хотел вас напугать!.. Но, боюсь, я просто вынужден еще раз вторгнуться в вашу жизнь.

- Это вы извините, мистер Уайтхолл, - выговорила я наконец, немного оправившись от шока. - Но вдруг вот так встретить вас... Это, мягко говоря, неожиданно...

Он присел на скамью рядом с Риган, и она ухватилась за него, точно ребенок, дождавшийся отца после долгой разлуки.

- Увы, я не могу остаться здесь так надолго, как вам бы хотелось, и нам еще надо кое-что обсудить,  - он вздохнул и печальным взглядом окинул рестораны и магазины, протянувшиеся вдоль берега. - Грядет ураган, который изменит облик этого побережья и большей части штата. Вы должны уехать отсюда. Но только не на север!.. Этот ураган пройдет вглубь страны до 59 магистрали* и, собрав смертельную жатву, оставит после себя такие разрушения, каких еще не видывали в этом столетии... *(Interstate 59 — межштатная автомагистраль в Соединённых Штатах Америки. Общая протяжённость — 445,23 мили (716,16 км). Проходит по территории четырёх штатов),

Услышанное было так ужасно, что разум отказывался верить, но я сердцем чуяла, что он говорит правду.

- Возвращаться будет некуда... - предвосхитил он мои расспросы. Последняя фраза прозвучала очень серьезно.

- Когда это произойдет? Мы же должны предупредить людей! - очнулась Риган.

- Кто-то прислушается к предостережениям и уедет, но будут и такие,что откажутся. Нельзя, чтобы вы оказались среди этих неверующих. Сделайте все необходимые приготовления и уезжайте в числе первых.

Он встал, собираясь уходить.

- Неужели вы должны так торопиться? - мы тоже поднялись со своего места. - Может, хоть пообедаем вместе?

Он сунул руки в карманы и пожал плечами.

- Я боюсь оставаться здесь... Слишком много соблазнов для такого любителя всяких штучек, как я.

- Могу я спросить вас о моем отце? Как он? - я страшилась ответа.

- Ничего... Я бы настоятельно посоветовал вам покопаться в истории вашей семьи. Тем более, у вас тут такие прекрасные возможности. Вы сможете узнать сами гораздо больше, чем я мог бы рассказать.

Я взяла его за руку.

- У меня последний вопрос, дорогой друг... - он удивленно поднял брови, едва заметно улыбнувшись.- Я уже долгое время ломаю над этим голову, - продолжила я. Он снова сел на скамейку. - У вас ведь есть свой собственный магический шар, и вы признались мне, что путешествовали в будущее и видели, что здесь и как...

Он молча кивнул.

- Вы знали, что случится в 1907 в тот день, когда мы вернемся в Галфпорт? Знали о судьбе Роберта?

Он задумчиво уставился куда-то сквозь меня.

- Если бы я сказал вам, что должно произойти, вы могли бы решить, что не вернетесь в Галфпорт. Но в этом случае вам бы снова пришлось бороться с Робертом или с Кэйси.

- Есть ли еще что-то, что вы скрываете? - спросила Риган, опередив меня.

Он снова поднялся и, засунув руки в карманы, пожал плечами, точь-в-точь как и в первый раз.

- Нет... больше ничего...

Я не уверена в том, что он сказал правду. Но точно знаю, что он нипочем не сказал бы нам о тех вещах, зная которые, мы хоть на йоту могли бы испортить себе жизнь.

Эпилог

Стихия разбушевалась, как и предсказывал мистер Уайтхолл. Ураган "Катринa" опустошил побережье залива Миссисипи и смел все на своем пути. Он разрушил дома, выдерживавшие бури не один десяток лет, и стер их с лица земли.

Не пощадила "Катрин" и старые дубы, что были свидетелями жизней многих поколений людей.

Но это было лишь меньшее из зол... Адская буря с корнем вырвала множество драгоценных человеческих жизней, навсегда зачеркнув их будущее, и лишив нас того, что могли бы создать эти люди. Одному Богу известно, какое влияние со временем могли бы оказать они на этот мир, если бы остались в живых.

Джексоны бежали вместе с нами во Флориду... Да-да, никто из нас не захотел отказаться от проживания на побережье, даже после того, как мы воочию убедились, что может сотворить слепая ярость стихии. Но ведь опасности подстерегают в любом месте, где бы ты ни жил: землетрясения, торнадо, - этот список можно продолжать бесконечно. Но в те часы, когда я ранним утром любуюсь морским простором, и волны плещутся у моих ног, на меня снисходит такое умиротворение! И я понимаю - оно того стоит...

Нам посчастливилось поселиться рядом с Джексонами, и мы поддерживали наши дружеские отошения.

Мы с Риган ведь так и не открыли старый сундучок, что покоился на нашей каминной полке в прежнем доме. После долгих обсуждений мы решили, что хотя у нас и есть возможность перемещаться во времени, но лучше не будить лихо... В итоге ураган избавил нас от соблазнов, смыв сундук в море вместе с его содержимым.

Я покопалась в истории своей семьи и узнала, что Дороти умерла от гриппа спустя год после моего побега. Отец взял в жены женщину много моложе себя, и она родила ему сына, а потом еще и дочь. Эта маленькая девочка заняла мое место, и я почувствовала ревность. Но потом вспомнила, как он смотрел на меня, и подсознательно ощутила, что отец навсегда сохранил память обо мне в своем сердце. Так же как и я...

Риган родила нам дочечку, когда ей стукнуло 35, а двумя годами позже - сынульку.

Офелия Латхэм успела увидеть наших детей, но к тому времени она была уже слишком немощна, чтобы держать их на руках. Поэтому мы ставили их поближе к ее кровати и она пела им колыбельные, которым ее научила наша дорогая подруга - ее мать. Я думала, что никогда не сумею пережить ту боль, что накрыла меня в тот день, когда эти песни утихли.

Иногда, когда я смотрю на Риган, я замечаю, что ее лицо со временем меняется все сильнее. С каждым днем она становится все красивее... Как же мне повезло, что я нашла ее, причем, дважды! Я любила перебирать ее пряди и дразнить, найдя очередной седой волосок. А она неизменно отвечала, что заработала их все благодаря мне.

Временами я жалею, что с нами нет волшебных шаров, ведь мы не молодеем... Интересно, смогла бы я заполучить Риган еще на несколько драгоценных лет с помощью дара времени?.. Но когда я любуюсь ею и нашими детьми, я понимаю, что моя жизнь и так  более, чем совершенна.

КОНЕЦ

+11


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Темная литература » Робин Александер Дар времени/The Gift of Time